Добавить в избранное Написатьь письмо
Ice-White Rose (бета: Silestial) (гамма: Элла Энн)       Оценка фанфика

    - К тебе применяли Круцио? – спросила дрожащим голосом Гермиона. - Да, такое было однажды, потому то я и спас тебя, я не хочу, чтобы они причиняли кому-то боль, хотя знаю, что они делают это каждый день. Я просто хотел спасти тебя от темноты этого мира, не дав поглотить ему тебя. Пусть ты и гриффиндорка и подруга ненавистного мне Поттера, но ты девушка, которая излучает невероятный свет и тепло. А погубить это все всегда так просто. И они губили таких, как ты, губят и сейчас.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Рон Уизли
    Общий || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 36
    Прочитано: 198330 || Отзывов: 228 || Подписано: 588
    Начало: 15.07.09 || Последнее обновление: 21.09.16


Стань моей жизнью

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Пролог


Группа в контакте
http://vkontakte.ru/club24671869
-----------



Солнечный теплый день клонился к вечеру. И чем ниже опускался к горизонту, озаряя его багрянцем, оранжевый диск, тем ощутимее становился холод.
Гермиона Грейнджер накинула на легкое платье теплую шаль и прошла, ступая по мокрой траве, к почерневшей от времени скамейке. Здесь она любила проводить время. Почти никто не знал о существовании этого уголка, вероятно, потому что мало кто заходил так далеко за пределы старинного замка.

Время шло. Секунды превращались в минуты. Гермиона глядела на постепенно меняющее цвет небо. Еще совсем недавно оно было залито солнечным светом, а теперь шаг за шагом покрывалось сумеречной пеленой.

«Как же быстро наступает вечер», - подумала Гермиона.

Она опустила взгляд и только сейчас заметила на скамье альбом в золотистой обложке. Дрожащими руками девушка взяла его. Наверное, она оставила его тут в прошлый раз. После прошедшего днем дождя альбом чуть вымок. Гермиона достала палочку и произнесла заклинание. Струйка прозрачной воды взметнулась из альбома к кончику палочки, спустя мгновение он стал сухим. Гермиона бережно его открыла: на колдографии с первой страницы она, Гарри и Рон – все вместе смеются в объектив камеры.

Да, как же много времени прошло с того дня.

Пролистывая страницы, Гермиона снова и снова пересматривала колдографии, записи, комментарии. Кажется, только вчера Рон подарил этот альбом: они вместе сидели в гриффиндорской гостиной и пили согревающий шоколад. А теперь все совсем по-другому. И страшнее всего принимать сложные решения, которые непременно должны изменить жизнь.
На последней странице Гермиона обнаружила черно-белый снимок. На этой колдографии она стояла в красивом платье и сдержанно улыбалась, а рядом с ней – ОН. Гермиона помнила, что в этот день, впервые за долгое время, она была счастлива. По-настоящему счастлива. Вспомнив это, она улыбнулась.

Вдруг послышался шорох травы и тихие шаги. Гермиона не стала оборачиваться. Она знала, кто это. Знала того, кто, как и она, постоянно бывает здесь. Она захлопнула альбом, поправила сползающую с плеч шаль. Наконец, шаги замерли – Драко Малфой обогнул скамейку и сел рядом с Гермионой.

– Прошу, пойдем в замок, здесь холодно, –сказал он.

– Нет, – ответила она резко и встала со скамьи.

– Гермиона, я не смогу тебя уговорить?.. – встав вслед за девушкой и поймав ее за локоть, без тени надежды шепнул он.

– Не надо меня уговаривать, оставь меня, прошу, Драко, – почти беззвучно ответила Гермиона и попыталась высвободить руку.

– Ты нужна мне…

– Зато ты мне не нужен, да пойми же, – сказала она тихо. – Не нужен….Неужели это не понятно…. – не выдержав, Гермиона расплакалась и уткнулась ему в грудь. В эти секунды она корила себя за слабость, но это были всего лишь эмоции, растрепанные чувства, и он знал это. Драко бережно гладил ее по волосам. Прошло несколько минут, когда Гермиона перестала плакать и, почувствовав, что ее слезы пропитали его рубашку, чуть отстранилась.

– Может, я тебе и не нужен, но ты мне нужна!

Гермиона хотела что-то ответить, но он обнял ее, крепко-крепко.
– Я тебя ненавижу, – тихо лепетала Гермиона, зная, что он слышит.

– Знаю, и всегда знал, – почему-то весело сказал Малфой, разжимая объятия и глядя в глаза девушке. – Потому-то мне и легче тебя любить…





Глава 1

Мы никогда не задумываемся о том, что где-то там за нас уже все решено. Нам хочется полагать, что мы сами строим свои жизни, но, к сожалению, это не так. Наши судьбы давно уже сплетены небесными ангелами. Эти милые создания вплетают в наши полотна нити разного цвета, которые подобно черному и белому привносят счастье или несчастья в наши жизни. А иногда ангелы могут переплести два совершенно разных полотна, тем самым, соединив в этом огромном мире два сердца. И вот, однажды по прихоти небесных созданий, два человека сходятся. Иначе говоря, с той минуты когда ангелочки переплетают их полотна, жизни выбранных людей становятся неразлучно связанными.

Белые хлопковые занавески развевались от легких порывов ветра. Гермиона подошла к распахнутому окну и, облокотившись на подоконник, вдохнула наполненный ароматами ночных цветов воздух. Вечерняя прохлада вызвала прилив бодрости, вырвав девушку из тяжелой духоты «Норы». Внизу, в саду, копошились маленькие гномы. Что-то бормоча, они вскакивали друг на друга и пытались сорвать созревшие плоды. Чуть дальше, за садом семьи Уизли, проглядывали многочисленные деревья, очертания которых сливались с горизонтом. Небо уже алело, и багровые тучи постепенно застилали небосклон.

В детстве Гермиона очень любила смотреть на заходящее солнце. Однажды ее отец увидел, как она заворожено наблюдает за темнеющим небом, где постепенно проступают яркие оранжевые пятна, сменяясь красными полосами. На следующий день он принес теплый плед, чашку горячего шоколада и набор акварельных красок. Он окунул кисть в банку с водой и, пристроив палитру на коленях, начал рисовать. Казалось, произошло маленькое чудо – теперь закат пылал на бумаге. Гермиона охнула и попросила отца научить ее этому мастерству. Он улыбнулся и пообещал сделать из дочери истинного художника. Конечно, Гермиона не могла похвастаться роскошными рисунками, но через месяц она спокойно могла написать закат, который решалась запечатлеть на бумаге. Может, ее отец не был волшебником, но он умел создать мир всего лишь с помощью двух-трех красок. А это уже волшебство. Поэтому Гермиона испытала разочарование от того, что не могла написать эту картину в «Норе». Она вздохнула, сожалея, что не захватила с собой нескольких тюбиков краски, хотя бы одну кисть и чистый лист бумаги.
Всего несколько минут прошло, а красный цвет размылся, уступив свое место темно-синему. Гермиона огорченно продолжала разглядывать окрестности. В саду, осветив узкую дорожку, зажглись огоньки с искусственным светом, затрещали сверчки. За спиной девушки послышались скрип ступенек и осторожные шаги. Гермиона оглянулась и встретилась взглядом с Роном.

– Я думал, вы с Джинни все еще сплетничаете! – проговорил он.

– Джинни смотрит модные журналы. Да к тому же она не в духе сегодня.

– Ааа… – протянул Рон и в точности как Гермиона, начал рассматривать пейзаж за окном.

– Знаешь, так странно, здесь так спокойно, а мы думаем лишь о покупке учебников и школьных принадлежностей, о том, как сыграют в квиддич британцы, что еще придумают близнецы, а где-то гибнут люди, да и вообще, творится что-то ужасное, и виноват во всем этом всего лишь один человек! – Гермиона усмехнулась, – Точнее даже не человек…

– Лучше не думать об этом! – в голосе Рона проскользнула печаль. – Тот-Кого-Нельзя-Называть не достоин столь частого упоминания. Про него и так много говорят. Уж лучше радоваться, что эти несчастья нас пока не касаются.

– Но это «пока», верно?

– Гермиона, поверь, все будет хорошо! Но если когда-нибудь случится что-то действительно ужасное, то мы поможем Гарри уничтожить его. А пока давай спустимся вниз и съедим что-нибудь вкусное, мама приготовила пирог с патокой, сливочный пудинг, а клубничный мусс ей удается особенно хорошо! Ты просто обязана его попробовать! Может и Гарри сегодня приедет, кто знает!

Гермиона посмотрела на него и улыбнулась.

– Да, твоя мама готовит просто чудесно! Ты пока спускайся, а я тут еще побуду! – увидев неодобрение на лице Рона, девушка добавила, – всего пару секунд.

– Хорошо, ловлю тебя на слове! – Рон отошел от окна и сделал один шаг вниз, скрипнула ступенька. Он посмотрел назад и удивился тому, как же заворожено Гермиона смотрела в окно. Он поднялся обратно, взял со старого деревянного стула теплую шаль и накинул ее на плечи девушки.

– Запах из кухни просто восхитительный, поторопись! – напомнил Рон.

Юноша, перепрыгивая через ступеньки, спустился вниз. А Гермиона все так же смотрела на ночное небо. Теперь она уже могла разглядеть звезды. Где-то за много миллионов километров от нее одна из них вдруг сорвалась и полетела в бесконечность. Гермиона по привычке загадала желание.


***

За окном величественного замка бушевал ветер, по стеклу колотил дождь. В длинной комнате в отделанном темном камнем камине горел огонь. Рядом стоял одетый в черное мужчина. Ничто в чертах его лица не выражало ни злости, ни раздражения. Он был спокоен и наблюдал за языками пламени. За мужчиной в неподвижности стоял светловолосый юноша. Он смотрел в спину своему отцу и с силой сжимал кулаки.

- Это приказ. А приказы Темного Лорда не обсуждаются. Я полагаю, ты все понял, Драко, – величественный голос мужчины пронесся по комнате.

- У меня все равно нет права выбора?!

- Нет, и ты знаешь это! – Люциус Малфой оторвал взгляд от огня и развернулся к сыну. –Лорд вытащил меня из Азкабана, поэтому мы обязаны беспрекословно исполнять его приказания.

- А ты не думал, отец, что я еще не готов?

- Молчать! – гневно закричал Люциус. –Ты сделаешь то, что тебе велят!

Люциус, опираясь на трость, зашагал к выходу из комнаты. Он обошел сына, положил руку на золотистую ручку двери.

- Все уже давно решено, Драко. Лорд помог мне, ты поможешь ему! Правила как в квиддиче – чтобы помочь выиграть команде, надо не сидеть на скамье запасных, а активно включиться в игру, выполняя все требования капитана! - с болью в голосе произнес мужчина. - Лучше подумай, как тебе справится с этим заданием.

- Почему Пэнси не приехала этим летом? – внезапно спросил Драко.

Люциус задумался на несколько секунд, но ответил все тем же величественным голосом, как и несколько минут назад.

- Потому что в следующий раз она окажется здесь только на вашей помолвке.

Мужчина раскрыл дубовую дверь, но так и не вышел за пределы комнаты:

- Завтра отправляемся в Косой переулок, подумай, что тебе надо купить к учебному году! – спокойно проговорил он.

Дверь захлопнулась. Драко Малфой остался в комнате совершенно один. Со стен на него взирали портреты предков.
Драко вдруг почувствовал себя совершенно разбитым. Он рухнул на колени и закрыл глаза руками. Но все же гордость не позволила пролиться и слезинке. Малфои не плачут – это правило он усвоил еще в раннем детстве.В порыве ярости, смешанной с беспомощностью, он изо всех сил ударил кулаком по полу.

- Я не способен на такое! – прошептал он.

За окном уныло завыл ветер, и ветки деревьев застучали по стеклу – стихия была солидарна в невеселых мыслях с юношей.

- И не смотрите на меня так! – гаркнул он предкам, презрительно глядевшим не него с портретов в позолоченных рамах.

Выбор… Он еще не готов его сделать! Стать копией отца или… А есть ли у него это «или»?







Глава 2


Разноцветные листья срывались с деревьев и, легко кружа в воздухе, медленно опускались на землю. Воздух был еще по-летнему теплым, хотя наступил первый день осени - начался новый учебный год. На вокзале Кингс-Кросс в этот день как обычно было многолюдно и среди толпы никто не заметил, как, опершись на кирпичную стену, между платформой девять и десять, исчезли четыре подростка, а еще через несколько секунд за ними пропали рыжеволосая женщина и мужчина.

Хогвратс-Экспресс стоял на платформе 9 ¾, испуская клубы дыма. Ученики прощались с родными и занимали места в вагонах. Суета полностью захватила старую платформу. Оказавшись в таком привычном, до боли знакомом месте Гарри, Гермиона и Рон весело улыбнулись. Джинни лишь тяжело вздохнула и молча побрела к островку свободного места посреди станции. Гермиона в это время осмотрелась. Счастливая улыбка касалась уголков ее губ. Она была безумно рада тому, что летние каникулы, проведенные в родительском доме, подошли к концу, оставив в прошлом дни одиночества и полной изоляции от волшебного мира. О его существовании напоминали лишь письма, присылаемые ее лучшими друзьями – Роном и Гарри.

Рон, идущий рядом, о чем-то спросил Гермиону, она кивнула и коротко ответила. Через несколько секунд вся компания остановилась: девушка посмотрела на большие вокзальные часы. Джинни молча стояла в стороне от всех. Гермиона посмотрела на миссис Уизли и отметила ее заметное напряжение. Гарри в это время о чем-то беседовал с Артуром, слегка хмурясь и периодически кивая. Рон глядел под ноги и носком ботинка вычерчивал на серой плитке незатейливые узоры. Сама же Гермиона подошла к Молли:

- Помните, вы предлагали справлять Рождество у вас? Так вот, я буду счастлива провести каникулы у вас, - произнесла она.

- Ох, я знала это! Надеюсь, Гарри тоже согласится! - обрадовалась Молли и с присущей ей материнской любовью посмотрела на Гермиону

Девушка тепло улыбнулась, а потом взглянула на Рона. Он подмигнул ей, и едва заметная улыбка коснулась его губ.

- Нам пора, - поторопила всех Джинни.

- Приглядывай за Роном и Гарри! – назидательно сказала миссис Уизли Гермионе.

- Вы же знаете, я делаю это каждый год! - улыбнулась та.
Рон подхватил ее чемодан и, помахав родителям, начал пробираться сквозь толпу к поезду. Гермиона с Джинни тоже начали собираться, но суровый окрик матери заставил Джинерву остановиться.

- А с тобой я хочу переговорить пару минут!

Девушка закатила глаза:

- Мама, поезд уже отправляется.

- Это не займет много времени, а ты, Гермиона, можешь уже идти, Джинни к вам попозже присоединится, не беспокойся!

Гермиона кивнула и подмигнула подруге.

- До свидания, миссис и мистер Уизли! – произнесла она и побрела к вагону.

- Надеюсь, Джинни все-таки помирится с матерью, - сказала она Гарри с надеждой, выбирая свободное купе.

- Хотелось бы верить, миссис Уизли такая славная!

Гермиона бросила на Гарри многозначительный взгляд и улыбнулась.

- Что? Что я такого сказал? – спросил он.

- Да, нет, ничего. Просто она на самом деле замечательная! – подмигнула Гермиона.

Поезд тронулся. Гарри и Рон (точнее, Рон говорил, а Гарри изредка односложно отвечал) в очередной раз обсуждали последнюю игру «Пушек Педдл» с «Гарпиями», Гермиона глядела в окно. Слишком тяжелым было это лето, особенно после того, что случилось в июне в Министерстве. Девушка пыталась улыбаться и не задавать Гарри лишних вопросов, но все равно чувствовала, что другу очень трудно. Они не говорили о смерти Сириуса, Гермиона знала, что пока не стоит касаться этой темы. Она хотела бы видеть друга счастливым, а не таким, каким он был сейчас – грустная улыбка и взгляд полный боли и горечи.

Двадцать минут спустя Гермионе и Рону пришлось отправиться на собрание старост и оставить Гарри в одиночестве. Такая перспектива их не очень-то радовала, но Гарри сам напомнил, что они могут опоздать. Рон и Гермиона переглянулись, а потом Рон, что-то прошептав, вышел из купе, а вот Гермиона немного задержалась.

- Может, стоит остаться с тобой? Ну, совсем не хочется оставлять тебя тут одного, – с досадой в голосе произнесла девушка.

- Гермиона, что может случиться, если я просто посижу тут один? А если вы вдруг задержитесь, я пойду в купе к Невиллу, возможно, там не так уж и плохо.

Гермиона встала и обняла Гарри.

- Хорошо, мы ненадолго, - сказала она и поцеловала его в щеку, потом подошла к двери, открыла ее и, немного поколебавшись, вышла из купе.

Камень на сердце стал еще тяжелее.

Гарри может до бесконечности улыбаться, но Гермиона чувствовала, что это всего лишь попытки казаться чуточку сильнее, прятать свою боль. Она знала Гарри пять лет и за это время научилась понимать его без слов, угадывать его эмоции по глазам. А теперь, когда волшебный мир в одно мгновение погрузился в войну и когда Гарри лишился самого дорогого и близкого на свете человека, гриффиндорка поняла, что эти изумруды надолго потеряли свою яркость и счастливый блеск. Им с Роном было проще – они еще не познали тяжести потерь, поэтому не могли до конца понять Гарри, не подозревали о том, какую силу воли надо иметь, чтобы взять себя в руки и жить дальше.

- Эй, Гермиона, почему ты до сих пор здесь? – вырвал девушку из плена собственных мыслей голос Рона. – Там все уже собрались.

- Да, конечно, - спохватилась она и побрела следом за Роном.
Гермиона зашла в освещенное солнцем купе. Проходя к свободному месту у окна, она кивнула собравшимся здесь старостам в знак приветствия. Девушка села на мягкое сиденье и поправила волосы, посильнее стянув резинку в хвосте. Рядом с Гермионой присел Рон. Он начал уныло рассматривать пустующие верхние полки, предназначенные для багажа.

Падма Патилл, которая до прихода Рона и Гермионы была увлечена разговором с Эрни МакМилланом, подняла глаза и оглядела всех собравшихся.

- Все старосты шестого курса собрались? – спросила она, но не стала дожидаться ответа. – Хм, вроде нет Малфоя… – девушка перевела взгляд на Пэнси Паркинсон, которая откровенно зевала и рассматривала свой чудесный маникюр.

- Да, он задерживается, – произнесла Пэнси лениво, оторвав взгляд от своих ногтей. – Можем начать без него, Драко сказал, что не обязательно его ждать.

- Хорошо, - ответила Падма, – тогда начнем.

После привычного обсуждения, из года в год повторяемого поколениями старост Хогвартса, Падма, наконец, подошла к самой интересной теме:

– Вы получили письма от профессора МакГоногалл, где было сказано, что в этом учебном году мы должны принять участие в неком конкурсе, где должны представить проектные работы. Так вот, победителям открываются весьма обширные перспективы. Возможно, кого-то сразу примут на работу в Министерство, поскольку требования к проектам очень высоки.
Рука Гермионы резко взметнулась вверх.

- Да, Грейнджер, – Падма внимательно посмотрела на гриффиндорку.

- Что значит, можно будет работать в самом Министерстве? Неужели школьный проект может настолько повлиять на дальнейшую жизнь?!

Падма пожала плечами, а Рон, сидевший рядом с Гермионой, легко улыбнулся. В этом вся Гермиона и, наверное, ее уже ничто не изменит. При таком-то упорстве не исключено, что в столь любимой ею «Истории магии» появится рассказ о ее славных деяниях.

Последовало несколько долгих секунд неловкого молчания, после чего Патилл, лишь проговорила: - Все, что надо, объяснит Дамблдор сегодня на традиционном пиру в честь начала учебы. Я сама знаю не больше тебя, Гермиона, письмо мне пришло всего одно, МакГонагалл написала небольшое примечание, но это примечание я сейчас и озвучила.

- Хорошо, все понятно, – Гермиона пожала плечами и встала с места. Возможно, не одна она заметила легкое пренебрежение сестры Парвати к себе. Тон, которым высказала все Падма, словно говорил «Заучке Грейнджер как всегда надо знать все первой, а как же она поведет себя в том случае, если никаких подробностей не узнает?»

Все присутствующие посмотрели на Гермиону. Девушка уже сама поняла, что повела себя глупо. Когтевранка еще не объявила о том, что собрание закончилось.

- Я полагаю, собрание закончено? – спросила Гермиона, чтобы как-то оправдать свое движение.

- Да, конечно. Можете быть свободны и не забудьте одеть мантии со значками по приезду к станции.

Гермиона вышла первой из купе. Мысли о будущем проекте воодушевили ее, но они тут же расстаяли, словно так и остались там, в купе старост, а в коридоре уныние вновь нахлынуло на девушку. Она не стала дожидаться Рона и быстро пошла к Гарри. Сколько времени он находится там один!? Минут пять, десять, а может быть и все двадцать? Гермиона открыла дверь и оказалась в тамбуре поезда. Тут шум несущегося на всех парах поезда бил по ушам, а ветер, соревнующийся с ним в скорости, гудел как никогда. Да еще и резкие движения из стороны в строну не давали удерживать равновесие. Девушка, пошатываясь, подошла к другой двери, ведущей в вагон, где находилось их купе. Но едва Гермиона коснулась дверцы, та резко распахнулась, и Драко Малфой сшиб гриффиндорку, больно задев плечом. Не ожидая резкого толчка, Гермиона упала на колени.

-Ооо, власть Волан-де-Морта дает уже о себе знать, грязнокровки начали кланяться чистокровным волшебникам! – злобная усмешка коснулась губ слизеринца.

- И не надейся, Малфой! – Гермиона, как могла, быстро встала на ноги и смело посмотрела на врага... и осеклась.
Всегда безупречный Малфой выглядел, мягко говоря, паршиво: темные круги под глазами, на лицо явное недосыпание, первые две пуговички шелковой черной рубашки расстегнуты, а обычно начищенные до блеска туфли – в грязи. Что с ним произошло?
В ушах жутко шумело. Тамбур был не самым лучшим местом для такой «важной» встречи. Да и вестибулярный аппарат никак не мог подстроиться под ритм поезда.

- Я бы поболтал, да вот только общение с такими, как ты, в мои планы не входит.

Гермиона хотела хоть что-то ответить на его выпад, но не успела. Поезд качнулся так, что она все же потеряла равновесие и упала прямо на Малфоя. Он рефлекторно подхватил ее. Руки юноши, казалось, обожгли кожу, они словно пылали огнем. От этого прикосновения девушка вздрогнула, а вот сам Малфой, осознав, КОМУ он не дал упасть, зло процедил:

- Не смей ко мне прикасаться!

Он развернулся на девяносто градусов и прижал Гермиону к стене. А потом, отпустив девушку, быстрым шагом пронесся к противоположной двери, открыл ее и вбежал в другой вагон.

Гермиона только помотала головой: вот это начало года! Она всегда с опаской ждала встречи с Малфоем, ведь он непременно старался оскорбить ее, выводя тем самым Гарри и Рона, а тут вообще получилось замечательно – один на один, да еще эти дурацкие падения!
Гермиона тяжело вздохнула, потрогала лоб рукой, который показался ей просто пылающим, открыла дверь, наконец, перебравшись в свой вагон. Голова отчего-то жутко болела и появилась слабость. Казалось, что Малфой наслал на нее невидимые чары, а может, и вовсе передал жар своих рук. Гермиона медленно шла к купе, где ее ожидал Гарри. Мысль о том, что она придет, плюхнется на удобное сиденье и проспит до конца поездки, была как бальзам на душу.

***
- Гермиона, Гермиона, вставай, мы уже прибыли! – голос Рона вырвал девушку из плена сладкого сна, она с трудом разлепила веки.

- Что? Мы уже приехали? – спросила она и попыталась сконцентрироваться на лице друга.

- Да, только что.

- О, как так? – Гермиона быстро вскочила с сиденья и укоризненно посмотрела на друзей. – Вы что, не могли разбудить меня пораньше, я же даже не переоделась в форму.

- Нууу….ты так хорошо спала, что мы просто не решились тревожить тебя, – сказал Гарри.

Гермиона возвела глаза вверх.

-Тогда прошу вас выйти из купе, я быстренько переоденусь и догоню вас!

- Переодеться ты можешь и в Хогвартсе, – Рон потянул за ручку чемодан девушки одной рукой, а другой поднял свой.

- Ну уж нет, я же староста! Прошу выйдите из купе!

- Хорошо. Пойдем Гарри. Мы будем ждать тебя возле кареты! – парни вышли из купе.

- Передайте Хагриду привет. Наверное, я увижу его теперь только на пиру! – прокричала она им вслед и захлопнула дверь. Закрывая окно плотными шторами, она успела увидеть, как кивнул Рон.

Гермиона вынула приготовленную, хорошо отутюженную форму и вздохнула. Она даже не помнила, как так быстро смогла заснуть.

«Бывает», - подумала она и продела руки в рукава мантии. Поправила свитер и в последнюю очередь нацепила значок старосты. Сложив все маггловские вещи в сумку, Гермиона коснулась ручки двери, но услышав голоса в коридоре, так и замерла. Этот негромкий, усталый голос она могла бы узнать из тысячи в любой момент, потому что за пять лет успела запомнить эту характерную только Малфою манеру растягивать слова. Девушка напряглась и решила не выходить из купе, пока Малфой и тот, кто был с ним, не выйдут из вагона.

- Белла довольна всем происходящим в волшебном мире, и она рада лишний раз помучить какого-нибудь грязнокровку. Хотя выглядит она жутко, Лорд не питает к ней особой симпатии, – голос раздался прямо около двери Гермионы. Девушка тихо опустилась вниз, присев на корточки. Похоже, Малфой и еще кто-то остановились рядом с ее купе.

- А Пэнси как? Ты ей сказал? – произнес грубоватый мужской голос. Гермиона не могла понять, кто это из слизеринцев, но это ее особо не волновало. Гарри и Рон уже заждались ее. Как же неудачно Малфой решил пройти именно по этому коридору.

- Нет, я жду пока подходящего момента. Задание слишком серьезное, и Пэнси, узнав о том, что эта паршивая смерть может испортить нашу помолвку, будет в бешенстве! – заключил Малфой. - Эй, пойдем скорее, если будем тут стоять, то можем и в Лондоне скоро оказаться. Кстати, этот старый придурок совсем из ума выжил, он опять придумал какую-то чушь с конкурсами.

Послышались удаляющиеся шаги.

Гермиона, наконец, смогла отдышаться, она встала, взяла сумку и, одним рывком открыв дверь, поспешила на улицу. Малфой прав – поезд вполне точно может увезти ее обратно в Лондон.

Она еле успела в карету. Гарри и Рон, как и обещали, ждали ее рядом с экипажем. По дороге в замок девушка рассказала им все, что услышала. Это озадачило ее друзей, и остаток пути все трое молчали.

Все, что было дальше, промелькнуло для Гермионы как пара минут. Распределение первокурсников на факультеты, приветственная речь Дамблдора, общие указания, правила, новый преподаватель – профессор Слизнорт и другие вещи, которые из года в год повторялись в этом замке.

Все как всегда, все как обычно, но…

Гермиона случайно посмотрела на стол Слизерина и сама не заметила, как затаила дыхание. Дамблдор говорил что-то о новшестве, которое введено в этом году в школе, но Гермиона его уже не слушала. Впервые она не наблюдала внимательно за директором и не внимала его речи, а следила за Малфоем, который вдруг встал из-за стола, и пристально разглядывая клочок пергамента, зажатый у него в руке, поспешил к выходу, стараясь уйти незамеченным.

Удивляясь такому неожиданному поступку, Гермиона перевела взгляд на преподавательский стол. Дамблдор не заметил того, что происходит за столом слизеринцев, а теперь смотрел на профессора Трелони и что-то ей говорил. Тогда девушка перевела взгляд на Снейпа. Но тот тоже ничего не замечал – сидел как всегда с хмурым видом и поглядывал с ненавистью на нового преподавателя.

- Гарри, - Гермиона повернулась к другу. – Мне нужна твоя мантия-невидимка! – прошептала она.

- Прости, что?

- Мантия…

- Я понял, но Гермиона, зачем она тебе? – Гарри удивленно смотрел на подругу.

- Позже объясню, но она мне нужна и как можно скорее!

- Гермиона, ты в порядке?

- Гарри, почему же надо задавать столько вопросов вместо того, чтобы дать то, что просят! - разозлилась она и неожиданно для Гарри схватила его рюкзак и быстро пошла прочь.

- Эй, Гермиона, – Гарри огляделся - Дамблдор закончил свою речь, а на столах уже появились разнообразные вкусности. Рон о чем-то болтал с Невиллом и не обращал ни на что внимания.

- Ох, Гермиона, – Гарри встал со скамьи и пошел следом за девушкой.

У выхода из Большого зала он успел схватить Гермиону за руку.

- Что происходит?

- Тихо! - Гермиона вдруг накинула на плечи юноши мантию-невидимку и, поскольку он держал ее за руку, потянула за собой. Он совершенно ничего не понимал, но шел следом.

- Что происходит? – повторил он свой вопрос шепотом.

- Малфой!

- Что Малфой? Он что-то…

- Я видела, как он вышел из зала, похоже, это связанно с тем самым убийством!

- Гермиона, неужели ты считаешь все это серьезным? Да он же любит похвастаться перед своими друзьями о том, о другом.
Гермиона остановилась и внимательно посмотрела на Гарри, возможно даже очень серьезно.

- Такими вещами не хвастаются.

Дальше все происходило слишком предсказуемо. Гермиона и Гарри проследили весь путь Малфоя, но ничего странного не происходило. Видно было лишь то, что слизеринец был слишком напряжен, он то и дело трогал рукой лоб и растрепывал приглаженные волосы. А когда спустился в подземелье, он в последний раз поглядел на записку и, громко выругавшись, бросил ее на каменный пол, а сам без промедления скрылся за углом. Гермиона была готова идти и дальше, но Гарри удержал ее, схватив вновь за руку.

- Там дальше делать нечего. Их гостиная за этим поворотом, я был тут на втором курсе. Нет смыла заходить вместе с ним, думаю, толку все равно не будет.

- Хорошо, - Гермиона вздохнула. Гарри опустил ее руку и снял с них мантию. Девушка потерла глаза, а потом вдруг опомнилась и, сделав несколько шагов вперед, остановилась. Она наклонилась и подобрала смятый пергамент. Развернув его, увидела всего несколько слов.

«У тебя ничего не получится, даже не надейся на победу!»
Подошедший к Гермионе Гарри тоже прочел записку.

- Что бы это значило? – спросил он.

- Не знаю, - покачала головой гриффиндорка. –Но понимаю лишь одно, нам срочно нужен Рон.

- Узнаю старый добрый Хогвартс, - улыбнулся Гарри. – Учеба еще не началась, а нам тут Малфой проблем подкинул.

- Ну, да мы снова дома. И опять не понятно, что же уготовила нам судьба.

- А так ведь проще. Неведение порой неплохая штука!
Гермиона только снисходительно улыбнулась.





Глава 3


Гермиона и Гарри вошли в гостиную Гриффиндора, где их встретил недовольный Рон.

- Эй, вы где были?- возмутился он, когда Гарри и Гермиона сели на диван.

- Ну, я просто попросила Гарри пройти со мной за Малфоем, - смутилась Гермиона.

- Понятно. Ну вы даете, - негодовал Рон. – Особенно ты, Гермиона, пропустила такую важную речь Дамблдора, да еще и Малфоем интересуешься.

- Я им не интересуюсь, - укоризненно произнесла Гермиона. – Ты говоришь чушь, просто после того, что я слышала в купе, надо было выяснить кое-что.

- А для этого ты позвала только Гарри.

- У Гарри есть манития-неведика. Господи, Рон, не будь занудой.

Рон насупился, но вскоре все же улыбнулся.

- Вы бы слышали, что говорила Трелони в этот раз! «Настают трудные времена, и мы непременно должны сплотиться…Должны почувствовать плечо ближнего, и тогда мы не допустим в наш дом страх и отчаяние» - произнес Рон таким тоном, каким обычно верещала Треллони.

Гермиона и Гарри засмеялись.

- А еще Дамблдор про проекты эти рассказывал.

- А что он рассказывал? - в глазах Гермионы заиграл огонек интереса.

- Ну, а я что помню? Я даже не слушал-то. Думал, тебе важнее, и ты все запомнила.

- Ох, Рон, - вздохнула Гермиона.
Гарри подмигнул другу.

- Кстати, вот что мы нашли, – он передал кусочек пергамента «рыжику».

Рон молча прочел записку.

- Что это значит? – озадачился он.

- Мы не знаем, но, похоже, Малфой что-то задумал, - произнесла Гермиона.

- И вы хотите выяснить? – на лбу у Рона появилась маленькая морщинка.

- Ну а как же, –Гермиона улыбнулась.


Утром следующего дня Гермиона встала очень рано. Первые лучи солнца заливали комнату, Гермиона сладко потянулась и встала с кровати.

Быстро переодевшись и приняв, душ она взяла сумку и положила туда несколько новых книг. На тумбочке осталась еще «Трансфигурация», которую девушка так и не тронула. Сидя на кровати Гермиона смотрела на книгу. Рука все же невольно дернулась. Гермиона подняла книгу и достала кусочек пергамента, спрятанный между страниц. Взгляд пробежался по уже знакомой строчке.

«У тебя ничего не получится»

- Что же все это значит?- прошептала Гермиона.

Она чувствовала себя потерянной. Возможно, в этой записке не было ничего слишком важного. Например, у Малфоя вполне может не получиться сдать защиту от темных искусств новому преподавателю или же быть ловцом в квиддиче. Да кто угодно мог написать такие слова из-за любого пустяка, а Гермиона ищет тут какой скрытый смысл. Вот уж глупость! Хотя, все же… выглядел он очень напряженным, когда читал эту записку.
От раздумий девушку оторвал скрип кровати Лаванды Браун. Гермиона встала, положила кусочек пергамента в книгу, захлопнула ее и бросила под подушку. Водрузила на плечо тяжелую сумку.

- Пора вставать! – крикнула девушка, покидая комнату.

Спустившись в гостиную, Гермиона обнаружила ее почти пустой. Исключение составлял парень, стоявший у камина.
Гермиона прошла к софе и уселась на нее. Достала из сумки книгу и принялась читать. Юноша, стоявший до этого у камина, переместился. Гермиона непроизвольно оторвала взгляд от текста и поглядела на гриффиндорца. Он был весьма неплохо сложен, черты лица казались грубоватыми.

- Привет, - поздоровался он.

Гермиона кивнула. Кажется, его зовут Кормак Макклаген.

- Кормак Макклаген, - словно прочитав мысли Гермионы, сказал он. – Ты Гермиона, я знаю, видел тебя на Святочном балу с Виктором Крамом, тогда многие об этом говорили.

- Очень приятно, - смутилась она. Вот уж незадача, столько лет учиться в одной школе и элементарно не знать человека с собственного факультета.

- Не буду мешать, - сказал он, бросив взгляд на книгу в руках Гермионы.

- Ах, да, конечно, - опомнилась девушка.

- Еще увидимся, – Кормак подмигнул и быстро удалился из гостиной.

Гермиона улыбнулась и вновь углубилась в чтение.

***
На уроке трансфигурации МакГонагал рассказала о проектных работах, что очень заинтересовало Гермиону. Конечно, девушке было стыдно, что она прослушала речь Дамблдора на пиру, и наблюдала все это время за Малфоем, да к тому же Гарри втянула. Теперь она наверстывала упущенное.

- В этом году вам предстоит очень интересная работа в области магии. Это два конкурса проектных работ, которые вы должны будете выполнить. Первый пройдет в начале ноября. Вы пересмотрите усвоенное за годы обучения и разработаете свой проект, который может помочь вам в борьбе с темными силами. Все это вы должны оформить и описать на пергаменте. Участвовать может каждый ученик! Следующий проект будет сложнее, на него вам будет дан ровно месяц. В течение этого времени вы можете посещать ровно половину занятий на неделе, чтобы посвятить остальные часы проекту. Но в основном участвовать в нем должны старосты, это очень важное условие. Они могут выбрать себе партнера, и это может быть кто угодно. Больше об этом проекте вы узнаете после завершения первого. Еще у нас будет бал, он пройдет в середине февраля. Вот, я сказала вам обо всем в общих чертах. Вся информация появится на информационной стене в гостиной каждого факультета уже в середине следующей недели. Надеюсь, вам все понятно?!

Пока МакГонагалл отвечала на вопросы студентов, Гермиона шепнула:

- Опять все в общих чертах, хотя поучаствовать я не против, что вы скажете, мальчики?

- Ну, думаю, было бы не плохо, – ответил Гарри, а Рон лишь кивнул, почему-то с улыбкой смотря на Гермиону.

***
Следующая неделя пролетела очень быстро. Рон и Гермиона были загружены, выполняя обязанности старост, кроме того все преподаватели, словно сговорившись, задали гору заданий, поэтому все свободное время друзья проводили в библиотеке. Но каждый вечер они дожидались, когда в гостиной останется поменьше людей, и, усевшись у камина, обсуждали прошедшие за день события.

В один из таких вечеров, когда последняя сладкая парочка покинула гостиную, Рон как-то странно взглянул на Гарри, пока Гермиона по обыкновению проверяла работы друзей. Тот понимающе кивнул и, подмигнув, демонстративно зевнул, после чего, ссылаясь на нахлынувшую внезапно сонливость, пожелал спокойной ночи и ушел, оставив друзей совершенно одних в гостиной.

- Гермиона? – прошептал Рон.

- А… – отозвалась она, проверяя последние строки.

- Знаешь, я хотел с тобой поговорить, – сказал он.

- Да, да я слушаю, Рон, – произнесла девушка, полностью погруженная в проверку работы.

- Эээ, ты закончила? – спросил он, видя, что Гермиона все так же увлеченно занята исправлением ошибок.

- Почти…так…а вот еще… - с расстановкой сказала она. – Так, ну вот и все,– и подняв глаза на Рона, улыбнулась, – Я вся во внимании.

Услышав это, Рон широко улыбнулся, но потом посерьезнел.

- Ну, знаешь, я тут много думал. И в общем,эммм, помнишь задание, про которое нам говорила МакГонагалл? Оно связанно с каким-то проектом, ну то есть не с каким-то, а с тем, что мы сами выберем… И вот я подумал, что очень хорошо было бы…. – Рон запнулся, посмотрел на Гермиону, – то есть я, конечно, понимаю, что ты очень умна, и можешь не согласиться… и это твое право, в этом нет ничего такого плохого…

- Рон! – перебила парня Гермиона. Ты ведь о совместном написании проекта, верно?

Рон кивнул, и Гермиона продолжила.

- И знаешь, действительно, неплохо было бы, если мы бы писали проект вместе!

Услышав слова Гермионы, лицо Рона озарила улыбка, и полный счастья он просто пролепетал.

- Именно об этом я и хотел с тобой поговорить, – и немного смутившись, добавил. – Но я боялся, что ты не захочешь выполнять проект со мной. Просто он очень трудный, и я подумал, что ты сочтешь меня не достаточно умным, но знаешь, я постараюсь сделать все, чтобы ты работала над ним вовсе не одна….буду умным как ты! – все так же радостно улыбался Рон.
Увидев его счастливое лицо, Гермиона подмигнула. Рон тоже подмигнул подруге, но потом вспомнил еще кое-что очень важное.

- Что-то еще, Рон? – поинтересовалась девушка, заметив перемену.

- Да, есть кое-что! Помнишь про бал? Конечно, он не скоро, но… ты бы пошла на него со мной? – решительно спросил он.

- Ох, конечно, я тоже думала об этом! – Гермиона ободряюще улыбнулась.

- Правда? – похоже, для Рона сегодняшний вечер был самым счастливым. Гермиона кивнула. В радостном порыве парень крепко обнял подругу.

- Я так рад! – воскликнул он.

- Рон, не шуми, ты же всех разбудишь, – шепнула Гермиона в ухо другу, который до сих пор обнимал ее.

- Ой, точно, – опомнился он и, разжав объятия, тепло посмотрел на Гермиону.

- Ты такая классная, – вполголоса сказал он. На щеках девушки заиграл румянец.

-Спасибо, – прошептала она, а потом, поцеловав друга в щеку, встала с кресла.

- Спокойной ночи, Рон, и до завтра, – сказала она и тихонько пошла в спальню, чувствуя себя абсолютно умиротворенной. Наверное, Гермиона просто понимала, что ее отношения с рыжеволосым парнем вскоре несколько изменятся. Скорее всего, они перестанут быть просто друзьями. Подумав об этом, она сладко улыбнулась.

***
Гермиона сидела, комфортно устроившись за письменным столом в гостиной Гриффиндора. Рядом нервно что-то повторял Рон. Девушка держала в руках перо и выписывала на пергамент основные отрывки из речи, которую ей предстояло произнести завтра на конечном этапе первого проекта. Прошло уже два месяца с тех пор, как на информационной стене факультета появились многочисленные задания, связанные с участием в первом проекте. Гермиона тем же днем пошла к МакГонагалл и подтвердила свое участие в проекте, позже Рон тоже записался. Они попросили своего декана разрешить работать над проектом вдвоем. МакГонагалл не стала возражать, лишь еще раз повторила правила. Кивнув, Гермиона сразу направилась в библиотеку, потащив за собой Рона. И вот, пройдя первые два тура конкурса, они перешли на третий, в котором девушка хотела победить. Но не только она привыкла быть на первых ролях. Кое-кто еще очень хотел одержать победу, потому что приз его радовал намного больше, чем Гермиону. Малфой также прорвался вперед, одержав победу в первых двух турах на своем факультете, и также вышел на первое место. Но теперь ему предстояло нелегкое противостояние с «заучкой Грейнджер».Сейчас он сидел за столом в запретной секции библиотеки, листая толстые тома старых книг и выписывая некоторые сведения, которые должны были пригодиться ему завтра.
Тем временем в гриффиндорской гостиной Гермиона зевнула и, свернув пергамент положила в учебник. Сидевший рядом Рон вздохнул, а потом, посмотрев на девушку красными от недосыпания глазами, сказал.

- Я думаю, что я все выучил и в этот раз тебя не подведу.

- Я верю, – прошептала Гермиона.

- Ну, тогда, может, пойдем спать, а то мы сидим тут всю ночь, вот уже скоро солнце встанет, нам же надо хоть маленько поспать, – говорил засыпающий Рон. – Тем более я все выучил... и все у нас получится.

- Да, определенно получится, – сказала Гермиона, которая чувствовала, что тоже уже засыпает. – И определенно нам надо поспать, – через минуту добавила она, чувствуя, что до спальни уже не дойдет.

***

Вот и настал день, которого все так ждали. Последний тур, последнее задание и, конечно же, выбор победителя. А победить хотел каждый участник!
Гермиона с Роном сидели в Большом зале, рядом был Гарри и подбадривал их. За всеми факультетскими столами были ученики, посмотреть пришел почти каждый. Гриффиндорка чувствовала себя намного неувереннее, чем когда без проблем одержала победу на своем факультете. Но рядом был Рон и держал ее за руку, что помогало сдерживать напряжение .Вдруг прозвучали колокола, и девушка тут же выпрямилась. Сердце забилось с бешеной скоростью, а по телу прошла легкая дрожь. «Ну, вот и все, время пришло», - пронеслось в голове Гермионы. Из-за преподавательского стола поднялся Дамблдор и, поприветствовав всех, произнес:

- Что ж, мы долго ждали этого момента, и он настал! Последний этап в нашем первом проекте! Я поздравляю всех, кто смог пройти и одержать победы на своем факультете, и теперь вам предстоит уже сразиться всем вместе. Гриффиндор, Когтевран, Пуффендуй и Слизерин. Думаю, стоит начинать. Прошу, пусть в этот раз первым выступает Гриффиндор! Сила и отвага! Поприветствуйте Гермиону Грейнджер и Рона Уизли с их проектом, который называется «Магия всесильна в руках добрых волшебников».

Гермиона сглотнула и, выбираясь из-за стола под пристальным взглядом всех собравшихся, пошла в центр. Она чувствовала, что за ней по пятам следует Рон, но обернуться и подмигнуть ему хотя бы для поддержки, просто не могла. Она также чувствовала, как вспотели руки и как трудно передвигаются ноги, вмиг ставшие ватными. Но когда она оказалась в центре и увидела всех собравшихся, Гермиона вздохнула и, набрав побольше воздуха, начала говорить. А через минуту страх отступил, она уверенно продолжила, даже не глядя в конспект, который составляла всю ночь. С каждым словом она чувствовала, как приходят новые силы и как легко становится .Краем глаза она замечала нервные движения рядом стоящего Рона, но своим четким голосом и несгибаемой уверенностью она придавала силы и ему и, когда она закончила объяснение, Рон словно бы подхватил ее волну уверенности и продолжил, твердо и четко выговаривая каждое слово.


***


Несколько раньше.

Драко Малфой метался по изумрудно зеленной комнате в поисках свитка с указаниями. Но сколько бы парень не искал, сколько бы вещей не перерыл, свитка нигде не было.

- Черт, где же он? – кричал Малфой. – Нет, нет, нет... я не мог его потерять.
Обессиленный собственной неудачей, он свалился на кровать.

– Я не мог его потерять, – еще раз повторил он и, проведя бледной рукой с кольцом из белого золота по старой ветхой книге, воскликнул. – Мне надо в запретную секцию! - и тотчас же направился туда.

«Я должен победить», - говорил он себе, огибая темные коридоры Хогвартса и направляясь прямо в сердце библиотеки. «Колдовать летом - самая замечательная награда, которую можно только пожелать. Только это, пожалуй, самое нормальное, что тут могут дать, и то – дать не всем, а только избранным. Хотя с приходом Темного Лорда вряд ли придется думать о запретах на колдовство, но всякое может случиться». Малфой был почти у библиотеки, без труда миновав этого старого идиота Филча.

«Вот она святая святых – Запретная секция. Победа будет моей, пусть даже ради этого придется пойти на колдовство, темное колдовство», - подумал Малфой и произнес.

- Акцио книга о непростительных заклятиях!


***


- Гермиона, мы победили! – кричал во все горло Рон. Гермиона же сидела рядом с Гарри и просто молчала.

- Гермиооооонаааа, мы же победили, ты что, не слышала?!

Девушка повернулась с непонимающим лицом к Рону.

- С чего ты взял, что мы победили, ведь Дамблдор еще ничего не сказал. Как можно быть таким уверенным?

- Зато МакГонагалл подошла и сказала, что у нас все получилось и сомнений в победе тут быть не может! – кричал радостный Рон.

- Она подошла нас подбодрить, а тебе, думаю, стоит успокоиться, сейчас объявят результаты, – говорила сдержано Гермиона.

- Да все равно….

- Рон, прошу, замолчи, вот Дамблдор.

В этот раз выйдя, Дамблдор не стал мучить всех длинными речами, а просто коротко и ясно произнес.

- Что ж поздравляю Гриффиндор, а в частности Гермиону Грейнджер и Рона Уизли. Выходите сюда и получите свой приз, я наложу на ваши палочки заклинание, благодаря которому вы сможете колдовать летом наравне со взрослыми.

У Гермионы сердце подпрыгнуло. Под бурные аплодисменты победители прошли в центр, и Дамблдор заколдовал их палочки.

- Поздравляю вас с этой замечательной победой! Знаю, было нелегко, но у вас все получилось. И еще один приз я, как всегда, упустил из виду! Теперь вы можете трансгрессировать прямо из Хогвартса, правда, всего лишь до конца учебного года.

- Ого! – воскликнул счастливый Рон. – Это же здорово!

- Да, конечно, – подмигнул Дамблдор. – Ну, а теперь пусть будет пир в честь наших победителей.

И на глазах Рона и Гермионы все столы заполнились разнообразными лакомствами.

- И вас прошу за столы. Думаю, что на этом вы не остановитесь, наверняка, это не последняя первая ваша победа, – шепнул Дамблдор.

- О да, конечно, мы еще и во втором проекте поучаствуем, – улыбнулась директору Гермиона.

Присоединившись к Гарри за столом, счастливая пара из «золотого трио» принимала поздравления от гриффиндорцев.

- Мы победили, победили! – все не унимался Рон, потряхивая сидевшего рядом Дина.

- Рон угомонись уже, – устало произнесла Гермиона.

- Да мы же победили– и чтобы заглушить возгласы Рона, Гермиона тепло посмотрела на друга, а потом крепко обняла и поцеловала прямо в губы. Все за столом ахнули, лишь один Гарри улыбался. Прошло несколько секунд, а может минут, прежде чем поцелуй прекратился .

- Мы победили, – повторила Гермиона слова Рона, а про себя добавила: «я победила, и теперь, Рон Уизли, никуда тебе от меня не деться!».


***

Малфой метался из угла в угол. Он ушел из Большого зала сразу же, услышав о победе этой грязнокровки Грейнджер с ее дружка Уизли. «Вот она - некомпетентность Дамблдора, он никогда не видит, кто на самом деле достоин победы. Хотя Грейнджер умна, тут и спорить не стоит. Но на следующем проекте я не оставлю им ни шанса. Мне нужен сильный и умный напарник, с которым победа точно будет моей. Где бы найти вторую Грейнджер?.. А почему бы… Ха! Я сделаю ее своей напарницей, использую ее мозги, чтобы добиться победы. Сыграю на ее самолюбии, не будь я Малфой! Представляю выражение ее лица, когда она поймет, для чего НА САМОМ ДЕЛЕ мне это было нужно…»

Малфой опять зашагал в сторону Большого зала и, усевшись за стол, даже не притронулся к еде. Он следил за Грейнджер.

«Ох, ну сама она точно не захочет мне помогать ни в чем». И тут он увидел, как она со всей горячностью поцеловала Уизли. «Фу, как это отвратительно», - подумал Драко. «Хотя это мне и поможет! Думаю, что Грейнджер не станет рисковать его жизнью только из-за своей гордыни». Малфой покрутил в руках вилку и вонзил ее в кусок белого мяса. «Пожалуй, стоит навести справки в Министерстве на его папашу, который очень любит возиться с магглами. Все же я уверен, нарушения за ним числятся, а, значит, и за всей его семьей». И, положив сочный кусок мяса в рот, Малфой тщательно его прожевал, а потом запил соком.

«У Грейнджер нет больше выбора».




Глава 4


Прошло две недели с тех пор, как Гермиона и Рон победили в первом проекте. Была середина ноября. Ученики постепенно стали кутаться в теплые свитера и пушистые шарфы. А вскоре выпал снег. Хрустальные снежинки кружились в небе и легко падали на землю, заполняя все вокруг идеальной белизной.
Гермиона, читала в библиотеке старую книгу. Через четыре дня, на информационной стене факультета появятся новые задания предстоящего проекта. Все еще радостный от прошлой победы Рон уже планировал, какие разделы магии он будет повторять. Он хотел заполнить пробелы в своих знания. В выполнении первого проекта им очень помог Гарри, но сам от участия отказался, потому что у него много времени уходило на индивидуальные занятия с Дамблдором. К тому же после того поцелуя в Большом зале, Рон и Гермиона чувствовали потребность быть вместе и… наедине.

Гермиона зевнула и перевернула страницу книги. Первые занятия по трансгрессии будут только весной, но девушка очень хотела научиться сейчас, а то ведь несправедливо получается: ей можно трансгрессировать уже хоть сегодня, а научится она только в марте! Нет, лучше сейчас все изучить по книге и попросить потом на Рождество кого-нибудь более опытного помочь в технике. Но сейчас у Гермионы была проблема: не получалось сконцентрироваться. Она повторяла про себя каждый абзац, заучивала правила, благодаря которым можно держать равновесие и попасть точно куда пожелаешь, но, закрывая глаза, она представляла вместо желанного места… Рона. Девушка представляла, как окажется в гостиной и как, обняв его за шею, крепко поцелует. Она улыбнулась, представив его лицо с россыпью веснушек и широкой улыбкой.
«Ну все, здесь мне больше делать нечего, все равно ничего уже не выучу. Надо придумать заклятие, благодаря которому я смогу забывать о нем хотя бы на время чтения книги», - подумала Гермиона и, встав из-за стола и поставив книгу на полку, поспешила покинуть библиотеку. Но почти перед самым выходом ее остановил ленивый высокий голос.

- Не думаю, что тебе стоит так спешить, Грейнджер. У меня к тебе есть разговор, – обернувшись, Гермиона увидела высокомерного, ненавистного ей блондина, который неспешно выходил из-за соседнего стеллажа.

***

Два дня назад.
«Пусть этот день не заканчивается...»

Гермиона и Рон, не спеша, прогуливались по окрестностям Хогвартса. Был на редкость погожий день. Осеннее солнце светило ярко, согревая влюбленную парочку теплыми лучами. Но все равно девушка закуталась в теплый шарф. Они шли и разговаривали обо всем на свете. О том, как в прошлом году получили свои СОВы, о том, как смешно было не разговаривать друг с другом на третьем курсе почти из-за ничего, о том, что Рон сильно дулся, когда Гермиона танцевала с Крамом, и даже о том, что магглы очень предсказуемы. Гермионе было очень легко с Роном, ни с кем она не чувствовала себя так комфортно, правда, может, еще с Гарри, но тот не был ее парнем. А Рон словно бы выполнял две сложнейшие миссии: был парнем и еще другом по совместительству.

Резкий порыв холодного ветра заставил Гермиону сильнее прижаться к Рону, ухватив его за руку. Это вызвало у него улыбку.

- Может, пора уже в замок, там мы хоть выпьем горячий шоколад и отогреемся, а то
что-то холодает, - предложил «рыжик».

Гермиона поежилась, чувствуя, как мороз покалывает мелкими невидимыми иголочками ее щеки, и просто кивнула.


Оказавшись в замке, они первым делом сняли верхнюю одежду и, не увидев в гостиной Гарри, прошли и сели на диван.

- Твой шоколад, – произнес Рон и подал девушке горячую кружку.

- Здорово! – воскликнула довольная Гермиона.

- А спасибо? – потребовал Рон. Гермиона улыбнулась и поцеловала парня в щеку. Рон посмотрел на Гермиону как-то по-особенному. Удивленная таким взглядом она подняла бровь.

- Хочешь, я подарю тебе кое-что? – как бы в оправдание за свой взгляд спросил Рон.

- Смотря что… – весело ответила девушка.

- Закрой глаза, – потребовал Рон. Гермиона повиновалась. И тут через несколько секунд в руки девушки упал какой-то твердый предмет. Она открыла глаза.

- Это… книга, - обрадовалась Гермиона, но, пролистав несколько страниц, поняла, что они были совершенно чистыми.

- Нет, это что-то вроде блокнота в твердой обложке, но выбирал его я сам специально для тебя. Думаю, что он тебе понравится.

И, правда, блокнот был очень красивый. Обложка была обтянута золотистой тканью, похожей на бархат, приятной на ощупь. Оформлен он был, словно старинная книга, некоторые края специально прожженные, а сами страницы обладали невероятным ароматом, таким сладким и прекрасным. Внутри на первой странице Рон вставил фотографию его, Гермионы и Гарри. Они весело улыбались и махали, правда, были намного меньше, чем сейчас, наверное, на курсе третьем. Гермионе блокнот очень понравился.

- Это замечательная вещь, – ахнула она, внимательно осмотрев предмет и, положив руку Рона в свою, добавила. – Ты просто чудо.

- Спасибо, – Рон широко заулыбался. – Знаешь, я просто подумал, что многие девушки ведут дневники. Нууу, знаешь, наверное, насмотрелся маггловских фильмов, но ты очень умная, и, думаю, что иногда тебе было бы неплохо записывать свои мысли сюда.
Надеюсь, что он тебе пригодиться, а если нет, то можно сделать фотоальбом! Первая фотография уже есть.

- Он мне очень нравится, – еще раз сказала Гермиона.

- Правда?

- О, да! – Гермиона снова улыбнулась.

- Знаешь, Гермиона, - начал вдруг серьезно говорить Рон. – Еще бы я хотел, чтобы мы никогда друг другу не врали, понимаешь? Знаю, что сейчас, наверное, говорить об этом не время, но ты мне очень нравишься, и я хочу, чтобы ты всегда была со мной откровенна и доверяла мне все, как и я тебе!

- Рон, ну мы же всегда всем делимся, забыл? Я, ты, Гарри.

- Да, знаю, – смущенно сказал он. – Но просто теперь у нас вроде как новый уровень отношений и…

- Я всегда тебе буду говорить правду. Для меня это тоже очень важно.

- Серьезно?

- Ну, еще бы.

- Тогда я тоже. Клянусь говорить отныне только правду и ничего кроме правды, – улыбался Рон. - И нам надо закрепить этот договор, – он лукаво улыбнулся. – Думаю, поцелуя будет достаточно.

- Ох, теперь я понимаю, почему ты вдруг захотел поговорить об этом, – засмеялась Гермиона. - Правда в том, что я, похоже, сильно кое в кого влюбилась!

- А, похоже, я могу сказать правду, в кого же тебя так угораздило, – шепнул Рон и очень нежно поцеловал Гермиону.


***


«Я буду говорить тебе только правду, но не сейчас. Ты сам когда-нибудь поймешь, как трудно мне тебе так просто лгать».

- Что тебе надо? – сквозь зубы прошипела Гермиона.

- Ох, ну что же сразу так сердито, – усмехнулся Малфой и, сев за стол, показал девушке место напортив, словно приглашал ее усесться. – Ну же, ты так и будешь стоять, или я неясно выразился? У меня к тебе разговор, – лениво повторил он.

- Почему я должна с тобой разговаривать? У меня и своих дел много, – отрезала Гермиона.

- Ну, я предполагал, что ты так скажешь, – все так же растягивая слова, говорил Малфой. – Просто я подумал, что если я скажу, что речь пойдет про Уизли, ты будешь более сговорчивая.

- Что тебе надо от Рона? – злостно говорила Гермиона, чувствуя, как злость охватывает каждую ее клеточку.

- Ну, если тебе интересно, то, прошу, садись за этот чертов стол, – не в силах больше сдерживаться вспылил Малфой. Какое-то время Гермиона смотрела то на него, то на стол, но все же прошла и уселась, сложив руки вместе.

- Да, я слушаю, что тебе надо? – как-то грозно произнесла она.

- Ох, ну я рад, что мы так быстро перешли к делу, – блондин ехидно улыбнулся, а затем, посерьезнев, продолжил: –Я хочу, чтобы ты помогла мне в проекте.

- Что?! – громко воскликнула девушка. – Ты, верно, совсем спятил…

- Ну ты же главная умница Хогвартса, вот и подумай: вместе победа нам гарантирована.

- Бред! – Гермиона усмехнулась. – Но погоди… Дело ведь не только в проекте, я права? Что еще тебе надо?!

- Что ж я не ошибся, ты действительно умна! Я хочу, чтобы ты помогла мне практиковаться в магии, очень древней магии, – вполголоса сказал Малфой.

- Я не стану тебе помогать, даже не надейся, – решительно сказала Гермиона. –Поищи кого-нибудь другого, – и с сарказмом добавила, – почистокровнее меня, вроде бы тебя это всегда волновало! – и девушка вновь собралась уходить, приподнимаясь из-за стола, но
Малфой тихо сказал:

- Нет, это не все, я же тебе сразу сказал, что речь пойдет в коей-то степени про Уизли!

На этих словах Гермиона, словно по команде, села на стул. Как она могла забыть о том, ради чего она осталась выслушивать этого проклятого слизеринца. Воспользовавшись повисшим молчанием, Малфой произнес.

- Хм, замечательно, что ты решила меня выслушать. Так вот, ты будешь помогать мне!

- Почему? – голос Гермионы слабел.

- Потому что... - тут Малфой позволил себе встать и, пройдя властной походкой вокруг стола, продолжил. – Потому что я знаю самые страшные тайны, которые прячет в своей семье его отец. Все самые темные места, знаешь, я даже не думал, когда начал искать информацию о его семье, что там так много нарушений, но в Министерстве все запрятано в дальний угол, потому что, видите ли, Артур чистокровный волшебник, и мало кто согласится брать всю его работу на себя. Но знаешь, узнав о его невнимании к закону, я понял, что он с легкостью может попасть в тюрьму, а с ним вместе и все его сыновья. И вывод тут напрашивается соответственный. Хочешь, помоги мне, и твоему дружку не придется лишаться отца или же самому попадать не в очень приятное место. Ты, верно, понимаешь, о чем я.

Гермиона сглотнула.

- И что я должна сделать? – напряженно спросила она.

- Помочь мне в этом проекте одержать победу. Можешь, в общем-то, отказаться, ну это же твое дело.

- Ты прибегаешь к шантажу, это грязный метод, – голос девушки почти дрожал.

- Нет, шантаж это не мое, я просто очень порядочный волшебник, и я не потреплю всякого рода правонарушения.

- Но, если я соглашусь, ты, же не тронешь отца Рона, как и всю его семью?

- Да, конечно! Можно сказать, благодаря тебе, я сниму с них их «грехи», - Малфой улыбнулся. - В общем, решай, это ведь только месяц. Не очень-то долго.

- У меня есть время подумать?

- Ох, ну конечно, даю тебе день, приходи завтра сюда в это же время, как раз никого нет.

Гермиона встала из-за стола и прошла к выходу.

- И знаешь, Грейнджер, я тебя уверяю, мы будем отличными напарниками! – вслед пронесся голос Малфоя. Даже не взглянув на него, Гермиона вышла из библиотеки.

«У меня нет выбора. Он просто мне его не оставил. Мне придется лгать Рону. Но, вопреки всему, для меня дороже всего на свете его благополучие. Когда-нибудь он простит», - проносилось в мыслях. Её щеки обжигали горячие дорожки слёз, когда она мчалась через тёмные коридоры Хогвартса.


Глава 5


«Поверь, мне так хорошо с тобой. Похоже, сама того не замечая, я сильно тебя полюбила. Даже странно признаться в этом. Но мир никогда не был честен. Он всегда забирает все самое лучшее. Жаль, что я тебе не смогу признаться в том, что все, что происходит, это действительно ради тебя. Пока позволь мне просто тебе лгать. Ты не будешь этого знать. Ложь всегда выглядит правдоподобнее правды. Я расскажу тебе все, но не сейчас, хотя я не знаю, станешь ли ты все это слушать.
А пока позволь мне просто находиться рядом и беречь твой драгоценный сон.
Гермиона».

В камине ярко горел огонь. Поленья негромко поскрипывали, а разноцветные отблески пламени плясали по стенам. Огонь. Как он прекрасен и как же все-таки странен. Столько всего скрытно в нем. Он может согреть, а может и обжечь. Он отливает всеми цветами, начиняя от белого, заканчивая темным. А сейчас он просто горит, помогая мыслям обеспокоенной девушки улечься в один маленький комок.
Гермиона сидела на кресле и наблюдала за игрой пламени. Оно то поднималось вверх до предела, то опускалась. Почему-то от просмотра на огонь стало как-то спокойнее. Все будто бы улеглось в сердце, прогоняя прочь отчаянные мысли. Ведь уже целый день девушка не могла ни о чем думать, как только о проклятом проекте и человеке с серыми ледяными глазами. Эти мысли преследовали девушку все утро: и по пути в большой зал, и на занятиях, и даже, когда девушка пыталась рассказать теорию по трансфигурации, они ее не покидали. А сейчас было спокойнее.

Вдруг она услышала шум за спиной, интуитивно обернувшись. «Вот и все», - подумала она. В проход за портретом входили Рон и Гарри. Гермиона как можно сильнее вжалась в кресло в надежде на то, что парни ее не увидят, не станут искать ее по все гостиной, а просто уйдут в свою спальню. Она даже зажмурила глаза, словно от этого могла стать невидимой, но ее надежды порушились, когда чьи-то руки закрыли ей глаза. «Ну, вот и все, попалась. И следовало же после долгого и упорного старания скрыться от этих парней, так легко попасться». Девушка бесшумно вздохнула. Она скользнула своими тонкими пальчиками по большой мужской руке. «Конечно же, это был Рон. А кто же еще? Тут и думать не надо». Но так не хотелось с ним говорить. Так не хотелось все рушить, все ломать.

- Рон, конечно же, это ты! – голос Гермионы получился почти веселым.

- А вот и не угадала! – ладони разжались, а рядом стоял веселый Гарри. Гермиона внимательно на него посмотрела.

- Ах, не узнала!

Гарри кратко улыбнулся и сел на ковер. Рон же прошел и устроился в кресле. По нему было видно, что он чем-то обеспокоен. Похоже, сегодняшние попытки скрыться от парней почти получились, правда они могли понять, что скрывается девушка от них не просто так.

- Гермиона, где тебя черти носят? – начал недовольный Рон.
- Мы тебя почти целый день не видели. Странно: то ты уже встала, то позавтракала, то ты сидишь рядом с Невиллом и что-то ему объясняешь! – продолжил Гарри.

«Ну, этого следовала ожидать, они недовольны. Надо что-то придумать, но что?».

- Я…я, ну как сказать, даже не заметила, что так получилось, – как можно беззаботнее произнесла Гермиона. Но Рон покачал головой. «Так, похоже, он не поверил, надо что-то еще сказать».

- Вообще-то, ты можешь не пересекаться с Гарри, но а мне хотелось бы видеть тебя чаще, - проговорил Рон, опустив взгляд.

- Рон, что за эгоизм? – Гермиона вспыхнула.

- Это не эгоизм! Наоборот, с твоей стороны эгоизм, что…

- Так, я пошел, вон Джинни, – прервал друга Гарри. Наверное, ему не хотелось слушать эти разбирательства. По крайней мере, раньше их разговоры не были такого оттенка. Раньше было проще. Они были все друзьями, а сейчас Гарри стал словно третьим лишним. Все стало не так. Что ж все меняется.

- Рон, это игра, – вдруг отчеканила Гермиона, не давая Рону возобновить тему, которую прервал Гарри, отходя от них.

- Что игра? Какая еще игра?! – не понял Рон.

Две секунды на размышление.

- Маггловская! – ответ получился вполне убедительным, Гермиона беззвучно вздохнула.

- Ааааа, ничего не понимаю, в чем суть-то тогда?

Гермиона придумывала на ходу. Через две секунды молчания она улыбнулась.

- Суть в том, чтобы мне от тебя убегать.

- Как?!

- А вот так! – Гермиона развела руками. – Убегать, чтобы ты меня не видел, а потом твои чувства еще сильнее укрепились! - «Хотя все наоборот: хочется, чтобы он все забыл. Было бы проще».

- А, я понял.

Увидев на его лице понимание, Гермиона вдруг резко вскочила и направилась в комнату. Конечно, это был странный поступок, но пока она ничего другого не видела, ничего другого предпринять не могла. Но, секунду спустя, она уже была в объятиях рыжеволосого парня.

- Что-то она мне не нравится, эта игра, – как-то грустно сообщил Рон

Гермиона лишь пожала плечами.
- Знаешь, я что-то хочу спать.
- Так рано? Еще только девять.

- Да, я знаю, но я устала, да к тому же у меня еще эссе не дописано, – Гермиона попыталась выскользнуть из объятий, но не получилось.

- Гермиона, что-то случилось? – голос Рона был обеспокоенным.

- Нет, все в порядке, просто я, правда, хочу отдохнуть.

- Ладно, – Рон отпустил девушку. - А завтра ты не будешь от меня убегать?

- Нет, не буду, – она улыбнулась грустной улыбкой и поцеловала парня в щечку, а потом медленно пошла в сторону лестницы. Рон так и продолжал одиноко стоять по середине гостиной.

***

Гермиона лежала на своей кровати и смотрела в белый потолок. Полог она давно закрыла и не слышала, что говорили девушки в комнате. На душе было как-то странно и грустно. Не хотелось врать Рону. Да и вообще не хотелось ничего. Осталась всего четыре дня, считая остаток этого вечера до того, как на стенах факультетов появятся задания к новому проекту. Значит, осталось всего четыре дня медленной гибели. Потом станет легче. Рону уже не надо будет все объяснять. Вот так вот рушатся мечты. Вот так вот ничего не остается. Проклятый Малфой со своим проектом. И зачем он только появился в этой злосчастной библиотеке? Зачем ему вообще понадобилась победа? «Как же я его ненавижу!» - Гермиона тяжело вздохнула.

Старенькие часики на тумбочке вдруг пробили несколько ударов, возвещая о том, что время уже половина десятого. «Ах, да еще и время так быстро лет…» Тут Гермиона вскочила и уставилась на часы. «О боже, встреча с Малфоем!» - этот страшный момент она откладывала сегодня так долго, пытаясь даже не вспоминать, но время опять ее обмануло. Гермиона резко вскочила с кровати и отдернула полог. Надо срочно бежать в библиотеку. Она лихорадочно надела туфли и снятую всего пару минут назад мантию. Она просто выпорхнула из спальни девочек, осторожно пройдя в гостиную. Выглянула из-за угла и убедилась, что знакомой рыжей шевелюры нет, впрочем, как и паренька в очках. «Тогда в путь», - перебегая гостиную и открыв дверь, девушка как можно скорее побежала по длинным коридорам замка.

***

Ранее. Последний день летних каникул.

- Я все прекрасно понял. Я выполню вашу просьбу, – четкий голос замер, давая последнюю клятву.

- Я в тебе не сомневался.

Послышались уходящие шаги. Несколько минут, и шаги затихли, скрывшись далеко от этого места. А потом комнату пронзили женские всхлипывания. Белокурая женщина скатилась с кресла, а ее плечи поддергивались в еле слышных рыданиях. Так продолжалось какое-то время, пока сильные руки не подхватили ее и не помогли усесться в кресло. Те же самые руки бережно ее обняли, а бледные губы тихонько чмокнули в затылок.

- У меня все получится, обещаю, – послышался бесцветный голос юноши.

- Я боюсь… за… за тебя, у меня же никого нет… остался только ты, – рыдания не прекращались.

- Я тебе говорю правду, мама, я не привык лгать. Поверь, все получится, – наверное, сейчас-то как раз было проще лгать. В этой ситуации ложь была уместна.

Женщина подняла глаза, встретившись с серыми глазами сына. Холодными, ледяными? Нет. Обеспокоенными, но теплыми. И в этих серых глазах было так много мужества, столько решимости… столько всего… чего так трудно найти в других. Мать обняла сына еще крепче, пытаясь успокоиться.

- Я знаю, но ты у меня один.

- Мама!

- Да, я верю тебе, мой милый Драко, сын мой, я верю как никому.

- Тогда успокойся, я же говорю, все получится! – голос сына был таким мягким и приятным, внушающим надежду. Женщина успокоилась, подавив рыдания, но всхлипывания еще остались.

- Прошу, будь осторожен.

- Обещаю! – после этого простого слова сын погладил волосы матери, а она прикоснулась к нему своими побелевшими губами, поцеловав юношу в щеку.

- Я тебе верю…

***

- Не думал, что лучшая ученица школы может так сильно опоздать, – высокий голос прозвучал как-то страшно, разрезая тишину, столкнувшись с высокими стенами и отлетев от них эхом.

- Я просто забыла, – выдохнула Гермиона, остановившись у дверей библиотеки.

Тут дверь открылась, а из-за нее вынырнула девушка курса с пятого. Она скользнула удивленным взглядом по светловолосому парню и девушке, стоящей рядом. Посмотрела, оценила, а потом скрылась за углом, минуя лестницу.

- Думаю, что стоит найти место, где можно поговорить, а то тут что-то много народу, - Малфой отошел от стены и, посмотрев на Гермиону, пошел в сторону какого-нибудь кабинета. Гермиона тихонько поплелась за ним. Через какое-то время они зашли в открытый кабинет, и Малфой, немного пройдя вперед, уселся на парту. Гермиона тоже прошла поглубже в класс, но остановилась чуть поодаль.

- Эй, Грейнджер, если ты будешь там стоять так далеко, то нормально мы не сможем с тобой говорить. Сделай милость, подойди поближе, я не кусаюсь, – усмехнулся Малфой и поманил Гермиону к себе. Она же немного постояла, а потом сделала несколько осторожных шагов и остановилась - теперь их разделяла какая-то парта.

- Так то лучше, – Малфой улыбнулся. – Ну что, чем порадуешь?

Повисла тишина… Несколько секунд, и Гермиона просто выдохнула слова.
- Я… согласна тебе помогать, – но от сказанных слов легче не стало, стало в сто крат тяжелее.

- Ммм, замечательно, ты просто обрадовала меня. Я рад, что ты так решила, – Малфой как-то обрадовался, от этого у Гермионы внутри все забурлило, и слова сами понеслись потоком.

- Эй, послушай… хорек… я и вовсе никогда бы в жизни не стала бы тебе помогать, – как бы в оправдание говорила Гермиона. – Просто я делаю это ради Рона, я, прежде всего, помогаю ему. Ты думаешь, что я просто так согласилась? Да ты, между прочим, не оставил мне выбора.

- Похвально, – Малфой развел руками. – Я рад, что мы с тобой можем договориться. К тому же, во-первых: ты помогаешь мне, а я помогаю Уизли. Выбор всегда есть, поверь. Но знаешь, если бы не ты, то, наверное, его семья уже сейчас бы всего лишилась, уж очень не хорошо держать такие тайны. Правда, министерство их скрывает, но хватит всего одного письма, чтобы кто-то более опытный взялся за дело. Во-вторых, Грейнджер, не надо меня оскорблять. Если ты не заметила, я еще ничего тебе плохого не сказал, – и вправду, Гермиона задумалась, он не сказал еще ни одного плохого слова с самого начала года в ее адрес. Ну, скорее всего еще тысячи слов полетят с его языка, имеющие не очень хороший оттенок, просто пока он строит из себя хорошего малого. Конечно, Гермионе хотелось что-нибудь сказать: что-нибудь острое, колкое, но вместо этого…

- Что ж, тогда я могу идти?

- Конечно, иди, теперь мы встретимся после того, как на стене появится объявление. До встречи.

- Да, – Гермиона направилась к выходу, но почти перед самым входом остановилась, словно что-то забыв. Она повернулась к все еще сидевшему на парте Малфою. Он словно бы не обращал на нее внимания, разглядывая свои руки.

- Скажи, а зачем тебе эта победа? – вопрос прозвучал быстрее, чем девушка успела подумать, стоит ли его задавать.

Малфой обернулся. Секундное молчание.
- А зачем вообще нужна победа, Грейнджер? - снова пауза. – Знаешь, ответ тебе навряд ли понравится, и не думаю, что, если я скажу тебе правду, ты потом сможешь спать спокойно.
Ответ ей и вправду не понравилось. Холодок прошел по спине.

- А что, если не будет победы? – предположила Гермиона.

- Тогда… тогда ничего, – голос Малфоя был как никогда спокоен. – Что же ты думаешь? Ты вообще задумывалась, зачем мне понадобилось обращаться к тебе? Я мог бы с успехом попросить помочь Паркинсон или Гойла, к примеру, а тут вдруг я подумал, что, почему бы не выполнить его с Грейнджер. Надо было, наверное, вообще Поттера выбрать, – смех. – Ты же выиграла предыдущий проект, с твоей помощью победа будет моей.

- Значит, тебе даже не важно, что все время придется общаться с… магглорожденной?
После этих слов, которые Гермиона попыталась произнести как можно спокойнее, повисло давящее молчание, Малфой что-то обдумывал, но все же ответил.

- Ну, не думаю, что мы прямо будем с тобой сидеть и мило болтать. Можно его выполнять вообще без слов.

- Я серьезно.

- Знаешь, я что-то сомневаюсь в твоем уме. Сейчас, когда ты задаешь самые глупые вопросы. Я вроде только что сказал, что мне важна победа, а не ее достижение. Я пойду на многое, чтобы выиграть.

- Неужели это так важно? – Гермиона просто пыталась понять такой порыв. Почему же какой-то школьный проект может иметь столько значения? Да, она сама была одержима победой, но это было, скорее всего, просто для того, что бы показать, что она очень способная, но одержимость же Малфоя ее очень пугала. Сильно пугала. Она не знала, с какими мыслями он так отчаянно ищет победы, и зачем ему это все вообще. Она просто не понимала. Да, она не понимала сейчас, но она еще не знала, что через какие-то несколько недель она поймет, что к чему, и тогда все будет ой как не просто, даже тяжелее, чем сейчас. А пока что… пока она ничего этого не узнала, она продолжала наблюдать за ненавистным человеком, ждав ответ.

- Поверь, важно, - просто ответил Малфой, сверкнув своими серыми глазами.

Верить Малфою - вот это действительно бред. Но Гермиона кивнула. Теперь все было не важно. Выбор сделан. Назад пути нет.
Гермиона еще постояла пару секунд у двери, а потом поняв, что дальнейшего диалога не предвидится, она выскочила из класса, громко хлопнув дверью.

***

«А ведь осталось всего три дня». Гермиона снова сидела на своем любимом месте у огня. В гостиной было довольно бесшумно. Два второкурсника играли в волшебные шахматы, а пламя костра освещало всю эту комнату.

Было как-то тяжело. Тяжело, что пройдут эти три дня и все. Девушка сама своими руками разорвет так тяжело сплетенные нити, которые она продолжала плести на протяжении пяти лет общения с Роном. А теперь они были такие крепкие, такие нерушимые, а все придётся ломать. Обидно. Будет ли им потом так весело разговаривать, резвиться, обниматься, целов… нет, последнее точно уже никогда не пополнит этот список. А все было бы проще, если бы этот белокурый слизеринец не стал вмешиваться в книгу жизни Гермионы. Не стал там калякать, разрисовывая аккуратные страницы.

Три дня, но в них вся жизнь. Хотелось заплакать, но слезы не текли. Наверное, просто она уже смирилась. Смирилась с неизбежностью. Хотя все казалось таким сложным. Но мало что можно изменить. К тому же такая дорогая семья Рона была Гермионе намного дороже всего. Пусть это даже стоит разрыва отношений с Роном. Путь мир рушится на мелкие кусочки. Все уже не важно. Тяжело, но так лучше.

Гермиона закрыла глаза. В голове снова появился чей-то голос, так монотонно повторяя простые слова «три дня». Три дня и все. Жизнь остановится. А ведь еще недавно счастье казалось нерушимым.
Послышались тихие шаги позади, но она не стала оборачиваться.
Тут на колени Гермионы упал теплый комок шерсти. Девушка раскрыла глаза, а на коленях уже сидел Живоглот, удобно устроившись. Она почесала у кота за ухом, после чего он довольно начал мурлыкать, напевая какую то песенку. Рядом в соседнее кресло кто-то упал. Все же Гермиона повернулась, встретившись с лицом такого родного и такого рыжего Рона. Невольно она улыбнулась.

- Там в нашу комнату приходила Лаванда и сказала, что он мяукает и никому не дает спать. Вот и занесла к нам. А тебя в спальне нет. Я думал, что ты спишь.

- Да, наверно я сплю, – ответила Гермиона еле слышным голосом. «Лучше бы я спала, а это бы сон».

- Гермиона, что-то случилось? – голос Рона посерьезнел. В нем появились тревожные нотки.

- С чего ты взял, что что-то случилось?

- Я чувствую, просто ты какая-то все время не такая. Скажи, в чем дело, и я смогу тебе помочь. Просто мы же вроде поклялись доверять друг другу. Разве, нет?

Гермиона вздохнула. Доверие - как же это много значит.
Рон сидел и смотрел на нее, а девушка смотрела на огонь.

- Да, я знаю, – Гермиона покачала головой. Просто ты не поймешь.

- Я все пойму, всегда. Ты мне очень дорога и я хочу, чтобы ты не забывала тот разговор. Он был не случайно. Я, правда, хочу, чтобы ты доверяла мне все. Это важно.

«Ах, тот разговор. Лучше и не вспоминать. Ведь я просто нарушаю условие этой клятвы. Хотя, может, стоит все рассказать. Он ведь поймет, мы сможем что-нибудь придумать. Но нет. Потом. Не сейчас. Узнает, пойдет драться с Малфоем, а Малфой сделает то, о чем говорил, и это будет в сто раз хуже. Нет, не скажу», - отчаянная борьба происходила в голове Гермионы.

- Гермиона? – прервал размышления девушки Рон.

- Я… я знаешь… – слова почти не приходили на ум. А может, сказать раньше. Так будет проще. И ему будет проще забыть.

- Я должна тебе кое что сказать, – Гермиона отвела взгляд от пламени и посмотрела на Рона. Их глаза встретились. Она посмотрела на него внимательно. В его глазах было столько всего намешано. Руки сложены в замок. «Он ждет доверия. И сам доверяет больше всего на свете. Как же хочется всегда быть с ним. Он такой искрений, такой настоящий. Мой Рон. А я почти готова рассказать, убить его. Зачем?! Зачем это делать сейчас?» «Три дня», - неумолимо напомнило сознание.

Она вздохнула почти беззвучно, не отрывая глаз от парня сидевшего рядом. Тут Гермиона чуть наклонилась, и ни одного слова не слетело с ее губ. А лишь она наклонилась ближе, потом еще ближе. Оставалось всего несколько сантиметров до его лица, а потом ее губы коснулись губ Рона. Недовольный Живоглот спрыгнул с колен Гермионы. Но девушка ничего не замечала, она целовала парня сначала нежно, а потом страстно, как могла. Летели минуты, может, уже и часы. Это было не важно. Важно было то, что поцелуй настоящий. Он не прекращался, словно был последним, а может, и вправду был последним. Последний лучик света, счастья. Ну и пусть все рушится, пусть горит в адском пламени. Это не важно. Плевать на все. Все будет потом. Потом будут и объяснения, и слезы, и потери, а сейчас так важно, чтобы это время не кончалось. Гермиона знала, что Рон не простит предательства, пошатнувшегося доверия. Пусть это будет потом. Все потом. Сейчас ничего не имеет значения. Лишь этот вечер поистине дорог. Пусть этот вечер не кончается.

Но это был всего лишь вечер пятницы, а к понедельнику все изменилось.



Глава 6


Мечты мои полетели прахом,
Отчаянье им на смену пришло.
Все сердце мое наполнилось страхом,
А солнце давно уже с неба сошло.

«Как странно, вот и конец. Хотя нет, это был не конец, это было всего лишь начало. Но тогда я не могла знать, что этот день как погубит, так и вернет мне счастье».

Часы на полочке Гермионы пробили восемь раз. Она перевернулась на другой бок. Послышались тихие перешептывания в комнате. Гермиона тяжело разлепила глаза. Как ни странно, эту ночь она спала без сновидений. Хотя, обычно, каждую ночь она видела сны. Ну и ладно, что сегодняшняя ночь была бесцветная. Она чуть приподнялась на локти. Вставать рано утром было как-то тяжело. Обычно она всегда вставала раньше всех девчонок в комнате, а когда они только открывали глаза, она уже была в библиотеке и брала новую книгу. А сегодня было даже тяжело встать с кровати. Она прилегла. Идти никуда не хотелось. Гермиона только закрыла глаза, как веселый голос Парвати ее разбудил.

- Гермиона, Гермиона, – заверещала она, словно заводная игрушка. – Тебе письмо, там сова на окне сидит.

Гермиона приподнялась. Открыла полог.
- Что? Какая сова, я почту не получаю! – но около ее окна действительно сидел школьный филин с белым конвертом в клюве. Девушка странно на него взглянула, но потом подошла и забрала письмо.

Было странно. Обычно она могла получать письма только от Виктора, да еще газету «ежедневный пророк», но с Виктором переписка вроде закончилась, а «пророк» обычно присылал новую газету во вторник, а сегодня понедельник. С неподдельным интересом девушка раскрыла письмо. И охнула. Все сразу обернулись. Но Гермиона не обратила никакого внимания на соседок, она лишь улеглась в кровать, задвинув полог.

- Эй, ты там не задерживайся, сегодня же уже не выходной.

- Да, да, - послышалось из-за шторы. Было странно, действительно странно.
Ей писал какой-то ее обожатель, и это был не Рон.

«Здравствуй, Гермиона. Давно хотел тебе написать, да все как-то думал, что не стоит. Но с каких-то пор мне надоело все держать в себе. Ты мне нравишься, даже очень. Я знаю, что у тебя есть приятель. Поэтому могу лишь пожелать вам счастливо оставаться. Но все же, если вдруг порвешь с ним, найди эту сову и привяжи ей письмо. А пока могу сказать, что я в восторге от тебя».

«Вот это новость. Да уж, если так будет идти и дальше, я точно к мадам Помфри попаду», – подумала девушка. «Может, это Рон. Хотя… в голове ничего не укладывается. Ладно, с этим я разберусь позже, сейчас же надо умыться, да еще и на уроки не опоздать». Гермиона вновь встала с кровати, а потом пошла в ванну.

Уроки пролетели на редкость быстро. В голове Гермионы почему-то было пусто, словно она забыла что-то очень важное. Хотя вспоминать не хотелось.
Гермиона сидела в большом зале и попивала сок. Рядом был Гарри, он что-то говорил насчет задания. Она почти не слушала. Что она могла забыть? Нет, не вспоминается. Гермиона посмотрела в учебник, лежащий рядом, потом осмотрелась по сторонам. Вроде ничего. Она повернула голову к Гарри. И через его плечо заметила шедшего к ним Рона. Она ему помахала, Рон махнул в ответ. Подошел и присел.

Он был какой-то веселый. Даже очень.
- Эй, что ты так весел? – спросила девушка. Рядом прошла Лаванда и улыбнулась Рону.
Он не обратил на нее внимания, весь его взгляд был направлен на Гермиону.

- Тут такое, не поверишь…

- Уже не верю, - Гермиона засмеялась. – Что такое?

И они вместе с Гарри обратились в слух.
- Тут, эээээ… как бы… мы сможем с тобой, Гермиона, заниматься в отдельной комнате.

Гарри прыснул, Гермиона в недоумении посмотрела на Рона.

- Не поняла, почему. А Гарри?

- Гарри же не участвует, а мы участвуем.

- Участвуем где? Что-то ничего не понимаю, – Гермиона бросила вопросительный взгляд на Рона.

- Ох, Гермиона, говорил же я тебе, что читать ночью вредно. Я про наш с тобой проект.

И вот она снова реальность. Неужели три дня пролетели так быстро? Неужели все? Одно слово «проект» - и Гермиона престала слышать смех и веселье в зале, какую-то нелепую болтовню Джинни и Дина, не видела и разглядывание картинок Невиллом в журнале. Все! Сегодня же понедельник. А она и забыла про объявление на стене факультета. Рон говорил про комнату, про то, как они будут вместе, но знает ли он, что в этой комнате они так и не окажутся? Нелепость. Гермиона попыталась прогнать эти мысли, Рон ведь смотрел на нее с недоумением, как она сама несколько минут назад.

- Аууу, с тобой все в порядке?

- Да-да, все хорошо. Так что там про комнату?

- Ну, в общем, у нас будет комната для выполнения заданий. Представляешь, нам больше не придется ходить по библиотекам или сидеть сутки на пролет в гостиной! Комната с удобным диванам и креслами, камином и столом.

«Как мило, сидеть с Малфоем за столом и делать проект, рядом еще и в камине огонь будет гореть. Мило».

- Ах да, там еще душ. Правда, здорово?

- Рон, – Гермиона запрятала грустные нотки в голосе. – А что с самим проектом, что там требуется?

- Ох, Гермиона, я что-то плохо запомнил. Запомнил только про комнату, и что будет месяц дан, и… В общем, сходи, посмотри.

- Да, хорошо, – Гермиона улыбнулась, но улыбка не получилась искренней. – Я пойду, – тут она увидела Малфоя, он выходил из зала. «Наверное, уже все знает, и скоро состоится встреча», - были мысли девушки.

Гермиона вздохнула и отправилась в гостиную.

***

«Дорогие ученики школы Хогвартс. С ноября начинается второй проект, в котором должны принять участие старосты всех факультетов. Старосты имеют право взять себе в напарники учащегося с любого факультета (Гриффиндор, Когтевран, Пуффендуй, Слизерин). В течение месяца, даваемого на выполнение проекта, участники могут посещать ровно половину занятий, так же они получат в свое распоряжение отдельную комнату, в которой имеется мебель, каминная сеть, ванная комната. Записаться на участие в данном проекте вы можете у директора школы Чародейства и волшебства Хогвартс, либо же кинув пергамент в кубок, который, начиная со вторника, будет стоять в Большом зале. Старосты, поторопитесь выбрать себе напарника, так как на запись вам дается ровно неделя! Вопросы по проекту вы так же можете задать директору Альбусу Дамблдору или же деканам своих факультетов. Дальнейшие условия участия в проекте вы получите через неделю, когда списки участников будут оглашены».

Гермиона тяжело вздохнула, прочитывая объявление уже в третий раз. Почему-то в голове всё никак не укладывалось, что вот и все. Наверное, понимание еще не пришло, что время подошло к развязке. Она просто хотела, чтобы эти три дня не проходили, чтобы они не исчезали, не таяли, но они неумолимо приблизились к своему концу, и каждый новый день возвещал о себе рассветом слепящего утреннего света. Какая же бывает сложная жизнь от глупых поступков.

Девушка вздохнула и окинула взглядом гостиную. Тут собрался почти весь факультет. Было весело, шумно. Оживленно. Кто-то играл в шахматы, кто-то выполнял домашнюю работу, кто-то болтал или спорил, впрочем все было, как обычно, за исключением того, что в этом привычном мире Гермиона не чувствовала себя так, как всегда. Время еще доходило только до четырех часов. Рона в гостиной не было, и от этого почему-то ставало легче. Она нервно закусила губу, скорее уже от привычки беспокойства, а потом медленно прошла к лестницам.

Первая ступень, вторая, третья, четвертая… - Гермиона поднималась и просто считала ступени: почему-то это занятие её увлекало, отводило подальше от грустных мыслей. На семнадцатой ступени девушка запнулась оттого, что, глядя только себе под ноги, не заметила, как теплая ладонь коснулась ее локтя. Девушка подняла взгляд и увидела Гарри. Он улыбнулся ей, и блеск его глаз скользнул сквозь очки, отражаясь в глазах Гермионы. Она не смогла сдержать ответной улыбки, хотя на душе и было не уютно.

- Гермиона, ты как? Как тебе условия нового проекта? – спросил Гарри, глядя в карие глаза девушки.

Гермиона попыталась сделать довольное выражение лица, но это у нее не получилось, потому что невозможно пытаться показать, что все прекрасно, когда душевное равновесие говорит об обратном.

- Все замечательно, - вяло сказала она, хотя могла поклясться, что когда она сказала «замечательно», Гарри ей не поверил, завидев в ее глазах грусть.

Гарри всегда был чутким, всегда понимал, всегда помогал. Возможно, он мог бы помочь и сейчас, только рассказать ему все. Он же поймет. Он же… он же просто Гарри. Даже голос внутри девушки просил рассказать, доверить. Вместе они что-нибудь придумают. Но Гермиона гнала эти мысли. Это ее проблемы, она сама найдет решение. Не надо впутывать сюда Гарри. У него и так непростая жизнь.

Хотя если бы все-таки Гермиона в этот день рассказала все другу, потом не произошло бы слишком многого чего, за что девушка будет винить только себя. Если бы она заглянула в зеленые глаза Гарри глубже, она бы доверила ему все, а не держала в себе. Впрочем, нам всегда кажется, что мы сами все сможем решить, что мы все знаем, но на самом деле проще запастись поддержкой близкого человека, и тогда будет легче в сто крат. Но Гермиона тогда просто отвела взгляд от парня, державшего ее за локоть.

Секунда… две… «замечательно ли?» - подумала она, но все же потом, поддавшись внезапному порыву, вдруг обняла парня одной рукой. Он отпустил локоть Гермионы, и она подняла две руки, сцепив их за спиной парня.

- Эй, Гермиона, точно все в порядке? – произнес озадаченный Гарри, удивленный таким порывом.
Гермиона расцепила объятия, потом посмотрела на темноволосого паренька и искренне улыбнулась.

- Да, все отлично! Мне пора, – она зашагала наверх к спальне, а Гарри немного помедлив, задумался, смотря вслед убегающей девушке. Он знал, что что-то происходит у нее в сердце, что-то непонятное, но она молчит об этом.

Тогда Гарри еще не знал, кто же является виновником всех последующих бед девушки. Гарри вздохнул и начал спускаться в гостиную, сегодня ему еще предстояло придти к Дамблдору на индивидуальные занятия, связанные с прошлым самого великого и ужасного волшебника современности, имя которого Волан де Морт.

А Гермиона в это время добралась до своей спальни, зашла, закрыла дверь и, дойдя до своей кровати, сняла обувь, а потом повалилась на мягкое одеяло.

Сегодня ей еще предстояло дойти к Дамблдору и рассказать о перемене, связанной с напарником, а еще предстояла новая встреча с Малфоем. Но она пыталась не думать об этом. Надо еще отдохнуть. Отдых.

Гермиона чуть приподнялась и достала рукой до тумбочки, на деревянной поверхности стояла маленькая стеклянная бутылочка. Зелье от бессонницы. Гермиона взяла его и откупорила крышечку. Три капли - и можно проспать часа три-четыре, не видя ни единый сон. Просто отдых. Подумав об этом, она глотнула три капельки и запила водой. Скоро начнет действовать.

Девушка посмотрела в окно. Светло, белый снег слепит глаза. Даже странно. Взору вдруг явился Рон с широкой улыбкой. Какой же он все-таки родной. Рон. У него было необычайно доброе лицо и смешные веснушки, никак не сочетавшиеся с его высоким ростом. Так странно, но девушка за пять лет так и не заметила, как он все-таки вырос, возмужал. Все произошло так быстро. Быстро. Как и эти три дня счастья.

Глаза начали закрываться, на веки давил какой-то груз. Гермиона в последний раз представила образ Рона, но его почему-то сменил Малфой. «Мне нужна помощь», - сказал блондин. Подумав, какой же это все-таки бред, Гермиона провалилась в сон.

***

Драко Малфой покосился на веселую Пэнси. Она что-то шептала своей подруге и смеялась в дальнем углу гостиной. Он хмыкнул.

Все было, как обычно. Вечер. Они сидят в гостиной. Своей компанией. Пэнси заливается смехом. Гойл читает какой-то журнал. Крэбб просто сверлит взглядом огонь в камине. За исключением того, что Малфой нервно теребит краешек мантии.

Конечно, это вполне обычное занятие, но нет. Он ищет себе напарника. Осматривает всех цепким взглядом. Предполагает, чья же кандидатура прокатит. Может, Пэнси? Милая, красивая девушка, слегка заносчива. Но безупречна. Черты лица идеальны, хотя и немного грубоваты. Черные волосы, лежащие на плечах, аккуратно уложены. Во всем чувствуется вкус, изысканность. Даже странно, что девушки становятся такими хорошенькими, когда подрастают. Разве может она быть каким-то простым напарником?! Нет, слишком хороша. Она не прикрытие. У них совсем не тот уровень отношений, чтобы пытаться делать вид, что они выполняют какой-то школьный проект вместе. Глупости. Напарники?! Смешно, нелепо! Скорее возлюбленные, хотя, нет, не так. Скорее два человека, испытывающих страсть, влечение, симпатию, желание. Да, так! Но не напарники. Эта кандидатура отпадает.

Пэнси из-за угла облизывает пересохшие губы и смотрит на Малфоя, он ей улыбается.
Да, отпадает. Переводит от нее взгляд, опять оглядывает гостиную.

Холодный ветерок проникает в подземелье. В проем входит Блез Забини. Подмигивает компании и садится на диван рядом с подругой Пэнси, Эмили, кажется, ее зовут. По-хозяйски обнимает. Девушка тает. Пэнси надувает губки и, что-то сказав парочке, идет к Малфою.

Хм, Блез! Надо подумать.

***

Гермиона смотрит на чистый пергамент и пытается не думать о том, какие же строчки, выведенные ее рукой, скоро лягут на белоснежную бумагу. Смешно даже. Но выхода нет.
Надо написать всего несколько слов. Всего ничего. Но что же стоят для девушки эти слова?.. Наказание на целый месяц? Если бы. Тем не менее, Гермиона макает перо в чернила, и острый кончик пера, прислонившись к бумаге, начинает выводить:

Я, Гермиона Грейнджер, хочу участвовать во втором проекте и беру к себе в напарники…

Перо, заскользив по бумаге, на этой строке останавливается.

Интересно, писать можно в любой форме? Девушка тяжело вздыхает. А может, подойти к Дамблдору и записаться у него? Но получится ли смотреть в эти глубокие голубые глаза и говорить такую глупость. «А вы знаете, я тут подумала, подумала и решила, что кандидатуры лучше придумать не смогла. Здорово, да?»
Нет, лучше бросить пергамент в кубок.

…беру к себе в напарники Драко…

Тяжелый вздох. А может, есть еще какой-то выход?!

***

Блез?! Хм, он умен, да и вообще друг детства, все поймет, наверняка. Хотя что-то в этом не устраивает. Нет, надо подумать о ком-то другом. Это тоже совсем не то. Отпадает.

Слизерин, Слизерин. Ну конечно не Крэбб или Гойл. Даже подумать смешно. А может, иди дальше Слизерина. Хотя кто же захочет согласиться?

Ох, но ведь нужно всего лишь прикрытие. Какая разница, кто это будет?

***

…в напарники Драко Малфоя.

Ну, вот и все.

Гермиона стоит рядом с кубком в нерешительности. Последний вздох, рывок. Руки дрожат. Тяжело. Хорошо, что никого почти нет в Большом зале.

Секундное замешательство, а потом пергамент падает в кубок. Из чаши исходит яркое, почти незаметное синеватое свечение и пергамент пропадает, словно его и не было.

Ну, вот и все.

***

Времени подумать еще очень много. Неделя. Можно бросить пергамент и в последний день.

Грейнджер всего лишь пешка, которая будет помогать с этим проектом, но с кем же его делать – вот в чём суть вопроса. Мммм, на это будет еще время подумать. Неделя.

Пэнси сидит рядом. Малфой смотрит на нее почти любовно. Она улыбается ему, потом он целует ее в кончик губ. Через несколько секунд он поднимается с кресла и, взяв девушку за руку, уводит к лестнице. Она не перестает улыбаться. Как же с ней просто.

Пока можно отложить эти мысли о проекте подальше, да и вообще все мысли убрать из головы, которые преследуют его весь день. Просто отключиться от всего. Во всяком случае, Пэнси в этом поможет.

***

Гермиона забежала в гостиную и тут же остановилась. На диване сидел Рон, рядом что-то шептала Лаванда Браун. Он ее, похоже, не особо слушал. Взгляд был пустой. Рон был мыслями далеко не здесь, не в этой комнате.

Подняв глаза и завидев Гермиону, он напрягся. Лаванда замолчала и тоже подняла глаза. Какое-то огорчение блеснуло в ее взгляде, но она этого не показала, просто широко улыбнулась Гермионе, Гермиона тоже ответила на улыбку.
Поняв, что стоять по середине гостиной глупо, девушка сделала несколько вдохов и подошла к этой компании. Лаванда, прошептав Рону «мне пора» встала и пошла к лестнице. Гермиона проводила ее взглядом, а потом, посмотрев на Рона, подтянула рядом стоящий стул и уселась напротив.

- Привет, – как-то неуверенно произнесла она.

- Привет… - Рон окинул девушку взглядом. – Где ты была?

Гермиона тяжело вздохнула. Не хотелось начинать беседу с этого вопроса. Но время-то пришло. Сегодня они не виделись почти целый день, как, впрочем, и вчера. После того, как она кинула в кубок злосчастный пергамент, она всеми силами избегала Рона, и ей это удавалось. Поэтому не было ничего странного, что вечером они впервые поздоровались.

- Яяя…

- Ладно, не важно. Впрочем, я тебя ждал. Хотел поговорить насчет проекта.

Гермиона на секунду с силой зажмурила глаза. Он что издевается. Хотя он же не знает, что Гермиона готова обсуждать любую мелочь, только не проект, не сейчас, не сегодня. Но время-то все равно пришло. Раньше, позже…

- Да, и что именно ты хочешь обсудить? - голос Гермионы похоже дрогнул. Но это не важно.

- Я хочу, наконец, подтвердить, что мы выполняем его вместе, и кинуть пергамент в кубок… или же подойти к Дамблдору, – после этих слов Рон решительно посмотрел в глаза Гермионе. От его взгляда она поежилась.

- Почему именно сегодня, если еще есть четыре дня? – Гермиона знала, что вопрос глупый, знала заранее ответ Рона, но как-то пыталась еще спасти хотя бы что-то.

- Просто не думаю, что надо медлить, ждать последнего дня. Разве в этом есть толк, когда все решено? – Рон не отрывал взгляда от девушки, и она под этим взглядом чувствовала себя маленьким беззащитным котенком перед сильным хищником.

- Яяяя… - снова произнесла она, потому что не могла придумать что-то более дельное.

Но то, что сказал дальше Рон, ее потрясло. Она не ожидала такого вопроса. Не была готова к нему.

- А может, ты решила выполнять этот проект с кем-то другим?! Ну, давай же, скажи, что это так!

Какая-то злоба послышалась в голосе Рона. Сердце Гермионы подпрыгнуло. По коже прошлась дрожь.

- Почему ты так решш-илл? – с расстановкой произнесла она.
Рон хмыкнул.

- Потому что я это знаю!

Гермиона проглотила комок. Потрясение? Да, наверное. Откуда, вот откуда он знает?
Как, когда это случилось? Может, в эти два дня, в которые она его избегала. Когда?

Словно бы поняв мысленные вопросы Гермионы, Рон ответил. Но его голос был металлическим.

- Я сегодня ходил к Дамблдору и решил нас записать. Был уверен, что ты это уже сделала, но мы с тобой почти не общались, поэтому все же решил проверить, подстраховаться. Да, знаешь… не тут-то дело было! – осторожный взгляд на девушку. – Дамблдор спросил, с кем же я желаю делать проект, а пока я сжимал пергамент за своей спиной, сказал, что странно, что мы решили выполнять этот проект отдельно, что мы были неплохими напарниками! Хочешь узнать, что я чувствовал тогда?!

Гермиона безжизненно глядела ему в глаза. Что тут скажешь? И почему все это правда?!

- Рон… яяя хотела…

Рон прислонил палец к ее губам.

- Мне все равно, почему ты так решила. Я же говорил тебе еще в самом начале, что, если что-то не так, скажи и я пойму. Я знаю, что ты не считаешь меня слишком умным, и был даже удивлен, когда в первый раз ты согласилась. Я был уверен, что ты захочешь тот проект выполнять с Гарри. Я бы не обиделся. Но это теперь не важно. Не важно даже то, что я впервые узнал твое решение в кабинете Дамблдора. Мне не столько важно, с кем ты будешь его выполнять, пойми, важно то, что ты молчала. Ты ничего не сказала, не посоветовалась. Могу ли я тебе доверять? Почему ты так поступила? Гермиона, почему?! Неужели я для тебя ничего не значу?

Гермиона чувствовала себя как никогда хуже. Она причинила ему боль. Но наверняка Рон еще не знает, кто же на самом деле является ее напарником. Может, еще есть возможность хотя бы что-то сохранить, уберечь?

Она протянула руку и положила ладонь на руку Рона.

Сможет ли она сказать что-то, что оправдает ее. Попытаться.

- Рон, понимаешь, я не хотела, чтобы так вышло. Но у меня не оставалась выбора.

Какой то приглушенный смех Рона заставил снова поежиться.

- Не было выбора? Да что ты несешь? Выбор был сказать мне. А ты избегала меня, словно я что-то сделал не так. Я даже начал бояться, вспоминать, что же мог я сделать! Гермиона, пойми, это не просто какой-то проект, это твое доверие ко мне. Отношение. А что я могу сделать, когда понимаю, что все вот так? Могу ли я тебе доверять?

- Рон, послушай…

- Прости, у меня нет сил тебя слушать! – он отдернул руку и привстал. Гермионе показалось, что сейчас слезы хлынут из ее глаз. – Если не возражаешь, я пойду.

И он пошел. Завернул за проход к лестнице и скрылся.

Есть ли у Гермионы надежда, что он простит? Может, сейчас он еще очень расстроен, но все образуется. Боже, и почему все так сложно? И глупо. Время еще покажет. Оно все расставит по местам. Но нужно время. Может, стоит и подождать. Но почему же глаза застилают слезы?

В проход кто-то вошел. Гермиона слышала шорох шагов, но не смотрела туда. Она сидела на диване и ничего не видела.

- Гермиона, привет! – бодрый голос отвлек от мыслей, и девушка подняла глаза. Перед ней стоял парень. Очень высокий, стройный. Кажется, Кормак. Кормак Макклаген.

Она натянуто улыбнулась и встала с дивана.

- Эй, у тебя все в порядке? – спросил он, видя потерянный взгляд.

- Да, все замечательно! – кинула девушка и умчалась в спальню.

В спальне никого не было. Ну, это хорошо. Даже Лаванда, похоже, успела выйти, хотя вроде бы вечность назад поднялась именно сюда, прощаясь с Роном. Но это не важно. Даже хорошо, что никого нет.

Гермиона бросилась к кровати и уткнулась в подушку.

В спальне было темно. За окном шел снег. А из ее глаз капали слезы. Много слез. Когда она в последний раз плакала, Гермиона уже и не помнила. Наверное, давно. А сейчас так холодно в сердце, словно один кусочек откололся, откололся вместе со словами Рона «могу ли я тебе доверять». Она знала, что так будет, но не знала, что так скоро. За счастье других приходится платить своим счастьем. Семья Рона бесконечно дорога. Так что, наверное, все правильно.

Гермиона же не знала, на что способен парень со злобной ухмылкой. Лучше и не знать, а просто принять его правила.

«Могу ли я тебе доверять» - это всего лишь слова, но в них все. Гермиона не могла остановить поток слез. Просто не могла. Может, завтра будет новый день, и он все решит.

Просто стоит дождаться рассвета.

Но за окном не было рассвета, да и ожидать его стоило не скоро. Впереди вечная ночь.
А там, в ночи, кружатся хрустальные снежинки, танцуя в воздухе, а потом неминуемо падают на холодную землю. Падают и тают. Почти как мечты Гермионы, которые, едва коснувшись земли, таяли. Таяли, как и эти необыкновенно красивые снежинки. Таяли, так и не дожив до утра.

***

Драко Малфой удивленным взглядом смотрел на книгу, лежащую на директорском столе. Он ничего не понимал. Сначала лист пергамента, вылетевший из кубка, а сейчас Дамблдор, который ему улыбался, а потом его слова: «Да, вы неплохо сработаетесь с мисс Грейнджер, но знаете ли, я все равно не понимаю, почему она не оставила предыдущего напарника».

Впрочем, этого не понимал и Малфой. Она что, буквально приняла его слова? Она что, ничего не поняла?! Он же попросил ее помочь в магии, с проектом, но не быть напарниками. Он ничего не понимал.

Кивая, вышел из кабинета, спускаясь по каменной лестнице.

Что это значит?.. Смешно, да он сказал: «мы будем неплохими напарниками» - но, Мерлин, это же шутка. Она что, так и не смогла привыкнуть к его странному юмору, уж за пять-то лет.

Он достал пергамент из кармана, горгулья сзади задвинулась. Малфой пошел прочь отсюда.
Скомкал. Он все эти три дня выбирал себе напарника, прикрытие. А тут Грейнджер обо всем позаботилась.

«Черт», - выругался Драко.

Вышел через главный выход и прошел по скрипучему, только что выпавшему снегу. Было холодно. Но плевать на это. Вот и дошел. Совятня. Некоторые совы уже спят, другие же оглядывают его с интересом.
Драко свистнул, и к нему подлетела школьная сипуха. Он взял пергамент с полочки и перо. А потом, обмакнув, написал:

«Что это значит, Грейнджер? Какие к черту напарники?!»

Подумав, добавил.

«Завтра в кабинете зельеварения после уроков. Жду!»

Потом прицепил пергамент к сове и произнес «староста Гриффиндора», сова тут же ухнув, выпорхнула из совятни. Он смотрел ей вслед через распахнутое окно. Глупый снег все шел и шел. А в голове ничего не прояснялось.

Ладно, завтра будет новый день, стоит дождаться всего лишь рассвета!

Глава 7


- Мисс Грейнджер! – резкий голос профессора Снегга вывел Гермиону из своих мыслей. Она вопросительно посмотрела на него. По тому, как он выжидательно смотрел и как все в аудитории молчали, можно было понять, что, похоже, он что-то спросил. Да, он что-то точно спросил, поскольку его брови изумительно взметнулись вверх.

Ну, а как же! Самая умная ученица молчит и, похоже, не знает ответа! Этого еще, скорее всего, не было ни на одном занятии. За такое можно и баллов двадцать снять, не меньше. Наверно, многие сейчас думают о том же.

Рядом сидящий Гарри толкнул локтем Гермиону. Она сразу оживилась. Кажется, пауза с ответом затянулась. Девушка подняла глаза на профессора.

- Простите, профессор. А вы не могли бы… повторить вопрос?

«Ох, как же все нелепо! Ну, хуже быть уже не может!»

Снегг хныкнул. Внимательно посмотрел на Гермиону. А потом произнес почти с удовольствием, растягивая каждое слово!

- Минус десять баллов с Гриффиндора… за невнимательность!

Гермиона вздохнула. Снегг в это время повернулся к партам Слизерина.

Хотел, возможно, насладиться триумфом. Хотел показать, как надо, кто же теперь умнее. Но он немного не подрассчитал, ошибся с выбором, спросив белокурого парня, который тоже был не здесь, сознание и мысли которого были далеко за пределами этой маленькой аудитории, этого большого мира.

- А вы, мистер Малфой, сможете ответить?

Гермиона повернулась посмотреть на Малфоя. Ожидала ухмылку, первенство и превосходство в глазах, но вместо всего этого наткнулась на потерянный взгляд, возможно, в точности такой же, какой был у нее самой несколько секунд назад.

Как странно, но, похоже, кто-то ещё не слушала Снегга во время занятия. Странно было и то, что этим кем-то оказался Малфой. Точнее, это было очень-очень странно.

- Ну… - начал Малфой, но тут же замолк.

«Снегг, наверное, злится», - подумала Гермиона и почему-то улыбнулась. А что, в этом есть даже что-то забавное.

- Что ж! – губы Снегга скривились, появилась какая-то досада, но он этого не показал. – Раз уж вы все такие умные, будете писать самостоятельную работу сейчас же! А еще эссе размером два метра. Может, это выработает у вас уважение к Защите от Темных Искусств.

Гермиона услышала позади себя вздох Рона.

Хотелось повернуться, подбодрить, но найти в себе силы девушка не смогла. Да и знала: не надо ему этого. Он все еще злился. Весь день они не разговаривали. Как только Гермиона оказывалась рядом с Гарри или Джинни, Рон тут же пропадал. Обида захлестывала жгучей волной, но Гермиона знала, что Рону сейчас тяжелее. Да и вот тут он даже сидел через две парты от нее вместе с Дином и нервно что-то бурчал.

Да, час от часу не легче.

А еще Гермиона вдруг ощутила на себе пристальный взгляд, и нетрудно было догадаться, кому он принадлежал. Вероятно, Малфою.

Малфой, Малфой, Малфой – воспаленное сознание не хотело о нем что-либо думать, но мозг подсовывал свои картинки. А в этих картинках была неизвестность, а еще непонимание.

Что значит его вчерашнее письмо? Письмо, в котором удивление и злость проскакивает в каждом слове. А не сам ли он затеял все это, не сам ли потребовал стать напарником? Или Гермиона чего-то не поняла, что-то упустила? А может, он и не заставлял ее делать этот отчаянный шаг, который она сделала несколько дней назад, когда кинула пергамент в кубок?

Ох, как же все непонятно. Но в этом стоит разобраться, понять. И желательно сегодня. Хотя все действительно будет сегодня. Она и забыла, опять забыла. Встреча!

«Завтра в кабинете зельеварения после уроков. Жду!»

Да, а это «завтра», написанное чернилами, стало уже «сегодня», и, значит, как раз сегодня придется увидеть его, поговорить. А уроки почти уже закончились. Осталось только это занятие, но время неумолимо приближает его к завершению.

Секунды, минуты… монотонный стук часов, шуршащие перья, размеренные шаги Снегга.
И… звонок.
Все стали собираться, Рон, даже не взглянув, пролетел мимо. Гарри грустно посмотрел вслед другу и вышел вместе с Гермионой.

- Ну что, куда сейчас? – спросил он, всматриваясь в глаза девушки.

- Ну… - Гермиона подумала.

Последнее занятие, а еще и слова Малфоя сразу пришли на ум. «Жду!» - звучит как приказ, да, в общем, это и есть приказ, но, наверное, все равно надо занести сумку в спальню или…

Рядом прошел Малфой и злобно посмотрел, Гермиона почувствовала, как Гарри напрягся.

- Что Поттер, не нашел место, где еще можешь постоять со своей подружкой? То-то я смотрю, Уизли ходит надутый. Ты что, лишил его прелести жизни? – взгляд Малфоя скользнул по Гермионе. - Надо же, даже подумать не мог, что у вас там все так.

Руки Гарри сжались в кулаки, а Гермиона поймала их скорее, чем он успел что-либо сделать. Она их сильно сжала. Почувствовал ли он немного боли, остается вопросом.

- Малфой, это не твое дело! – крикнул Гарри.

- Да? А жаль, – усмехнулся Малфой. – Уизли-то совсем серый, скоро помрет, наверно, от обиды.

От этих слов Гарри подался вперед, но Гермиона его удержала.

- Гарри, он этого не стоит. Лучше пошли в гостиную! – прошептала Гермиона. Гарри послушался, но он весь был напряжен, натянут как струна, еще чуть-чуть - и растянется.

Гермиона повернула его в противоположную сторону от Малфоя и подтолкнула вперед, сама уперлась рукой об его локоть, а когда уходила, вскинула голову и обернулась, совсем незаметно для Гарри. Малфой даже не удосужился уйти, а так и стоял. С его лица не сползала довольная ухмылка. Вот гад!

***

Малфой зашел в кабинет зельеварения. Здесь никого не было. Он прошел в середину помещения и остановился. Достал волшебную палочку. Всего один взмах и пред глазами появился маленький светящийся шар.

«Грейнджер до сих пор нет», - подумал блондин. «Может, она забыла?» А то, потому, как она хваталась за локоть Поттера, было видно, что она не настроена идти сюда. Интересно, а что у них там всех произошло? Неужели Поттер увел у своего дружка девушку? Интересно. Но это не имеет значения. Пусть там сами разбираются со своими проблемами. А вот с проблемой, связанной с проектом, надо разобраться сейчас. Черт, и где же эта… эта… Грейнджер?»

Тут в дверях послышалось шуршание, и с новым порывом воздуха в кабинет влетела Гермиона. Малфой удивленно вскинул брови. Но с места так и не сдвинулся.

- Что, проблемы с Поттером? - произнес он ленивым голосом, не глядя на девушку.

Гермиона ничего не ответила и пробралась в середину помещения. Встала напротив. Надо же, и когда у нее появилась смелость.

- Может быть, но тебя это не касается! – ответила она и посмотрела в глаза слизеринцу.

Малфой улыбнулся какой-то жуткой улыбкой. Шарик, созданный им всего несколько минут назад, начал помаленьку потухать. Еще чуть-чуть, и они вдвоем окажутся в полумраке. Но его это не волновало. Больше волновало другое.

- Ладно, это не важно, – произнес он, на удивление Гермионы, без каких-либо подколов. – Меня не волнует какой-то Поттер, ты мне лучше скажи, когда в твою прелестную голову поселилась идея взять меня в напарники, да еще притом, не посовещавшись, кинуть пергамент с моим именем в кубок?

Гермиона передернула плечами.

- А ты сам-то понимаешь, какой глупый вопрос задаешь? Не сам ли ты какое-то время назад, завидев меня в библиотеке, начал нести все это? Про проект, про магию, про…

- Ох, Грейнджер, черт, ты только кажешься умной, и это у тебя прекрасно получается. Я сказал «напарники» не в прямом смысле. Но ты приняла все буквально.
Гермиона задумалась.

Может, есть выход из сложившейся ситуации?

- Что ж, если все так, как ты говоришь, значит, мы можем поменять пару и всё? – с надеждой произнесла Гермиона.

- Грейнджер, не смеши. Напарник уже выбран, а если ты не знала, то я тебе скажу: кубок волшебный и решение, принятое и написанное на пергаменте самолично, потом меняться не может. Это как закрепление, ну, нерушимо, что ли.

Гермиона судорожно сглотнула. А она еще на что-то надеялась. Обидно.

- Поверь мне, я тоже был не в восторге. Когда узнал, готов был убить тебя, – Малфой опасно блеснул глазами. Гермиона вздохнула.

- И теперь уже ничего не исправить, верно? - спросила она ослабевшим голосом.

- Да, – коротко ответил Малфой.

Повисла тишина. Напряженная, давящая. Комочек света вдруг колыхнул и погас. Стало темно. И сквозь темноту послышался голос Гермионы.

- И что теперь, что делать?

- Идти дальше. Просто идти…

***

Гермиона назвала пароль и вошла в гостиную Гриффиндора. Проходя мимо дивана, Гермиона вдруг услышала свое имя. Обернулась. На диване сидела Джинни. Гермиона улыбнулась ей и подсела.

- Привет, – сказала Джинни.

- Привет, – ответила Гермиона.

Джинни вгляделась в глаза подруги, а потом спросила.

- Ну, как ты? Все в порядке?

- Да, - не задумываясь, ответила Гермиона. Хотя уже в сотый раз понимала, что это неправда.

- Знаешь… - начала рыжеволосая девушка. – Я хотела поговорить с тобой по поводу Рона.

От этих слов Гермиона напряглась. Джинни продолжила.

- Что у вас произошло? Он уже который день ходит сам не свой. Да еще эта Лаванда к нему прицепилась. Вы поссорились, что ли? Я спрашивала, а он помалкивает. В чем дело, хотела бы я знать?

Гермиона нервно замяла край мантии. Потом посмотрела в глаза Джинни.

- Слушай, знаю, что это ужасно странно и неожиданно. Но, да, похоже, мы расстались.

- Но вы, же любите друг друга, - в недоумении произнесла сестра Рона.
Гермиона вздохнула. Эти слова слышать было тяжело.

- Да, знай, я люблю Рона. Но теперь все так сложно.

- Сложно… Да о чем ты? У вас все наладится. Я же знаю, как он тебя любит!

- Теперь уже ничего не наладится после того, что я ему сделала. Боль… После этого я даже рассчитывать на роль подруги-то не могу… – Гермиона прикрыла глаза руками. Непрошенные слезы, казалось, сейчас понесутся ручьями.

Джинни погладила плечи подруги.

- Все будет хорошо, я верю. Жаль, что так вышло. Но Рон, он славный. Он не умеет таить долго обиду. Особенно, если это любимый человек. Я не знаю, что у вас произошло, но думаю… Гермиона, ты плачешь? – Джинни увидела, как вздрагивают плечи подруги.

- Нет, все в порядке… Просто, спасибо тебе, что ты есть, – Гермиона отняла руки от лица и покрасневшими глазами посмотрела на Джинни.
Не зная, что сказать, Джинни обняла Гермиону.

- Все будет хорошо, слышишь, – прошептала она Гермионе и погладила по волосам. Гермиона кивнула.

Да, сейчас Джинни была словно лучик света. Такой радостный и светлый. И Гермиона как раз в этом так нуждалась.

В проем зашел Гарри и, увидев девушек, прошел к ним. Сел рядом. Джинни разняла объятия. Гермиона потерла глаза.

- Вы как? - спросил он. – Все в порядке?

Девушки улыбнулись. Несколько минут назад Джинни задала тот же вопрос.

- Да, - ответили они.

- Все хорошо, – Джинни подмигнула Гарри.

- Я рад, – сказал Гарри. – Джинни, можно тебя на пару минут?

Джинни посмотрела на Гермиону, та кивнула. Это означало что-то, вроде «можно?», а кивок Гермионы означал «да, все хорошо».

Джинни перевела взгляд на Гарри и кивнула в ответ. Они отошли от дивана и сели у стола. Гарри посмотрел на Гермиону, когда уходил. Она ему улыбнулась.

Все-таки, когда существуют друзья, так легко. С ними можно хоть горы свернуть. Видеть их искренность, их тревожный взгляд. Наверное, это счастье, когда есть друзья.

Смотря вслед рыжеволосой девчушке и пареньку в очках, Гермиона невольно улыбнулась.

Хорошо, что есть в этом мире что-то теплое и светлое.

Тут к Гермионе подсел Кормак Макклаген. Она удивленно подняла на него взгляд.

- Привет, – сказал он.

Гермиона поздоровалась.

- Знаешь, хотел узнать, у вас что-то произошло с этим рыжим? – спросил он, но тут же пожалел. Совсем недавно спокойное и доброе лицо Гермионы исказилось. На нем отразились и злость, и раздражение, и негодование одновременно.

Может, Джинни и Гарри имеют право задавать такие вопросы, а этот же человек - нет.

- Прости, – сказала девушка, – но тебя это не касается. Это мои заботы, и я сама с ними разберусь.

Кормак вздохнул.

- Да нет, я не это имел в виду, просто вижу, что ты какая-то подавленная все время, вот и решил узнать, что стряслось.

- Прости, но моя личная жизнь… - начала Гермиона, но Макклаген ее прервал.

- Извини, не думал, что все так серьезно. Просто дело в том, что это я…
Тут его прервал звонкий голос Джинни, которая сидела с Гарри.

– Гермиона, может, пойдешь к нам?

Гермиона закивала. Посмотрела на Макклагена. Извинилась.

- Меня друзья зовут, давай поговорим как-нибудь в другой раз.

Макклаген раздосадовано кивнул и опустил глаза. Гермиона же в это время встала с дивана и прошла к друзьям.

Ну вот, он снова выбрал неподходящий момент. Как же так всегда получается? Он смотрел вслед уходящей девушке и чувствовал острую обиду.

И что странно, но в этот момент он злился не на Гермиону, не на Гарри или Джинни, позвавших ее к себе, а злился на рыжеволосого парня, который даже сейчас, когда перестал встречаться с этой девушкой, до сих пор жил в ее мыслях.

***

Неделю спустя после разговора с Джинни, Гермиона сидела в Большом зале и смотрела в тарелку с едой. Рядом сидел Гарри и дописывал эссе по травологии.

Гермиона же возила вилкой по тарелке, размазывая еду. В голове вертелась куча мыслей. Сегодня (как же быстро насупило это «сегодня»), наконец, можно будет взять тему для проекта, а еще будет предоставление комнат для занятий по проекту. Но теперь это уже не самое худшее. Хуже еще то, что Гермиона согласилась идти с Макклагенном на свидание. Забавно, конечно, вышло, но что же теперь поделать.

А ведь снова все из-за гордыни, да еще глупая месть засела в сердце. Гермиона вздохнула и оглянулась по сторонам. Гарри почти закончил свое эссе и теперь выводил поставленную кляксу на бумаге, чуть поодаль сидела Джинни и рассматривала свое отражение в маленькое зеркальце, а рядом с Джинни (Джинни сидела с Дином по другую сторону) сидел Рон и… Лаванда Браун. Лаванда что-то рассказывала и держала Рона за руку. Он же угрюмо смотрел в тарелку, периодически кивая.

Да, как же может измениться жизнь всего за неделю. Вроде все те же лица, та же школа, тот же большой зал, а вот судьбы уже другие. Почти полторы недели назад рядом с Гермионой сидел не только Гарри, но и Рон. Он так же держал ее за руку, рассказывал всякие истории, а Гермиона звонко смеялась. А сейчас… впрочем, какая теперь разница?
Бесконечное счастье, улыбки, поцелуи - как же давно это было. Всего неделя. А, кажется, что вся жизнь прошла. Но теперь появилась Лаванда, и вряд ли что-либо можно поменять. Даже если и можно, то не скоро.

Гермиона задумалась, смотря на Рона, а он даже не видел (может, и не чувствовал) ее взгляда. Словно какая-то ниточка разорвалась, связывающая когда-то их.

Тут сквозь свои мысли Гермиона услышала голос Гарри. Она повернулась и, наконец, слуха достигли его слова.
- Аууууу, Гермиона, ты что, совсем не ешь?

Гермиона встрепенулась.

- Да, как-то аппетита нет, – вяло ответила она и пожала плечами.
Гарри кивнул.

- Ну, я закончил, проверишь?

Гермиона улыбнулась.

- Конечно, только давай не здесь, пойдем лучше в гостиную!

Гарри довольно кивнул и вышел из-за стола. Гермиона вышла следом. Тут еще Невилл покинул стол и подошел к Гарри и Гермионе.

- Вы в гостиную? – спросил он.

Гарри и Гермиона кивнули.

- О, тогда я с вами. Кстати Гермиона… - начал он, и его голос затерялся в шуме большого зала, а Гермиона шла рядом и отвечала на его вопросы, Гарри же только пожимал плечами. В такой компании они и поспешили покинуть зал.

А Гермиона, поглощенная беседой, уходя из зала, даже не замечала, что, кроме Невилла и Гарри, в этом большом помещении на нее были устремлены еще два взгляда.

Один принадлежал человеку, сидевшему рядом с девушкой, безустанно болтающей. Это был Рон Уизли. Он грустно провожал взглядом Гермиону. Даже завидовал Невиллу, что тот может так просто с ней общаться. Так просто.

Другой же взгляд принадлежал человеку, находящемуся по другую сторону. Человеку в зеленой форме, человеку, тоже слушающему рассказ своей девушки, но не вникающему ни в одно слово.

Да, это были совершенно два разных человека. Два разных факультета. Две разные жизни. Один бесконечно упрям, другой горд и тщеславен. Но в эту минуту они были похожи. Они вдвоем провожали взглядом эту необыкновенную девушку. Они вдвоем нуждались в ее поддержке. Нуждались в ее свете, в тепле исходящем от нее. Нуждались. Но рядом были другие. Поэтому оставалось смотреть лишь только в след этому прекрасному созданию и смотреть, как она дарит теплом другим. Гарри Поттеру, мальчику за свои шестнадцать лет, пережившему столько всего, и Невиллу Лонгботтому, пережившему отнюдь не меньше.
Может, Рон Уизли и Драко Малфой бесконечно нуждались в свете этой девушки, но сами просто не могли его понять, найти. Поэтому на их месте были другие, кто понял и кто нашел.

Так прошел обед в Большом зале, а потом через несколько часов наступил ужин, и вот, когда он закончился, из-за преподавательского стола поднялся директор Дамблдор. Он окинул всех взглядом и улыбнулся, начав свою речь:

- Вот и наступило время, которого многие из вас так долго ждали. Наш второй проект полностью вступает в силу с этого дня. Поэтому все наши многоуважаемые старосты сегодня могут, наконец, выбрать себе тему. А так же после этого ужина вы можете отправиться посмотреть ваши комнаты. В них все самое необходимое. Это: письменный стол, каминная сеть, удобные и мягкие кресла, ну и, что таить, на всякий случай ванная комната! Сегодня вы можете осмотреть их, а вот завтра в волшебном кубке вы выберете себе тему. Должен вас сразу предупредить, темы очень сложные. Многие требуют от вас древних старинных заклинаний, но я просто уверен, что вы справитесь. Поэтому дождитесь окончания ужина, и профессор Снегг покажет вам ваши апартаменты. Удачи!

Директор уселся опять за стул и начал что-то говорить профессору МакГонагалл. Гермиона в это время внимательно наблюдала за Малфоем. Он сидел за столом, и его взгляд ничего не означал. Просто сидел и даже не с кем не общался. Рядом была надутая Пэнси, которая даже не глядела на него.

Интересно, неужели они поссорились? Хотя это не имеет значения.

Гермиона перестала на него смотреть. Взглянула на Рона и, вздохнув, тут же отвела взгляд. Он выбрал Лаванду себе в напарники, хотя все могло бы быть по-другому. Но это тоже уже не важно. Все случилось именно так, а никак иначе, и думать, как бы все было по-другому, - глупость.

Ужин закончился, ученики начали потихоньку уходить из зала. В дальнем углу вдруг появился как всегда недовольный Снегг. В который раз Гермиона вздохнула.

Жаль, что Гарри нет рядом, он хотя бы подбодрил. Девушка встала из-за стола и отправилась прямиком к Снеггу, туда уже подтянулись некоторые старосты со своими напарниками, а еще через минуту стояли почти все за исключением… Малфоя.

Хм, может, это и к лучшему. Да, к лучшему. Снегг не стал его дожидаться, а просто попросил участников следовать за ним. Проходя многочисленные коридоры, спускаясь по длинным лестницам, наконец, они дошли до коридора, где горели факелы. Длинный проход и несколько деревянных дверей. Наверное, это и есть те самые комнаты. Как же странно: Гермиона знала всю историю Хогвартса, знала почти все проходы, коридоры, комнаты, но никогда ничего не слышала вот об этом светлом коридоре. Наверное, его создали недавно, впрочем, как и эти комнаты.

Словно услышав ее мысли, Снегг остановился и оглянул всех.
- Можете не удивляться, что вы тут впервые. Этот проход был создан недавно в связи с новым проектом. Немного волшебства, два месяца работы - и вот вам новые сведения для книги «История Хогвартса». Что ж, для начала объясню, что все комнаты имеют специальные пароли, как и ваши гостиные, и много чего в нашей школе. Поэтому, пока я оглашаю списки участников и надлежащие им номера комнат, у вас есть время придумать пароль. Итак… – Снегг начал перечислять участников и номера.

Когда почти все разошлись по своим комнатам, остались лишь Рон и Лаванда, а еще Гермиона.

Да, было непривычно стоять всего в паре сантиметров от своего бывшего парня и его новой девушки. Гермиона посмотрела на него и вдруг встретилась с его взглядом. Пару секунд они смотрели друг на друга, не отрываясь. И это было… тяжело. В его взгляде чувствовалась еще не угасшая боль… Боль. И так хотелось сказать ему, что все не так, что все будет хорошо. Но вдруг голос Снегга окликнул его имя.

- Рон Уизли и Лаванда Браун, прошу комната № 7.
Рон отвел взгляд от Гермионы и, взяв за руку (ну зачем он так сделал?) свою девушку, скрылся за поворотом.

Снегг посмотрел на оставшуюся Гермиону.

- Остались только вы и мистер Малфой. Ваша комната № 3.

Гермиона кивнула и пошла к деревянной двери с золотистой табличкой, на которой было написано №3.

Многое, конечно, было странно. Во-первых, что дверь не отворилась. Во-вторых, стоя рядом с закрытой дверью на ум пришло то, что распределение в комнаты было необычным. Все было не по порядку. Сначала Пэнси Паркинсон дали комнату № 6, и она ушла за поворот, а Гермионе так вообще № 3, хотя она осталась последняя. Но это не волновало так сильно, как, например, то, что комната не открывается. Снегг, как назло, ушел очень быстро, даже не удосужившись посмотреть, все ли у учеников в порядке.

-Алохомора, – произнесла Гермиона, но дверь не открылась.

- Темные силы, – вдруг послышалось сзади, и дверь тут же распахнулась. Гермиона нервно обернулась. Сзади стоял Малфой и, улыбаясь, смотрел на девушку.

- Что? - спросил он. - Просто надо было придумать пароль. Сказал первое, что пришло на ум.

Он обогнул Гермиону и по-хозяйски вошел в проем. Девушка разозлилась. Да, нелегко придется с этим человеком.

Гермиона прошла за Малфоем и оглянулась.

Комнатка была довольно маленькой, но очень удобной. Стены нейтрального цвета, почти пастельных оттенков. В углу был камин, рядом - большое окно с выступающим подоконником, где, по-видимому, можно сидеть, потому что на нем Гермиона увидела мягкие подушки. Так же у одной стены располагался деревянный стол. В центре комнатки был мягкий диван, стоящий на пушистом ковре. Рядом с ним друг напротив друга стояли такие же мягкие кресла, а посередине - газетный столик. Впрочем, вот и все. Ах да, еще была одна дверь, скорее всего ведущая в ванную комнату.

Гермиона решила оглядеть ее. Малфой в это время прошел в центр и расположился на диване.

Гермиона открыла дверь. Вошла. Тут тоже было достаточно уютно.

Белая кафельная плитка. Удобная душевая кабинка, туалет и большое зеркало в позолоченной раме. Сразу захотелось посмотреться в него. Гермиона глянула на свое отражение и тут же ощутила разочарование. Вот она такая, какой полюбил её Рон. Растрепанные волосы, бледноватое лицо и синяки под глазами. Почему-то сейчас стало важно хоть что-то изменить. Девушка не понимала, откуда взялось это решение, но чертовски захотелось выглядеть лучше. Может, причина была в человеке, сидящем на диване за этой стеной, или в том, что, как ни крути, ей уже семнадцать. Самый рассвет красоты.

Гермиона аккуратно замотала волосы в пучок, убрала вылезающие пряди, взяла палочку, и пара заклинаний стерла с лица бессонные ночи, переживания, недосыпания. Что ж, так лучше.

Гермиона вышла из ванной. На диване все так же восседал Малфой, и, услышав, что девушка закрыла дверь ванны, он посмотрел на нее. В его взгляде промелькнуло удивление. Гермиона не обратила на это внимание, просто посмотрела на него. Не хотелось дожидаться каких-то усмешек, слов. Девушка просто развернулась. Она запомнила, где находится комната, и, во всяком случае, всегда сможет найти к ней дорогу.

- Ну, я пошла, все равно заданий еще никаких нет, – сказала она то ли Малфою, то ли себе самой. А потом за ней закрылась дверь.

Она спускалась по каменным ступеням и думала. Различные чувства перемешивались в ее голове. Было облегчение в том, что комната вполне обычная: никаких кроватей, шкафов для одежды, говорящих, что придется все время проводить в этом помещении. Это радовало. Уж чего-чего, а проводить все время с Малфоем не в ее силах. Уж провести-то с ним и десять минут уже становилось пыткой.

Раньше ведь все было не так. Просто встречи в коридорах, на улице, в Хогсмиде. И все. Не больше пяти минут в день. А теперь?.. Что ж, об этом она узнает завтра. Завтра ведь будет дана тема, и придется ее выполнять, тратить на нее все время и силы. Гермиона надеялась, что прекрасно будет справляться с заданиями и в гостиной Гриффиндора. Комната ни к чему. Если бы на месте Малфоя был Рон, то тогда она не стала бы даже думать о гостиной, но Рон не был на месте Малфоя - соответственно, придется принимать другие правила. Она будет лишь делить задания и выполнять их подальше от этого человека. Правда, он еще говорил о помощи в магии. Вот тут придется потратить время на него. Но вот что настораживало. Про какую магию шла речь? Древнюю? Да, вероятно. Наверное, об этом она тоже все узнает завтра. Конечно, можно было бы расспросить обо всём сегодня. Но почему-то сил на это нет. Нет сил смотреть в его глаза и слушать то, что уготовила ей судьба. Завтра, все завтра.

Завтра будет новый день.



Глава 8


Гермиона посмотрела на противоположный стол слизеринцев. Малфой лениво разглядывал свои часы. Как ни странно, его девушка, Пэнси, сидела очень далеко от него, чуть ли не через десять человек. Рядом с Малфоем был Забини, а по левую и правую стороны от них сидели верные телохранители Кребб и Гойл.

Малфой зевнул, и вдруг совершенно случайно взгляды его и Гермионы встретились. Девушка в этот раз не стала прятать глаза, а уверенно посмотрела на него. Он тоже долго смотрел на девушку, а потом уголков его губ коснулась отвратительная улыбка, от этого Гермионе стало не по себе, и она отвела взгляд.

Все в зале ждали. Гермиона посмотрела на стоящего у кубка человека. Сегодня, наконец, наступил день, когда можно взять задание к проекту. Сейчас у кубка в нерешительности замерла Лаванда Браун. Ее рука чуть дрогнула, но все же очутилась в кубке и подхватила лист пергамента. Лаванда развернула его и посмотрела на директора, стоящего рядом. Он улыбнулся ей, а затем забрал лист.

- Магические заклинания и их применение от тяжелых заклятий! – громко произнес он. Потом попросил Лаванду пройти обратно к столу.

Гермиона сглотнула. Вот и настала ее очередь идти к кубку.

- Напарники номер пять, – произнес Дамблдор.

Гермиона начала выбираться из-за стола. Гарри пожелал ей удачи, девушка кивнула. Выбравшись и шагая к преподавательскому столу, она спокойно вздохнула.

Почему-то директор не называл участников по именам, а указывал номер их пары. Гермиона прекрасно знала, что они с Малфоем - пара номер пять. Но вот никто, кроме Малфоя и, возможно, его дружков, больше не знали этого секрета. Не знал даже Гарри, он пожелал удачи, не зная, что вместе с тем, что он говорит это Гермионе, он еще говорит это и Малфою.

Гермиона подошла к кубку. Синеватое свечение выскользнуло из него. Потом Дамблдор кивнул, и девушка просунула руку в кубок. В кубке было достаточно прохладно, а около дна вертелось много пергаментов. Гермиона попыталась поймать один, и ей это удалось. Она высунула лист и дрожащими пальцами его развернула. Когда на пергаменте появился косой почерк Дамблдора, Гермиона даже зажмурилась, а потом все же открыла глаза и всмотрелась. «Защита от темной магии. Применение заклинаний против темной магии», - было написано на этом желтоватом листе. Девушка протянула пергамент директору.

- Защита от темной магии. Применение заклинаний против темной магии, – повторил он то, что секунду назад прочитала Гермиона. Потом он попросил девушку пройти на место. Гермиона повиновалась. Присаживаясь за стул, Гермиона увидела Малфоя, он напряженно смотрел на Дамблдора.

«Темная магия», - пронеслось в голове у Гермионы. «Да, это будет не просто».

Потом к преподавательскому столу подошла последняя староста, взяла пергамент, Дамблдор вновь зачитал тему. Наконец, когда все темы были известны, Дамблдор навел какое-то заклинание на кубок, после чего синеватое свечение перестало от него исходить.

- Теперь вы все знаете свои темы, – сказал директор и улыбнулся. – Можете начинать работу. Только прошу, подойдите к этому ответственно, ведь ваши практические умения будут проверяться во многих сложных заданиях. А также с завтрашнего дня вы будете ходить только на половину заданий по необходимости, ведь месяц нашей тяжелой работы начинается! Удачи вам, старосты! А теперь можете расходиться. Уроки, уроки и еще раз уроки! – закончил он.

После его слов в зале стало шумно. Все стали собираться. Впереди еще были занятия. Гермиона встала, Гарри внимательно посмотрел на нее.

- Вы с напарником справитесь, я уверен, – бодро сказал он.

Девушка кивнула.

- У нас сейчас что? – спросила она.

- Так… - Гарри достал листок и посмотрел в него. – Трансфигурация… вместе с пуффендуйцами, а потом Зельеварение… вместе со слизеринцами. Вот и все.

- Ага, ну пойдем тогда.

Гарри поглядел себе под ноги, Гермиона поняла, что, похоже, сейчас ему не до трансфигурации.

- Ну, что еще? – спросила она.

- Знаешь, хочу зайти в гостиную, надо кое с кем встретиться, – произнес он, все еще глядя под ноги.

Гермиона улыбнулась. Она, конечно же, знала, с кем Гарри хочет встретиться.

- Ладно, увидимся на уроке! – сказала она и подмигнула.

Гарри подмигнул в ответ, а потом стремительно понесся в гостиную.

Гермиона в одиночестве направилась на Трансфигурацию.

Походя через толпы учеников, влюбленных парочек, смеющихся друзей Гермиону захлестнула грусть. Раньше она никогда не оставалась одна, всегда были рядом Гарри и Рон, а теперь у каждого из них свои заботы.

Девушка медленным шагом спускалась по лестницам, потом шла по каменному полу, огибая все те же толпы безмятежных студентов. Когда она очутилась в немноголюдном коридоре, Гермиона услышала тихие шаги позади себя, но оборачиваться не стала. Ее мало кто волновал сейчас, но, как оказалось, напрасно. Внезапно тот, кто шел сзади, сильно сжал ее локоть и развернул к себе. От такой неожиданности Гермиона даже вскрикнула, правда, совсем не громко.

Перед ней стоял Малфой и злобно глядел. Девушка, не зная, зачем, попыталась вырваться, но это не помогло, хватка была стальная.

- Что тебе надо? – решительно спросила она.

Малфой вдруг улыбнулся, а затем повелительным тоном произнес:

- Сегодня ты должна помочь мне с магией в комнате в шесть часов!

- Что? – опешила девушка. – У меня другие планы!

- Да неужели? - злобно сказал он, а потом вдруг сделал несколько шагов к стене, таща Гермиону за собой. Он слегка наклонился и неожиданно схватил второй локоть Гермионы.

- Что ты…
- Замолкни, - прервал он Гермиону.

Всего в некоторых шагах от них прошло несколько студентов. Малфоя и Гермиону они, возможно, сочли за парочку, решившую целоваться подальше от посторонних, поскольку ребята очень стремительно проходили мимо них. Когда, наконец, послышались их удаляющиеся шаги, Малфой ослабил хватку и убрал одну руку с локтя девушки, но все равно Гермиона осталась припечатанной к стене.

- Можешь отпустить меня, – прервала тишину Гермиона. – Я все равно не смогу тебе сегодня ничем помочь.

Малфой не стал слушаться девушки, а только сильнее сжал локоть.

- Ай, что ты делаешь? Я же сказала - нет! - негодованию Гермионы не было предела.

- Поверь мне, я люблю только положительные ответы, чего и жду сейчас от тебя. Отказать ты не можешь. Мне всё равно, даже если у тебя там сто дел!

- А мне - нет!

После этих слов Гермиона посмотрела прямо в глаза своему врагу. Он секунды две тоже рассматривал девушку, а потом со всей силы схватил заново вторую руку девушки. Гермиона вновь вскрикнула. Становилось страшно.

Малфой же прошептал в ухо Гермионы.

- У тебя ровно три секунды, чтобы ответить "да", или будет больно!

Его горячий шепот обжигал. Гермиона судорожно сглотнула. Но, тем не менее, не потеряла уверенности.

- Нет - значит, нет. К тому же я не боюсь тебя! – ровно произнесла она.

Похоже, от слов Гермионы планы Малфоя рухнули. Эту девушку нельзя было запугать просто, так, как других. Она не боялась ничего. Даже самого Волан де Морда, поскольку произносила его имя без страха.

Малфой был в тупике. Он сдунул челку, которая упала на глаза.

- Сейчас уже будет звонок, но я не отпущу тебя до тех пор, пока не услышу положительный ответ, – нашелся он. Во всяком случае, если боль для Грейнджер значила мало, он понял, что учеба все же у нее стоит на первом месте. - К тому же Поттер тебя заждался. Представь, какой сюрприз его будет ожидать, если мы, например, придем на вашу Трансфигурацию вместе. Я скажу, что ты делаешь проект со мной (наверняка он не знает), а еще могу сказать, что Уизли ты бросила ради… меня!

От таких слов Гермиона пришла в ярость. Она начала вырывать свои руки из его цепких лап, но ничего не получалось. Он не позволял.

- Ладно, ладно, ладно. Я приду сегодня в шесть, если ты уж ничего не можешь! – злобно процедила девушка.

- Что ж, замечательно! – Малфой гадко улыбнулся.

Но даже после того, как Гермиона ответила ему, он не отпустил. Девушка дернулась, но хватка так и осталась стальной.

- Мне больно, отпусти! – разгневано попросила она.

- Да, на здоровье! – Малфой отпустил, наконец, руки. Гермиона злобно смотрела на него.

- Твое прекрасное личико перекошено от ненависти, – усмехнулся он. – Знаешь, а Пэнси иногда тоже так на меня смотрит, только при других обстоятельствах!

Прозвенел звонок. Гермиона просто кипела от ярости, но, поняв, что стоять тут бессмысленно, она побежала прочь.

Ненависть наполняла каждую ее клеточку, было жутко обидно. Сейчас даже общество Макклагена казалось намного лучше. Сегодня ведь должно было состояться первое с ним свидание. Конечно, Гермиону не воодушевляла эта перспектива, но, тем не менее, он был намного лучше Малфоя.

Гермиона посмотрела на часы. Они показывали половину четвёртого. Значит, до новой встречи со слизеринцем еще два с половиной часа, не считая урок Зельеварения.

***

После того, как закончились уроки, Гермиона поела в большом зале. Она была совершенно одна. Гарри ушел с Джинни, а Рон… Нет, Рона лучше не вспоминать. Наконец к Гермионе подошел Невилл и улыбнулся, а потом сел рядом.

- Гермиона, ну как ты? Как тебе тема твоего проекта?

Гермиона бесшумно вздохнула, но Невиллу все же улыбнулась.

- Она сложная, но, думаю, интересная!

- Ааа, понятно. Ну, я думаю, ты справишься с… - он на секунду задумался, а потом спросил. - Гермиона, а кто твой напарник?

От такого неожиданно вопроса девушка даже поперхнулась. Откашлявшись, она посмотрела на несчастного парня, который бросал извинения.

- Ничего, Невилл, все в порядке. Знаешь, мне пора, увидимся в гостиной, – Гермиона схватила сумку и встала из-за стола.

- Удачи тебе, - произнес Невилл вслед.

Выйдя из-за дверей большого зала, Гермиона вдохнула побольше воздуха. От Невилла она не ожидала такого вопроса. Даже Гарри не спрашивал. Хотя Гарри все же был достаточно близким другом, но он все равно считал, что говорить или нет – выбор самой Гермионы, ведь тайна не может быть вечной, и когда-нибудь Гарри всё-таки узнает все о Малфое.

Уйдя в свои мысли, она даже не заметила, как налетела на Макклагена. У него из рук выпали все учебники. Он раздосадовано наклонился их подбирать.

- Ох, прости, – сказала Гермиона и помогла ему.

- Гермиона, это ты? – он поднял глаза на девушку. – И ты прости, не узнал! А точнее не обратил внимания, что ты!

Гермиона отдала ему последний учебник, а потом улыбнулась.

- Ну что, наша встреча в силе? - спросил Кормак.

- Ох, не хочется тебя разочаровывать…

- Я так и знал, - грустно произнес парень.

- Нет-нет, ты не так все понял. У меня сегодня дела по проекту.

Макклаген тяжело вздохнул.

- Но, но… скоро Хогсмид, давай там погуляем, – Гермиона не хотела его разочаровывать, потому и сказала это, хотя понимала, что сейчас совершенно не хочет ни с кем встречаться, но подарить немного надежды иногда стоит.

Макклаген улыбнулся, а потом положил свою ладонь на руку девушки.

- Спасибо! – только и сказал он. А потом они встали, Макклаген посмотрел на учебники.

- Ну, удачи с проектом на сегодня!

- Да, спасибо, удача мне не помешает! – Гермиона улыбнулась, а потом пошла в сторону лестниц прямо к длинному коридору с комнатами.

Когда девушка открыла дверь комнаты, произнеся пароль, она даже не удивилась, увидев восседающего в кресле Малфоя. Он наблюдал за игрой пламени в камине и даже не заметил, как вошла Гермиона.

Она же сделала несколько шагов и в нерешительности остановилась рядом с креслом. Малфой не обратил на ее никакого внимания. И, Боже, это злило Гермиону.

- Я пришла! – твердо сказала она.

Малфой поднял глаза и посмотрел на девушку.

- Да, я заметил!

Злость все-таки вспыхнула и охватила Гермиону с ног до головы.

- Тогда в чем же дело? Почему ты сидишь и даже не двигаешься? Вроде бы это ты просил помочь, а не я!

Малфой усмехнулся. Жестом показал, что надо сеть.

Гермионе до последнего не хотелось повиноваться ему, но она села на диван.

- Вот, посмотри это! К сожалению, я не изучаю руны и понятия не имею, что там написано, но, похоже, это заклинания. Они для меня важны! – изложил он суть, а потом протянул Гермионе желтоватый листок пергамента, который, по-видимому, очень древний, содержавший выведенные знаки.

Гермиона осмотрела его, на ее лбу залегла маленькая складка. Конструкции были достаточно сложны. Это совсем не то, что девушка изучала, но, тем не менее, она поняла, что некоторые из них - действительно заклятия. Только от чего?

Так, в полном молчании, она все рассматривала кусок пергамента минут десять. Наконец Малфой устал ждать и спросил:

- Ну, так что там?

- Заклинания древние, и… я таких никогда не встречала. Тут расшифровка, но понять ее сложно. Мне надо время.

- Мне они нужны сегодня, Грейнджер!

Гермиона оторвала взгляд от бумаги и посмотрела на Малфоя.

- Я не робот и не могу делать все быстро!

Что-то изменилось на лице Малфоя, наверное, проступило недоумение.

- Кто такой этот «робот»? – спросил он.

От такого вопроса Гермиона даже усмехнулась, но, посмотрев на его недоуменное лицо, поняла, в чем дело. Он же был волшебник и об изобретениях магглов не имел ни малейшего представления.

- Неважно! - сказала она, улыбаясь. – Я принесу тебе эти руны завтра, я должна внимательно их разобрать, а некоторые посмотреть в словаре!

- Нет, они нужны сегодня! - твердо заявил Малфой и, увидев, что девушка встала с дивана, тоже встал.

- Малфой, хватит мне приказывать! Если ты опять скрутишь мне руки до синяков, это мало чем тебе поможет!

- Сегодня, Грейнджер! – Малфой вдруг наклонил голову и произнес то, что, наверное, больше всего поразило Гермиону за сегодняшний день. – Прошу тебя.

Она удивленно на него уставилась. Слово «прошу» ну никак не мог сказать Малфой, причем самой Гермионе Грейнджер. Она вздохнула. Похоже, это действительно для него важно, даже очень.

- Ладно, давай попробуем вот эти два заклинания. Другие, даже если ты будешь заставлять, я не смогу. Они сложные и непонятные.

Малфой поднял голову, надежда загорелась в его глазах.

- Ладно, давай.

Гермиона сняла мантию и села обратно на диван, он же тоже рухнул в кресло.

- Так, значит, подожди, я должна сначала все прочитать, а потом мы что-нибудь решим…

Гермиона смотрела на пергамент, поэтому не заметила, как Малфой кивнул.

Она читала шепотом и тут же пыталась понять, что к чему. Так прошло минуты три. Гермиона внимательно всматривалась, решала все в голове.

Когда она читала предпоследнее предложение, ее голова вдруг начала словно раскалываться, а в воздухе вокруг девушки образовалось темно-красное пламя. Оно заплясало по кругу. От неожиданности Гермиона встала. Она ничего не понимала, глаза начали печь. Пламя закружилось с высокой стремительностью и начало приближаться к телу Гермионы. Еще чуть-чуть - и оно поглотит ее в своем лихорадочном кружении. Сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Откуда-то раздавался голос Малфоя. Похоже, он пускал заклинания в это пламя. Но Гермиона его почти не слышала. Тело вдруг перестало подчиняться, и она почувствовала, как падает прямо на пламя. Девушка закрыла глаза и в этом водовороте красок повалилась без сознания.

Проснулась она уже лежащей на диване. В комнате стоял полумрак, в камине догорали последние угольки. Она была укрыта пледом. А из ванной доносился шум воды.
Гермиона приподнялась на локте. Голова жутко болела. Она почти ничего не помнила. Лишь то, что ужасное пламя кружило рядом. Как же все было необъяснимо.

За спиной послышался скрип открывающейся двери, а потом шаги. Похоже, Малфой только что принял душ. Шаги застыли за креслами, Гермиона повернула голову.

- Что случилось? – спросила она, хотя Малфоя все никак не могла увидеть из-за высоких кресел.

- Ты потеряла сознание, - ответил он и прошел к дивану. На его лице были капельки воды, челка чуть намокла. Также он был в белой рубашке, первые две пуговицы расстегнуты. От такого его вида у девушки вдруг все сжалось внутри. Она не могла объяснить, с чем это связанно, сейчас был важен другой вопрос, но когда-нибудь она вернется и к этому. Он сел почти на краешек рядом с Гермионой, она испуганно посмотрела на Малфоя, хотела чуть отсесть, но передумала.

- И что дальше? Я помню, как это пламя обожгло меня, а потом…

- Я его заколдовал, и оно исчезло, – вполголоса проговорил он. А потом вдруг его рука прикоснулась к щеке девушки, отчего та вздрогнула и хотела отстраниться, но Малфой ухватил ее за подбородок.

- Стоп, не двигайся, я должен посмотреть, не осталось ли больше ран. Я вроде вывел две, но… тут царапины, – он внимательно вглядывался в личико девушки. Потом убрал руку и положил на свои колени. Гермиона пронаблюдала за этим движением.

- Малфой, похоже, то, во что ты меня втравил, очень опасно.

Он долго смотрел на Гермиону, а потом все же ответил.

- Я больше не прикоснусь к этим символам, есть другие источники, и мне надо их знать. Все!

- Для чего это? – Гермиона понимала, что вмешивается не в свое дело, но он просто обязан все объяснить, ведь то, что произошло, не может остаться просто так.

- Я не могу сказать, но… Ладно, я пойду. Я сам не могу ничего объяснить… я должен разобраться.

Он встал с дивана и подхватил мантию со спинки стула.

- Малфой, стой! Прошу, не оставляй меня тут.

Малфой обернулся, его брови в удивлении взметнулись вверх.

- Мне страшно после того, что произошло, – призналась Гермиона.

- Я иду в гостиную, думаю, что нет смысла тут оставаться… - сказал он. Гермиона почувствовала, что, похоже, никогда не дождется от него хотя бы одного доброго дела.

- Одевайся! – вдруг произнес он. – Я провожу тебя!

Девушка с опаской посмотрела на него. «Он ли это?» - вертелся в ее голове вопрос. Но все же думать долго она не стала. Скинула плед, подошла и взяла свою мантию, еще несколько секунд хватило, чтобы взять сумку и застегнуть на ней молнию. Потом она потушила последние угольки в камине. И оглянулась.

Малфой стоял у двери и ждал. Ничего не говоря, Гермиона подошла к нему.

Они вышли в еле освещенный коридор. Малфой запер дверь и произнес заклинание-пароль. Потом в молчании два этих человека добрались до коридора, ведущего в гостиную Гриффиндора. Когда оставалось совсем чуть-чуть, Малфой остановился. Гермиона последовала его примеру.

- Дальше я не пойду, не хочу нарваться на гриффиндорцев. Думаю, ты сама дойдёшь.

Гермиона кивнула, а потом, переступив с ноги на ногу, пошла к проему, но через четыре шага остановилась и обернулась. Малфой все еще стоял и глядел ей вслед, наверное, на него тоже произвело впечатление то, что произошло.

- Спасибо, - сказала девушка, сама от себя не ожидая, что может говорить такое Малфою.

Он не стал отвечать и даже кивать, а просто развернулся и пошел прочь. От такого его поступка Гермионе стало обидно. Она не знала, с чем это связанно, но просто было чертовски обидно. Постояв и посмотрев на его удаляющийся силуэт, девушка, наконец, повернулась и прошла к проему.

- Квиддич, – произнесла она пароль. Толстая дама кивнула, и проем открылся. Гермиона зашла в гостиную.

Обойдя гостиную и пройдя к лестнице, Гермионе вдруг отчего-то захотелось встретиться с Малфоем вновь.

Просто теперь она поняла, что все, что он обычно делает и говорит, - это маска. А надо всего лишь снять ее, и можно будет узнать, какой он на самом деле человек.

Глава 9


Белые хлопья снега кружили за окном. Порой было слышно завывания ветра. Хогвартс все же пустил в свои объятия холодную зиму. За несколько дней снега выпало очень много.

Этот новый день был теплый и даже по-зимнему солнечный. У выхода из школы стояла профессор МакГонагалл, а рядом с ней был Филч. Они смотрели пропуска и отпускали учеников в Хогсмид.

Гермиона Грейнджер, поплотнее закутавшись в шарф, отдала свой пропуск женщине. Взгляд МакГонагалл наскоро пробежался по листку, а потом декан произнесла:
- Надеюсь, мисс Грейнджер вы не забудете зайти в книжный магазин в Косом переулке. Ведь новые пособия для вашего проекта находятся там. Считайте, что разрешение уже у вас есть.
- Да, конечно, профессор, – ответила Гермиона и забрала пропуск, а потом вышла за территорию Хогвартса.

И снова она была одна. Что ж, теперь она уже привыкла к этому, хотя Гарри и Джинни обещали пойти вместе с Гермионой. Но быть третьей лишней девушка не хотела, поэтому попросила друзей не беспокоиться за нее. В ее планах было зайти в книжный магазин, а потом вернуться обратно в замок. А Гарри и Джинни, возможно, захотят еще попить сливочного пива или зайти в кафе для влюбленных парочек.

Гермиона вздохнула и поплелась к Хогсмиду. Она шла по мягкому хрустящему снегу. Идти было достаточно сложно, ведь проложенную другими учениками тропинку постоянно заметали новые хлопья снега. Тут вдруг кто-то неожиданно кинул снежком в спину Гермионы. Она вскрикнула и, остановившись, повернулась к этому негоднику (почему-то казалось, что любая нормальная девочка не будет страдать таким детством), хотела, было, уже накричать, что тот, кто это сделал, нарушает правила, и она может спокойно снять баллы с его факультета, поскольку является старостой. Но когда Гермиона увидела веселую улыбку Макклагена, не смогла ничего сделать.

- Привет! – сказал парень и улыбнулся.

- Привет! – негодование Гермионы тут же прошло, просто слишком уж он искренне улыбался.

- Ты забыла, верно? – как-то разочарованно спросил он, и улыбка тут же померкла после этого вопроса.

- Забыла о чём? – не поняла Гермиона.

- Про наш поход в Хогсмид, – напомнил Макклаген.

- Ой! – только и смогла произнести Гермиона.

Да, она забыла. Забыла, что пообещала ему пойти вместе, забыла, что хотела дать надежду.

- Прости… Да, ты прав, я забыла, - Гермиона виновато опустила взгляд.

Макклаген подошел к девушке и посмотрел ей в глаза.

- Да я, в общем-то, и не обижаюсь. У тебя слишком много дел, чтобы помнить такую малость, - он улыбнулся.

Гермиона не стала оправдываться, ведь он был, между прочим, прав. Она просто улыбнулась в ответ.

Так вместе они и дошли до деревни. Снежные хлопья оставляли свой след везде: на лице, на шапке, на пальто.

- Знаешь, а я ведь планировала только забежать в книжный магазин в Косом переулке, - призналась Гермиона.

- А как же «Три метлы»? – удивился Макклаген. Ведь каждый новый поход в Хогсмид всегда предвещал вкусное сливочное пиво и согревающую атмосферу самого кафе.

- Ну, может, тогда я зайду в книжный, куплю, что мне надо, а ты тем временем будешь меня ждать в «Трёх метлах»? Я присоединюсь к тебе сразу, как освобожусь, - предложила Гермиона.

- Как пожелает леди, – улыбка вновь озарила лицо Макклагена.

Они зашли в паб, где сегодня было уж чересчур людно. Ребята, скорее по привычке, нежели из вежливости, поздоровались с мадам Розмертой, которая хозяйствовала за стойкой. Макклаген, кивнув Гермионе, направился к свободному столику в углу помещения, а Гермиона ушла в сторону камина. Она зачерпнула немного пороха из миски, которая была прикреплена к стенке камина. Назвав нужное место и бросив порох себе под ноги, девушка через несколько секунд очутилась там, куда она, собственно, и направлялась, в магазине «Флориш и Блоттс». Гермиона вдохнула стойкий запах книг, царивший в книжном.

- Здравствуйте, - она улыбнулась продавцу, а затем сняла пальто, шапку и повесила на свободный крючок.
В магазине было очень мало людей. Две старые колдуньи почти у самого входа просматривали какие-то книги, еще были мальчик с её курса и девочка, которые о чём-то перешептывались

Гермиона не стала много времени уделять разглядыванию посетителей, а сразу же направилась к стеллажам. Она примерно понимала, где стоило искать необходимые книги, хотя и сомневалась в их наличии в этом магазине.

Прошло три дня после того, как она в последний раз виделась с Малфоем. Они просто решили распределить задания в проекте. В тот день он больше ни о чём не говорил, кроме как о проекте. Видимо, случившееся с Гермионой его напугало, и он решил отложить то, из-за чего был вынужден общаться с гриффиндоркой. Впрочем, Гермиону это устраивало. Она решила заняться поиском определенных заклинаний. Малфой надумал досконально изучить свойства темной магии, хотя Гермиона подозревала, что это не только из-за проекта. Вот так они и распределились.

Гермиона, конечно, много книг нашла в школьной библиотеке, но все же она всегда придерживалась принципе «чем больше, тем лучше». К тому же она надеялась, что в магазине есть книги более нового издания, чем, например, 1902-го года.

Она прошла к стеллажам, вывеска над которыми гласила: «Защита от темной магии». Множество различных книг стояло на полках. Гермиона вздохнула и принялась просматривать корешки. Но чем дольше она читала, тем все яснее понимала, что тут нет ничего подходящего. Гермиона проходила все дальше. В руках у нее теперь было три книги, а вот корешки с некогда простыми названиями сменили разные «яды», «отравы», «порчи».
Становилось совершенно ясно, что все эти книги ей ни к чему, но надежда, как всегда, умирает последней.

Гермиона посмотрела на одну из верхних полок. Внезапно она увидела книгу с подходящим названием и, как она надеялась, не менее подходящим содержанием. Девушка потянулась к ней, но достать не смогла. Вдруг чья-то мужская рука сняла с этой полки нужную ей книгу. Гермиона повернулась, думая поблагодарить помощника, как тут же все книги выпали у нее из рук. Напротив стоял Малфой и, улыбаясь, протягивал ей издание.

- Знаешь, иногда стоит просто использовать палочку, - сказал он и вытащил волшебную палочку. – Вингардиум Левиоса! – все разбросанные книги по указанию палочки плавно взлетели вверх.

- Спасибо, - тихо выговорила Гермиона и приняла стопку книг. – Что ты тут делаешь? – спросила она.

- Грейнджер, а что люди могут делать в книжном магазине? Вероятно, я пришел сюда, чтобы купить книгу, – пояснил Малфой таким тоном, будто говорил само собой разумеющиеся вещи какой-то первокурснице.

- А вот я больше хотел бы узнать, что ты делаешь в отделе «темной магии»? – Малфой скептически поднял бровь.

- Задание по проекту, забыл?

- По проекту? – он улыбнулся и вдруг подошел слишком близко к Гермионе. От этого она посторонилась, неправильно растолковав его намерение. Он просто взял верхнюю книгу со стопки, которую она держала.

- Позволь узнать, а зачем тебе «Темная магия и яды для противников»?

- Что? - Гермиона не поняла его и, вглядевшись в книгу, только сейчас увидела заглавие.

Вот уж глупость вышла. Малфой же внимательно смотрел на Гермиону.

- Тебя это не касается, - не найдя, что сказать, прошептала девушка.

- Если подумать, то, вероятно, ты хочешь победить всех участников проекта, так как они являются твоими противниками, верно?

Улыбка показалась на бледном лице Малфоя.

- Если я решу кого-нибудь прикончить, то, вероятно, ты будешь первым в этом списке, - Гермиона злорадно улыбнулась. – А эту книгу можешь оставить себе, ведь это по твоей части!

Ох, зря все-таки Гермиона это сказала. Улыбка на лице Малфоя мгновенно погасла, а его сильные пальцы внезапно сжали тонкое запястье девушки.

- Ай, пусти! - воскликнула Гермиона, а книги, которые она держала в руках, с грохотом упали на пол.

- Следи за своим языком Грейнджер, а то мало ли что… Я и «Круцио» могу не пожалеть для тебя, - он злобно глядел на Гермиону. Она тяжело вздохнула. Надо же быть такой неосторожной. Казалось, он и вправду бы что-нибудь сделал, но спас Гермиону прошедший в этот сектор продавец.

- Что тут происходит? Почему книги лежат на полу? – громко спросил он, оглядывая упавшие книги.

Малфой тут же отпустил Гермиону. Он, как хорошо воспитанный, помог собрать книги.

- Вы будете это покупать? – продавец указал на стопку, которую ему отдал Малфой.

- Ээээ… - Гермиона почему-то покраснела.

Конечно, не каждый день лучшая ученица школы вдруг решает купить книги с названиями «Темная магия».

Пока она думала, Малфой произнес:
- Я куплю вот эту, - он протянул продавцу книгу в темно-красной обложке, ту самую, которую взял у Гермионы.

- Прошу, пройдемте! – продавец взял у Малфоя книгу и пошел к кассе.

Малфой пошел за ним, а потом неожиданно обернулся. Он взглянул на Гермиону. На какое-то время их глаза встретились, а потом Малфой пошагал к кассе. Когда он удалился, Гермиона вздохнула.

Как же в его взгляде было много ненависти. Разве так можно? Определенно, нет. Хотя это же Малфой - ему все прощается.

Больше не пересекавшись с Малфоем, Гермиона вернулась в Хогсмид и встретилась с Кормаком. Остаток прогулки прошел на редкость удачно. К великому счастью Гермионы, в «Трех метлах» был почти весь Гриффиндор, даже Джинни и Гарри. Потому-то Гермиона с Макклагеном уселись к ним. Почти все время они проболтали. Хотя в основном разговаривали Джинни и Гермиона, но было все равно хорошо. Гарри почти не общался с Макклагеном. На это были причины, в основном - квиддич.

Возвращались в школу они так же вместе. Бредя по белому снегу, Джинни успела рассказать почти все. Она взболтнула о том, что Рон с Лавандой недавно поссорились, но все же потом помирились, о том, что с Гарри у нее очень хорошие отношения, и она этому безмерно рада. Порой она спрашивала, как же сама Гермиона. Но рассказывать Гермионе было нечего. А что говорить? То, что проект она дружно выполняет с Малфоем, или то, что он взял опасную книгу, от названия которой мурашки по коже? Потому-то, в основном, Гермиона слушала болтовню Джинни и даже не заметила, как, наконец, они дошли до старого замка.

- О, вот и дошли, - оповестила Джинни и весело улыбнулась. – Ребята, вы не против, если мы тут с Гарри еще погуляем? – спросила она.

- Да нет, конечно! – Гермиона улыбнулась подруге и подмигнула Гарри. Она была счастлива за своих друзей. Даже не верилось, что наконец-то у них все налаживается.

Джинни чмокнула Гермиону в щеку, а потом они с Гарри пошли гулять по заснеженной территории Хогвартса.

Гермиона посмотрела им вслед, а потом, вспомнив про Макклагена, повернулась к нему лицом.

- Пойдем в гостиную? – спросила она.

- Да, пожалуй.

Они прошли по главной лестнице к входу в школу.

В школе было необычайно тепло и хорошо. Замерзшие щеки Гермионы тут же начали гореть. Они добрались до своей гостиной в молчании и, назвав пароль Полной Даме, вошли внутрь.

В гостиной, как всегда, было светло и шумно. В этот раз большинство учеников находилось тут. Гермиона сняла верхнюю одежду и прошла к дивану. Усевшись на него, она расслабилась. Макклаген не отставал ни на шаг и тут же сел рядом.

- Гермиона, можно кое-что тебе сказать? – осторожно спросил он.

- Да, конечно, - Гермиона посмотрела на него.

- Эээ, даже не знаю, с чего начать…

- Начни с начала, - весело сказала она.

- Помнишь, тебе присылали письмо? Твои соседки из комнаты еще постоянно о нем галдели?

Гермиона задумалась. Что-то шевельнулось в памяти, и она вспомнила письмо, пришедшее в самый тяжелый для нее день. День, когда Рон перестал с ней общаться.

- Да, – с грустными нотками в голосе сказала девушка. Всё хорошее настроение сразу же улетучилось.

- Ты так и не узнала, кто это был? – зачем-то спросил он. Гермиона напрягла память. Если она не ошибалась, то новых писем с признаниями больше не приходило.

- Нет.

- Понятно. Ладно, не буду больше скрывать, это я прислал его, - выдохнул Кормак и уставился в пол.

Вот тебе и раз!

Гермиона удивленно на него посмотрела. Ожидала ли она этого? Вероятнее всего, нет. После того, как она впервые увидела письмо, конечно, был интерес, но окончание того тяжелого дня заставило Гермиону напрочь забыть об этом куске пергамента.

- Почему ты молчишь? - раздосадовано спросил Кормак.

Его вопрос тут же вывел Гермиону из своих мыслей.

- Прости, просто я не ожидала…

- Знаю. У меня есть какие-то шансы? – внезапно спросил он.

Гермиона посмотрела ему в глаза. «И почему же именно я нужна ему? Он ведь совсем не плох. Красив, талантлив в квиддиче. Многие девушки просто сгорают от любви к нему. Почему же его выбор пал именно на меня? Вероятно, мне этого еще долго не понять».

- Знаешь, ты замечательный... У меня еще впереди большая работа над проектом, поэтому можно я подумаю?..

- Конечно, о чем речь, - тут же сказал Макклаген, не дав Гермионе закончить.

- Спасибо. Я, пожалуй, пойду! – Гермиона встала с дивана, взяла пальто, которое так и не отнесла в спальню. – Завтра увидимся, - улыбнулась она парню. Он кивнул. А гриффиндорка пошла к выходу.

Конечно, в ее планах и вовсе не было идти в общую комнату для выполнения проекта, но Гермиона была просто уверена, что Малфой вряд ли туда явится. Значит, там можно будет все хорошо обдумать и принять верные решения.

Гермиона назвала пароль и открыла дверь комнаты. Как она и думала, Малфоя тут не оказалось. Она прошла к камину.
- Инсендио.
Поленья в камине тут же начали потрескивать, охватившись огнём. Гермиона пересекла комнату и открыла дверь ванны. Встав перед раковиной, Гермиона включила кран, и из него с шумом полилась вода. Девушка оглядела своё отражение в зеркале, а потом брызнула немного воды себе на лицо. Закрыв кран, она еще какое-то время разглядывала себя, а потом вышла из ванной комнаты. Она прошла к дивану и охнула. На нем сидел Драко Малфой с закрытыми глазами.

- Малфой, когда ты успел сюда явиться? – спросила Гермиона, немного расстроившись, что, похоже, побыть одной ей не удастся.

Малфой ничего не ответил. Гермиона приблизилась к нему и посмотрела очень внимательно. С ним явно было что-то не так. Грудь тяжело вздымалась вверх-вниз, на лбу блестели капельки пота, а еще он придерживал правой рукой левый бок.

- Эй, что с тобой? - Гермиона щелкнула пальцами прямо перед носом Малфоя. От внезапного шума он раскрыл глаза и посмотрел на девушку.

- Грейнджер… почему ты не в гостиной, а здесь? – сказал он, глядя куда-то мимо Гермионы, хотя, похоже, он пытался сконцентрировать взгляд на ней.

Гермиона не стала отвечать на его вопрос, вместо этого она коснулась тыльной стороной ладони лба Малфоя.

- О Боже! - воскликнула она. – Ты же весь горишь!

Малфой чуть приподнялся с дивана, пытаясь сесть ровнее.

- Мне надо в душ, - сказал он и встал с дивана. Гермиона немного отошла от него, чтобы дать пройти. Малфой встал и, чуть покачнувшись, прошел к двери в ванную комнату.

- Стой! - вдруг вскрикнула Гермиона и подошла к парню.

- Ну, что тебе надо? – спросил он.

- У тебя пятно, красное пятно, - глядя на Малфоя ошарашенными глазами, тихо сказала Гермиона.

Малфой опустил глаза, глядя на левый бок. На его белой рубашке был большой след от крови. До этого Гермиона не замечала его, поскольку Малфой старательно придерживал его рукой.

- Черт! - выругался он.

- Тебе надо к мадам Помфри! Сейчас же! – решительно произнесла она.

- Я сам решу, что мне надо!

- Нет, ты не можешь так говорить! - Гермиона взяла Малфоя за локоть.

Она хотела помочь ему, вопреки всему. Гермиона видела, насколько он слаб, она чувствовала, насколько ему больно.

Что-то, вероятно, с ним случилось после того, как они виделись в последний раз. Что-то серьезное произошло. Но кто его ранил? Из-за чего?

Малфой же выдернул руку и прошел в ванну, не закрывая дверь. Гермиона пошла за ним, остановилась, упёршись о косяк двери. Он открыл кран и начал плескать воду на лицо. Гермиона в это время нервно глядела на него. Красное пятно все больше увеличивалось в размерах.

- Малфой, прошу, пойдем скорее в лазарет, тебе станет лучше.

Не обращая внимания на слова Гермионы, он закрутил кран и посмотрел в зеркало, а потом перевел взгляд на стоящую в проеме девушку.

- Что, твоя хваленная гриффиндорская натура не может терпеть этого спокойно? Можешь убираться отсюда и не смотреть на меня, если ты такая впечатлительная или «заботливая», - с усмешкой сказал он. – Но в лазарет я не пойду, у меня есть на это причины. И вообще, какого черта ты здесь? Я думал, что после того случая в книжном, ты тут появишься только через неделю!

Гермиона тяжело вздохнула. Но почему же он был такой? Весь противоречивый и не приемлющий любую помощь.

- Малфой!

- Иди ты к черту, Грейнджер! – Малфой, тяжело ступая по полу, обошел застывшую девушку, а потом сел на диван и закрыл глаза. Гермиона еще какое-то время смотрела на капельки, падающие из кончика крана.

И почему же с ним так тяжело?

Она прошла в комнату. Малфой сидел на диване и смотрел в одну точку.

Может, и будет безумно тяжело, но Гермиона решила больше не ждать. Она стремительно подошла к нему и села на корточки.

- Грейнджер, опять ты! Что тебе надо? – ослабевшим голосом спросил он.

Гермиона как-то нервно усмехнулась и посмотрела прямо в его холодные серые глаза.

- Я сама помогу тебе! Снимай рубашку!

После этих слов взгляд серых глаз просто обжег Гермиону, но ей было плевать. Даже не верилось, что она сама сказала такое своему врагу. Но его судьба была вовсе не безразлична ей. А ведь он был прав: просто Гермиона была истинной гриффиндоркой. Смелая, решительная, она всегда придет на помощь.

Малфой же ошарашено смотрел на Гермиону.

- Если ты сам не снимешь ее, я тебе помогу! – с порозовевшими щеками сказала она.
Наконец Малфой одумался и начал расстегивать манжеты на рубашке, а потом поочередно расстегнул все пуговицы.

- Довольна?

- Так-то лучше! – Гермиона попыталась улыбнуться, но, похоже, это ей не удалось. – А теперь ложись на диван.

К великому удивлению Гермионы, Малфой послушался. Она села на краешек дивана и кое-как стянула рубашку с Малфоя, обнажая идеальное тело. Увидев на левом боку большую рану, Гермиона поморщилась. Это был довольно-таки глубокий порез. Но размышлять по поводу, как, когда, где это произошло, времени абсолютно не было.

- Разве ты знаток в волшебной медицине? – насмешливо спросил он.

- Ты сам не хочешь идти к мадам Помфри, поэтому принимай теперь все удары судьбы. Я умею много чего, но всегда это ограничивалось обычными ранками и ушибами, но я надеюсь, что справлюсь! – сказала вполне серьезно Гермиона, оглядывая рану.

Малфой кивнул, а потом закрыл глаза.

- Разбудишь меня, если я выживу, - сказал он.

- Попытайся заснуть, – тихо прошептала Гермиона. После этого она оглянулась вокруг и, взяв со стола глубокую миску, в которой лежали (а теперь были разбросаны по столу и полу) так мило оставленные домовыми эльфами фрукты, отправилась в ванную. Открыв навесной шкафчик, в котором находились различные принадлежности и для купания, и для, не дай Мерлин, несчастных случаев, Гермиона достала небольшое тонкое полотенце и перевязочный бинт, который оставили, наверно, в каждой комнате для непредвиденных ситуаций – с тёмной магией всё-таки работают ребята. В это же время в миске, поставленной гриффиндоркой в раковину, набралась холодная вода. Вернувшись в гостиную с готовыми принадлежностями, Гермиона приготовилась к самому ответственному, как она считала, оказанию первой помощи за всю её жизнь. Намочив повязку в воде, она приложила ее ко лбу Малфоя. А потом, вспомнив все, чему она научилась, начала произносить заклинания.
- Диссолютиа!
Свежая кровь вокруг раны Малфоя тут же начала втягиваться тонкой струйкой в кончик палочки Гермионы. Через какое-то время рана и кожа вокруг неё была более-менее очищена. Немного подумав, Гермиона продолжила.
- Унфлоу!
Только-только выступившая в течение нескольких секунд кровь запеклась. Гриффиндорка могла вздохнуть спокойно: насколько она знала, это заклинание прекращало кровотечение.

Перебинтовать Малфоя оказалось сложнее, чем колдовать над раной, поскольку постоянно приходилось касаться его тела и перевязывать спину. Особенно тяжело было это делать одной рукой, ведь в другой была палочка, а с помощью последней Гермиона подняла Малфоя в воздух с помощью чар левитации. Но все же, когда Гермиона закончила, она вздохнула спокойно, аккуратно опустила парня на диван, придирчиво оглядела всю проделанную работу над раной. Малфой тихонько спал, правда, черты лица не совсем сглажены, отчего было ощущение, что ему больно. Гермиона достала плед из шкафчика и накрыла им Малфоя, а потом убрала с его лба повязку.

Она внимательно разглядывала его. Сейчас, когда он спал, было как-то проще. Гермиона думала насчет того, что помогла ему, и это было странно. Конечно, она просто не могла не помочь (тогда бы она не была Гермионой), но странно было то, что она признала, что хотела помочь ему. Хотела, как никогда. Гермиона так же понимала, что все неумолимо меняется. Меняется не в нем, а в ней. Отношение, а может, что-то другое, что заставляет сердце сильнее сжиматься, видя, что ему плохо. «Господи, лучше и не знать, с чем это связано», - думала Гермиона.

Так она и сидела рядом со спящим Малфоем в течении целого часа, пока, наконец, он не раскрыл глаза.

- Воды! – прошептал одними губами он. Услышав его голос, Гермиона вскочила и понеслась к столику с графином, абсолютно забыв про то, что есть волшебная палочка. Подойдя к Малфою, она протянула ему стакан.
Он чуть приподнялся и начал пить. Гермиона в это время вновь присела на краешек дивана. Через несколько секунд Малфой отдал ей пустой стакан.

- Тебе лучше? – спросила Гермиона.

- Да, есть немного… - произнес он.

Гермиона поставила стакан на подлокотник, приложила ладонь к его лбу и тут же отдернула руку.

- Малфой, у тебя жар! Черт, что делать? – еле слышно сказал она. – Надо… надо вспомнить, что действует против жара, или хотя бы вспомнить, что делают магглы…

- Ничего не надо! Он скоро пройдет! – Малфой поймал ладонь девушки и внимательно посмотрел в ее глаза.

- Ты уверен? А вдруг…

- Да, я уверен!

Гермиона кивнула. Тревога на ее лице не исчезала. Она все равно пыталась вспомнить, что было написано в книгах или еще где-нибудь.

Малфой улыбнулся, он чувствовал, что ему совсем паршиво, но виду не показывал. Все тело горело, в особенности горело там, где была рана.

Он смотрел на тревожное лицо Гермионы. Похоже, она лихорадочно что-то вспоминала. А вот интересно, что она подумала, когда увидела эту огромную рану. Явно слишком много того, чего бы не стоило. Наверняка расскажет все Поттеру, хотя плевать уже на это.

На все плевать!

- Грейнджер, я хочу кое-что тебе сказать, – произнес Малфой.

- Да, я слушаю.

- Наклонись, не хочу говорить вслух.

Гермиона повиновалась и наклонилась к Малфою.

- Если я не доживу до завтрашнего дня, я хоть не буду сожалеть, что… - прошептал он в ухо девушки, но не стал заканчивать фразу, а одной рукой взял Гермиону за подбородок и развернул к себе лицом, а потом, чуть поддавшись вперед, коснулся ее губ. Они были такие мягкие, теплые. Но, увы, он просто их коснулся. Это был даже не поцелуй, а просто касание, обычное касание. Легкое и нежное. Наконец Гермиона отстранилась, широко раскрыв глаза.

- Малфой, позволь узнать, что ты делаешь?

- Пробую на вкус запретное, – усмехнувшись, ответил он. – Если со мной что-то случится, - Гермиона тяжело вдохнула, прекрасно понимая, о чем может идти речь, - то хоть будет, что вспомнить!

- Прекрати, все будет хорошо, я знаю! – Гермиона выпрямилась.

- Ты же гриффиндорка, а вы всегда верите в лучшее.

- Сейчас неважно кто я, кто ты, важно просто поверить.

- Что ж, буду верить в лучшее, – Малфой печально улыбнулся, внезапно дотянулся рукой до щеки Гермионы и легко коснулся. – Я верю тебе…

Он убрал руку со щеки девушки и положил на диван, а потом закрыл потяжелевшие веки.

В камине тускло горел огонь, разъедая деревянные поленья. Гермиона сидела рядом с Малфоем и думала.

Как же много может произойти в один день. Сначала эта встреча в книжном, а потом этот легкий поцелуй. К чему и зачем он это сделал? Как же трудно понять этого странного запутавшегося мальчишку. Что-то явно происходит. Но что? Похоже, Гермионе это еще предстоит выяснить. А еще предстоит понять, что же она почувствовала, когда его губы впервые коснулись ее. Злость, ненависть, страх? Нет, что-то другое. Что-то теплое.

Да, он враг, но, похоже, совсем не такой, каким казался на протяжении пяти лет. А может, он просто повзрослел? Или всегда был таким, но Гермиона никогда этого не замечала.

Что ж, во всех этих вопросах предстоит еще разобраться!

Гермиона посмотрела на его бледное лицо и улыбнулась. За окном все еще шел белый снег, а на темном небосводе тускло горели звезды.




____________

У фанфика появилась тема: http://www.hogwartsnet.ru/forum/index.php?showtopic=15014&st=0&#entry802138
Заходите, буду рада вас там видеть!!! Все вопросы, мнения, можете оставлять там, я вам обязательно отвечу!!!

Глава 10


Проснулась Гермиона из-за того, что услышала шум воды. Она открыла глаза и огляделась. За окном было уже светло. Лучики солнца пробивались через хмурые зимние облака. Гермиона сладко потянулась, а затем помассировала шею. Слегка болели мышцы из-за того, что она уснула в сидячем положении. Сделав упражнение от снятия боли в шеи Гермиона посмотрела на диван. Он был застелен и совершенно никаких признаков того, что раненый Малфой там спал, не было.

Раненый Малфой?

Дремота тут же отступила. В памяти сразу же всплыли события, произошедшие вчера вечером. Гермиона тяжело вздохнула. Эту ночь она провела здесь, долго не смыкая глаз, сто раз убеждаясь, что с Драко все в порядке: что температура все-таки спала, и лоб стал чуть холоднее.

Шум воды, наконец, затих. Гермиона в это время поднялась с кресла и сложила плед, которым укрывалась ночью.

Хорошо, что сегодня было воскресенье.

Гермиона посмотрела на одежду, оставшуюся на спинке стула возле стола. Там висела рубашка Малфоя. Девушка встала и подошла поближе. Темный шелк красиво блестел в слабых лучиках солнца. Гермиона коснулась рукой материала. Пальцы тут же заскользили по мягкой ткани.

«А у Малфоя отличный вкус. Утонченно и элегантно», - подумала Гермиона, улыбнувшись.

И вдруг испугалась своих мыслей. И когда же она начала думать, что у него хороший вкус. Она отвела взгляд от рубашки и отвернулась, встав спиной к стулу.
Вчера произошло что-то плохое с Малфоем и это настораживало. Было одновременно страшно и любопытно. Гермионе хотелось узнать, что с ним произошло. Она заранее знала, что он, конечно же, не скажет, но ведь никто не отменяет права просто спросить.

«Малфой, может, расскажешь мне где гулял вчера вечером и кто это тебя так не любит, что не побоялся стрельнуть заклятием, от которого было столько кровища?» - Гермиона усмехнулась. Звучит бредово. Но выведать-то все равно не помешало бы. Ведь они напарники, в конце концов, и Малфой обязан сказать, что в его жизни не так.

«А я как истинный психолог помочь? Хм. И почему бы после Хогвартса не поступить в маггловский университет?» - Гермиона опять беззвучно прыснула. Да что же с ней такое сегодня?!

Дверь ванны распахнулась, и на пороге появился Драко Малфой собственной персоны. Он был в темных джинсах, торс обнажен, и лишь маленькое белое полотенце лежало на плечах. Со светлых волос стекали капельки воды.

Кап. Кап. Кап.

Гермиона обратила внимание, что Малфой снял повязку, которую она наложила вчера на рану. Исцелить полностью Драко у девушки не получилось, поскольку опыта Гермионы не хватало еще на такие глубокие раны, потому и пришлось накладывать слой за слоем бинт. А вот Драко взял и снял его. Безответственно.

Девушка хотела сказать все, что думала по этому поводу, но отчего-то не смогла произнести ни слова. Так глупо, наверное, это выглядело со стороны. Она уже долгое время просто так стояла и разглядывала Малфоя, в голове отмечая, что темная запекшаяся кровь портит его тело. Малфой не был мускулистым да и худым и долговязым как Рон тоже не был. Он был вполне обычным, только вот тело все же было неплохо сложено, видны усилия долгих тренировок.

«Он же ловец! – вспомнилось Гермионе. Гарри вот, например, почти все свободное время проводит на тренировках по квиддичу и имеет почти такое же телосложение. Гермиона знала это, так как порой видела голой торс Гарри в Норе, когда он сонный с утра спускался в ванную комнату в одних штанах. Она тут же заливалась сочной краской и делая вид, что ванна ей больше не нужна, убегала в комнату.

- Грейнджер, ты что уставилась? – вернул ворчливый голос Малфоя на землю.

Гермиона моргнула. Щеки покраснели. Она отвела взгляд от Малфоя на стеклянную вазу, которая стояла на журнальном столике. Лицо пылало. И было ужасно неловко.
Ой, ну вот что она полдня разглядывала Малфоя?!

Мне нужна рубашка! - произнес Малфой. – Может, ты все-таки отойдешь?

Он стоял напротив Гермионы и протягивал руку.

- Рубашка? – Гермиона, наконец, пришла в себя. - А зачем ты снял повязку, позволь узнать? Тебе нравится, когда идет кровь? - серьезно спросила Гермиона, положив руки на пояс.

- Я принимал душ, – коротко ответил Малфой. – И вообще я не вампир, чтобы тащиться от крови, - усмехнулся Драко.

- Да неужели? – Гермиона все так же серьезно смотрела на Малфоя. Он вдруг засмеялся. – Эй, что такое? – девушка растерялась.

- Ты, правда, думаешь, что я вампир?

- Ой…я как-то не подумала, - Гермиона тоже засмеялась, поняв смысл своих слов.

Малфой почти сгибался пополам.

- Грейнджер, ты меня убиваешь. Вроде умная девушка, а думаешь о всякой ерунде!

- Прости, я просто… Лучше забудь. Я вообще не о том думала.

- Да-да, оно и видно. Рубашку мне все-таки отдай, - только что веселый тон сменился серьезным. Драко снова протянул руку. Не став дожидаться он обошел Гермиону и коснулся вещи.

- Стой! – Гермиона выхватила рубашку из его рук. – Сначала мне надо тебя перевязать. Я не мадам Помфри, рана может открыться, - Гермиона посмотрела в его глаза. Казалось, Драко вообще было все равно. Он лишь тихо вздохнул.

- Начинай! – уставшее выговорил он.

Гермиона подошла к столику и взяла бинт с мазью. Рука на мгновение коснулась палочки, но девушка подумала, что она не понадобится. Малфой все так же стоял на своем месте. Гермиона подступила к нему. Капнула несколько капель на ватку и коснулась раны. Из под запекшейся крови выступало несколько капелек крови. Скорее всего, Малфой просто растер рану, когда принимал душ.

- Ай, поаккуратнее, - проворчал он.

- Я стараюсь, - произнесла Геримона, протирая рану мазью. – Я же не виновата, что ты протер рану в душе. Вообще бы пошел бы лучше к мадам Помфри, она специалист.

- Я еще вчера сказал, что не собираюсь к ней идти, - упрямо сказал Малфой.

- Твое дело, - безразлично произнесла Гермиона.

Она была ниже Малфоя где-то на голову, а может, и больше. Он дышал очень ровно, но все же его дыхание обжигало. У Гермионы дрожали руки. Почему-то казалось, что все это так неловко, так некстати. И зачем только она вызвалась вновь ему помогать?
Намотав как можно больше белого бинта на рану Малфоя, Гермиона завязала прочный узел и отошла на один шаг, оглядев слизеринца.

- Все, – коротко сказала она.

- Замечательно, - скривил губы в полуулыбке Малфой. Потом он сделал два шага и схватил свою рубашку с подлокотника дивана. Не медля ни секунды, он надел ее и начал просовывать пуговицы в петельки.


Гермиона стояла от него всего в нескольких шагах, но почему-то испытывала себя жутко неловко. Она смотрела, как цепляются пуговки о петли. А еще она любовалась тем, как выглядит этот человек. Никогда раньше она не замечала, что он настолько красив, пусть даже его светлые волосы чуть взмокли, а под глазами виднелись легкие синяки, но, тем не менее, эти недостатки не могли скрыть его красоты. Глупо, конечно, было так думать, но теперь, когда Гермиона провела с этим человеком чуть больше времени, чем полагается, она могла оценить его как парня и могла хоть немного понять, почему некоторые девушки томно вздыхают, когда видят его.

Но красота мало что значит, когда человек жесток и холоден… А этого, похоже, в Малфое было предостаточно.

А жаль, ведь он мог бы быть неплохим другом, если бы не был таким, какой есть. Он ведь даже предлагал Гарри свою дружбу на первом курсе… А ведь они неплохо бы общались.

Но Малфой не такой, как Гарри или Рон. Он другой. И отношение к нему другое.

Гермиона вздохнула. Малфой поднял на нее глаза. Похоже, вздох получился достаточно громким.

- Чего это ты Грейнджер? Никак о своем дружке тоскуешь?

Вот, собственно, и подтверждение мыслям Гермионы.

- Не твое дело, - холодно ответила девушка.

- Ну, не мое так не мое! – Малфой улыбнулся, а потом, застегнув последнюю пуговичку почти у самой шеи, сделал несколько шагов к двери.

- Малфой! – вдруг вскрикнула Гермиона.

Малфой развернулся и посмотрел на гриффиндорку.

- Грейнджер, опять скажешь, что не хочешь, чтобы я уходил? – он поднял бровь.

- Нет! Я хотела кое-что спросить.

- Тогда спрашивай!

Гермиона потупила глаза.

Ох, ну и зачем она только это затеяла? Лучше вообще молчать. Но все же, молчание было бы полной глупостью, так что, вдохнув побольше воздуха, Гермиона произнесла следующее:

- Почему ты вчера меня поцеловал?

Произнесла и тут же пожалела.

- Хм? – Малфой улыбнулся. Вот только не искренне и добро, а как-то гадко. – Надо же, какая у тебя богатая фантазия, Грейнджер! Прости, но я никогда не думал, что ты у нас такая соблазнительница. Сначала Крам, потом Уизли, недавно видел тебя с Макклагеном, а теперь оказывается и Я!

Вот теперь-то Гермиона точно пожалела о своих словах. Надо же было такое сказать Малфою.

- Малфой, можешь забыть, – Гермиона отвернулась и подошла к окну.

- Да нет уж, не хочется как-то запамятовать такое. И когда же мы успели? Никогда не думал, что мой вкус может настолько меня подвести, – Малфой рассмеялся. – По-моему, тебе это приснилось!

Услышав такие слова, Гермиона тут же повернулась и встретилась взглядом с ним.

- Нет уж, целовал ты, а не я! А теперь оказывается…да у меня злости не хватает! - Гермиона злобно сжала руки в кулаки.

- Да-да! Грейнджер, сходи-ка ты к мадам Помфри…

- Иди-ка ты сам к черту! – зло выпалила Гермиона. – Хотя нет, не уходи, лучше расскажи мне, что произошло с тобой вчера! Очень хочется узнать, ведь именно тебе вчера надо было в лазарет, а не мне. Рана-то была не простая, не обычный порез. Что ты скрываешь Малфой?

- Не твое дело!

- Уже, значит, и не мое, а, когда я вчера исцеляла тебе рану, было как раз мое, знаешь ли! – Гермиона видела, что Малфоя злят такие слова, но остановиться уже не могла. – Может, когда я лечила твою рану, я и не видела черной метки, но почему-то я уверена, что скоро ее увижу. Разве нет? И я уверена, что вчера ты сражался с мракоборцами!

- Грейнджер… еще слово…

- А еще, где же твои дружки-Пожиратели?

- Я не буду слушать бред чокнутой девчонки. К сожалению, должен констатировать, что ты Грейнджер, по-моему, рехнулась. Поэтому счастливо оставаться. Я пойду! – сказал Малфой, сделав шаг к двери.

Услышав эти слова, Гермиона отреагировал моментально. Она вытащила палочку из кармана и направила в сторону двери.

- Колопотрус, – произнесла она и дверь запечаталась.

- Эй, да ты точно свихнулась! – сказал Малфой вполне спокойным тоном. – Сегодня же выходной, может, тебе разрешат посетить клинику Мунго.

- Я хочу, чтобы ты ответил, что произошло с тобой вчера! – закричала Гермиона через всю комнату.

- Не твое дело! – Малфой не спеша достал палочку и направил ее к двери, но снова Гермиона отреагировала очень быстро.

- Экспелиармус! – звонкий голос раздался на всю комнату, и палочка выскользнула из рук Малфоя, отлетая в сторону. – Акцио, палочка, - произнесла Гермиона и схватила подлетевшую палочку в свободную руку.

- А вот это уже не смешно, - Малфой развернулся и, глядя прямо в глаза Гермионе, направился к ней.

Как же странно все же бывает. Малфой был совершенно безоружен, а у Гермионы имелось сразу две палочки, да вот только его стремительное приближение вызывало панику и неподдельный страх.

А что, если ее слова на самом деле верны и Малфой – Пожиратель? Чего стоит ждать от него сейчас? Зачем надо было его так горячить, подливать масла в огонь?

Малфой подходил нарочито медленно, криво улыбаясь. Хотя улыбка ничего не значила, Гермиона знала, что у него все внутри кипит. Она сжала посильнее свою палочку и нервно сглотнула.

Оставалось всего три шага…

Два…

Один…

И вот она - нереальная близость и липкий страх…

- Ну что, есть еще вопросы? – спросил Малфой, находясь в опасной близости от Гермионы.

- Много! – не теряя уверенности, произнесла она.

- Да, я бы ответил. Но вот только времени нет на интервью.

Малфой улыбнулся, и Гермиона поняла, что это не хорошо.

- Грейнджер, почему же, имея в руках две палочки, ты не колдуешь? Может, покажешь мне какое-нибудь заклятие, заклинание? Ты же очень умная. Разве нет? – улыбка не покидала лица Малфоя.

Гермиона посмотрела прямо ему в глаза.

Говорят, взглядом можно убить.

Да вот только, к сожалению, это не относится к Гермионе.

Пауза затянулась. Гермиона подумала о том, что добежать до двери будет вполне легко. Просто нужно сорваться с места совсем неожиданно и быстро побежать. А можно и вправду воспользоваться палочкой!

Девушка бесшумно вздохнула.

- Все еще ждешь ответа? – наконец спросила она.

- Да!

- Жаль, не дождешься! – выпалила Гермиона и внезапно быстро бросилась бежать к двери.

«И зачем только надо было запечатывать дверь?» - в отчаянии подумала девушка, когда эта самая дверь остановила ее. Резким движением Гермиона направила свою волшебную палочку на дверь, вдруг почувствовав, как больно стало левой руке. Ничего не успев подумать, Гермиона зажмурила глаза и ощутила, как ее со всей силы развернули.

Что ж, этого стоило ожидать.

- Куда это ты собралась? – злобный голос звонко ударил по ушам.

Но девушка все равно сжимала со всей силы палочки, совершенно не понимая, зачем. Может быть, это было что-то вроде защиты. Ее запястья сжали сильные пальцы. Гермиона изо всех сил жмурилась, словно это могло чем-то помочь. Но вот руки болели, очень болели. Хватка была стальная, жестокая.

- Грейнджер, отдай мне мою палочку! Живо!

- Нет, ты должен мне все рассказать…

Какие же сильные у него руки. Запястья просто словно горели.
Боль, жуткая боль…

И, нет, в этой схватке Гермиона не смогла победить. Палочки выпали из ее ослабевших рук. Она тут же распахнула глаза.

Проигрыш…

- Хм, спасибо! – Малфой улыбнулся и, взяв два тонких запястья Гермионы в одну руку, наклонился и подобрал палочки. – Очень даже ничего, – сказал он, рассматривая тоненькую палочку девушки, а потом перевел взгляд на Гермиону.

- Знаешь, если бы Пэнси так поступила… думаю, это стоило бы ей помолвки со мной.

Гермиона сглотнула.

- Но ты всего лишь Гермиона Грейнджер. Жуткая зазнайка, которой всегда все хочется узнать первой. Потому-то я прощаю тебя... но знай, что в следующий раз тебе это так просто не сойдет. Раньше ты могла выделываться перед Поттером и Уизли, они ведь всегда были рядом, а сейчас лично я их не вижу. Так что имей в виду, тебя будет некому защитить!

Малфой отпустил руки гриффиндорки. Гермиона тут же потерла запястье, которое жутко болело. К сожалению, похоже, синяков не избежать.

Увидев, что она смотрит на свои покрасневшие кисти рук, Малфой усмехнулся.

- Но я надеюсь все же, что следующего раза не будет. Ты же не будешь лезть не в свое дело?

Гермиона не стала ничего говорить в ответ.
Малфой кинул палочку Гермионы на диван и открыл обычной «Алохоморой» дверь.

- До скорого! – сказал он напоследок и вышел прочь за пределы комнаты.

Гермиона подошла к дивану и плюхнулась на него. Руки болели. Вот что значит помочь врагу. Помогла и тут же получила за свою помощь.

- Я же просто хочу помочь тебе, - громко произнесла она, но лишь легкое эхо подхватило эти слова и разнесло по комнате.

***

После этой странной и глупой ситуации прошло два дня. Гермиона почти не пересекалась с Малфоем. Каждый был занят своими делами. Конечно, не стоило забывать про проект, но пока это особо не волновало. За два дня Гермиона даже почти согласилась встречаться с Макклагеном, хотя ее терзали сомнения на этот счет. Но каждый раз, увидев Рона с Лавандой, она понимала, что приняла правильное решение.

Вместе они сидели за Гриффиндорским столом, разговаривали, смеялись. Как ни странно, но с Кормаком был очень даже не плохо. Конечно, он постоянно только и делал, что рассказывал о своих успехах в квиддиче. О том, как победил того или иного игрока и как разработал свою концепцию победы. Может, это и было слегка утомительным, но, в общем, всё не так уж и плохо. Гермиона слушала его, улыбаясь, а ее улыбка для парня значила многое. Жаль, что только Гарри так и не проникся должной симпатией к этому Макклагену, но это особо не волновало Гермиону. Поскольку она не была уверена, что сможет долго встречаться с ним.

В один из самых обычных вечеров на ужине Гермиона сидела и лениво слушала болтовню Кормака, он рассказывал о своем дяде. Слушая его, Гермиона пила сок и периодически кивала. Кажется, все было как обычно. Но тут Гермиона заметила за дальним слизеринским столом какой-то спор. Она чуть напряглась и попыталась вслушаться, не обращая внимания на разговоры Кормака.

Малфой злобно смотрел на сою девушку – Пэнси. Даже издалека было видно, что он невероятно раздражён. У Пэнси же было красное лицо, похоже, от слез. Она активно жестикулировала, что-то кричала, не обращая ни на кого внимания. Наконец, она резко поднялась из-за стола, но Малфой схватил ее за руку. У Гермионе в горле застрял ком. Сейчас это напоминало дежа вю, вероятно, Пэнси было так же больно, как когда-то Гермионе.
Но ей удалось вырвать руку из его цепких пальцев. А потом она поспешила к выходу, толкая всех на своем пути. Тут Гермиона увидела, что вслед за Пэнси из-за стола сорвался какой-то слизеринец с седьмого курса.

Малфой же сидел спокойно. Почти. Но это лишь обманная внешность. «Он умеет прятать истинные чувства», - подумала Гермиона, наблюдая за ним. Ему что-то прошептал Крэбб, а потом совершенно внезапно Малфой поднял глаза и вперился взглядом прямо в Гермиону. От такой неожиданности гриффиндорка растерялась, но тут же перевела взгляд, пытаясь сосредоточится на Кормаке, хотя это было не легко.

Перед глазами до сих пор стоял его взгляд. Полный ненависти… и… боли.

Но через несколько секунд Гермиона заметила, как Малфой выскочил из-за стола и направился к выходу.

Она вздохнула, перевела взгляд на Макклагена.

- Кормак, знаешь, все это здорово, - перебила его Гермиона. – Но, я хочу прогуляться! Здесь душно!

- Я с тобой, - бодро произнес он, даже не обидевшись, что Гермиона его перебила.

- Это хорошо, но, знаешь, я хочу побыть одна.

- Ну, как хочешь… – Кормак слегка загрустил, но Гермиона поцеловала его в щеку. От этого он улыбнулся.

- Ну, я скоро, – Гермиона встала из-за стола и стремительно направилась к выходу.

Она ни о чем не думала в этот момент, потому и не заметила, как Гарри, болтающий с Джинни, проследил некую последовательность выхода из Большого зала некоторых студентов, включающую уход Малфоя и последующий за ним уход Гермионы.

***

Гермиона накинула на плечи шаль и прошла за Малфоем. Опять же она даже не думала, зачем это делает. Просто понимала, что надо. Малфой свернул в коридор, а потом спустился по большим каменным ступеням, похоже, прямо к выходу из школы.
Гермиона следовала за ним. И не ошиблась, большая дубовая дверь скрипнула и закрылась. Девушка побежала к ней. Потом остановилась и поглядела на деревянную узорчатую поверхность.

«Может, пора все-таки внять здравому смыслу?» - подумала она, постояв перед дверью. Но нет, похоже, здравый смысл покинул Гермиону раз и навсегда.

Она отворила дверь и, укрываясь шалью, выскользнула за пределы старого замка.

На улице было очень холодно и темно. Ни одной звездочки не виднелось на небе. Но даже в этой темноте Гермиона различила силуэт Малфоя, уходящего куда-то за деревья. Втянув побольше воздуха, она пошла за ним. Гермиона еще какое-то время пробиралась через кустарники по мягкому снегу и наконец остановилась.

Малфой стоял, прислонившись к большой сосне, и глядел на ровную гладь замерзшего озера. Он не оглянулся, услышав шорох, издаваемый Гермионой. Скорее всего, он слишком далеко ушел в свои мысли. Гермиона медленно подошла к нему и остановилась всего в двух шагах позади него.

- Что случилось? – наконец спросила она.

- А… Грейнджер? – Малфой обернулся и удивленно уставился на Гермиону. – Ты, верно, совсем с ума сошла. Что ты тут делаешь?

- Я…тут… не знаю, – честно призналась Гермиона.

- Ты же замерзнешь! – Малфой снял легкую куртку, которую прихватил с собой, когда вышел из зала. Он подошел к Гермионе и накрыл её плечи.

- Спасибо, - тихо произнесла девушка.

- Что ты тут делаешь? – серьезно спросил он.

-Я, правда, не знаю, зачем-то решила пойти за тобой.

- Зачем? - Малфой поднял бровь.

- Просто мы не виделись давно. И… привет! – Гермиона слабо улыбнулась.

- Раньше тебя никогда не волновало, что мы не видимся, наоборот, скорее радовало, – Малфой внимательно глядел на Гермиону.

- Малфой, а может, ты и прав, я схожу с ума…

- Ну, видя, что тебя волнуют наши нечастые встречи, что ты тут стоишь в одних туфлях, то, да, ты не здорова, Грейнджер!

- Спасибо, – Гермиона надулась.

- Ну, а если серьезно, то тебе тут нечего делать, и давай пойдем отсюда, ты можешь заболеть!

- Какая заботливость, - тихо прошептала Гермиона. Она не знала, услышал ли Малфой или нет, да и, впрочем, это было не важно.

Когда они почти дошли до замка и остановились у двери, Малфой вгляделся в глаза Гермионы.

- Взглядом можно и убить, – призналась девушка, чувствуя неуверенность под его пристальным взглядом.

- Прости... И прости за то, что тогда так скрутил тебе руки. Было, наверное, больно.

Гермиона подумала, что ослышалась, но все же ответила.

- Я бы сказала, что было не больно, из-за своей гордости, но… в действительности было больно.

- Прости, не хотел, но все же не стоит меня выводить…
Гермиона опустила взгляд, самой было не приятно вспоминать те события. И что же на нее нашло тогда?

- Грейнджер, а больно вот так любить и потом расстаться? - спросил внезапно Малфой.

- Эээ… ты о чем? – Гермиона, не понимая, уставилась на него.

- Просто… ты и Уизли. Я думаю, что вы успели полюбить друг друга, раз так долго и тесно общались все эти годы…

Гермиона усмехнулась. Рон… Да, сначала было мучительно больно, а теперь. Теперь просто как-то обычно. Хотя все же порой сердце гулко бьется, обида захлестывает, когда он прилюдно целует Лаванду.

- Знаешь… наверное, больнее не любить совсем, - печально сказала Гермиона и посмотрела в серые глаза слизеринцу.

Зимний ветер подхватил прядь волос Гермионы, кинув прямо в лицо последней. Она подняла руку и уложила непослушную прядку за ухо. Малфой в это время внимательно глядел на гриффиндорку, а потом кратко кивнул.

Он открыл массивную дверь старого замка и запустил Гермиону внутрь. Сам же еще какое-то время стоял и смотрел на темное небо, вглядываясь в серебристую луну, которая сияла сегодня как-то по-особому.

«Может, Грейнджер и права, труднее не любить совсем…»




Глава 11


Большая деревянная дверь скрипнула и закрылась. Гермиона прошла внутрь замка и обернулась. Малфой не шел за ней следом.

«Что же у него случилось?» - подумала девушка.

Постояв и поглядев на дверь секунд с пять, Гермиона развернулась и пошла прямиком в гостиную Гриффиндора. Ей надо было многое обдумать, над многим поразмыслить. А еще надо было поговорить с Макклагеном, решить, что дальше делать. Как вести себя с ним? И над проектом надо было работать, Гермиона вспомнила, что давно ничего не делала.

Поглощенная своими мыслями, она завернула за угол и тут же остановилась как вкопанная. В слегка тусклом освещении рядом с окном стояла Пэнси Паркинсон и тот самый слизеринец, который бросился следом за ней в Большом зале. Они держались за руки и о чем-то говорили. Они не видели Гермиону, поскольку, наверное, что-то живо обсуждали. Подумав о том, что Гермиона не является хорошей гостьей для такой компании, девушка тут же развернулась обратно и, как только скрылась из виду, прислонилась к каменной стене.
Она плохо знала, где находится подземелье Слизерина, но точно помнила, что, чтобы пройти на свой факультет, Малфой все равно обогнет этот коридор, а значит, встречи со своей девушкой ему не избежать, да еще и с этим парнем.

«Знаешь, если бы Пэнси так сделала, это стоило бы ей помолвки», - всплыли сразу в голове Гермионы слова, сказанные Малфоем несколько дней назад.

«Надо что-то делать!»

Гермиона не стала долго ждать и, отпрянув от стены, пошла к главному выходу из школы.
Опять же она не знала, зачем это делает. Что служит причиной? Может, то, что она боится за Пэнси, что совсем чуть-чуть, но знает Малфоя в гневе. А может, боится того, что Малфою будет больно видеть Пэнси с этим… парнем? Хотя, наверное, все же первое.

«Малфой, вероятно, как раз уже идет сюда!»

Гермиона прошла один коридор и, свернув к лестнице, как раз встретилась с Малфоем. Он смотрел под ноги, когда поднимался, поэтому, когда почувствовал заминку, сразу же поднял глаза.

- Грейнджер! Опять ты? – Малфой в удивлении вскинул брови и оглядел девушку.

Гермиона слегка улыбнулась, но тоже сделала удивленный вид.

- Да! Я иду в нашу комнату… и как раз думала, что встречу тебя, но не ожидала, что так быстро!

«Звучит, вероятно, ужасно глупо… ну и пусть».

- Да, интересно, а зачем же ты идешь в «нашу» комнату и зачем же я тебе нужен?- сказал он, сделав акцент на словах «нашу» комнату.

- Малфой, надо обсудить проект, мы давно ничего не делали!

- Ох, да, верно! Я почти забыл о нем, - Малфой перевел взгляд и осмотрел картину с волшебниками, пьющими чай, которая висела на стене. – А ты сделала ту часть задания, которая досталась тебе? – спросил, наконец, он, снова встретившись взглядом с Гермионой.

- Я как раз хотела об этом поговорить!

- Ммм, а может, не сегодня. У меня настроение паршивое… думаю, из этого мало что выйдет, – он пожал плечами и почти уже сделал шаг вперед, пытаясь обогнуть Гермиону, но девушка тут же двинулась в сторону и перекрыла ему путь.

- Что, ты не согласна? – с каким-то раздражением спросил он.

- Да, не согласна. Завтра Хогсмид, и я не уверена, что смогу соображать завтра лучше, поэтому давай не будем откладывать!

- Что ж, ладно, пошли, – ответил Малфой

От такого быстрого и положительного решения Гермиона даже удивилась, но, чтобы не показывать удивление, лишь кивнула. И все было хорошо, пока Малфой не сказал того, что больше всего расстроило Гермиону.

Что ж, не все оказывается так легко.

- Только мне надо забрать черновик, там я много чего выписал и… в общем, можешь подождать меня в комнате, если тебе самой ничего не надо из Гриффиндора.

- Ох, - Гермиона тяжело вздохнула.

Малфой все же быстро обогнул ее и стремительно поднялся по ступеням. Гриффиндорка пошла следом за ним, про себя лишь молясь, чтобы этой Пэнси не было в коридоре, чтобы эта заминка, которая произошла у Гермионы с Малфоем, помогла ей успеть уйти. С тяжелым сердцем Гермиона шла за Малфоем, правда, их разделяло шагов десять-двенадцать, не больше. И вот, наконец, Малфой завернул за тот самый угол, который выводил в тусклый коридор. Гермиона на какое-то время остановилась. Сердце пропустило пару ударов, а потом девушка все же свернула в коридор.

И ничего не случилось. Зря она беспокоилась. Пэнси не было в этом месте, лишь звук шагов Малфоя с эхом раздавался по коридору. Гермиона с облегчением вздохнула.

«Да, Малфой, возможно, прав – я схожу с ума. Надо же, уже и за Пэнси Паркинсон беспокоюсь. Наверное, это уже серьезно», - подумала Гермиона, встав посредине темного коридора.

Но все же на сердце было как-то легко. Гермиона прошла этот коридор и остановилась у окна, начав смотреть на темный небосвод. Серебристые снежинки кружили в небе. Снег шел уже целый день. Девушка вздохнула и отошла от окна, а потом, не спеша, направилась в комнату для выполнения проекта.

После бесконечных коридоров, длинных лестниц Гермиона, наконец, дошла до двери комнаты.

- Темные силы, - произнесла она пароль, и дверь отворилась.

Пройдя внутрь, она тут же подошла к камину и привычно его зажгла. В тусклом помещении стразу же стало светло и уютно. Гермиона сняла куртку, любезно накинутую на ее плечи Малфоем, и положила ее на кресло. Взяла со столика бумагу и перо и, устроившись удобно на диване, начала писать то, что помнила насчет проекта. В гостиную Гриффиндора она не хотела возвращаться, поскольку была точно уверена, что встретит Макклагена, и это все осложняло. Да, конечно, он был очень красивый, но Гермиона точно понимала, что он не создан для нее. Увы, нет…

Через несколько минут дверь открылась, и в проеме возник Малфой.

Гермиона оторвалась от своего занятия и посмотрела на него. Да, вид, конечно, у него был не очень. Наверное, он прав насчет настроения, оно у него действительно паршивое. Хотя… даже при его хорошем настроении разговоров особо не получалось.

Дверь закрылась, и Малфой прошел к креслу и сел в него.

- Я взял черновик. Погляди, – сказал он, повернувшись к Гермионе.
Девушка взяла протянутый ей пергамент и пробежалась взглядом по строчкам.
Через какое-то время она закончила читать и положила листок на маленький столик.

- Думаю, ты правильно все выписал.

Малфой кивнул.

- А у тебя что? – спросил он.

От его вопроса Гермиона потупила взгляд. Из-за того, что она не пошла в гостиную своего факультета, она с собой ничего не принесла.

- Я… я… хотела посмотреть, что сделал ты. У меня все готово, но…

- Полагаю, ты ничего не взяла с собой? – спросил Малфой, удивленно разглядывая девушку.

- Полагаю, ты прав.

- Хммм, забавно! Значит, я напрасно сюда шел?

- Малфой, вовсе нет, просто…

- Какого черта тогда ты меня вызвала сюда? – каким-то недобрым тоном спросил он.

- Надо заново распределить задания, – нашлась Гермиона.

- Да! Но все же было бы интересно увидеть то, что выполнила ты!

Гермиона сокрушенно вздохнула.

- Это не столь важно. Ты же знаешь, я всегда все выполняю вовремя. И задание мое сделано, просто теперь надо делать следующую часть, а потом будет самое сложное – практика. Ты же хочешь выиграть! Если да, тогда просто выполняй то, что я говорю!

- Ладно, Грейнджер! Я бы сказал много чего по этому поводу, но у меня и без тебя полно забот. Так что давай, что ты там распределила?

- Вот! – Гермиона протянула пергамент, который начала заполнять несколько минут назад. – Это твое задание. Думаю, тебе хватит, но это дня на два. Самое сложное ведь впереди!

- Хорошо, – Малфой сложил пергамент пополам, даже не удосужившись прочесть, чем разозлил Гермиону, но она не стала показывать виду. – Что-то еще?

- Нет! – коротко ответила девушка.

- Тогда ладно! - Малфой поднялся с кресла и кинул быстрый взгляд на огонь, горящий в камине.

- Ты завтра идешь в Хогсмид? – неожиданно спросил он.

- Я… да иду, с Кормаком!

- Понятно, – слегка нахмурившись, произнес Малфой. – Ты знаешь, что надо будет вновь пойти во «Флориш и Блоттс» и купить там необходимые книги?

- Да, я думала про это. Но разве книги на такие темы там есть?

- Полагаю, да, – вполголоса ответил Малфой.

- Значит… - Гермиона не успела договорить, ее перебил Малфой.

- Тогда до завтра.

- Малфой, стой! Я хотела поговорить…

Малфой повернул голову и уставился на Гермиону.

- Поговорить? – с каким-то изумлением в голосе произнес он.

- Да, ты не ослышался!

- Хорошо, я слушаю, – он пересек комнату и сел на стул, стоящий возле стола. – Начинай.

Гермиона вдохнула побольше воздуха. «Ну, вот снова. Ошибка за ошибкой».

- Ну, может, ты мне все-таки расскажешь, что у тебя происходит?

- Оу, Грейнджер, ценю твою помощь, но, поверь, мне не нужен личный доктор, сам как-нибудь справлюсь, - саркастически сказал Малфой.

- Причем тут доктор, Малфой? Просто для того, чтобы победить, мы должны…

- Все, с меня хватит. Мы итак победим, поверь, а вот проводить беседы в стиле «Что у тебя не так?» я не намерен хотя бы из-за того, что ты, как никак, - Грейнджер. Это простая истина, – он пожал плечами.

- Малфой, тебя прямо не поймешь. Как часто на дню у тебя меняется настроение?

- Ммм, довольно-таки часто.

- Что ж, я успела заметить. И все ведь неспроста, верно?

- Так, Грейнджер, не лезь ко мне в душу, сам разберусь. Лучше иди, помоги Поттеру, ему ты нужна больше, чем мне, поверь.

- Ох, все это бесполезно, - от какой-то непонятной ярости Гермиона даже притопнула ногой и встала с дивана. – Вот, это твое! – она подошла к Малфою и протянула ему его куртку.

- Ну, ты пошла?

- Да! А знаешь, правильно я думала: из тебя плохой собеседник, а, впрочем, я знала это давно. Просто, когда плывешь в одной лодке, надо думать и о других, а не о себе, запомни это! – Гермиона прошла в двери.

- Забавно вышло, а, Грейнджер? Уходить собирался я, а получилось, что ТЫ покидаешь пределы этой комнаты быстрее меня.

Гермиона замерла около двери и потом посмотрела на Малфоя.

- Просто я думала, что не хочу идти в свою гостиную, поскольку не хочу видеть одного человека, но, знаешь, тут я убедилась в обратном. Я не хочу видеть человека, который находится здесь! – Гермиона быстро открыла дверь и вышла в коридор, не став дожидаться комментариев Малфоя.

Обидно. Конечно, было обидно. Гермиона чувствовала себя как полная дура. А ведь она опять забыла о простой истине. Малфой не приемлет помощи, что бы у него не случилось. Уж такой он человек. А как же хочется помочь, понять его. Хотя, с одной стороны, к чему это? Закончится этот проект, и все закончится. Он добьется своего и забудет все добро, которое получил. Тогда зачем? Все попытки понять… Пусть лучше все остается таким, как есть! Если за пять лет ничего не поменялось, то и за шесть мало что изменится!

Гермиона вздохнула. Но правильно: надо жить, как и раньше. Зачем стремиться помочь, где все равно твоя помощь не нужна.

Малфой…

И лишь только этот месяц сближает с ним.

Один месяц.

Поглощенная своими мыслями Гермиона дошла до гостиной и назвала пароль. Полная дама улыбнулась, и проем открылся.

Гермиона зашла в гостиную и первым же делом увидела Макклагена, сидящего в мягком кресле рядом с окном. Не долго думая, Гермиона подошла к нему и села на противоположный стул.

- Привет! Я пришла, - гриффиндорка улыбнулась.

- Ой, привет, я думал, что уже не дождусь тебя!

- Ммм, да просто мне действительно стало как-то плохо в Большом зале, и я решила подышать воздухом! - тихо сказала она.

- Да, я понял. Ну, а мы завтра идем в Хогсмид вместе? – с надеждой произнес Кормак.

Гермиона уложила выбившуюся прядку за ухо и посмотрела на парня.

-Да, конечно, мы уже говорили об этом. Только не забудь, что я снова должна сходить в книжный, а тебе придется подождать!

Кормак улыбнулся.

- Ну, вообще-то это уж и не такая ужасная проблема. Я подожду, как и в прошлый раз в «Трёх метлах».

- Отлично, вот и договорились.

- Гермиона, а я давно хотел узнать, с кем ты делаешь проект. Так странно получилось, но, оказывается, Дамблдор так и не назвал твоего напарника. Да и вообще он, похоже, не называл напарников, а только самих участников! – озадаченно произнес Кормак.

- Кормак, знаешь, честно, это не так и важно. Просто я сейчас не хочу говорить о проекте.

- Ладно, как скажешь.

Гермиона зевнула и поглядела в окно.

- Вечер уже. Пойду-ка я спать. А завтра в Хогсмид с новыми силами, – Гермиона встала с кресла. Макклаген последовал ее примеру, но, когда девушка хотела развернуться, он схватил ее за руку. Гермиона тут же развернулась и удивленно посмотрела на парня.

- А как же поцелуй на ночь? – с тоном обиженного ребенка заявил он.

-Что-то новенькое! - растерялась Гермиона, но, чуть приблизившись, поцеловала его в щеку.

- Доволен? – спросила она, улыбаясь.

- Почти, - произнес Кормак и вдруг чмокнул Гермиону в губы.

- Ох, мы же говорили насчет этого, - негодующе произнесла Гермиона.

- Знаю, но это просто братский поцелуй.

- Что ж, поверю.

- Спокойной ночи, – Макклаген обнял девушку.

Гермиона высвободилась из его объятий и, пожелав спокойной ночи, поспешила к лестнице, ведущей в спальни.

Мысли путались в голове. Опять ошибка. Сколько же их еще будет.

Макклаген.

Самое тяжелое понимать, что он совсем не нужен. Добрый, замечательный парень, но… Все просто упирается в это «но». Гермиона понимала, что ей сейчас не нужны отношения, и это было большой ошибкой давать надежду. Совсем неправильно.

Теперь остается лишь надеется, что он все поймет, постарается понять.

Завтра в Хогсмиде надо будет все сказать, пока не стало слишком поздно. Пока есть время, пока он окончательно не влюбился. Он ведь найдет другую, намного лучше. Найдет ту, которая будет его любить. Быть может, если бы он появился в другое время, при других обстоятельствах, наверное, все было бы не так. Все было бы проще.
Во всяком случае, остается надеяться, что он поймет.

Кормак все поймет. В отличие от «других», он сможет понять.

Гермиона медленно поднималась по ступеням и смотрела под ноги, пока, наконец, не услышала знакомый голос, вернувший ее в реальность.

- Гермиона!

Гермиона подняла глаза.

- О, Гарри! Мы не виделись почти полдня, – усмехнулась она.

- Да! Где же ты пропадаешь? – спросил друг, но отчего-то Гермионе показалось, что спросил он уж больно серьезным тоном.

- Я гуляла, – Гермиона всматривалась в зеленые глаза Гарри и пыталась понять, отчего же он так серьезен.

- Я беспокоился. Честно. В последнее время мы давно не общаемся. Думаю, завтра у нас будет такая возможность. Надо многое обсудить.

- Да, думаю, если вы с Джинни пойдете в «Три метлы», мы сможем, наконец, поговорить!

- Гермиона, думаю, надо будет поговорить наедине.

- Что-то случилось? – нахмурившись, спросила девушка.

- Ну, думаю, что нормально мы не разговаривал уже целую вечность. Да еще к тому же у меня есть кое-какие догадки. Но об этом завтра.

- Хорошо, – Гермиона слегка напряглась.

Какие такие догадки могут быть у Гарри? К чему он это? То, что он был напряжен, видно было сразу. Значит, что-то не так. Что ж, в этом предстоит разобраться в Хогсмиде.

Хогсмид. Обычно там весело и хорошо, но, похоже, завтра все будет по-другому, и поскорее захочется сбежать в Хогвартс.

Гермиона снова вздохнула. Который раз, интересно, за этот день?

- Тогда спокойной ночи и до завтра! – произнесла она Гарри и чуть улыбнулась.

На ее счастье, выражение лица Гарри поменялось, и он тоже искренне улыбнулся.

- До завтра.

Гермиона кивнула и пошла к спальне. Добравшись до двери, она открыла ее и вошла внутрь. Быстро подошла к своей кровати, сняла обувь и легла на мягкий матрас, застеленный одеялом в цвет факультета.

В голове было слишком много мыслей, но разбираться со всем этим придется завтра. А сейчас можно просто отдаться объятиям сладкого Морфея. Гермиона подогнула руку под подушку и закрыла глаза.

Этим вечером она еще не знала, что следующий день, который называется «завтра», изменит ее жизнь навсегда, так никогда и не вернув к тому, что было раньше!


Глава 12


- Так значит вот оно что! – весело сказала Гермиона и засмеялась.

- Ну, да! – Джинни подмигнула подруге, а потом сделала несколько глотков сливочного пива и продолжила. - Если честно, Рон уже безумно устал от этой Лаванды и он очень, очень хочет с тобой вновь подружиться. Ему не хватает такого светлого друга как ты.

От слов Джинни, Гермиона улыбнулась.

Она тоже безумно устала от этих непонятных отношений. Как же сильно хотелось вернуть самого замечательного друга. Рона.


- О, вон кажись Гарри! Подождешь, хорошо? - Джинни встала из-за стола.

- Угу, - кивнула Гермиона.

Дождавшись ответа, Джинни стремительно побежала к двери помещения.
Гермиона проводила ее взглядом, а потом перевела взор на окно, находящееся в метрах двух от нее. За чуть грязным стеклом «Трех метел» падали большие хлопья белого снега и застилали дорогу. Студенты играли в снежки. Гермиона разглядела нескольких третьекурсников, которые строили оборону, но, тем не менее, все равно получали снегом в спину. Снег шел, не прекращаясь со вчерашнего дня. Зато от этого на улице было тепло, хотя все же холодный ветер беспощадно бил в лицо.

-А вот и мы! – Гермиона услышала радостный голос Джинни и повернула голову в сторону подруги.

Джинни так и сияла. Позади нее стоял Гарри, он весело улыбнулся Гермионе, а потом прошел к столику, заняв свое место.

- Смотри, мальчишки все же купили нам вкусные шоколадные сердечки! – сказала Джинни и вывалила всяких разных вкусностей на стол.

- Как здорово! - улыбнулась Гермиона и начала разглядывать нарядные коробки с шоколадом. – А где Кормак? – спросила она, обращаясь к Гарри.

Гарри откинул темную челку, упавшую на глаза и поправил очки.

- Он был вместе со мной, но потом сказал, чтобы я пошел к вам, а он, похоже, кое-что присмотрел для тебя! – каким-то слегка недовольным голосом ответил друг.

Гермиона кивнула, а потом они с Джинни начали распаковывать вкусный шоколад.

Отдирая фольгу, Гермиона украдкой взглянула на Гарри. Она знала, что ему очень не нравится Кормак и общается он с ним только из-за нее. Знала так же, что он сам безумно хочет поскорее, чтобы все стало как раньше.

Смешной рыжий друг Рон, Гермиона, которая вечно его в чем-то упрекает, не одобряет и те вечера у камина, когда можно было поделиться самыми сокровенными тайнами, разгадать новые загадки, предположить, что же будет дальше. Впрочем, этих теплых и дружеских вечеров не хватало и Гермионе. С Маклаггеном было как-то грустно, он сам тоже не любил Гарри, от того Гермиона не могла нормально общаться с другом, а болтовня Кормака о себе любимом было тяжкое испытание, хотя все же после того как Кормак предложил встречаться Гермионе, он стал как-то более внимательным, иногда даже спрашивал - желает ли девушка говорить о квиддиче.

Ушедшая в свои мысли, Гермиона даже и не заметила, как острый край фольги внезапно порезал указательный палец. От неожиданности Гермиона откинула коробку. Посмотрев на палец, она увидела выступившую кровь.

- Ох, кажется, я порезалась о фольгу, - не весело сказала она.

- Дай посмотреть, - сказал Гарри и, повернувшись к девушке, взял ее за руку.

Он оглядел порез, а потом достал палочку.

- Думаю, я знаю заклинание от порезов, - сообщил он.

- Хорошо, я могла бы и сама, но это было бы не удобно.

Гарри произнес заклинание, и кровь тут же запеклась, а пореза словно и не существовало.
Гермиона хотела уже улыбнуться и поблагодарить друга, но внезапно ее рукав чуть задрался, а взгляд Гарри тем временем скользнул по руке девушки и задержался как раз таки на запястье. Гермиона увидела его взгляд и тут же убрала руку с ладони парня.

- Спасибо! – произнесла она и отвела глаза. Она видела, как Гарри напрягся, но зато этого не видела Джинни и Гермиона решила сыграть на этом, чтобы не было с его стороны вопросов.

- Джинни, ну, что вкусно?

- О, да! – Джинни улыбаясь ела какую-то конфету.

- Мальчишки просто молодцы! – Гермиона подмигнула подруге.

- Да! Гарри, а где же Кормак!? – спросила наконец Джинни. Наверное, слово «мальчишки» заставило ее вспомнить, что кроме Гарри есть еще и Маклагген.

- Вон он идет! – произнес Гарри, всматриваясь за спину Джинни.

Гермиона облегченно вздохнула. Значит, все вопросы отпадут. По крайне мере, сейчас отпадут. Хотя она знала, что разговор не закончен.

- Привет! – Кормак подошел к столику и поцеловал Гермиону в щеку, а потом уселся за стул, стоящий рядом с девушкой. – Простите меня, я задержался не на много.

- Прощаем! – ответила Джинни. – Ой, Гарри, посмотри! – подозвала она к себе парня.

Гарри посмотрел на Гермиону каким-то настороженным взглядом, а потом пододвинул стул к Джинни.

- Почему ты так долго? – спросила Гермиона Кормака, когда Гарри и Джинни стали что-то рассматривать.

- Я хотел сделать тебе подарок!

- Ой, да не стоило! – Гермиона чуть улыбнулась.

- Нет, стоило! Просто я так долго искал что-нибудь подходящее.

- Тогда давай в гостиной Гриффиндора, просто сейчас надо срочно идти за книгами! Не забыл?

- Ох, да! – Маклагген разочарованно вздохнул, но все же сказал. – В гостиной, так в в гостиной, но я надеюсь тебе понравится!

- Безусслоно! – Гермиона улыбнулась и встав, приподнялась из-за стола.

- Гермиона, ты уходишь? – сразу же спросила Джинни, увидев, что подруга начала собираться.

- Да, я же говорила, что мне надо в Косой переулок. Во «Флориш и Блоттс»!

- Аааааа… - протянула Джинни.

Гермиона чуть наклонилась и поцеловала Кормака в щечку.

- Я скоро, - сказала она.

Он кивнул.

- Буду ждать! – произнес он, чуть вздохнув.

Гермиона выпрямилась и хотела уже сказать друзьям, что будет очень скоро, но тут громкий голос Гарри заставил остановиться

- Гермиона, я с тобой!

- Что? – удивленно спросила она. – Тут же недалеко, всего пара метров.

- Этой пары метров вполне хватит, надо кое-что спросить! – он встал из-за стола. Видя его решительность, Гермиона решила, что спорить не стоит.

- Джинни, Кормак, вы подождете? – спросил Гарри.

- Да! – в унисон ответили они, хотя Гермиона успела заметить недовольное лицо подруги.

- Хорошо, Гарри, пойдем! – Гермиона отошла от столика и последовала к камину.

Как ни странно этот короткий отрезок пути через паб до камина Гарри молчал, но Гермиона знала, что все не так просто.

Наконец дойдя до камина и остановившись у него, Гермиона вопросительно посмотрела на парня.

- Что у тебя с руками? – как-то грозно спросил он.

- А что у меня с ними? – вопросом на вопрос ответила девушка, хотя сама прекрасно понимала, о чем он.

- Синяки на запястьях, откуда они?

Гермиона потупила взгляд. Знала, что он заметил. Но никакие оправдания в голову не лезли.

- Молчишь? – Гарри положил руку на деревянную поверхность над камином. – Это, что Маклагген?

- Нет, конечно! – тут же ответила Гермиона, понимая какая же все это нелепость.

- Гарри, давай не сейчас об этом!

- Гермиона, а когда!? Я даже понять не могу, что с тобой творится! Ты стала какая-то скрытная!

- Гарри, я уверяю тебя, я обязательно тебе все скажу. Сегодня же. Просто сейчас я должна быть во «Флориш и Блоттс», мне необходимо туда попасть!

- Хорошо! Но ты должна мне все рассказать! Хватит тайн! Сегодня же, в Хогватрсе!

- Как скажешь! – Гермиона вздохнула, но тут Гарри приблизился, а потом крепко обнял ее.

- Удачи! – прошептал он и разомкнул объятия.

- Спасибо! – Гермиона посмотрела в его зеленые глаза и точно решила, что врать больше не будет. Вместе можно найти выход!

Она вошла в камин и зачерпнула немного пороха из миски.

- Флориш и Блоттс, - четко сказала она, а потом все закружилось и лицо Гарри пропало, уступив взору тот самый книжный магазин.

Отряхнув осевшую пыль, Гермиона прошла внутрь книжного. Здесь было не многолюдно, впрочем, как и в прошлый раз.

Не останавливаясь слишком долго, гриффиндорка прошла к самым дальним от входа стеллажам и тут же ее взгляд упал на блондина, стоявшего к ней спиной и похоже читавшего какую-то книгу.

«Чертов Малфой» подумала она, но все же решила подойти к нему.

- Привет! – произнесла девушка.

Похоже Малфой совершенно не ожидал никого увидеть, от неожиданности он вздрогнул.

- Грейнджер! – он повернулся к Гермионе. – Какого черта ты меня пугаешь?

- Я не собиралась тебя пугать, но честно, удивлена такой бурной реакции!

- Да, иди ты к …

- Ох, Малфой, никуда идти я не собираюсь, я специально сюда пришла, что бы выбрать книгу! Так что не указывай мне, что надо делать!

- Тогда я сам пойду подальше от тебя! – злобно произнес он.

- Да, да, иди, а то видимо ты заблудился, раз рассматриваешь стеллажи не с черными силами!

Гермиона даже удивилась. Откуда бралась эта смелость в последнее время? Перед Малфоем она всегда все забывала и даже не думала о последствиях. Хотя, пожалуй, стоило бы! Ведь Гарри, который увидел следы синяков на запястье девушки, это, наверное, уже и были последствия.

- Грейнджер, да ты просто… - Малфой внезапно умолк, не успев договорить.

Послышались какие-то удаленные крики из улицы и приглушенные взрывы.

Гермиона с ужасом посмотрела на Малфоя. Он же так и застыл, напрягшись.

- Что это? – спросила она, дрогнувшим голосом.

- Не имею понятия, но, похоже, лучше поскорее убраться отсюда!

- Это, что Пожиратели? – ком застрял в горле, Гермиона даже не хотела думать так, но действительность, похоже, была очевидной.

Вдруг взрыв раздался совершенно близко, почти что за окном.

- Бежим! – воскликнул Малфой и схватил Гермиону за руку.

- Куда? – на ходу прокричала она.

- Мы слишком далеко от камина, а они похоже уже сейчас окажутся тут, нам нужен запасной выход! – констатировал факт Малфой, пробираясь через многочисленные стеллажи.

- Разве ты знаешь где он, выход? - закричала Гермиона, услышав совершенно близкий звук падающих книг и отчаянные вопли посетителей.

- Да, догадываюсь!

Малфой сильнее сжал руку девушки и протолкнул ее за последний стеллаж.

Но не увидев двери, Гермиона почти готова была уже расплакаться.

- Выхода нет! – выдохнула она.

- Выход всегда есть! – сказал Малфой и направил палочку на последний стеллаж, располагающийся у стены.

- Алохомора! – произнес он, и на удивление Гермионы, стеллаж вдруг поехал в строну, открывая взору темный коридор.

- Это выход? – спросила девушка, но Малфой не стал отвечать, а просто держа девушку за руку, потащи внутрь.

Он прошептал заклинание, запечатывавшее дверь. Потом Малфой отпустил Гермиону и зажег палочку.

Тут было слишком темно.

- Они знают про этот выход, про, то что мы были там? – спросила Гермиона.

- Возможно, потому-то нам надо срочно куда-нибудь выйти, спрятаться! – Малфой освещал темный коридор и проглядывал стены.

- Надеюсь, они не станут перемещаться в Хогсид, ведь там…

- Грейнджер, хватит паниковать, твоих дружков они не тронут, возможно, им надо что-то другое!

Гермиона передернулась. Страшно было даже подумать, что теплый вечер в «Трех метлах» могли испортить эти ужасные люди.

- Хотя все же Поттеру стоило бы побеспокоиться! – высказал свое предположение Малфой. – Похоже, я вижу дверь, там вереди.

Гермиона тяжело взглотнула и остановилась.

Вдруг осознание упало на нее невидимой волной.

Малфой!

«Он же тоже, возможно, Пожиратель!»

- Грейнджер! Что ты делаешь? Живо иди за мной! Ты что решила попасться им? – остановился он, почувствовав, что Гермиона отстала.

- Малфой, я не пойду никуда с тобой!

- Что? Ты в своем уме? – Малфой развернулся и начал приближаться к гриффиндорке.

- Не подходи ко мне!

- Ты сошла с ума, Грейнджер!

- Нет, не сошла, а ты…ты хочешь завести меня в тупик!

- Бред! - Малфой схватил Гермиону за руку и с силой потащил к двери.

- Нет, я не пойду, пусти! – Гермиона начала отчаянно вырываться. Она еще сама не понимала чего боится больше. Либо Пожирателей, которые оказались в магазине, либо Малфоя, который возможно один из них.

- Если ты решила, что я такой же как они, то флаг тебе в руки, я оставлю тебя здесь, а когда они обнаружат тайный выход, то тебе не поздоровится. Поэтому лучше пока доверяй мне, я хочу спасти тебя и себя, черт подери, поскольку в мои планы не входит встреча с упивающимися.

- Почему я должна тебе верить?

- Да, потому что только я, в данный момент, могу убить тебя, если оно мне надо или вытащить обратно в книжный и передать им. Но вместо этого я протаскиваю тебя через запасной выход и веду туда, где можно переждать нападения. Перестань сопротивляться, иначе и вправду вытащу тебя обратно! – жестко сказал Малфой и замедлив шаг, посмотрел на Гермиону. – Что устроить последнее?

- Нет!– Гермиона смотрела на каменный пол, перестав, наконец сопротивляться и быстрее идя за Малфоем.

Они подошли к двери.

-Алахомора! - произнес Малфой заклинание.

Дверь тут же открылась.

Малфой выпустил руку Гермионы и протолкнул ее за дверь.

Холодный воздух тут же дунул в лицо. Гермиона поежилась. Ноги утонули в выпавшем снегу.

- Куда теперь? – спросила она, чувствуя дрожь по всему телу от зимнего холода.

- Пошли, надеюсь, мы успеем дойти до одного магазинчика. Там переждем! Иди следом за мной.

Малфой обогнул застывшую Гермиону и быстрым шагам направился вперед.

Запасной выход из «Флориш и Блоттс» как раз вывел в какую-то безлюдную и непонятную часть Косого переулка. Гермиона даже никогда здесь и не бывала.

- Ты знаешь как дойти отсюда до того помещения? – спросила она, пробираясь по следам Малфоя и на ходу стряхивая снег, налетающий на одежду.

- Да, знаю!

Гермиона кивнула, хотя Малфой все равно этого не увидел.

Больше всего Гермиона сейчас хотела очутиться вместе с друзьями в «Трех метлах» и точно убедиться, что с ним все в порядке.

Но все же предвещание какой-то беды прочно засело в груди.

- Сюда! – прошептал Малфой и свернул за угол. – Осталось еще немного! – обнадежил он.

Гермиона ни на шаг не отставала.

Так они пробирались еще минуты четыре.
Гермиона уже поверила, что все будет хорошо. Что когда все это закончится, она увидит друзей – Гарри, Джинни, Кормака и даже Рона. Расскажет Гарри, все как есть и вместе они что-нибудь придумают. Подружиться наконец снова с Роном. И все будет как раньше.

Все будет, так как надо.

Но зря Гермиона так подумала, потому что в следующую секунду ее простые мечты лопнули, как мыльные пузыри.

Какой-то грохот послышался почти рядом, а потом Гермиона своими глазами увидела впереди людей, скрытых в темных плащах с капюшонами и направляющихся прямо к ним с Малфоем.

Расстояние может и было еще слишком большим, но Гермиона точно поняла, что надежды больше нет. Укрыться, спрятаться не удастся. А справится с Пожирателями, навряд ли она сможет. Не помогут даже самые сильные и сложные заклинания, которые она знает.

- Черт, - услышала девушка ругательство Малфоя.

Похоже он на самом деле не желал встречать такую «теплую компанию».

Во всяком случае, теперь Гермиона ему верила.

Малфой посмотрел вперед, а потом обернулся и посмотрел назад. Наверное, прикидывал, что еще можно сделать. Но идти назад, это все равно попасться упивающимся. Наверняка, они нашли запасной выход из книжного магазина. А значит Гермиона и Малфой в ловушке.

Хотя все же у Малфоя есть преимущества. У него отец, который наряд ли позволит сделать хоть что-нибудь своему сыну со стороны упивающихся, пусть даже и находится в Азкабане, да еще и мать, которой не наплевать на сына.

А вот Гермиона одна. И никто, сейчас не защитит ее.

Остается лишь Малфой.

Надежда есть, но слишком она призрачна…

- Грейнджер, надо трансргессировать, срочно! – вдруг произнес Малфой решительно.

- Что?...но, но я же не умею! – Гермиона ошеломленно посмотрела на слизеринца.

- Как не умеешь? Ты же выиграла на конкурсе, Дамблдор наложил на вас чары, которые помогут переместиться прямо в Хогвартс!

- Я знаю, но я еще не проходила уроки трасгрессии, я читала про них, но это другое, теория и практика – разные вещи! – разочарованно выдохнула девушка.

Вдруг разноцветные лучи озарили переулок. Пожиратели приближались и посылали многочисленные заклинания, но пока они еще не могли долететь до пункта назначения.

- Ты сможешь! - без сомнения сказал Малфой.

- Нет, Малфой, не смогу, я не сосредоточена, я не смогу.

Лучи почти долетали, несколько красных вспышке пролетели прямо над головой Малфоя.

- Что ж, тогда у меня не остается выхода!- громко воскликнул Малфой.

Гермиона напряглась. Сердце лихорадочно забилось в груди. «Не остается выбора», неужели это все? Конец.

Гермиона зажмурила глаза. Может, если ничего не видеть, так будет проще.

Она почувствовала как сильные руки Малфоя легли ей на талию.

Значит, все верно!? Неужели он сдаст?

Гермиона уже слышала шумные шаги Пожирателй, почувствовала, как несколько лучей со звуком пролетело мимо нее.

Но теперь ведь уже ничего не важно. Или…

Малфой посильнее сжал ее за талию, не понимая зачем, Гермиона положила руки ему на плечи.

И внезапно вдруг все внутри сжалось. Необычные ощущения разом нахлынули на Гермиону. Даже с закрытыми глазами она почувствовала, что вокруг все потемнело.
Все тело как будто сдавило со всех сторон. Она даже не смогла вдохнуть.

А потом все стало нормально. Гермиона тут же глотнула холодный воздух и распахнула глаза.

Она прижималась со всей силы к Малфою и стояла в совершенно незнакомой местности. Лишь белый снег, да темные деревья вокруг. Пожирателей больше не было. Не было и Косого переулка, да еще и больших белых хлопьев больше не падало с неба.

Она чуть отпрянула от Малфоя и внимательно посмотрела в его серые глаза.

На удивление Гермионы, он ухмыльнулся, хотя вид был какой-то усталый.

- Добро пожаловать! – сказал он и сдунул светлую челку, упавшую на глаза.





Глава 13


Несколько месяцев назад. Лето, пред шестым курсом.

Драко Малфой сидел на мягком, большом кресле и смотрел на захваченные огнем поленья. В поместье никого не было кроме самого Драко. От этого было особенно тихо. Слышались лишь поскрипывания дров.

Драко заворожено смотрел на огонь и думал. Слишком многое обрушилось на него этим летом совершенно внезапно. Ему едва исполнилось шестнадцать, а все давно перестали считать его подростком.

Все стало слишком сложно.

Он еще сам не понимал, что происходит. Чего от него ждут.

Почему все стало крутиться вокруг него. Почему Нарцисса ничего не говорит, но все время украдкой вытирает покрасневшие глаза. Не понимал, почему Пэнси осталась у себя дома, а не поехала к нему.

Никто ничего не объяснял, но Драко знал, что скоро непременно что-то случится. Причем очень скоро.

Мир не может молчать, особенно после того как Волан де Морд явил себя всем, как заново оживший, а отца Драко – Люциуса посадили в Азкабан.

Драко еще сам не понимал, какие чувства испытывает теперь. Он точно знал, какую сторону примет, но всегда был рядом отец, который направлял, подсказывал, а теперь что-то рухнуло. Может это свобода? Свобода выбора? Нет, пока еще рано так думать.

Через год Драко примет сторону Пожирателей смерти, а потом будет помолвка. Все уже решено. Нет никакой свободы. Просто теперь рядом нет отца и решения придется принимать самому.

Нарцисса говорила, про то, что скоро Драко получит какое-то задание. Возможно тяжелое, сложное и от этого будет завысить все. Она не сказала, что что-то возможно может случиться, если он не выполнит задание, но Драко знал это.

День, два, неделя, а может и месяц пройдут пред тем как он все узнает. Узнает и навсегда забудет, что такое радость, что мир не полон темных красок, а лучи надежды всегда освещают путь.

В этот день Драко просто пытался предположить, что его ждет. Что ждет его семью.
Он безумно любил этих людей, а потому то и был готов сделать все, что скажет Темный Лорд.

«Неужели даже пойти на убийство» промелькнула в голове отчаянная мысль.
«Да, готов» тут же ответил себе Драко.

Огонь освещал его лицо.

Ему исполнилось всего лишь шестнадцать лет, но в эти минуты он выглядел совершено не по детски, словно тяжелые годы длинной прожитой жизни оставили свои отпечатки.


***

Хогвартс, учебные дни.

- Зачем? Зачем, ты говоришь мне это? – кричала Пэнси, колотя Малфоя по груди.

- Потому что рано или поздно ты бы узнала! Неужели ты это не понимаешь! – громко выкрикнул он, схватив, наконец, девушку за руку.

-Нет, я не верю! Драко, я ты не сделаешь это! Нет! – в отчаянии произнесла она и вдруг заплакала.
- Но нет другого выхода. Я не вижу ничего другого. Только такой путь, такой исход! – Малфой попытался вытереть слезы Пэнси, но она отвернула голову.

- Так не должно быть! Так не правильно! – она разрыдалась сильнее и положила голову на плечо Драко.

- Успокойся, прошу. Ты еще просто не в состоянии здраво мыслить, – произнес он и начал гладить Пэнси по голове.

- Я не могу так жить. Мирится с этим, - сквозь слезы шептала она.

- Так надо. Я же смирился!
От этих слов Пэнси резко вскинула голову и посмотрела в глаза юноше.

- Ты не способен на такое! Пусть даже и смирился.

- Пэнси, никто не говорил нам, что все будет легко. Никто, понимаешь!

- Да, иди ты! – закричала девушка и попыталась вырвать свою руку из стальной хватки Малфоя.

Ей удалось, но не с первой попытки.

- А они!? Они знают? – спросила она, обведя комнату рукой.

- Кто, Кребб, Гойл и Забини? – Малфой глянул на кровати, принадлежавшие названным слизеринцам. – Да, знают!

- Значит, ты решил просветить меня самой последней, когда твой план начал уже осуществляться, когда ты уже принялся выполнять это задание. Господи, ты же знал о нем еще летом, а уже снег давно застелил Хогвратс и ты молчал. Малфой, как ты мог?

- Ага, значит, ты меня уже и Малфоем называешь? Замечательно! Лучше подумай хорошенько и оцени свое поведение. А принятое решение я не поменяю. Смирись.
- Драко прошел к выходу из спальни, но последующие слова Пэнси его остановили.

- Ты не будешь менять, зато мой отец может поменять дату нашей помолвки, а точнее вообще расторгнуть ее! Ты понимаешь это?

Малфой обернулся и уставился на девушку.

- Повтори! – сказал он таким голосом, что Пэнси даже вздрогнула.

- Ты же знаешь Дэвида, с седьмого курса?! – как-то несмело спросила она.

Малфой стоял и смотрел на нее. В какой-то мере сейчас даже восторгался ее решительностью, смелостью.

Но он никогда не привык терять свой стиль. Пусть даже и ситуация была достаточно сложной.

Он улыбнулся. Он был уверен, что это безумно рассердило Пэнси. Но по-другому не мог вести себя в сложившейся ситуации.

- Поговорим за ужином в Большом зале, - четко произнес он, а потом развернулся, открыл дверь и вышел прочь из комнаты.

***
Поход в Хогсмид

Малфой смотрел вперед и ничего не мог понять, а точнее поверить.
Пожиратели, собственной персоны, разрушали улицы Косого переулка.

«Кто же их направил сюда?» мысленно подумал Малфой и перевел взгляд назад, пытаясь оценить, что же следует сейчас делать.

Он видел, как они плавно движутся сюда.
Драко лихорадочно пытался что-то придумать. Но вопросы сбивали ход его мыслей. Слишком много вопросов.

И нет на них ответов. Хотя, пока еще нет.

«Какого черта они тут?»

Малфой посмотрел на Гермиону.
Растрепанные волосы, покрасневшие от холода щечки и плечи, вздрагивающие от зимнего ветра.

Почему-то появилось безумное желание помочь ей.

- Грейнджер, надо трансгрессировать, срочно! – сказал он, внезапно поняв, что это и есть выход из данной ситуации.

Вот он идеальный план. Грейнджер транссреирует в Хогвартс и «они» ее не тронут, а сам Драко останется тут и попытается выяснить в чем дело. Что им надо.

Возможно, во главе как раз идет тетушка Белла или еще кто-нибудь знакомый.

Конечно, надо полагать, что будут десятки вопросов, но Малфой наврет им, что с ним была Пэнси, все равно они еще не могут различить кто пред ними.

Идеально, все правильно, все так и будет.

- Что?...но, но я же не умею! – в глазах Гермионы застыл неподдельный ужас.

«Какого черта?» Драко уставился на Гермиону, не веря своим ушам.
«Она? Она не может. Бред, неправда. Лучшая ученица, которая выиграла в конкурсе трансрессию прямо из Хогвартса, не может применить ее на практике».

Безумие.

- Как не умеешь? Ты же выиграла на конкурсе, Дамблдор наложил на вас чары, которые помогут переместиться прямо в Хогвартс! – сказал Малфой.

- Я знаю, но я еще не проходила уроки трасгрессии, я читала про них, но это другое, теория и практика – разные вещи! - второпях шептала гриффиндорка.

Драко закатил глаза.

«Поверить не могу»

Вдруг он краем глаза увидел, что несколько лучей летят прямо на них.

«Вероятно, Беллатриссы нет среди этих Пожиртаелей» подумал Драко и снова внимательно посмотрел на Гермиону.

- Ты сможешь! – уверенностью сказал он, веря собственным словам, а не последующему ответу девушки.

- Нет, Малфой, не смогу, я не сосред…. – Малфой не стал дослушивать. Пожиратели были уже слишком близко.

Он понимал, что все это конец.

С ним ничего не случится, а вот с ней.

Неужели ее убьют. Ну, конечно, подруга Поттера, волшебница, рожденная в семье маглов.

Шансов нет никаких.

Но он просто обязан спасти ее. Любой ценой.

Зачем? Драко еще сам не понимал. Может эти глупые вечера чуть сблизили их. Ведь «враги» это лишь глупое слово, которое не раскрывает истинного отношения. Всего лишь слово…

Он глядел на гриффиндорку и не мог ничего придумать, как ему тогда казалось слишком долго. Но на самом деле это были какие-то секунды.

- Что ж, тогда у меня не остается выхода! – возможно, слишком громко сказал он, но просто это была внезапная идея.

Может и абсурдная, но это лучше.
Главное, что бы все получилось.

Драко схватил Гермиону за талию. В эти секунды он не видел ее лица, все происходило слишком быстро.

Пожиратели были уже в опасной близости, а разноцветные лучи освещали весь проулок.

Драко прижимался к гриффиндорке и про себя шептал название места, куда он хочет попасть. Он представлял как все выглядит.

Он давно не транссргесировал ,ведь это сложный раздел магии, потому-то и изучали его только с совершеннолетия, но у Малфоя были свои учителя, которые когда-то обучили его этому.

Главное сосредоточиться.

Внезапно он почувствовал руки Гермионы на своих плечах.
«Холодные, они холодные. Она же замерзла» подумал юноша.

Острая боль вдруг пронзила предплечье. Драко сосредоточился все на месте, куда пытался попасть.

Он не любил трансрессию, поскольку в следующий миг все тело сдавило, но не надолго.

И вдруг свежий воздух ударил в нос. Юноша раскрыл глаза.

Ему не верилось, но все получилось. Получилось!

Голова безумно болела, где-то в плече пульсировала боль.

Гермиона тем временем тоже успела открыть глаза и чуть отодвинувшись, с удивлением рассматривала окрестности.

Малфой легко улыбнулся.

Пусть даже и в будущем он обрубит кому-то жизнь, но зато он спас ее, этим можно все компенсировать.

- Добро пожаловать! – произнес он. Челка упала прямо на лицо, Драко сдунул ее. Плечо безумно болело. Но он не показывал вида.

Теперь оставалось только добрести до собственного замка. А потом можно будет провалиться в забытье.

Но чтобы там ни было, он был рад, что спас эту девушку.

Сейчас он не думал о тяжелом бремени, обрушившимся на него.
Не думал о Пэнси, об отце или Пожирателях.

Он просто смотрел на Грейнджер и думал, какие же странные и глупые обстоятельства теперь связывают их. Впереди еще предстояло все ей рассказать, объяснить.

Драко набрал в грудь воздуха и выдохнул его.

Боль заново пронзила плечо, он закрыл глаза на какое-то мгновение.

«Что ж, возможно, я никогда не выпутаюсь из этого дерьма» подумал он, вдыхая снова и снова морозный воздух.


______________


Дорогие читатели, поздравляю вас наступающим Новым годом. Хочу пожелать вам счастья, удачи и большой-большой любви. Пусть у вас всегда все будет хорошо.

Искренне ваша RoSalie.

P.S. если праздничная суета совсем не поглотит меня, то новую главу обещаю уже в периоде с 1-5 января, думаю, это будет мой маленький подарочек для вас.


Глава 14




Добро пожаловать! – сказал Драко Малфой и сдунул светлую челку, упавшую на глаза.

Гермиона все так же с удивлением смотрела на него. Она еще плохо понимала, куда же она попала. Она еще не могла оценить ситуацию, поэтому первые ее мысли были не совсем правильные, верные.

- Где я нахожусь? – решительно спросила она.

Малфой закатил глаза, а потом с какой-то усталостью в голосе ответил:

- Полагаю, что вопросы тут ни к чему, вроде бы я спас тебя, разве нет!?

Гермиона посмотрела на белый снег под ногами, а потом подняла глаза и посмотрела на Малфоя очень серьезно.

- Но ты обязан мне все объяснить!

- Грейнджер, сейчас не время разводить тут долгие дискуссии, нам надо скорее добраться до замка, если ты не заметила, то сейчас на улице зима, а мы без верхней одежды!

- Я заметила это еще давно, - сказала девушка, потерев замерзшие руки. – Но ты сказал о замке, постой, каком замке? – нахмурившись, спросила она.

- Так, все по пути, скоро сама поймешь! – выговорила Малфой, а потом схватил Гермиону за руку и потащил вперед.

- Малфой, ты о вашем родовом замке ? – ахнула Гермиона, держась за руку Малфоя и пробираясь по белому снегу.

- Да! – кратко ответил он.

- Нет, ты с ума сошел, я не пойду туда, лучше перенеси меня обратно, хотя бы в Хогсмид! – закричала Гермиона.

Малфой вдруг резко остановился и выпусти руку девушки.

- Перемещать я тебя никуда не буду, если тебе так надо, перемещайся сама. Вот только, должен тебя разочаровать! Отсюда переместиться можно только туда, откуда ты транссгресировал, то есть, в данном случае, ты можешь попасть только в Косой переулок! Просто мой дом защищен от всяких посторонних «гостей», то есть он не наносим, ясно?

Гермиона задумалась. Она не слишком понимала всего этого, то что используют чистокровные волшебники, что бы обезопасить себя. Просто сама она никогда с этим не сталкивалась, поэтому ответить положительно не могла.

- Я не понимаю!

- Поймешь! – раздраженно ответил Малфой. – Полагаю, перспектива вернуться обратно к Пожирателям для тебя не очень радостная, так что, могу предложить лишь свои скромные имения!

Гермиона не стала ничего говорить, лишь кивнула.

Малфой внимательно на нее смотрел. А потом развернулся и пошел вперед.
Так они и шли в полном молчании, пробираясь по заснеженной дороге через сугробы белого снега.

Гермиона смотрела вперед, но не видела совершенно ничего. Никакого города, никаких поселений. Совершенно ничего. Лишь белый снег, да темные голые деревья.

Наконец, через минут пять, после бесконечной дороги, она услышала голос Малфоя.

- Ну, вот мы и пришли!

Гермиона подняла глаза и беззвучно охнула.

Они остановились около высоких кованных ворот, поблескивающих зеленым цветом. Чуть поодаль виднелся большой старинный замок. Гермиона в изумлении уставилась на него. Отчего то вдруг у нее сердце начало бешено колотиться.

- Думаю, стоит пройти внутрь, - вернул ее к действительности Малфой.

Гермиона перевела взгляд с замка на Малфоя.

- Не знаю, насколько это хорошая идея! – вполголоса произнесла она и задумалась. Она знала, что отец Малфоя, которого ей как раз стоит больше всего бояться, сейчас находится в Азкабане, а вот его мать, похоже, как раз в замке, не подозревает какой подарок ей хочет сделать сын.

- Твоя мать не примет в дом магглорожденную, - закончила Гермиона.

Малфой какое-то время смотрел на нее серьезно, а потом вдруг сделал, то, чего Гермиона совсем не ожидала в такой ситуации.

Он рассмеялся.

- Да, Грейнджер, - сквозь смех говорил он. – Не понимаю, как ты можешь хорошо учиться, если половину слов проносишь мимо ушей! Когда я говорю «мой дом», это и надо принимать в прямом смысле.

- Прости, что? – нахмурившись, спросила Гермиона, похоже, до нее начали доходить слова Малфоя.

- Мой дом, это и значит лишь мой дом. Не знаю, как в мире магглов, но в мире чистокровных волшебников существует такое понятие как «наследство»! Слышала, нет?

Гермиона ничего не ответила, лишь ждала продолжения.

- У моей семьи другой дом, он находится в десятки километров отсюда, а этот по праву переходит ко мне в семнадцать лет, его оставил мне еще мой дядя, но, к сожалению, он умер не так давно, так, что здесь я и провожу время, когда хочу.

Гермиона лишь покачала головой, в знак того что все поняла.
Ей даже и не верилось, что такой огромный замок может принадлежать лишь одному человеку, который еще даже совершеннолетия не достиг.
- Прошу! – сказал Малфой, обращаясь к Гермионе, и взяв из кармана волшебную палочку, взмахнул ей несколько раз.

Послышался легкий скрип и старинные ворота разъехались в стороны. Малфой сразу же пошел к замку, не медля, Гермиона последовала за ним. Она зачарованно все рассматривала. Площадь, занимаемая замком и прилежащей к ней территории, была довольно большая. Несколько елей величественно возвышалась, чуть подальше от замка. Гермиона все оглядывалась по сторонам.

Действительно, очень трудно было поверить, что это великолепное поместье может принадлежать Драко Малфою, казалось бы, просто ее сокурснику. Просто Гермиона совершенно не привыкла к таким роскошествам среди своих друзей.

- Я никогда еще не бывала в родовых поместьях, - призналась зачем-то она, когда Малфой остановился у больших ступеней, выложенных из темного камня.

- Что ж, понимаю! – сказал он. – Не думаю, что у Уизли слишком хороший дом! – он начал подниматься по ступеням.

Гермиона остановилась.

«Жаль, что Малфой не может быть другим» подумала она, всматриваясь в его силуэт.

- Советовал бы тебе поторопиться, - произнес он, не оборачиваясь, словно чувствуя, что Гермиона отстала. – А то ведь мне придется вызывать врача, если ты заболеешь.

- Да, иду! – ответила девушка.

Было очень страшно от чего-то входить в его дом. Сейчас Гермионе хотелось больше всего быть в Хогвартсе. С друзьями.
Во всяком случае, Гермиона была уверена, что, наконец, завтра она сможет вернуться в школу. Пожиратели все равно не смогут оставаться на том месте, в Косом переулке вечность.


Гермиона вдохнула побольше воздуха и прошла внутрь, точно следуя за Малфоем.

Когда дверь за ее спиной закрылась, Гермиона попала в большой холл. Свет сюда падал из больших окон, находящихся у темной лестницы. Было немного темновато, поскольку на улице безустанно темнело. Малфой прошел куда-то вглубь, а потом заново поднял волшебную палочку и вдруг хрустальная люстра, гордо висящая на потолке, зажглась сотней ярких свечей, отбрасывая преломленные тени по стенам.

Гермиона снова охнула. Малфой посмотрел на нее.

- Я покажу тебе комнату, где ты можешь заночевать! – сказал он. – Иди за мной!

Гермиона повиновалась.
Вдвоем они прошли по лестнице, поднявшись до третьего этажа. А потом Малфой свернул направо и вывел Гермиону к двери из красного дерева. Он распахнул дверь и впустил туда Гермиону. Девушка несмело зашла внутрь и огляделась.
Малфой прошептал какое-то заклинание и в камине тут же появился огонь. Он обошел застывшую Гермиону и раскрыл дверки шкафа, стоящего в стороне от кровати.

- Тут есть платья, - объяснил он. – Их привозила моя мать этим летом. Она покупала их для Пэнси, но по стечению обстоятельств моя девушка не смогла остаться тут, так что можешь одеть какое-нибудь из них, а твои вещи я отдам эльфам.

- Зачем? – спросила Гермиона.

- Затем, что у меня тут так принято. Даже, если ты и будешь тут всего день! – твердо сказал Малфой и затем развернулся и подошел к двери. – Располагайся, эту ночь ты проведешь тут. Завтра мы решим, что делать дальше! – закончил он и вышел из комнаты.

Гермиона посмотрела на деревянную дверь. А потом огляделась еще раз. Теперь при свете огня, потрескивающего в камине, она могла рассмотреть помещение, в которое попала.

Комнатка была не слишком большой, в чем-то даже напоминала Гермионе ее собственную. Никакого нагромождения. Лишь большая дубовая, двуспальная кровать, старинный шкаф, сделанный из красного дерева, как и дверь, да мягкий ковер. Конечно, еще тут было большое окно, рамы которого были совсем не привычно белыми, а позолоченными. Гермиона подошла к этому окну и вгляделась. Похоже, ее окно выглядывало в сад, поскольку из темноты вечера, она могла разглядеть многочисленные голые кустарники, покрытые инеем, да тускло горящие фонари.

Гермиона подошла к шкафу и открыла его дверки. Она даже удивилась, увидев, большое количество платьев, висящих на хрупких вешалках. Не видя, что она берет, Гермиона достала одно длинное платье. И что ж, похоже, она не ошиблась, поскольку достала платье цвета факультета Драко Малфоя. Платье было обычное, простое по фасону, но цвет его был просто великолепен. Темно-зеленый атлас красиво поблескивал в свете, исходящем от камина. Гермиона разглядывала это платье, сразу видно было, что оно очень дорогое. В нем не было какой-либо напыщенности и других элементов роскошества, но, тем не менее, оно было просто замечательное

Вдруг раздался хлопок, и Гермиона тут же обернулась на посторонний звук. На пушистом ковре стоял эльф-домовик и держал поднос с едой. Он вспрыгнул на кровать и поставил поднос на мягкое покрывало.

- Мисс, ваш ужин! – произнес он. А потом так же неожиданно исчез, как появился.

Гермиона закрыла дверцы шкафа и повесила платье на золотистую ручку и прошла к кровати. Ей очень хотелось пить, потому она сразу же выпила сок из хрустального кубка, а потом посмотрела на еду. Как ни странно, есть ей совсем не хотелось.

Она взяла в руки поднос и положила его на подоконник, а потом легла на кровать, предварительно скинув обувь. Ужасная усталость разом накатилась на нее. Гермиона выпрямилась, а затем подогнула под себя ноги. Глаза тут же начали слипаться.
Пока что она еще сама не верила, что находится в доме у Драко Малфоя. Это было так удивительно, казалось, что это просто сон.
Гермиона закрыла глаза, подумав, что возможно, если она заснет, а завтра утром проснется, то все это на само деле окажется сном. Что она проснется снова в спальне для девушек, в Гриффиндоре. Но, к сожалению, похоже, этого не случится.
Одно, хотя бы было хорошо, что сон пришел к Гермионе сразу, не заставив долго ждать!


***

Драко Малфой сидел, оперевшись спиной к большому креслу и морщился. Его белая рубашка свисала на локтях. А сзади маленький домовой эльф, стоял на кончике кресла и обрабатывал рану, втирая на поврежденную кожу различные мази. Было очень больно, все плечо щипало, но Драко терпел.
Тени от огня в камине, плясали по стенам и порой проскальзывали по лицу юноши. Он же сидел, напрягшись, причем не только от боли, а еще от собственных раздумий.

Возможно этот семестр все же решил перевернуть его привычную жизнь полностью. Он еще не совсем понял, как можно разобраться с одной проблемой, как появилась другая. Неужели Грейнджер – дочь магглов теперь находится в его доме? Да, во все это верилось с трудом. А еще верилось с трудом, в то, что он спас ее. Сам спас, вытащил из рук Пожирателей. Он ведь мог, конечно, поступить по-другому, ведь Грейнджер не представляет для него что-то уж очень ценное. Конечно, она пообещала помочь по магии, но ведь Драко уже давно не занимался с ней, особенно после того раза, который ошеломил его. Ведь он совершенно не ожидал такой исход от этих рун.

Вдруг рану сильно защипало, от чего он все же вскрикнул.

-Черт, поаккуратнее! – со злостью произнес он.

- Да, хозяин! – ответил эльф и снова начал обрабатывать рану.

Драко закрыл глаза, подперев рукой голову. Пока он еще вообще не знал, что делать, как действовать дальше!

Никто не должен знать, что он находится тут, в особенности Нарцисса и Беллатрисса, иначе они просто придут в замок и увидят не совсем желанную гостью, пребывающую у Драко в собственном имении.

Драко вздохнул. И почему же все вдруг стало в один миг так сложно.

Что ж, чтоб поразмыслить над этим вопросом у него еще была целая ночь.

Ночь раздумий.

***
Гермиона проснулась в холодном поту. Она не сразу поняла, где находится и в изумлении оглянулась. Еле заметный солнечный свет пробивался через окно. Она посмотрела на обстановку в комнате и только потом вспомнила, что же произошло вчера.

Гермиона вздохнула, но все равно ощущала ужасное напряжение. Этой ночью ей приснился очень странный сон. Ей приснилось, то, как она беззаботно сначала гуляла по зеленной траве и грелась в лучах теплого солнца у себя дома на территории маленького дворика. А потом из дома вышел Рон и очень мило улыбнулся Гермионе. Она побежала к нему и крепко обняла.

- Я люблю тебя, Гермиона! – признался Рон и ласково улыбнулся.

Гермиона прижалась к его груди и тихо прошептала:

- Я тебя тоже!

И казалось бы больше ничего не надо. Все так замечательно и великолепно. Но нет, вдруг светлые краски исчезли, небо стало совершенно темным. Гермиона оглянулась. Зимний холод в мгновение пробрал все тело. Она начала дрожать.

- Рон, мне страшно! – в отчаянии прошептала она и подняла глаза, но вместо Рона увидела человека, одетого в темный плащ и скрывающего маской лицо
Она попыталась отстраниться, но он не дел ей, сильно схватив за руку.

- Помогите! – прокричала она, но этот человек зажал ей рот рукой.
А потом вдруг скинул темный капюшон и Гермиона увидела до боли знакомые светлые волосы. Хотелось кричать, биться в истерике, но этот человек не давал этого сделать.
Неожиданно он сорвал маску и бросил к ногам. Девушка посмотрела на то, как падет эта вещь и увидела, что маска тут же скрылась в белом снегу. Гермиона подняла глаза, а пред ней стоял ОН. Драко Малфой. Он криво улыбнулся ей и убрал руку с ее рта. Гермиона начла вырываться, но ничего не получалось. Малфой приблизил свое лицо к ней. Он был слишком близко. А потом он приоткрыл рот и коснулся губ Гермионы. Гермиона все так же лихорадочно вырывалось, но ничего у нее не получалось. Малфой целовал ее слишком властно. Когда он закончил, он отстранился от девушки. Она с ужасом смотрела на него. Он вновь улыбнулся, а потом маленькая змея выскользнула из его рта. Гермиона закричала, но так и не услышала собственный голос. А в это время за спиной Малфоя, вдруг вспыхнул красным пламенем ее дом.

После этого Гермиона уже проснулась. Она тяжело дышала.

Она успокоилась, поняв, что это всего лишь сон. Но почему-то все лицо ее было мокрым. Возможно, она даже плакала во сне. Пусть это и был всего лишь сон, но было безумно страшно.
Одеяло лежало на полу, подушка была скомкана.
В комнате что-то щелкнуло. Гермиона вздрогнула от неожиданности. На полу стоял маленький эльф.

- Мисс, хозяин просит вас прийти в столовую на завтрак.

Гермиона вздохнула и потерла глаза. На сердце потихоньку становилось спокойнее.

- Да, я приду! Только я не знаю, где же находится столовая!

- Я вас провожу! – сказал эльф и подошел к окну, а потом вспрыгнул на подоконник и взял вчерашний поднос с едой. – Вы еще не одеты, поэтому скажите «Квилл» и я тут же появлюсь и провожу вас, а пока я должен отнести поднос обратно!

- Хорошо, Квилл! – кивнула Гермиона.

Домовик тут же исчез.

Гермиона встала с кровати и подошла к шкафу. Не долго думая, она сняла свою одежду, а потом надела то самое зеленое платье. А еще через несколько секунд вызвала эльфа.

Вместе они вышли из комнаты и спустились на первый этаж, прошли к большим дверям. Эльф приоткрыл кончик одной двери. Гермиона помогла ему и распахнула ее.

В нос тут же ударил запах запеченного мяса. Девушка прошла в столовую и остановилась, увидев спину Малфоя, который в эту секунду рассматривал большой гобелен с какими-то неизвестными Гермионе волшебниками.

- Я пришла! – сообщила Гермиона.

- Да, садись за стол! – не сдвинувшись с места, сказал Малфой.

Гермиона послушно прошла к длинному столу и села на мягкий стул. Малфой наконец обернулся, а девушка в это время опустила взгляд. После приснившегося ей сна, было страшно видеть этого человека. Конечно, Гермиона понимала, что сон ни чем не связан с реальностью, но страшно все же было.

Малфой тоже опустился на противоположный стул и посмотрел на Гермиону.

- Тебе очень идет это платье и цвет тоже! – сказал он.

Гермиона с удивлением на него посмотрела. – Спасибо, - ответила она.

На самом деле выглядела она чудесно. Платье как никогда пришлось ей впору. А зеленый цвет, как ни странно смотрелся очень красиво. Гермиона разгладила складки на платье и посмотрела на Малфоя.

- Сегодня нам не удастся попасть в Хогвартс, поскольку мне известно, что Пожиратели все еще находятся в Косом Переулке, - оповестил Малфой

Гермиона взглотнула.

- И что же тогда?- спросила она.

- Ничего, надежда есть только на завтра! Но, во всяком случае, у меня в имении есть библиотека, так что ты можешь провести этот день там. Эльфы покажут тебе ее.

Гермиона кивнула, а парень в эту минуту хлопнул в ладоши. Тарелки и кубки наполнились едой, в точности как в Хогвартсе. Гермиона не стала удивляться, она взяла вилку, лежавшую рядом, и ткнула ей в мясо.

Во все время завтрака никто не проронил ни слова, слышно было лишь только то, как позвякивают столовые приборы да стучат настенные часы.

После завтрака эльфы увели Гермиону в библиотеку, а Малфой так и остался сидеть в столовой.

Гермиону оставили около двух дверей, таких же больших, как и те, которые были в столовой, девушка открыла дверь и тут же потрясенно уставилась, вглядываясь в многочисленные стеллажи с книгами.

- Невероятно, - прошептала она и прошла вглубь царства книг.

Возможно, она еще никогда не встречала зал, где так много книг. Лишь Хогвартс мог уступать этому месту.
Гермиона стала рассматривать стеллажи, порой выбирая какие-нибудь книги, заинтересовавшие ее. Так она и провела в этой библиотеке целый день, даже не заметив, как сильно потемнело за окнами, поскольку свечи сами зажглись в этом месте.

Гермиона стояла и читала книгу, оперевшись спиной о большой стеллаж, и вдруг услышала, как хлопнула входная дверь. Она оторвала взгляд от книги и вгляделась вперед.

Вдруг большая люстра осветила библиотеку. Гермиона даже зажмурилась от такого количества света.

- Грейнджер, ты здесь!? – послышался голос, принадлежавший Малфою.

- Да, я тут, - отозвалась Гермиона, опустив книгу.

Послышался шорох, а потом перед Гермионой возник сам Малфой.

- Я посылал к тебе эльфов, что бы они пригласили тебя на обед! Но ты не пришла! – произнес Малфой, поглядывая на девушку.

- Яяяя, тут просто так замечательно! – ответила Гермиона.

- Правда!? Ну, да! – Малфой отошел к столику, стоящему чуть в уголке и сел на стул. – Мой прапрадедушка еще начал собирать эти книги!

- Да, я заметила, что многие издания очень старые! – улыбнулась Гермиона.

- Да, полагаю, для тебя тут целый клад! – улыбнулся в ответ Малфой.

Гермиона беззаботно улыбалась. Но потом ее улыбка померкла.

- Тут есть много чего, что нам надо по проекту, того, чего не было ни в Хогвартсе, ни в «Флориш и Блоттс», и очень многие книги как раз про темные силы и про то, как от них защититься!

- Да, я знаю. Я хотел сюда съездить на рождественских каникулах!

- Считай, что ты съездил чуть раньше! – сказала Гермиона и прибрала за ухо прядку, падающую на глаза.

- О, невероятно! – вдруг воскликнул Малфой.

- Что? – тревожно спросила Гермиона.

- Давно искал одну книгу и, кажется, я ее нашел! – он вскочил со стула и стремительно подлетел к Гермионе. – Вот она! – Малфой протянул руку и над правым ухом Гермионы послышался звук отъезжающей вперед книги.

Гермиона глядела на Малфоя. Он достал книгу и начал пролистывать ее.
«А ведь он стоит ужасно близко» подумала девушка. «Даже сам не замечает как близко!»

- Это как раз, то, что мне нужно! – весело произнес Малфой и посмотрел на Гермиону. Девушка слабо улыбнулась, сильнее сжимая в руках книгу.

- Я рада! – всего лишь ответила она.

А потом повисла тишина. Слишком нереальная, неправдоподобная. Слишком долгая.
Если в столовой было слышно хоть стук часов, да еще какие-то отдаленные звуки, то тут было нереально тихо.

Вдруг Малфой прикоснулся рукой к щеке Гермионы. Девушка вздрогнула и посильнее прижалась к стеллажу, словно боялась рухнуть вперед, словно стеллаж был ее опорой. Лицо Малфоя начало медленно приближаться к лицу Гермионы. Гриффиндорка почувствовала, что начинает задыхаться. Сердце, обезумевши, билось в груди..

«Слишком близко!» была лишь одна мысль в голове.

«Слишком нереально!»

Она видела, как неминуемо приближается лицо Малфоя и почему-то именно сейчас не хотела, что-либо делать с этим, не хотела ничего менять.
Одна рука Малфоя обхватила ее за талию, а потом послышался звук, упавшей книги. Краем глаза Гермиона видела, как падает книга из руки слизеринца.
Гермиона прикрыла глаза. И вот, наконец, через какую-то долю секунды, она смогла ощутить его теплые губы на своих губах. Она так и стояла, держа в руке старинную книгу, а другой, опираясь о стеллаж.

И было в этот миг так сладостно, так невероятно. Совсем не так как во сне, совсем не так.

«А Малфой ведь замечательно целуется» посетила Гермиону нежданная мысль.

Думала ли она когда-нибудь, что однажды так просто будет стоять и целовать своего врага.

Врага?

Возможно, это слово утратило своею актуальность с той минуты, когда этот человек спас Гермиону.

Враги ведь так не делают.

Да и надо ли сейчас думать об этом. Гермионе не хотелось прерывать эти сладостные минуты.
А все так странно. Пусть это и будет полный абсурд. Но с Роном, Гермиона не чувствовала себя так. У нее не вылетало сердце и не сжималось все где-то под ложечкой. Вероятно, многочисленные симптомы, приписываемые Малфоем верны.

Она сошла с ума?

Нет! Оказывается это не верно.

Как бы сладостно не было и какие бы сильные не были объятия Малфоя, Гермиона всегда следовала здравому смыслу. Хоть он сейчас и вопил, что все это глупость. Что не надо так делать. Не надо.

Но Гермиона сделала. Она вспомнила свой страшный сон и ужаснулась. Неоправданные мысли заполнили в секунды голову.

И самое страшное, она не могла отстраниться, не могла ничего с собой поделать. Но смогла лишь только после того как поцелуй закончился.
Малфой чуть отпрянул от нее. Гермиона ощущала его горячее дыхание и вдруг она повернула голову от него. Словно он был заразен, словно…

Увидев, что Гермиона отвернула голову, Малфой отошел на шаг.
Сам, возможно, не мог поверить, что же сейчас сделал.

А главное зачем?

- Какого черта я делаю? – с каким-то изумлением, тихо произнес он, наверно, спрашивая, прежде всего себя самого.
А потом развернулся на девяносто градусов и стремительно пошел к выходу из библиотеки.

Через пару секунд дверь хлопнула с оглушительным звуком.

А Гермиона от собственного бессилия сползла на пол. Книга, наконец, упала из ее рук.

Ей было ужасно плохо от собственного поступка, но ведь так и должно быть. Разве нет?
Ведь никто не должен переходить эту черту, проведенную еще шесть лет назад. Никто не имеет право преступать ее. Никто.

А с Малфоем оказывается так легко забыться, так легко окунуться в другой мир.

Гермиона вдруг ощутила на своем лице непрошенные слезы.

Но она же права. Так было из года в год и так должно оставаться.

Малфой, он, возможно, станет Пожирателем.

Да и вообще, о чем Гермиона может думать. У нее свое будущее, у него свое.

«А это поцелуй пусть навсегда останется в этой комнате»

Вдруг послышался знакомый хлопок, и эльф домовик оповестил об ужине, который будет через десять минут. Гермиона лишь кивнула. Домовик с привычным звуком исчез, а Гермиона тем временем подняла книгу, которую обронил Малфой. Она перевернула ее, что бы разглядеть название и тут же откинула ее, ужаснувшись.

«Истребление противника» гласила надпись на обложке.

«Вот это и есть правда. Вот почему нельзя что-либо менять» печально подумала Гермиона.

Она прикрыла глаза руками. Но вопреки всему отрицательному, что было в Малфое, Гермиона нашла два плюса.

Во-первых, он мог помогать людям, даже спасть их.

А во-вторых, он великолепно целовался, так, что хотелось раствориться в нем без остатка.

Возможно, как раз вторая мысль и пугала Гермиону больше всего.

Ведь, может, и плохо еще осознавая, но Гермиона сама начала миллиметр за миллиметром переходить эту черту, проведенную еще в самом начале учебы в Хогвартсе.






Глава 15


Драко Малфой потер кончиками пальцев закрытые глаза, а потом открыл их и устало посмотрел в огромное зеркало, висящее напротив. Он подмигнул собственному отражению и, взяв с полированной поверхности маленького столика хрустальный бокал, тот час же его осушил. Горячительный напиток тут же обжег горло, но Малфой даже не поморщился. Он заново чуть поддался вперед, взял графин и вплеснул в стакан новую порцию «Огнедышащих висок».

- За любовь! – произнес он и осушил бокал.

В большом зале, где находился Малфой было темно, поскольку хозяин так и не удосужился зажечь большую люстру, висящую на потолке, а поленья в камине давно догорали. Но, похоже, Малфоя это особенно не волновало. Он пристально рассматривал свое отражение в зеркале.

- Да, как она смеет, - негодующе произнес он. – Она что считает себя лучше всех!

Он прикрыл глаза и вспомнил, как Грейнждер отвернула голову. Никто и никогда еще так не поступал с Драко. Все всегда его только боготворили. Если кроме Пэнси он целовал какою-то другую девушку, она просто готова была взлететь до небес от счастья. Но никогда он еще не был противен.

Противен?

О, какой же это бред!

Хотя, учитывая сложившуюся ситуацию, как раз Грейнджер должна была быть противна Драко. Ведь она все та же гряз…

Но даже в мыслях Драко не мог назвать ее этим ужасным словом. Он не понимал, но что-то точно изменилось.

В ней?

А может быть в нем?

Почему-то сейчас его мало заботило кто же она! Да и вообще «грязнокровка» ведь всего - лишь слово, не раскрывающее то, какой же на самом деле человек!

Ха, смешно! Неужели Малфой мог думать подобным образом. Сейчас это просто казалось нелепо. Кто и когда успел пробраться в его голову и изменить весь тип мышления?!

Просто глупости, бред!

Малфои не должны думать подобным образом. Прежде всего, всегда на первом месте остается чистота крови. Ведь этому отец учил Драко еще с самого детства. Потому-то и нельзя допускать подобных мыслей. Мыслей о том, что Грейнджер хоть что-то значит для него!

Но ведь все же значит?

Если бы не значила, наверное, не было бы так щемящее в сердце, от того, что она отвернулась…

А может быть это тут ни при чем? Возможно, все дело лишь в том, что впервые жизни Драко не увидел на лице девушки, которую поцеловал какого-то восторга. Хотя, может, она просто не сумела ничего сообразить, ведь парень и сам не ожидал, что все так сложится. Сам не ожидал от себя, что потянется к Грейнджер, желая лишь только одного: ощутить вкус ее губ.

И это, наверное, хуже всего.

Так не должно быть!

Драко выпил новую порцию Огнедышащих висок. Сознание потихоньку начало затуманиваться.

Завтра, возможно, он, наконец, вновь попадет в Хогвартс. И постарается все забыть. Постарается забыть Грейнджер в его доме, забудет это зеленое платье, в котором она просто великолепна выглядит, так, что не хочется отрывать взгляда, и забудет этот глупый поцелуй.

Все просто вернется на свои места.

Все будет, так как было раньше.

Да и проект больше не следует выполнять. Драко сам найдет выход из того, во что влип. Грейнджер уже не поможет.
Может, вначале еще и было всего лишь облачно, и Драко понимал, что же можно делать со всем этим, но сейчас темные тучи давно застелили небо и нет ни единого просвета. Солнце давно уже оставило Драко. Потому-то он сам во всем разберется.

Внезапно большое окно распахнулось, впуская в комнату холодный воздух, который тут же затушил последние горящие уголки в камине. Драко поглядел в сторону окна, но не стал вставать и закрывать его и даже не стал доставать палочку для этой цели. Он просто безразлично глядел на развевающиеся занавески с золотистым рисунком на белой ткани.

Стало холодно и совершенно темно.

В точности, как и на сердце Драко Малфоя.

***
Гермиона проснулась от того, что почувствовала дрожь на коже. Она отлепила голову от подушки и сонно поглядела в темную комнату. Камин, похоже, давно потух. Гермиона откинула одеяло и слезла с кровати. Когда ее ноги коснулись пола, то по ним тут же полоснуло холодным ветром. Гермиона подняла их обратно.

- Какой холод! – шепотом произнесла она, а потом быстренько встала и погрузила ноги в туфли-сабо кремового цвета, которые она нашла в шкафу. Так же она накинула длинную кофту на футболку в которой спала, а затем она подошла к двери и дернула за ручку.

Все тот же холодный воздух сразу ударил в лицо. Гермиона поежилась. В замке было безумно холодно, так же как и осенью, пред первым снегом. Девушка подумала, что, скорее всего где-то распахнулось окно, потому-то и пошла искать комнату или зал, где, возможно, гулял ветер.

Она прошла несколько комнат, но ни где не было открыто окно. Наконец, Гермиона увидела большие дубовые двери, ведущие в какой-то зал. Она прошла внутрь и тут-то как раз и обнаружила источник холода. В этом зале одно окно было раскрыто настежь, в него и влетал свежий поток ветра. Не медля, Гермина прошла к окну. Девушка огляделась, пройдясь взглядом по залу, убедившись, что никого нет, Гермиона скинула туфли и встала на подоконник. Безжалостный ветер тут же сильно дунул, образую на коже Гермионы мурашки. Девушка поежилась, но все же схватила холодную ручку и попыталась закрыть окно. Сразу ей не удалось, поскольку ветер, то и дело сбивал ее, нагоняя морозные потоки воздуха. Через какое-то время Гермиона все же справилась и закрыла окно на защелку. Она с облегчением вздохнула, проделав такую работу, и уже готова была вспрыгнуть на пол, как послышался насмешливый голос, исходящий откуда-то из темной комнаты.

- Поздравляю, Грейнджер, ты все же справилась!

От неожиданности Гермиона чуть не упала, но вовремя успела удержаться за ручку окна.

- Малфой, ты меня напугал! – произнесла она и села на подоконник, собираясь с него слезть. – Ты, что был тут все это время? – Гермиона вгляделась вперед, пытаясь найти Малфоя.

Темное кресло чуть развернулось и девушка сразу же заметила профиль слизеринца.

- Мой дом, где хочу там и бываю! - все с той же усмешкой в голосе произнес Малфой.

- Я знаю, что твой, просто ты мог бы помочь мне закрыть это окно, да и вообще, если ты был тут, зачем ты сидел с открытым окном?

- Я подумал, что справиться с окном ты сможешь и сама, думаю лицезреть тебя сверху не самое хорошее занятие для меня! – от этих слов Гермиона покраснела, пытаясь получше обтянуть колени кофтой. – А то, что я сидел с открытым окном, так это идет мне на пользу, все же чистый воздух!

- Ясно! – коротко ответила Гермиона, а потом все же спрыгнула с подоконника. – Ну, я пошла, думаю, что тебе больше не нужен свежий воздух!?

- Нет, не нужен, но я посоветовал бы тебе остаться!

- Остаться, но зачем!? Я лучше пойду спать и…

- Я хочу, что бы ты осталась, есть разговор! – вдруг властно скомандовал Малфой.

- Не понимаю, о чем мы можем говорить! Давай лучше завтра. Тут все же холодно! – Гермиона надела сабо и сделала два шага, прежде чем ее остановили последующие слова Малфоя:

- Ты не поняла, кажется. Объясняю, тут я хозяин и я решаю, что кому надо делать!

Гермиона остановилась. Она стояла в крайней нерешительности. Комната была очень темная, а потому шанс быстро улизнуть представлялся неплохой.
Она совершенно не хотела разговаривать с Малфоем, особенно после того, как повела себя в библиотеке. Потому то и подумала, что уйти быстро и незамеченной будет лучше всего. Гермиона сделал один несмелый шаг, а потом сделал еще пару. Убедившись, что Малфой, похоже, не слышит, Гермиона быстро направилась к двери. Но не тут-то дело было. В средине зала внезапно из кресла появился Малфой и перегородил ей путь.

- Я же вроде сказал, что бы ты осталась или ты плохо понимаешь? – сурово спросил он.

Гермиона тяжело вздохнула.

Как же сильно ей сейчас это напоминало, то, что было раннее, в комнате для выполнения проекта.

- Я хотела закрыть дверь! – вполголоса ответила она. – Просто тут итак холодно, а с открытыми дверями вообще сквозняк!

- Я сам закрою! – произнес Малфой и слегка дыхнул на девушку. Гермиона почувствовала запах перегара.

- Тогда я разожгу камин! - Гермиона тут же отошла от Малфоя и двинулась к камину.
И внезапно она осознала полную критичность ситуации. Она была без палочки. Она посмотрела на Малфоя, который уже закрывал двери.

«Чпок» послышалось, как щелкнул маленький замочек.

Гермиона взглотнула.

- Так, что с камином? – спросил Малфой и пошел в строну Гермионы. Девушка сразу же отошла от своего места и через секунды три приземлилась на мягкую софу.

- Зажги сам, я не помню заклинания! – отчеканила она.

«Вот уж глупость! Малфой наверняка понял, что у меня нет палочки», - с каким-то отчаянием подумала она.

Наконец в комнате стало очень светло. Малфой зажег камин. А потом, неспеша, прошел к деревянному стулу, стоящему рядом с маленьким лакированным столиком и сел на стул.

- Удивительно! – сказал он. – Странно. Грейнджер уже и элементарных заклинаний не помнит! К чему же катится мир?

Гермиона не стала ничего отвечать. Она ждала. С замиранием сердца ждала, что же будет дальше.
- Знаешь, Грейнджер! Вот уже который день хочу спросить тебя, каково же это находится в доме у врага? Всего один вопрос и ты свободна!

- Малфой зачем тебе это! По-моему это глупость спра… - Гермиона не успела закончить, Малфой ее перебил:

- Я задал вопрос и будь добра отвечай, а не говори, что хорошо, а что плохо.

Гермиона вздохнула.

«Уж лучше замерзать у себя в комнате от ветра, чем пытаться оправдываться пред Малфем! Да к тому же безумно пьяным!» подумала она.

- Знаешь, по-моему вопрос немного не корректен! – ответила Гермиона.

Малфой поднял одну бровь.

- По подробнее, пожалуйста! – сказал он.

Гермиона заерзала.
- Ну, я в том плане, что ты спросил «какого это у врага». Но это же нервно. Враги, как-то уж слишком громко сказано. Знаю, мы не выносим друг друга, но это же и все! Мы просто не переносим друг друга на дух, но не ненавидим.

- Хм, а может быть я тебя ненавижу! – сгоряча сказал Малфой.

- Малфой, тогда скажи почему? Почему ненавидишь?

- Ты же подружка Поттера, а Поттера я ненавижу больше всего на свте, а значит и тебя!

- Бред! Ненависть - это другое. Хотя, как знать. Если ненавидишь, то зачем просишь остаться?! Это как-то нелогично!

- По-моему, все логично! Но, вот, тогда вопрос: если же не враги, как ты говоришь, ведь враги могут только ненавидеть, ну раз, мы не переносим друг друга, тогда кто же мы!? Кто мы друг другу?

- Я не знаю! – искреннее призналась Гермиона. – И я ответила на твой вопрос, так что я могу иди отсюда! – Гермиона встала с софы, но Малфой тоже сразу же встал со стула.

- Нет, Грейнджер, ты не ответила. Это не ответ!

- Малфой я иду спать. В этом разговоре нет никакого толка! – Гермиона сделал несколько очень быстрых шагов к двери, но внезапно Малфой вновь перегородил ей путь.

- Я требую ответа, Грейнджер! – сердито произнес он.

- Прости, но ни чем не могу помочь! - Гермиона хотела обойти слизеринца, но внезапно он схватил ее за локоть.

- Я жду ответа! – уже жестоко произнес он и развернул девушку к себе.

- Да, нечего тут отвечать! - со смятением в голосе произнесла Гермиона.
Она даже не пыталась вырваться, поскольку понимала, что все это бесполезно, что все прошлые ее попытки закончились багровыми синяками на запястьях.

- Я всего лишь спрашиваю: кто мы друг для друга, и все. Неужели это так сложно, а, Грейнджер. Ответить всего на один вопрос! – Малфой дернул Гермиону за руку на себя, тем самым вплотную приблизив гриффиндорку.

Это было последней каплей. Гермиона все же разозлилась.

- Ответ хочешь получить?! – прокричала она. – Так, пусть будет по-твоему! Мы враги и ничего не менялось! Абсолютно ничего! И все, что я сказала до этого - бред, поскольку кроме ненависти я к тебе ничего не чувствую!

- О, замечательно! – Малфой вдруг засмеялся.

«И почему же он всегда реагирует не так, как надо», - подумала с какой-то злостью Гермиона.

- Ну, это мы сейчас и проверим. Лжешь ты или нет! – улыбнувшись, сказал слизериниц.

Гермиона даже не успела ничего и подумать, как внезапно свободная рука Малфоя, которая не держала ее за локоть, метнулась к талии и с силой сжала.

Все происходило в какие-то мгновения. Драко Малфой со всей горячностью вдруг впился в губы девушки. Гермиона попыталась его оттолкнуть, но ничего не удалось. Впрочем, она и не рассчитывала на другой исход.

«Похоже, тот страшный сон все же исполняется»

Малфой целовал ее, слишком грубо, властно! Слишком пылко и жгуче.

Гермиона пыталась бить его по спине кулачками, но он, похоже, даже ничего не замечал. Словно, какой-то бешеный азарт захватил его.

«Уж лучше бы я осталась в комнате», - в который раз подумала Гермиона, сожалея, что вышла закрывать окно.

Она надеялась, что Малфой очень скоро одумается, что начнет сожалеть, но он даже и не думал об этом.

Причем, не думал совсем.

В порыве совей непокорности и попыток вырваться, Гермиона даже не замечала, как Малфой стремительно тащит ее к стоящей поблизости софе.

Гермиона почувствовала силу с которой он, наконец, повалил ее на мягкую поверхность дивана. Но при всем при этом, он даже не отрывался от губ девушки.

«Да, прекрати же» - вопило все в Гермионе, и липкий страх захватывал сердце.

Малфой все же оторвался от губ девушки, но было уже поздно. Гермиона лежала на софе, придавленная телом этого человека. А он сжимал Гермионе руки.
Малфой чуть приподнял лицо и посмотрел в глаза девушки, одной рукой убрав прядку вьющихся волос, сползшую на лицо Гермионы.

- Ну, так, что же?! Может, ты готова изменить своем мнение?

- Малфой, опомнись! Ты же пьян! – прошептала Гермиона.

- Мм, нет, опять не верно! – как-будто из другого мира услышала Гермиона голос Малфоя.

«Неужели ничего нельзя поделать! Неужели худшее еще впереди! Как же все безумно глупо и ужасно!»

Малфой вновь накинулся на губы девушки, на этот раз Гермиона попыталась сжать сильнее зубы и не дать завладеть своим ртом. Но все было напрасно, она смогла сдерживать натиск лишь минуты две, потом Малфой все же взял свое. Гермиона чувствовала, что сейчас заплачет, что никто здесь не сможет ей помочь.

Какая же абсолютно безвыходная ситуация.

Но выход есть всегда. Даже там, где его давно отчаялись найти.

Малфой чуть ослабил хватку. Его сильные пальцы перестали с силой держать запястья девушки, он оставил губы Гермионы и спустился чуть ниже, начав целовать шею. Когда он дорожкой провел три поцелуя на шеи девушки, а затем вновь поднял лицо, чтобы посмотреть в глаза, гриффиндорка успела почувствовать, что ее руки больше никто не сдерживает, она вдруг, со всей силы, совершенно внезапно, залепила Малфою звонкую пощечину. От неожиданности, он схватился за щеку и отклонился назад, а Гермиона тем временем быстро отодвинулась и сползла с дивана.

- Какого черта? – сердито спросил Малфой.

- А такого, что ты совсем сошел с ума, Малфой! - Гермиона быстро подошла к входной двери, но уходить не стала сразу, немного повременив. Она посмотрела на золотистую ручку, а потом перевела взгляд на потрясенного Малфоя, который меньше всего ожидал такой исход.

- Ты ведь хочешь знать кто мы друг для друга!? Так вот, никто ничего не менял. Просто, похоже, у тебя помутнение рассудка. Тебя же всегда, насколько я помню, интересовала чистота крови? А что же сейчас? Ты сам целуешь магглорожденную дочь, иными словами …. – Гермиона сделала паузу, прежде чем смогла говорить дальше, - «грязнокровку». Я, конечно, тебя понимаю, возможно, сейчас ты слишком пьян и не ведаешь, что творишь! Но завтра, ты просто обязан доставить меня обратно в Хогвартс, потому что, ты мне ПРОТИВЕН. Мне до боли противно твое общество, Малфой. И для сведения, так ведь было всегда! Ничего не менялось. И на вопрос, безумно интересующий тебя, я отвечу, что мы друг для друга НИКТО и нечего тут больше говорить! – Гермиона нажала на маленький замочек и он, щелкнув, открылся. Девушка бросила последний раз взгляд на Малфоя, а потом распахнула дверь и покинула зал.

- Ну и иди! Иди к черту, Грейнджер! – закричал Малфой, а потом подошел, взял со столика пустую бутылку и кинул ею туда, где только, что скрылась Гермиона.

Бутылка с оглушительным звоном стукнулась о стену и разлетелась на десятки осколков.


***

Следующее утро.

Этим утром Гермиона решила прогуляться по территории замка Малфоя. Она совершенно не хотела видеть этого человека. Вчерашнего вечера ей вполне хватило.
Девушка брела по белоснежному снегу, прокладывая себе тропинку непонятно куда, главное, подальше от замка. Она шла и вдыхала морозный воздух.

Сейчас, больше всего на свете, она мечтала попасть в Хогвартс. Наверное, друзья давно уже понапридумывали себе невесть что, после ее исчезновения. Да, знали бы они, что Гермиона все это время находится с Малфоем, скорее всего, давно бы попадали без сознания.

Гермиона усмехнулась.

Им, все же, лучше не знать. Так спокойнее. Хотя, им будет легче принять, то, что она провела это время у своего сокурсника – Драко Малфоя ,чем, например, в компании с Волна де Мордом. Хотя, если подумать, то ни первое, ни второе не является хорошим вариантом.

Гермиона остановилась около большого дерева и отдышалась.

На улице было очень холодно, а девушка ходила без пальто, точно так же, как в тот день, когда трансгрессировала сюда с Малфом. Хорошо, хоть эльфы отдали Гермионе ее одежду, да, притом еще всю выстиранную.

Конечно, Гермионе не очень хотелось, что бы эльфы Малфоя так много работали, ведь на прошлом курсе, Гермиона даже вязала им различные шапочки, но говорить, что-либо Малфою по поводу его собственности - себе дороже. Возможно, эти домовики даже и не против работать, ведь Малфой все равно не часто бывает в своем поместье.

Гермиона посмотрела на поблескивающий снег под ногами. Она подумала, что возможно, наконец, сегодня вновь окажется в Хогвартсе. Это ни могло не радовать. Вот, только бы все получилось!

Морозный ветер неожиданным порывом налетел на Гермиону. От холода, она начала дрожать.

Конечно, видеть Малфоя не хотелось, но и проводить все последующие учебные дни у мадам Помфри тоже не хотелось, поэтому Гермиона свернула и пошла назад у замку.

Она добралась до замка и остановилась. На ступенях, ведущих к выходу в поместье, стоял Драко Малфой. Увидев Гермиону, он начал спускаться

- Зачем ты ходишь по территории замка совершенно без какой-либо верхней одежды!? – на ходу спрашивал он, спускаясь к Гермионе.

- Опять вопросы!? - спросила она, так и не сдвинувшись с места.

Малфой остановился. Сам он тоже был без верхней одежды. Лишь в черной рубашке, небрежно расстегнутой на две пуговицы у горла да в синих джинсах.

- Нет, все вопросы закончились вчера! – произнес он и осторожно взглянул на Гермиону.

- Уверен? - спросила она, разглядывая Малфоя очень внимательно.

- Да! И мне очень жаль, что вчера я себя так вел! – Малфой сделал два шага вперед, пытаясь подойти поближе к Гермионе, которая стояла от него метров на пять-шесть.

- Ну, что, сегодня мы сможем трансгрессировать обратно!? – спросила Гермиона, пытаюсь больше не задевать тему о вчерашних вечере.
- Да, думаю, что после обеда, как раз, можно будет…

- Обеда!? Почему так не скоро, я хочу как можно быстрее убраться отсюда!

Малфой сделал еще два шага вперед.
- Грейнджер, ты просто не знаешь всех тонкостей домов, которые являются не наносимыми!

- Может и не знаю! Но…о Мерлин, Малфой ты просто меня убиваешь! - Гермиона не смола сдержаться. Похоже, Малфоя изрядно ей поднадоел за эти дни.

Гермиона улыбнулась и вдруг наклонилась, зачерпнула в руки побольше снега и со всей силы залепила снежок в Малфоя.

- Эй, ты, что? – мгновенно отреагировал слизериниц.

- Ты просто меня достал, гаденыш! – ответила Гермиона, вероятно, сама от себя не ожидая последнего слова,но по-видимому, ее терпению пришел конец.

- Ну, сама напросилась! – воскликнул Малфой и к удивлению Гермионы тоже набрал в ладонь снега, но Гермиона успела его опередить, кинув новый снежок, который попал ему прямо в плечо.

- Эй…

- Два, ноль! – весело прокомментировала гриффиндорка.

- Ну, держись! – Малфой набрал снега и целясь, кинул в Гермиону, но промахнулся.

От этого девушка рассмеялась. Она вновь набрала снега и начала стрелять снежками в Малфоя. А он как мог увертывался от атаки.

Гермиона захохотала сильнее.

Вчерашний день в один миг вдруг забылся. Словно его и не было. Словно всегда были эти улыбки, эта детская радость. Гермиона кидала в юношу все новые и новые снежки, а он лихо увертывался, но все же, успевал запульнуть снегом в девушку.

Гермиона смеялась.

А на улице стало совершенно тепло, даже и не чувствовалось отсутствие верхней одежды.

Гермиона лихо запульнула в Малфоя несколько снежков и все они достигли цели.

- Эй! Ну, держись! – воскликнул он, а потом вдруг побежал за девушкой.

Гермиона бежала от него, порой сбиваясь и путаюсь в белом снегу, она пряталась за деревьями и весело смеялась.

Как же в этом миг было хорошо!

Гермиона кружила по территории замка, убегая от Малфоя. Но внезапно, запнулась и повадилась на снег животом. Она перевернулась на спину и продолжала задорно смеяться.

Драко подошел к ней. Он протянул Гермионе руку. Гермиона все так же смеясь, поймала его руку, попыталась встать и потянула Малфоя на себя. Он не удержался и повалился прямо на девушку.
Гермиона засмеялась еще сильнее.

Вчера такое положение дел было весьма и весьма страшным и пугающим, когда Малфой оказался на ней, а вот сегодня это было так весело.

- Малфой, я победила!

- Что!? По-моему, я все же удержался на ногах побольше!

- Зато я обкидала тебя большим количеством снежков!

- Но всего-лишь половина из них достигли цели!

- Хорошо, ты победил! – кивнула Гермиона, слишком быстро сдавшись. – А теперь слезь с меня!

- Как скажешь! – Малфой повиновался и встал с Гермионы, опять протянул ей руку и помог встать.

Но проворная гриффиндорка все же решила отомстить.

Когда она выпрямилась, она тут же толкнула Малфоя со всей силы в снег. От неожиданности,он не смог удержаться, но вот, рукой-то, он все равно сжимал ладонь девушки.

Что ж, Гермиона не успев опомниться и тоже полетела в снег вслед за Драко.

- Оу, Грейнджер! Теперь сверху ты! – улыбаясь, сказал Малфой.

- Необычно, конечно, но в таком положении я могу делать с тобой все что угодно!

- И что же изволит леди?! – полушепотом спросил Малфой, придавая голосу какою-то загадочность.

- Я пока еще думаю, но, как придумаю, скажу! – засмеялась Гермиона.

Малфой лишь ухмыльнулся.

- Думаю, превратить тебя в жабу! – весело произнесла, наконец, девушка.

- В жабу? Это почему еще?

- Ну, в сказках так всегда! – оправдалась Гермиона, радостно улыбаясь.

- А ты веришь в сказки? – вдруг серьезно спросил Малфой.

Улыбка исчезла с лица девушки. Гермиона потупила глаза.

- Я…я уже сама не знаю во что верю!

- А в то, что сказала вчера мне, веришь? – спросил Малфой, глядя в карие глаза Гермионы.

- Зачем ты задаешь такие вопросы? – Гермиона напряглась.

- Не знаю, просто хочу знать, во что ты веришь! – ответил Малфой, а потом чуть приподнял голову.

- Во все, кроме тебя и того, что сейчас происходит. Я не верю, что ты тут лежишь в снегу, что я в твоем поместье. Я ни во что это не верю. Это же сон, верно?

- Да, сон! - Малфой приблизился еще чуть поближе к лицу Гермионы , а она тем временем, зажмурила глаза.

«Сон?!»

А через секунд пять, она распахнула глаза и посмотрела на светловолосого юношу. Заглянула в его серые глаза и сама вдруг чуть нагнулась, приближаясь к его лицу.

«Как же плохо напрочь решиться светлого разума», - подумала Гермиона и усмехнулась.


Гермиона прикрыла глаза, пытаюсь забыть обо всем в мире. Она обхватила одной рукой Малфоя за шею. Она чувствовала тепло лишь от того, что он находился рядом.

Его лицо неминуемо приближалось и Гермиона знала, что в этот раз не поведет себя, как там в библиотеке. Не отвернется.

Ее губы почти коснулись его - таких теплых, мягких, манящих и упоительных

Сердце вновь лихорадочно забилось, так, что было слышно стук в ушах.

Но, вдруг, внезапно раздался жуткий звук. Звук какой-то тревоги.

Такой ненужный, лишний.

Гермиона сразу же вскинула голову, оглядываясь по сторонам, а Малфой тем временем тяжело вздохнул.

- Похоже, у нас гости! – печально сказал он.





Глава 16




Кормак Макклаген смотрел в окно, наблюдая, как кружатся за ним хрустальные снежинки, и барабанил пальцами по стеклянному стакану со сливочным пивом. Джинни и Гарри, молча за ним наблюдали.

- Что? – наконец не выдержал он, повернувшись к ним. – Что вы на меня уставились!?

- Ничего, мы даже и не думали! - оправдалась Джинни. – Да, вообще, не думай, ты не один такой, мы тоже ждем Гермиону! Ухх, и где же она? Дано должна была явиться! – Джинни тревожно посмотрела на Гарри. Он лишь кивнул.

- Если она не явится сейчас, то я наплюю на все эти чертовы правила насчет разрешения и перемещусь в Косой перулок!

- Бравое решение! – воскликнул Гарри, вдруг резко поднявшись со стула. – Да, вот, только мы сами ее оттуда заберем, поскольку не слишком доверяем тебе!

- По моему, Гермиона сама выбирает с кем ей общаться! – грозно произнес Кормак, подобно Гарри вскочив со стула. – А вот, насчет вашей компании, я бы ей посоветовал…

- Мальчики, прекратите! – закричала Джинни.

Несколько посетителей удивленно поглядели на стол, где происходила ссора.

Джинни дотронулась до Гарри рукой, словно велев тем самым жестом - сеть обратно. Гарри глотнул свежего воздуха и полный напряжения сел на место.

- Да, идите вы к черту! – сказал Макклаген и схватил свою куртку со спинки стула.

- Что, все же не сидится? – спросил Гарри. – Тебя ведь все равно не пропустят, мадам Роземерта знает Гермиону и знает, что Дамблдор дал ей пропуск, а вот тебя, она, похоже, в жизни не видела.

- Если бы не Гермиона, я бы сказал вам двоим пару ласковых, но воздержусь! – прошептал Кормак.

- Разумное решение! – кивнула Джинни, погладив Гарри по руке, при этом пристально рассматривая Макклагена.

- Да, плевать мне на вас, я иду! – решительно сказал Кормак и быстрым шагом направился к камину.

- Ну и пусть идет! – прошептала Джинни Гарри. – С Гермионой ведь ничего не случилось?

Гарри чуть задвинул очки на нос и ответил:

- Что-то не совсем у меня хорошее предчувствие, сердце щемит!

- Нет, все в порядке, она просто зачиталась книги, это же так на нее похоже! – подбадривающее произнесла Джинни, дрожащей рукой проведя по ладони Гарри. – Все хорошо!

Внезапно, вдруг, в зале стало слишком оживленно. Все, кто был у барной стойки что-то запричитали, а потом Гарри и Джинни услышали тревожный голос.

- Перекрыть доступ к каминной сети! – закричала мадам Роземерта. – Сейчас же, там Пожиратели, в Косом Переулке!

Вот, пожалуй, и была внезапная новость!

Гарри с Джинни сразу же вскочили и побежали к камину.

- Нет, я должен увидеть ее! – услышали они голос Кормака. – Подождите, не закрывайте!

- Отойди, парень, отойди! – кричал какой-то мужчина и из его палочки вылетели искры, направленные прямо на камин.

Гарри пробрался с Джинни через толпу народа, столпившегося у камина. Он сжимал маленькую ладошку Джинни, а девушка не отставала от него ни на шаг. Они остановились и осмотрелись.

Камин полностью заполнился холодным, синеватым свечением, а потом оно расселилось.

- Что это было!? - тихо спросил Гарри.

- Они заблокировали его! – прошептала Джинни, не веря своим глазам.

Она не верила в происходящее.

- Пожиратели смерти в Косом Переулке! – оповестил всех посетителей тот самый волшебник, который направил заклинание на камин. Он был не высокого роста, в очках и в коричневом плаще, который обтягивал его слегка толстоватую фигуру.

- Что же нам теперь делать!? О, боже, Гермиона! – воскликнула Джинни.

- Нам надо уходить и спасти ее! – прошептала ей на ухо Гарри и, взяв за руку, потянул к выходу, при этом отдавая одежду, которую он сумел сорвать с вешалки, когда они побежали к камину.

Гарри и Джинни вышли на улицу. Бешеный снег тут же начал падать прямо в лицо.

Джинни одела теплые, пушистые варежки и с тревогой посмотрела на паренька в очках.

- Ты ведь еще не решил что же нам делать!?

- Нет, я думаю!

- Эй, вы! – прокричал вдруг Кормак, стремительно слетая со ступенек из кафе и приближаясь к гриффиндорцам. – Если вы что-то задумали, я иду с вами!

- Нам не совсем нравится твое общество! – произнес Гарри, чувствуя новый порыв ярости.

- К черту все! Мне параллельно на вас, а вот на Гермиону - нет! – выдохнул он, остановившись рядом с Джинни.

- Эй, - внезапно, вдруг, какая-то мысль пришла в голову Гарри. – Эй, это же ты! Ты садишь ей синяки! – он совершенно не ведал, что делает, потому-то и подлетел к Кормаку и схватил его за ворот.

- Поаккуратнее, Гарри Поттер, иначе у тебя будут проблемы!

- Это у тебя уже проблемы!

- Гарри, что ты говоришь!? – вмешалась Джинни. – У нас нет времени тут разбираться, Гарри!

Гарри пристально смотрел на Макклагена. Холодный ветер вместе со снегом бил ему прямо в лицо. На улице уже заметно потемнело, но снег так и не проходил, словно получил команду застелить всю округу большим слоем слепящей белизны.

Гарри так и не отрывал глаз от Кормака.

- Поттер! – сказал тот.

- Гермиона дороже! – Гарри ослабил пальцы и выпустил воротник Макклагена.

- Мы не сможем сейчас что-либо сделать, мы даже транссгресировать не можем, потому единственное верное решение - сказать все Дамблдору, он что-нибудь придумает, как-нибудь поможет! – сказала Джинни, глядя на Гарри и отряхивая снег с его плеч.

- Да, тогда надо как можно скорее оказаться в Хогвартсе. Черт, почему же все так?!

Джинни взяла Гарри за руку, а потом обняла крепко-крепко.

- Все будет хорошо, не переживай! Гермиона у нас сильная личность! А способ мы найдем! – прошептала она на ухо Гарри.

Кормак в это время отвернулся и выплюнул в снег.

Что за идиотские обвинения?! Что за глупости? Почему у него всегда все не залаживается?
Почему все происходит в такой важный день? А он ведь даже подарок приготовил для Гермионы.

Как же все было глупо, как же все было ни к черту.

Кормак не стал ждать эту «теплую парочку» и стремительно направился из Хогсмида к замку, до которого было еще безумно долго добираться.

Теперь, когда он убежден, что любит, все непременно должно рушиться?!

«М, да, ну и паршивый же день…»

***

- О, нет! Как же так случилось!? – Рон потер глаза, все еще не понимая, что все так стало, все еще не осознавая всю сложность ситуации. – И вы ее отпустили!?

- Говори за себя Уизли! – Кормак стоял, прислонившись спиной к каминной полке и смотрел на страдания Рона, который вот-вот сейчас должен был потерять контроль.

- Гарри сейчас у Дамблдора, они найдут выход! Если через пятнадцать минут Гарри не придет, мы все вместе пойдем туда! Хотя, какой толк, преподаватели, наверняка, уже знают!

- Джинни, как же я так мог? Я даже не разговаривал с ней, Мерлин, как я ненавижу себя!

- М, да, похвально…

- Кормак, замолчи, пожалуйста! – сказала Джинни, посмотрев сверху вниз на Макклагена. - Ему и так плохо, а ты тут еще лезешь!

- Да, нет, просто я благодарен ему, что он убрал свои лапы с Гермионы, а то ведь даже не подойти…

- Прошу, заткнись! – рявкнула Джинни, не выдержав.

- Да, пожалуйста! – Макклаген отвернулся к пламени, уперев руки на деревянную полочку с различными хрупкими статуэтками над камином.

- Рон, все будет хорошо!

- Нет, Джинни не будет! Просто я себя не прошу, если что-то случится!

- Хватит таких мыслей, если бы тут были Фред и Джордж - они бы тебе по голове дали за такие слова!

- Ты, правда, убеждена, что все будет хорошо!?

- Да, конечно!

- Мерлин, а я ведь даже не сказал ей, как ее люблю! – прошептал с невыносимой печалью в голосе Рон.

- Эй, Уизли…какого черта, ты такое говоришь? – Кормак снова устремил взгляд на Рона, только на этот раз в его голосе была злость. – Говори это своей Лаванде.

- Нет уж, я Гермиону люблю и убежден, что она тоже, просто она уже не сможет меня простить, за то что… - Рон не успел договорить, Кормак его перебил.

- Ты слишком самонадеянный, а свои мысли не озвучивай в слух! А то, может, мне еще и тебя ставить на место!? Могу устроить!

- Да, ты вообще ей не пара, она просто ходит с тобой из-за того что…

- Ребята, там Гарри! – Джинни вскочила с кресла и побежала к Гарри, который стоял у проема в гостиную.

Рон замолчал, а Кормак, тем временем, свысока на него посмотрев, двинулся к Гарри Поттеру. Рон хмыкнул и тоже встал с мягкого сиденья, и поплелся к ребятам, про себя шепча всякие ругательства в адрес Макклагена.

Гарри тяжело вздохнул и рассказал все, что узнал у Дамблдора, рассказал все, что можно было теперь сделать.

Повисла тишина.

Огонь в камине так и горел, порой вспыхивая слишком ярко. Снег за большим окном падал, не прекращаясь, превратив все вокруг в белые просторы.

Все, как будто бы начало новую жизнь.

А за сотни километров от Хогвартса был еще один старинный замок, такой же величественный, как школа Чародейства и Волшебства, и именно там в поместье Малфоя, Гермиона Грейнджер начала новую жизнь, даже не подозревая этого, совершенно этого не осознавая.

Жизнь с чистого листа.

Словно бы этот белоснежный, сверкающий, как хрусталь снег замел все прошлое раз и навсегда...




Глава 17


Холодным светилам меня не понять,
И Солнцу, что весь мир освещает.
Я хочу тебя за руку взять
И пусть лишь Дьявол за это меня горько карает!



- Похоже, у нас гости, - печально произнес Малфой, глядя в карие глаза Гермионы.

- Гости? - удивленно спросила она.

- Да! И надо, как можно скорее убираться отсюда, особенно тебе!
- Что? Куда же я пойду!? – Гермиона с тревогой посмотрела на Малфоя.

- В дом, конечно! – пояснил он. – А теперь слезай с меня, надо как можно скорее тебя спрятать!

Гермиона послушалась и тут же встала. Почему-то сразу стало холодно, девушка задрожала. Похоже, в этой радости и веселье, она совсем забыла про то, что на улице холодная зима, пусть и со слабыми пробивающимися лучиками солнца. А может быть, все это время, пока она лежала на Малфоем, он ее грел! Бред! Хотя как знать…

Гермиона протянула ему руку и помогла встать. Вся его спина была в белом снегу, девушка даже невольно улыбнулась.

- А теперь, как можно скорее, иди за мной! – произнес он и, окинув Гермиону взглядом, повернулся к замку и быстрым шагом направился туда.

- Что значит эта сирена, никогда не встречала ничего подобного!? – спросила Гермиона, когда она оказалась на первых каменных заметенных снегом ступеньках.

- Это что-то вроде звукового сигнала, оповещающего о том, что кто-то пересек территорию, которая прилегает к замку, то есть оказался именно на том месте, где мы с тобой трансгрессировали в прошлый раз!

- Значит, это что-то вроде сигнализации! – сказала Гермиона, примерно сравнив магическую сигнализацию с маггловской.

- Прости, что?

- Ой, ничего, забыла, что ты не разбираешься в маггловских приспособлениях!

- Магглы мне вообще не интересны! – Малфой открыл большую входную дверь и пропустил Гермиону.

- Что теперь?! – спросила девушка, пройдя внутрь.

- Теперь быстро поднимайся на третий этаж! Грейнджер, как можно живее, что ты смотришь на меня!?

- Хорошо! – Гермиона тут же побежала к новым ступенькам, ведущим на верхние этажи.

Малфой в это время поглядел в окно, отодвинув темно-зеленные занавески чуть в сторону.
Пока никого не было видно за коваными воротами. Малфой облегченно вздохнул. На сердце было не так спокойно, как совсем недавно. Он снова поддался напряжению, которое сегодня покинуло его на несколько минут. А ведь было так хорошо и спокойно, как никогда, может быть спокойнее за весь этот год. В памяти образом тут же появилась Гермиона с красными от холода щечками и волнистыми, чуть развевающимися волосами, совершенно не прибранными в какою-то красивую прическу, как обычно делала Пэнси, стараясь выглядеть перед Драко идеально.

Малфой вздохнул.

За это время, проведенное в его поместье, он даже не вспомнил про Пэнси.
- Малфой, а что дальше? – раздался сверху голос Гермионы, которая, по-видимому, уже успела добраться до третьего этажа.

Малфой тут же закрыл занавески и, перескакивая через ступеньки, побежал к Гермионе. Добравшись до третьего этажа, он перевел дыхание и посмотрел на девушку.

- Теперь дорога тебе только в одну комнату, где никто не бывает!

- Комната с приведениями?! – усмехнулась Гермиона.

- Нет, комната, заваленная всяким хламом. Правое крыло.

- Спасибо, очень гостеприимно!

- Да, не за что!

Вдруг новый звук той самой сирены наполнил территорию замка.

- Живее! – закричал Малфой.

Сирена означала лишь одно, что тот, кто еще совсем недавно находился за территорией замка, почти вплотную приблизился к нему и, возможно, в эту самую секунду уже открывает ворота, особенно, если этот человек не просто случайный гость, а тот, кто хорошо знает замок.

Гермиона тут же бросилась в правое крыло замка.

- Какая дверь? – в отчаянии крикнула она.

- Самая темная, дубовая!

Гермиона осмотрелась, в этом крыле было всего лишь три двери, но не одна не была столь темной, все они были из светлого дерева.

- Тут нет темной дубовой двери!

Малфой посмотрел на Гермиону, которая крутилась на месте, осматривая двери.

Сирена еще громче сотрясла весь замок.

- О, нет, левое крыло! – вспомнил Малфой и бегом направился к Гермионе. Он схватил ее за руку. К счастью Малфоя, Гермиона не стала задавать вопросов. Очень быстро вместе они пресекли длинный коридор и вбежали в левое крыло. Через пять метров, наконец, Гермиона увидела ту самую темную дубовую дверь.

- Алохомора! – произнес Малфой, очень быстро вытащив палочку.

Дверь протяжно скрипнула и открылась, а за ней показалась лишь полная темнота, без единого лучика света.

- Мне идти туда?!- спросила Гермиона, сглотнув.

- Уже некогда спрашивать! Просто идти!

- Я жутко боюсь темноты!

- У тебя есть палочка и, пожалуйста, побыстрее!

- Малфой, это же не ловушка? Тот, кто прошел на территорию твоего замка ведь не Пожиратель смерти, которому просто необходим….

- Грейнджер, ну пойми же, если бы мне надо было сдать тебя Упивающимся, я бы сделал это еще два дня назад, тем вечером, когда они напали на Косой Переулок, но ты тут, скрытая от них. Так почему же ты все еще задаешь такие вопросы?

- Прости, просто я еще не научилась тебе верить! – шепнула гриффиндорка.

- А ты просто поверь мне, Гермиона, и тогда, может быть, тебе станет легче! – Малфой отпустил руку девушки и отошел на шаг.

Гермиона внимательно на него смотрела. Звук собственного имени заставил ее тут же забыть о всех доводах и аргументах, которые приходили на ум секундой раньше.
А ведь его голосом имя Гермионы звучит так красиво. Там мягко и нежно, в то же время так странно. Человек, который в жизни за все пять с половиной лет не называл ее по имени, вдруг назвал.

- Закрывай дверь! – сказал Малфой и отступил еще на шаг.

Снизу совершенно отчетливо послышался звук открывающейся входной двери и чей-то голос.

- Прошу, закрой дверь! – повторил Малфой уже совсем тихо.

Гермиона послушалась и закрыла дубовую дверь, полностью погрузившись в кромешную тьму и полностью лишившись образа Драко Малфоя, с которым она до боли не хотела расставаться.

Ни на секунду…

***

- Где же мой любимый племянник?

Массивная входная дверь раскрылась и на пороге, держа палочку в руках, появилась Беллатриса Лестрейндж. Она была во всем черном, лишь серебренный плащ разбавлял темные цвета ее одеяния.

- Я тут, дорогая тетушка! – Драко Малфой тихонько спускался по каменным ступеням, приближаясь к Белле.

- Ох, вот ты где! Значит, все-таки в поместье Джерльда.

- Беллатриса, все же ты вечно забываешь, что это поместье вот уже некоторое время мое, а к совершеннолетию станет официально моим.
Беллатриса улыбнулась. Малфой в ответ тоже. Хотя он давно уже привык к этой тетушкиной улыбке. После Азкабана она улыбалась безумно, совершенно безумно. Даже Драко улыбалась так, как своим жертвам, подверженным Империусу или Круцио.

- Почему ты не в школе, мой дорогой? – Беллатриса подошла к Драко и обняла его за плечи.

- Потому что, мне безумно надоел этот странный, умалишенный старик и вся эта школа тоже.

- Мм, да, понимаю, но ничего скоро он исчезнет с лица земли! – после объятий Белла поцеловала племянника в щеку, а потом подошла к ступеням и скользнула рукой по перилам.

- Пэнси с тобой? – спросила она, после секундной паузы.

- Нет, она в замке, по-моему, Дамблдор ее не так достает, как меня!

- Да, девочка еще не слишком понимает, на чьей она стороне, в отличие от тебя! Что ж, я ценю в тебе это! Ох, я совсем устала, разве ты не предложишь своей тетушке чая?!

- Да, конечно! Пойдем в столовую, эльфы сейчас же приготовят замечательный чай!

- Хорошо! – Белла улыбнулась вновь и пошла за Малфоем в столовую.

--------
- Я знаю ты пришла не просто так ко мне, забросив свои дела и оставив Хозяина, – сказал Драко, размешивая миниатюрной ложечкой чай, добавив туда два кусочка сахара.

- Ты весьма проницательный! – Белла усмехнулась и посмотрела на большую настенную картину в позолоченной раме, на которой была изображена Нарцисса Малфой в белоснежном платье с красивыми цветами в руках. Светлые волосы ее струились по плечам. Она сдержанно улыбалась, а в чистых, голубых глазах застыла еле проглядываемая грусть.

- Почему тут портрет Нарциссы? Я думала, что твой портрет уже готов или я ошибалась?

- Мой портрет будет сделан только после совершеннолетия, ты снова это забыла?!

- Ох, конечно, ты такой зрелый для своего возраста, что порой забываешь, что ты еще ребенок! – Беллатриса сделала один глоток обжигающего ароматного чая.

- Так что же ты хотела мне поведать, дорогая тетушка! – мягко сказал Малфой.

- Ну, для начала хотела узнать насчет твоей помолвки! Нарцисса еще не разослала приглашения, и я подумала, а не забудет ли она про меня, ведь в последнее время, ты сам знаешь, ладим мы с ней не очень! – Белла смахнула прядь блестящих волос с плеч и внимательно посмотрела на Драко.

- День помолвки еще только оговаривается, а приглашений, насколько я знаю, мать еще не рассылала, поскольку еще слишком рано для этого!
- Хорошо! Теперь я могу спать спокойно, зная, что мой племянник не забудет про тетушку Беллу. Но есть еще один вопрос. Как у тебя дела с заданием, которое Темный Лорд доверил тебе?

От этого вопроса Драко сжал в руке ручку кружки, выплеснув себе на руку каплю горячего чая.

- Черт, - тихо прошептала он, и схватил салфетку, приложил к покрасневшей коже.

- Пока все идет как надо! – четко произнес он, сделав свой голос как можно холоднее.

- Ты уверен, что справишься без помощи? – Белла взяла руку Малфоя и подула на нее.

- Да, это только мое задание! – Драко вырвал руку из тонких пальцев Беллатрисы.

- Тебе ведь еще даже нет семнадцати!

- Белла, ты противоречишь сама себе. Недавно ты говорила, что я очень зрелый для своего возраста, а теперь…Нет, я смогу! Я говорил уже об этом Нарциссе.

- Хорошо! Я желаю тебе удачи.

- Это все? Ты проделала весь этот путь сюда, чтобы задать вот эти два вопроса?

- Да, вообще-то я надеялась, что ты в школе, но мне несказанно повезло!

Белла допила чай, резко встала со стула и подошла к Драко, который тоже успел подняться с места. Она вновь обняла его за плечи и тихо прошептала на ухо:

- Я очень жду того момента, когда ты примешь метку. Если честно, то Лорду безумно повезло. Люциус слегка подкачал, а Нарцисса вообще, словно на нейтральной полосе, и лишь мы с тобой идеальные помощники. Думаю, когда ты первый раз убьешь, то ты получишь истинное наслаждение, в точности, как я. Я очень люблю тебя, Драко и надеюсь, что ты не подведешь!

После этих слов Белла снова улыбнулась своей безумной улыбкой и провела рукой по бледной щеке Малфоя.

- Я на самом деле не успела заметить, как ты вырос, потому то и боюсь за тебя, но в тоже время я уверена, что у тебя все получится!

- Получится, не сомневайся! – произнес Малфой.

- Проводи меня до двери, там уж я сама перейду черту замка!

Малфой повиновался. Белла и он шли и ничего не говорили, возможно, каждый думал о своем.
На выходе, он натянул серебристый плащ на плечи тетушки.

- Удачи тебе!- произнесла она и вновь поцеловала племянника в щеку.

Малфой кивнул.

Белла открыла дверь заклинанием и выскользнула за пределы замка, оказавшись на занесенных снегом ступенькам.

Драко закрыл дверь и тяжело вздохнул, опершись спиной об нее.

Как же все было трудно. На сердце вновь поселилась тяжелым камнем тревога.

***

Гермиона прошла внутрь темного царства, а потом достала из заднего кармана джинсов палочку.

- Люмус, - прошептала она, и на кончике палочки тут же затеплился маленький огонек.

Гермиона осмотрелась. Она на самом деле попала в комнату, заваленную различными вещами. Она углубилась внутрь, тихонько ступая по темному полу.

Среди этой темноты, освещаемой светом, исходящем от палочки, она могла увидеть старую мебель, едва виднеющуюся из-за белых простынь, накинутых поверх. Так же чуть в уголке стояли метлы, разных марок, возможно, слишком старых и не мощных, чтобы на них можно было летать.

Гермиона прошла еще глубже и разглядела большой деревянный стол, заваленный большим количеством альбомов. Девушка прошла к столу и посветила палочкой. Темно-красные альбомы проглядывали из-за толстого слоя пыли. Гермиона дунула на первый попавшийся альбом и взяла в руки. Пыль сразу же ударила в нос, Гермиона откашлялась.
Потом она раскрыла альбом и внимательно посмотрела на фотографии.
С черно-белых изображений на нее смотрели родители Драко, которые легко улыбались в объектив камеры и кружили в медленном вальсе.

Гермиона улыбнулась и перевернула страницу. Ей тут же попалась другая фотография матери Драко – Нарциссы. На снимке она была так красива, что Гермиона даже охнула, от легкой зависти, которая охватила ее. Нарцисса в позолоченном платье стояла, опершись руками на перила маленького балкончика, и улыбалась. Ее светлые волосы волнами спадали на хрупкие плечи и доставали почти до пояса юной девушки. А платье на Нарциссе было безумно красивое, с разнообразными узорами, возможно, очень дорогое.

Гермиона перевела взгляд и посмотрела на другую фотографию, которая располагалась чуть левее. Там был отец Драко – юный Люциус. Он надменно взирал на снимающего его человека и держал трость, которая, как показалась Гермионе, очень его старила, делала более зрелым.

Эти две фотографии были, словно две параллели характера Драко.
Надменность и высокомерие, которое сумел передать ему отец. И в тоже время, безмятежность и доброта, преданная этой красивой женщиной.

И как же только родители Драко нашли в этом мире друг друга, являясь настолько противоречивыми. Они, словно земля и небо, вода и огонь.

Гермиона пролистала еще пару страниц, цепляясь взглядом за все те же лица Люциуса и Нарциссы.

Гриффиндорка закрыла альбом и положила его на стол. Она взяла новый альбом со стопки. Пыль снова ударила в нос, когда девушка дунула на альбом.
Она раскрыла его и тут же удивилась, улыбнувшись.

На нее с первой страницы смотрел маленький Драко, держащий в руках большую метлу с отполированной ручкой, которая была на две головы больше самого мальчика.
Он серьезно смотрел в объектив камеры, возможно, слишком серьезно для его возраста.

«Наверное, Драко безумно радовался этому дню, когда ему купили эту метлу, но особого счастья не показывал, пытаясь казаться взрослым!» – подумала Гермиона, проведя рукой по личику маленького мальчика.

Гермиона вновь пролистала альбом, только на этот раз как можно тщательнее рассматривая снимки, сделанные много лет назад. И все время ей попадался все тот же мальчик со светлыми волосами, смотрящий на мир еще со свойственной ему детской непосредственностью, но все же глаза его все время выдавали, являя всем уже совершенно взрослого человека.

Гермиона отложила и этот альбом, взяв в руки новый.

Тут-то, наконец, ей встретился тот самый Малфой, которого она знала уже на протяжении пяти с половиной лет.

Сначала альбом пестрил фотографиями с курса первого и второго, где Малфой все время ходил со своими дружками Крэббом и Гойлом и гадко улыбался. Хотя, порой и проскальзывали фотографии, где они все месте весело над чем-то хохотали или летали на новых метлах, которые на втором курсе прикупил Люциус Малфой для команды сына.
А потом, через несколько страниц, Гермиона смогла уже увидеть подросшего Драко. На фотографиях, то и дело становилось заметнее его сходство с Нарциссой. Она словно передала сыну всю свою красоту.

Гермиона пролистывала страницу за страницей, замечая, как сильно меняется окружение Малфоя. Сначала были лишь Крэбб и Гойл, а потом появились Блез Забини и Пэнси Паркинсон, где эта девушка всегда победно обнимала Драко, не скрывая полного восхищения и радости. А потом на снимках Гермиона заметила знакомых ей людей. Страшных людей - Пожирателей. На одной из фотографий Малфой стоял в среди этой темной компании и совершенно злобно усмехался чему-то. В какой-то момент Гермионе даже стало страшно. Она глядела на его лицо и не могла найти ничего того в его чертах, что видела совсем недавно. Лишь злость и издевку над чем-то.

Гермиона захлопнула альбом и положила на краешек стола, решив больше не смотреть фотографии.

Правда тяготила ей сердце.

Малфой – будущий Пожиратель и это тот самый настоящий факт, которого стоит страшиться. Гермиона не понимала, что же заставило Малфоя спасти ее, да и вообще, не понимала многих его поступков.

Может быть, тут на самом деле виной всему его корни.

Гермиона видела Нарциссу лишь однажды, но тогда понять ее она не смогла. Мать его шла с кислым выражением лица и была совершенно молчалива. Но насколько могла понять девушка, все же мать была совершенно другой, не такой как Люциус.

И это, возможно, единственное объяснение непонятным поступкам Драко Малфоя.

Гермиона отошла от стола со стопкой альбомов. Она посветила палочкой по стенам, заметив несколько картин. Сначала ей встретилась картина с пейзажем заходящего солнца на берегу моря. Солнце так и блестело, отливая в воде разнообразными красками. Внизу картина была подписана, но Гермиона не смогла понять, кто автор, поскольку слишком витиеватыми были буквы художника, но это творение Гермионе очень понравилось. Она осмотрела другую рамку с изображением на стене и тут же сжала кулаки.

Это был потрет Беллатрисы Лестрейндж ,которая победно улыбалась и посылала поцелуи. Здесь, подобно Люциусу и Нарциссе, она была совершенно юной, но уже в глазах читалось полное безумие, которое не оставило эту юную девушку, когда она выросла.

Гермиона задумалась.

Знала ли Белла, что стает такой, какая сейчас, тогда когда посылала множество поцелуев на этом снимке!? Отнюдь. Хотя очень может быть, но об Азкабане она точно не думала.

Гермиона отошла от стены и села на кресло, обтянутое белой простыней.

«Кто же там пришел?» - задалась она вопросом.

Но ответ был слишком большим, ведь там снизу мог быть кто угодно, даже Дамблдор, хотя это уже бред.

Гермиона потушила огонек на палочке и закрыла глаза, свернувшись калачиком на огромном кресле.

Сон тут же забрал девушку в свое сладкое царство в этой кромешной и холодной тьме.



Проснулась Гермиона уже оттого, что услышала голос Малфоя.

- Ты где? – кричал он и светил палочкой у самого входа в комнату.

- Я тут! – отозвалась Гермиона и вскочила с кресла, ощупывая на ходу темные предметы.

Она как можно скорее прошла всю комнату и дошла до света, исходящего из палочки Малфоя.

- Вот она я! – Гермиона поморщилась от света, который проглядывал из открытой двери.

- Надеюсь, мыши тебе не досаждали?! – спросил Малфой, погасив свет на палочке.

- Мыши! – закричала Гермиона и тут же бросилась к Драко, схватив его за плечи.

- Успокойся, я пошутил, хотя ни в чем нельзя быть уверенным!

- Ох, хочешь сказать, что долгое время я провела с ужасными крысами!

- Я сказал мыши, а не крысы, но в принципе, это не имеет значения. Нам надо сегодня трансгрессировать обратно!

- Обратно? – тупо спросила Гермиона, все еще держась за Малфоя.

Грусть скользнула в ее голосе.

- Да, ночью!

- Ты узнал это от того, кто только что был у тебя в поместье?

- Да, но я не скажу тебе, кто это был! Так что, готовься ночью, мы выходим отсюда!

Гермиона убрала руки с плеч Малфоя.

- Думаю, ты хочешь есть, пошли, эльфы уже накрыли!

- Да, я очень голодная.

Малфой кивнул и повернулся к Гермионе спиной, а она тихонько пошла за ним следом.

Когда же закончатся вопросы, которые до сих пор держатся в ее голове вот уже с самого начала сотрудничества с Малфоем. Гермиона усмехнулась. Наверное, никогда.

Через несколько минут, Малфой завел Гермиону в столовую и сел на мягкий стул. Гермиона прошла чуть дальше и увидела накрытую часть стола. Она прошла в эту часть столовой и тоже села.

- А ты разве не будешь?- спросила она.

- Нет, я имел удовольствие поесть, так, что я просто посижу. Черт, тут холодно, надо разжечь камин! – Малфой направился к камину и направил на него палочку.

Гермиона проследила за ним, а потом взяла в правую руку нож, а в левую вилку и разрезала теплое мясо, поданное ей эльфами, и начала есть. От принятия еды, желудок тут же начал возмущаться, хотя совсем недавно даже не упоминал о еде своей хозяйке.

Гермиона медленно прожевывала мясо и проглатывала, запивая соком.

Малфой в это время стоял рядом с камином и наблюдал за игрой пламени.

- Мы должны непременно уходить сегодня же, - произнес он, не глядя на Гермиону. – Тут уже не слишком безопасно, да к тому же, Пожиратели оставили Косой Переулок, возможно, они нашли, что искали.

Гермиона слушала его тихий и размеренный голос и поражалась спокойствию этого человека. Он говорил о Пожирателях, совершенно не передергиваясь, словно так и должно было быть.

- Малфой! – вдруг сказала Гермиона, отодвинув тарелку с едой и посмотрев на спину слизеринца. – Меня вот уже два дня мучает один вопрос…. Зачем ты меня спас?

Драко повернул голову к Гермионе, и она смогла заметить даже отсюда проступившую морщинку на его лбу. Лицо его напряглось. А в глазах появилась боль.

- Я не убийца, как они. Я не такой, хотя все видят во мне Пожирателя, может быть, лишь Нарцисса не видит, но она не говорит об этом, она просто молчит, старясь не вмешиваться. Я спас, потому что, понимал, что тебя могут лишь убить или обессилить заклятием Круицо. Я знаю, что это такое и не пожелаю это пройти никому, даже врагу.

- Значит я все еще Враг?- спросила Гермиона, пытаясь не смотреть в глаза Малфою.

- Нет, не враг, кто угодно, но не враг. Я не хочу впутывать тебя во все это, я дорожу твоей жизнью, знай, что это так. Я хочу, чтобы ты просто невредимой вернулась в школу к своим Поттеру и Уизли. Возможно, они уже давно ищут тебя и предпринимают все попытки отыскать и найти тебя.

Малфой замолчал, посмотрев на огонь.

- К тебе применяли Круцио? – спросила дрожащим голосом Гермиона.

- Да, такое было однажды, потому-то я и спас тебя, не хочу, чтобы они причиняли кому-то боль, хотя знаю, что они делают это каждый день. Я просто хотел спасти тебя от темноты этого мира, не дав поглотить ему тебя. Пусть ты и гриффиндорка, подруга ненавистного мне Поттера, но ты девушка, которая излучает невероятный свет и тепло. А погубить это все всегда так просто. И они губили таких, как ты, губят и сейчас.

Гермиона сидела и смотрела на свои пальцы, скомкивая рукой уголок скатерти. Она пыталась оставаться на своем месте, прогонять все глупые мысли. Хотела уйти, не дослушав Малфоя куда-нибудь подальше, но не могла сдвинуться. Не могла одолеть то, что чувствовала. Если он еще что-то скажет, то она не выдержит, и никакая сила ее не удержит. Никакая.

- А я не хочу, чтоб они губили тебя, Гермиона! – закончил Малфой и посмотрел на девушку.

И тут-то Гермиона почувствовал, что огромной, большой стены больше нет. Она рухнула. Давно или только что, это не имеет значение. Гермиона не смогла больше сдерживаться и, встав со стула, подошла к Малфою и уткнулась в его грудь, крепко обняв за плечи. А он не стал возражать, тоже обхватив девушку.

- Прости, но я сошла с ума! – тихо прошептала она и закрыла глаза, в которых все же показались слезы.

- Не ты одна!

Гермиона чуть отстранилась и посмотрела в серые глаза своего «врага».
Он тоже смотрел на нее, правда, как-то устало, тяжело. Драко вытер слезы девушки большим пальцем. А Гермиона закрыла вновь глаза и приблизила лицо к нему. Где-то там, в груди, сердце больше не набивало сто ударов в минуту, а спокойно и ритмично стучало.
Гермиона сама коснулась его губ. Впервые она сделала это сама.

Легкие касания губ, два сердца бьющихся в такт.

Гермиона чуть приоткрыла губы и впустила его язык внутрь.

Ошибки. Одни сплошные ошибки. Весть этот год.
Но это уже была не ошибка, и Гермиона знала это. Пусть все рушится к чертям, но оторваться от его губ она уже не сможет.

Рука Малфоя скользнула по рубашке Гермионы и коснулась теплой кожи, которая выглядывала на расстоянии между джинсами и концом рубашки. Гермиона вздрогнула. Руки Малфоя были ледяными.

А он тем временем закончил упоительный поцелуй и спустился к голубенькой пульсирующей жилке на шеи гриффиндорки. Он поцеловал ее и спустился чуть ниже, но потом прервал поцелуй и крепко обнял Гермиону.

- Никогда еще я так не лишался светлого разума! – прошептал Малфой и погладил голову Гермионы, скользнув рукой по волосам и запутав там пальцы.

- Я тоже, никогда не ощущала себя такой счастливой, и, в то же время, такой обеспокоенной!

- Сегодня мы трансгрессируем обратно в Хогсмид, а потом в Хогвартс! – напомнил Драко.

- Знаю, но можно еще чуть-чуть побыть тут и просто так постоять, ощущая тепло, исходящее от тебя, что совершенно странно, поскольку руки у тебя холодные.

- Можно, я и сам не хочу лишаться этих мгновений, ведь Хогвартс снова расставит все по своим местам.

Гермиона вздохнула, чувствуя тяжелый камень на сердце.

- Только десять минут… - закончил свою речь Драко и закрыл глаза, сжимая Гермиону сильнее в своих объятиях, вдыхая такой сладостный запах ее волос.

Огонь в камине разгорелся, отдавая все большим теплом. Но Гермионе и Драко не нужно было это тепло, они грелись в собственных объятиях.

И весь мир казался им таким глупым и ненужным.

-----
http://s005.radikal.ru/i212/1001/24/0c52b9ca5bb8.jpg рисунок к этой главе!


Глава 18


Гермиона сжимала руку Малфоя и глядела на зимнее небо, на котором не было ни единой звездочки, лишь бледным пятном виднелась печальная Луна. Тут среди голых, сухих деревьев, ветер так и сквозил, обдавая ледяной волной Гермиону и Малфоя.

Девушка поежилась.

- Как же тут холодно! – прошептала она охрипшим голосом.

Малфой внимательно посмотрел на нее.

- Ты, что же решила заболеть?

- Ну, болеть я вовсе не собираюсь, но…

- Поттер и Уизли убьют меня, если узнают, что ты заболела по моей вине.

- Прекрати, ты же спас меня и к тому же…

Малфой перебил Гермиону.

- Прости, но никто не докажет, что я именно спас тебя.

Гермиона опустила глаза.

- Не важно! В школе это вообще перестанет иметь значение.

Малфой тяжело вздохнул.

- Обними меня за шею, если не хочешь оторваться от меня при трансгрессии, ведь было много случаев неудачного приземления.

Гермиона печально улыбнулась.

- Если со мной что-то случится при трансгрессии, то тебя точно обвинят в делах против Гермионы Грейнджер.

- Ну, да, учитывая отношения Гермионы Грейнджер и Драко Малфоя на протяжении пяти лет, я, наверное, точно попаду в Азкабан! – Малфой улыбнулся.

Гермиона обняла его и, положив подбородок к Драко на плечо, тоже не смогла подавать веселую улыбку.

- Итак, ты готова!? – спросил Малфой.

Гермиона зажмурила глаза и лишь качнула головой в знак согласия.

Драко крепко ее обнял. А мир тем временем вновь закружился и завертелся и все внутри сжалось. Гермиона не могла дышать, поскольку все тело сдавило со всех сторон. Но через несколько секунд ноги девушки вновь коснулись мягкого снега. Она распахнула глаза и полной грудью вдохнула свежий воздух. Посмотрев по сторонам, она увидела кафе «Три метлы», окна которого были освещены желтоватым светом. Гермиона прижималась к Малфою и даже не думала отстранятся от него, про себя думая, что это последние минуты их теплого общения. Малфой тоже не размыкал объятий.

- Нам надо в теплое помещение! Тут холодно! – сказал он.

Гермиона ничего не ответила, лишь еще сильнее обхватила его за плечи.
Но Малфой все же отстранился и, убрав руки с талии девушки, схватил ее за локти и медленно потянул на себя. Ладони Гермионы скользнули по его плечам и опустились вниз. Драко взял их в свою большую ладонь и дунул горячим дыханием, тем самым пытаясь согреть.

- Ты замерзла, мы просто обязаны, как можно скорее, оказаться в школе, ну ли просто сделать несколько шагов и пройти в «Три метлы».

- А в школе все вновь станет, так как раньше? – с грустью в голосе произнесла она.

- Не знаю, я еще не думал об этом! – ответил Малфой.

Он поднял одну руку вверх, коснувшись волос Гермионы и заправил выползающую прядку за ухо девушки.

- Ты очень кр… - начал он, но не успел договорить, потому что дверь кафе с грохотом открылась, и голос Снейпа заставил повиснуть слова в пустоте, которые Малфой хотел сказать Гермионе.

- Малфой, Грейнджер! Вот так сюрприз!

Гермиона и Драко тут же отстранились и повернулись к профессору Снейпу.

- За мной, живо! – произнес декан Слизерина и нырнул в «Три метлы».

Гермиона переглянулась с Малфоем и, пожав плечами, первая последовала за Снейпом.

Оказавшись в помещении, Гермиона поздоровалась с мадам Розмертой, которая стояла у барной стойки и протирала мокрые тарелки, складывая их в стопку. Кроме Роземерты и Снейпа, плавно шагающего перед Гермионой, в кафе никого не было. Наконец Снейп остановился и сел за столик, поманив рукой Гермиону и Драко. Они последовали его приказу и сели за стулья, стоящие у столика.

- Ну, что, - начал Снейп. – Извольте мне объяснить, где же вы пропадали все это время.

- На нас напали Пожиратели смерти! – тут же начал объяснять Малфой.

- Хм, да, мне известен факт насчет Пожирателей, но где же вы были?

Малфой криво улыбнулся и посмотрел прямо в глаза собственному декану, а потом ответил:

- Простите, профессор, но обсуждать все детально я сейчас не намерен и хорошо бы нам было попасть в Хогвартс!

Снейп нахмурил брови, но на его лице так и не появилось отпечатка совершенно никаких эмоций.

- Хорошо! Я сейчас же перемещу вас прямо в школу, в кабинет директора! – Снейп встал из-за стола и быстрым шагом направился к Розмерте. Он что-то ей говорил. Гермиона смотрела на них, а потом перевела взгляд на Малфоя.

- Думаешь, он знал, что мы явимся сегодня сюда!? – задала она совершенно глупый вопрос.

Малфой усмехнулся.

- Конечно, я знаю, что Снейп может читать мысли или что-то вроде этого, но прости, знать, что мы явимся именно сюда и именно в это время, думаю, ему не под силу. Я полагаю, что Дамблдор мог попросить его отправиться сюда и поджидать нас.

- Да, возможно! – Гермиона кивнула.

Снейп наконец закончил разговор с мадам хозяйкой кафе и легко ступая по полу прошел к Гермионе и Драко.

- Вставайте! – велел он.

Гермиона встала из-за своего места и вместе с Драко подошла к профессору.

- Мы трансгрессируем прямо отсюда! – заявил Снейп. – Возьмите меня за руки.

Гермиона вздохнула и коснулась длинных пальцев Снейпа. Она даже не успела прикрыть глаза, как вновь почувствовала, что ее тело сворачивает. Но они очень быстро оказались на нужном месте. Гермиона чуть покачнулась, а Снейп тем временем отошел от них с Малфоем и прошел к столу директора. От нового перемещения у Гермионы заболела голова. Она потрогала лоб. Он был довольно таки горячим.

- Дамблдор, вот и нашлись мистер Малфой и мисс Грейнджер! – оповести Северус директора.

Дамблдор встал из-за стола и, улыбнувшись, подошел к своим ученикам.

- О, как же я вновь рад вас видеть! Поволноваться вы заставили нас изрядно.

Гермиона слабо улыбнулась, а Малфой нервно стал сминать край своей рубашки.

- Севрус, прошу, позовите Минерву, а она пусть оповестит Уизли и Поттера, о том, что с мисс Грейнджер все в порядке. Ну, а Драко, я думаю, будет не против, если вы еще позовете мисс Паркинсон и Блейза Забини.

Снейп кивнул.

- Хорошо, Альбус, я так и сделаю.

Он взглянул на Драко и на Гермиону.

- Ну, а с тобой Драко, я думаю, мы еще успеем все обсудить! – он резко развернулся и пошел к выходу из кабинета, при этом полы его темной мантии развеивались во все стороны. Когда за Снейпом закрылась дверь, Альбус посмотрел на Гермиону и еще раз улыбнулся.

- Пока ваших друзей пошли вызывать, я бы хотел узнать, что же с вами произошло. Простите, что сразу требую объяснений – Дамблдор перевел взгляд на Драко, - но мне просто необходимом все узнать первым. Вы даже не представляете сколько головной боли нам доставили. Чего мы только не предполагали, но профессор Снейп уверил, что с вами должно быть все в полном порядке. Во всяком случае, мы решили, что вы смогли скрыться от Пожирателй смерти, поскольку они очень быстро покинули Косой переулок, а новостей о том, что у них находятся студенты из нашей школы, нам не посылали. Мисс Грейнджер, мистер Малфой, прошу, расскажите как все было!

Гермиона вздохнула.

- Профессор, понимаете, – она быстро глянула на Малфоя и вновь пострела на Дамблдора. – понимаете, мы пошли за книгами и на нас напали…и Драко Малфой спас меня! – решительно сказала она. – А потом мы были…точнее я смогла переместиться к своим родителям и пробыть у них какое-то время! - наврала она.

- Что ж!- Дамблдор незаметно улыбнулся, потерев серебристую бороду одной рукой. – Я очень счастлив, что вы в порядке!

Дамблдор подошел к двери и тихо сказал.

- Я пойду в башню Гриффиндор, что-то до сих пор никто не пришел.
Он открыл дверь и выскользнул за пределы кабинета.

Когда дверь закрылась, Гермиона внимательно посмотрела на Малфоя, а потом вдруг, как и в поместье сорвалась и подбежала к нему.

- Гермона, черт, это не должно входить в твои привычки.

Она крепко обняла его.

-Похоже, уже не успеет войти, ведь как ты сам сказал - Хогвартс расставит все по своим местам.

Гермиона вдруг начала целовать Малфоя в лицо, касаясь губами щек, носа, лба, порой задевая губы.

- Прекрати, прошу, прекрати! – сказал Малфой и вдруг отстранил девушку от себя. – Сейчас сюда явится Пэнси и твои дружки, и я не хочу, что бы кто-то хоть маленько знал, что мы теперь ладим!

- Ладим? – Гермиона разочарованно на него посмотрела. – Что ж, с тобой все понятно! – Она отвернулась и хотела отойти, но он поймал ее за руку.

- Прости, я не знаю, что тут и думать и как вообще поступать с тем, что …прости, я не знаю. Мерлин, зачем ты наврала Дамблдору. Разве это было так важно сказать неправду?! – Он притянул Гермиону к себе и крепко обнял. – Пообещай мне, что с приходом в школу все вернется на свои места, все будет, так как раньше.

Гермиона охнула и отодвинулась от Малфоя.

- Прости, но как ты можешь просить о таком…сам ведь прекрасно понимаешь, что как раньше ничего уже не будет.

- Но и один поцелуй ничего не меняет!

Гермиона сокрушенно вздохнула и, убрав ладони Драко с талии, отошла от него на несколько шагов.

- Отношение меняет, да все... Все меняет.

Малфой прицокнул языком.

- Мы не враги, но давай не будем переходить черту!

- Малфой, да как вообще с тобой можно общаться!

Драко посмотрел под ноги. Он подошел к Гермионе и коснулся ладонью ее щеки.

- Не злись, прошу, просто так должно быть, ты не понимаешь всей серьезности ситуации.

Гермиона отпихнула его руку и отошла к креслу Дамблдора.

- Я понимаю ситуацию!

- Да не черта! – был ей ответ.

Гермиона злобно посмотрела на Малфоя.

Вдруг дверь кабинета распахнулась и внутрь ворвалась компания гриффиндорцев, которую возглавляла Джинни Уизли.

- Гермиона! – закричала она и пересекла кабинет и тут же обняла ее. – О, боже, с тобой все в прядке! Как я рада!

- Да, все хорошо! – ответила Гермиона, обнимая Джинни.

- Гермиона! – Гарри тоже не выдержал и обнял девушку, не дождавшись пока Джинни расторгнет объятия.

- Я вам так рада! – прошептала Гермиона, чувствуя как же крепки объятия друзей.

Она поглядела из за плеча Джинни на Малфоя и увидела, как рядом с ним кружила Пэнси и что-то шептала на ухо, при этом ее руки так и бегал по его рубашке. Чуть подальше от них стоял Блейз Забини.

Наконец, Гарри и Джинни отлепились от Гермионы. А в кабинет зашел, прихрамывая, Рон.
Гермиона улыбнулась ему, а он тут же подошел к ней и с нежностью притянул к себе.

- Гермиона, - шепотом произнес он. – Боже, как же я боялся.
Гермиона обнимала его, а сама наблюдала за Драко Малфоем. Но вдруг она увидела то, что заставило ее отвернуться. Пэнси коснулась его губ.
От этого зрелища у Гермионы мурашки побежали по спине, а глаза совершенно неожиданно защипало.

- Рон, Гарри, Джинни, я так рада вас видеть! Я так вас люблю!

Рон расцепил объятия.

Тем временем, в кабинете вновь появился Дамблдор. Он взглянул на всех из-за своих очков-половинок и улыбнулся.

- Думаю, всем вам надо хорошо выспаться перед завтрашним днем.
Гермиона кивнула и тут же последовала из кабинета. Ее друзья держали ее за руки и весело улыбались. Но Гермиона не смогла не обернуться. Секунда и ее взгляд уловил взгляд Малфоя. Она печально улыбнулась ему и повернула голову обратно.

Малфой, смотрящий ей в след, тяжело вздохнул.

Он знал, что она обижена и теперь это только все упрощает. Она не должна становиться жертвой в той истории в которой погряз он сам.

Он сказал, что это был всего-лишь поцелуй, но сам прекрасно понимал, что беспощадно врет Гермионе.

Нет, это был не «просто поцелуй»!

Это были чувства. Настоящие. Никогда еще он не чувствовал себя окрыленным, когда кого-либо целовал. Никогда еще он не думал об ответственности пред кем-то. А тут он, на самом деле, испугался. Испугался совершить ошибку, испугался затащить ее в ту пропасть в которой сейчас находится сам.

Но теперь она уходила. Уходила под ручку с ненавистными ему Поттером и Уизли, да еще и этой мелкой рыжеволосой девчонкой. Было ощущение, что они забирали у него свет. Свет, который осветил промозглую тьму, которой дал понять, что не все так плохо, что есть в жизни лучи надежды, есть маленькое, но счастье.

А теперь? Что теперь? Снова мрак и пустота!?

Холод и одиночество, пусть даже него и есть Пэнси, но кто она такая? Просто невеста, которая должна быть с ним, потому что так решил его отец и семья Паркинсонов.

Он вздохнул.

Нет, он не отдаст свой свет другим.

Он сказал Гермионе, что не хочет, чтобы все менялось, но нет, он наврал. Солгал ей и себе. Чтобы там ни было, но он безумно нуждается в ее свете и не отдаст его так просто, без боя другим, точнее другому. Он смотрела в спину счастливому Уизли, и со всей злостью сжал кулаки, похоже, даже Пэнси почувствовала его напряжение.

- С тобой все в порядке? – спросила слизеринка.

Малфой вздохнул.
- Я прост устал. Пойдемте уже отсюда! – он обнял свою девушку за талию, а сам шел в раздумьях.

Пусть даже он пойдет наперекор всем правилам, но он сделает все, что бы ни один человек на свете не узнал про его свет. И если никто не узнает, то опасность не так уж и велика.

Да, до чего же всего два дня могут изменить человека. А особенно изменить весь ход мыслей Драко Малфоя.







Глава 19


Этой ночью Гермиона спала беспокойно. Она все время переворачивалась с боку на бок, что-то тихо шептала во сне и до крови сжимала руки в кулаки. Калейдоскоп снов охватил ее. И в каждом сновидении она видела лишь его – Драко Малфоя. Гермиона хотела поговорить с ним, объяснить, что не все еще точки поставлены над «i», хотела, чтобы он выслушал ее, но Драко, похоже, совсем не хотел понимать, что она пыталась ему сказать, он все время убегал от нее. Гермиона пыталась догнать Малфоя, но все попытки были тщетны. Плотный туман в одно мгновение скрывал его, и эта прозрачно-белая завеса не давала Гермионе найти его. Она кричала имя Малфоя, но лишь глухое эхо раздавалось от ее голоса, а потом наступала тишина. В надежде на лучшее девушка пробиралась через туман, но так и не выхватывала глазами хоть какое-нибудь знакомое очертание его фигуры. Разочарование тяжелыми волнами накатывало на Гермиону. Оставалось понять, то, что найти Драко она не сможет и от одной только этой мысли сердце тяжелело, а ноги предательски подкашивались.

Когда Гермиона потеряла всякую надежду найти Малфоя, вдруг впереди сквозь толстый слой белого тумана, она смогла разглядеть различных цветов вспышки. Гермиона тут же воспряла духом и почти полетела к этому месту, про себя молясь, чтобы всполохи не исчезли. Она в один миг оказалась на месте разноцветных огоньков и тут-то, наконец, увидела Драко Малфоя. Он стоял всего лишь в десяти шагов от нее. Гермиона начала медленно пробираться к нему. Раз, два, три… После каждого сделанного шага туман рассеивался и все отчетливее Гермиона могла видеть такого любимого человека. Как только белая пелена полностью потонула в воздухе, и до Драко осталось два-три шага, Гермиона вдруг почувствовала преграду на пути к нему. Что-то не давало ногам сдвинуться. Гермиона напряглась, пытаясь поднять стопу. Раздался зловещий смех. Вокруг Драко закружился водоворот красок и искр и скрыл его из виду, а через несколько секунд краски растворились в воздухе. Перед Гермионой предстала Беллатрисса Ленстрейндж. Ее глаза поблескивали безумием, черные блестящие волосы развеивались от ветра. Она жутко улыбнулась и направила палочку на Гермину. Гриффиндорка закрыла глаза и тут-то, наконец, проснулась от тяжелого сна.

Холодный пот показался на лбу. Гермиона тут же выпрямилась и присела в кровати, упершись спиной о деревянную спинку. Девушка пыталась отдышаться. Когда дыхание стало чуть размереннее, она убрала спутанные пряди волос за ухо. В ладони отчего-то все покалывало, девушка развернула ее перед собой и поглядела. На бледной ладошке виднелись полукруглые следы от ногтей. Они кровоточили. Гермиона решила взять палочку и наложить лечебное заклинание.

На ее удивление было весьма светло и лучи света так и просачивались через узкую полоску от полога. Гермиона распахнула темные занавески и тут же поморщила глаза. Всю комнату заливали лучи солнца. Гермиона оглянулась по сторонам и только сейчас заметила, что она здесь была совершенно одна. Ее соседки, наверное, уже давно на занятиях и может быть даже и не знают, о том, что она появилась в Хогвартсе.
Вчера ночью Гермиона зашла в темную комнату и не став никого будить, спряталась под одеяло и плотно задернула полог, даже не сняв вещи в которых была. Она не объяснила ничего Гарри и Рону, поскольку усталость прошедшего дня наложила свой опечаток. Наверное, сегодня все же придется поведать своим друзьям что же было с ней в эти два дня, но она расскажет все тоже самое, что тогда рассказала Дамблдору. Никто не должен знать, что все это время она была с Малфоем. Это даже как-то неправдоподобно получится.

Гермиона усмехнулась, представив себе такую картину, как она с улыбкой поведает Гарри и Рону о том, что все это время была с самым ужасным врагом и что оказывается не все так уж и плохо, он даже ее чаем поил и обедать приглашал!

В ладони снова кольнуло. Гермиона сразу же вспомнила про ранки. Она подошла к тумбочке и достала оттуда бутылек йода и вату. Сейчас маггловский способ показался девушке лучше, чем залечивать раны с помощью магии. Гермиона капнула две капельки на белоснежную вату и обработала ранки. Кожу тут же защипало и девушка поморщила носик.

Гермиона перевела взгляд на настольные часы. Стрелки доходили уже до тридцати минут одиннадцатого. Девушка охнула. Она стремительно подбежала к шкафу, взяла с вешалки свою школьную форму и, скинув джинсы и свитер на пол, быстренько надела юбку и рубашку. Подойдя к кровати, Гермиона вытащила из под нее туфли и тут же надела их. Гриффиндорка сгребла все учебные принадлежности со стола в сумку и выпорхнула из комнаты.

Она очень быстро преодолела десятки каменных ступней и, свернув несколько раз по коридору, наконец, очутилась в Большом зале. Тут как обычно было весьма шумно. Студенты лениво подтягивали свои завтраки и по обыкновению о чем-то болтали. Гермиона подошла к столу своего факультета. Все взгляды сокурсников Гермионы тут же устремились на нее, а за столом стало подозрительно тихо. Гермиона невпопад с кем-то поздоровалась и, найдя своих друзей, тут же остановилась рядом с ними.

- Гермиона! – радостно закричал Рон.

- Да это я! – Гермиона улыбнулась и села рядом с Гарри на лавочку.

- О, Мэрлин, как же мы за тебя волновались, ты даже не представляешь! – сказал Рон, не отводя глаз от Гермионы.

- Представляю, я как раз этого и боялась.

- Но теперь ты тут! – радостно воскликнул Гарри.

Гермиона улыбнулась. Она выпила кружку дымящегося кофе, и даже сама не заметив, невольно стала рассматривать слизеринский стол. Вероятно, она ожидала увидеть там Малфоя, но нигде не могла разглядеть его до боли знакомый силуэт. Сердце тяжело билось в груди. Еще и мальчишкам надо было рассказать, что же с ней приключилось в эти два дня. Гермиона разочарованно отвела взгляд от слизеринского стола и посмотрела на друзей. Рон даже к еде не притронулся, он водил пальцем по строчкам в «Ежедневном пророке».

- Что там?- спросила Гермиона.

- Да, так опять проделки Пожирателей. Они все никак успокоиться не могут! – выдохнул Рон. – Да, ну и дела!

Гермиона вздохнула.

- Гермиона, а ты нам так и не рассказала, что же произошло с тобой, и где ты была. Мы тут уже черти, что успели подумать, хотели уже в Министерство магии обратиться, но Дамблдор уверил нас, что не стоит, что проще нам самим разобраться, чем просить помощь у Министерства! – проговорил Гарри.

Гермиона опустила взгляд. Врать ей еще никогда не удавалось, смотря кому-то в глаза. Предчувствие подсказывало девушке, что Дамблдор поверил отнюдь не каждому ее слову этой ночью.

- На меня пытались напасть, когда я была в «Флориш и Блоттс», но меня спас Малфой и я смогла трансгрессировать домой.

Кубок с соком выскользнул у Гарри из рук, а Рон удивленно вытаращился на Гермиону.

- Малфой спас тебя!? – в один голос сказали они.

- Да, но все не так просто! Я думала, что он один из них, из Пожирателей, но, по-моему…

- Бред! Малфой не способен, кому бы то ни было, помогать! Он бы еще Гарри помог спасти мир от Волан де Морда.

Гермиона закатила глаза на высказывание Рона.

- Легко считать человека плохим, но у каждого из нас есть своя глубина, просто кто-то ее не прячет, а кто-то скрывает глубоко в сердце!

- Бред и еще раз бред! Гермиона, сама подумай, что ты говоришь! Малфой он не из того теста сделан, что мы. Он другой. И если в одной ситуации мы с Гарри поступим одинаково, то он, нет, он сначала выгоду посчитает, а потом уже, возможно, поможет, хотя, мало вероятно! Черт, как то не укладывается в мыслях твои слова.

- А я и не прошу их укладывать! – разозлилась Гермиона. Она устремила взгляд за плечо Рона.

И тут-то она увидела его. Светлые волосы, челка, спадающая на глаза и бледный цвет кожи. Драко Малфой сидел прямо напротив Гермионы и лишь два стола Пуффендуя и Когтеврана разделяли их.

Драко не шевелясь, рассматривал свою руку с поблескивающим на пальце кольцом. Выражение его лица было каким-то усталым. Гермиона внимательнее пригляделась. Рядом с Малфоем сел Блейз Забини и что-то прошептал ему в ухо. Малфой внезапно поднял глаза и тут же встретился взглядом с Гермионой. Сердце девушки тут же замерло. Шум и звуки в Большом зале в одно мгновение перестали существовать. Все стало таким нереальным, и только его взгляд казался самым настоящим среди всего. Малфой пристально глядел на Гермиону. Он зевнул, и посмотрел на сидящего рядом Блейза, что-то начав ему говорить, похоже, по обыкновению растягивая слова. Сердце Гермионы упало тяжелым камнем. Она тут же решила пойти прочь из Большого зала.

Похоже, Рон что-то говорил гриффиндорке, но она не слышала его, ведь совсем несколько секунд назад, все звуки исчезли, все перестало существовать, а он, он…. Гермиона со злостью сжала ручку сумки.

И почему ей вдруг показалось, что он должен был поступить сейчас как-то иначе. Ведь он сам дал вчера ясно ей понять, что в его жизни нет места для нее. Рон правильно сказал «он из другого теста сделан», он не такой как они. Он высокомерен, заносчив, он злой.

Гермиона вздохнула.

Нет, он не злой. Совсем наоборот, в эти дни она узнала его совсем с другой стороны. Пусть он даже сейчас и сидит там и пусть ему не будет никакого дела до нее.

- Гермиона! – девушка услышала голос Рона.

Она перевела дыхание и остановилась.

- Прости, мне срочно надо в гостиную, я скоро вернусь! – отозвалась она и стремительно пошла к выходу из зала.

«Да уж, теперь друзья точно решат, что я съехала с катушек», - подумала Гермиона и улыбнулась этой мысли. «Ну и пусть, все равно меня уже не вылечить!»

Гермиона вышла за пределы Большого зала и остановилась. Равнодушный взгляд Малфоя испортил такой хороший день. Разочарование прочно поселилось в сердце. Слишком больно видеть его серые глаза, в которых ничего не отражается, и вспоминать, сколько же тепла, сколько нежности и добра было в них совсем недавно. А может быть, этого не было. Может быть, она сама себе напридумывала все. Но ведь тот вкус его губ тоже невозможно придумать. Драко же целовал ее, и это были вовсе не всполохи фантазии.

Гермиона медленно пошла по длинному коридору. Сегодняшний день явно не задался. А все из-за него.

- Гермиона! – вот уже в который раз за сегодняшний день она услышала свое имя.

- Что? – девушка резко развернулась, но так и застыла.

Драко Малфой догнал ее и задумчиво улыбался.

- Что же ты так злишься!? – спросил он.

- Я? О, какой же ты…. – Гермиона даже слов не хватило, чтобы описать Малфоя.

- Знаю! – он подошел к ней поближе.

- Не подходи ко мне! – внезапно воскликнула девушка. – Ты просто достал меня своим поведением!

- Вот еще как! – Драко вдруг обернулся назад, а потом устремил глаза обратно на Гермиону. Его взгляд посерьезнел, а голос стал суровым. – Отойди! – совсем неожиданно сказал он. От игривого поведения не осталось абсолютно ничего.

- Что? – опешила Гермиона.

- Говорю - отойди, ты не даешь мне пройти!

- Да ты в своем уме?! – возмущению гриффиндорки не было предела. Что за фокусы такие. Сам окликает, сам спрашивает, почему же она злится и сам отгоняет. Нет, явно он съехал с катушек, а не она.

- Ты встала тут и не даешь мне пройти!

Гермиона хотела ответить, что коридор как бы большой, и он сам может обойти ее, но она не смогла ничего выговорить, потому что на плечо Драко легла маленькая женская ладонь с острыми наманикюренными ноготочками, а в следующую секунду сама Пэнси Паркиносн мило улыбнулась и обошла Малфоя.

- Что тут такое, грязнокровка о чем-то тебя просит?- с присущей Пэнси надменностью сказала та.

- Да, по моему, после того, как я не успел ее сдать Пожирателям, у Грейнджер появились ко мне вопросы.

- Что? – тупо спросила Гермиона.

«Он же врет. Что он говорит? Бред!»

- Она еще и тупа, - вздохнула Пэнси. – Какая жалость! Пошли, Драко, нам надо отправить письмо домой! – сказала она ему и взяла за руку.

Малфой пошел вперед и грубо задел Гермиону плечом.

Вот это действительно был шок. Гермиона так и стояла посередине коридора. Она обернулась и посмотрела вслед слизеринцам. Да, день точно уже не будет хорошим. Не зная, что делать Гермиона помчалась в гостиную, решив взять книги, и явиться в комнату для проекта.

Теперь точно настало время отказать Малфою в помощи.

Гермиона успела отвернуться слишком рано и потому-то не увидела, как Малфой скинул руку Пэнси и что-то сердито прошептал слизеринке.


***

Гермиона кинула сумку на диван и, распахнув занавески, посмотрела в окно. Солнце сегодня было по истине ярким. Совершенно не зимним. Лучи так и ослепляли, заставляя девушку прищуривать глаза. Вот уже полчаса Гермиона находилась в комнате для проекта. Книжки и несколько чистых пергаментов валялись на столе. В комнате было весьма холодно, поскольку ее уже давно никто не отапливал. Гермиона и сегодня решила этого не делать, потому что хотела, наконец, покончить с этим заданием, которое так опрометчиво должна была выполнять с Малфоем.

Глупый проект и жизнь, перевернутая с ног на голову. Конечно, жизнь Гермионы пошла кувырком еще, когда она впервые встретила в вагоне Гарри Поттера и Рона Уизли, тогда то уж точно все спокойствие и постоянство осталось в прошлом. А сейчас стало вообще все непонятно. Даже похуже того, когда Гермиона вступила на скользкий путь разгадки Ремуса Люпина и когда все были погружены в тайны Лорда Слизерина.

Вот уж незадача.

Гермиона вспомнила отношение Малфоя к ней на втором курсе. Он желал ей смерти, сказав простое «ты следующая, грязнокровка». От этого высказывания у девушки пробежала дрожь по всему телу. А сейчас она его даже добрым считает, закрывая глаза на прошлое. Неужели она была нему настолько ненавистна, что он мог так сказать?! Неужели маленький мальчик может желать смерти своей сокурснице, отличие которой лишь в форме?! Хотя, нет, не верно, форма здесь ни при чем. Форма - это всего лишь различие в факультете, хотя и это тоже веский аргумент. Ее же не взяли в Слизерин. Слизерин ведь вообще под стать самому Лорду - факультет одних надменных, гордых, лживых людей. Другие факультеты живут в мире. Когда-то сам Слизерин пошел наперекор всем, решив отделиться. Он подумал, что чистота крови самое важное условие, что никому не нужны чувства, эмоции, переживания других. Вот поэтому в этом факультете главное отличие их чистота и холодность. Даже цвет формы ядовито зеленый, такой отталкивающий цвет. Ядовитый, как змея, как их эмблема.

Гермиона подошла к столу, взяла чистый пергамент и карандаш.

«Змея, змея», - проносилось в ее голове всего лишь одно слово. Она, сильно надавливая на карандаш, начала рисовать ту самую змею, пытаясь сделать ее ужасной и злой. Увлеченная этим процессом девушка даже не заметила, как деревянная дверь открылась, и в комнату проскользнул никто иной, как Драко Малфой.

Гермиона лихорадочно закрашивала змею, что даже проделывала в бумаге дыры от сильного нажима грифеля.

- Вижу, ты так увлечена процессом, что я даже боюсь тебе помешать! – услышала Гермиона спокойный голос Малфоя.

Карандаш завис в воздухе, а потом с сокрушительной силой полетел на бумагу. Грифель треснул и отлетел в сторону, а глаза змеи получились жутко черными.

- Какого черта ты сюда явился? – злобно спросила девушка.

- А такого, что именно здесь я оставил несколько учебников! – ответил Малфой.

- И все? За этим ты пришел сюда?!

- Ну, да, но если тебе хочется что-то спросить, то спрашивай, я так понимаю, у тебя есть вопросы!?

- Да, конечно, совсем забыла, у меня же к тебе вопросы по поводу того, что ты не успел меня сдать Пожирателям! – ироническим тоном проговорила Гермиона. – Так ведь ты мне сегодня сказал?!

Малфой усмехнулся и сел на диван.

- Это же была игра, что тут непонятного!

- Ага, игра значит! Лично я не люблю игры, и я тут поразмыслила и решила, что больше моей помощи ты не дождешься. Все ведь из-за тебя. Все что плохого происходит со мной, во всем виноват ты. Ты просто….просто….

- Ну, давай же, Гермиона, скажи мне кто это я. Мне очень любопытно послушать!

- А ну-ка, не смей! – взбушевалась вдруг Гермиона. Она подлетала к Малфою и ткнула пальцем ему в грудь. – Не смей называть меня Гермионой. Ты не должен произносить мое имя. Я не хочу, чтобы оно слетало с твоего языка.

- Черт, как все серьезно! – кончики губ Малфоя подернулись в улыбке. – Надо же, значит, теперь мне придется называть тебя «мисс Грейнджер», я так понимаю!?

Гермиона ничего не ответила. Малфой все еще улыбаясь, заметил в руке девушки рисунок.

- О, какая милая змея! – хихикнул он.

- Дарю! – Гермиона кинула пергамент в Малфоя.

Он взял рисунок и внимательно рассмотрел. Гермиона отошла в это время к столу и начала собирать книги, которые принесла сюда для выполнения проекта.

Малфой задиристо улыбнулся и достал палочку из кармана брюк. Он прислонил ее кончик к листку и тихо прошептал заклинание. Змея на пергаменте ожила и начала забавно кружиться и извиваться.

- Живой ей быть лучше! – осведомил Драко.

- Что? – Гермиона обернулась.

- Вот смотри, твой змееныш ожил! – Малфой показал Гермионе пергамент.

Переполненная любопытством Гермиона подошла к Малфою и забрала пергамент из его рук.

- О, Боже, что ты сделал!

- Оживил ее на этом маленьком листочке. Каждый имеет право на жизнь!

- О, да, теперь я точно убеждена, что ты просто невыносимый…ужасный и….

Драко встал с дивана. Он был выше намного выше Гермионы. Он повернул голову на бок и попытался спрятать улыбку, которая так и просилась остаться на лице.

- Слушай, это просто змейка, но она отображает то, какой человек ее нарисовал. В данном случае, ты слишком резвая, запутавшаяся сама в себе. Верно ведь, мисс Грейнджер?

- Ох, как же ты меня достал! – Гермиона сокрушенно вздохнула. - Ты, на самом деле, испортил мне всю жизнь. Я выбываю из этой игры, пусть Пэнси помогает тебе с проектом! – Гермиона развернулась и шагнула к столу, чтобы забрать учебники и переложить их в сумку.

- Стой! – Драко успел поймать ее руку и всего в секунду притянул девушку к себе.

-Что тебе опять надо!?

- Ты нужна! – произнес он.

- А мне ты не нужен. Ты меня выводишь из себя, я тебя ненавижу и вообще ты придурок!

- Ого, как мило с твоей стороны. Но знаешь, ты говоришь неправду. Я не самое худшее, что с тобой было.

- Ну, да, скажи еще что лучшее! – Гермиона звонко засмеялась. – Может, тебя еще попросить доказать мне это!?

- Да, нет проблем! – Малфой одним движением притянул голову Гермионы к себе и нежно поцеловал девушку в губы. Поцелуй был такой короткий, но все пред глазами Гермионы успело расплыться. Обещания, которые она дала себе вдруг разлетелись на тысячи осколков, а жизнь без того запутанная и непонятная вновь покачнулась.

« Как та змейка на листе пергамента», - подумала Гермиона. « Она кружится и извивается, в точности как я!»

- Доказал!? – спросил Малфой, глядя в глаза Гермионы полные блеска.

- Ты такой странный! – улыбнулась она.

Радость, ликование и безудержное счастье наполнили сердце девушки. Как же сладки минуты, когда он рядом. Гермиона содрогнулась, вспомнив его равнодушный и холодный взгляд сегодня утром. Отчаяние тогда начало захлестывать ее. И все стало неправильно лишь из-за того, что он посмотрел на нее не так. А теперь существовала только эта комната, пусть и холодная и не отапливаемая, но это неважно. Его губы, его рука осторожно прижимает девушку за талию, запах его туалетной воды сводит с ума.

Нет в этом мире непонимания, нет горечи и обиды. Лишь он тут. Драко Малфой. Человек, который стал ее центром. И даже не важно, когда это случилось и почему. Важно, что он рядом. Его ладони обжигают кожу даже сквозь одежду, его губы дарят столько упоения.

Некогда Враг, в выражениях и словах которого было столько язвительности и жестокости, сейчас стал Ангелом, посланным с небес, который так и манит в свою яму полную огня. Ангел с дьявольской душой, а может и наоборот - черт, скрывающий в своем сердце доброту и чистоту неподвластную его сородичам.

- Господи, я опять ничего не понимаю. Жизнь полностью вывернута наизнанку! – с досадой проговорила Гермиона, ощущая жгучее дыхание Малфоя на своей щеке.

- Пора смириться с этим. Мир не поддается никакой логике!

- Логика тут ни при чем! Это твои поступки не поддаются логике!

- Что ж, не отрицаю!

Драко поцеловал Гермиону в уголок губ и крепко обнял.


***

Вечером Гермиона гуляла с Роном по территории замка. Юноша рассказывал ей забавную историю. Гермиона смеялась. Как же приятно было все-таки вновь общаться с Роном. Он очень винил себя в том, что тогда так глупо повел себя, но девушка его простила. С Лавандой у Рона отношения не задались. Во время этой прогулки он рассказал, что они поссорились, но Гермиона заверила его, что все будет хорошо. Если это настоящая любовь, то преград не будет. Рон лишь скептически пожал плечами. Похоже, Лаванда его слишком-то и не волновала.

- Гарри сейчас с Джинни!? – спросила Гермиона.

- Да, они в гостиной, когда мы уходили, я видел их у камина.

- А я что-то не обратила внимание!

- Ну, они сейчас не разлей вода. Знаешь, я очень радуюсь за них, хотя год назад даже и не допускал мысли, что Гарри и моя сестра могут быть вместе. Они же такие разные.

Гермиона загадочно улыбнулась.

- Противоположности притягиваются.

- Хм, а ты в это веришь!?

- Очень может быть! – сказала она.

На улице было уже весьма темно, но очень тепло и хорошо.

- Даже и в замок не хочется!

- Да, погода наладилась, как ты вернулась! – произнес Рон.

- Но в замок все же пора. Мне надо еще успеть в библиотеку.

- О, как всегда узнаю Гермиону!

Вместе они пошли по усыпанной снегом дорожке к ступеням замка. Когда они начали преодолевать многовековые каменные ступени, Гермиона увидела как массивная дверь распахнулась из замка выскользнул Драко Малфой.
Сердце сделало сальто, а щеки девушки сами собой покраснели. Рон шел впереди, поэтому не мог увидеть, каким пунцовым стало лицо Гермионы.

Малфой спускался по ступеням и, проходя мимо Гермионы, он ей улыбнулся, подмигнув.

Девушка обернулась и посмотрела ему вслед. Она знала, куда он пойдет сейчас.

- Рон, можно я тут еще поброжу одна. На самом деле уходить так не хочется! – слетело с губ Гермионы прежде, чем она успела понять, что вновь сейчас помчится за этим белокурым мальчишкой.

- Ээээ, ты уверена, а как же библиотека!? – обернулся Рон, взглянув на девушку.

- Ну, я и без книг могу сама все выполнить!

- Как скажешь, но может остаться с тобой, тут уже так темно!

- Нет, ты иди в гостиную, я всего на пару минут.

- Ладно! - Рон сделал шаг, а потом проговорил. – Кстати, тут с тобой еще Кормак хочет поговорить!

- Хорошо! - Гермиона подождала, пока Рон поднимется и войдет в замок. Как только дверь закрылась, Гермиона тут же слетала со ступенек и побежала по белому снегу прямо к той большой сосне, где вот уже, казалось вечность назад, однажды, таким же вечером обнаружила Малфоя.

- Знал, что ты придешь сюда! – сказал Драко, услышав скрип, издаваемый шагами девушки.

- Это что твое любимое место? – поинтересовалась Гермиона.

- Да, я люблю тут бывать!

- Ясно!

- О чем разговаривала с Уизли? – словно бы, решив поиграть в игру «вопрос-ответ» спросил Малфой.

- Да, так, просто о всякой ерунде!

- Хм, ясно.

Малфой посмотрел на девушку.

Она была в теплом сером пальто, укутанная длинным шарфом и без шапки на голове. Ее каштановые волосы так и трепал ветер, постоянно норовя кинуть их прямо в лицо Гермионы.

- Очень странно теперь тебя видеть в верхней одежде на улице!?

- Это не смешно. Я и простыть могла. Точнее уже простыла. – Гермиона по-актерски откашлялась.

- Гермиона! – голос Малфоя стал полон серьезности. – Как ты смотришь на то, чтобы пойти на вечеринку, которая будет в Рождество вместе?

- Что?- Гермиона удивленно посмотрела на слизеринца.

- Я хочу, чтобы ты была со мной рядом в этот день!

- Это уже против правил!

- Я не прошу нарушать правила, я все уже решил. В большом зале мы не будем вместе, каждый со своим избранником, но потом я поведу тебя в удивительное место. Обещаю, оно тебе очень понравится. Там намного красивее, чем даже в Большом зале, украшенном разными поблескивающими гирляндами и елочными игрушками. Там намного восхитительнее.

- Ох, какой же ты странный! – уже во второй раз за сегодняшний день сказала Гермиона. – Но знаешь, я согласна.

- Спасибо! Я бы хотел, чтобы ты была в зеленом платье, как там у меня в поместье!

- Не дождешься. Мое платье совсем другое! Платье истинной гриффиндорки.

- Какая досада. Зеленый тебе к лицу.

Гермиона спрятала мимолетную улыбку, коснувшуюся ее щек.

Она не могла отрицать, что зеленый на самом деле очень ей шел, просто она вспомнила свои ощущения по поводу этого цвета сегодня в комнате.

« Ядовитый, как эмблема, как змея!»

Драко подошел к ней и взял за руку.

- Уизли – полный болван, раз оставляет такую хрупкую девушку совершенно одну на улице в такую темноту, а притом еще, когда сам Драко Малфой только что вышел из замка.

- Он тебя не разглядел, - оправдала Гермиона Рона.

- Ты его любишь!?- внезапно спросил Драко.

Вопрос был таким неожиданным, что девушка сама непроизвольно покачала головой.
А потом, опомнившись, что-то прошептала, но Драко ее не услышал.

- Я тоже не люблю Пэнси, - признался он.

Гермиона опустила голову, начав рассматривать перстень на руке Малфоя.

- У тебя с ней будет помолвка, верно?

- Давай не будем сейчас об этом. В своей жизни некоторые вещи я могу решать сам!

- Но отменить ты ничего не можешь?

Драко поднял рукой голову Гермионы, взяв за подбородок.

- Пэнси, она замечательная. Красивая, безупречная, идеальная и с ней просто привычно. А ты, я еще никогда ничего такого не ощущал. Наверное, без тебя в жизнь снова ворвутся серые, тусклые тона, а сердце перестанет выплясывать бешеный ритм. Ты настоящая колдунья, Гермиона Грейнджер!

- Ты умеешь говорить красиво, но ты так и не ответил на мой вопрос! – Гермиона положила руку на плечо Драко, а второй все еще сжимала его ладонь.

- Отменить я смогу лишь в том случае, если умру! – недобро сказал он. – Но, если ты станешь моей жизнью, я буду жив, даже когда меня убьют.

- Драко, Драко! – произнесла Гермиона, впервые попробовав имя Малфоя на вкус. – Как же ты красиво говоришь, наверное, запудрил многим девушками головы.

- Может и многим, но только не тебе, Мисс Грейнджер!

- Прекрати меня так называть.

- Ты же сама попросила.

- Я была слишком зла на тебя.

- Хорошо, Гермиона. Так ты согласна?

- Согласна на что? – в недоумении спросила она.

- Стать моей жизнью ты согласна?

- Драко, хватит. Если ты думаешь таким образом запудрить мне голову, то ты ошибаешься ничего у тебя не выйдет.

- А жаль, я ведь серьезно спросил.

Гермиона улыбнулась.

- Не по-лу-чит-ся!

Малфой улыбнулся и неожиданно накрыл губы девушки своими. «И почему же она такая упрямая», - подумал он.

Гермиона крепко прижалась к Драко и вновь наслаждалась этим сладостным вкусом его губ.

Счастье – это быть рядом с ним.

Когда поцелуй закончился, Гермиона потянула Драко за руку в сторону замка.

- Ты так и не ответила мне! – С досадой сказал он.

- И не отвечу. Это слишком ответственно, мне надо подумать!

Малфой вздохнул.

«Господи, если бы ты только знал. Согласна, согласна, согласна», - в мыслях думала девушка.

«Я согласна быть твоей жизнью, главное только, чтобы ты жил, чтобы можно было вместе с тобой прятаться от этого жестокого мира, главное, чтобы в мое окошко всегда светил такое же яркое солнце, как ты!»

Какая же все странно, согласиться, пусть даже и в мыслях, стать жизнью своего самого лютого врага, да, наверное, только Гермиона Грейнджер на такое способна!

А может быть, все старо как мир, и тут виновата лишь любовь?









Глава 20


Дорогие читатели, в Хогвартсе проводится не бал, а вечеринка!
------------------------------


Драко Малфой протяжно зевнул и начал рассматривать изумрудные стены гостиной Слизерина. Он сидел на диване, а ноги его лежали на стуле. Около камина стояла Пэнси Паркинсон, нервно покусывая губу. Огонь освещал ее задумчивое лицо, она была чем-то очень расстроена.

Когда Малфой уже в третий раз зевнул, Пэнси, повернувшись к нему, спросила:

- Что так и будем молчать?!

- А у тебя есть интересная тема для разговора? – скептически поинтересовался Малфой.

- Ну, да, конечно, есть! – развела руками девушка. – Мы здесь уже минут тридцать с тобой одни, а ни слова не сказали друг другу.

- Предлагаю в таком случае начать разговаривать!

- О, Мерлин, Драко, что с тобой?! – не выдержала Пэнси. – Раньше стоило нам остаться одним, как ты сам начинал меня страстно целовать и…Я не понимаю, что с тобой случилось?!

- Хм, интересно! Значит, ты измеряешь мои какие-то отклонения по тому, как я перестал тебя страстно целовать, когда никого нет?

- Да нет же! Просто ты стал другим после того, как вернулся из дома! Знаешь, а я ведь ни разу не спросила, что же там произошло! Я знаю, что Темный Лорд тебе что-то поручил, но ведь ты был в кабинете Дамблдора, а значит…

- Ничего это, по большому счету, не значит! Ясно?!

- Что с тобой произошло? - не отступала слизеринка.

- НИ-ЧЕ-ГО! – Драко встал с дивана.

- Ты не можешь уйти отсюда, пока не ответишь мне на вопрос! – решительно заявила девушка.

- Хорошо, что тебе рассказать?! Как я провел время? Тебе не кажется, что тебя еще не совсем касается то, что я делаю? Ты еще не моя невеста, чтобы так интересоваться и лезть в мою жизнь!

- Что значит, не невеста? – Пэнси прищурилась. – Помолвка рано или поздно состоится, ее никто не отменял!

- Господи, Пэнси! Мы еще не обручились, а значит, я вполне свободный человек, не отягощенный обязательствами вроде того, как рассказывать своей жене обо всем, что происходит!

- Драко, у тебя кто-то есть? – прояснилась, наконец, в голове девушки.

- Ха, ну да, что еще можно было ожидать от тебя! Дорогая моя, вот ты спрашиваешь, что я делал, где был, почему не писал! Тебя волнует, почему я не целую тебя так страстно, как раньше, но разве тебе не все равно, по моему, все это время, пока меня не было, тебе хорошо было и в постели с Дэвидом!

- ЧТО? – проорала Пэнси. – Как ты смеешь так говорить!

- Хм, - Малфой подошел к своей девушке, убрал прядь волос, упавшую на плечи, и, обхватив Пэнси за талию, поцеловал в шею. Он проложил дорожку поцелуев, от чего слизеринка затрепетала и задержала дыхание. Малфой легко касался пальцами ее талии, скользя по ткани вверх. Когда Пэнси закрыла глаза, его губы остановились возле ее уха.

- С Дэвидом тебе было так же приятно? – тихо прошептал он ей в ухо.

Пэнси распахнула глаза и тут же вырвалась из его объятий. На глазах выступили слезы.

- Дэвид - мой друг, ты же знаешь!

- О, да, конечно, всего лишь друг! – Малфой улыбнулся ангельской улыбкой. Подошел к девушке. Она напряглась.

- Забини мне рассказал, как вы прекрасно проводили время, пока меня не было! И, еще он сказал, что если твоя невеста и дальше себя так будет вести, то мне стоит задуматься о помолвке! Ведь в последний раз ты, отчаявшаяся и уязвленная моим заданием от Темного Лорда, живо нашла утешение в объятьях этого поганого сукиного сына!

- Он поддержал меня, в отличие от тебя!

- Ага, тебя он, значит, поддержал, а ты, моя невеста, не могла поддержать меня. Ты все ходила заплаканная, вместо того чтобы хотя бы посочувствовать мне….Ты назвала меня убийцей, хотя я еще не сделал того, чтобы можно было меня так называть!

- Драко, да что с тобой?!

- А то, что ты… - Малфой не успел договорить. Огонь в факелах на стенах заколыхался и в коридоре, ведущим к спальням появился Дэвид.
Пэнси приложила руки к губам и ахнула от удивления.

Малфой обернулся и посмотрел на слизеринца. Он оглядел Дэвида и улыбнулся, отмечая реакцию Пэнси. Волосы Дэвида были слегка взъерошены, вид заспанный, верхние пуговицы на рубашке расстегнуты, а сама рубашка торчала из под брюк.

- Что тут происходит? – спросил семикурсник. – Почему вы до сих пор не спите?

- О, вот и он сам! – Малфой хлопнул в ладоши. – Мы как раз вели разговор о тебе!

- Что? – непонимающе спросил Дэвид.

- А, ничего. Пэнси рассказывал мне, какой же ты хороший.

- Дэвид, лучше иди в спальную, мы разговариваем! – тихо произнесла девушка.

- Ой, да что же ты его прогоняешь! Пусть лучше остается, он, наверное, как раз хотел встретиться с тобою!

Пэнси потупила глаза, уставившись в пол.

- А вообще Пэнси мне тут про платье рассказывала. И если я не ошибаюсь, она сказала мне, что хочет зеленое платье, цвета Слизерина! Я же ей ответил, что такой благородный цвет не потерпит, чтобы его носили всякого рода потаску…В общем, спокойной ночи, думаю у вас тут есть, что обсудить! - Малфой развернулся и пошел к спальням.

- Малфой! – крикнула ему Пэнси.

- Счастливо оставаться! – бросил он напоследок, проигнорировав девушку.

***

Гермиона внимательно просматривала каталог с платьями для волшебниц. Рядом с ней на кровати сидела Джинни и играла с Живоглотом.

- Ну, ты что-нибудь выбрала? – поинтересовалась сестра Рона.

- Нет, пока! – Гермиона пролистнула несколько страниц. – А ты?

- Да, - Джинни улыбнулась. – Я выбрала то красивое синее платье, если не ошибаюсь, со 125 страницы!

Гермиона пролистала несколько страниц и нашла нужную. Она поглядела на милую волшебницу с голливудской улыбкой в коктельном синем платье из шелка.

- О, да, оно чудесное, но и цена тоже чудесная!

- Хочешь сказать, что оно дороговато. Я знаю, но Фред и Джордж просили, ни в чем себе не отказывать, они купят все, что я пожелаю!

- О, они ведь теперь бизнесмены! – подмигнула Гермиона Джинни.

- Да, дела у них идут просто отлично, не знала, что этот магазинчик принесет им столько денег. Но я всегда в них верила, вот правда не думала, что у них на самом деле все будет так хорошо!

Гермиона обвела рукой платье на картинке.

- Думаю, Гарри понравится!

Джинни смущенно улыбнулась:

- Только этого и хочу! - ее щеки покраснели. - Эй, а ты до сих пор ничего не выбрала?!

- Я уже все решила! – Гермиона сложила ноги по-турецки и поглядела на подругу.

- Как оно выглядит?

- Ох, увидишь!

- Ты мне не покажешь его? – удивилась Джинни.

- Оно будет не из каталога!

- Из магазина?

- Нет, лучше! В общем, ты увидишь и узнаешь все только в день вечеринки!

- Ну, Гермиона, вечно у тебя секреты!

- Не обижайся, я уверена, тебе понравится! А сейчас пошли в гостиную, Гарри и Рон, наверное, уже там!

Джинни кивнула и спрыгнула с кровати. Гермиона почесала Живоглота за ухом и пошла за подругой.

***


В день Рождественской вечеринки.

Гермиона нервно разглядывала себя в большое зеркало в позолоченной раме. Она сделала красивую аккуратную прическу и сейчас разглаживала последние шероховатости в ней. Все ей не нравилось И почему все так происходит?! Раньше ей было совсем неважно, как она выглядит. Нет, конечно, она помнила, сколько сил приложила во время подготовки к Святочному Балу, чтобы выглядеть по настоящему красивой, но сейчас ее волнение было куда больше. Она осталась последняя из девочек в спальне. Остальные давно уже ушли в гостиную, а может быть, уже в Большом зале разговаривают о всяких глупостях и едят что-нибудь вкусненькое.

Гермиона в который раз вздохнула. Нет, ей определенно не нравилась эта выбивающаяся из прически прядка.

В дверь постучали.

- Да, входите! – прокричала Гермиона.

Дверь распахнулась, и на пороге появилась Джинни в темно-синем платье.

- О, Боже, - тут же воскликнула она. – Ты просто великолепна! – девушка в один миг преодолела расстояние от порога до Гермионы и остановилась рядом.

- Ты явно не заказывала это волшебное платье в каталоге.

- Нет! Мне его сшила бабушка, – Гермиона улыбнулась. – Она не волшебница, но зато шьет действительно замечательно!

- Великолепно! Выше всяких похвал! – подтвердила Джинни.

- Уффф…и почему только мне кажется, что это все не для меня!

- Да престань, все будет хорошо, это всего лишь вечеринка!

- Твое платье тоже замечательное! – Гермиона разглядела Джинни, платье которой ниспадало пышными волнами к коленям. – Шикарно выглядишь!

- Спасибо! А что у тебя с прической?!

- Я не знаю, но волосы сегодня ужасно противны, я уже весь гель извела!

- Ты сделала очень аккуратную и красивую прическу, но если честно, то с распущенными тебе было бы во много раз лучше!

- Знаю, но я не стремлюсь слишком выделяться из толпы!

- Хм, и ты мне это говоришь?! Да с твоим платьем ты просто обречена выделяться, и поверь мне, каждый прошедший бросит в твою сторону взгляд. Парни, пожалуй, будут восторгаться тобой, а вот девушки позавидуют! Даже я уже завидую!

- Джинни!

- Ну что, я же просто так! Гермиона, посмотри лучше на время, нам давно следует быть в Большом зале!

- Ох, ты пока иди, а я скоро. И предупреди, пожалуйста, Рона, что я уже почти готова!

- Хорошо! – Джинни прошла к двери и вынырнула в коридор.
Гермиона еще раз оглядела себя в зеркале. Села на краешек кровати.

- Ну, что пора!

Живоглот подошел к девушке и начал ластиться. Гермиона потрепала его за ухом.

- Надеюсь ОН придет! – прошептала она, а потом взяла с тумбочки серебренный браслет с оранжевым камнем и застегнула на запястье.

Он придет, Гермиона это точно знала.


***

Малфой с присущей ему леностью наблюдал за радостными студентами, смеющимися парочками и девушками в красивых дорогих платьям, которые танцевали в середине зала. Он подавил зевоту и проследила за Пэнси, которая прошла к свободному креслу и села. Он оценил ее красивый наряд все того же изумрудного цвета. А еще заметил подошедшего к ней Дэвида с двумя бокалами лимонада. Малфой выругался, перевел взгляд с Пэнси на вазу с цветами, пристально разглядывая каждый цветок. Он неожиданно поднялся, достал белую розу и сжал в руке. Шипы цветка тут же поранили нежную кожу. Малфой усмехнулся.


***

Гермиона тяжело вздохнула и отошла от зеркала. Настроение было совершенно ни к черту. Настольные часики уже показывали двадцать минут восьмого. Гермиона прикрыла глаза: она опоздала уже на двадцать минут. Конечно, вечеринка – это вовсе не урок, чтобы беспокоится об опоздании, но на сердце девушки было беспокойно. Что бы она делала, если бы проспала несколько уроков? Вероятно, вскочила бы с кровати, злясь и проклиная все на свете, оделась, а потом из-за внезапно накатившего стыда не пошла бы никуда. Конечно, это было несвойственно ей, но так было бы легче объяснить свое отсутствие…Все утро она чувствовала себя ужасно и все таки расхворалась. Именно так она бы сказала МакГонагалл и та стала задавать вопросы, поскольку знала, что Гермиона Грейнджер никогда не врет!

Гермиона криво улыбнулась. Вечеринка в честь Рождества – это не учеба и здесь присутствие не так важно! Малфой вполне обойдется без нее. И вообще пора заканчивать с этими глупостями, Малфой ей не пара, не пара! Печально, но это так. А эта вечеринка даст только больше надежд на счастливую жизнь.

Гермиона скинула золотистые босоножки на каблуках и подняла ноги на кровать. Каблуки – это совершенно не ее стиль. Прическа была слишком хороша, и Гермиона решила ее не убирать. Она еще раз вздохнула. Никто и не заметит, что ее нет на этой чертовой вечеринке. Да к тому же вряд ли участников проекта попросят показаться, это ведь это сборище посвящено Рождеству, а не участникам проекта, хотя по большему счету проводится из-за него. Ну и пусть.
Девушка оперлась о спинку кровати, отыскала в большой стопке учебников массивную книгу, и раскрыла ее на нужной странице, которую вчера вечером заложила закладкой и начала читать.

***

Малфой обеспокоено смотрел на парочки, танцующие посередине зала. Вечеринка началась с приветствия Дамблдора. Все студенты давно были здесь, половина танцевала, другие сидели за столиками и весело проводили время, кто-то общался, кто-то дурачился. Он в который раз уже оглядел зал, пытаюсь выловить глазами знакомые волнистые каштановые волосы, но так и не нашел Гермиону.

- Черт, - прошептал он.

Неужели, находясь так близко, два человека не могут найти друг друга. Они живут под крышей одного замка, а не за тысячи километров друг от друга. Малфой взял со стола бокал сока. Гермионы нигде не было, хоть он уже в десятый раз обвел взглядом зал. Неужели она все-таки решила не приходить?!

Малфой подошел к Забини, который в эту минуту так неистово целовался с светловолосой девушкой из Когтеврана.

- Я не помешаю?! – поинтересовался Драко, садясь на стул рядом с Забини.

- Драко?! – Блейз оторвался от своей дамы. – Какого черта ты тут, когда твоя девушка… - Блейз осекся, но Малфой не придал этому должного значения.

Он вскочил со стула и понесся в дальний угол зала, похоже, в этой большой толпе студентов он увидел ту, что искал.


***

В дверь постучали.

- Да, входите!

Гермиона вздохнула и отложила книгу на тумбочку. В дверном проеме показался Рон. Он вошел в комнату для девушек и нервно попятился назад.

- Тут никого нет, не беспокойся, все на вечеринке! – сказала ему Гермиона.

Рон закрыл за собой дверь и поглядел на девушку. Сказать, что он был поражен ее красотой, значит не сказать ничего. Он ничего и произнести не смог. Но все же через секунду нашел все растерянные слова.

- Ты так красива, просто божественна!

Гермиона смущенно улыбнулась.

- Я не иду на вечеринку, так что мне, наверное, надо снимать уже это платье и переодеваться в домашнюю одежду!

- Ты шутишь что ли?! – удивился Рон. – Ну, уж нет! Ты пропустила только минут тридцать – сорок, но больше пропустить я тебе не дам! – Рон подлетел к Гермионе и схватил ее за руку.

- Что такое!? – заволновалась девушка.

- Ничего, я тебя живо отсюда вытурю! Гермиона, когда ты успела потерять свой блестящий ум?! Быть до невероятности красивой и не пойти на вечеринку, которую, между прочим, проводят первый раз на моей памяти за все наше обучение!

- А как же Святочный бал?!

- Бал - это бал, а вечеринка – это намного лучше и веселее, – Рон потянул Гермиону на себя.

- У меня нет настроения туда идти!

- Появится! Так если ты не встанешь сейчас и не наденешь обувь, то я сам донесу тебя на руках до Большого зала.

- Рооон!

- Так! Сходи хотя бы ради меня и Гарри, да и Джинни просто обидится на тебя, если узнает, что ты не пришла, хотя так прекрасно выглядишь!

- Ты так уверен, что мне надо появиться на этом мероприятии, по мне, так лучше остаться тут!

- С книжками под боком?! Гермиона, прошу, пойдем!

***

«Это не она!» – сердце Малфоя екнуло.

Миниатюрная девушка с пятого курса повернулась к нему лицом и улыбнулась. Выглядела она замечательно, если бы Драко хотел отомстить Пэнси, он непременно пригласил бы эту девушку потанцевать, но сейчас эта красавица вызвала лишь прилив разочарования. Она красива, но это не Гермиона!

Чертова Грейнджер, как же она так может с ним поступать…?
Малфой вконец разозлился и уверенным шагом направился к выходу. Резким движением прямо на выходе он задел юношу, который шел под руку с девушкой. Малфой прошипел проклятия этому студенту, но внезапно остановился. Легкий аромат коснулся его носа. До боли знакомый аромат. Аромат ее духов. Рон Уизли не заметил Малфоя и прошел дальше, ведя под руку …Гермиону Грейнджер. Она, так же как и Рон не увидела Малфоя, и шла, поглядывая по сторонам, лихорадочно ища кого-то в толпе. Красивое длинное платье золотистого цвета. Шикарный атлас смотрелся просто восхитительно на девушке. Прическа была аккуратно прибрана, и лишь незамеченная прядка выбивалась из уложенных волос. Гермиона шла медленно и, похоже, железной хваткой вцепилась в Уизли, но она даже не смотрела на него, ее взгляд блуждал по залу.

Малфой не знал, что она искала именно его.



***

Гермиона шла под руку с Роном и озиралась по сторонам. При встрече каждого юноши, волосы которого были хоть немного светлыми, сердце девушки начинало биться сильнее. Больше всего на свете она хотела, чтобы ее «враг» был здесь сегодня, чтобы он увел ее отсюда и показал то самое чудное место, о котором говорил. Прошло несколько дней с того разговора, но Гермиона не забывала о нем. Все эти дни были очень грустными и скучными. Они даже не виделись. Гермиона подолгу просиживала в библиотеке и отвечала на вопросы по проекту. Скоро должна была пройти защита, а они с Малфоем так и не сделал ничего существенного. Да, впрочем, проект давно престал занимать первое место в этот семестр.

Заиграла легкая медленная музыка. Рон повел девушку в центр зала. Гермиона положила руки ему на плечи, он обнял ее за талию.
Большой зал как всегда выглядел чудесно. Все вокруг отливало поблескивающим серебром, а красивые гирлянды так и искрились всеми цветами радуги. Общих столов не было, лишь маленькие столики, обтянутые бархатными скатерками.

Когда легкая музыка закончилась, Гермиона грустно улыбнулась Рону.

- Что-то не так? – озабоченно спросил он.

- Нет, все хорошо, но мне что-то неуютно! – пожала плечами девушка. – Прости, но эта вечеринка не для меня! Я, наверное, пойду в спальню.

- Как скажешь! – разочарованно произнес Рон.

- Ты замечательный! – Гермиона чмокнула Рона в щеку. – Ой, похоже, сюда идет Лаванда!

Гермиона подмигнула Рону, а сама медленным шагом направилась в коридор.
При виде ее люди в картинах кланялись и изумленно вздыхали, дивясь ее красоте.
Гермионе же было очень грустно. Она не смогла отыскать Малфоя в Большом зале, а это значило лишь то, что он так и не явился на вечеринку. А может, и явился, но она сама опоздала. Гермиона вздохнула (интересно в который раз). Кто-то схватил ее за руку. Девушка повернулась: Драко Малфой радостно улыбался ей. Он не произнес ни слова, а только снял черный пиджак и накинул ей на плечи. Она хотела только спросить его о том, где же он был на вечеринке, но тот приложил к губам палец и, отпустив ее ладонь, направился по коридору. Гермиона поняла, что ей надо идти за ним.

Она улыбнулась. Идти за ним – уже радость. За спиной у Гермионы словно бы выросли крылья!

***

Всю дорогу от замка до места назначения Гермиона и Малфой молчали. Гермиона лишь ежилась от уханья сов, доносящихся из темноты этого вечера, да от холода, хотя, впрочем, к холоду, ей уже не привыкать. Наверное, ходить без верхней одежды скоро войдет в привычку. Но пиджак, пропахший одеколоном Малфоя, грел и сводил с ума. Разве можно давать девушке такую ароматную вещь!?

- Вот мы и на месте, - отвлек Малфой Гермиону от череды мыслей.

- Ох! – только и смогла выдохнуть Гермиона.

Они оказались на заледенелом озере. Драко не соврал Гермионае, тут и вправду было очень красиво. Иней накрыл все деревья, а само Черное озеро поблескивало легким сиянием.

- Гарри говорил, что там водятся чудовища! – улыбнулась Гермиона.

От этих слов Малфой напрягся. Гермиона прикусила губу. Она поняла свою ошибку. Вот уж глупость, ее лучший друг - враг того, кого она любит.

- Прости, я не хотела напоминать о…

- Нет, ничего!

Гермиона почувствовала, каким же все-таки холодом от него веет. Всего одно имя так изменило его настрой.

- Каток! – произнесла она.

- Что? – не понял Драко.

- Я хочу покататься! – Гермиона отошла от него и начала быстрыми шагами нарезать круги по темному льду.

- Что ты делаешь?! – недоумение до сих пор отражалось на лице блондина.

- А что можно делать зимой на льду! – захохотала Гермиона. – Конечно кататься, жаль, что нет коньков! Но мои туфли вполне за них сойдут, разве нет!?

- Коньки?

- Да, и…Ой, я забыла, что ты ничего про них не знаешь! О, Господи, как так можно, ты же радости жизни совсем не знаешь! – Гермиона подлетела к Малфою и, взяв за руку, начала скользить с ним по льду.

- Что в этом хорошего?!

- Это весело, знаешь ли!

Смех, радость, непринужденное веселье. Впервые Малфой чувствовал себя так свободно. С Гермионой он был открыт всему миру. Словно все темное осталось в прошлом. И не было этого тяжелого бремени, когда груз так и висит на сердце. Не было мыслей о делах Пожирателей и задании Темного Лорда. Лишь она, ее улыбка, счастье…

Малфой остановился и притянул девушку к себе.

Всего одна секунда, и он нежно целует ее.

В голове пустота и так легко на сердце.
Эта девушка, некогда «ненавистная грязнокровка» стала частью его жизни, а может быть, только она давала ему те жизненные силы, которые он давно утратил, которые отобрала эта война, отец, Лорд и еще множество других событий.

Впервые он мог не прятать свое лицо за маской холода и жестокости. Всю свою осознанную жизнь он прятался ото всех, потому что так хотел отец. Он растил Драко именно таким – надменным, лицемерным, циничным, а тут Гермиона за всего одну секунду разрушила все, что плодил Люциус в сердце Драко. Одна секунда, долгий поцелуй и от прежнего «злого» человека не оставалось и следа.

Какой же странный этот мир.

Счастье…и такая же секунда требуется, чтобы все разрушилось.

- Гермиона?! – до боли знакомый голос заставляет оторваться от теплых губ гриффиндорки и со злостью поглядеть на того, кто так нежданно ворвался в хрупкий уют, который они вдвоем создали только что.

Гермиона отрывается от губ Малфоя и глазами полными ужаса взирает на Гарри Поттера, который стоит на снегу без верхней одежды, но с пиджаком в руках.

- Гарри! – она отходит от Драко, но он не дает ей сделать этого. Его руки сжимают ее в своих объятиях.

- Гарри..яяя…. … - начинает оправдываться она.

- Поттер, что ты тут забыл? – сквозь зубы спрашивает Малфой и сжимает кулаки.

Гермиона смотрит на Драко, но он ей лишь легонько кивает. Гермиона прикрывает глаза.

И вот она снова эта безвыходная ситуация.

Как же в эти минуты Гермиона хотела чтобы Гарри - ее самый лучший друг оказался миражом, впервые в жизни она была не рада его видеть. Пусть он растворится…словно видение.

- Гермиона? – повторил Гарри, возвращая девушку в реальность. - Что ты делаешь здесь...с Малфоем?!


Глава 21


Гарри вертел в руках бокал со сливочным пивом. Жидкость плескалась о края стекла и почти достигла верха, но так и не выливалась. Повертев так бокал несколько минут, Гарри, наконец, осушил его и со стуком поставил на стол. Юноша устало потер глаза. Громкая музыка раздражала слух, но Джинни очень хотелось танцевать весь вечер. Она так вот уже минут сорок не сходила со сцены, на которую забралась в самом начале танцев. Гарри чувствовал, что очень устал за вечер. Слишком много он узнал о Волан де Морде за прошлое занятие у Дамблдора, поэтому почти все его ночи были бессонными, а сейчас усталость набрала крайнюю степень. Как же сильно Гарри нуждался в хорошем сне. Он поднялся со стула. Джинни все также ритмично танцевала с полуприкрытыми глазами и вздернутыми вверх руками. Решив уйти, не предупреждая ее, Гарри медленно пошел к выходу из Большого зала. Сначала все его мысли были о сне, поэтому он пошел по направлению к гостиной Гриффиндора, но вдруг, внезапно, остановился и, повернувшись, направился к выходу из замка. Решение было совершенно неожиданным, но как думал Гарри, глоток свежего, морозного воздуха ему не помешает. Быть может, зимний холод освежит его затуманенную и тяжелую голову.

Он вышел из замка и пошел вперед. Он ни о чем не думал, а шел и шел. Было действительно холодновато, но это не волновало юношу особо. На свежем воздухе он почувствовал себя лучше. Усталость и сонливость пропали. Гарри остановился у дерева и прислонился к нему спиной. В голове в сумасшедшем потоке вертелись мысли. Он пригладил аккуратно волосы, снял пиджак, но внезапно услышал звонкий смех неподалеку. Может первая мысль, посетившая Гарри была очень бредовой, но он подумал, что этот голос очень знаком ему. Словно бы произошло дежа вю и да, ведь, если он думает правильно, то этот смех может принадлежать лишь одному близкому человеку. Но чтобы она стала делать тут, когда там в стенах замка идет вечеринка?!

Гарри сделал несколько шагов и прислушался. Похоже, он определенно только что услышал и мужской голос. Теперь уже совершенно уверенно он пошел на то самое место, откуда разносились голоса.

Всего несколько минут ему понадобилось, чтобы добраться до берега озера. Гарри внимательно посмотрел. На корке льда он увидел двух человек – парня и девушку. Их лица были очень близко к друг к другу. Он прищурился и вдруг, сердце словно замерло, сделав последний удар. Такая родная Гермиона стояла в объятиях….Драко Малфоя и почти готова была слиться с ним в неистовом поцелуе. Во чтобы то ни стало, но Гарри просто обязан был помешать. Нет, умом он понимал, что, похоже он не успел помешать всему этому раньше, ведь просто так Гермиона не стала бы целовать своего врага. Но боже, когда он не успел уследить за ней. Когда?

- Гермиона!? – голос показался слишком слабым и неуверенным, но слизеринец расслышал Гарри, поскольку первым поднял голову.

Как же не хочется верить в этот абсурд. В эту нелепицу. Может быть, Гарри все напутал и не смог различить какою-нибудь другую девицу в объятиях ненавистного слизеринца.

Но именно сейчас правда оказалась слишком тяжелой.

Такая родная, такая любимая, лучшая…Гермиона глянула на него. Их взгляды встретились. И в ее глазах показался страх.

- Гарри..яяя…. … - начала она.

Ох, зачем? Лучше бы она так не говорила. Начинает оправдываться, значит дело настолько плохо, что даже присниться не может.

- Поттер, что ты тут забыл? – злобный голос Малфоя действует как пощечина.

Но нет, Гарри до последнего не может поверить, что это Гермиона там с ним. С этим сукиным сыном, с проклятым хорьком из-за которого Гермиона пролила так много слез. Одно лишь слово «грязнокровка» чего стоило. А тут?!

Неправда!

- Гермиона?! - повторяет он, чтобы убедиться, что Гермиона сможет ответить ему.

Но она молчит. Молчит. А быть может она под заклятием «Империус» и тогда все станет на места.

Гарри тянется к карману, чтобы достать палочку, чтобы заставить этого ублюдка говорить, что он сделал с его подругой, но рука так и замирает на полпути к желаемому объекту.

- Гарри, я могу все объяснить!

Голова кружится, становится еще хуже, чем было там на вечеринке.

Как же так может быть? Нет, ему все сниться, ведь настоящая Гермиона никогда не станет говорить «Я все объясню» не переставая держать руку Драко Малфоя.

- Попытайся! – всего лишь одно слово и тысячи тяжелый усилий за ним, потому что Гарри просто готов побежать к своему врагу превратить в хорька или жабу, да что угодно, лишь бы не видеть его мерзкую физиономию и не видеть то как он смотрит на самого дорого человека на свете.

- Ну же, я жду! – голос перешел на крик.

Как бы было хорошо, если бы он пошел в гостиную Гриффиндора - сейчас бы сладко спал и ничего не видел, не знал, не чувствовал. А теперь все внутри пылает и рвется наружу.

Какой уж теперь сон?!


***

Мой самый лучший друг,
Прошу, улыбку подари,
Я знаю, боль в груди твоей застыла!
Но так случилось и меня ты не вини,
Не думала, что так врага я полюбила!



Гермиона не помнила, как же так она с Гарри дошла до входа в гостиную. Все произошло так быстро, как в кино, когда стрелка пульта поставлена на перемотку вперед. Помнила лишь то, то Гарри не стал ее слушать, а схватил за руку и почти оторвав от Малфоя, повел прочь. Все было как во сне. А Малфой даже не стал препятствовать, а так и остался там – на прекрасном заледенелом месте, где снег так необычно поблескивает всеми цветами радуги и где нет места горестям и печали. Гермиона сейчас даже не замечала, как Гарри впихнул ее в проем гостиницы и резко дернул, так что девушка упала на диван.

- Объясняй! – разбушевавшимся голосом закричал он.

В гостиной никого не было. Все всё еще пребывали на вечеринке, потому-то Гарри смог позволить тебе вылить накопившийся гнев.

- Что объяснять, то, что ты испортил мне вечер? – взмахнула руками Гермиона.

- Испортил?! Да я спас тебя от роковой ошибки твоей жизни! – разгневался он. – Ты с ума сошла, что ты делала, черт возьми!?

- Ничего не делала. Я просто нашла то, что так давно искала. И это счастье, знаешь ли!

- Гермиона, приди в себя. Тебе не пять лет, чтобы думать, что подарки разносит Санта Клаус, а счастье можно купить в магазине. Малфой – он самая последняя сволочь, он же…

- Замолчи. Я не желаю это слушать! – Гермиона стукнула кулачком по дивану.

- Господи, прошу, одумайся! – Гарри сел на корточки и, положив руки на колени Гермионы, посмотрел ей в глаза, да так пристально, что нервы девушки не могли это выдержать.

- Мы любим тебя и не хотим, чтобы ты сгорала у нас на глазах в пучине огня с этим дьяволом. Он что заколдовал тебя?! Я ничего не могу понять!

- Я выполняю с ним проект и это…это…

- Выполняешь проект? ЧТО? – глаза Гарри расширились от ужаса. – Дамблдор ведь даже слова не сказал, что напарник – это он!

- Я не хотела, чтобы это кто-нибудь знал! Понимаешь – я!

- Прекрати с ним общение, пока не поздно, прекрати!

- Гарри, ты ведь ничего не знаешь! Ты так говоришь, а сам не знаешь какой он на самом деле!

Он враг и пусть он как огонь!
Пусть злы порой его слова, а фразы так жестоки,
Но я стерплю любую боль
Ведь без него я страшно одинока!



- Это Малфой, Гермиона, Малфой и я знаю его лучше других, я знаю какой он на самом деле. Это редкостный, лживый…

- Молчи! Ты не знаешь совсем НИЧЕГО!

- Да еще скажи, что он хороший и что ты его любишь!

- А если так, а Гарри, если так? Ты ведь любишь Джинни, так почему я не имею права на любовь!

- Имеешь право, но не на него. Он другой, он предает, ему это ничего не стоит. Его отец Пожиратель и он станет таким. Он убьет тебя при хорошей возможности и не задумается. Отобрать жизнь у другого, помучить невиновного человека, для Пожирателей ведь это ничего не стоит, а ты так легко попалась в сети. Как вообще можно с ним общаться после того как он обращался с тобой!

Я полюбила, знаю, не того
И ты понять меня не сможешь,
Но я уже живу ради него,
И если ты простишь, то этим ты поможешь!



- Это было давно! – горячо крикнула Гермиона.

- Не более как в конце пятого курса, когда он сдал нас Амбридж!

- Я не хочу тебя слушать, ты даже не пытаешься понять!

- Тут не надо ничего понимать, чтобы догадаться зачем ты нужна ему. Ведь ты не по своей воле начала выполнять проект с ним? Тут же не все так просто?!

- Как же ты меня достал! – Гермиона резко скинула руки Гарри с колен, вскочила и побежала к выходу из гостиной.

- Стой! Ну-ка стой, мы же еще не договорили!

Гарри выбежал за Гермионой в коридор, а она уже успела преодолеть несколько ступеней на лестнице.

- Гермиона! Опомнись! Не сходи с ума. Ты же такая умная, ты всегда мыслишь здраво!

- Ты не хочешь меня понимать! Я думала, ты мне как брат, всегда попытаешься понять, но ты упрямо твердишь свое! Прости, мне так жаль, что случайно ты так опрометчиво узнал о Малфое!

- Гермиона, я пойду к Дамблдору и потребую, чтобы тебя и его сняли с проекта. Ты капаешь себе глубокую яму, однажды он скинет тебя в нее, а найти сил, чтобы подняться, ты не сможешь! Он погубит тебя, убьет все самое лучшее, он же такой, он ничего не щадит!

- Мне наплевать! Плевать, что ты о нем думаешь и делай что хочешь, но подумай хорошенько какой же ты мне друг тогда!? – Гермиона поджала губы, а потом бросилась вниз, гулко стуча каблучками по каменным ступеням.

Мой друг, прошу, ну не смотри ты так!
Я не хочу в глазах твоих читать презренье,
Я же люблю тебя как брата своего,
А от тебя исходят холод и сомненье!




***

Гермиона распахнула дверь комнаты, а войдя внутрь, захлопнула с таким же шумом. Ее взгляд сразу же зацепился за Малфоя, который сидел на диване и держал в руках бокал с каким-то темным напитком.

- Что сказал Поттер? – устало спросил Драко и посмотрел на Гермиону.

- Он, он ничего не понимает! Он не хочет слушать меня! Он убежден, что ты Пожирталь и что…

- Но если это так! – вскричал Малфой и поставил стакан на столик, встал с дивана. – Что если я предатель!?

- Нет, не правда! Ты не такой!

- Да, что ты знаешь-то обо мне!?

- Драко, прекрати. С Гарри я разберусь, давай не будем сейчас об этом!

- А я хочу, я хочу именно об этом! – Малфой в одно мгновение приблизился к Гермионе и схватив за руки, резко вдавил в стену.

- Что ты делаешь? – охнула девушка.

- Я могу убить тебя в любую минуту, когда мне будет удобно, я уже рад, что настолько затуманил тебе голову, что даже Поттеру ты доказываешь, что он ничего не понимает! Что, если он прав, что если я на самом деле Пожиратель и моей целью являешься, ты?Ты же в ловушке, ты по собственной воле пришла к своему убийце! – голос Малфоя холодил сердце Гермионы.

- Не верю! Ничему не верю!

- Да, как же так не веришь? Ты не знаешь, что я могу, на что способен!

- Ты не убил меня, когда я была в твоем замке, по-моему, там место было намного подходящее. Никто не знал, никто не видел! А тут школа, плохо для бесценной логики Пожирателя!

Малфой сжал руки Гермионы, приподняв их у нее над головой. - Ты ничего не знаешь!

- Я и не хочу знать, я просто хочу быть с тобой сейчас!

- Однажды я убью и передам, сделаю все, то, что мне велят, я не принадлежу себе!

- А если попросят убить меня – убьешь?!

Воцарилось молчание. Малфой смотрел на Гермиону.

- Нет! – он отпустил ее руки и отошел.

Гермиона потерла кисти рук и в полном молчании сделала шаг к дивану, но Малфой внезапно поймал ее за руку и, притянув к себе, поцеловал в губы.

Впервые он целовал так жгуче и страстно, закладывая в поцелуй все, что не мог выразить словами. Когда поцелуй закончился, Малфой прошептал:

- У меня есть подарок тебе не Рождество!

Малфой отошел к письменному столу и достал из полки какую-то вещицу. Гермиона в это время села на диван, подогнув под себя ноги. Малфой подошел к ней и протянул предмет в красивой подарочной бумаге. Гермиона развернула бумагу и поглядела на подарок. На ее ладони красовалась красивая маленькая бабочка из белого золота, отделанная камнями зеленного и лимонного цвета.

- О, Боже, какая прелесть! Но зачем? Зачем так тратиться и дарить ее мне?!

- Это бабочка, она такая же красивая, как и ты и она может так же высоко летать как ты, восхищая всех своими стремлениями и высотой полета!

- Мне никогда не дарили таких дорогих подарков, и я не могу его принять!

- А тут тебя никто не спрашивает принимать или нет! – Малфой забрал у Гермионы с ладони бабочку и прикрепил ее к волосам девушки, скрутив аккуратно несколько прядок волос.

- Теперь вы так красиво смотритесь!

Гермиона улыбнулась. Она прислонила голову к плечу Малфоя.

- Я хочу спать!

- Закрывай глаза и спи, – Малфой палочкой потушил свет и разжег поленья в камине.
Юноша погладил Гермиону по голове и сам прикрыл глаза.


***

Пэнси сидела на подоконнике и смотрела в окно. Жгучие слезы капали из ее глаз, и она вытирала их рукавом кофты. Девушка плакала, потому что понимала, что жизнь пошла наперекосяк, что ее идеальный мир колыхнулся. Она так долго строила счастье с Малфоем, так долго шла к самому ответственному моменту в своей жизни. Узнав летом о точной дате помолвки, она радовалась как никогда, а теперь все кажется нелепицей. Этот вечер она вновь провела с Дэвдом, а не с Драко. Поцелуи семикурсника опьяняли, но он не был Драко и не заставлял ее терять сознание от жара, от страсти, которые она испытывала к этому проклятому светловолосому мальчишке. Как же она ненавидела его, как же хотела, чтобы здесь и сейчас на большом, мягком диване лежал Малфой, а не Дэвид, который мирно похрапывал, укрыв обнаженное тело теплым пледом. Пэнси вновь смахнула несколько слезинок.

Боль, тяжелая боль поселилась на сердце и так и давит, не давая нормально дышать, не давая жить! Но ее женихом станет Малфой во что бы то ни стало, что бы ей это не стоило, потому что она любит его!

Пэнси встала с подоконника и подошла к столу. Она взяла чистый пергамент и сев за стул, окунула в чернилицу перо.

«Дорогая Нарцисса» - вывела она.

«Поздравляю вас с Рождеством. Очень хочу приехать к вам на каникулы, но не могу, мы с Драко решили остаться в школе. А еще я совсем не понимаю, что происходит с вашим сыном. Он изменился, он не такой как раньше. Я не хотела вам ничего говорить, но, похоже, у него есть другая. Я люблю его больше жизни и без него не выживу.
Еще раз с Рождеством вас, я очень скучаю!

Пэнси.



Закончив писать, Пэнси подошла к окну, распахнула его и, свистнув в специальный свисток, начала ждать сову. К ней прилетела ее бело-серая сипуха. Пэнси привязала к ее лапке пагамент и прошептала : - Нарцисса Малфой, Малфой-мэнор.

Сипуха громко ухнула, и, взмахнув крыльями, умчалась навстречу ветру. Слизеринка захлопнула окно и вновь села на подоконник. Слезы новым потоком потекли из глаз.


***

Рон стоял на ступеньке лестницы и, держа за талию Лаванду Браун, крепко целовал девушку. Он не отрывался от ее губ вот уже минуту. С этой девушкой было легко и хорошо. Он не знал, любит ли ее или нет, но ему было легко с ней и это ставило многое на свои места. Быть может, он даже счастлив с ней по-своему. Эту Рождественскую ночь он проведет с ней и утро тоже и следующий день и последующий и много таких дней. Теперь уже все определенно и не надо думать, что будет дальше, не надо ждать непонятных поступков и хорошо, что сердце не вырывается из груди как когда-то было с Гермионой, когда она была рядом. Сейчас все проще. Жизнь проще. Нет, он знает, что не любит Ланаду, да и плевать, какая кому разница, какая разница ему?! От любви ведь только одни горести и несчастья и жизнь полная боли. Ведь так всегда. Так было с Гермионой. А сейчас, стоя тут и целуя Лаванду, надо забыть Гермиону. Забыть ее улыбку, ее каштановые волосы и манеру всегда всем что-то доказывать. Забыть. Стереть из памяти.

Не помнить, не знать, не любить!


***

Кормак смотрела на пары, кружащие по большому залу. Играла медленная музыка. В который раз за этот вечер был медленный танец и в который раз он не пригласил никого танцевать. Он отпил из стакана горячительную жидкость, замаскированную в банке от сливочного пива. Только «Огнедышащие виски» могли пригубить его одиночество. Он ненавидел эту вечеринку и всех кто был здесь всем сердцем. Он хотел видеть лишь одного человека, но черт знает, где ОНА была сейчас.

Кормак вновь глотнул виски. Создание затуманивалось, зато на сердце было легче. Рождество – самый ужасный праздник в году. И даже на это Рождество Макклаген был одинок.

«Огнедышащие виски» – вот его спасение. Кормак вновь и вновь проглатывал этот напиток, ведь только в нем он сейчас находил отраду и спасенье.


***

Гарри внимательно смотрел на Джинни. Радостная улыбка до сих пор касалась ее губ. Девушка притомилась, но была счастлива. Огонь в камине гостиной освещал ее счастливое лицо.

- Ты слишком рано ушел! – Джинни надула губки и поглядела на Гарри.

- Я знаю и лучше бы я не уходил, потому что сейчас горько жалею, что сделал это, но если бы не сделал, то жалел бы еще больше, ведь я так много не знал!

- О чем это ты? Ты говоришь загадками!

- Джинни! – серьезно произнес Гарри. – Надо сказать тебе кое-что важное, но обещай, что Рону ты не скажешь ни слова!

- Хорошо, я ничего ему не скажу, но что случилось то, на тебе лица нет!

- Это связанно с Гермионой!

- О, Боже, что с ней! – Джинни напряглась.

- С ней все в порядке…пока в порядке, но не ручаюсь, что через день, неделю или месяц будет тоже в порядке!

- Что? Что? Говори!

- Малфой!

- Он что-то ей сделал? – Джинни охнула и сжала кулаки.

- Нет, ничего не сделал, но сделает, если мы ничего не предпримем сейчас же!

- Я не понимаю!

- Она вместе с ним, она целовала его!

- Нет! Не правда! – глаза Джинни расширились от ужаса, точно так же как когда Гарри увидел Гермиону на льду.

- Правда, мы должны что-то сделать! Ее надо уберечь, я не знаю, что делать, но вместе мы найдем выход, найдем!

- Мерлин, когда это случилось! Как мы не заметили, что…как она так могла. Это же нелепость. Ложь!

- И, тем не менее, это правда, причем горькая правда!

- Я буду молчать, я ничего не скажу Рону, но с ней надо поговорить!

- Она не будет слушать тебя, она даже меня не желала слушать! Тут надо иметь другой подход, другую тактику!

- Какую тактику?
- Я пока не знаю, но мы что-нибудь придумаем обязательно! – Гарри обхватил Джинни за плечи и прижал к себе.

- Обязательно! – повторила Джини и положила в ладонь Гарри свою руку.


***

В Хогвартс пришло Рождество и каждый ученик встретил его по-своему. Кому-то Рождественская ночь принесла счастье, радость, а кому-то горькое одиночество и боль, другие же ударились в безумные планы ради спасения близкого человека. Но никого в эту ночь не оставила любовь. Быть может, кому-то менее повезло, и любовь принесла одни страдания, но память о прекрасных минутах не покидала этих людей. Другие же смогли измерить всю глубину любви, ощутить, почувствовать, осознать!

Рождество – самый прекрасный и добрый праздник зимы. Начало новой жизни, новых решений и новой боли, которая непременно заглянет в гости каждому…









Глава 22, прошлое


Замок Драко Малфоя. Лето, 5 июня.

Пэнси застегнула пуговицы на рубашке Драко и улыбнулась ему. Он поцеловал ее в губы.

- Как ты? Все в порядке? – спросил он.

- Да!

Он пристально посмотрел на нее.

- Точно?

- Да, ты же знаешь, эту ночь я никогда теперь уже не забуду. Никогда.

Драко подошел к кровати, заправил простыни.

- Как думаешь, это было правильное решение, может быть, стоило подождать до помолвки?

- Тебе не понравился мой подарок? – Пэнси обиженно посмотрела на Драко.

- Понравился, просто...

- Что-то все-таки не так?

- Нет, все так как надо. Иди сюда. – Малфой поманил девушку к себе.

Она неуверенно подошла к нему, он поцеловал ее в щечку. Достал из кармана палочку и направил ее в воздух. Заиграла легкая музыка.

- Как тебе это удается?

- Просто я же волшебник, - Драко взял девушку за руку и повел в центр спальни. – Спасибо за подарок.
Пэнси смущенно улыбнулась.

- Знаешь, Амбридж подыскивает мне неплохую должность в Министерстве, - говорил он, кружа с Пэнси по белому пушистому ковру.

- Неужели?

- Да, я у нее в любимчиках. Да вообще она замечательная, хоть смогла поставить на место этого чертового Поттера и его паршивую компанию.

- Я рада, - Пэнси улыбнулась, прижавшись к Драко как можно сильнее. – Знаешь, узнай мой отец что я сейчас тут, в твоем замке, а не в школе… Ой, я даже не знаю, что бы он сделал!

- Ничего бы не сделал. Я наследник целого замка, я твой будущий жених. Узнай он об этом, что мы тут, то я бы точно нашел выход из ситуации. Я не боюсь его. Ты теперь моя, ты уже не принадлежишь ему.

- Ты так говоришь, словно я какая-то вещь…

- Я не это имею в виду, просто теперь я сам буду заботиться о тебе, его время прошло.

- Это приятно слышать, - Пэнси улыбнулась, но вдруг ее взгляд посерьезнел. – Я слышала от Забини, что что-то затевается этим летом, что-то очень важное в Министерстве.

- Я в курсе, отец говорил о своей важной миссии, связанной с Поттером. Я не знаю, что именно затевается, но сейчас не хочу ни о чем думать.

- А о чем ты хочешь думать?

- О тебе, о нашем будущем.

- Ты меня любишь, Драко!?

- Мы же говорили, что еще рано об этом спрашивать!

- Просто я хочу знать. Понимаешь, хочу твой ответ сейчас.
- Нет, Пэнси, рано. Давай я скажу все, что ты хочешь услышать ближе к помолвке.

- Почему, почему ты не можешь сказать простых три слова? Это так сложно?

- Еще не пришло время. Можешь думать про меня что угодно. Что я плохой, что я скуп на чувства, но время еще не пришло.

Пэнси вырвалась из объятий Драко и отошла к окну.

- Ты так всегда говоришь. Каждый раз у тебя время не приходит. А мое время пришло. Я сегодня впервые доверилась тебе, по-настоящему доверилась.

- Нам пора в Хогвартс, времени нет на ссоры! – Малфой подошел к Пэнси, крепко стиснул за руку, и потащил к выходу.

Пэнси в этот момент захотелось разрыдаться. Он ни во что ее не ставит, даже сейчас, когда она провела с ним свою первую ночь.

***

Малфой-менор, Август.

« Я уже сама ничего не понимаю, прошу, напиши, что случилось. Я страшно боюсь за тебя. Что за задание? Драко, ответь.
Скучаю. Не думала, что мне не разрешать теперь тебя видеть…»

Пэнси.


Драко минут десть смотрел на лист пергамента и перечитывал написанное. Как же ему сейчас хотелось все рассказать, все поведать Пэнси. Она бы все поняла. Она всегда его выслушивает, она бы смогла успокоить. Сейчас внутри все разрывалось.

Он не был готов к такому повороту событий, не ожидал такого задания. Не хотел его выполнять, потому что понимал, что время для того, чтобы убивать еще не пришло. Он еще не Пожиратель, он еще всего лишь юноша, который даже школу не закончил.

Может все ей рассказать и тогда полегчает в сто крат?! Ведь это тяжелое бремя он будет нести не один.

Но нет, не этому учил его отец. С самого детства он делал все, чтобы сын, в конце концов, не был слабым, чтобы он всегда был сильным, даже когда приходится стискивать зубы и идти дальше, понимая, что ты чувствуешь самую зловещую боль на свете…

Это было словно вчера. Боль от заклятия «Круцио», которое направил однажды Люциус на собственного сына за неподчинение. Болело все, каждая клеточка, каждый сантиметр. Но Драко сделал вид, что ему не больно, что это всего лишь легкое покалывание. И отец удивился. В тот день он на самом деле удивился. Даже испугался. Он хотел видеть поражение сына, а вместо этого сам понял, что его жестоко разочаровали. Он не испытал наслаждения, но все же выговорил «Тебе неведома боль. Поздравляю. Ты прошел испытание!» И он ушел. Лишь только гулкое эхо раздавалось от его шагов.

Тук, тук, тук.

А Драко не смог тогда заснуть. Он чувствовал боль, как будто отец так и не убрал палочки с заклятием.

И сейчас словно все вернулось. Опять эта горячая боль. Но он не расскажет Пэнси ровным счетом ничего. Она ни при чем. Она не захочет выходить замуж за убийцу.

Он сильный, он выдержит все это один.

«Пэнси не беспокойся, все в порядке. Совсем скоро мы сможем увидеться Кто сказал тебе о задании? Да и вообще, что за задание? Я ничего такого не знаю».

Драко.



Сложив пергамент по полам, Малфой положил его на подоконник. Сова была еще на охоте. Вернется она только через час.
Юноша подошел к антикварному буфету, выполненному из красного дерева, и достал оттуда огнедышащие виски.

Отца все рано дома нет, а Нарцисса как раз таки на свидание с Люциусом в Азкабане.
Драко усмехнулся. Вот так в один момент его жизнь изменилась.

Юноша налил себе виски в хрустальный бокал и отпил немного. Хотя бы что-то хорошее осталось в этом чертовом мире.

В окно внезапно забарабанили. Драко от неожиданности пролил немного жидкости на себя.

- Что за черт? – выругался он и пошел к окну.

Отперев защелку, и открыв форточку, Драко впустил большую бело-серую сову. В ее клюве был пергамент. Малфой забрал его.

- Орехи там! – сказал он сове и показал на ближайшую тарелку. Птица радостно ухнула и подлетела к угощениям. Драко в это время раскрыл конверт.

«Я только что узнал все о том, что ты должен сделать. Если честно, то не ожидал, что тебе все это предоставят. Я не в восторге конечно, но у меня есть кое-какие мысли насчет этого всего. Выезжай ко мне в поместье. Жду».

Блейз.


Малфой не медля ни секунды, подошел к шкафу, достал оттуда черный плащ и зонт. Отдав указания домовым эльфам, он спустился вниз, где его уже ждал экипаж.

- Ну что ж, в путь! – произнес он, назвав адрес.

Колеса застучали по серому вымокшему гравию.

Вот уже десятый день над Малфой –менором застыла туча и не собиралась сдвигаться с места.

Похоже, небо тоже готовилось к чему-то важному.

***
Тюрьма Азкабан, август.

Светловолосая женщина в белом плаще крепко сжимала ладонь мужа через темные прутья решетки.

- Я боюсь за вас. За тебя, за Драко, - шептала она. Слезы стекали по ее щекам.

- У тебя нет поводов для беспокойства. Все совсем скоро образуется. Лорд зол, что я провалил задание. Но он возлагает надежды на Драко. Все скоро станет таким, как было раньше.

- Он погубит Драко. Пусть делает, что угодно, пусть даже мучает меня под Круцио, но только не сын. Это задание не для Драко. Он слишком юн, чтобы ставить на его жизни крест, - Нарцисса разрыдалась. – Он такой замечательный мальчик, я не смогу видеть, как он погибает на глазах. Это самое страшное для матери. Я боюсь за него. Боюсь сильнее всего на свете.

- Молчи! - закричал Люциус. – Ты ничего не понимаешь, а Драко попытается вернуть уважение Лорда.

- Он еще ребенок.

- Нет, он уже вырос. Он давно не ребенок, это какой-нибудь Гойл может быть еще ребенком, но не Драко. Он мужчина. И хватит с меня всего. Я устал. Пусть он хотя бы раз сделает, то, что от него просят. А то ведь сколько раз я делал все, что он захочет?! Сколько раз выполнял любую прихоть, любую просьбу. По-моему, достаточно. Он всегда получал что хотел, теперь настало время расплачиваться. Он вытащит меня отсюда.

- Дементоры перейдут на сторону Темного Лорда, это же очевидно. Ты в любом случае освободишься из Азкабана.

- Я хочу, чтобы меня освободил Драко. Пусть он докажет, что он годен для Пожирателя. Что он настоящий приверженец Лорда. Я хочу чтобы он доказал мне это.

- Ты посылаешь его на смерть. Прошу, Люциус, прошу…

- Замолчи, Нарцисса, - Малфой сжал со всей силой руку жены, от чего Нарцисса охнула.
- Лучше езжай обратно и усиль защиту нашего дома и замка Драко, который перешел ему в наследство. Хоть в этом от тебя будет польза.

- Люциус…

- Уходи. Я не желаю тебя видеть. Пошла прочь!

Люциус откинул руку жены и отошел к деревянной кровати с заплесневелым одеялом.

- Он же еще так юн! – плакала Нарцисса.

- Он мой сын, а значит, он справится со всем, что встретит на своем пути и с этим тоже.

- Ты жесток, он же твой родной сын!

- Если он не справится, то я перестану считать его своим сыном. Значит - он слабак.

- Люциус!

- Уходи. Пошла прочь! – закричал Люциус.

Нарцисса прикрыла глаза руками и побежала прочь.

Холод, смятение, боль.

В этом месте все это ощущалось так явственно. Дементоры кружили над женщиной, и от этого Нарцисса ощущала только холод. Ей было невыносимо больно. Ничего светлого в жизни не осталось. Она готова была кричать на всю эту мрачную тюрьму, только бы ее услышали. Только бы поняли.

Она шла по темному коридору. Слезы не переставали стекать по щекам. Нарцисса поспешно стирала их ладонью. Женщина почти дошла до выхода из тюрьмы, как вдруг навстречу ей поплыли два дементора. Она встала, как вкопанная. Было просто очевидно, что они движутся прямо на нее. Нарцисса вытащила из кармана плаща палочку и направила на деменоторв.

- Экспект..экспекто патрон…экспекто… - голос дрожал, как и руку, направленная на темных существ. Отрицательные эмоции не давали ей вспомнить хоть что-то хорошее, казалось, что хорошего в ее жизни и не было.

- Экспекто патронус, - произнесла она, и лишь слабый лучик вырвался из палочки и тут же погас.

Нарцисса упала на колени.

Если это и есть ее смерть, то так не должно быть. Она должна еще успеть уберечь сына от всего, что он повстречает на своем нелегком пути. Она должна встать, вспомнить все самое лучшее и сделать патронус из всех светлых воспоминаний которые у нее есть.

«Пусть он докажет, что он годен для Пожирателя. Что он настоящий приверженец Лорда. Я хочу чтобы он доказал мне это», - слова Люциуса так и застыли в памяти.

Пожиратель, как клеймо.

- Экспекто… - в последний раз произнесла Нарцисса, но было поздно. Дементоры нависли над ней.

Женщина прикрыла глаза.

Вот и все. Отчаяние захлестнуло ее. Невыносимая боль внутри все разрывала. Нарцисса слышала крики, видела, как в Драко летит смертельный ярко-зеленый луч. Ее сын закрывает глаза и падает с высокой башни вниз.

Боль и ничего больше.

И вдруг свет. Яркий, чистый, неведомый раньше.

Это смерть?

Нет.

Нарцисса открыла глаза. Над ней прямо по воздуху плыл красивый лебедь. Он весь светился изнутри и, размахивая большими крыльями, отгонял жутких существ. Дементоры тут же улетели прочь, забрав с собой все отчаяние и всю боль.

Нарцисса выпрямилась. Лебедь замер, словно ждал ее, чтобы пройти путь дальше. Женщина встала с холодного каменного пола и несмело подошла к патронусу. Она оглянулась назад, но в темноте не смогла никого увидеть. Кто-то выпустил этого прекрасного лебедя, кто-то был здесь кроме нее.

- Кто здесь? – громко произнесла Нарцисса, но в ответ услышала лишь только эхо, разлетевшееся по всему Азкабану от ее голоса.

Неуверенно она пошла вперед, и рядом с ней плыл этот сияющий лебедь. Идти с ним было так легко. Даже показалось, что силы вернулись.

Теперь она в безопасности, а значит с новыми силами, она сможет защитить Драко.

Нарцисса дошла до самого выхода и подошла к серебряному экипажу.

- Спасибо, - прошептала она лебедю и открыла дверь.

Экипаж двинулся с места. И лишь тогда лебедь возрос в размерах, окутал всю карету и растворился в воздухе.

Колеса стучали по земле, а Нарцисса в это время вновь плакала. Без сверкающего лебедя боль новой силой пронзила сердце.


Убедившись, что экипаж выехал за пределы Азкабана, волшебник затушил огонек на палочке и выпустил нового патронуса. Волшебник уверенными шагами направлялся к камере Люциуса Малфоя. Дойдя до прутьев решетки, он посмотрел на замученного человека, лежащего на кровати.

- Мне надо с вами поговорить! – прошептал волшебник и улыбнулся, увидев удивленный и шокированный взгляд светловолосого мужчины.

***
Хогвартс, осень.

«Почему ты опять не ответил на мое прошлое письмо??? Ты обязан делать,то, что я тебе приказываю. Драко, это не обсуждается. Еще одна такая оплошность и тебе будет только хуже!»

Люциус.


Драко равнодушно посмотрел на еще один лист пергамента, с которым сова прилетела минут десять назад.

- К черту! – Драко смял лист и выкинул в урну в углу спальни. – Если бы только знал, как я тебя ненавижу! – злобно выпалил слизеринец и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Письма приходили вот уже ровно месяц, самого сентября, но Драко ни на одно еще не ответил. Он отвечал только на письма, присылаемые матерью.

Была середина ночи. Драко вошел в пустую гостиную, и сел на кресло рядом с камином.

- Ненавижу! – выкрикнул он и сжал кулаки.

В эти минуты ему просто хотелось, чтобы его жизнь и дальше была такой размерной и простой как раньше.

- Надеюсь, не меня ненавидишь!

- Что, кто здесь? – Малфой оглянулся по сторонам, но гостиная все так же была пуста.

- Не узнаешь уже свою тетушку, – смех донесся прямо из камина и юноша, посмотрев на горящие поленья, смог увидеть очертания лица Беллы.

- Что ты тут делаешь?

- В вашем-то камине!? – Белла усмехнулась. – У меня важное дело к тебе.

- Какое? – Драко насторожился.

- Я нашла очень важные заклинания, которые помогут тебе в твоем непростом деле. Скоро прилетит черный филин, возьми у него из клюва все свертки и внимательно с ними ознакомься, ты должен понять всю суть. Это руны, потому филин с заклятиями сможет спокойно долететь до Хогвартса, не подвергнувшись изъятию письма. Но твоя задача полностью понять, разобрать эти руны. Ты должен найти знающего человека.
Заклятия могут быть очень полезными!

- Белла!? – Малфой не успел задать вопроса, его тетушка улыбнулась и ее лицо исчезло.

Драко прикрыл глаза и помассировал виски.

Оставалось только дождаться птицы, а потом уже найти человека хорошо владеющего рунами.

***

Хогвартс,Слизерин,спальня девушек. Зима.

«…Его нет, он пропал, вот уже целый день нет, я думаю, он у Вас, верно? Нарцисса, прошу ,напишите что это правда!»

Пэнси.


Пэнси Паркинсон сидела за столом и смотрела на пергамент, который не отправила еще со вчерашнего дня Нарциссе. В дверь постучали, но девушка не стала отвечать, а лишь безразлично стала смотреть в окно.

- Можно!? – дверь все-таки открыли, и на пороге появился Дэвид.

- Нет, нельзя! – равнодушно ответила Пэнси.

- Что с тобой? – семикурсник не обратил внимания на ответ девушки и прошел к ней, сев на ближайшую кровать.

- Он меня не любит! И не любил, возможно, никогда. А я такая дура, даже сейчас, когда он неизвестно где, сижу и жду. Он исчез, неужели ему все надоело?! Говорят, в тот день в Косом переулке были Пожиратели, но я думаю, он сам пошел к ним в ряды. Он говорил, что не хочет быть Пожирателем, а сам…предал.

- Там был не только он один, гриффиндорцы потеряли еще свою драгоценную всезнайку, эту самую …

- Грейнджер, да я знаю. Быть может, с ней что-нибудь сделал Драко. Например, убил, вот его и взяли в Пожиратели.

- Ты думаешь, он способен на убийство?

- А почему же и нет. Он говорил мне о своем задании, я до сих пор не могу прийти в себя. Он должен убить одного важного человека. Но задание почти невыполнимо, а если он не справится, его семья вся будет мертва.

Наступило молчание.

- Пэнси ,а что если я тебя люблю. Слышишь, не он, а я! – разрушил тишину Дэвид.

- Это ничего не решает, я невеста Драко.

- Это многое решает. Пусть ты его невеста, но его нет здесь и сейчас, а я вот рядом. Я по-настоящему тебя люблю. Он исчез, а я тут, с тобой.

- И что ты прикажешь делать?

- Поцелуй меня, прошу. Я так хочу почувствовать вкус твоих губ снова, как тогда, помнишь, холодным осенним днем. Прошу, поцелуй.

Пэнси подошла в кровати, где сидел Дэвид. Он встал, тут же став выше Пэнси на две головы. Девушка забросила руки ему за шею и, закрыв глаза, коснулась его губ, привстав на цыпочки.

- Люблю, - тихо прошептал Дэвид и крепко обнял слизеринку.

Смятый лист пергамента с растекшимися от слез буквами сиротливо лежал на столе. За окном падал снег.

Эта зима должна была принадлежать только Пэнси и Драко, но все в жизни течет не всегда, так как хочется.

***

Замок Драко Малфоя, зима.

Драко Малфой открыл дверь библиотеки. Было слишком тускло для того, чтобы хоть что-то тут найти. Он направил палочку на большую старую люстру. Она тут же осветила все помещение, заиграв большим количеством света. Искристые тени падали на пол и на стены.

- Грейнджер, ты здесь!? – громко произнес Драко.

- Да, я тут, - послышался голос Гермионы.

Малфой вздохнул и направился вперед.

- Я посылал к тебе эльфов, что бы они пригласили тебя на обед! Но ты не пришла! – произнес он, наконец, встретив взглядом Гермиону, и внимательно на нее посмотрев.

- Яяяя, тут просто так замечательно! - тихо прошептала девушка.

- Правда!? Ну, да! – Малфой отошел к столику, стоящему чуть в уголке и сел на стул. – Мой прапрадедушка еще начал собирать эти книги! – зачем-то пояснил он, сам не понимая для чего. Грейнджер не была никакой важной персоной, чтобы ей все объяснять, но Драко почему-то захотелось вызвать ее восхищение, ее восторг.

- Да, я заметила, что многие издания очень старые! – девушка улыбнулась, от этой простой улыбки Малфой почувствовал легкость на сердце. Ему всегда становилось легче, когда она улыбалась.

- Да, полагаю, для тебя тут целый клад! - сказал он, внимательно наблюдая за ее действиями.

Гермиона вновь улыбалась. Но внезапно ее лицо посерьезнело. Малфой понял, что что-то не так.

- Тут есть много чего, что нам надо по проекту, того, чего не было ни в Хогвартсе, ни в «Флориш и Блоттс», и очень многие книги как раз про темные силы и про то, как от них защититься! – произнесла она.

- Да, я знаю. Я хотел сюда съездить на рождественских каникулах! - оправдался Малфой, вновь не понимая зачем же. Зачем он пытается оправдываться перед ней?!

Черт! Это что уже начинает входить в привычку?!

- Считай, что ты съездил чуть раньше! - сказала гриффиндорка и убрала прядку, падающую на лицо. Это движение было таким простым, но Малфою так безумно в эти секунды захотелось самому подойти и высвободить ее волосы из тугой резинки. Он смотрел на нее, как ему могло казаться, совсем не так как должен был. Он смотрел на нее с какой-то непонятной ему самому нежностью, даже все глупые проблемы встали на второй план, эта девушка так и излучала неведомый, но очень сильный свет. Как патронс, отгоняла все отчаяние и страх. Ему так хотелось подойти к ней. Оказаться рядом, но нужен был какой-нибудь веский аргумент, надо было как-нибудь оправдать свои действия.

- О, невероятно! – вдруг воскликнул Малфой с радостью в голосе, понимая, что вот только что нашел этот самый аргумент.

- Что?

- Давно искал одну книгу и, кажется, я ее нашел! – Драко вскочил со стула и стремительно подлетел к Гермионе. – Вот она! – Малфой протянул руку и вытащил какую-т непонятную книгу, даже названия не стал читать, просто он был рядом с Гермионой и свет, исходящий от нее, показалось, разливается у него теперь внутри.

Так невероятно тепло и светло.

Драко достал книгу и начал перелистывать ее. Непонятные картинки с какими-то пытками людей порой попадали на глаза. Но сейчас это было так неважно.

Ее свет поглотит его без остатка.

- Это как раз, то, что мне нужно! – сказал Малфой, чтобы тишина не казалась такой явственной, такой тяжелой.

- Я рада! - всего-лишь ответила Гермиона.

Драко почувствовал, что точно сошел с ума, потому что вновь повисла тишина, но в его голове было целое сражение. Гермиона стояла рядом, и от нее исходил такой непонятный, но прекрасный аромат. Аромат каких-то цветов - свежих, манящих.

И он не смог совладать с собой, хот сейчас он должен был просто уйти. Не переходить незримую черту, которая вот уже шесть лет отделяла их.

Нельзя, нельзя, нельзя…

Его рука прикоснулась к нежной щеке Гермионы. Он почувствовал как девушка вздрогнула.. но не мог и не хотел ничего менять. Одной рукой он обхватил Гермиону за талию, а непонятная книга, название которой Драко даже и не знал, выпала из его руки.
Он закрыл глаза и прижался к губам девушки.

Свет в одно мгновение затмил все.

Никогда, никого он еще не целовал так нежно. И никогда еще сам не ощущал такой сладости от одного лишь поцелуя.

Когда вопреки всему он смог оторваться от ее губ и вернуться на землю, он отдышался.. А как же сильно хотелось, чтобы поцелуй не кончался.
И тут после такой безумной эйфории он испытал самое большое разочарование, от чего хотелось крушить и ломать все вокруг. Гордая гриффиндорка отвернулась от него.

Малфой ошарашено смотрел на нее. Свет тут же погас. Все стало слишком реальным, неправильным.

- Какого черта я делаю? – тихо произнес он.

Это невыносимо. Никто не смеет с ним так поступать. Рука почти потянулась к палочке, лежащей в кармане брюк. Но он вовремя успел остановить себя и, развернувшись прочь от Гермионы, стремительно полетел к выходу.

«Как она смеет!» – говорил в Драко уже голос Люциуса. – «Она еще свое получит!»

Малфой с оглушительным звуком хлопнул дверью. Пролетев несколько ступенек, вошел в гостиную.

Хлопнул в ладоши и пред ним появился эльф-домовик.

- Живо принеси мне самый крепкий виски, который есть в доме! – приказал Драко и сел на диван.

«Посмотрим, что она будет делать сегодня ночью, когда ей придется выползти из теплой постели» - Малфой улыбнулся, глянув на большое окно.

***

Поместье Лестрейндж, осень.

Беллатриса Лестрейндж стояла на высокой башне и смеялась над серой совой в клетке. Ее черный филин величественно ходил рядом с клеткой и словно бы потешался над птицей, которая так и не смогла доставить свою почту нужному адресату, потому что он сам схватил ее в полете и как добычу принес своей хозяйке.

- Ты славно сегодня поработал! – Белла погладила по блестящим перьям своего питомца. Подошла к стеклянной банке и, запустив туда руку, вынула двух маленьких мышат. – За труды твоя добыча! – крикнула она и бросила мышат на пол. Они от страху побежали искать укрытие, но не успели, потому что филин ранил их острыми когтями, а затем засунул в клюв одну за другой.

- Какая жалость, как же коротка жизнь, - усмехнулась женщина и распечатала конверт с письмом. – «Для Нарциссы»! А теперь мое. – Белла начала читать содержимое. Спустя несколько секунд она произнесла. - Уу, какая неожиданность, мой племянник исчез, и бедная девочка не знает, куда он делся. Надо же какая досада. Хм, надо проведать дом Драко, надеюсь, он будет рад нежданному гостю. – Белла захохотала.

- Ты, - приказала она насытившемуся филину. – Жди новых писем, я должна быть в курсе всего. Не забывай, тебя за твои труды ждет награда!

Белла собрала свои вещи и, надев черный плащ, поспешила спуститься по ступенькам вниз.

Довольный филин перелетел на стол и посмотрел на серую сову, прижавшуюся к прутьям клетки. Он снова начал гордо вышагивать по столу, наступая на разные пергаменты, среди которых виделось письмо от Нарциссы, так и не дошедшее до Драко. Красивым почерком было выведено.

«Драко, ни в коем случае не принимай от Беллы никакие свитки, она может прислать очень опасные заклятия, которые при правильном чтении или использовании могут сделать все, что угодно с человеком – вызвать подчинение, помутнение рассудка, а самое страшное - некоторое руны могут привести к смерти через какое-то время после прочтения. Будь осторожен.»

Твоя мама.


---------------------------
Продолжение в середине августа.

Глава 23


Зловещий зеленый череп, изо рта которого выползала маленькая змея, застыл в темном небе. Опершись на каменную стену на крыше высокой башни, в маске Пожирателя, стояла женщина. Она скинула темный капюшон и подошла к пленнице, лежащей на холодном полу. Пожирательница сняла, наконец, маску и ухмыльнулась. Ее блестящие черные волосы растрепал холодный ветер. Беллатрисса наклонилась и рассмотрела юную девушку. Глаза закрыты, дыхание тяжелое. Все тело в синяках и ссадинах. Руки связанны.

- Пора с этим заканчивать. Поттер не торопится за ней сюда, - произнесла Белла, наблюдая, как тяжело вздымается грудь девушки.

- Быть может, он до сих пор в шоке от того, что стало с этим рыжим? – у противоположной стены стоял Драко Малфой и равнодушно наблюдал за тетушкой.

- Уизли? Хм, он еще с самого начала не тянул на гриффиндорца. Жаль, конечно, - с досадой произнесла она, но в то же время ухмылка появилась на лице.

Недолго думая, Белла достала палочку. Малфой напрягся.

- Что ты собираешься делать? – спросил он.

- Мне очень жаль. Но я ненавижу грязнокровок, и время Поттера выходит.

- Стой, не трогай ее! – голос Гарри отвлек Беллу и она повернула голову к проходу.

- Ты как раз вовремя! Авада Кедавра! – из палочки вырвался зеленый луч, в одно мгновение ударивший в грудь Гермионе.

- Неееет!!! – в один голос закричали Гарри и Малфой.

На мгновение Гермиона раскрыла глаза и странно выгнулась дугой. Казалось, она пришла в осознание, но тут же закрыла их навеки.

Гарри начал посылать в Беллу заклятия, а та лишь хохотала и выкрикивала что-то в ответ. В груди у Малфоя кольнуло. Он подошел к мертвой гриффиндорке и посмотрел на ее уже безмятежное лицо. Захотелось коснуться бледной щеки, и он провел ладонью по ее лицу. Тут в голове и возник вдруг ворох картинок. Гермиона дает согласие на участие в проекте. Она улыбается ему, когда она думает, что он спит. Залечивает его рану, а он внезапно целует ее в губы. На Рождество она в красивом платье медленно кружит на заледенелом озере. Засыпает на его плече, он держит за руку.

Драко чувствовал, как по лицу потекли слезы. Все это он забыл, от выпитого сока, в который, похоже, именно Пэнси подкинула эликсир стирания памяти. Все это время он знал лишь одну цель – УБИТЬ и справился с ней. Задание было выполнено, а вот света в его жизни больше не было. В порыве гнева и тяжкой боли, нахлынувших на Малфоя, он схватил палочку.

- Хватит! – произнес он громко. Белла тут же посмотрела на него. За это время пока он сидел рядом с Гермионой, его тетушка успела загнать Поттера в тупик.

- Вот и все, Поттер, тебе конец. Драко, оглуши его, он нужен Лорду.

- Всенепременно! – твердо произнес Драко, улыбаясь Белле. Он направил палочку на Поттера. Краем глаза видел, как Беллатрисса опустила свою палочку и улыбнулась Поттеру.

- Авада Кедавра! – зеленый луч выпрыгнул из палочки Драко, и тут Малфой сделал, то, что никто от него сейчас не ожидал, он развернулся и луч полетел прямо в Беллу.

- Драко, нет!

Видя последнюю эмоцию на ее лице, Драко улыбнулся. Страх. И даже такие как она могут бояться.

Месть выполнена.



Драко широко распахнул глаза. Он был весь в поту. Рубашка, в которой он заснул, вымокла. В комнате стоял мрак, и были видны лишь слабые очертания предметов. В окно бились белые снежинки. Из-за дуновения морозного ветерка из незахлопнутой форточки, Малфой почувствовал дрожь по телу.

В голове потихоньку прояснялось, что это всего лишь сон. Но на сердце, словно камнем поселилась тревога и страх.

- Гермиона!

Драко вскочил с кровати и, натянув мантию, быстро покинул комнату. Он пролетел несколько ступенек и оказался в гостиной Слизерина.

Лишь бы все это оказалось неправдой!


***


- Что ты тут делаешь? – Джинни опустилась на каменную ступеньку рядом с Гермионой у самого входа в гостиную Гриффиндор.

- А ты? – Гермиона внимательно поглядела на подругу.

- Не могу уснуть, решила погулять и не вовсе не ожидала тебя увидеть у самого входа. Может, стоит зайти в гостиную, там теплее, чем тут, - Джинни поправила серую шаль на плечах.

- Мне и здесь нравится, - ответила Гермиона.

- Ты ведь еще и не заходила в гостиную? – поинтересовалась Джинни.

- Ты спросила это потому что на мне все еще платье?

- Да. А если не секрет, то почему тебе не зайти и не переодеться. Скоро уже светает. Знаешь, время почти шесть утра.

- У нас же каникулы. Время не имеет значения. К тому же, я хотела побыть одна, а в гостиной в ночь Рождества всегда много народу.

- Там никого нет сейчас, все спят.

- Понятно, - ответила Гермиона и стала рассматривать пустую картину, где еще совсем недавно попивал чай толстый волшебник.

Джинни понимала, что таким коротким ответом Гермиона закончила разговор, но осталось еще слишком много вопросов, чтобы так просто взять и уйти. Джинни зевнула и как можно безмятежнее произнесла:

- Я сегодня разговаривала с Гарри и…

- Можешь не продолжать, я догадываюсь, что он тебе сказал.

- Гермиона, тогда ответь – зачем это все тебе? Ты же сама лучше меня знаешь этого человека, я думаю, ты помнишь, как много раз он причинял тебе боль и после всего этого…

- Ты как Гарри, - Гермиона вдруг резко встала. – Мне не нужны ничьи советы. Я сама давно уже знаю на что иду, но я не ожидала, что все получится по-другому, что я узнаю, что он не такой как кажется. Все эти годы была лишь его маска для таких, как мы. Слизерин ненавидит нас и других тоже ненавидит, ведь наши факультеты сами отделились от него. А на самом деле все там такие же, как мы. И то, что они хотят казаться хуже, это нормально. Они все просто соответствуют тем рамках, в которые мы сами же их загнали. И он такой. Он всегда мечтал оказаться в Слизерине, но тогда он еще не знал, что придется казаться плохим. Его отец с детства учил ненавидеть грязнокровок и магглов, и это почти удалось ему, он вбил в голову ребенку все что хотел, но просто так и не понял, что Драко уже вырос и сам решает, что ему делать и как относиться к людям. А вы с Гарри так и не можете этого понять.

- Разве такие, как он могут меняться? Гермиона, забудь эмоции, включи холодный здравый смысл, такой же, как когда то на 1 курсе, когда ты не поддавалась эмоциям, и это помогло тебе отличить настоящий яд от простой жидкости. И ты же всегда из всех нас мыслила здраво, не давала оступиться никому и теперь пришла наша очередь, мы не должны дать тебе оступиться.

- Джинни, ты же понимаешь, что все это бессмысленно. Все эти разговоры. Все!

Джинни тяжело вздохнула.

- Хорошо, тогда слушай. Я была искренне рада за тебя, когда тебя в первый раз на бал пригласил Виктор Крам, и когда ты начла встречаться с Роном, я была на седьмом небе. Я всегда радуюсь твоим победам и даже представить не могу, как бы Гарри обходился без тебя. Я знаю, мы не слишком часто общаемся, да и подругой ты меня назвать, наверное, не можешь, ведь у тебя есть два самых замечательных друга. Но знай, чтобы не случилось, никогда не скрывай этого от них. Они беспокоятся за тебя, любят, ценят. И то, что Гарри так отреагировал, его можно понять. Малфой - ему враг и теперь, когда Малфой вдруг оказался на одной дороге с тобой - для Гарри стало самым большим шоком. И твои слова тоже для него шок. Гермиона, я прошу лишь об одном – не потеряй в порыве эмоций своих друзей. Лучше ты уже не найдешь и они не найдут лучше, и искать то даже не будут. Ты нужна им. Вот и все, что я хотела сказать.

Джинни встала ос ступеньки.

- Поговори с Гарри. Знаешь, он не верит в то, что люди из плохих могут становиться хорошими. Он помнит всю ту боль, которую причинил тебе Малфой, помнит почти каждое оскорбление, помнит свою закипающую злость в таких моментах и желание послать заклинанием в Малфоя. Ты стала для Гарри слишком дорогим человеком, запомни это.

Закончив говорить, Джинни неспешно подошла к проему с Толстой Дамой.

- Шоколадная тянучка, - произнесла девушка пароль, а потом обернулась и посмотрела на Гермиону, по щекам которой стекали слезинки. – А знаешь, я готова поверить, в то, что он стал другим.

Проем закрылся, и лишь тогда Гермиона подняла глаза и посмотрела туда, где пару секунд назад стояла Джинни.


***


- Вот держи, - Забини протянул Малфою конверт.

- Что это? – устало спросил Драко и даже слегка разнервничался. Почему же всегда кто-то его останавливает, когда ему срочно надо уйти.

- Письмо от твоей матери, по-моему.

- От Нарциссы? – Драко удивился, приподняв брови.

Он расспокавал конверт и достал сложенный вдвое пергамент. Прочитал первые строки.

- Нет, от Беллы, - не став дочитывать до конца он заново сложил пергамент вдвое и положил в карман.

- Что даже читать не будешь?

- Времени нет, мне надо срочно…

Дверь гостиной с грохотом распахнулась, не дав договорить Малфою до конца. Послышался звонкий смех Пэнси.

- Она что все еще не спит? – спросил шепотом Малфой.
Забини лишь покачал головой.

- Тогда она сейчас получит! – Малфой развернулся и собрался уже выйти из тени коридора, ведущего к спальням, как вдруг услышал голос Дэвида.

- Филч верно не ожидал, что все обернется против него. Никогда еще так не веселился.

- О, да, я сама так давно не смеялась. Это было здорово. Хорошо, что сейчас все спят, потому что я хочу поцеловать тебя, - тихо прошептала Пэнси.

Послышался шорох и причмокивание. Малфой несколько секунд массировал виски.

- Пора с этим кончать! – не выдержал он и вышел из тени в общий зал. – Привет, с Рождеством вас! – Малфой ухмыльнулся, увидев, как резко Пэнси и Дэвид отпряли друг от друга. Они ошарашено смотрели на него.

- Я вам не помешал? Что-то бессонница мучает в последнее время.

- Дэвид, уходи, - неуверенно прошептала Пэнси.

- Да что ж так, пусть остается. Я давно хотел с ним поговорить.

- Дэвид, тебе пора. Оставь нас наедине, прошу, - Пэнси сделал несколько шагов к Драко, и посмотрела на Дэвида.

Дэвид не ушел, а все так же стоял и смотрел на Пэнси и Малфоя. Пэнси взглотнула, чувствуя его пристальный взгляд, и пальцами коснулась холодной ладони Малфоя.

- Друг, Малфой, просто… - она не успела договорить, Малфой вдруг внезапно хлестнул Пэнси по щеке, от неожиданности она отскочила на несколько шагов назад, и не рассчитав равновесие, пошатнулась и упала на пол.

- Ты совсем с ума сошел! – Дэвид подбежал к Пэнси и взял за руку. – Все в порядке? - спросил он заботливо.

- Да, нормально. Просто я заслужила, - она потерла покрасневшую щеку и подняла взгляд на Малфоя.

Он холодно смотрел на нее, словно орел собирающийся уничтожить свою добычу.

- Ну, ты и сволочь!- Дэвид соскочил с места и, подлетев к Малфою, неожиданно со всей силы кулаком ударил в грудь. Малфой согнулся от боли, но тут же выпрямился.

- Ну а это было совсем опрометчиво, - он ответно ударил Дэвида по животу.

- Драко, Дэвид, прошу, прекратите! – закричала Пэнси. – Мэрлин, кто-нибудь, разъедините их!

Но слизеринцы не слышали. Они били друг друга кулаками в разные места, словно были обычными маглами.

- Хватит! – Пэнси разревелась, закрыв лицо руками, так и не встав с пола.

- Что случилось? – Блейз Забини выскочил из коридора, ведущего к спальням.

- Прошу, помоги! – Пэнси размазала слезы по лицу и с надеждой посмотрела на парня.

- Вставай, поможешь.

Пэнси повиновалась, и они вместе вмешались в драку.

- Прекратите! – послышался голос Блейза, а затем он ухватил Драко за плечо и сильно потянул на себя, Пэнси же схватила Дэвида за руку.

- На себя посмотрите, что выделаете!

- Я убью этого сукиного сына! – кричал Драко, вырываясь из цепких пальцев Блейза.

- Это ничем не поможет, ничем. Ты слышишь? Убивать будешь кого-нибудь другого, но не здесь и не сейчас! – воскликнул Блейз.

- Да иди ты к черту! – Драко вывернулся из рук Забини, и даже не оглядываясь, быстро пошел в коридор.

Войдя в комнату, Драко включил свет сел на кровать. В комнате никого не было. Кребб и Гойл уехали на каникулы по домам, а Блейз был в гостиной.

«Наверное, разбирается с этим чертовым Дэвидом», - со злостью подумал Драко.

Внутри все кипело. Драко сам не понимал, почему он так отреагировал. Это же наоборот все ставит на свои места. Он должен был только порадоваться за Пэнси. Ведь сам он совсем недавно покинул комнату, где было хорошо и тепло, где была она – Гермиона. Он же сам знает, что Пэнси всего лишь привычка. Быть может, он просто привык, что она всегда где-то рядом с тринадцати лет, когда впервые Люциус сказал, что Паркинсоны самая лучшая кандидатура на родственников. Они также богаты, чистокровны, влиятельны, и отец Пэнси тоже Пожиратель. Драко просто привык, что Пэнси всегда с ним и больше не с кем. Да, он жуткий собственник, но почему и сейчас он так тяжело принимает, что у нее есть кто-то другой, ведь она ему не нужна, совсем не нужна. К ней он не чувствует любви, горячей страсти, потребности целовать ее, смотреть как некоторые волосинки выбились из прически и мечтать распустить все волосы, а потом глядеть как они сползают по плечам волнами. И почему он не поступил по-другому? Можно было ведь пожать Дэвиду руку и пожелать им счастья. Это было бы так просто.

Драко посмотрел на руки. На кулаке была кровь. Наверное, он неплохо ударил Дэвида в нос. Правда, немного щипало губу. Драко облизнул ее языком и тут же почувствовал горьковатый вкус крови.

- Черт, он разбил мне губу, - Малфой встал и подошел к шкафу, чтобы посмотреть в зеркало. Дверь в комнату в это время распахнулась, и Блейз вошел внутрь.

- Ты совсем спятил? Зачем ты разбил ему нос?

- Этот Дэвид итак слишком много себе позволяет, - Малфой прижег рану бесцветной жидкостью и поморщился. – Честное слово, я бы убил его, если бы не ты.

- Вы были как два маггла, как будто и не волшебники вовсе.

- Наплевать.

- Кстати, ты прочел письмо?

- Черт, забыл совсем, - Драко достал из кармана пергамент и, раскрыв его, тут же принялся читать. По мере чтения лицо его стало совсем непроницаемое. Ни одной эмоции не отражалось на нем. Когда он прочитал до конца, он сжал пергамент в руке.

- Ну вот и пришло время! – произнес он и посмотрел на Блейза.

- Когда? – лишь смог прошептать тот.

- Сегодня в двенадцать часов дня, Министерство магии.


***


На завтраке в Большом зале Гермиона сидела одна. Она решила не подсиживаться к Рону, Гарри и Джинни. Чувствовала, что Гарри смотрит на нее, но как поворачивалась к нему лицом, он тут же отводил взгляд. Учеников было не очень много, большинство разъехалась по домам. Вместо четырех больших столов был всего лишь один. Гермиона оглядывалась по сторонам, но Малфоя нигде не было. Она ссылала это все на то, что он сейчас возможно спит у себя в спальне. Но когда Гермиона заметила Пэнси и Блейза Забини, начала волноваться. Драко не был с ними, что само по себе было странно. Она отодвинула от себя тарелку с завтраком и выпила лишь тыквенный сок, хотя соку предпочла бы воду. В последнее время Гермиона стала слишком мало есть, что непосредственно отражалось на ее фигуре. Кожа теперь была бледной, а еще в некоторых местах выпирали кости. Аппетита часто не бывало, и Гермиона просто не понимала, почему так происходит.

Она уныло глядела на рождественскую елку с поблескивающими стеклянными шарами и гирляндами. Вдруг кто-то дернул ее за плечо. Гермиона повернула голову.

- Что? – вопрос застыл в воздухе. Гермиона удивленно смотрела на слизеринца, с которым даже никогда не общалась.

- Драко просил передать, - произнес тот, но таким тоном, как будто это было самое сложное поручение в его жизни. Он достал из кармана клочок бумаги и незаметно от всех положил его в ладонь Гермионе.

- Что это? – прошептала она.

- А мне разве есть до этого дело? Это же тебе передали, Грейнджер! – отрезал Забини и пошел прочь из зала. Гермиона смотрела ему в след. Она положила записку в карман и огляделась. Увидела, как Джинни хмурит брови и пристально наблюдает за ее действиями, так же увидела, как Рон провожает Забини взглядом, а Гарри внезапно встал из-за стола.

Гермиона резко встала и понеслась прочь из Большого зала. Почти у самого выхода ее схватили за руку. Это был снова Блейз Забини.

- Что еще? – со злобой произнесла Гермиона.

- Хочу лишь сказать, что я и понятия не имею почему он вообще передает тебе что-либо, что очень странно, ведь ты же…

- Грязнокровка? Счастливо оставаться! - Гермиона вырвалась из его хватки, но Забини крепко стиснул ее руку.

- Я не договорил. Хочу сказать лишь одно, чтобы не было написано в этом пергаменте, Малфой уехал сегодня ранним утром к Паркинсанам для того, чтобы обсудить детали скорой помолвки.

- И зачем ты мне это говоришь, думаешь, мне есть хоть какое-то дело до Малфоя? И отпусти меня немедленно!

Блейз послушался и больше ничего не говоря, отошел от Гермионы. Она, бросив на него полный злости взгляд, пошла по направлению к лестницам.


Время было уже за полночь, когда Гермиона сидела у подножия кресла рядом с камином и вытирала льющиеся по щекам слезы ладонью. Днем она так и не прочитала записку и, даже словом не обмолвилась с Гарри и Джинни. Казалось, что привычная жизнь все же рухнула. Гермиона почти весь день пробыла в комнате, читая глупую маггловскую книгу о безграничной любви. Книга была до того предсказуема, что ее следовало бы закрыть еще на третьей станице и посмотреть в конец и точно убедиться, что все именно так и закончиться, но Гермиона принципиально решила дочитать до конца. Но вот понимала ли она смысл, когда читала, это был вопрос. Она все время думала о Малфое и еще не хотела мириться с тем, что сказал Забини. Конечно, она понимала, что так все равно будет. Он ведь другой, его окружение значительно отличается от ее. Все в его жизни, наверное, уже расписано до конца и он лишь должен ставить галочки с выполненными пунктами, так же и с Пэнси. Гермиона знала, что она его невеста, но отчего-то так невыносимо было с этим мириться.

Господи, и неужели она его по-настоящему полюбила?

Гермиона прикрыла глаза. Пред глазами застыло его детское личико полное злости. Он гадко улыбался и смотрел на нее, а она тогда не смогла выдержать этого и влепила ему пощечину, наверное, впервые тогда она ощутила такой приступ злости, что, когда он зашептал проклятия в ее адрес и убежал, ей стало так легко и хорошо. Впервые тогда она не думала о правильности, о глупости, о том, что такие ситуации решают другими способами, а просто дала обидчику сдачи за грубые слова. А теперь? Только подумать – она сама признается себе, что любит его. А он вовсе не такой, каким был, это же так элементарно – он изменился. Хотя, может и был таким всегда, просто она не замечала, ведь они никогда не говорили нормально, всегда злость Гарри, готовые к атаке кулаки Рона, и ее пальцы, сжимающие кончик палочки в кармане. И эта не с чем несравнимая закипающая злость внутри. И может быть, если бы в такие моменты ее попросили применить непростительное заклятие, Гермионе даже труда бы не составило выполнить такую жуткую просьбу.

Гермиона поежилась от этой мысли. Она раскрыла глаза и посмотрела на маленький пергамент, лежащий рядом. Она не знала, что и думать. Не хотела верить всему, что было написано. И не верила ни одной строчке, но аккуратный почерк принадлежал Малфою, и она знала это.

Гермиона, пора все расставить по местам. У меня нет времени рассказывать тебе все. Я уезжаю. Незачем мне что-либо писать, не надо искать встреч со мной. Скоро у меня начнется новая жизнь.
Прости, но мне следует напомнить тебе твое место в нашем мире.


Как же он мог так написать? Как? Хотя, Гарри, Джинни были правы. Это же так просто, он – Малфой. Как же сейчас хотелось выпить зелье, стирающее память и навсегда все забыть.

Гермиона услышала шум в гостиной и тут же убрала пергамент в карман джинсов. Поправила свитер и вытерла слезы. Сзади послышись осторожные шаги.

- Гермиона?

Она повернулась и увидела Макклагена.

- Что? – спросила она как можно безмятежнее, но все равно готова была поклясться, что голос получился слабым.

- Что-то случилось? Почему ты тут одна? Ты плакала?

- Сразу столько вопросов! – Гермиона улыбнулась. – Все в порядке, просто мне надо побыть одной, а в комнате спит Парвати.

- Точно все хорошо?

- Конечно, каникулы же! – Гермиона встала с пола. – Ладно, я пойду.

Она чувствовала, что улыбаться не может, что еще чуть-чуть, и она не совладает с собой, со своими чувствами. Еще вчера она заснула у Малфоя на руке и даже во сне чувствовала его горячее дыхание, а теперь его записка разбила вдребезги все, что было итак слишком хрупким.

Можно же было просто солгать. Она бы смирилась с ложью, но только не с такими безжалостными словами.

Она собралась только сдвинуться с места, но Кормак вдруг схватил ее за плечи, и развернул к себе, не отпуская.

- Не верю! Скажи что случилось?

- Ничего, - твердо ответила Гермиона. Она думала, что все же смогла совладать со своими эмоциями, но как же сильно она ошиблась. Что-то все-таки сломалось в ней. Перед глазами встал этот клочок пергамента.

«Скоро у меня начнется новая жизнь…»

А это значит, что для Гермионы места больше не найдется. Она вдруг уткнулась в грудь Кормака и заревела. Он обнял ее.

- Престань, все же хорошо. Ты же такая сильная. Я никогда не видел, чтобы ты плакала. Все наладится, чтобы сейчас не случилось! – он успокаивал ее, гладя по волосам.

- Не наладится, ничего не станет, таким, как было! – шептала она.

- Обещаю. Все будет хорошо.

Гермиона подняла голову и посмотрела ему в глаза. В эти секунды она была ему благодарна. За все. За то, что он может успокоить, за то, что появился в нужную минуту, когда она так нуждалась хоть в какой-то поддержке, за то, что говорит то, чему сам искренне верит.

- Спасибо, - прошептала она и улыбнулась.

Макклаген стер большим пальцем левой руки слезинку с щеки Гермионы.

- Это же так просто – верить в лучшее.

- Еще раз спасибо, - Гермиона хотела отойти, но его руки так и не разжались, аккуратно держа ее за плечи. Он вдруг наклонился и коснулся ее губ. Гермиона закрыла глаза. Кормак запрокинул ее руки себе на шею, а сам обнял за талию.


«Незачем мне что-либо писать, не надо искать встреч со мной. Скоро у меня начнется новая жизнь…» - глупые строчки из записки так и врезались в память, и хотелось просто идти наперекор всему, своим принципам, всему, что недавно даже и в голову не могло прийти.

Гермиона впустила требовательный язык Кормака в рот, даже не пытаясь стискивать зубы. Она не понимала, что чувствует сейчас, но так ли важно все это было? Она думала о стирании памяти совсем недавно, а быть может, это даже лучше стирания, хоть на какое-то время утихомирить гнетущую боль внутри. Это так просто.

Она не чувствовала того, что было с Малфоем. Непонятное покалывание под ложечкой, сердце, готовое выпрыгнуть из груди, земля, которая скоро уйдет из под ног. Нет, сейчас ничего такого она не чувствовала, а надо ли все это? Все равно потом мучительно тяжело, когда тебе причиняют боль.

А сейчас так просто. И даже думать ни о чем не надо. Земля не уйдет из под ног, и ты так же твердо останешься на ней стоять.

***

«Покушение на министра магии» гласила первая строчка свежего «Пророка». Гермиона раскрыла газету и принялась читать. Рядом сидела Джинни и, не спеша, ела хлеб с джемом, запивая все соком. Гермиона тихо вздохнула, но Джинни тут же отреагировала.

- Что-то случилось? – произнесла она и озадачено посмотрела на Гермиону.

- Случилось, - ответила та. – В министерстве магии вчера покушались убить министра, к счастью Пожиратель, который собирался его убить промахнулся, но зато заклинание попало в помощника министра, который успел заслонить его.

- Только не говори, что кто-то умер.

- Нет, никто не умер, но помощник очень сильно пострадал, его жизнь на волоске. Да к тому же, сам Пожиратель, как можно скорее скрылся с места происшествия, зато в него тоже попали, охраны с министром не было и видимо тот, кто хотел совершить убийство заранее обо всем знал, но не мог предполагать, что помощник так быстро среагирует и, к тому же, и самого Пожирателя ранят.

- Вот кошмар, что происходит. Надо сказать Гарри, может это связанно с Тем Кого Нельзя называть. Я надеюсь, помощником был не Кингсли?

- Я тоже подумала про него, но думаю, что не он. Мы бы давно знали такую весть от Тонкс или Люпина, – прошептала Гермиона и дальше принялась читать газету. Джинни в это время допила сок и огляделась.

- Мальчики до сих пор? Нельзя же до утра играть в шахматы! – негодовала Джинни. – Эй, Гермиона, Макклаген на тебя пялится.

- Черт, так и думала, что так будет, - пробурчала из-за газеты девушка. – Я вчера как последняя трусиха убежала из гостиной. Мне стыдно.

- Да, сложная ситуация, - Джинни засмеялась.

Внезапно над волшебным потолком закружила школьная сова и спикировала вниз, приземлившись прямо перед гриффиндорками. Джинни выцепила из клюва птицы письмо. Гермиона же не интересовалась почтой. Она не получала ее, за исключением Пророка. И очень удивилась, когда Джинни произнесла:

- Гермиона, письмо для тебя.

- Обычно я не получаю писем, - Гермиона отложила газету и поглядела на белый конверт.

- Тут не указанно от кого, - Джинни протянула конверт Гермионе.

Гермиона взглотнула и в нерешительности распечатала его. Руки отчего-то дрожали, возможно, Гермиона понимала, что это очень срочно. В руках застыл маленький, сложенный пополам пергамент. Джинни деловито отвернулась, внезапно начав махать Лаванде, которая зашла в Большой зал, радостно улыбаясь. Гермиона дрожащими руками развернула лист. Сердце дрогнуло. До боли знакомый подчерк. Слегка витиеватые маленькие буквы.

«Надо встретится в нашей комнате, сегодня в 18 часов вечера. Это важно»

И не было ни подписи, ничего. Точка после «важно» была очень жирная, даже с маленькой дырой, словно перо вдавили в нее со всей силы.

Гермиона сжала пергамент и положила в карман.

- Что-то важное?- невзначай поинтересовалась Джинни.

- Нет, пустяки. Это просто рождественское поздравление, - Гермиона улыбнулась подруге. Джинни стала ей как никто другой дорога, но пока что существует Малфой – утаивать все равно придется слишком много.



***


Гермиона сжимала в руке пергамент и стояла напротив двери. Стрелки на часиках неизбежно подходили к 18-00, но Гермиона с замиранием сердца, подсчитывала каждую секундочку. Ей было тяжело просто взять и войти, хотя она прекрасно понимала, что ОН там, в комнате.

«59 минут и …ровно 18-00», - сердце все же остановилось.

Дрожащая рука коснулась холодной ручки.

«Еще пять секунд!»

Гермиона убрала руку и зажмурила глаза. Откуда же взялось так много нерешительности?


Когда рука вновь застыла в воздухе, чтобы коснуться ручки дверь вдруг сама распахнулась.

«Я что владею телепатией?», - Гермиона удивленно посмотрела на руку.

- Знал, что ты там за дверью стоишь…решил помочь, - лениво произнес Малфой. – Может, войдешь? Разговор есть.

Гермиона взглотнула и, не сказав ни слова, медленно прошла внутрь. Дверь за ее спиной захлопнулась. Малфой сидел на диване.

- Ты так и будешь стоять там? – Малфой повернулся и посмотрел на девушку.

- Мне и тут хорошо, - отозвалась она.

- Странно. На тебе лица нет. Что за то время, пока меня не было что-то изменилось?

- Ты прекрасно знаешь, что изменилось!

- Я не понимаю тебя, но это не так важно. Речь о другом, - Малфой поднялся с дивана и прошел к окну. Несмотря на каникулы, он был в черной мантии. – Знаешь, я был у Дамблдора, теперь «нас» больше нет.

- Прости, что? – Гермиона сжала кулаки. Она хорошо помнила содержание записки, но зачем еще раз надо втаптывать ее сердце.

Малфой обернулся. Видок, конечно, у него был болезненный. Еще хуже, чем обычно. Гермиона даже отшатнулась. Никогда еще столь страшные синяки не залегали под глазами, а кожа была, словно у покойника. Белая при белая.

- Ты выглядишь неважно, - прокомментировала Гермиона.

Малфой лишь улыбнулся.

- Да, знаю. Это временно, у меня возникли большие трудности, и я не хочу больше впутывать во все это дерьмо тебя, - Малфой помедлил, взяв в руки хрустальную вазу со столика. Он повертел ее. Гермиона ждала. Он что-то недоговаривал.

- О чем ты?

- Проекта больше нет! – наконец выговорил он и поставил вазу на место.

- Что значит - нет?

- Это все, Гермиона. Понимаешь, это конец. Все законченно!

- Понимаю, я не совсем еще дура, все итак ясно из твоей записки, незачем меня вызывать и повторять еще раз.

- Постой, какая еще записка? – Малфой с удивлением поглядел на Гермиону.

- То, что я получила вчера от тебя!

- Я не отправлял ничего!

- Конечно, не отправлял, ты передал Блейзу, а он – мне.

- Я сказал Забини, что уезжаю и попросил сказать это тебе, он прекрасно знает, что мы писали проект вместе.

Гермиона потерла виски. Что-то явно не сходилось. Она не предала смысла тому, что Малфой сказал «писали» в прошлом времени, при других обстоятельствам она бы начала выяснять, почему же Малфой ставит точку на проекте, но нет, сейчас было важно другое. Гермиона достала из кармана скомканный пергамент. Вчера она хотела бросить его в камин, но лишь со всей силы смяла, а когда подошел Макклаген, быстро спрятала в карман.

Она развернула листок и подошла к Малфою.

- Вот, это же ты писал. Твой подчерк.

- Я еще раз повторяю, я ничего не писал. Ого, у кого-то явно хорошая фантазия! – взгляд Малфоя скользнул по тексту. – Драко выхватил из рук Гермионы пергамент.

- И ты говоришь…

- Гермиона, это не мое. Черт, неужели Блейз!

- Не знаю. Я, конечно, много думала про слезеринцев, но чтобы так..

- Блейз что-то подозревает, а может и знает, так просто он не стал бы ничего писать. Помолвка, только подумать, что за бред.

- Значит, нет никакой помолвки?

Малфой поднял глаза и посмотрел на Гермиону. От такого долгого и пристального взгляда, девушка поежилась.

- Помолвка есть, но не сейчас.

- Почему ты говоришь, что проекта больше нет? – внезапно переменила тему разговора Гермиона.

- Потому что я был у Дамблдора сегодня днем, и попросил отказа.

- Но отказ действителен в том случае, если и второй участник откажется, разве нет?

- Да, ты права, но у меня особый случай, Дамблдор понял…

- А как же магическое закрепление?

- Ты говоришь ерунду, это же просто официальная часть, на самом деле отказаться намного проще, чем принять участие. Все эти магические закрепления, нерушимости, это просто чушь, на самом деле разрушить все это элементарно. Разве ты не читала «1000 магических тайн и их разоблачение»?

Гермиона потупила взгляд. Впервые за много лет она должна ответить «нет» и уж тем более, больнее это говорить, когда, казалось бы, что все книги, какие только есть на свете она знает, или читала.

- Я не…

- Тогда и говорить не о чем.

Гермиона разозлилась. Можно подумать, он все знает. Она же начала познавать этот волшебный мир намного позже его, и поэтому есть вещи, о которых она еще не знает.

Малфой вдруг резко сел на диван, а лицо исказилось от боли. Злость Гермионы от его последних слов тут же сменилась тревогой.

- Что-то случилось?

- Нет, ничего. Я просто устал, - Малфой поднялся и подошел снова к окну. Гермиона внимательно смотрела на Драко. Она заметила то, насколько же тяжелы были его шаги.

- Знаешь, есть сотня причин, по которой мы не можем…

- Не можем быть вместе? – Гермиона перебила Малфоя. – Что это значит? Что с тобой происходит?

- Со мной все в порядке. А вот что происходит с тобой? Может ты забыла, но я - Малфой. Разве не меня ты так горячо ненавидела?

- А что ты можешь знать о ненависти? Да, я недолюбливала тебя, потому что ты был мерзкий мальчишка, ты оскорблял, унижал, всегда выше всех ставил себя.

- Я и сейчас такой, если ты не заметила!

- Нет, неправда. Ты изменился. Изменил взгляд на жизнь и отношение к другим.

- Разве? Лонгоботома, я вот до сих пор считаю придурком, а Поттер так же безумно меня бесит, как и раньше!

- А я, что ты думаешь про меня?

- Ты…магглорожденная, а это против всех правил!

- А что тогда в правилах!? – горячо воскликнула Гермиона. Как же сильно хотелось подойти к нему и настучать по голове. Почему в этом мире существуют глупые правила, кому они нужны?

- Все, кроме этого! – Малфой смотрел в окно, даже не оборачиваясь. – Послушай, я чистокровный волшебник, а ты…

- Грязнокровка, верно? Давно ты меня так не называл.

- Я и не собирался, так говорить, ты сама сказала, - Малфой обернулся и посмотрел на Гермиону. От его взгляда все внутри сжалось. Каким же болезненным выглядело его лицо.

- Проекта больше нет? – как во сне прошептала Геримона.

- Нет.

- Значит, нас больше ничего не связывает?

- Возможно.

- Я могу уйти. Ведь все?

- Уходи.

Гермиона отвернулась, и сделал шаг к двери. Гриффиндорка понимала, что осталась недосказанность, и что так просто все это не закончится.

- Я целовалась с Макклагеном, - остановилась и произнесла она у самого выхода.

- Поздравляю. Он хороший игрок в квиддич. Достойный противник. В смысле, в игре.

Даже не поворачивая головы, Гермиона чувствовала, что Малфой улыбнулся.

- Я не могу так! – Гермиона не стала раскрывать двери и уходить, а взяла и побежала к Малфою. Он даже не успел понять, но она крепко его обняла.

- Прости, но я не могу. Не хочу ставить точку.

В другой бы раз, она ушла бы. Если бы на месте Малфоя был другой. Она не задумываясь развернулась бы и шагнула прочь. Но с ним этот фокус явно не мог сработать.

- Эй, поаккуратнее!

- Прости. Но я не могу, - Гермиона расцепила объятия. – Не хочу тебя терять.

- Куда делась бывшая Гермиона Грейнджер – девушка, которая всегда мыслила здраво, оценивала ситуацию.

- Все спрашивают про нее. Но ее больше нет. Новая Гермиона думает сердцем, а не разумом.

- Это погубит тебя.

- Я знаю, но тут другое, - мимолетная улыбка. – Ты губишь меня.

Малфой улыбнулся, а потом его лицо снова исказила боль.

- Тебе пора идти. Я должен собрать вещи. Эта комната больше не наша.

Драко сделал несколько шагов к камину, прижимая правую руку к груди и, пряча ее под мантией.

- Что у тебя с рукой? – спросил Гермиона, озадаченно глядя на Малфоя.

- Ничего. Просто побаливает давний вывих.

- Разве? – Гермиона подошла к Малфою. Он в свою очередь отвернулся.

- Эй, лишь помочь хочу.

- Гермиона, уходи. Прошу.

- Что это значит? Покажи руку! – приказала девушка.

- Уходи!

- Поздно, - Гермиона дернула мантию Драко на себя, от этого на секунду другую, девушка смогла увидеть часть белоснежной рубашки Малфоя и часть промокшего насквозь алого рукава. От увиденного, она охнула.

- Что у тебя с рукой.

- Не твое дело, - резко отрезал Малфой и злобно посмотрел на Гермиону.

Гермиона стояла в оцепенении. Малфой в это время снова задернул мантию и обмотал ей руку. Рана Малфоя что-то напомнила Гермионе. Все это было не просто так. До боли знакомое.

«Пожирателя, пытавшегося напасть на Министра, ранили в правое плечо режущим заклятием, но он успел скрыться в одном из каминов Министерства…»

Отрывок из утренней статьи тут же всплыл в голове. Какое-то долгое время, как тогда показалось Гермионе, они с Малфоем смотрели друг на друга. В этом взгляде было все – недоверие, ложь, ужас, тревога и боль. В его глазах застыла боль.

Но что тогда могла подумать Гермиона. Эмоции в одно мгновение одолели. «Он убийца», - одна лишь мысль сжигала. Совсем недавно девушка сказала, что давно заглушает слова разума - сердцем, а вот теперь остался только холодный ум. Она знала, что рана, возможно, очень глубокая, но как все до безумия было сложно. Остаться в комнате, с тем, кто способен убить, Гермиона не могла. Драко поднял здоровую руку и, наверное, хотел взять Гермиону за локоть, но она резко отскочила от него.

Неужели храбрая гриффиндорка боится? Впервые за долгое время. В последний раз она боялась мамы, когда испачкала платье шоколадным мороженным, но это было в пять лет, все дети боятся родителей из-за каких-то мелких проступков в таком возрасте. Так страшно до оледенения сердца, как сейчас, не было даже когда, в прошлом году, в Министерстве магии на отряд Дамблдора напали Пожиратели, и приходилось спасаться от них, применяя все свои силы и заклинания, какие только Гермиона могла тогда вспомнить и использовать.

- Гермиона? – его голос, наконец, вывел из ступора.

Драко смотрел на нее с надеждой и тревогой одновременно. Возможно, понял, что она что-то понимает, что-то знает.

Гермиона покачала головой, ни слова не говоря, бросилась к двери. Понимала, что нельзя его оставлять. Надо обработать рану, сделать все, что только она помнит по колдмедицине. Но ведь так уже было. Дежавю. В этой самой комнате она излечила его рану в холодный осенний день. А теперь все вновь. А тогда же она даже не подумала, откуда взялась рана. Не стала задавать лишних вопросов. В помутнении рассудка Драко впервые ее поцеловал и, наверное, это и снесло прочь все вопросы из головы Гермионы. Именно с этого момента сердце стало думать, а не разум. Она заперла его на ключик и каждый раз, словно просовывала вату в уши, чтобы только не слушать, то, что разум ей советует.

А теперь все было так очевидно. Нет больше розовых очков и этой безмятежности, этого пессимизма. Перед ней, тот, кто может УБИТЬ. Пожиратель.

Дверь оказалась запертой. Гермиона быстро вытащила палочку. Руки дрожали, впрочем, как и голос. А надо всего лишь произнести одно заклинание и дверь откроется.

- Алохомо…

- Экспеллиармус!

Гермиона не успела договорить, ее палочка выскользнула из рук и отлетела к Драко. Его лицо стало еще бледнее. Он поднял палочку Гермионы с пола и оперся на стену рядом с камином. Казалось, что ему тяжело стоять на ногах.

- Ты не уйдешь отсюда, пока не выслушаешь меня.

Гермиона прикрыла глаза.

Почему же все должно быть именно так?!









Глава 24


Дорогие читатели, прошу прощения за долгую отлучку. Я очень постраюсь выкладывать главы почаще, к тому же через 6 глав закончится первая чась фанфика!
Для вас новая глава.
_________________________________



Насколько же это был тяжелый день!

Малфой тихо вздохнул. Пытаясь совладеть с чудовищной болью, пульсирующей в руке, он спрятал палочку в карман и прислонился к стене. Гермиона все так же стояла у двери. В какой-то момент Драко показалось, что гриффиндорка совсем не двигается. Он хотел спросить все ли хорошо, но не стал этого делать. Казалось, что даже на таком расстоянии он слышит ее прерывистое дыхание и биение сердца. Рану вновь словно полоснуло ножом. Некогда белоснежная повязка на руке давно уже заалела. Еще чуть-чуть и Малфой точно был уверен, что на ковер упадет несколько капелек крови.

- То, что я сейчас расскажу, возможно, шокирует тебя, и ты навсегда изменишь свое отношение ко мне, но я рассказываю это не для того, чтобы вызвать жалость или твое участие. Я просто хочу, чтобы ты поняла. Поняла в чем суть. Просто выслушай и все, – Малфой повернул голову и посмотрел на Гермиону. Она так и стояла, застыв у двери.

- Мне это важно, - сказал он. Гермиона подняла глаза на него и лишь кивнула, так ничего и не сказав.

Драко тяжело вздохнул. С секунды колебался, а потом закрыл глаза. Привычные стены с узорами на обоях растворились. Исчезла молчаливая Гермиона. В ушах вновь слышался ветер и гул голосов.

Приглушенный свет «Кабанье головы», полированный столик в углу и жесткое сиденье. Малфой смотрел по сторонам. В центре помещения какая-то старуха пела песню о Рождестве, а другие волшебники голосили во все горло, так и не давая услышать ее писклявый голос. Эти люди справили Рождество здесь. Малфой поморщился от этой мысли. На сердце тут же закололо. А он был с Гермионой и, казалось, что уже никогда не будет каких-либо забот, хлопот и прочего дерьма, которого итак хватает в жизни. Но все всегда идет наперекосяк с тем, чего желаешь. Иначе Драко не сидел бы в этом задрыпанном заведении и с отвращением не смотрел бы на этих бедных волшебников и эту убогую обстановку. Он вытащил из кармана сложенный пергамент и еще раз перечитал написанное.

На часах было полвосьмого. Значит, осталось еще четыре с половиной часа. Когда-то Драко даже и представить не мог, что так быстро настанет этот день. Ведь словно только вчера он узнал об этом задании, и на обдумку было полгода, а сейчас уже меньше двадцати четырех часов. Как же, черт подери, быстротечно время.

- Мистер Малфой, - к столику подошел мужчина. – Вы хотели со мной увидеться?

-Да, сэр, - Драко посмотрел на профессора Снейпа и жестом пригласил присесть.

- Почему именно здесь, а не в школе? – Снейп вопросительно посмотрел на Малфоя.

- Там не безопасно!

Северус ничего не ответил и сел напротив Малфоя.

- Что случилось?

- Не притворяйтесь, профессор, что вам ничего не известно. Лорд, возможно, давно ознакомил вас с тем, что я должен сделать!? – прошептал Малфой.

Снейп некоторое время разглядывал Малфоя.

- Да, я знаю.

- Я должен выполнить все сегодня. Это все что я хотел сказать, - Малфой встал из-за столика. – Прошу позаботьтесь о моей матери.

- Что? – Снейп ошарашено посмотрел на Драко. – Я не думаю, что сегодня ты готов. Время должно быть другое.

- Нет, профессор. Они решили, что действовать надо сегодня. В Рождество.

- Драко, я хочу помочь тебе с этим! Ты не пойдешь туда один.

- Я уже ничего не могу изменить. Простите, мне надо идти!

Малфой развернулся и быстрым шагом направился к двери.

- Драко, стой! – закричал Снейп.

Но слизеринец даже не оглянулся. Входная дверь кафе захлопнулась.


***

Драко стряхнул с плеч снег и отдышался. Перемещения в пространстве давались слишком тяжело. Малфой надел на голову капюшон и вытащил палочку.

«Сейчас или никогда!»

На пару секунд он прикрыл глаза. Тяжело было думать о том, что предстояло сделать. Драко знал, что есть еще время отступить, но он не мог. Уж слишком он дорожил жизнью матери. Грудь тяжело вздымалась. Сможет ли он перенести этот день? А что будет потом? Драко даже не думал об этом. Только сейчас понял, что впереди одна неизвестность. А, может, теперь всегда придется вот так вот прятать лицо под маской Пожирателя и убивать людей.

Почему же все так непросто?

Малфой знал как можно проникнуть в Министерство. Все тот же способ его отца. Он подошел к телефонной будке.

Есть ли у него право на ошибку?!

-----------

Малфой направил палочку прямо в грудь Министра. Сердце еле стучало. Нет, он не мог этого сделать. Рука дрожала.

- Министр! – вдруг закричал помощник и вытащил палочку из кармана. Какие-то несколько секунд прошли, и из его палочки вырвался красный луч. Драко успел нагнуться, и заклятие пролетело мимо. Но не все так просто, как казалось бы. Второй луч такой же мгновенный вдруг задел за руку. Чудовищная боль пронзила всю кисть Малфоя.

- Сектумсепра! – закричал он и направил палочку в помощника Министра. Когда луч достиг его, помощник тут же повалился на пол. Страшные конвульсии поразили его тело. Из лица хлынула маленькими ручейками кровь. Драко никогда еще не испытывал этого заклинания, но знал о нем от Снейпа.

«Нет, неужели эффект должен быть таким?» Малфой ошарашено смотрел на происходящее.

« Надо бежать», - призывал внутренний голос.

Министр стоял в оцепенении. Он не мог понять, что же случилось. У него был шок. Воспользавшись этим, Драко быстро побежал к камину. Внезапно он поскользнулся, капюшон сполз, явив взору белокурые волосы. Времени ни о чем думать не было, Малфой схватил горсть пепла и кинул в камин. Доля секунды на то, чтобы успеть подумать о том, куда следует прибыть. Зеленные языки пламени окутали тело и через секунду Драко исчез.

Когда он пропал из виду, он не знал, что буквально через пять секунд все Министерство магии наполнилось людьми. Завспыхивали вспышки фотокамер, целители из больницы Св.Мунго забрали помощника Министра. Все камины были перекрыты.

И лишь одна волшебница, появившаяся чуть раньше, успела увидеть белокурые волосы Драко. Она в задумчивости смотрела на камин, где он исчез. А потом подошла к стоявшим в центре зала мародерам и что-то прошептала одному из них на ухо.

***

Северус Снейп читал газету и попивал дымящийся кофе, как вдруг в его камине полыхнуло зеленым пламенем, а спустя некоторое время появился человек.

- Драко! – Снейп откинул газету и подбежал к камину.

Малфой был весь в золе и тут же повалился на пол, успев ухватиться за косяк. Ноги не держали, а рука была вся в крови. Совладать с этой ужасной болью он не мог. Никогда еще не было так больно.

- Помогите, - прошептал он, прежде чем повалиться без сознания.


---

Нарцисса держала спящего Драко за руку. По ее щекам текли слезы.

- Все это было бесполезно. Он не справился! – Снейп поставил на маленький столик перед Нарциссой чашку с чаем.

- Спасибо, - прошептала женщина. Она взяла чашку в дрожащие руки. - И что теперь делать? Лорд знал, что так будет. А может он и хотел, чтобы Драко убили. Нет, это слишком большая цена за ошибку Люциуса!

- Лорд не хотел, чтобы так было. Просто Люциус должен был относиться ко всему серьезнее, и ты это знаешь, - равнодушно произнес Северус.

- Нет, все не так.

- Нарцисса, лучше благодари Мэрлина, что Драко жив.

- А что, ты вполне можешь передать мои слова Лорду. Ты же самый близкий ему теперь Пожиратель! Несколько лет на службе у Дамблдора, а потом вдруг снова самый верный!

- Сейчас ты несешь чушь. Я не хочу это слушать, - разозлился Снейп. – Я принесу для Драко трав, они еще понадобятся для обработки раны.

- Северус, скажи, эта рана не слишком опасна? – прошептала Нарцисса, словно и не было этого разговора.

Снейп остановился.

- Все будет хорошо. Просто режущее заклятие. Но он теряет много крови. Нужен только постельный режим. Я позабочусь о отваре, скоро все будет хорошо, - Снейп попытался улыбнуться, но улыбка скривилась.

Нарцисса кинула.



***


Джейн Макфус не любила идти по вечерам одна. Она тяжело переставляла ноги по сугробам. До дому оставалось еще около трех кварталов, но это ее не так беспокоило, как морозный ветер и впереди стоящий человек. Джейн пыталась разглядеть незнакомца или незнакомку, но падающий снег не давал ей этого сделать. Вдруг она резко остановилась. Сердце в мгновение заледенело.

Перед ней был Пожиратель Смерти в маске и с капюшоном на голове.

Нехорошее предчувствие заставило женщину задрожать.

Джейн оцепенела от страха. Вместо того, чтобы тут же трансгрессировать, она быстро вытащила палочку.

- Не думаю, что тебе это поможет! - столь же холодный голос, как и ветер, ударил по ушам.

- Что вам нужно?- дрожащим голосом прошептала Джейн.

- Нуу, лишь одно…

В эти самые короткие секунды Джейн успела подумать лишь о том, что Пожиратель женщина.

Белла сняла маску и кинула на снег. Она всегда любила произвести впечатление на свою жертву, прежде чем убить ее.

- Ты видела моего племянника в Министерстве. Знаешь, поэтому-то я и здесь.

Джейн взглотнула. Понимала, что пора бежать, трансгрессировать, да что угодно, только исчезнуть отсюда как можно скорое. Но ноги словно приковало к заснеженной земле.

- Авада Кедавра! - жестокий голос пронзил всю улицу.

Джейн упала на снег.

Если бы только Беллатрисса знала, что Джейн так и не принесет своим детям подарки, которые должна была подарить сегодня вечером, поскольку всю рождественскую ночь провела в Министерстве. Да к тому же, Джейн лишь высказала предположение мародерам, что в камине кто-то был. А она даже и не знала кто.


***

Малфой проснулся поздно ночью. Он не сразу понял где находится и лишь через какое-т о время смог отличать силуэты предметов среди которых был большой диван и спящая там Нарцисса. Драко поднялся с кровати. Руку ужасно саднило. Но кто-то позаботился о его ране и забинтовал. Малфой подошел к дивану, погладил мать по волосам. Она как никогда спала безмятежно.

Какая же ужасная ошибка была допущена. Он не справился.

Драко подошел к выходу из комнаты.

Надо было срочно уходить.

Драко бесшумно дошел до входной двери. Он помнил, где она находится, потому что бывал здесь раньше. Да, именно сюда же он решил переместиться, поскольку знал, что Северус Снейп окажет помощь. Да, к тому же, это первое, что пришло на ум в те секунды.

На двери была лишь одна защелка и Малфой тут же с ней справился. Вот так вот уходить «по-английски», разве так должно быть? Драко не стал об этом думать. Прежде всего сейчас он должен был оказаться в Хогвартсе и сделать все, чтобы никто не пострадал из- за него.

«Черт, а ведь обычно именно Поттер так думает!»

Возможно, его могли увидеть, и сейчас будут искать, потому и надо сделать все так, чтобы никакие подозрения не пали на тех, с кем он общается.

«Гермиона!»

Мысль о ней пришла внезапно. Он же вместе с ней выполнял проект, и она больше всех остальных общалась с ним. Именно так подумают другие в случае чего.

Малфой даже не стал надевать верхнюю одежду. Он распахнул дверь и вышел. В этот самый миг, как раз Северус Снейп проснулся от шума захлопнувшейся двери. Он тут же побежал в коридор, но распахнув дверь, увидел только пустоту.


***


- Теперь ты должна меня понимать. Просто нет другого выхода, - закончил Драко и умолк.

Гермиона так же молчала.

- Алохомора! – сказал Драко, направив палочку на дверь. Она тут же поддалась заклинанию и открылась. – Можешь идти, теперь тебя точно ничего здесь не держит. Хотя нет, вот твоя палочка, - Малфой протянул ее, но не стал идти к Гермионе , чтобы отдать. Кровь уже капала на пол. Малфой чувствовал себя совсем паршиво.

Гермиона чуть поколебавшись, подошла к Малфою. Она взяла из его ладони палочку.

«Поскорее бы она ушла,» - думал Драко, ощущая знакомый легкий аромат, исходящий от нее.

Драко закрыл глаза. Рану жгло.

- Я помогу тебе, - до боли знакомый голос. А ведь недавно казалось, что он его больше и не услышит.

А может это уже сон?

Малфой сполз по стене на пол.

Ее теплые ладошки вдруг коснулись кожи. Гермиона поцеловала Драко в лоб.

- Не знаю получится ли, но я попробую, - прошептала она. – Я вылечу тебя, но для этого надо переместиться.

Драко распахнул глаза.

- Что? – произнес он, но вопрос так и застыл в воздухе, потому что в следующую секунду Малфой вновь почувствовал эти ужасные ощущения при перемещении. И снова белоснежный снег.

Драко потерял сознание от большого количества потери крови, прежде чем узнал, куда же его переместила Гермиона.

Насколько же все было не просто!




_________

Глава нуждается в доработке, поэтому, возможно, она будет слегка откорректирвоана дней через пять.Просто улучшится качество и объем, но поскольку я очень долго ничего не выкладывала, прочитайте пока что и этот "черновичок"!
Ваш автор.


























Глава 25


Как же быстро порой принимается решение.

Гермионе хватило буквально три секунды, чтобы решить, что делать. Сложное, неправильно, идущее в обрез с ее привычной жизнью, оно как метеор появилось в голове. Гермиона понимала, что когда-нибудь она горько пожалеет о таком принятии, но ничего не могла с собой поделать. Прикосновение к его руке, место, куда следует отправиться в памяти. Нет комнаты для проекта, Хогвартса, музыки, Рождества, теплого света от электрических ламп. Одно лишь сдавливающее чувство внутри и снова безумная темнота и холодный ветер.

Получилось!

Впервые в жизни Гермиона сама смогла переместиться. Заклинание, наложенное Дамблдором, приз за выигрыш первого проекта, сработало. Из места, откуда никто из учеников не может трансгрессировать, Гермиона смогла.

Девушка перевела дыхание. Глаза не сразу привыкли к темноте после яркого света в комнате. Послышались приглушенные стоны.

- Малфой! – закричала девушка.

Гермиона стуча зубами от холода, приблизилась к нему. Увиденное заставило ужаснуться. На белоснежном снегу виднелись алые пятна крови. Сердце Гермионы застучало так неистово, что казалось, сейчас выпрыгнет. Дрожащими руками она расстегнула у шеи Драко мантию.

- Гермиона! – взмолился он.

Девушка со всей силы дернула рубашку, там, где было больше всего крови. Ткань разошлась по шву.

- Тебя расщепило, - в ужасе прошептала Гермиона. – Боже, я неправильно тренсгрессировала.

На итак уже раненной руке порезами не хватало кожи. Похоже, Драко чувствовал нестерпимую боль. Гермиона боялась. Она боялась, что-либо сделать еще.

- Возьми меня за руку, я перемещу нас в укромное место, - с трудом прошептал он.

- Тебе нельзя, ты итак уже пострадал! – по щекам Гермионы потекли непрошенные слезы.

- У меня еще есть силы. Я смогу.

- Драко!

- Возьми, иначе я просто отключусь, - скомандовал он. - Ну же!

Гермиона схватила за руку Малфоя.

Ужасное чувство вновь охватило ее. Сдавливание.

В следующее мгновение Гермиона упала на красный ковер. Открыв глаза, она увидела большую хрустальную люстру, точно такую же, как в имении Малфоя. Свет от нее падал на стены с выцветшими, но очень красивыми обоями. Насколько могла судить девушка, она оказалась в большом холле. Две картины висело на стене, незнакомый волшебник в дорогом наряде тут же покинул свою раму, увидев нежданных гостей. Гермиона сразу же подползла к Драко. Похоже на транссгресию у него ушли все силы.

- Я что-нибудь сделаю, - прошептала она и высунула палочку.

Малфой прошептал что-то бессвязное. Превозмогая слезы, Гермиона лихорадочно вспомнила такое простое заклятие, которое выполнить никогда не составляло у нее труда. Но по-видимому, столь сумасшедшая ситуация выводила из себя и Гермиона просто не могла сосредоточиться. Слезы все так же стекали по щекам к подбородку.

- Кто здесь? – вдруг послышался женский голос, и на мраморных ступенях показалась светловолосая женщина. Гермиона так и замерла с поднятой палочкой.

- Кто вы? – женщина напряглась, но в следующую секунду увидела сына. - О, боже, Драко! – вскричала она и побежала по лестнице вниз.

- Прошу помогите! – взмолилась Гермиона.



***


Нарцисса Малфой поставила перед Гермионой чашку с согревающим чаем и внимательно оглядела молодую девушку. От ее взгляда гриффиндорка съежилась. Захотелось накинуть на плечи мантию-невидимку и не ощущать этот пристальный изучающий взгляд или же убежать как можно дальше. Но Гермиона не могла сделать ни первого, ни второго. Попросту мантии-невидимки у нее не было, а бежать было некуда. Да к тому же этот взгляд так напоминал его собственный. Изучающий, холодный.
Гермиона ждала главного вопроса от матери Драко, но что хуже всего она ведь и сама толком не могла объяснить, что стало с Малфоем. Нарцисса вдруг резко села напротив девушки, положив локти на стол.

- Кто вы? – спросила она.

- Я..яя…, - девушка взглотнула. Обдумывание того, как бы объяснить, что стало с Малфоем заняло все ее мысли, а вот элементарно подумать о том, что сказать по поводу того, кем она приходится ему, совсем не входило в планы. – Подруга Пэнси Паркинсон, - вдруг совершенно неожиданно отчеканила она.

- Да? – Нарцисса явно удивилась, но, похоже, поверила. – Не знала, что у нее есть подруги!

- Нууу… - протянула Гермиона.

Но все же она с облегчением вздохнула. Конечно, она помнила, что примерно года два назад Нарцисса Малфой ее уже видела, но тогда, возможно, она даже смотреть не стала в сторону подруги Гарри Поттера, да и вообще даже на самого Гарри. Скорее всего, она была слишком высокомерна, а может, ей просто не было ни до кого дела, как до собственной семьи. Гермиона не могла этого знать, но все же полагала, что так оно и есть.

- Почему же вместо своей невесты он решил… - Нарцисса на мгновение замолчала. – Как вы трансгрессировали из Хогвартса?

Гермиона вздохнула.

- А почему вы решили, что мы переместились из Хогвартса?

- Драко же был в школе до… - Нарцисса смолкла. Казалось, что она что-то вспомнила. Ее губы слегка подернулись.

- Вы должны покинуть дом! – внезапно произнесла она.

- Нет, я этого не сделаю, - твердо сказала Гермиона и встала из-за стола. – Сейчас я как никогда нужна ему!

- Кто вы? – снова спросила Нарцисса Малфой.

Гермиона молчала пару секунд, а затем, набрав в грудь побольше воздуха, выдохнула:

- Гермиона Грейнджер, та самая подруга Гарри Поттера! – не став дожидаться реакции матери Драко, Гермиона бросилась прочь из столовой в комнату к Малфою.


***

Бесшумно ступая по деревянному паркету, Гермиона прошла вглубь большой комнаты Драко. Подойдя к окну, она задернула бархатные портьеры. Стало куда темно. Гермиона подошла к кровати и села на свободный стул, находящийся рядом. Малфой безмятежно спал, а девушка тем временем с помощью заклинания зажгла несколько свечек в позолоченных подсвечниках, стоявших на прикроватной полке. Пламя в них вспыхнуло и заколыхалось. Гермиона оглядела спальню Драко. Несколько картин с неизвестными людьми весело на стене. Они мирно похрапывали в своих рамах. Посередине стены, незанятой картинами, висел большой ковер со знаком Слизерина. Мебели в комнате было не слишком много – лишь двуспальная кровать из дуба и платяной шкаф, размеры которого были весьма огромны.

Совершенно глупое желание вдруг посетило Гермиону, ей захотелось спрятаться там.
Она улыбнулась от такой мысли и перевела взгляд на Драко, как совершенно неожиданно обнаружила, что он смотрит на нее.

- Привет, - шепнул он.

- Привет, - отозвалась Гермиона.

На какое-то время повисла тишина.


- Как ты? – наконец спросила девушка.

- Не могу сказать, что лучшим образом, но все же неплохо, - подмигнул Малфой, а потом огляделся, чуть приподняв голову с подушки. – Я в своей комнате?

- Да, - просто ответила Гермиона.

- Значит, трансрессию я все же пережил, - произнес он. - Ты с ума сошла? – внезапно закричал Малфой.

- Господи, ты что? – не поняла Гермиона такой реакции.

- Почему ты не трансгрессировала обратно? Тебе тут находиться крайне опасно!

- Твой отец же в … - Гермиона осеклась, - В общем, твоя мама, она помогла с раной. Она замечательно владеет колдмедициной!

- Что ты ей сказала? – напряженно спросил Малфой, пропустив предыдущие слова Гермионы мимо ушей.

- Яяя…. – замялась она.

- Что ты сказала? – настаивал он.

- Да что может произойти плохого?

- Ты видимо не понимаешь всю серьезность.

- Понимаю! – воскликнула вдруг Гермиона и соскочила со стула. – Хватит думать, что я глупая гриффиндорка. Ты так говоришь, словно бы тебе одному нелегко! Как же я устала от этого. Я поняла тебя, я приняла тебя, таким, какой ты есть, я услышала тебя. Понимаешь ли ты это? Я тут, а не в Хогвартсе, хотя какое-то время назад думала, что никогда тебе больше не поверю, и не буду слушать тебя! Я не умчалась обратно, потому что мне важно, что стало с тобой!

- Ты все сказала? – равнодушно поинтересовался Малфой.

- Господи, ну нельзя же быть таким!

- Мне плевать, - выговорил он. – Твои пафосные речи сейчас ни к чему. По сценарию ты должна была оставить меня в покое еще в Хогвартсе, в комнате для проекта вчера, когда я тебе все объяснял. Ты не должна быть тут, ты не должна меня любить. Это невозможно.

- Мы уже в десятый раз касаемся этой темы, но ничего не изменится…

- Да хоть в сотый! – воскликнул Малфой. – Ты должна сейчас быть с Поттером или этим Уизли, но не тут, не сейчас!

- Хватит! Это глупо. Ничего не изменится, даже если ты будешь давить! Поздно, Малфой, поздно! Надо было думать раньше обо всем этом, когда ты мне был безразличен и не вызывал ничего кроме отвращения, - Гермиона пострела на Драко. – Между прочим, это было не так уж и давно, но слишком много воды утекло с тех пор, пусть даже и было все каких-то несколько месяцев назад.

- Ты же знаешь, что я так никогда не приму, что ты подруга Гарри Поттера и … - Малфой не успел договорить.

Один из волшебников на картине громко откашлялся. Малфой бросил быстрый взгляд на него.

-Что еще? – раздраженно спросил он.

- Там Беллатриса пришла! – радостно сообщил старенький волшебник. – Я только что был там в холле. Она разговаривала с Нарциссой и хочет повидать тебя! Будь джентльменом, приготовься к ее визиту, думаю, она будет рада увидеть тебя здесь! К тому же она говорила Нарциссе, что у нее важный разговор….эй, что ты делаешь?

Малфой не стал дослушивать человека с картины, он вскочил с кровати. Рана еще не слишком зажила, но здоровой рукой он схватил за локоть Гермиону.

- Надо убираться отсюда! – выпалил он, и как можно быстрее потащил Гермиону за собой к камину.

- Что ты собираешься делать? - в панике прошептала девушка.

- Мы переместимся с помощью летучего пороха, а потом надо будет перекрыть мой камин, я отправлю сову одному человеку, надо будет засекретить еще и дом.

- Малфой, что…

- Молчи. Времени нет! – Малфой впихнул Гермиону в камин и насыпал в ее ладонь пороха. – Скажи, поместье Драко Малфоя.

Гермиона кивнула и прошептала указанный адрес. Зеленые языки пламени тут же охватили ее и она исчезла.

Драко в это время бросил последний взгляд на деревянную дверь и ступил в камин. Когда он бросал порох и произносил место назначения, он был уверен, что видел, как золотистая ручка опустилась до основания и дверь распахнулась.

Языки пламени обвили его, и водоворот красок унес прочь.


***

- Бесконечный день! – пожаловалась Гермиона и откашлялась. Она снова оказалась в неосвещенной длинной комнате. Но стоило ей только что-то произнести, как сразу же стало необычайно светло. Гермиона прищурилась от неожиданности. На ковре уже стоял домовой эльф, увидев гостью, он вопросительно на нее посмотрел.

- Что желает мисс? – спросил он. Похоже, он смог узнать Гермиону.

- Нет, ничего не надо, - произнесла она. Сердце затрепетало. Сейчас она ничего не сможет, пока не дождется Малфоя.

В камине раздался шум и новые порывы кашля. Гермиона тут же метнулась к нему. Малфой сделал несколько шагов в комнату.

- Как ты? – спросила она, схватив Малфоя за плечи.

- Все так же…. – Драко требовалось сесть. Он обошел Гермиону и упал на диван. – Черт, как же все не вовремя. Надо скорее переместить тебя в Хогвартс, пока ничего плохого не произошло.

- А что может… - начал Гермиона.

- Эльф, быстро прибудь к Эдгару и попроси перекрыть каминную сеть. Живо! – скомандовал он.

Эльф тут же расстроился в воздухе с глухим щелчком.

– Надо еще обеспечить невидимость и прочее. Ты же знаешь, как нелегко отсюда выбраться.

- Драко, расслабься, все будет хорошо! – Гермиона подошла к нему и сев на колени, взяла его лицо в свои ладони.

- Неет, уже все не так. А может и с самого начала года.

«У тебя ничего не получится…»

Давняя записка вспомнилась Гермионе.

- Знаешь, в начале года, я и Гарри наблюдали за тобой, - размерено говорила Гермиона, давая вникнуть Малфою в каждое слово. – И ты обронил пергамент, а там было написано, что у тебя ничего не выйдет, не надо рассчитывать на победу. Я помню, что тогда это забеспокоило меня, но… это было связанно с Министерством, верно?

Малфой задумался. Как же давно все казалось было. Словно десятки лет уже прошли.

- Да, именно так, - коротко ответил он.

Гермиона кивнула. Много мыслей было в голове, и это этого она словно потяжелела. Но есть ли смысл сейчас все это обдумывать.

- Ты хочешь есть? – внезапно спросила она.

- Угу, - был ответ.

Гермиона встала с пола.

- Я посмотрю, что из продуктов могут предоставить мне эльфы и сделаю тебе что-то среднее между ужином и завтраком! – она улыбнулась и вышла из комнаты.

Оставив Малфоя одного, Гермиона по памяти прошла в комнату на третьем этаже, где однажды Драко достал ей изумрудное платье, так красиво открывающее спину и плечи. Гермиона, как ни странно быстро нашла эту комнату. Она вошла в нее, зажгла светильник при помощи палочки и открыла шкаф. Все те же шелковые дорогие платья висели на вешалках, так и не тронутые больше никем. Гермиона выбрала вешалку с тем же замечательным платьем и, скинув всю свою одежду, к которой так привыкла, надела его. Смотрясь в позолоченную раму двери шкафа, Гермиона невольно охнула. В одно лишь мгновение она изменилась. Казалось, что в платье есть какое-то особое волшебство. С ним фигура, словно становилась точенее, а легкую ткань так и хотелось держать в руках. Гермиона заколола волосы заколкой и, наконец, распрощавшись с отражением, вышла из комнаты.

Столовую она нашла так же быстро. Похозяйничав немного, она наткнулась лишь на черный кофе и сахар. Не став задерживаться, она приготовила кофе и залила его кипятком из серебренного чайника, воду в котором подогрела с помощью палочки.

«Как же порой просто жить с волшебством», - подумала она и улыбнулась, поставив чашки на поднос.


***

Малфой только принялся разбинтовывать повязку на руке, как в комнату прошла Гермиона. Он не обратил на нее внимания, погруженный в свои заботы. Аромат крепкого кофе разбудил его.

- Пахнет замечательно, - высказал он и поднял глаза. На какое-то время он лишился дара речи. Гермиона поставила перед ним поднос с кофе.

- К сожалению, это единственное, что я нашла! – печально произнесла она, поглядев на чашки с кофе.

- Ты выглядишь…

- Прошу, не говори ничего, - Гермиона не смотрела на Малфоя. Что-то важное занимало ее мысли.

Малфой взял с подноса чашку и немного отхлебнул, но оторвать взгляда от девушки не мог. Платье сидело идеально. Второй раз в жизни он жаждал пригласить Гермиону на танец. Горячий напиток обжог горло, Драко слегка поморщился. Убрав чашку, он снова продолжил развязывать бинт.

Увидев, что Малфой пытался справиться с повязкой, Гермиона подошла к нему и присела рядом. Она аккуратно, без лишних слов, начала ее разматывать. Сначала бинт был совершенно белый, но все же потом на нем начали появляться красные пятна крови. Маленькие и не значительные, они росли по мере разматывания. Малфой снова поморщился. Рана еще не слишком хорошо зажила. Он внимательно следил за движениями Гермионы.

- Надо заклинание, чтобы кровь…кровь, - Гермиона не могла выговорить. – Может, хватит там смотреть, я нервничаю из-за этого.

- Ты, черт подери, прекрасна, и не даешь мне этого сказать! – высказал все же Драко.

Гермиона разбинтовала руку Малфоя и посмотрела на него, коснувшись подбородка пальцами.

Несколько секунд и ее пальцы вдруг спустились к шее, и второй рукой она зацепила одну пуговку, затем вторую на рубашке Малфоя. Он тяжело дышал.

- Эй, что ты делаешь? – произнес Малфой.

- Ты же прекрасно понимаешь…

- В таком случае я должен сказать, что ты пытаешься совершить глупость.

- Глупость? – Гермиона вдруг резко поддалась вперед и страстно поцеловала Малфоя. – Я знаю, что делаю, - шепнула она, когда поцелуй закончился.

- Все это неправильно. Это ошибка, большая ошибка с твоей стороны. Неужели ты так ничего и не поняла. Тебя надо объяснять все это… - Гермиона не дала договорить Малфою, прикрыв его рот ладошкой.

- Скажи кто? Кто? Кто не дает мне права делать, то, что я считаю нужным? – горячо воскликнула она. – Ты? Гарри? А может Волан де Морд? Кто???

- Я! - Малфой не сдавался. Он же так хорошо понимал, что возможно, это самая большая ошибка в жизни всегда правильной Гермионы Грейнджер. Может он и хочет почувствовать ее, но он как никогда сейчас ответственен за нее.

- Нет, - Гермиона вскочила с дивана. Лицо в одно мгновение покраснело. Злость закипала в крови. – Я так устала…я не хочу жить по правилам. Эта жизнь, то есть, жизнь с тобой, она другая…

Малфой тоже встал, он подошел к окну.

- Ты же знаешь, мы обречены. В любом случае мы никогда не сможем быть вместе. Это же так элементарно. Я знаю, все, что будет со мной наперед! – взгляд на Гермиону.
- Июнь, это моя помолвка с Пэнси, а август, возможно… - Малфой замолчал. Похоже, Гермиона итак сама знала, о чем он хотел казать.

Становиться Пожирателем, это уже наследственное.

- Господи, ну а если сегодня мне на все это плевать! – Гермиона подбежала к Драко. – Знаешь, как много раз я сама думала, что мне ничего не светит, что закончится школа, закончится этот учебный год и жизнь станет другой. Я знаю, что не умру с тобой в один день, и никогда не буду стоять рядом в изумительном белом платье и давать клятву любви. Я же все это поминаю. Но лишь сегодня, я хочу все забыть, не думать не о чем. Хочу быть рядом с тобой.

На лице Гермионы показались слезы.

Малфой убрал большим пальцем слезинку и долго смотрел Гермионе в глаза.

- Рана, - вдруг спохватилась Гермиона, но Малфой не дал сделать и движения. Он обнял Гермиону за талию.

Сейчас и вправду ничего и никого не существовало кроме этой девушки. Такой удивительной, такой неразгаданной.

- А если так…

- Прошу, молчи!

Гермиона развернулась спиной и рукой позволила соскользнуть одной лямке платья. Малфой коснулся спины девушки и потянул вниз маленький замочек. Теперь платье висело на одной бретельке. Гермиона развернулась лицом к нему и медленно спустила другую бретельку.

Платье легкой волной соскользнуло вниз к ногам девушки.


***

Гермиона открыла глаза, и какое-то долгое время смотрела на спящего Малфоя. Стрелки часов застыли на цифре восемь. Гермиона потянулась и слезла с кровати, укутавшись в простыню. Она подобрала с полу одежду и повесила на стул.

Осознание того что ЭТО все таки произошло никак не выходило из головы. Счастье – оно так прекрасно, так ощутимо. Так невероятно. Словно целый мир принадлежит тебе одной.

Гермиона думала, что надеть. Решив сегодня больше не носить изумрудное платье, она шепотом призвала джинсы, которые так и лежали в другой комнате. Шепоток, взмах палочкой, и вот они долетели до комнаты. Гермиона надела их, а наверх рубашку Малфоя, запах от которой сводил с ума. Его туалетная вода просто манила. Пятно крови до сих пор алело на рукаве, но девушка решила ничего не менять.

Гермиона вышла из комнаты и спустилась вниз. Время еще было ранее, но темнота потихоньку отступала. Гермиона надела сапоги, в которых благополучно приземлилась в камине вчера, и накинула шаль. Идея о том, чтобы немного погулять и подышать свежим воздухом пришла неожиданно. А Гермиона всегда быстро исполняла свои желания, будь это учеба, Святочный бал или же поцелуй.

- Алохомора! – произнесла она и большая дверь отворилась. Гермиона вынырнула на улицу.

За ночь снег вновь застелил все вокруг снежным покровом. Кажется, таких снегопадов не было давно. Гермиона вдохнула свежий воздух, а потом взяла в руки снег и слепила комочек. Он начал таять в теплых руках. Гермиона запульнула его в ближайшее дерево. Хотелось бегать, веселиться, делать все то, что так всегда противоречило правильной Гермионе.

Сейчас, когда все самые сокровенные желания сбылись, может ли быть лучше?»

«Поскорее бы проснулся Малфой», - подумала она и прошла дальше, остановившись у кованных ворот. Посмотрев на большой замок, Гермиона подумала, что ничего не станет, если она прогуляется немного, Малфой ведь не хватится ее, пока что спит крепким сном.



Гермиона блуждала по лесу, заворачивая за большие вековые деревья. С неба начали падать хрустальные снежинки. Она ловила их и рассматривала. Они были великолепно красивыми. С маленькими узорами. Какими же порой необычными кажутся простые вещи.

Девушка прошла еще чуть-чуть и остановилась. Она зашла далеко, поскольку увидела заледенелое озеро. Здесь было в точности так же красиво, как и в Рождественскую ночь, когда Малфой привел Гермиону к озеру и создал музыку, наполнявшую пространство. Все деревья были покрыты инеем, причем удивительно, что только в этом месте они были такие. Гермиона прошла подальше и остановилась у кромки заледенелой воды. Посмотрев на лед, она охнула. Было ощущение, что вода в озере небесно-голубая, и лепесточки роз плавают подо льдом. Хотя, может, это были совсем другие цветы, но они очень подходили на розы своим строением и цветом.

Что-то вспыхнуло вдруг впереди, Гермиона оторвала взгляд от воды. Возникло несколько фигур. Что-то кольнуло сердце девушки.

Нехорошее предчувствие.

Гермиона развернулась, чтобы уйти, но стоило ей сделать шаг, как еще три человека появились в некотором расстоянии от нее. Они были в зловещих черных плащах. Гермиона затаила дыхание. Все стало ясно. И до боли очевидно.

Пожиратели смерти!

Гриффиндорка сжала кулаки. Сейчас она была в безвыходной ситуации. У нее не было даже палочки, но бежать от Пожирателей она даже и не думала.

Убегать – значит проявлять слабость перед ними, а Гермиона не из-за слабости попала в Гриффиндор. Она уверенно стояла на снегу, и как ей могло даже показаться, гордо взирала на людей в масках. Наконец, один Пожиратель сделал три шага вперед и скинул капюшон. Гермиона пригляделась и узнала Беллатрису Лестрейндж, которая вот как уже полгода назад отняла жизнь у крестного Гарри. Гермиона вдруг наполнилась ненависти. Больше всего на свете захотелось сжимать в руке палочку и запустить парой заклинаний в эту женщину. Бела же, неспособная читать мыслей, улыбнулась Гермионе безумной улыбкой. Ее черные блестящие волосы развеивало холодным озерным ветром. Гермиона смело глядела ей в глаза. Она не боялась уже ничего, даже смерти.

Вчера же сбылись ее самые дорогие мечты, сказка стала явью, а счастью не было края. Гермиона понимала, что рано или поздно придется за все платить, но даже и не думала, что так скоро. Она прикрыла глаза и полной грудью вдохнула свежий воздух.

Беллатриса в это время направила палочку на Гермиону. Несколько разноцветных лучей вылетело из палочки и разрезало кристально-чистое небо.

Гермиона в эти короткие секунды поняла, что у нее уже нет будущего, как и настоящего…



***

Малфой почувствовал, что Гермионы нет рядом. Всю ночь он обнимал ее, а тут холод и пустота. Он встал с кровати. Быстро оделся и вышел в холл. Дойдя до столовой, он обнаружил, что ее там нет.

- Реливио, - использовал он заклинание, чтобы узнать присутствие кого в доме.

Малфой сглотнул. Никого.

На сердце тяжелело.

Он щелкнул пальцами и тут появился эльф.

- Куда ушла Гермиона? – спросил он, сдерживая голос.

- Мисс ушла за пределы замка, - доложил эльф.

- Черт! – выругался Драко и почти за секунду долетел до входной двери. Он не стал накидывать ничего на плечи. Вышел за порог и, скользя по снежным ступеням, прошел к воротам замка.

Предчувствие было совсем нехорошее, но он искренне верил, что ничего плохого произойти не может.

Какое-то шестое чувство подсказывало, что надо идти к озеру. Драко петлял между деревьев по белоснежным сугробам. Ноги путались, но он находил силы делать все как можно быстрее.

Когда он подоспел к месту, он так и застыл, а потом побежал еще быстрее.

У самой кромки заледенелой воды лежала Гермиона. Неестественно бледная. Волосы поддувал слабый ветерок. Руки лежали под разными углами.

Драко подбежал к ней и упал на колени.

- Гермиона! Нет. Нет. Неправда.

Самый страшный сон сбылся. Сейчас все было нереально. Драко не верил.


- Ты как раз вовремя! Авада Кедавра! – из палочки вырвался зеленый луч, в одно мгновение ударивший в грудь Гермионе.

- Неееет!!! – в один голос закричали Гарри и Малфой.

На мгновение Гермиона раскрыла глаза и странно выгнулась дугой. Казалось, она пришла в осознание, но тут же закрыла их навеки.


Сон. Как тогда в нем…

Малфой аккуратно поднял безжизненное тело Гермионы на руки. Глаза у нее были закрыты. Малфой приложил ухо к груди. Похоже она дышла, но очень слабо. Словно на последнем издыхании.

- Гермиона. Все будет хорошо. Ты….все будет хорошо!

Малфой гладил ее по голове и убирал спутанные волосы с лица.

-Я не позволю, чтобы так было. Ты будешь жить. Но даю слово, что не позволю, чтобы такое случилось еще раз. Я обещаю. Никогда больше так не будет! – прошептал он. – Никогда!

Он поднял ее на руки.

Теперь уже было все равно. Дом имеет мощную защиту, но Драко собирался разрушить ее. Трансгрессия, и всему конец.

Он поцеловал Гермиону в лоб, еще раз прислушался к стуку сердца.

Разноцветные искры ослепили место у озера. Именно так и распалась защита дома, когда Малфой исчез с места.


-------------
Вторая и третья главы были отредактированы, вы можете прочесть их. Именно оттуда вы и узнаете о записке, про которую говорили Малфой и Гермиона.

А я буду ждать отзывов!



Глава 26


Всполохи разноцветных красок, буйство эмоций. Такими были ЕЕ сны все долгое время, пока Гермиона находилась в коме. Долгом, затяжном сне, который длился целых три месяца. Заклинание, насланное Белатриссой, было очень мощным, и справится с ним могла лишь сильная волшебница. Никто уже не полагался на счастливый исход, но одним теплым весенним днем, когда солнце заглядывало в окно, Гермиона вдруг распахнула глаза.

Кошмары закончилась, началась другая жизнь.

***

Все что она увидела, казалось непривычным, резким, резало глаза. Солнечный свет был другим, не таким, к какому она привыкла, видя сны. Зеленые ветви за окном нагоняли непонятные чувства. Гермиона оглянулась вокруг. На стуле, находившимся рядом с постелью спала ее мать. Каштановые волосы падали ей на лицо, на плечах висела теплая накидка нежно-голубого цвета.

- Мама! – закричала вдруг Гермиона.

Джейн тут же проснулась. Увидев дочь, она сначала непонятно глядела на нее, но это были лишь секунды, потом она крепко обняла Гермиону.

- Боже! Ты проснулась, - заплакав, сказала женщина. – А я так боялась, думала, что уже никогда не увижу тебя! – слезы стекали по ее щекам, она не успевала их утирать. Но от осознания того, что все хорошо, хотелось кричать. Она так много уже придумала за это время, пока Гермиона была в коме, что снова слышать голос дочери, обнимать ее, было так нереально.

- Где я? Больница Св. Мунго? – озадаченно спросила Гермиона. – Уже весна? Но как?

- Да, конечно, это больница. - Джейн не могла наглядеться на дочь. – И весна, уже почти лето…Гермиона, надо сказать твоим друзьям. Они такие славные, почти каждый день здесь бывают. Навещают, ждут…

- Ох, - Гермиона вытерла скатившуюся слезинку ладонью. – Я знаю, они замечательные. Но мама, какой уже месяц? Как долго я спала?

- Май, дорогая. Уже май.

Гермиона ошарашено поглядела на мать.

Подумать только почти пять месяцев. И всего лишь одно заклятие.

- Не понимаю.

- Я не знаю точно, как все это описать, но целители сказали, что заклятие, наложенное на тебя было….оно как бы разрушало тебя со временем, и твоя сила, непонятная простому человеку все это время противостояла….но все боялись, что однажды…она сможет противостоять…
Гермиона сглотнула. Как вчера она увидела перед глазами разноцветные вспышки, а потом темноту…и лишь сны…долгие, красочные, ясные. А еще в них был Он.

Сердце сжалось.

Возможно, Драко хотя бы раз пришел к ней. И что он чувствовал. Ведь это он нашел ее, Гермиона знала наверняка. И он рисковал всем. Ведь на доме была защита, а он явно не на метле полетел искать помощь. Почему то пред глазами так ясно встала картина: он у кромки льда держит бездыханное тело Гермионы. Хрустальный снег падает на землю…

- Гермиона, Гарри и Рону сообщили уже о том, что ты пробудилась. Они скоро будут тут, - от размышлений оторвал голос матери, которая стояла уже в дверях. Наверное, она успела уже кому-то сказать, что все хорошо.

- Да, конечно. Я так хочу их увидеть!

***

Пять месяцев назад. Гостиная Гриффиндор.

Гарри смотрел в окно. Отчего-то на сердце была невыносимая тяжесть. Он нервно теребил край свитера. Нехорошее предчувствие.

К окну подошла Джинни, она встревожено поглядела на Гарри.

- Знаешь, глупое состояние. Ощущение какой-то беды, - начал Гарри.

Джинни напряглась. Конечно, она хотела убедить Гарри ,что все хорошо, но не смогла ничего сказать. Обычно, если он что-то предчувствовала, то это происходило. Стало страшно.

- Все будет хор….- Джинни не успела договорить. Дверь гостиной резко распахнулась и все увидели взволнованную Макгонагалл. Преподаватель, который всегда отличался спокойным состоянием, была жутко ошарашена и бледна как мел. Она не часто бывала в гостиной собственного факультета, но что-то, похоже, заставило ее прибыть сюда, причем по ее подрагивающему дыханию, ощущалось, что не спроста.

Гарри тут же встал. Он не знал, что случилось, но предчувствие видимо не подводило.

- Поттер, Уизли! – Макгонагалл быстро отыскала взглядом Гарри и Джинни. – Прошу вас явится в кабинет директора, - выговорила она на одном дыхании.

Джинни озадаченно взглянула на Гарри. Он кивнул. Не медля ни секунды, они пошли за Маккгонагалл.

***

Драко смотрел на безмятежное лицо Гермионы. В больнице было слишком тихо, так нереально, так не по-настоящему. Хотелось выть, что-то бить, швырять лишь бы она услышала и проснулась. Но Гермиона спала. И неясно когда же вновь она проснется. Драко сам не знал, что тут делает, чего ждет. Скоро сюда, возможно, явится вся компания Поттера и профессора, но на все это было плевать. Он, конечно, понимал, что Поттер начнет что-то говорить, обвинять его во всем, но как же ему было сейчас на все плевать. Главное, чтобы она проснулась, и все стало как раньше.

Хотя, нет, как раньше уже не будет, даже, если она останется жива. Все станет по-другому, Малфой еще не знал каким образом, но все точно изменится.

- Гермиона…. – тихо прошептал он.

Тишина давила, так хотелось хоть немного жизни, но в этой больнице ее просто не существовала, особенно в этом отделе. Драко казалось, что самое худшее позади, главное, что она жива, но нет худшее - вот оно, когда не знаешь чего стоит страшиться, чего ждать от неизвестности….как же это тяжело…
Он держал Гермиону за руку, и было неважно, даже если сюда заявится весь факультет Слизерина и его невеста с отцом вместе. Просто тепло ее ладони хоть как-то давало надежду на то, что она жива, что страшный сон пройдет и скоро Гермиона откроет глаза.

Как же в эти нелегкие секунды хотелось поцеловать ее…
Наверное, Драко стал слишком сентиментальным…Может, пора меняться?!

***

Больница Святого Мунго, пятый этаж.

В молчании все поднялись на пятый этаж. Джинни, Гарри, Рон, Невилл, Полумна, мистер и миссис Уизли, а еще вскоре должны были приехать родители Гермионы. Гарри сглотнул. Здесь было слишком мрачно и темно. Возможно, самые тяжелые мысли навеивали стены этого отделения.

«Недуги от заклятий».

Только подумать, всего лишь название, а за ним боль, горе, пустота.

У входа в палату всю компанию встретил целитель. Он не смотрел ни на кого конкретно, взгляд был рассеянный.

- Прошу кого-то одного зайти.

И все. Лишь несколько слов он смог сказать. Все переглянулись, Гарри сделал шаг вперед. Он не знал чем это вызвано, но ему хотелось первому увидеть Гермиону. Ему же уже не привыкать. Видеть смерть, витающую где-то рядом. Хотя, это нисколько не относится к Гермионе. Она то никогда не могла ассоциироваться со смертью. Лишь всегда добрая, отзывчивая, лучшая подруга. И ее улыбка. И взгляд из под волнистых волос. И теплая рука, протянутая, когда кажется, что все плохо.

Гарри сделал второй шаг. Никто ему ничего не сказал. И еще несколько шагов и вот он уже пересекает порог палаты. Рон встречался с Гермионой, возможно, надо было первому пойти ему, но нет, Гарри решил, что он знает чуть больше, что ему Гермиона доверяла. И пусть даже последнее, что между ними было – это была ссора, но она доверилась, выслушала, пусть даже сделала по своему, но все же искала в его глазах поддержку.

Тяжелый вздох.

Палата, на вид уютная. Стены здесь менее мрачные и еще есть окно. Такое большое и светлое. А ветви за ним в белом при белом снегу, словно там сказка. А еще на больничной кровати – она. Лучшая подруга, бледная как мел, и умиротворенная. Вот так вот она не крикнет звонким голоском - имя Гарри, не побежит в объятия и не возведет глаза к потолку от глупости своего друга. Она просто спит и видит сны, и непонятно, когда же вновь откроет глаза. Гарри прошел к ее кровати и сев на стул, взял Гермиону за руку. Ладонь оказалась, как ни странно теплой.

- Гермиона, что же с нами будет без тебя?! – задал вопрос Гарри в пустоту. Он не ждал ответа, просто хотелось, чтобы там в своих ярких снах она услышала и как можно скорее проснулась.

Гарри еще не знал, от чего она теперь находилась в таком состоянии, и что же произошло на самом деле. Он решил, что все узнает, еще как узнает, но чуть позже. Возможно, завтра или послезавтра. А сейчас он рядом с ней.

На щеку упала одинокая слезинка. Нет, Гермиона сильная и выкарабкается из всего этого. Просто должно пройти время. Сутки, дни, недели. Все будет хорошо, совсем скоро…

***

Гарри сидел за столом в Большом зале. Сегодня был первый день после того, как он и другие покинули больницу. В покойном приеме остались родители Гермионы – добрые, замечательные люди. Времени с ним познакомиться было не слишком много, но все же было. Мать Гермионы – Джейн все время плакала, от этого камень на среде стал в сто крат тяжелее. Все договорились навещать Гермиону по очереди, хотя бы два раза в неделю. Рядом сидевшая Джинни вздохнула. Тишина, царившая за столом была так непривычна. Гриффиндор словно попал в какое-то оцепенение.

- Как думаешь… - начала Джинни.

- Я не знаю! – резко ответил Гарри и бросил угрюмый взгляд на Рона, сидевшего неподалеку и устало ковыряющего вилкой в еде.

Гарри снова покосился в свою кашу. Он убрал от себя тарелку и посмотрел вперед.

Зеленые галстуки Слизерина. Везде какая-то болтовня, такой привычный мир. Внезапно взгляд задержался на Малфое, встающем из-за стола.

- Это Малфой, Гермиона, Малфой и я знаю его лучше других, я знаю какой он на самом деле. Это редкостный, лживый…

- Молчи! Ты не знаешь совсем НИЧЕГО!

- Да еще скажи, что он хороший и что ты его любишь!

- А если так, а Гарри, если так? Ты ведь любишь Джинни, так почему я не имею права на любовь!


Тот день просто всплыл в голове. Гермиона такая красивая. И этот шок от знания…самого тяжелого знания, пожалуй, за все годы жизни. Гермиона, которая не верила, что ее могу предать, сделать ей что-то плохое. Она так мило отзывалась о своем враге. ВРАГЕ!

Гарри соскочил со стула.

- Эй, Гарри! – Джинни поднялась следом.

Стремительным шагом Гарри направился за Малфоем.

- Паршивый подонок, - закричал он на ходу, когда почти достиг Малфоя у выхода из зала. – Что ты с ней сделал?

Эта фраза остановила Драко Малфоя. Он остановился и ухмыльнулся Гарри. Улыбка не была такой уверенной как раньше и взгляд, впервые Гарри увидел насколько он тяжелый, затравленный. Нет этого вечного смеха в глазах. А еще из них пропала злость.

- Что ты сделал с ней? – закричал Гарри. – Отвечай!

- Поттер, побереги свой пыл для кого-нибудь другого, - подал голос Малфой.

- Да пошел ты к черту! – Гарри двинулся на слизеринца и схватил за воротник.

- Поттер, ты забываешься! – Малфой чувствовал, что нервы были итак на пределе, а тут еще и этот чертов гриффиндорец.

- Что ты с ней сделал? – повторил Гарри, трясся Малфоя за воротник.

- Ты совсем с катушек съехал. Я ничего не делал.

- Ты отвечаешь как трус! - воскликнул Гарри, чувствуя непонятное воодушевление, впервые за эти несколько тяжелых дней.

- А ну-ка убери свои руки! – Малфой дернулся и вывернулся из хватки Гарри.

- Думаешь, тебе сойдет с рук все? Ты ошибаешься, Малфой.

- Гарри! – прибежавшая Джинни удивленно смотрела на двух парней. – Гарри, прошу!

- Он что-то сделал с Гермионой!

- С чего ты взял, Гарри? – выкрикнула Джинни и испуганно поглядела на Малфоя.

Малфой улыбнулся. Хорошо, что хоть кто-то еще в здравом уме.
-Успокойся, прошу. Сейчас не время. И там профе.. – Джинни не успела договорить.

Рядом словно из ниоткуда возник Снейп.

- Вижу у вас тут разборки, - холодно произнес он. – Полагаю, как всегда начла Поттер! Что ж, по старой доброй традиции, минус десять баллов Гриффиндор. Ваш факультет должен хвалить вас, мистер Поттер. Это ж почти половина всех баллов в год, которые он теряет

- Но и приобретает тоже благодаря Гарри, - не выдержала Джинни.

- Молчать! – Снейп пострел на Джинни ,а потом окинул взглядом Драко.

- Всем разойтись.

- Мы не закончили! – тихо прошептал Гарри, отходя от Малфоя.

- Еще как закончили! – ядовито прошептал Драко.

- Мистер Малфой, следуйте за мной, - произнес профессор.



- О, Мерин, Гарри на кого ты похож!

- Что опять не так? – как же Гарри уже устал от всего этого

- Ты бы видел себя, ты не лучше Малфоя, - Джинни отошла к подоконнику. – Нарываешься, пытаешься его разозлить, ты же знаешь чем это чревато для тебя. Ему ведь ничего не будет.

- Тебе не понять, он что-то сделал!

- Прекрати. Что за глупости. Что он мог сделать Гермионе?

- Джинни, тебе кажется, что все хорошо, но это не так, - устало произнес Гарри и стукнул по стене кулаком. В кулаке запульсировала боль.

- Я же не глупая. Я понимаю к чему ты ведешь, да вот только боюсь, что это глупость. Ты видел его потерянный взгляд? Словно он сам боится..

- За себя он боится.

- Гарри, он же тоже человек. У него есть страхи, он может переживать. Наверное, он переживает за нее.

Гарри рассмеялся. Причем получился злобный смех.

- Ты сказок начиталась. Он Малфой, да как же вы не можете понять. Ты сама помнишь, что его папочка сделал с тобой…дневник Тома Реддла.

- Можешь не напоминать, - Джинни отвернулась.

- Прости! Просто ты сейчас говорила так же, как Гермиона. И ей бы лучше было послушаться меня, остановиться, - Гарри на секунду замолчал. – А я не смог ее образумить, не смог остановить это все.

- Гарри, она и не стала бы слушать, даже если бы ты ее держал рядом и никуда не отпускал. Она бы нашла способ, просто она полюбила. И я видела это в ее глазах, фразах, эмоциях. Она словно стала другая…всего лишь девушка, полюбившая плохого парня, - Джинни печально улыбнулась. – А до меня до сих пор не может дойти, как же такое могло случиться и главное, как мы проглядели это. Неужели все слишком были заняты собой?

- Я сам не знаю, - Гарри подошел и обнял девушку. – Как думаешь Рону пора все рассказать?

Джинни вздохнула.

- Он мой брат, он друг Гермионы, он твой друг. Думаю между вами не должно быть тайн.

- Это будет нелегко.

- Я буду рядом и постараюсь, чтобы он понял…

- Спасибо, - Гарри поцеловал девушку в лоб и, прижав еще сильнее, закрыл глаза.

Лучше все сказать сейчас, чем наслаивать одну ложь на другую.

***

Войдя в привычный и слегка мрачный кабинет зельеварения, Драко прошел к парте и сел на нее. Снейп зашел следом, но остановился у дверей, наложив запирающее заклятие.

- Что вы хотели профессор? – Драко устало посмотрел на своего декана.

- Письмо от твоей тети! – Снейп подошел к юноше и протянул конверт.

- Почему вы мне его передаете, а как же почта?!

- Хочешь получать почту от Пожирательницы, надеясь, что его никто не прочтет и не изымет? – почти смеясь, спросил Снейп.

- Да, конечно, - Малфой забрал конверт.

Профессор отошел к окну и отбросив тяжелую темную штору в сторону стал рассматривать пейзаж.

- Я знаю, что неудача, возможно, отразилась не лучшим образом на тебе, но нам надо сделать вид, словно все хорошо!
- Вы так говорите, как будто готовили эту фразу заранее. Со мной все хорошо, - Малфой слез с парты, Снейп обернулся и вгляделся в юношескую фигуру.

- Тебе кажется, что ты сильный, что со всем можешь справиться один, но это далеко не так. Твоя мать сказала позаботиться о тебе.

- Хм, профессор, я могу сам о себе позабо…

- Оно и видно! – резко произнес Снейп.

- Я не нуждаюсь ни в чем! – уже злобно сказал Малфой.

- Тебе так кажется, но ты сам еще не до конца понимаешь во что ввязался, - сказал мужчина.

- А разве я сам в это ввязался? – в голосе Драко
почувствовалось отчаяние. – Я что, думаете, всю жизнь хотел кого-то убить, даже не достигнув совершеннолетия?

Снейп молчал.

- Вы не понимаете меня все равно, и думаю говорить мне с вами не о чем, - Драко сам удивился как легко дались эти слова. В Снейпе он всегда видел поддержку, восхищался им, а теперь чувствовал лишь подавленность от его ненужной помощи. Где же он был, когда Пожиратели вдруг решили напасть на молодую девушку. Знал ли он что это затевается? Попытался ли остановить, хотя бы в честь того что эта девушка учиться в школе, в которой он преподает?
Драко зло улыбнулся. Да, навряд ли.

- Я пойду! – Драко стремительно подошел к двери, прошептал заклятие отпирания и толкнул ручку.

- Драко! – голос декана остановил на секунду.

- Твоя мать сказала мне, что с тобой, когда ты вернулся в замок была …гриффиндорка.

Рука замерла на ручке. Драко напрягся. Главное сейчас сосредоточиться на этой самой ручке, чтобы не дать волю эмоциям. Главное…

- И я сожалею! Я не знал, что Белла что-то придумала, она откуда-то узнала. И я думаю, что узнала именно тогда, когда я разговаривал с Нарциссой по каминной сети.
Драко сглотнул. Неужели Беллатриса. Его тетя! На сердце стало нехорошо. Голова вдруг безумно заболела. Не верилось… хотя, это же Белла. Ярая ненавистница магглорожденных и магглов.

- Спасибо, профессор! – Драко все же повернулся лицом и посмотрел на мужчину. Оказывается, думая о себе он даже не заметил беспокойный взгляд Северуса Снейпа и лицо, на котором стало еще больше морщин. – Не беспокойтесь обо мне! – уже искренне произнес он, - и не спеша вышел из кабинета.

***

Дни тянулись безумно медленно, а Гермиона не проснулась ни через день, ни через два, не по прошествии нескольких недель. Но надежда не покидала никого ни на час, ни на минуту. Родители девушки проводили в больнице уже меньше времени, но все же слишком много для простых магглов, не знающих новый для них мир. Джейн почти все время приносила в палату свежие цветы, и создавалось ощущение, что они вот уже вечность не вянут. В конце каждой недели сюда так же наведывались ученики из Гриффиндора. В частности Гарри, Рон, Джинни, Невилл, с ними же Полумна. А так же порой Лаванда вместе с Роном. Нечастым и самым незаметным посетителем бывал светловолосый слизеринец. Он приходил обыкновенно ближе к вечеру, и подолгу сидел. Слушал ее дыхание, сжимал ладонь. Для него время словно замерло. Задание, данное Лордом давно утонуло в повседневности. Малфоя так и не нашли, да и кто бы стал подозревать в злодеяниях молодого юношу, еще не окончившего школу. Все думали, что покушение на министра мог совершить лишь взрослый мужчина – Пожиратель смерти.

Малфой вздохнул. Он так и не видел своей тетушки, да собственно и не желал. Он не понимал ее мотивов того, что она сделала с Гермионой. И зачем вообще все это было надо. Он просто пытался разобраться в себе. Повиляли ли его встречи с девушкой вот такому вот финалу. Малфой сидел с ней всю ночь, это вошло уже в привычку. Просто так вышло. У него куча проблем. Но он займется этим всем завтра. Завтра он подумает, что скажет ему Лорд, отец, мать. Все завтра. А пока что целая ночь с ней.

Скоро она проснется и все будет по-другому. Малфой это знает.

***

И вот однажды она открыла глаза. Вновь увидила этот чудный, пускай порой и жесткой, но дивный мир. Слезы матери, крепкие объятия отца. Слезы, слезы, радость, большая ни с чем несравнимая, всепоглощающая. Любимые друзья быстро примчались в больницу, словно всю время были тут. Всего сорок минут и их объятия. Так странно. Гермионе казалось, что прошло всего лишь несколько часов как она их не видела, а для них оказывается долгих четыре месяца.


- Я вас так люблю, - шептала она и вытирала слезы. – Господи, как же вы мне дороги.

Вместе с ней плакала Джинни. Гарри держал за руку, Рон улыбался, а у самого на глаза наворачивались слезы. Счастье это видеть всех здоровыми, радостными. Такие любимые.
Через какое-то время в палате раздался смех. Близнецы Уизли притащили Гермионе кучу всяких непонятных, но столь забавных штуковин. Мистер и миссис Уизли топтались порога, а потом женщина крепко сжала Гермиону в объятиях.

- Ты очнулась, о Мерлин.

Мать Рона заплакала. Словно родная. И такая близкая.

- Все хорошо. Я жива, здорова. Я счастлива, что вы все здесь.

Гермиона не могла передать словами как же важен для нее этот день, как нужен.

Скоро жизнь вновь пойдет своим чередом и все будет, так как прежде.

Ох, если бы Гермиона знала, как же для нее обернутся следующие несколько дней. Но она ничего плохого не предчувствовала, она просто наслаждалась любовью самых близких ей людей.

Она тяжело вздохнула. Для счастья не хватает еще одного человека, который оставил ее здесь, не дав умереть в тот холодный зимний день.

***

Жизнь быстро вошла в свое течение. Гермиону выписали из больницы через три дня. Идя по залитыми солнцам улицам, Гермиона никак не могла привыкнуть, что больше не нужна теплая одежда, что не будет больше румянца от холодного ветра и что она уже не покатается на льду с НИМ.

Мал-фой.

Она не видела его еще ни разу. Лишь во снах.
Но скоро будет встреча. Это-то уж точно нельзя отменить.
Гермиона улыбнулась.

***

Отчего-то то, что кажется самым важным обычно запоминается ярче и четче. Такой была встреча Гермионы с Малфоем. Девушка в компании друзей шла на обед. Гарри рассказывал какой-то смешной бред, Гермиона и Джинни хохотали. Внезапно вдруг сердце оборвалось. Смешная история вылетала из головы, а мир стал исчезать из под ног. У стены рядом с окном стоял Драко и, прислонив голову к холодной стене, о чем-то думал. В его позе было напряжение, Гермиона это сразу уловила. Он никого не видел и, похоже, мало, что слышала. Он был в своем мирке.

Гермиона остановилась. Джинни последовала ее примеру.

- Вы идите. Я вас догоню, - заверила она друзей.
Гарри оглянулся, и Гермиона тут же уловила, как напряглись его плечи.

- Прошу, - уже умоляюще произнесла она. – Идите.

Конечно, она не могла не заметить встревоженные взгляды друзей. Они увидели Драко Малфоя. но Гермиона лишь помотала головой, не дав им сказать ни слова.

Проницательная Джинни подхватила под локти парней и насильно потащила их к Большому залу. Гермиона до сих пор чувствовала встревоженный взгляд Гарри, но не могла ни о чем думать. Она развернулась и пошла к Малфою.
Может, это ошибка. Вот так вот при всех идти к нему. Но в этом нет ничего такого. Он же просто ученик, как и она, а разговаривать с ним ей никто не запрещал.

- Привет, - легкая улыбка. Гермиона пытается сдержать порыв, чтобы не броситься его обнимать.

- Привет, - он слегка дернулся от неожиданности.

- Как ты? – какая же большая сила нужна, чтобы не броситься целовать его.

- Нормально, - всего-лишь отвечает он. – А ты?

- Я…меня выписали недавно, то есть… - слова путаются. – Я хочу сказать спасибо за все.

- Не за что.

Гермиона не смогла сдержаться. Слишком сухой разговор, слишком формальный. Она бросилась на шею Драко и лихорадочно начала его целовать.

- Прости, прости, что делаю это тут, тут же все, но мне все равно.

Сильные руки, наконец, сжали ее в объятиях, и Малфой вдохнул запах волос Гермионы.

- Ты не дал мне погибнуть. Ты…

Гермиона не способна была продолжать. Невидимое счастье накрыло с головой.

- Гермиона, - сквозь ее всхлипывания говорил Драко. – Мне надо тебе кое-что сказать и это важно.

- Не сейчас, прошу. Не сейчас.

- Потом уже будет поздно, - он вдруг отодвинул девушку от себя, стряхивая ее руки с плеч.

- Что-то случилось? - в карих глазах появился испуг.

- Да, просто ты должны… - Драко нелегко давались слова, - должна выслушать.

- Я слушаю, - счастливая улыбка все равно не покидала ее лица.
- Не здесь, - только что расправившиеся плечи вновь сменились напряженным состоянием. – Пошли на улицу.

- Надо взять зонт, там тучи, - озадачилась Гермиона.

- Я думаю, он не пригодится. Мы переместимся в другое место.

Гермиона кивнула. Предчувствие не самое хорошее, но она не покажет виду.

Драко Малфой взял ее за руку и отвел прочь от окна. Несколько шагов и бесконечная череда ступенек. Гермиона запоздало вспомнила про друзей, но что поделать. Разговор ведь вроде ненадолго.

Массивные двери, почти уже летняя прохлада. Темные тучки на небе. Щелчок. Вновь это глупое состояние трансгрессии. И почти ничем не отличающееся небо Лондона. Такое же темное. Тут маленький дождик уже моросит во всю. Гермиона не обратила на это внимание. Взгляд был прикован к его серым глазам. Драко осмотрелся по сторонам.

- Лондон, - пояснила Гермиона, - Я тут бываю с родителями. Это парк.

Малфой кивнул. В его глазах Гермиона вдруг увидела боль. Хотелось сказать что-нибудь, но Драко начал первым разговор, расцепив свою ладонь с ее. Он смотрел на каменную стену, у которой стояла Гермиона.

- Через неделю моя помолвка,- сказал он. Гермиона еще не понимала смысл сказанного.

"Что все - начало конца?" – глупо думала девушка в эти секунды, еще ни вникая ни в одно слово.


----------------------------
Прошу отзывы. Скоро новая глава.


Глава 27


- Я не понимаю, - прошептала Гермиона. – Я…, - она сделала несколько шагов к Малфою, но он лишь отступил, отводя взгляд. Гермиона застыла.

- А что тут непонятного? Все предельно просто! – он усмехнулся. – Завтра я принимаю метку, а через неделю наша с Пэнси помолвка.

Сотни осколков пронзили сердце. Тяжелое молчание повисло в воздухе после его слов. Гермиона закрыла глаза. Как? Как так? О чем он говорит? Ложь. Это все ложь.

- Я... – девушка не могла найти слов.

Малфой поднял голову. Секунда, и он встретился с взглядом карих глаз: в них застыл ужас и непонимание.

- Это все! – бесстрашно произнес он.

- Я не верю. Это же…Я думала, что… Скажи, что это неправда, прошу! – вдруг взмолилась Гермиона. В горле встал ком. Всегда такая сильная, разумная, она вдруг захотела хотя бы раз поверить лжи. Ну и что. Ну и пусть. Можно же просто поверить.

Малфой смотрел на нее. Гермионе показалось, что он все же сделает так, как она просит. Солжет и неважно, что потом будет больно. Не хотелось верить сейчас. Она была не готова к этому. Эмоции, которые наполняли ее некоторое время назад – были радость и беспокойство. Она так хотела увидеть любимые глаза, обнять его, сказать пару слов, поцеловать. Казалось, ничего больше не надо. Но самый любимый человек на свете встретил ее равнодушно – и это было первое непонимание, а вскоре непонимание смениться отчаянием.
Его напряженный и даже показавшийся злым взгляд говорил лишь об одном - правда, и точка. Он не лжет сейчас и не сделает поблажек ради нее.

- Ты нужна была только для проекта, - совсем чужой, переменившийся в одну секунду голос, достиг слуха. – Понимаешь, вся суть была лишь в этом. Проект. Мне нужна была победа. Мне нужны были твои знания. Ты, пожалуй, единственная в школе, кто так хорошо разбирается в рунах и на кого можно надавить, дать поверить, что я что-то могу сделать с твоими друзьями. Ты, как Поттер, так же ценишь близких и готова сделать все, что угодно, лишь бы с ними ничего не случилось. Потому что они ни при чем, потому что ты сама все решаешь. Я был удивлен, даже очень удивлен, что ты так легко согласилась, ничего не сказав Поттеру и Уизли. Это было странно, но это же сработало. К сожалению, я не слишком продвинулся в том, что мне было задано, но все же успехи были. А потом ты вдруг влюбилась.

Гермиона закрыла глаза на этом слове. В происходящее не верилось. Может это все не с ней? Ведь она до сих пор помнила колотящееся сердце и мокрые ладони. Его первый поцелуй в холодный ноябрьский день и то, как он сказал «пробую на вкус запретное» и свое первое удивление и непонятную радость в сердце. И все это так не вязалось с ним сегодняшним. Даже та далекая усмешка, когда он поцеловал, казалась доброй.

- И…это было мне на руку, тобой можно было манипулировать, даже добраться до Поттера… - продолжал он, - А Пэнси… Она была всегда. Всегда была моей невестой, если ты вдруг хоть на секунду могла подумать, что смогла бы что-то изменить. Еще раз повторяю, ты нужна была только для проекта, не более, ты ровным счетом ничего не значила для меня. И так было всегда, а все остальное тебе лишь показалось, ты сама все выдумала!

Глупые слезы потекли по щекам Гермионы, она с силой смахнула их. Не хотелось, чтобы он видел. Мерлин, как можно быть таким жестоким. Как можно говорить такое. Хотелось провалиться в забытье, только не видеть его взгляда, не чувствовать как тяжелое напряжение языками пламени касается тела.

- Но ведь все было по настоящему, - произнесла Гермиона. - Ты можешь говорить что угодно, но лгать не имеет смысла. Я же видела. Видела, что ты другой. Видела тебя настоящим, - голос срывался на крик, колени дрожали, но Гермиона пыталась из последних сил дать понять ему, что она не слепая, что она чувствовала, понимала, жила, и его слова, его жесты тогда не врали, все было правильным, естественным.

Внезапно Малфой рассмеялся. Зло и страшно. Если бы не дождь, который усилился и намочил светлые волосы, придавшие лицу еще какое-то нормальное выражение беззлобного человека, то Гермиона подумала бы, что он дьявол.

- Да, хватит. Перестань воображать, что знаешь меня. Ты сильно ошибаешься. Ты сама все выдумала. Все это время я был таким как всегда, - он сделал паузу, словно подбирая слова. - Если ты не поняла с первого раза, скажу еще раз. Ты нужна была, как… - он запнулся в поисках подходящего слова, - как вещь. Понимаешь. Ничего личного. Думаешь, я способен был бы бросить все ради какой-то магллорожденной. Все, что у меня есть, я вдруг променяю на тебя? – Малфой схватил Гермиону за плечи и потряс, требуя ответа.

Девушка лишь покачала головой. Хотелось кричать, дать ему пощечину или встряхнуть. Сильно встряхнуть, пока он не станет прежним, пока не исчезнет эта дурацкая улыбка, этот яд из слов. На секунду она смогла уловить его взгляд. Дикий, злой. Гермиона еще раз покачала головой, словно не верила его глазам. Все не должно кончиться вот так вот.

- Чушь, - она не сдавалась до последнего. Все же можно исправить. Наивная, как же сильно она ошибалась. Кровь стучала в висках.

Ведь можно исправить?!

Малфой улыбнулся. Сжал ее плечи еще сильнее. Захотелось вскрикнуть и не только от боли, которые причинили его цепкие пальцы, а от его улыбки. Жестокой улыбки.

- Запомни одно: я НИКОГДА в тебе не нуждался, не любил, не считал, что жизнь без тебя поблекнет, - такой родной голос был чужим и вселял страх. - Ты помогала мне в тяжелых ситуациях, и я это готов был ценить это, но Грязнокровке до наследника Малфоя слишком далеко, не правда ли? –слова словно пощечина хлестнули по лицу и прочно засели в голове.

«Как вещь», - навязчиво прокручивалось в голове.

– «Грязнокровка…»

Вдруг отчетливо Гермиона услышала шум, капли дождя, бьющиеся об асфальт. Она поглядела на небо, он было затянуто серыми тучами, ни одного луча солнца, не пробивалось из-за этой пелены.

«Как в моем случае», - подсказал внутренний голос. Гермиона дрожащей ладонью провела по волосам, подхватив несколько капель в ладонь. Все эти движения были такими странными, словно Гермиона просто пыталась поиграть со временем, немного повременить с агонией.

Прошло несколько секунд, и его голос снова проник в сознание, так же сладко и жестко одновременно продолжая убивать. Медленно. Нестерпимо больно.

- Мне не пришлось особо напрягаться. Ты сама создала мир, вылепила из меня героя. Поверила в то, во что ни один здравомыслящий не поверил бы, зная меня.

Горячие слезы обожгли лицо. Хорошо, что дождь усилился. Слезы были не так видны. Гермиона зажмурилась. Пусть это окажется сном. Неправда. Неправда. Неправда.

- А ты знала меня с первого курса и знала какого мое отношение к тебе, к твоей компании? К ненавистному Поттеру, которому всегда все сходит с рук, которого обожают и лелеют, думая, что он надежда волшебного мира! Разве нет?!

- Зачем ты убиваешь меня. Режешь по живому? – хрипло прошептала девушка. Слезы стекали по лицу, смешиваясь с дождевыми каплями. Девушка из последних сил наделась, что он не заметит, пусть он думает, что это дождь. – Ты же не такой…

- Ну-ну, будем повторять старую песню. Я хороший, я добрый, я никогда не стану Пожирателем? Ты это хочешь сказать или услышать от меня? – Малфой почти смеялся.

- Я просто знаю. Я вижу людей… и мне хватило времени, чтобы понять, что ты просто запутался в себе, в людях, ты хочешь казаться…, - девушка не договорила, Малфой снова сжал плечи, на этот раз она вскрикнула.

- Показалось тебе все это! – констатировал Драко и отпустил плечи девушки. – Если бы я подходил под одно описание, которое ты мне сейчас дала, я бы никогда не решил уйти из школы и принять метку, а потом помогать своему отцу, а вместе с ним и Темному Лорду.

Гермиона отчаянно качала головой. Трудно было сосредоточиться даже на его лице. Мир словно пошатнулся. А все ведь и вправду не будет так как было раньше!

- А для тебя все было по-настоящему, для меня же всего лишь игрой! – пустой, ничего не выражающий взгляд проник в сердце.

- Ты жестокий! - выкрикнула Гермиона яростно.

Кривая усмешка снова появилась на лице слизеринца.
- В какой-то степени мне приятно, что Гермиона Грейнджер мучается из-за меня. Знаешь, я бы стер тебе память, что я и хотел сделать, когда все это только начиналось, но сейчас не смогу. Слишком жалко оставлять в твоей голове пустоту без единого воспоминания о себе. Проще, если ты будешь все помнить. Это же почти месть.

Как же сильно в этот момент Гермионе захотелось ударить его. Он был рядом. Гермиона замахнулась, чтобы дать ему пощечину, но не успела. Драко отреагировал быстрее. Он успел перехватить ее руку и со всей силы сжал, словно помимо раздирающей сердце душевной боли, старался причинить еще и физическую.

- Ну, а что ты хотела? Думала, что все так просто? Думала чистокровный волшебник снизойдет до тебя, потому что ты такая особенная? Да я смотрю, ты ошиблась. Все это время я лгал тебе, а ты неспособна была понять! Искала во мне хорошее. Сама внушила себе, что все замечательно. Я замечательный. А я все это время так же призирал Дамблдора, ненавидел Поттера, смеялся над твоей глупостью.

- Зачем ты так со мной? Зачем? – бесцветным голосом спросила Гермиона. Надежда наконец потухла и улетела, махнув на прощанье белым крылом. Было холодно от дождя. Он разошелся не на шутку. Капельки стекали по волосам, падали на мокрую одежду, сливались со слезами на лице. А еще была дрожь, но не от дождя, а от осознания.

- Пожалуйста… Драко..

Невыносимая боль резала сердце. Словно его разбили и растоптали.

- Это все, что я хотел сказать. Это все!

- Драко, - казалось, слов Гермиона больше не найдет.
Малфой сделал шаг назад.

Значит, на самом деле все.

- Мы больше не встретимся. Никогда, - слова резанули по сердцу.

Девушка сглотнула. Разве есть в жизни слово «никогда»? Гермиона всегда обходила его стороной. «Никогда» не существовало. Было вчера, сегодня, завтра, а «НИКОГДА» не было. Оно не вписывалось в ее расписание. А теперь… Никогда ничего не будет так, как раньше. Никогда!!!

Не верилось.

- И ты можешь не искать со мной встреч, все равно не найдешь.

- Ты бросаешь школу? – голос дрогнул.

- Да. Я транссгресирую отсюда. Хороший приз все-таки придумал Дамблдор, и хорошо , что ты выиграла в первом конкурсе. Так бы у меня не было способов незамечено улизнуть из школы, хотя есть еще Хогсмид, но с тобой все-таки проще!

- Я ненавижу тебя! – искренне призналась Гермиона, чувствуя, как что-то новое разливается по крови.

- Я счастлив, что вызываю такие сильные чувства! – холодно ответил Малфой и отступил еще на шаг.
Никогда.

Гермиона закрыла глаза. Останется ли у нее достаточно сил, чтобы вернуться в школу или хотя бы сделать один шаг и прижаться к холодной стене, чтобы не упасть тут. Слезы стекали из- под ресниц, Гермиона уже ничего не слышала, кроме шума дождя. А ведь в детстве она любила дождь. Удивительно. С тех времен прошло много лет, а этот вечер раз и навсегда заставил возненавидеть его.
Девушка не открывала глаз. Может, когда Драко уйдет, станет проще, она не увидит его уход. Гриффиндорцы славятся храбростью и внутренней силой. А значит, надо выстоять хотя бы ради своего факультета. Не упасть в его глазах. Пусть не думает, что внутри у нее все разрывается. Пусть уходит в это НАВСЕГДА!

И тут Гермиона чуть не задохнулась, внезапно она почувствовала его запах. Так близко. И его холодные губы вдруг коснулись лба. В эту самую секунду Гермиона подумала, что он солгал. Все. От начала и до конца. Это же ложь. Самая простая. Или шутка. Пусть даже самая жестокая шутка в жизни, но шутка, значит, неправда. И в жизни еще будут его руки, глаза, слова. Он будет, в конце концов. Он не уйдет, и это самое тяжелое слово «НИКОГДА» канет в лету, потому что он не бросит. Он останется. Будет рядом, так как раньше. И можно будет просыпаться утром от лучезарного счастья, которое прочно засело в груди. Или слушать Драко часами, а самой молчать. В счастье ведь не нужны слова, они излишни. Счастье оно же так коротко, но запоминается на всю жизнь…

- Прошу, не уходи! – прошептала она.

- Я не могу! Прощай…

Его губы исчезли, стало еще холодней. Гермиона открыла глаза и словно во сне наблюдала, как он делал неминуемые шаги вперед, все дальше и дальше отдаляясь от нее. Не выдержав, девушка закрыла глаза. Невозможно было его терять и еще видеть то, как он уходит. Быть может, Гермиона все же наделась, что он останется. Не уйдет. Она до последнего не открывала глаза. Боялась.

И не выдержав, распахнула: Малфой исчез, словно никогда и не появлялся. Стремительный дождь не оставил даже его запаха, потому что чувствовался только запах мокрого асфальта.

Гермиона сделала два шага назад и уперлась в каменную стену. Ноги больше не совладали с телом. Девушка бессильно скатилась по стене. Горячие слезы хлынули из глаз.
Теперь-то она уже точно понимала, что это конец.

А ведь он прав.

Она сама все выдумала. Поверила ему, придумала сказку, основанную на чувствах и иллюзиях. Сама все время искала в нем только хорошее, не смотря на то, каким он все это время оставался. Подумала, что знает его и способна помочь.

«Безвыходных же ситуаций не бывает», - так считала она. «А он может исправиться».

Просто Гермиона подумала, что он снял непроницаемую маску, а оказывается, он ее и не надевал. Он все это время делал, то, что задумал с самого начала. И все эти раны, которые она залечивала, были неслучайны и нападение на министра, пусть это даже выходит за рамки логики, тоже не было случайностью. (Ну как может подросток пробраться в Министерство, да еще и пытаться совершить нападение на значащее лицо в волшебном мире). Все что происходило было уже продуманно. И ….Беллатрисса с Пожирателями похоже тоже совершили нападение не случайно.

«Какой же он хороший стратег».

Гриффиндорка с самого начала понимала, что все это не закончиться большой любовью или свадьбой. Она не видела своего будущего с ним, но в тот день, когда он поцеловал впервые, не смогла больше не думать о нем. Она могла представить себя с кем угодно: Роном, Гарри, Невиллом и даже с Кормаком, но не с Малфоем. Ему до ужаса не пошел бы свадебный фрак и обычная рутинная жизнь была бы не для него. Но в том-то и отличие: он не похож ни на Рона, ни на Гарри, ни на кого. Он словно бы из другого мира. Такой странный, противоречивый, агрессивный и до боли любимый. Сначала она жутко его боялась, не хотела помогать, ведь в одночасье потеряла любимого парня и лучшего друга, но и предположить не могла, что приобретет совершенно новое знание – Малфой оказался другим.

Гермиона тяжело вздохнула.

Ошиблась. Он не был другим. Все просто показалось.

И его помолвка завтра с Пэнси.

Как же странно, Гермиона порой следила за этой девушкой. Смотрела на то, как она ведет себя рядом с Малфоем и порой сравнивала себя с ней. И никогда не находила ни одного отличая. Та была слизеринкой, чистокровной волшебницей, богатой наследницей, взрослой, зрелой девушкой, красивой, холодной… Малфой и Пэнси, как никто более подходили друг другу, и с чего же Гермиона решила, что сможет заменить ее.

«А Пэнси…Она всегда была. Всегда была моей невестой…»

Гермиона нервно усмехнулась.

А знала ли Пэнси, что он проводит время с гриффиндоркой пусть даже и ради какого-то задания?

Догадывалась, возможно. Чувствовала запах другой. Злилась? Или в чистокровных семьях – все по-другому. Они не подают виду что, что-то плохо?! А быть может, он сам ей все всегда рассказывал, и они вместе смеялись над глупостью Гермионы…

Но он же не врал. И глаза его не врали никогда!

Никогда!

Девушка прижала ладони к глазам. Холодный дождь не щадил ее. Одежда была полностью вымокшей, но у гриффиндорки не было сил возвращаться в Хогвартс да и вообще даже на трансгрессию не хватало сил.

Гермиона еще не знала, что холодный дождь даст о себе знать и неделя в больничном крыле будет самым тяжелым испытанием после потери Малфоя. Но еще тяжелее будет жить без него, знать, что он есть где-то, но жить лишь воспоминаниями. Пытаться забыть, а ночами думать о нем.

«Когда-нибудь боль притупится, но не пройдет», - думала Гермиона, плача от бессилия. Струйки воды стекали по лицу вместе со слезами. Вместе с ней плакал дождь. Он один был способен понять горе девушки, один оплакивал с ней тяжелую утрату. Он пытался понять, окутывая своим мокрым одеялом.

«В жизни не всегда все так, как хочется», - словно шептал он, звонко стуча об асфальт.
«За черной полосой несомненно последует белая…»

Но Гермиона не верила ему. Она вообще сомневалась, что когда-нибудь кому-нибудь снова поверит.

НИКОГДА…



---------------------
Вступаем в группу в контакте - http://vkontakte.ru/club24671869





Воспоминания


Дни не летели, они шли мучительно долго, больно. Гермионе казалось, что она попала в собственный кошмар из которого никогда не найдет выхода. Боль была единственным чувством, которое девушка могла ощущать. После того рокового вечера Гермиона попала в больничное крыло и провела там самые тяжелые и одинокие дни. Гарри, Рон, Джинни, Невилл, Луна, конечно, навещали ее, но от этого легче не становилось, наоборот, видя их живые и добрые лица, хотелось убежать и спрятаться, ведь Гермиона так не вписывалась в окружение своих друзей.

Одним поздним вечером, когда мадам Помфри крепко спала в больничном крыле, послышалось шуршание, воздух колыхнулся, и Гермиона увидела Рона. Он аккуратно снял с себя мантию-неведимку и улыбнулся Гермионе.

- Привет, - прошептал он и подошел к девушке.

- Привет, - обрадовалась гриффиндорка.


Пара секунд и Рон крепко сжал Гермиону в объятиях.

- Надеюсь, не потревожил? – спросил он, сев на стул рядом с кроватью.

- Нет, что ты, наоборот, здорово, что ты пришел. Я думала, умру со скуки тут, - Гермиона легко улыбнулась, глядя на дорогого ей человека.

- Я все уговаривал и Гарри придти сюда, но он сказал, что нам будет тесно под мантией вдвоем. Да мне даже одному было не легко. Ноги видно, один слизеринец похоже меня заметил, но слава Мерлину, не поднял шума.

- Я рада, Рон. Спасибо, что пришел. Мне не хватало общения, - Гермиона опустила глаза и тихо произнесла, - тем более с тобой.
Рон улыбнулся.

- Мне тоже. Столько хочется у тебя узнать, спросить. Но я боюсь, что это лишнее, ты еще не поправилась.

- Рон…если хочешь, спрашивай. Я виновата перед вами. Мне нету оправдания. Гарри тебе сказал ведь?

Повисла тишина. Гермиона сглотнула и приготовилась услышать страшную правду. Но вместо этого Рон лишь пожал плечами.
- Ты о чем?

От сердца сразу отлег тяжелый камень.

- Я..яяя, да просто. Я думала..

- Не важно, Гермиона. Понимаешь, не важно. Если тебе тяжело, можешь мне ничего пока что не говорить. Договорились? – Рон взял за руку девушку.

- Да, конечно, - Гермиона улыбнулась.

- Но лишь пока что. Просто я знаю, слишком мало времени прошло и ты не окрепла и тебе тяжело. Я не знаю что случилось тогда в Хогсмиде, но ты должна пообещать мне, что все расскажешь, тогда когда сможешь, когда наберешь силы, чтобы все рассказать.

- Ладно.

- И расскажешь все как было…не привирая ничего. Хорошо, можешь это пообещать?

Гермиона закусила губу. Как же можно такое рассказать Рону.

Он же не поймет. Не поверит.

- Я обещаю!

Рон улыбнулся.

- Спасибо. Мне важно это.

Рон повернулся к окну, смотрел пару секунд в темноту.

Гермиона закусив губу, молчала.

Ох, как нелегко будет все рассказать. Девушка уже думала, что самое тяжелое позади, но нет, оказывается, нет. Она обязана раскрыть правду. И непонятно как потом сложатся отношения. Будет ли Рон презирать, ненавидеть, перестанет уважать…никогда не посмотрит так по-доброму, как раньше.

А быть может он примет, поймет, простит?!

Гермиона не знала еще того, как отреагирует ее друг, если она все расскажет ее до последнего слова, пусть это будет самым сложным в жизни. Не поймет…не поймет…

Но когда вдруг Рон повернулся к ней снова, взял за руку и, улыбнувшись кончиками губ, произнес всего три слова, Гермиона поняла, что чтобы не случилось, он просто простит и всегда будет рядом, словно не было этого тяжелого года.

- Я все пойму!

От этих слов Гермиона не выдержала и заплакала.

- Спасибо. За все, Рон, спасибо.

В эти секунды Гермиона поняла - какая же она глупая. Малфой растоптал ее, убил все чувства, обнажил все эмоции, не выслушал, просто «убил» ее. Но в этом мире Гермиона осталась не одна. У нее есть друзья, которые способны понять и простить.

- Не за что, - Рон все так же тепло улыбался, - друзья?

- Друзья! – Гермиона вытерла слезы и искренне улыбнулась.


***

Время застыло.

После того как Гермиону выписали из больничного крыла в жизни все стало слишком обычно. Ничего не случалось. Не было не чувств, не эмоций. Ничего. Словно в сердце поселилась непонятная пустота. Даже экзамены прошли слишком просто.

В этот раз Гермиона не переживал насчет того как их сдаст, впервые в жизни она решила все завалить, но профессора ставили по обыкновению «отличные» оценки, и ссылались на то, что гриффиндорка еще не окрепла, силы не позволяют сделать лучше, хотя девушка способная и все может.
Даже такие сильные могут сломаться…

Гермиона согревала руки о стакан с шоколадом в Большом зале. Рядом с ней сидел Невилл. Гарри и Рон сдавали последний экзамен в это время, поэтому их места пустовали.

- Ты как? – спросил Невилл. – Выздоровела?

-Да, чувствую себя вроде неплохо.

- Это хорошо, а то видела бы ты Гарри и Рона в тот день, когда сообщили, что ты в больничном крыле.

- Могу представить, - нерадостно сказала девушка.

«Холодный дождь. Одежда вся мокрая. Гермиона не может найти сил, чтобы встать. Всего одно слово «прощай» напрочно засело в голове. Прощай – это навсегда.

«Можешь не искать со мной встреч, все равно не найдешь» - жестокие слова звучат в голове.

Слезы ручьями стекают с глаз. Гермиона не верит в этот кошмар, словно все это происходит не с ней. Остается только крепко зажмуриться и снова открыть глаза, и она очутиться в Большом зале, Малфой уголками губ улыбнется ей и девушка поймет, что пусть он за другим концом зала, пусть на него смотрит его будущая невеста, но в мыслях он с ней. И вечером будет встреча украдкой от всех. А потом когда Гермиона счастливая забежит в гостиную, Гарри снова посмотрит с неодобрением, но девушка беззаботно улыбнется ему, не потому что считает его переживания не нужными, а потому что она счастлива и Гарри когда-нибудь это поймет…


- Гермионааа, что с тобой? – словно из другого мира слышится встревоженный голос Невилла. – Ты плачешь?

- А, прости, что? – Гермиона ладонью быстро вытерла слезы с глаз. Воспоминания оказались слишком тяжелыми, и Гермиона даже не заметила как заплакала.

- Тебе может чем-нибудь помочь?

- Нет, нет, все в порядке. Я..просто…пылинка в глаз попала…прости, мне надо идти.

Гермиона смахнула новую слезинку, встала со стула и стремительно направилась к выходу.

Невилл лишь покачал головой.

«Пылинка и сразу в два глаза?!»


***

Гермиона застелила кровать и окинула комнату взглядом. Скоро наступит уезд. А для девушки – это поездка в никуда. Нет, конечно, поездка домой и она снова сможет снова видеть добрые лица родителей, она готова отдать за эти мгновения все, но теперь, когда в жизни призраком прошлого витает Малфой, Гермиона не уверена, что сможет быть счастливой, сможет жить так как и раньше.

Сможет ли полюбить?

Гермиона вздохнула и села на кровать. Все вещи были уже собраны, хотя уезд будет всего через неделю, но девушке каждая мелочь напоминала ЕГО. Она вдруг вспомнила. Вечернее платье все так же висит в шкафу. Гермиона подошла, открыла дверки. Золотого цвета платье одиноко висело на вешалке, словно вот вчера Гермиона его туда повесила после вечеринки.

« - Каток! - восторженная Гермиона смотрит на Малфоя. На его лице появляется непонимание. Он же не любит, когда он чего-то не знает.

- Что?

- Я хочу покататься! – веселая она отходит от него и сама не зная, зачем начинает круговыми движениями скользить по льду. Малфой все так же ничего не понимает. Раньше Гермиона многое бы отдала за его такой вид. Можно даже сказать «глупый» вид.

- Что ты делаешь?!

- А что можно делать зимой на льду! – нечаянный смех вырывается. – Конечно, кататься, жаль, что нет коньков! Но мои туфли вполне за них сойдут, разве нет!?

Ох, а ведь она знает, что Малфой не понял о чем она. Но ведь можно почувствовать превосходство над ним.
- Коньки?

- Да, и… - специально девушка выдерживает паузу, а потом делает глупый вид. - Ой, я забыла, что ты ничего про них не знаешь! О, Господи, как так можно, ты же радости жизни совсем не знаешь!

Спеша к Малфою, Гермиона берет его за руку, и начинает водит по льду.

- Что в этом хорошего?!

- Это весело, знаешь ли! – беззаботная улыбка на лице»
О, Мерлин, и так не верится, что все это уже было и не повторится никогда…


НИКОГДА.

«Он не придет. Это навсегда», - отчаянно билось в голове.
«Не появится, словно принц из ниоткуда».

- Ты умеешь сдерживать обещания! – вдруг прокричала девушка в тишину комнаты. – А я могу теперь в этом убедиться.

« Куда делась бывшая Гермиона Грейнджер – девушка, которая всегда мыслила здраво, оценивала ситуацию» - его слова, сказанные как будто сто лет назад. А ведь он был прав. Надо возвращать ту Гермиону.

Она сейчас нужна. Очень!

- Привет, - деревянная дверь скрипнула, и на пороге появился Гарри, вырвав девушку из плена собственных мыслей.

- Привет, - проговорила Гермиона, окинув платье взглядом в последний раз, закрыла шкаф. Скорее всего, у гриффиндорки не хватит сил, забрать платье с собой домой, возможно, она будет все так же одиноко висеть здесь в Хогвартсе. И останется лишь память о том незабываем вечере….
- Не помешал?

- Нет, что ты? – Гермиона подошла к кровати. – Заходи, не стой на пороге.

Гарри вошел в комнату. Недолго думая, подошел к кровати и сел на нее. Гермиона в это время, застегнув дорожную сумку на молнию, поставила ее под кровать.

- Прости, тут легкий беспорядок. Девочки давно не убирались, а у меня как-то руки не доходят...

- Ничего страшного, видела бы ты какой погром бывает у нас, так что, у вас тут просто идеально, - Гарри улыбнулся. Гермиона улыбнулась в ответ.

В воздухе витало какое-то напряжение, да и улыбка Гермионы получилась скорее грустной, нежели беззаботной.

- Поговорим? – прошептал Гарри. Гермиона поджала губы.

- Поговорим? О чем? – вздохнула девушка.

- Гермиона, я не дурак, вижу, что ты таешь на глазах. Угасаешь. Скажи, неужели все это того стоило?

- Гарри, я уже однажды сказала, что ты не поймешь…и теперь я могу сказать то же самое.

- Не пойму и никогда бы не понял. Почему именно он? Почему ты не послушалась? – тяжелый взгляд из под очков.

- Потому что полюбила…это же ты понимаешь и знаешь как это любить по настоящему..всем сердцем.

- Ты полюбила не того парня.

- Знаю. Быть может, это был опыт...

- Гермиона, о Мерлин, о каком опыте ты говоришь.
Гермиона села на противоположную кровать.

- Я сама еще не поняла, как так произошло, - Гермиона решила быть откровенной. – И…мне больно, я чувствую, что не скоро окрепну. Мне мучительно больно. Я еще никому не говорила об этом. Да, впрочем, и говорить не кому. Ты – самый близкий друг. И я знаю, что ты переживал за меня. Если можешь, прости, - непрошеные слезы вновь полились по щекам. – Ты был прав от начала и до конца, а я не послушалась. Просто полюбила, была ослеплена. И мне кажется, где-то в закоулках души, может он сделал все специально. Может, боялся за меня, свою семью, да…я не знаю…хотя, нет, глупости. Ты прав – он Малфой…а я просто дура. Я поверила ему, а не тебе или Джинни. Прости, пожалуйста, прости за все. Ты же пытался предупредить.

- Не извиняйся, Гермиона, я лишь пытался предупредить, а надо было что-то делать с этим. Тебе было бы больно тогда, но не так сильно больно, как сейчас. Все имеют права ошибаться и даже ты. Но что меня больше всего бесит в этой ситуации, что я не смог действовать. Не пытался остановить. Плохой я друг.

- О, Мерлин, Гарри, не говори так. Ты лучший…просто я не дала бы тебе ничего сделать. И честно говоря, не дала бы делать и сейчас, если бы…если бы до сих пор рядом был бы он. Можешь ничего не говорить на этот счет, но я люблю его.

- Гермиона. Но надо жить дальше. Ты не можешь грустить всегда и его любить не можешь вечно. Ты должна подняться. Выдержать все это. Тебе же не легко?

- Мне тяжело…и кажется, что я никогда никого уже не полюблю. Слишком много себя я отдала этим непонятным отношениям. Я знала все с самого начала, но боялась признаться себе. Оттягивала момент, когда я останусь без него. Я просто думала, что переживу это, потому что сильная. Но это не так. Я не сильная, я устала, Гарри, ты не представляешь как. Тогда там в Хогсмиде я не нашла сил, чтобы встать, какая-то волшебница подумала, что мне плохо. Она помогла мне. Я не могла даже трансгрессировать, а она привела меня домой и как-то достучалась до Дамблдора, и он открыл каминную сеть нашей школы, снял защиту со своего кабинета и принял меня. Не задавал вопросов, просто принял и немедленно отправил в больничное крыло. А мне все это время казалось, что я потеряю сознание. Мне было безумно холодно. И лишь Снейп что-то спросил, но я не слышала его. Тогда я хотела умереть и думала, что умру от холода. Мне не хотелось жить.

- Гермиона…

Гарри встал с кровати и подошел к девушке, сев рядом с ней на колени. Он взял ее за руку. Гермиона разрыдалась.

- Я не могу. Каждый день словно прожитая жизнь. Я так устала. Я пыталась не расклеиться, но у меня не хватает сил. Это невыносимо - жить и каждый день, думать о нем. Я знаю, что он предал меня, но я так хочу, чтобы он просто обнял меня и сказал, что пошутил…а я ведь так думала уже, думала, что он шутит, но он зло рассмеялся и уничтожил меня в конец. Я никогда не прощу ему этого.

- Гермиона, все образуется. Ты найдешь свое счастье. Пожалуйста только перстень думать о нем. Он не достоин тебя. Герми... – Гарри выпрямился. – Гермиона, ты хотела бы забыть все, что связанно с ним?

- Я, я не знаю. Хочу лишь не чувствовать боль.

- А может, хочешь все забыть. Сама подумай, он причинил тебе самую большую боль…и он не достоин находиться в твоих мыслях. Дамблдор же может…

- Стереть память? Да? – Гермиона вытерла слезы и посмотрела Гарри в глаза.

- Ну, да. Ты забудешь все, начнешь жизнь с чистого листа. Ты не будешь помнить его совсем. Лишь только, то отношение, что и раньше. Хорек, помнишь?

Девушка улыбнулась.

- Хорек! Словно из другого мира.

- Из мира, когда ты была беззаботной, но ужасно занудной девчонкой. Но мы любим тебя и такой, а на тебя теперешнюю сложно смотреть. Может, подумаешь?

- Я бы хотела, но это не простое решение.

- У тебя есть время подумать. Уезд только через неделю.

- Но ведь было много хорошего.

- Все, что было хорошим, было неправдой, не так ли?

«А для тебя все было по-настоящему, для меня же всего лишь игрой!»

- Гарри, я подумаю.

- Хорошо! – Гарри встал с пола. – Ты как?

- Как видишь, но ты так и не ответил мне.

- Насчет чего?

- Простить меня, а? – Гермиона тоже поднялась с кровати.

- Конечно, да. Да я и не..

- Врешь. Злился еще как. Поди готов был убить меня, - девушка улыбнулась.

- Ох, Гермиона, - Гарри сделал шаг и крепко обнял девушку.

– Хочу, чтобы ты стала прежней, для нас всех так важно видеть твою улыбку.

- Я подумаю, честно.

Гарри еще крепче сжал Гермиону в объятиях, и в этот момент девушка еще раз поняла как же она не одинока на этом свете…


***

Гермиона стояла у большой горгульи. Всматривалась в ее свирепый взгляд и взмах крыла, ставший вечным. Хотелось спросить у птицы - от чего же она так свирепа, что ждет ее впереди. Горгулья словно решив ответить, громко загрохотала и начла отъезжать в сторону. Гермиона сразу же встала на каменный выступ, а через несколько секунд оказалась рядом с кабинетом директора.

Золотая надпись на двери гласила «Альбус Персиваль Дамблдор».

Гермиона хотела задержаться и подольше рассматривать надпись, но дверь кабинета вдруг медленно открылась, приглашая девушку войти.

Ступая на мягкий ковер кабинета в Гермионе все сжалось. Пути назад нет, а выходя из кабинета гриффиндорка наперед уже знала, что обретет спокойствие, но и потеряет все что связывало ее с Драко. Забудет его улыбку, его теплые руки, взгляд из под упавшей челки. Его поцелуи. Он стал целым миром.

- Вы хотели что-то узнать, мисс Грейнждер? – голос Дамблдора вывел из мыслей.

- Да, профессор, - Гермиона подошла ближе к директорскому столу, но старого волшебника за ним не было.

- Что именно? - только сейчас девушка увидела директора, спускающимся по ступеням.

- Я..яя…вы только можете мне помочь.

- Это ведь не вопрос? – Альбус спустился по ступеням и сел за стол.

- Нет, профессор.

- А вы знаете, что можете передумать со своим вопросом?
- Знаю, но я все решила, мне просто нужна помощь. Гарри сказал, что вы поможете.

- Гарри..ох, как жаль, что я не могу помочь ему. И это бремя так тяжело. – волшебник вздохнул и пристально пострел на гиффиндорку. - Гермиона, я вас слушаю.

- Вы же можете стереть память? – Гермиона сглотнула.
Вот и все. Она сказала это. Смогла произнести эти простые слова.

- Да, конечно, в конце концов мне уже слишком много, чтобы не уметь таких простых, а порою очень тяжелых вещей. Ведь для меня это всего лишь заклинание, а для вас может быть и целый отрывок жизни. Смотря что вы хотите стереть.

- А вы можете стереть из памяти лишь одного человека и все что с ним связанно?

- Ох уж эта молодость. Неужели вы так уверены, что вам хочется это сделать. Вдруг знания о нем вам еще пригодятся в самую трудную минуту?

- Я уверена лишь в том, что не хочу нести этот груз.

- Тогда вы должны мне полностью доверять. Ведь вы забудете, а мне придется порыться в ваших воспоминаниях, и вытянуть этого человека. Какой промежуток времени вы хотели бы стереть с ним?

- Почти целый год…

- Мисс Грейнджер, проще стирать целый месяц, год, а не одного человека. Я, возможно, буду знать что-то, что не должен.

- Я вам доверяю, профессор.

- Вы точно уверены, что хотите этого. Ведь у вас есть выбор.

- Выбрать воспоминания и жить с болью. Я не могу.

- Тогда подождите немного. Мне нужен мой котел воспоминаний, - Дамблдор поднялся с кресла и снова поднялся на второй этаж.

Гермиона сидела одна и смотрела на разные причудные приборы на столе директора. Решение было не простым, но ведь так будет лучше и проще. Для всех.

Драко Малфой…

"- Что тебе опять надо!? - злость на лице Гермионы. Так хочется хорошенько встряхнуть этого гаденыша.

И такой простой его ответ, от которого в сердце весна.
- Ты нужна!»


От воспоминаний новые слезы потекли по глазам. Была когда-то нужна. НУЖНА ему.

«Господи, я так и буду плакать каждый день», - подумала Гермиона.

Но в воспоминаниях было все. Тепло, уют, свет.

«Малфой смотрит на Гермиону как-то по-особенному. Так насмешливо и в то же время серьезно.

- Стать моей жизнью ты согласна?

- Драко, хватит. Если ты думаешь таким образом запудрить мне голову, то ты ошибаешься, ничего у тебя не выйдет.

Какой же странный вопрос. Причем не по адресу. Спросил бы свою девушку об этом. А он спрашивает ее – Гермиону.

- А жаль, я ведь серьезно спросил.

- Не по-лу-чит-ся! - Гермиона мотает головой, а в груди самой все разрывается. Неужели серьезно? Мерлин, какой же он…странный…непонятный.

Малфой не дает додумать и целует в губы, причем так страстно и сладостно одновременно. Хочется улетать, да впрочем, с ним всегда летать охота. С ним не так как с другими.

После долгой вечности поцелуй закончился, Гермиона в это время думает, что ее потрескавшиеся губы и счастливые глаза точно выдадут ее друзьям. Начнутся вопросы, разговоры. Да плевать. Какая разница. Время позднее и надо уходить, хотя так не хочется . Гермиона берет Драко за руку и тянет к замку.

- Ты так и не ответила мне! – в его голосе досада.

- И не отвечу. Это слишком ответственно, мне надо подумать!»


Гриффиндорка с силой смахивает слезы. Все это уже в прошлом. И эти воспоминания в последний раз. Скоро она начнет жить по-новому, но лишь с большим пробелом.

- Мисс Грейнджер, поднимитесь пожалуйста сюда – голос Дамблдора со второго этажа достигает слуха.

Гермиона уверено встала и, проходя нелегкие пятнадцать ступеней и десять шагов к директору, от чего вдруг подумала, что Малфой так и не появился ни через день, ни через два, ни через неделю, ни через месяц и вот сейчас начнется новая жизнь, в которой не будет его совсем.

Жизнь без него…

-----------
http://vkontakte.ru/club24671869 группа в контакте по фанфику. Вступаем!


Глава 29


Полгода спустя.

Гермиона сидела у палатки и читала книгу «Сказки Барда Бидля». Погода с каждым днем ухудшалась. Золотую осень сменили рождественские морозы, и белоснежный снег вновь застелил все окрестности. Сейчас больше всего вспоминался Хогварст с большой красивой елкой и блестящими гирляндами на ветках. Зима уже не была так волшебна как когда-то. В этой войне не было ни елок с гирляндами, ни волшебных песен о любви и Рождестве, ни подарков – обычно самых искренних и дорогих для сердца. После последнего похода в логово самой Нагайны Гермиона и Гарри почти перестали разговаривать, хотя молчаливыми они стали еще тогда, когда ушел Рон. Гермиона все никак не могла поверить, что Рон так поступил. С каждым днем она убеждала себя в том, что так нужно, но не верила самой себе. Эти полгода были тяжелыми. Все, что так любила девушка, осталось, словно в другом мире. Там были родители, теплый дом, школа, учеба, интересные книги, а в этом новом мире – лишь пустота и темнота.

Надежда на то, чтобы найти хоть крупицу в стоге сена таяла с каждым днем. Впереди – одна неизвестность и лишь два крестража, которые Гарри уничтожил, да и то один при помощи Дамблдора. Жизнь стала сплошным поиском, пока ни к чему не приведшим.

После смерти Дамблдора казалось, что победы никогда не будет. Старый маг оставил слишком много загадок без ответа. Гермиона читала книгу в который раз, но так и не поняла - что же мудрый волшебник хотел от нее. Что должна была найти в книге девушка? О чем важном при борьбе с Волан де Мордом могут сказать детские сказки?

Да, Дамблдор знал, что Гермиона умна и безумно любит читать. И, конечно же, он полагал, что девушка без труда найдет нужную зацепку в книге. Но все было не так. Гермиона не понимала пока ничего. В сказках не рассказывалось ни о крестражах, ни о Пожирателях и уж тем более о Волан де Морде.

Оттого-то отчаяние побеждало. Брало вверх. Окутывало словно темным шлейфом…

- Гермиона! – девушка вздрогнула. Она не заметила как подошел Гарри. – Ты давно носишь медальон. Моя очередь, - сказал он и протянул руку.

- Да, конечно, - Гермиона распутала шарф и дрожащими от холода руками сняла тяжелую цепочку с медальоном.
Положив вещицу в ладонь Гарри, Гермиона почувствовала небывалую легкость. Ощущение того, что все бесполезно, исчезло. Гермиона поглядела на юношу, который в это время повесил себе на шею тяжелую ношу и убрал под воротник свитера.

Оглядев друга, девушка поняла, что он стал совсем не похож на себя. Когда с ними был Рон, все это как-то не замечалось, а теперь Гермиона как- будто впервые посмотрела на Гарри внимательно. Темные круги под глазами. Тяжелый взгляд. Отросшие и взъерошенные волосы на голове. Таким она помнила его после смерти Сириуса. Он был подавлен, но продолжал жить. В памяти всплыл первый день учебного года в поезде Хогвартс – экспресс.

- Может, стоит остаться с тобой? Ну, совсем не хочется оставлять тебя тут одного! - произнесла Гермиона, когда Рон вышел из купе.

- Гермиона, что может случиться, если я просто посижу тут один? А если вы вдруг задержитесь, я пойду в купе к Невиллу, возможно, там не так уж и плохо!


Тогда Гермиона побоялась оставить его в купе, а теперь боится оставлять в этой нелегкой войне.

- Как ты? – спросила девушка.

Гарри тяжело улыбнулся.

- Как и всегда. А ты почему здесь?

Гермиона поглядела на книгу и потрепала уголок страницы.

- Я тут думала и я не могу понять, почему Дамблдор не подсказал тебе, когда был жив, что же хотел сказать всем этим.

Гарри вздохнул. Оперся спиной об дерево.

- Он просто знал, что рано или поздно мы догадаемся сами. Он ведь всегда оставлял вопросы открытыми, а я искал на них ответы. Он давал слабую зацепку, а все остальное я додумывал сам. Просто он не успел рассказать. Он не знал…

- Почему ты думаешь, что он не знал? Наследство, которое мы получили – это же какие-то ключи. Думаешь, если бы он остался жив, и лет через двадцать мы получили эти вещи, они бы нам о чем-то сказали? Они были бы просто предметами, оставленными Дамблдором, как память о нем, а сейчас все не так просто. Каждая вещь должна нам что-то подсказать. Они много значат в этой войне!

- Гермиона, честно, я не знаю. Ты не представляешь, как я устал. И если ты думаешь, что меня не мучают вопросы, то ты ошибаешься. Ведь на поиски крестаражей могу уйти годы… Но если ты хочешь…

Гермиона нахмурила брови и перебила Гарри.

- Не говори ерунды. Я не оставлю тебя. Мы же сами захотели тебе помогать, и я не брошу тебя сейчас. Один ты не сможешь нести это бремя.

- Спасибо тебе, - Гарри опустился на корточки рядом с девушкой.

- Не за что, - Гермиона слабо улыбнулась. – Знаешь, а я не могу понять, почему Рон так поступил? Как он мог бросить нас в самое сложное время? Неужели он ничего не понимает. Да, на нем был медальон…но ведь медальон просто дал силы сказать то, о чем он думал давно.

- Гермиона, я еще сам слишком зол на него, но почему-то уверен, что он вернется. Рон просто устал. Я могу понять его. Он был прав, когда говорил, что мне не за кого беспокоиться, ведь у меня нет семьи.

- Гарри!

- Но это же так. И нет ничего плохого в правде. Он прав. Я не знаю что такое переживать за кого-то родного и близкого. Был Сириус, но его нет сейчас рядом, его нет вообще. Ты свою семью уже уберегла. Ни Пожиратели, никто не сможет им что-то сделать. А семья Рона…ты ведь и сама помнишь, что все они отслеживаются Министерством за то, что общались со мной.

- Да, - коротко ответила Гермиона и опустила взгляд. Вспомнилось доброе лицо миссис Уизли, она ведь была почти как собственная мать. А мистера Уизли всегда поражали изобретения магглов. Он мог часами возиться с мотором от мотоцикла. А близнецы. Это же вообще отдельная история. И Джинни. В последнее время Гермиона стала лучше общаться с сестрой Рона. Они могли говорить обо всем, начиная с учебы, заканчивая парнями.

И Джинни часто говорила о Гарри. Гермиона посмотрела на Гарри, некоторое время колебалась, но все же спросила.

- Гарри, а ты скучаешь по Джинни

Гарри тяжело вздохнул. Он не смотрел на Гермиону, взгляд был направлен куда-то вдаль.

- Я думаю о ней каждый день. И мне страшно. По-настоящему. Так же как и Рону было. Я боюсь однажды включить радио и услышать… - Гарри пару секунд молчал. – Я, лишь я один на всем свете буду виноват, если что-то случиться с ней.

- С ней все будет хорошо, - уверенно сказала Гермиона. – Знаешь, когда-нибудь, когда все это закончится, ты будешь стоять в дорогом смокинге и волноваться. Рядом будут все те, кого ты так горячо любишь, а Джинни пойдет в красивом белом платье под руку с мистером Уизли. Это будет самый счастливый день после этой войны. Просто поверь, Гарри.

- Ты оптимистка?

- Я старюсь.

- А Рон тоже будет в смокинге? – Гарри улыбнулся, взглянув Гермионе в глаза.

Девушка лишь вздохнула.

- Возможно. Он же будет свидетелем или как бывает на свадьбах…если, конечно, ты простишь его.

- Я уже простил.

Гермиона кивнула.

- Это правильно. Каждый вправе совершить ошибку. Но вот я не смогу его простить.

- Тебе так кажется. Но чтобы там не было наша дружба на века, разве нет?!

- По-моему, оптимист это ты, - Гермиона улыбнулась.

Гарри поднялся и протянул руку Гермионе. Девушка поймала его ладонь и встала со снега. Вытащив палочку, она растворила в воздухе наколдованный плед.

- Чудеса магии? – улыбнулся Гарри.

- Ну, да. Не сидеть же на снеге.

- У нас есть вполне неплохая палатка. Там тепло.

- Я…мне просто надо было побыть одной, подумать о многом.

- Гермиона, если тебя что-то беспокоит, можешь рассказать мне, - Гарри внимательно посмотрел девушке в глаза.

- Все хорошо, - сказала Гермиона.

- Ладно, тогда пошли, - Гарри сделал пару шагов, но девушка не сдвинулась с места.

- Нет, Гарри, меня беспокоит кое-что.

- Что? - Гарри подошел к Гермионе.

- Мне который день уже сниться один и тот же сон, и я не знаю к чему это. Это безумно глупо, но мне кажется, что что-то такое уже было в моей жизни или будет.

- О чем он? – Гарри нахмурил брови.

- Я всегда нахожусь в одном до безумия красивом месте.

Там лед, голые, заиневевшие деревья, небо в звездах, сверкающий снег и я танцую вальс. Во сне мне так хорошо и легко и не хочется, чтобы это когда-то закончилось. Откуда-то льется красивая музыка, такая легкая и мелодичная. А мой партнер все время смотрит мне в глаза. Словно он не способен смотреть на что-нибудь другое. И я чувствую лишь непонятное влечение к нему. Любовь, страсть…я даже не знаю.

- Как он выглядит? - слегка напрягшись, спросил Гарри.

- Партнер?

- Ну, да.

- Он блондин. С хорошими манерами. Аристократ, возможно. На нем черная шелковая рубашка, темные брюки. Я даже во сне чувствую как от него превосходно пахнет. Такое ощущение, что это моя армотенция. Помнишь, мы проходили в прошлом году это. И знаешь, что самое странное, сон всегда обрывается на том месте, когда вдруг появляешься ты…

Гермиона замолчала. Она вот так вот просто рассказала Гарри что-то сокровенное о себе. Они давно не разговаривали и тут в один день, словно решили рассказать все друг о друге.

Гарри сглотнул. Словно дежавю.

Берег озера. Заиневевшие деревья, легкая музыка, искрящийся снег. Два человека стоят в объятиях друг друга и со стороны кажется, что им неважен никто в этом мире кроме их двоих. Родная Гермиона и злейший враг - Драко Малфой.
Если сказать, что Гарри тогда испытал шок, это значит не сказать ничего.

- Гермиона!? – хочется отозвать ее и если она не обернется, значит все неправда. Это не она.
Но она оборачивается.

- Гарри..яяя…. , - начинает Гермиона оправдываться, но не успевает Малфой прерывает ее.

- Поттер, что ты тут забыл?


Яркую картинку, всплывшую в сознании Гарри, прервал голос Гермионы.

- И когда я просыпаюсь, ощущение того, что это уже все было со мной, но в какой-то другой жизни. Я не знаю даже как это объяснить. Может это будущее? Просто это так странно. Со мной еще не бывало такого, - Гермиона поправила прядь волос, выбившихся из хвостика. – Гарри, ты же видел сны и они сбывались. Как думаешь?

Гарри вздохнул. Он даже не знал как ответить. Кажется только вчера еще живой Дамблдор вызывал его и Рона к себе в кабинет и рассказал о том, что напрочь (хоть это было и не легко) стер из памяти Гермионы одного человека.

- Она забудет все что было связанно с ним, но не только на этот год. Она забудет его полностью. Для нее не было вашей первой встречи с Малфоем, не было вражды и ссор. Она не знает, что в Слизерине есть такой студент как Драко Малфой. Пожалуйста не забывайте это, - Дамблдор устало взглянул в глаза Гарри и Рону из под очков-половинок.

- Да, профессор, - ответил Гарри. Рон лишь кивнул.

- А это действие надолго?

Дамблдор встал из-за стола и обошел студентов, подойдя к библиотеке с книгами.

- Ничто не длиться вечно, Гарри. Как видите книг написано много, но никогда нельзя предположить как сознание одного человека отличается от другого и как скоро Гермиона Грейнджер вспомнит своего старого врага, я не знаю. Могу сказать лишь одно, что сначала в память вернутся самые первые воспоминания и возможно самые сильные связанные с ним. То, что она запомнила больше всего.
Гарри и Рон переглянулись.

Дамблдор улыбнулся.

- Пока я жив, моя магия сильна, и я думаю, нет повода для беспокойства. Берегите Гермиону. Она замечательная девушка. Умная, добрая, заботливая. Жаль, что когда я учился в школе, у меня не было такой подруги, - Дамблдор подмигнул юношам. – Не желаете шоколадного печенья?!


- Гермиона, все мои сны были связанны с Волан де Мордом, и он проникал в мое сознание, и создавал то, что хотел, чтобы я увидел. Ты же помнишь как было на пятом курсе. После этого я не придаю значения снам.

- Гарри! Табу! – вдруг закричала Гермиона, но было уже поздно.

***

Очнулась Гермиона в темном помещении. Голова безумно болела. Девушка попыталась нащупать палочку в кармане джинс, но ничего не нашла. Было совсем темно, даже крохотного окошка со светом не было.

- Гарри! – позвала девушка, но никто не ответил, лишь тяжелая тишина сдавила сердце. – Гарри, пожалуйста, ответь! – второй раз крикнула Гермиона.

- Пожалуйста, мне страшно, - уже шепотом произнесла она.
Отчаяние снова стало побеждать. Гермиона встала с холодного пола и прошлась по темной комнате, в которой находилась. То, что это была комната, а не какой-нибудь подвал Гермиона поняла сразу. Тут было не холодно и когда глаза привыкли к темноте, девушка могла разглядеть очертания предметов мебели.

Гермиона хорошо помнила что случилось но лишь до какого-то момента. Она видела, что после того, как Гарри произнес имя Темного Лорда, раздалось несколько хлопков. Гермиона ни о чем не думая схватила Гарри за руку и побежала в палатку, тогда почему то она была уверена, что можно будет трансгрессировать или хотя бы за коротких пару секунд что-то придумать, но так и не успела добежать до палатки.

- Стоять! – чей-то грозный голос прогремел над ними, а потом полыхнул свет.

От неожиданности девушка замерла. Рука сама потянулась к палочке. Гермиона видела темные силуэты людей, которые приближались к ним. Их было человек пять – шесть.

- Петрификус Тоталус!- закричала Гермиона, наставив палочку на врагов. Один человек внезапно упал.
Но кто-то выпустил новое заклятие. На этот раз отреагировал Гарри.

- Рефлекто! – отразил он заклятие противника.

- Петрификус… - Гермиона не успела, кто-то крикнул Экспелиармусс и ее палочка выскользнула из рук.

Гарри нацелился на врага, но не успел произнести заклятие. Внезапно он повалился на снег и закричал.

- Гарри! – Гермиона тут же опустилась, взяла Гарри за голову. – Что с тобой? Гарри, это ОН, да?
Но юноша не мог ничего ответить.
Противники были уже близко. Вытерев слезы, Гермиона взяла из руки Гарри палочку, подумав, что хуже уже не будет, Гермиона закричала:

- Инсендио! – вокруг Гермионы и Гарри разжегся огонь. Это на какое-то время застопорило врагов.

- Я должна транссгрессировать! – прошептала девушка. – Должна!
Гермиона попыталась настроиться, крепко держа Гарри за руку. Полыхнул белый свет и Гермиона потеряла сознание.

Что-то щелкнуло. Гермиона обернулась. Судя по очертанию – щелкнул замок в двери.

Гермиона отошла назад, заняв тем самым оборонительную позицию. Еще два щелчка и дверь распахнулась. На пороге появился Пожиратель смерти в темном плаще и с маской на лице. Гриффиндорка сжала кулаки. Она не знала, как поступить, но чтобы не произошло, приготовилась действовать по удаче. Конечно, если в том, что происходило была хоть кроха удачи.

Человек захлопнул за собой дверь и прошел внутрь. Сердце девушки подпрыгнуло от страха.

«Я же гриффиндорка, почему же я боюсь?», - думала она, наблюдая за тем, как Пожиратель приближается.

Он достал палочку из кармана. Гермиона сдала несколько шагов назад, но уперлась в холодную стену. Человек в маске взмахнул палочкой и к удивлению девушки, зажглось несколько свечей на стенах, а не посыпались непростительные заклятия.
- Не бойся, я не буду тебя убивать! – произнес он и подошел совсем близко к Гермионе.

Девушка задержала дыхание. Пожиратель взял Гермиону за руку и дернул на себя. И снова он удивил. Он внимательно осмотрел руки, потом шею. Казалось, что он просто ищет раны или царапины. Хотя, да, так и было. Он осматривал Гермиону.

- Где Гарри? – осмелев, спросила Гермиона.

- Хочешь к нему, да? – с сарказмом и какой-то злобой спросил он.

Гермиона ничего не ответила, лишь рассматривала маску Пожирателя. Надо же, еще так близко она никогда не смотрела на этих людей. Словно глаза в глаза.

На пороге вдруг возник человек в плаще. Гермиона не знала его. Да это не было столь важным. Он же был Пожирателем, а у Гермионы не было ничего общего с ними или почти не было.

- Драко, Хватит возиться с девчонкой. Она тебе все равно ничего не скажет. Лучше веди ее в зал. Там ее дружок может под Круцио заговорит, - произнес он и улыбнулся.

- Да, сейчас. Пока иди. Я скоро буду.

Человек кивнул и, прикрыв дверь, пошел по коридору. Его тяжелые шаги эхом раздавались по коридору. Когда они заглохли, Пожиратель, находившийся рядом с Гермионой, снял маску.

- Видимо, это больше мне ни к чему!

На какой-то момент Гермиона так и застыла на месте.

Невозможно казалось оторвать взгляд от этого человека. Она же столько раз видела именно его.

Светлые волосы, серые глаза, до боли знакомый взгляд. Он смотрел на нее, не отрываясь, словно не мог смотреть ни на что другое. Там на сверкающем льду из сна. Этот человек.

Он не мог быть Пожирателем, ведь там во сне он был другой. Такой же, как и Гарри или Рон. Невозможно красивый ангел. В груди отчего-то застыла боль. Такая жгучая и сильная.

Гермионе казалось, что когда-то она ее уже испытывала, но это просто показалось. Девушка вдруг протянула руку к этому человеку и схватила за ладонь. Гермиона не знала как он себя поведет, что скажет, но это была ее последняя надежда.

- Прошу помоги. Ради всего святого, помоги мне. Умоляю.

Малфой смотрел на девушку и ничего не говорил. Одна рука крепко сжимала палочку, другой он схватил запястье Гермионы.
Он смотрел прямо в глаза гриффиндорке. Такой тяжелый, пронизывающий взгляд, как-будто он не мог сказать вслух что хочет, а мог только рассказать глазами. Он покачал головой влево-вправо, а потом тут же вверх вниз. Гермиона ничего не понимала. Согласен ли он помочь или…

Она наделялась, что согласен, но ведь это было бы самым глупым поступком в жизни юного Пожирателя. Разум твердил девушке, что на то, что она надеется никогда не произойдет. Он выпустил палочку из руки, и провел ладонью по щеке девушки. Нежно и легко.

Гермиона сглотнула. До чего же ей казалось ,что что-то такое уже было. Этот взгляд, она же знает сто лет или это прикосновение. Но девушка понимала, что это лишь плоды ее больного воображения.

Пожиратель поднял палочку с пола и направил на Гермиону, словно собирался произнести заклятье.

Надежда, которая порхала совсем рядом, растаяла. Гермиона не видела в этот момент руки Драко, она лишь смотрела в его серые глаза.

Малфой беззвучно произнес какое-то заклятие, и легкий свет полыхнул из палочки…


Глава 30


Прошлое.


Гермиона спустилась по каменным ступеням. Грозная горгулья с шумом повернулась и закрыла собой проход. Гермиона смотрела на нее какое-то время. Она думала о том, что странным было поведение директора. Зачем вызывать к себе и говорить про экзамен, который Гермиона и так знает превосходно. Хотя, нет, Дамблдор говорил еще о том, что что бы не случилось надо будет помогать Гарри. Хотя и это девушка знала прекрасно. Похоже, с Гарри и Роном ее уже никогда ничего не разлучит. Гермиона улыбнулась. Приятно было осознавать, что в ее жизни есть такие друзья.

Но в груди чувствовалось какое-то непонятное уныние. Боль. Гермиона не придала этому значения, хотя потом намного позже она поймет, что стоило. А сейчас она просто пошла в гостиную. Оказавшись в Общей гостиной, девушке отчего-то стало трудно дышать.

Непонятные слезы полились по щекам. Гермиона не понимала что же с ней происходит. Так больно не было давно. Словно кто-то царапает сердце.

- Гермиона? – в гостиную вошел Рон. Увидев девушку в слезах, он тут же бросился к ней. – Эй, ты чего? Все хорошо?

- Не знаю, - Гермиона обняла Рона за плечи и заплакала сильнее. – Мне так больно, Рон, я не знаю что со мной, но так больно как будто кто-то умер. Может, с родителями что-то случилось?!

- Гермиона, все хорошо. Случилось, мы бы знали. Просто ты, может, устала. Эти экзамены, твоя болезнь. Но скоро все образуется, - уверил он.

- Что такое? – к ним подошел Гарри, только что вошедший в гостиную. - Гермиона, ты плачешь?

- Эй, ты, где был?- спросил Рон.

- Гулял с Дж…

- Ааа, - протянул Рон быстрее, чем ответил Гарри.

- Что с ней? – озадаченно спросил Гарри.

- Честно, не знаю. Я увидел ее такой. Она сама не понимает в чем дело.

- Гермиона? – Гарри чуть наклонился, пытаясь посмотреть девушке в глаза.

- Я была у Дамблдора, - начала Гермиона. – А потом мне стало больно. Я не знаю причину. Со мной еще так не бывало. Может это нервы, а может, Мерлин, я даже понять не могу. Наверное, мне надо поспать. Простите меня.

Гермиону вытерла слезы и отстранилась от Рона, смущенно провела ладонью по его рубашке, где остались следы ее слез.

- Простите, - повторила она и покинула гостиную.

- Ты что-нибудь понимаешь?- спросил Рон, глядя на пустой вход, ведущий в спальни, где только что прошла Гермиона.

- Она была у Дамблдора,- ответил Гарри. – Это же очевидно.

- И что? – непонимающе спросил Рон. - Думаешь, он ее расстроил?

- Рон, не будь дураком. Он стер Малфоя из ее памяти.

- Ох, точно! – Рон ошарашено взглянул на Гарри. – Значит это просто…

- Остаточная память. Гермиона не может понять, что с ней. Потому что она забыла его, а вот чувства и боль остались. Точно так же как забыть, что ты хочешь есть, когда очень голоден. Ты-то забудешь, а вот голод останется.

- Я вот никогда не забуду, что голоден, - подумал Рон.

- Это не важно сейчас, Рон. Просто Гермионе нужно время. Надо помочь ей с этой болью.

- Мы поможем. В конце концов, она наша подруга, а друзей нельзя оставлять в беде, - произнес Рон.

- Один раз мы оставили ее в беде. Сам помнишь чем все закончилось, - Гарри вздохнул.

- В этот раз такого не повторится. К тому же я теперь всегда буду рядом с ней.

Гарри прищурился, посмотрев на друга, и улыбнулся. Рон опустил глаза и смущенно почесал нос.




***


После смерти Дамблдора.

Гарри с трудом смотрел на друзей. Гермиона сидела вся заплаканная, ее обнимал Рон.

- Вот и все! – прошептала она.

Гарри вздохнул, окинул взглядом до боли знакомый замок.

- Я не вернусь сюда больше, - произнес он полный решимости.

Гермиона вздохнула. Убрала с лица прядь волос и посмотрела Гарри прямо в глаза.

- Я знала, что ты так скажешь. После того, что произошло. После того, как поступил Снегг. Гарри, но что же ты собираешься делать?

Гарри объяснил, что собирается искать оставшиеся крестражи, по пути навестить дом, где когда-то жили его родители. Он не знал еще с чего начинать. Куда идти. У него не было четкого плана, но это не так уж и волновало его. Просто начать с начала – с Годриковой Впадины…

Гермиона выскользнула из объятий Рона. Взяла за руку Гарри, потом протянула ладонь Рону. Держа их двоих за руки, она произнесла.

- Знаешь, что бы ни случилось, мы всегда будем с тобой. Запомни это. И даже не пытайся нас разубедить, - она легко улыбнулась.

Гарри посмотрел на ее с болью и в то же время с уважением.

- Да. Так что так просто тебе от нас не отделаться, - подмигнул Рон.

Гермиона снова улыбнулась. Конечно же, она понимала, что Гарри попытается их разубедить. Но решение уже было принято и возражениям не подвергалось. Она знала на что идет. А еще у нее было предчувствие, что скоро в ее жизни что-то изменится. Жаль, что она не помнила, что однажды уже кое-что менялось до неузнаваемости и эти перемены были связаны всего лишь с одним человеком…




***

Август, дом родителей Гермионы.

С самого утра небо было затянуто серыми тучами. Шел дождь. Рон сидел в комнате Гермионы и рассматривал ее компьютер с большим интересом.

- Надо же эта штуковина движется, - ликовал он, водя по столу мышкой, и дивясь ее перемещению на экране монитора.

Гермиона засмеялась.

- Ну, да, маглы и такое умеют!

- Фантастика! – все так же радовался он.

С нижнего этажа раздался голос матери Гермионы:

- Гермиона, Рон, спускайтесь вниз. Выпейте чай.

- Да, уже идем! – закричала девушка.

Рон, наконец, оторвался от увлекательного занятия и посмотрел на девушку.

- Ты как? – спросил он и подошел поближе.

- Нормально. Но немного неспокойно, - выдохнула она. – Знаешь, еще мне страшно.

Гермиона пыталась скрыть свое волнение, но она не была уверена, что Рон этого не замечает. В руках она держала плюшевого зайца, но из-за того что руки дрожали, пыталась не отпускать игрушку. Ей предстояло заколдовать своих родителей, а потом покинуть дом. И ведь даже неясно насколько долго она будет отсутствовать. Когда вернется обратно? Да и вообще (мысль, которая крепко накрепко застряла в голове) вернется ли обратно?

- Все будет хорошо, - словно поняв, что творится в голове у Гермионы, сказал Рон.

Гермиона попыталась улыбнуться и ответить, что да, конечно, все будет хорошо, но не смогла сделать ни первого, ни второго. Улыбка получилась слабой и грустной. А вместо ответа: «да, конечно, все будет хорошо», она ответила что-то неопределенное, больше похожее на «нет».

Девушка тяжело вздохнула. Рон подошел совсем близко и, сев на колени у ног Гермионы, взял ее за руки.

- Скоро мы уже будем у матушки в Норе. А когда все это закончится, ты снова сможешь обнять своих родителей и…ты можешь сделать это и сейчас, - неожиданно произнес он.

- Да, конечно, - Гермиона вздохнула снова. - Не верится, что придется это сделать!

- Держись, я рядом.

- Спасибо, - Гермиона встала и, пройдя к двери, остановилась. – Рон, прошу, пойдем со мной. Мне не будет так страшно и одиноко, когда это случится, если ты будешь рядом.

- Хорошо! – Рон пошел следом за Гермионой.

Спустившись в гостиную, Гермиона замерла у лестницы. Тяжело вздохнув, достала палочку из кармана. Ее родители пили чай и обсуждали последние новости заголовков газет. Рон подошел к девушке и взял за руку. Без слов они поняли друг друга.

- Гермиона, милая, - Джейн лучезарно улыбнулась, услышав шаги и повернувшись. – Какой чай любит Рон?

Гермиона спрятала палочку обратно в карман и задумалась. Какой странный вопрос, а ведь она даже не знает ответа. Возможно, по обыкновению - черный.

- Черный, - ответил Рон вместо девушки.

- Замечательно, сейчас сделаем. Гермиона как раз вчера пекла вкусный яблочный пирог, так что ты не можешь уйти и не попробовать его, - весло говорила женщина

Отец девушки отвлекался от газеты и улыбнулся дочери и Рону. Он ничего не сказал, но Гермиона и так знала, что он рад, что она наконец привела кого-то из своих друзей со школы домой.

- Умеешь играть в шахматы? - спросил вдруг он, поглядев на Рона.

- Да, еще бы, - ответил Рон и улыбнулся. А Гермиона вспомнила легендарную игру Рона на первом курсе, когда решалась судьба философского камня.

- Отлично. Надо сыграть как-нибудь, - обрадовался папа Гермионы и уткнулся вновь в газету.

- С удовольствием, - ответил Рон.

От этого разговора девушке стало тяжело. Казалось, что она просто, как и всегда сейчас соберет вещи и поедет навестить Рона в Нору. Потом будет школа и привычные занятия и заботы. Зимой на Рождество она приедет домой и, возможно, она даже сможет приехать не одна. Например, с Роном (раз он снова так прочно вошел в ее жизнь) или Джинни. Это казалось так обычно, и почему девушка раньше не задумывалась взять кого-нибудь на рождественские каникулы домой. Так ведь было бы веселей.

- Чай готов, - оповестила мама Гермионы. – Можете присаживаться.

- Мне кажется пора, - прошептал Рон, не сдвинувшись с места.

Гермиона вздохнула. Потом вдруг бросилась к матери и крепко обняла ее, целуя в щеки.

- О, дорогая, что с тобой? Ты еще даже не уехала, а уже соскучилась? – засмеялась Джейн.

- Просто вы так дороги мне и мне так важно сказать, что я вас очень сильно люблю! – Гермиона подошла к отцу и тоже обняла его. Он не очень любил всякого рода телячьи нежности, но возражать не стал.

- Спасибо вам за все,- Гермиона понимала, что не может сейчас высказать все слова благодарности, ведь на это ушел бы не один час, но не сказать ничего она тоже не может.

- Спасибо вам! – Гермиона улыбнулась. По щеке сбежала слезинка. Она утерла ее.

Родители переглянулись.

- Я на кухню, - переменила разговор Гермиона. – Надо разложить пирог по тарелкам.

- Да-да, конечно. Я как раз хотела это сделать! – произнесла мать.

- Я сама! – Гермиона отошла от родителей. Тихонько подошла к Рону.

Рон все так же стоял на своем месте.

- Готова? – спросил он, и взял ее за руку.

- Да, - тяжело произнесла она и достала из кармана палочку. Вытянула руку и направила на родителей.

Рука дрожала.

- Давай. Ты сможешь, - прошептал Рон.

- Обливэйт, - шепотом произнесла Гермиона. Легкое почти невидимое облако выпорхнуло из палочки и накрыло родителей. Их движения замедлились, и они словно погрузились в забвение.

- Никогда этого не делала, - призналась девушка. – И мне так тяжело, я теряю частичку себя, - глядя на облако, которое потихоньку исчезало, говорила девушка.

- Я понимаю. Но нам надо идти, ты же все собрала? - спросил Рон. - А то они скоро очнутся, а как ты помнишь, они тебя не знают.

- Надеюсь, когда это все закончится, я сумею их расколдовать? – Гермиона грустно вздохнула.

- Конечно! Ты же талантливая волшебница.

- Спасибо, Рон. Спасибо за все.

- Не за что. А теперь пора. Забирай вещи. Я подожду на улице, - Рон расцепил руку и убрав непослушную прядь волос с лица Гермионы, пошел к выходу.

Гермиона побежала в свою комнату.

Вот и все…


***

После ссоры Рона и Гарри.

- Рон, ты нее говорил бы так, если не проносил бы его весь день,- страдальчески произнесла Гермиона, пытаясь подойти к Рону, она протянула руки, но он поймал их и скинул.

-Да нет, говорил бы, - злобно сказал Гарри.

Сильный дождь барабанил по брезенту. Голоса в палатке смешивались с его шумом.

Гарри и Рон орали друг на друга, но Гермиона не слышала их или пыталась не слушать. Только обрывки фраз долетали до нее. Ведь это был какой-то кошмар. Так неправильно, так не по- настоящему. Рон…

- Мои родители мертвы! – вдруг взревел Гарри.

Гермиона попыталась подойти к Рону снова. Где-то в сердце она почувствовала боль Гарри. Как Рон мог так сказать…как он вообще может все это говорить?

- Сними его, пожалуйста, сними, - шептала как во сне она. Может, если он снимет этот медальон - он поймет, что говорит. Ведь это был не он. Темная сторона его души.

Но он не слушал. Он вообще никого не слушал. Твердил свое. Что-то про семью, Джинни. Про то, что Гарри не способен понять.

- Так уходи! – крикнул, наконец, Гарри. – Возвращайся домой к мамочке.

В какой-то момент Рон сделал резкое движение. Гермионе показалось, что он ударит Гарри. Быстро она достала палочку и воскликнула:

- ПРОТЕГО!

Невидимый щит отделил ее и Гарри от Рона. С болью девушка смотрела на своего друга.

В его глазах плескалась злость. Причем такая, какой она еще никогда не видела у него.

Рон злобно сверкнул глазами, потом подошел к выходу, но обернулся и посмотрел на Гарри, скинул цепочку с медальоном, а затем направил взгляд на девушку.

- Ты остаешься или как? – вдруг спросил он.

- Что? – Гермионе казалось, что сейчас она откроет глаза и проснется и не будет этого кошмара.

- Значит остаешься. Выбираешь его, да? – воскликнул он.

- Рон, я…Мы же обещали пойти с Гарри до конца!

- А ты похожа на Ленстрейндж, - внезапно сказал Рон. Его глаза были черны, казалось, словно это и не его взгляд вовсе.

- О чем ты? - слабо прошептала Гермиона. Голос дрогнул.

- Она тоже верна Сама-Знаешь-Кому. И всегда идет за ним, куда бы он ни пошел. Хотя тут, наверное, другое. В смысле, у тебя и Гарри.

- Рон, как ты можешь так говорить. Это же…мы же друзья, а это все другое.

- Да неужели? – усмехнулся Рон. - Ладно, я и так все понял. Счастливо вам оставаться! – Рон, наконец, отвернулся и, сделав шаг, исчез из палатки.

- Рон, прошу, не уходи. Не надо, - Гермиона хотела пойти за ним. Но ею созданный щит не дал ступить ни шагу.

Гермиона быстро расколдовала его и побежала в лес.

- Пожалуйста, Рон, - кричала она и пыталась догнать его.

Он остановился на какой-то момент. В это время Гермионе показалось, что он выслушает. Не бросит вот так вот. Но из темноты этой ночи его глаза были холодны и жестоки.
И это означало, что он не будет слушать.

- Ты свой выбор уже сделала, - сказал он.

- Нет, ты не понимаешь, - Гермиона побежала к нему, но не успела. Пространство, где только что находился он, вдруг колыхнулось и поглотило его.

- Нееет, - прокричала девушка, а потом упала на колени.

Холодный дождь намочил ее волосы. Гермионе казалось, что так уже было с ней. Так больно и одновременно так холодно. А еще дождь.

Вернувшись в палатку, она на ватных ногах дошла до кресла.

- Он ушел! – прошептала Гермиона.

Гарри ничего не ответил. Он лишь повесил себе на шею, брошенный Роном несколько минут назад медальон. Потом он подошел к девушке, поцеловал в голову и, накрыв теплым пледом, отошел к кровати.

В этот вечер никто не произнес ни слова.

Засыпая, в голове Гермионы возник образ белокурого юноши. Он точно так же как и Рон исчезал под покровом темноты и холодного дождя.

- Прощай, - говорил он.

Гермиона бежала за ним, но он отдалялся и исчезал. Потом на смену ему приходил Рон. Глаза его были темны, Гермиона хотела сказать ему все, но рядом с ним вдруг возникала Белатрисса Ленстрейндж и Рон улыбался ей. Гермиона кричала его имя, но ее не слышали. Рон вдруг исчезал, а Белла оказывалась среди Пожирателей Смерти с палочкой в руках. Она смеялась и улыбалась Гермионе. А потом взмахивала палочкой и из нее полетела зеленая вспышка.

В поту Гермиона вскочила с кресла. Плед валялся на полу. Девушка огляделась, а тяжелое осознание, что Рон и вправду ушел, снова накрыло волной. Подобрав плед и накинув его на себя, Гермиона свернувшись клубочком, закрывала глаза. Из под ресниц текли слезы.

Казалось, что просвета уже никогда не будет…






----------------
Не забываем о группе в контакте!
http://vkontakte.ru/club24671869








Глава 31


Легкий свет полыхнул из палочки. Гермиона закрыла глаза. Надежда рухнула, в тот самый миг, когда Пожиратель направил на нее палочку. Гермиона не знала чего ожидать. Может быть, появится Волан де Морд, или кучка Пожирателей, так же она думала о заклятии Круцио или Импрерио.

Но ничего из того о чем она думала так и не произошло. Гермиона почувствовала легкий холодок от заклятия.

Она распахнула глаза.

- Что это?- спросила она и хотела двинуться, но ей не удалось. – Что за заклятие?

Юноша внимательно смотрел на нее.

- Это почти тоже самое, что и Петрификус, но тут ты можешь говорить! – ответил он, ощупав безжизненную руку девушки.

- Что? – Гермиона попыталась еще раз двинуться, но результата это не принесло. – Зачем это надо?

- Узнаешь! – Драко коснулся талии Гермионы, а потом взял девушку на руки. Она повисла как марионетка. Драко перекинул левую руку Гермионы себе через шею.

Он вышел из комнаты, неся Гермиону на руках, и направился вниз. Гермиона ничего не говорила. В мыслях опять появился тот образ из сна. Не верилось, что там, на сияющем льду из сна был именно этот человек! Может она ошибается?! Он не мог быть таким. Там ведь он был другим. Добрым, заботливым. И куда он несет ее? Это тоже мучило девушку. Смысла спрашивать не было.

Гермиона вздохнула. Драко остановился. Они были в темном коридоре.

- Сожалею, но остальное тебе знать нельзя!

Гермиона напряглась.

Он достал палочку и снова направил на Гермиону. Девушка тут же закрыла глаза. Шепотом он прошептал заклятие. Гермиона почувствовала слабость во всем теле, и казалось, что осознание действительности уходит.

Последняя мысль была: «Все же, скорее всего, я ошиблась думая, что этот человек поможет!»

Гермиона повила на руках Драко, потеряв сознание.


***

Гарри очнулся на холодном полу в полной тьме. Он раскрыл глаза, пару раз моргнул. Ощупал пальцами лицо. Очки были на месте. Он попытался встать. Ноги плохо слушались. В голове все гудело. От холода поползли мурашки по коже. Гарри встал на ноги, но стоять было тяжело. Он оперся руками о холодную стену.

До сих пор помнилось как чудовищная боль разрывала голову. Так ведь было всегда, когда рядом оказывался Волан де Морд. Но Гарри это не удивило. Так же не удивило, что он находился в Подземелье.

Он пошел вперед. Всего пять шагов, и он уперся руками о железные прутья. Ну, конечно, а он еще мог на что-то надеяться. Но не Волнад де Морд и не Пожиратели волновали Гарри – рядом с ним не было Гермионы. Это навеивало на плохие мысли.

- Гермиона! – крикнул он, хотя заранее знал, что это ни к чему не приведет. Гермиона не выплывет из-за угла лишь от того, что он прокричал ее имя.

- Черт! – выругался Гарри. Нужно было срочно что-то делать и чем скорее, тем лучше!

Послышался шум. Гарри сразу отошел от решетки. Эхом отдавались приближающиеся шаги. Гарри пригляделся. Сквозь темноту он мог видеть только силуэт в плаще.

Пожиратель Смерти – сразу пришло на ум.

Человек в плаще приблизился. На нем была маска. Он опасно близко подошел к камере. В руках у него поблескивали ключи. Он просунул один из них в тяжелый замок и повернул пару раз. Щелкнуло.

Гарри отступил.

Пожиратель распахнул дверь и сделал шаг в камеру к Гарри.

- Привет, Поттер! – он снял маску и Гарри увидел того, кого меньше всего ожидал вообще увидеть.

Гарри знал, что Драко Малфой готовиться принять метку, но не ожидал увидеть его в плаще. Это вообще не вязалось с тем, что было раньше. Он привык ненавидеть Малфоя, но то были какие-то детские обиды. Все всегда казалось наивным и, может быть, глупым. А сейчас – все тот же человек, который любил хвастаться своим отцом, своими богатствами, который всегда презирал Гриффиндор и обожал Слизерин – был Пожирателем Смерти. Он словно бы повзрослел на лет десять. На его лице не зависала постоянная усмешка, и в глазах не плясали опасные огоньки. Казалось, что однажды он встретился с дементором и тот навсегда высосал из него все эмоции и чувства.

- Что с тобой стало? – Гарри не выдержал и задал вопрос, на который не очень-то надеялся получить ответ.

Малфой ухмыльнулся, почти так же как и всегда. И Гарри это вернуло в чувства. Значит все-таки что-то не меняется.

– Думаю, тебе это пригодиться! – Малфой высунул из кармана палочку и кинул ее Гарри.

- Что? – Гарри поймал ее и испытал самое большое удивление. Палочка из остролиста и пера феникса. Его палочка. – Что ты делаешь? – спросил он, рассматривая свою палочку, словно видел ее в первый раз.

- Благодарить будешь позже! Сейчас нет времени, бери ее скорее и надо уходить отсюда, - Малфой пошел вперед.

- Что это значит? – сбитый с толку Гарри направился за Малфоем. Он не думал о том, что это может быть ловушка или еще что-нибудь. Он не думал, что Драко может вести его на поединок к Темному Лорду. Он просто почему –то понял, что это помощь, и ни что иное.

- Не важно. Просто иди за мной следом, – Малфой остановился. – Вот! – он высунул из под плаща серебряную мантию и протянул Гарри. – Она будет тебе нужна.

Гарри взял протянутую вещь и тут же понял, что это была мантия-неведимка.

- Что ты задумал? – спросил он.

- Поттер, ты как всегда строишь из себя дурака. Я же сказал - иди за мной следом и, пожалуйста, не задавай вопросы. А то создается впечатление, что либо ты собираешься работать в Министерстве в зале суда, либо ты просто глуп!

Гарри остановился. Он не доверял Малфою. На то были свои причины. Он ненавидел его больше прежнего из-за того, что тот был с Гермионой.

Гарри так и хотелось, смотря в спину слизерницу, вытащить палочку и наложить пару заклинаний в отместку за все.

- Ты идешь? – Малфой обернулся. – Да, я, конечно, догадывался, что с тобой будет трудно, но не знал, что настолько. И как с тобой Грейнджер и Уизли общаются? Им надо прислать ордена за такую-то заслугу. Ты вообще слышал, что я сказал?

- Ты ведешь меня к Темному Лорду?

- Поттер, почему Мерлин не наградил тебя мозгами? – Малфой театрально вздохнул. - Я просил без лишних вопросов идти за мной, но если ты так и хочешь сейчас встретиться с Лордом, то, пожалуйста, не буду тебе мешать. Надо будет всего лишь дойти в мраморный зал и вызвать Лорда. Думаю, что вам будет о чем поболтать!

- Малфой!

- Я веду тебя к Грейнджер. Может, хотя бы сейчас ты пошевелишься и пойдешь за мной без вопросов?

Гарри кивнул и накинул мантию. Он не доверял Марфою и никогда бы не стал. До сих пор помнил слезы своей лучшей подруги, но только из-за того, что Малфой назвал ее имя, он пошел за ним. Хотя и не знал - был ли Малфой честен с ним до конца.


***

Немного ранее.

Драко тяжело вздохнул. В руках у него была маска Пожирателя. Он сидел в кресле и молчал. В камине неподалеку плясали языки пламени. Рядом расхаживал Люциус Малфой. Он остановился и обернулся поглядеть на сына.

- Ты же все запомнил? – спросил он.

- Я не глуп, отец!

- Я не говорю, что ты глуп, хотя порой приходится сомневаться, - Люциус посмотрел на сына, - скоро прибудет Белла, а затем и сам Лорд. Ты должен выглядеть достойно.

- Я знаю, отец. Я слышал это сто раз.

- С тебя не убудет, если услышишь сто первый раз! И почему ты позволяешь себе сидеть, когда с тобой разговаривают! – Люциус развернулся к сыну.

- Прости, - Драко поднялся с кресла.
- Хм, я смотрю, ты так ничему и не научился.

- Отец, ты же знаешь вчера был трудный день. Мне до сих пор трудно стоять на ногах.

- О, ты ведешь себя хуже девчонки. Ему, видите ли, трудно! Сейчас же иди в комнату в восточной части замка и отведи девчонку, которая находится там в Подземелье. С ней должна разобраться Белла, когда прибудет. А на десерт у нас Поттер для Лорда! – Люциус улыбнулся, думая о том, что Лорд будет доволен.

- Что? У нас Поттер в Подземелье? – Драко с удивлением посмотрел на отца.

- А ты что думал? Пока вчера ты возился с кучкой дементоров, наши поймали Поттера с его подружкой.

- С Уизли, что ли? – Драко попытался усмехнуться.

- Нет, лучше. Грязнокровкой. Вот потому-то Белла так и хочет с ней разобраться, - Люциус довольно улыбался. – Может ты уже наконец пойдешь выполнять то, что тебе сказано.

- Да, конечно, - Драко поспешил выйти из зала.


***

Гермиона повисла в руках Драко, потеряв сознание.

- Вот и отлично, - прошептал он и чуть отойдя, положил девушку у стены.

Драко закрыл глаза. На пару секунд пришла мысль «Что я вообще собираюсь делать?». А ответа разумного так и не пришло.

- Мне нужен домовик Добби, - произнес он. – Я знаю, что ты тут не появлялся давно, и мы не являемся твоими хозяевами, но если ты до сих пор слышишь наши голоса, когда тебя зовут, ты должен явиться в Малфой-менор, это связанно с Гарри Поттером, - Малфой замолчал. Он не наделся, что это сработает, но все же он попробовал.

И к сего большому удивлению что-то щелкнуло. Драко оглянулся. На полу появился домовик. Он был в больших кедах и в свитере. Если бы у Малфоя было другое настроение – он бы непременно посмеялся над видом домовика.

- Мистер Драко Малфой, вы вызывали меня. Я пришел помогать Гарри Поттеру! – Домовик огляделся, но не увидел здесь своего героя. Он уже хотел было снова трансгрессировать, но Малфой закричал:

- Стой! Ты должен забрать подругу Поттера с собой.

- Девочку, которая вязала нам шапки и свитера? – похоже, это взбодрило Добби.

- Да-да! Только скорее!

- Добби все сделает. Но куда мне надо переместиться? – Добби подошел к Гермионе и взял ее за руку.

- Я не знаю. Может быть, к Уизли … - Драко не успел договорить, как эльф исчез вместе с Гермионой.

Малфой усмехнулся и оперся о стену. Стоять и вправду было тяжело.

«Половина дела уже сделана, значит отступать нельзя», - подумал Драко. Он сам плохо верил в то, что делает и главное зачем. Неужели из-за того, что она сказала «Помоги, умоляю!» Тогда холодным дождливым вечером он сделал ей больно. И на то были причины. Сейчас он ненавидел себя лишь за то, что снова увидел ее, а ведь дал обещание себе, что не позволит больше с ней встретиться. Он был способен делать ей больно, только он, и это как будто было его непреложное право, но не Беллы. Он мог причинить душевную боль, лишив всех радостей жизни, но не хотел, чтобы его тетушка делала больно физически. Драко не знал, что хуже, когда больно всему сердцу или когда мучают под Круцио. В любом случае он спас Гермиону.

Что ж, во всяком случае, теперь она в долгу.


***


Малфой сам не заметил как они с Поттером благополучно вышли из замка. Один раз, правда, по пути им попался Пожиратель, спросивший, как скоро все начнется. Драко ответил, что как прибудет Белла. Пожиратель кивнул и пошел в зал к отцу Малфоя.

Сейчас же вдыхая морозный свежий воздух Драко думал о том, как придется отбиваться от дементоров, которых за воротами было бессчетное количество.

- Поттер, послушай, - шепотом произнес Малфой, - как мы выйдем за ворота, снимай мантию-невидику и отбивайся от дементоров. Их очень много. К сожалению, ты сможешь трансгрессировать только за пределами замка. В замке нельзя – там все каминные сети только для тех, у кого есть метка на руке.

Драко не услышал ответа. Скорее всего, Поттер забылся и просто кивнул.

Вместе они дошли до ворот, а открыв их заклинанием, замерли. Малфой видел эту картину много раз, Поттер же впервые. Было безумно темно и, скорее всего, намного холоднее, чем бывает зимой. Три дементора нависли над ними, и ждали пока они сделают шаг от защитной послы, отделяющей территорию замка.

- Ну, пора! – произнес Драко, приготовив палочку.

Всего два шага. Гарри скинул мантию. Из палочек вырвались два серебряных патронуса и напали на дементоров.

- Отлично! Теперь нам надо немного пройтись, я не сказал, но трансгрессия работает только на определенном участке, - ввел в курс Драко.

- Во время, Малфой! – прокричал Гарри, выкрикивая новое заклинание от дементоров.
- Беги за мной, пока они отвлечены! – Драко побежал вперед. Темный плащ Пожирателя мешался, путаясь под ногами.

Гарри бежал следом. До него все никак не доходило - почему Малфой младший пытается помочь? Что с ним стало? Он помнил, как этот же самый человек предал Отряд Дамблдора на пятом курсе, а сейчас словно искупает свою вину. Но на пятом курсе было не так страшно выступить за Гарри, потому что там была лишь Амбридж с Филчем, а здесь отец Драко, Пожиратели смерти и сам Волан де Морд. Очевидно было, что для Малфоя это не обернется удачей. Он помогает сбежать Гарри Поттеру. Это же верная гибель!

Малфой остановился. Гарри последовал его примеру. На них надвигался новый дементор.

- Экспекто патронус! – выкрикнул Малфой, направив палочку на дементора. Из нее выплыл белый лебедь.

- Мы на месте, - произнес Малфой, пользуясь передышкой, пока новый дементор не приблизился к ним, - отсюда ты можешь трансгрессировать.

- Зачем? Зачем ты это делаешь? Зачем помогаешь? – не выдержал Гарри.

- Потому что так надо, - ответил Малфой.

Вдалеке появилась новая фигура в плаще, дементор потихоньку приближался.

- Нет, неправда. Ты делаешь это все ради нее, верно?

- Поттер, это уже не твоя забота. Экспекто Патронус!

Дементор, нависший над Гарри, тут же отлетел прочь. Гарри с благодарностью посмотрел на Драко.

- Они же убьют тебя. Я не могу уходить. Я должен остаться! – Гарри посмотрел на Малфоя. Тот лишь закатил глаза.

- Я ценю твое самопожертвование, но я не нужен им, так как ты.

Гарри внезапно схватился за голову и упал на колени.

- Поттер, давай же скорее. Иначе все, что мы сейчас сделали, не стоило того, - Драко оглянулся назад.

- Я не понимаю. Почему ты нам помогаешь?

Ну, конечно, что еще можно было ожидать. В этом весь Поттер. Он всегда пытается всем помогать. Он не хочет, чтобы другие страдали из-за него.

- Это не твое дело, - отрезал Малфой.

- Я остаюсь. Один ты не справишься, - Гарри был настроен серьезно.

- Занятно, что ты беспокоишься обо мне, но твое благородство могут оценить Грейнджер или Уизли, но не я! - Малфоя это начинало раздражать. - Ну же давай. Не тормози. Иначе я сам тебя убью Авадой!

- Признайся, что ради Геримоны? Почему, если ты помогаешь, то тебе так сложно признаться, что в тебе есть хорошее. Что это ради кого-то? – Гарри посмотрел на Малфоя. в плаще Пожирателя он выглядел нелепо.

- Не время читать мне сейчас нотаций. Если я что-то делаю, то это ради себя. Потому что мне так удобно, мне это выгодно.

- Да, ну, брось. Тебе выгодно, чтобы тебя убили? –не унимался Гарри.

- Поттер, может, хватит? Твои пламенные речи сейчас ни к чему. А в том, что будет дальше, я сам разберусь.

- Когда-нибудь я отплачу тебе той же монетой. Спасибо, - прошептал Гарри.

- Не за что, - Малфой вздохнул. Еще один сумасшедший день.

Гарри какое-то долгое время смотрел на Малфоя. Пытался понять. Его старый враг…

- Экспекто Патронус! – прокричал Гарри. Из палочки взмыл олень и разогнал всех дементоров прочь. Малфой подумал, что у него еще никогда не получалось таких мощных патронусов.

- Увидимся! – Гарри неожиданно для Малфоя пожал ему руку и, наконец трансгрессировал. Малфой с облегчением вздохнул. С исчезновением Поттера растаял в воздухе его патронус.

Зловещая темнота на недолгий промежуток времени поглотила Драко.

- Экспекто Патронус! – крикнул Малфой, на него надвигалось около десяти дементоров. Силы были на исходе. Прошлой ночью дементоров было куда больше, около шестидесяти.
Но сил казалось, что уже не хватит даже на этих двадцать. Малфой был измотан. Хотелось скорее оказаться в своей комнате или в своем поместье, но не тут в доме отца.

А еще Темный Лорд. Они же непременно все узнают…

Драко сам не понимал зачем все это сделал? Он не хотел отомстить отцу или Лорду, просто может быть Поттер был прав…Ради нее?

Демнторы кружили над ним, их сдерживал патронус Драко, но казалось, что он слабеет. Драко с трудом подавался теплым воспоминаниям. В жизни ведь с какого-то момента перестала быть наполнена радостью.

Малфой закрыл глаза. В ушах послышался холодный голос:

- Ты помог ему бежать! Ты предал свою семью. Тебе придется расплачиваться за все!

В следующую секунду Драко согнулся пополам от чудовищной боли. Он знал это чувство – заклятие Круцио. Он слышал вдалеке голос отца, крик матери. А потом боль прекратилась и наступила темнота…




Глава 32


Вся глава для вас.
Ваш автор
___________



Черное небо освещали еле видные звезды. Гермиона держала за руку Драко Малфоя и ступала с ним по виляющим дорожкам между темными могилами. Несколько раз она тяжело выдохнула и обернулась назад. Она не знала, что тут делает, но рядом был этот человек, и почему- то она ему доверяла. На кладбище было очень мрачно и жутко. Пронизывающий холод пробирал до костей. Девушка сглотнула и посмотрела на Пожирателя. Он даже не глянул на Гермиону, смотря только вперед.

- Что мы тут делаем? – решила узнать она.

- Мы пытаемся уйти подальше от замка, - пояснил он.

- Что?

- Я помогу тебе, - ответил он. – Просто верь мне сейчас.

Гермиона кивнула и прошла дальше. На сердце было неспокойно. Зачем доверять тому, кого совсем не знаешь?!

- Гермиона! – вдруг услышала она знакомый голос. Отпустив руку юноши, Гермиона обернулась. В паре шагов от нее появился Гарри.

- Гарри! Что ты тут делаешь? – непонимающе Гермиона уставилась на Гарри.

- Гермиона, ты не должна идти с ним. Прошу, не надо, - тревожно произнес он.

- Гарри, о чем ты?

- Не надо, - повторил Гарри.

«Круцио» прогремел холодный голос. Гермиона обернулась. На земле рядом с ней корчился Малфой.

- О, Боже! – воскликнула девушка и кинулась к нему.

- Гермиона, - снова произнес Гарри. – Ты не должна оступаться снова.

- Гарри, о чем ты? Надо помочь ему! Гарри!!!

Малфой бился в конвульсиях.

- Надо помочь ему, Гарри!

Никто не ответил. Гермиона подняла глаза, Гарри уже не было на том самом месте, вместо него в паре шагов от девушки стоял Темный Лорд.

По коже пробежали мурашки.

Кладбище уже не казалось таким жутким и страшным как сначала. Гермиона уже не помнила, почему здесь оказалась. Какой смысл был так далеко идти?!

- О, я искал именно тебя! – прошипел Темный Лорд, смотря сквозь Гермиону на Драко. – Ты сделал ошибку и пора платить за это!

- Нет! – Гермиона вытащила палочку из кармана и взмахнула ей, шепча первое пришедшее на ум заклятие от противников. Из палочки вылетел слабый сноп искр, а секунду спустя она вдруг загорелась. Девушка кинула ее на землю.

- Надо платить за свои ошибки! – засмеялся мужчина.

Гермиона посмотрела на Малфоя. Он уже не дергался. Послышалось поскрипывание снега. Гермиона подняла глаза. Темный Лорд нависал прямо над ней. Впервые она видела его лицо так близко. Видела бледную – зеленоватую кожи, прорези вместо носа, жестокие черные глаза. Он вдруг улыбнулся.

В глазах вдруг потемнело. Гермиона уже не слышала ничего, лишь видела как Волан де Морд взмахнул палочкой. И зеленый свет поглотил девушку…




Зеленые стены – первое что увидела Гермиона, открыв глаза. Она долго смотрела на облупившуюся местами краску, на трещинки на стенах. Осознание, что это был всего-лишь сон пришло не сразу. Все было слишком ярким и настоящим. Гермиона пару раз моргнула, пытаясь придти в себя. Руки дрожали. Она снова видела этого Пожирателся во сне. И он был в опасности. В ужасной опасности. Обрывками в памяти всплывали произошедшие события минувшего дня.

Гермиона встала со старого дивана, скинула простыни заботливо разложенные кем-то для нее. Первое, что пришло в голову, - это то, что тот человек спас ее…

- Мисс Гермиона Грейнджер, - тоненький голосок напугал Гермиону. Слишком внезапно. Повернувшись, Гермиона увидела маленького домовика в нелепой обуви, он комкал уголок растянувшейся футболки. – Вы в безопасности! - произнес Добби и широко улыбнулся.

- А где мы находимся? - Гермиона подошла к окну. Сквозь темноту было мало что видно. Лишь голые деревья, да старый обветшалый дом напротив. Гермиона всматривалась в один единственный огонек в этом доме. – Ничего не понимаю.

- И не надо! – до боли знакомый голос. Гермиона обернулась. В горле встал тугой ком, как некоторое время назад, когда под холодным дождем она уговаривала не уходить своего лучшего друга.

- Это бывшая квартира Билла, он сейчас здесь не живет! – Рон потупил глаза, боясь прямого взгляда Гермионы.




***

Малфой тяжело разлепил веки. Голова гудела. Все тело безумно болело. Драко огляделся. Привычные стены. В камине потрескивали угольки. Причудливые тени плясали по стенам. Над камином его портрет – подарок к шестнадцатилетию.

- Ты проснулся? – в комнату вошла Нарцисса.

- Да, мам, все хорошо, - Драко попытался придать голосу бодрость, но тяжелый выдох испортил все впечатление, когда юноша попытался сесть ровнее в кровати. Раны саднило.

- Драко, не двигайся, - Нарцисса подбежала к кровати сына. – Ты так слаб.

- Что произошло?

- Я пыталась исцелить тебя, но мне не слишком удалось.

- Я не об этом, мама! - серьезно произнес Драко.

Нарцисса вздохнула. Потрогала лоб сына. Казалось, что она специально медлит перед тем как сказать.

- И все же? – нетерпеливо спросил Драко.

- Темный Лорд, он…он хотел убить тебя, - выдохнула женщина.

- И почему же он не сделал этого? – Драко приподнял бровь.

- Потому что ты наш сын!

Малфой непонимающе уставился на мать.

- Он узнал, что Гарри Поттеру удалось сбежать перед тем как он собирался «побеседовать с ним».
И подумал, что это ты помог Поттеру бежать. Но нам с Люциусом удалось образумить его – ты бы не стал предавать свою семью, становясь на другую сторону. Мы сказали, что ты пытался помешать Поттеру, но не смог.

Драко усмехнулся в глубине души этой лжи. Неужели такой умный волшебник, как Волан де Морд поведется на эту чушь?! Конечно же, нет. Похоже Драко еще предстоит поговорить с Лордом с глазу на глаз. Малфой облокотился на спинку кровати и тут же почувствовал страшную боль.

- Черт, как все болит, – произнес он вслух.

- Лорд применил к тебе Круцио. Поэтому я и не могу исцелить тебя. Я смогла бы – будь это порезы, раны, ссадины. Я лишь только попыталась притупить боль, но вижу, что это не слишком помогло.

Драко кивнул.

Сколько я находился в отключке? – спросил он, пытаясь разобраться в событиях.

- Почти сутки, - вздохнула Нарцисса.

Драко прокрутил в голове произошедшие события. Значит теперь он почти герой – пытался остановать Поттера, но не успел. Бред полный.

- Они все считают, что я пытался не дать Поттеру бежать?

- Да, - коротко ответила Нарцисса.

- Но ведь Темный Лорд думает иначе? –

- Драко, зачем ему думать иначе, если…

- Если я на самом деле посодействовал побегу мальчику – который – выжил! – задумчиво произнес Малфой.

Нарцисса непонимающе посмотрела на сына.

- О чем ты?

- Мама, это не важно. Просто мысли вслух, - попытался оправдаться Драко.

- В любом случае, ты наш сын и что бы не произошло, мы всегда с тобой.

- Я не думаю, что отец разделяет твое мнение, - усмехнулся Малфой.

Нарцисса опустила глаза, казалось она заплачет. Драко взял ее за руку.

- Он не мог найти себе место, когда ты был без сознания. Он боялся, что может потерять тебя…Говорил Темному Лорду, что ты пытался поймать Поттера…

- Что?

- Он твой отец, Драко, и как бы там не было он дорожит тобой, - сказала Нарцисса, смотря сыну в глаза.

Драко сжал руку матери. Впервые в жизни он узнал что-то совершенно новое о своем отце. Забота, любовь, понимание – этого никогда не показывал этот мужчина. Он пытался взрастить в Драко другие чувства. Сделать его равнодушным, чуточку циничным, он хотел подавать все хорошее, что было в мальчике. Рассказывал о грязнокровках и внушал, что к ним даже подходить близко заразно, показывал людей, с которыми Драко имеет право общаться. А потом когда детство вдруг внезапно закончилось – впервые применил непростительное заклятие за непослушание. И за все время, которое Драко знал своего отца, тот никогда не показывал что в нем еще живы чувства сострадания, любви, заботы. И вот сейчас – он беспокоился, не мог найти места, пытался уговорить Лорда поверить лжи, в которой похоже прекрасно разбирался, зная все секреты строго замка и понимая, что даже если бы Поттер сам бежал, он бы не знал, что трансгрессировать можно только на улице.

- Спасибо, мама, мне важно было это узнать, - произнес Драко после размышлений.

Нарцисса кивнула.

- Ты не был здесь уже очень давно, не правда ли? – она улыбнулась, сменив тему. – После того как дядюшка оставил тебе наследство ты все время проводишь там, даже странно видеть тебя здесь, в своей кровати, как когда-то.

Малфой улыбнулся, пытаясь вспомнить момент, когда в последний раз ночевал в собственной комнате.

- Видимо это было очень давно, хотя последний раз я ночевал тут не один, - Драко усмехнулся и тут же получил от матери.

- Невежливо, Драко, говорить при матери о таких вещах. Знаешь, я еще не слишком привыкла к тому, что…

- Что я уже взрослый? – спросил Малфой, внимательно глядя на Нарциссу.

- Да, к этому тоже, - женщина вздохнула, погладила сына по голове. – Люциус хотел с тобой поговорить после того как ты проснешься, - сказала она.

Малфой кивнул.

- Но я скажу, что ты еще спишь. Ты слаб и пусть твой отец говорит что угодно, но ты не пойдешь к нему сегодня, поэтому отдыхай, я позабочусь о том, чтобы тебя не беспокоили на остаток сегодняшнего вечера и ночи тоже.

- Спасибо, мама, - с благодарностью произнес Драко.

Нарцисса улыбнулась.

- Ты же мой сын, и я хочу, чтобы находясь здесь, ты почувствовал себя все тем же тринадцатилетним подростком.

Нарцисса встала с кровати сына и подошла к двери. Она задержалась у порога на несколько мгновений и, наконец, покинула комнату, закрыв за собой дверь.

Драко какое-то время еще смотрел туда, где еще несколько секунд назад стояла его мать, а потом он закрыл глаза и провалился в сон.

***
- Рон? – прошептала Гермиона, не веря своим глазам. – Что ты тут делаешь?

- Гермиона… - Рон все так же не смотрел девушке в глаза. – Прости меня, если когда-нибудь сможешь, все было так глупо. Я не знаю, что на меня нашло…

- Да…да зато я знаю, - вдруг закричала девушка. От неожиданности Рон подпрыгнул. – Да как ты мог! – Гермиона налетела на Рона и принялась бить его в грудь кулаками. Казалось, что все что произошло в замке было в какой-то другой реальности и все что было после ухода Рона тоже. Словно сон. Что он вообще здесь делает со своими глупыми извинениями? Является спокойно после всего что произошло!

- Мисс Гермиона Грейнджер, успокойтесь, - Гермиона почувствовала, как в ее ногу вцепился домовик и шатал из стороны в сторону.

- Никогда не успокоюсь, пока, пока он не скажет зачем бросил нас с Гарри! Что хотел этим доказать, да еще…Гарри! – Гермиона перестала бить Рона в грудь, который ,так и не произнес ни слова. Осознание ворвалось неожиданно. Девушка отстранилась от Рона. – Где Гарри? – прошептала она, смотря внимательно на Рона. – Он же был там в замке, и Добби тут…

- Я и Добби уже пытались проникнуть в замок, но идет блокировка. Ничего не получается, - тяжело произнес Рон.

- В замок можно переместиться только один раз в день, - начал Добби, на его больших глазах засияли слезы. Чтобы спасти Гарри Поттера мы должны дождаться нового дня.

Гермиона тут же обернулась в поисках часов.

- Половина двенадцатого, - произнес Рон.

- Значит еще тридцать минут ждать, - вздохнула Гермиона.

- Да, а потом мы сделаем все, что в наших силах. Мы не оставим его в беде.

Девушка кивнула. До этого момента она хотела убить Рона, а сейчас просто хотелось обнять его.

- Чтобы там не было, я готова простить тебя. Только никогда не делай так больше, - произнесла Гермиона, встретившись взглядом с Роном.

Рон кивнул.

- Спасибо. Думаю, у меня еще будет время все объяснить тебе, - сказал он, вздохнув.

***

Малфой встал с кровати. Он не знал сколько времени, но, похоже, уже была глубокая ночь, а может быть ему просто показалось. В замке время было чем-то странным. Оно не поддавалось простым законам. Оно-то бежало вперед, то останавливалось навечно. Малфой знал, что оставаться тут надолго нельзя, надо срочно переместиться в свой замок, который он получил в наследство от дяди. Драко взял палочку с полированной поверхности столика, затушил последние угольки в камине, надел мантию. На мгновение взгляд остановился на маске Пожирателя. Драко взял ее в руки и провел пальцами по углублениям, напоминающим трещины. « А есть ли у меня выбор?» вспомнил он слова сказанные вечность назад в этом самом замке своему отцу. Значит все же выбор был, и он его сделал. Хотя, может, он сделал его не в тот вечер далекого конца августа, а намного позже, когда сказал Гермионе никогда не искать с ним встреч, ведь все уже выбрано. Есть невеста, обязательства, Волан де Морд, Пожиратели и эта девушка с волнистыми каштановыми волосами просто не вписалась в этот список, не подошла ни одному критерию. Если бы тогда он выбрал ее, наверное, сейчас все было бы иначе?! Но у нее есть Поттер и Уизли и теперь уже сюда просто не может вписаться сам Драко Малфой!

Малфой вздохнул, бросил маску на кровать и вышел из комнаты. Он решил не пользоваться каминной сетью, пусть он снова усложняет себе задачу, но так никто не узнает о его перемещении в свое поместье.

Драко огибал темные коридоры, спускался по многочисленным лестницам. Странным казалось, что замок словно застыл. Везде было пусто и тихо. Нежели даже Волан де Морд дремал?!

Малфой спустился в последний холл, проскочил несколько ступеней.

- Куда-то спешишь? – слова, произнесенные почти с усмешкой, остановили Драко.

Даже в темноте было видно как Белатрисса улыбнулась.

- Я хотел подышать воздухом, - ответил Драко.

- Ммм, ну я тебя задержу ненадолго, раз уж мы встретились, - Белла достала палочку и зажгла свет в холле. - Я тут по поводу одной грязнокровки, знаешь, что-то я совсем стала забывчивой. Представь, прихожу я ее помучить немного, о планах Поттера разузнать и тут оказывается ее нет. Не знаешь, как так получилось?

Малфой сделал задумчиво лицо.

- Даже понятия не имею как, - он покачал головой.

- Неужели ты ее совсем не видел. С каштановыми волосами девочка, кажется, она еще улилась с тобой на одном курсе.

- Неужели она была в замке? – Малфой сделал удивленное лицо. – Я бы поговорил с ней о том, о другом. Все-таки нас школа связывала.

- А я думала что ты уже наболтался с ней, - улыбнулась Белла и как бы между прочим добавила, обойдя Драко, - мне тут сказали, что как раз ты с ней то и болтал самым последним, а потом как по иронии судьбы она взяла и исчезла, причем не одна, еще и Поттер сбежал.

- Что ты хочешь сказать? – Малфой незаметно потянулся в карман за палочкой.

- Да так, просто у меня есть ощущение, что в замке есть тот, кто не с нами! Понимаешь?

- Понимаю, - Драко был непроницаем. Тетя всегда любила поиграть прежде чем перейти к действиям. И драко понимал, что в этот раз игрушкой оказался он сам.

- А еще, представь себе, именно эту девочку я однажды встретила неподалеку от твоего поместья, когда пришла тебя навестить. Она, похоже, заблудилась там и точно не ожидала меня увидеть, потому что выражение ее лица говорило само за себя, - засмеялась Белатрисса. - Я все думала, какое же заклинание в нее пустить. Конечно, больше всего хотелось аваду, но для начала круцио. Ты же знаешь они мои любимые, но что-то остановило меня. Я подумала, что мертвая она ни к чему, ведь она же подруга Поттера, а значит, еще нам пригодится.

- Ты всегда думаешь правильно, - Драко посмотрел Белатриссе в глаза. Она улыбнулась.

- Я же твоя тетя, - Белла подошла поближе к Малфою. Убрала челку с глаз и провела ладонью по лицу. – Ты такой красивый вырос, стал настоящим мужчиной. И как бы сильно я тебя не любила, мне будет очень жаль, что я делаю это с тобой.

- Что? – Малфой не успел сориентироваться, в руке у Беллы сверкнула палочка.

- Круцио! – закричала женщина и направила палочку на своего племенника. – Мне жаль, но ты расскажешь все. Я не дура, Драко, я знаю, что Поттер сам бы не смог сбежать, а эта грязнокровка с тобой спала. Хватит лжи, пора все рассказать мне, мой милый.

Драко закрыл глаза, чудовищная боль снова ломила все тело.

Когда-нибудь это уже закончится?!


***

Гермиона смотрела на часы. Их стук отдавался в ушах звонко и четко.

«Тик-так»

- Полночь! – произнес Рон.

Гермиона кивнула. За то время пока шли эти тридцать минут Гермиона не произнесла ни слова, как и Рон. Лишь Добби приготовил вкусные бутерброды с ветчиной и угостил ими своих друзей, напевая под нос рождественскую песню с мотивом «и шумят колокольчики дин-дон дин-дон и все уже в сборе дин-дон дин-дон…»

- Гарри Поттер, - обрадовался домовик.

- У нас же даже нет плана! – забеспокоилась Гермиона. Почему все это время они провели в тишине, когда можно было все обсудить. Вот уж глупость.

- У нас, Гермиона, план есть! – пояснил Рон.

- Что, значит…вы придумали его? – озадаченно спросила девушка.

- Да, когда ты только переместилась с Добби.

- Тогда расскажите мне его!

- Прости, но ты не с нами.

- Что? Что это значит? – не поняла Гермиона. Она посмотрела на Рона, потом на Добби.

- Ты останешься тут, туда перемешаюсь только я и Добби!

- Рон, не глупи, я нужна вам буду.

- Нужна, но не сейчас, тебе только спасли из того замка, поэтому ты просто должна дождаться нас.

- Я не могу сидеть здесь, когда вы там, когда речь идет о Гарри. ..я…

- Гермиона, прости, но все решено. Мы скоро! – Рон подошел к девушке и поцеловал в лоб.

Гермиона все еще наделась, что не останется тут одна.

- Дом хорошо заблокирован, его нет ни на одной карте, он ненаносим, никто не явится сюда к тебе, никто не узнает о том, что скоро здесь будет и Гарри. Пожелай удачи, я думаю, что все получится.

- Рооон…, - Гермиона не успела, Добби схватил Рона за руку и они растворились в воздухе. - Главное чтобы все получилось и я нужна вам там! – прошептала она и подошла к окну.

Хуже всего было то, что она осталась здесь, погребенная ворохом сомнений. Она должна была быть там с ними в замке. Она бы придумала что делать. Но как Рон сможет противостоять Волан де Морду или толпе Пожирателей, если встретит их, а ведь встретит это точно. Что вообще он сможет сделать один? Один на один со смертельными врагами.
Но ведь там был человек, который спас! Спас ее, человек из сна! А значит не враг, он бы помог!

Гермиона напряглась. В мыслях всплыло его лицо. Такое красивое и знакомое. Внезапно страшная боль пронзила голову. От этого Гермиона упала на пол. Хотелось закричать, чтобы это прошло. Она зажала голову руками.

- Мерлин, прошу…

Все прервалось так же внезапно, как началось. Откуда-то в сознании вдруг появилось странное место. Сверкающий снег на сухих голых деревьях, а неподалеку старинный замок, словно она была там, видела все своими глазами. Такая четкая и яркая картинка.

Гермиона распахнула глаза. Почему то она точно знала что делать дальше. Она встала с пола, представила в воображении эту картинку. Тело сдавило со всех сторон, она видела как исчезает квартира Билла. Воздуха не хватало, девушка задыхалась, и наконец, снова стало легко дышать. Гермиона откашлялась. Она оглянулась.

Полу-чилось!

Картинка, которую она только что представляла в сознании, была перед ней. Гермиона выдохнула. Она смотрела вперед и точно знала куда идти.

Сверкающий снег, деревья. Дежавю?

Гермиона знала, что все получится. И эта вера помогала уверенно идти к незнакомому замку, в котором она найдет Гарри, Рона, либо просто поддержку, потому что кто бы там не жил, он знал девушку и он поможет.

Но она даже и предположить не могла, что этот замок снова изменит ее жизнь, как когда-то в другой жизни, где был ОН.



----------
Не забываем про нашу группу по фанфику.
http://vkontakte.ru/club24671869
Учавствуем в конкурсе на лучший коллаж!!!

Глава 33


Глава ПОЛНОСТЬЮ переписана. Неизменной осталась только первая полу часть (до первых звезодчек))


Драко с трудом дышал. Казалось, каждая клеточка тела неимоверно болит. Каждый вздох дается с тяжелым усилием. Так уже было. Малфой знал эти ощущения, знал прекрасно эту боль. Рядом кружила Белла и улыбалась. Он знал всегда, что его тетя безумна, но никогда еще не ощущал ее безумство на себе.

- Ну-ну-ну, мой маленький мальчик боится. Но достаточно уже обмана. Давай покончим с этим сегодня. Ты все мне расскажешь!!! Каждую мелочь, каждое слово. Все до конца.

Белла снова расхохоталась.

- Ты что думал, что я ничего не знаю?! Не знаю, что ты водишься с отребьям, которое недостойно даже наших прикосновений. Которое грязное…Грязнокровное. Как ты мог, Драко, так упасть? КРУЦИО! КРУЦИО!

Драко подхватило и перевернуло на другой бок. Он сморщился от боли, которая усилилась в несколько раз. Хотелось кричать, выть, но он не сделает так, даже если прямо сейчас умрет, потому что он не покажет Белатриссе, что он слаб, что она может потешаться над ним.

- Да ты просто дурачок. Я не могла этого терпеть. Я тогда хотела покончить с ней, но подумала, что время еще не пришло. Когда-нибудь она будет неплохой приманкой для Поттера. И вот эти времена настали, но ты ее выпустил. Ты освободил ее. Ты же знаешь слабость этого мальчика, он всегда спасает своих друзей, но ты…ты спас еще и его. Ты не с нами и пусть даже ты мой маленький племенник, но ты достоин только Авады, Лорд не даст тебе права на жизнь! Кру…

- Хватит! – раздался женский голос. Белла обернулась.

- О, тебя то не ждали, милая сестренка, - Белла улыбнулась и направила палочку на Нарциссу.

- Ты с ума сошла, что ты делаешь с моим сыном? – закричала Нарцисса.

- Твой мальчик ведет себя неподобающе, похоже, плохое воспитание сказалось.

- Ты не имеешь права его чему-то учить. ОН МОЙ СЫН!

- А ты плохая мать. Он возится с отребьем, он стал мягок, он делает все против нас. Ты хоть понимаешь это? Куда делась та жестокость, которой мы с Люциусом его учили. Он не должен был вырасти таким. Он должен убивать тех, кто хуже нас. Беспощадно взмахивать палочкой и убивать Авадой, - глаза Беллы засверкали.

- Он человек, Белла. Еще ребенок. Он не такой.

- Вот именно, что не такой, а должен быть таким. Он же Малфой. Он должен быть в отца. Беспощадным, жестким, циничным, а вместо этого он какая-то размазня.

Белла подошла к Драко. Он корчился от боли. Женщина носком туфли перевернула его лицо.

- Я хочу дать ему правильное воспитание. И ты не сможешь мне мешать, Нарцисса. Лучше сейчас уходи.

- Я никуда не пойду. Он мой сын и я могу…

- Я это уже слышала, - Белатрисса возвела глаза к потолку.

- Ты сможешь это сделать только через мой…

- Вот и отлично! КРУЦИО! – Белла направила палочку на мать Драко. Не ожидая, женщина упала на пол и вскрикнула. – Я же говорила, никто не встанет на моем пути. Никто и никогда.

Белла снова расхохоталась. Чужая боль доставляла ей удовольствие. Она улыбалась. Ей нравилось мучить других, она ощущала себя сильнее. Всегда. Но внезапно она сама упала на колени. Тело окутало страшной болью. Она пару раз моргнула. Нарцисса непонимающе на нее уставилась.

- Ты не смеешь трогать мою мать, - с трудом, но Драко встал на ноги. Палочка была направлена на Беллу. – НИКОГДА!

- Драко,– прошептала Нарцисса.

Малфой кивнул.

- Петрификус тоталус! – прошептал он.

Белла тут же упала на пол. Ее глаза были пусты и вращались в разные стороны. Ноги и руки не шевелились больше.

Нарцисса поднялась и сразу подбежала к сыну, обхватывая его за талию и ложа одну руку на плечо.

- Ты слаб, слишком слаб.

- Надо стереть ей память, мама, - Малфой с трудом стоял. Боль все еще отзывалась в каждой клеточке тела.

- Я позабочусь об этом, но ты должен покинуть замок.

- Но куда…

- В дом, который ты унаследовал. Только там ты можешь поставить полную защиту, стереть дом с лица земли и только там я знаю, что ты в безопасности, - Нарцисса вздохнула. – И прошу, сделай это как можно скорее. Ты можешь забрать Пэнси с собой, хотя я уверена, что сейчас она защищена лучше, чем ты. Но просто тебе надо скрыться ненадолго. Я придумаю что сказать.

- А как же Лорд, как же Люциус? – Малфой нахмурился.

- Люциус поймет, а Лорду мы солжем. Мы уже делали это и сделаем еще раз, если это касается твоей безопасности, твоей жизни.

- Мама, я не могу тебя тут оставить. Ты должна быть со мной, - запротивился Драко.

- Драко, а я не могу оставить Люциуса одного. С нами все будет хорошо, не бойся. Главное сейчас твоя жизнь. Я не переживу, если Лорд что-то тебе сделает.

- Я не собираюсь убегать как трус. Я не боюсь его!!!

- Ты не убегаешь как трус, поверь. Ты просто уйдешь на время, но будет еще битва, я это чувствую, и тогда ты можешь пойти за Лорда или против. Решать только тебе.

- Мама!

- Я люблю тебя, мой дорогой, но сейчас нет времени. Трансгрессируй через мой камин, он один без слежки. И не забудь поставить мощный блок на дом, когда там будешь. Ты же знаешь все заклинания.

Малфой кивнул.

- Я останусь тут. Надо немного скорректировать память моей сестрицы.

Малфой с трудом опустил руку от плеча матери. Твердо встал на ноги.

- Я не оставлю тебя в этой войне. Пока я буду там, я что-нибудь придумаю.

- Я верю тебе, Драко.

Юноша крепко обнял Нарциссу.

- А ты тоже считаешь, что я пал, что я вожусь…

Нарцисса покачала головой.

- Я так не считаю, Драко. Люди не могут быть хуже, потому что у них другая кровь. Все определяется по поступкам и отношению. Разве я тебе этого никогда не говорила?

- Но отец, - попытался высказать Малфой, но Нарцисса перебила.

- Мне с детства внушали, что это плохо «водиться» с магллорожденными. Я вышла замуж за чистокровного волшебника, потому что все были только «за» за этот союз. Еще с самого моего детства мне наши претендента на роль мужа. Я ничего не могла решить. Но я была влюблена в Хогвартсе… - Нарцисса замолчала ненадолго, пытаюсь совладать с эмоциями. – Это было так давно, что уже не кажется, что это вообще было, но у того юноши родители были магглами….

Драко смотрела матери в глаза, пытаясь понять, что она чувствует. Он даже не знал этого факта. Ему всегда казалось, что его мать безумно была влюблена в отца и шикарная свадьба и долгие годы совместной жизни – лишь признаки той былой влюбленности.

- Я не знал, - произнес он.

- Просто я никому не рассказывала, - улыбнулась Нарцисса. - Прошу, не теряй времени. Уходи скорее.

Малфой снова кивнул и скорее покинул зал.

Нарцисса наклонилась над Беллой.

- Не всегда все будет, так как ты хочешь, милая сестра, - прошептала она ей на ухо. – Обливэйт! – легкое сияние выползло из палочки и окутало Белатриссу.


***


Лишь только тогда, когда Малфой упал на мягкий диван в гостиной своего поместья, он почувствовал свободу. Неподалеку разгорался огонь в камине. Холодный зал наполнялся теплом. Весь этот год казался Драко нереальным. Словно в другой жизни он под холодным дождем сказал Гермионе «Прощай» и трансгрессировал. В другой жизни была она и вот она вдруг снова «постучалась в его дверь». Напуганная, уязвимая, ничего не понимающая. Он не хотел делать то, что уже сделал, но что-то в сердце защемило. Он отпустил ее, а потом и самого Поттера. Что-то непонятное, не подающееся логики заставило его так поступить. Ведь совсем недавно он разговаривал с Пэнси и сказал ей, что сделает все, чтобы у них с Темным Лордом не было проблем, а теперь Лорд просто в бешенстве, он зол. Он убьет всех, кто встанет на пути. Убьет Драко прежде всего, ведь он же не дурак, он знает, что Поттер не бежал сам, просто сейчас еще не пришло время битвы и Лорд снова стал выжидать, может он еще не готов. Если бы был готов, он тут же наслал Аваду на Драко, не думая ни о чем. Что-то его остановило? Быть может, даже кто-то!

Драко не успел все хорошо обдумать, внезапно раздался оглушительный вой сирены. Кто-то был на территории замка. Он слышал этот звук всего два раза, еще в самом начале, когда поместье полностью стало принадлежать ему, Нарцисса проверяла чары, которые оповещали о людях, оказавшихся на территории замка, но Драко было не о чем беспокоиться. Замок был ненаносим, Драко всегда трансгрессировал раньше, чем начинался замок, чтобы чары не развеивались. И сирена оповещала только о тех, кого Драко мог знать. Отец, мать, невеста, тетушка. Тетушка, а ведь второй раз, когда сирена сработала, трансгрессировала именно Беллатрисса. Тогда Малфою пришлось прятать Грейнджер в старой захламленной комнате. И что странно, Белла даже не подумала, о том, что в замке находится не только Драко. Смогла ли стереть Нарцисса память своей сестре, не произошло ли ничего ужасного. Драко испугался. Он так просто забыл обо всем этом кошмаре, пока находился у себя в замке, а теперь это снова всплыло. В замок могла явиться Белла и не одна, Нарцисса бы предупредила о своем визите.

Малфой встал с дивана, выпрямился. Достал палочку из кармана, и, подойдя к огромному окну, отдернул занавески. Никого не было видно.

«Пэнси», - на секунду пришел ответ. Она ведь вполне могла прийти. Даже если что-то бы случилось в Малфой-меноре, Нарцисса бы могла обо всем рассказать Пэнси. Она всегда все говорила этой девушке. Любила ли она ее или это была просто обычная потребность поболтать с хоть кем-то более приятным Нарциссе. «Эта девочка не по годам умна», - говорила мать Драко. «Береги ее»…

Малфой решительно спустится вниз. Преодолев многочисленные каменные ступени, он открыл огромную дверь и вышел на улицу. И тут совершенно неожиданно напротив Драко стояла фигурка в темном плаще, лицо скрыто под капюшоном. «Что за черт?» - только и успел подумать юноша. Дальше он просто действовал по ситуации.

- ИМПЕРИО! – закричал он. Человек в плаще успел увернуться от луча непростительного заклятия.

- Экссеплиармус! – послышался женский голос. Драко не успел, палочка вылетела из рук. Малфой почти обомлел от неожиданности. Этот голос просто вывел его из состояния бдительности. Теперь незнакомка сжимала в руках две палочки. Драко успел воспользоваться секундным замешательством девушки и налетел на нее со всей силы, свалив с ног. Этого она явно не ожидала. Капюшон откинулся назад, а густые каштановые волосы растрепались по холодной земле. Драко какое-то время смотрел непонимающе и не мог поверить. Просто невозможно!!!

- Не может быть, - только и смог выговорить Малфой, пораженно разглядывая Гермиону. – На территории замка же защита…как ты здесь очутилась?!

Гермиона пожала плечами и поджала губы.

- Я могу вам все объяснить, - произнесла она, снова поразив юношу своим «Вам».


***


Белла потерла глаза.

- Что такое? – спросила она. – Что со мной случилось?

- Ты упала с лестницы, - Нарцисса протянула руку. – Я услышала шум.

- Ты издеваешься, да? – Белла нахмурила брови.

- Это больше по твоей части, - огрызнулась Нарцисса. - Пол очень скользкий, он сделан из мрамора. Я сама не раз тут падала, - уже невозмутимо добавила она. – Давай руку.

Белла недоверчиво покосилась на сестру, но руку подавать не стала.

- Я Пожирательница Смерти, а не какая-нибудь неуклюжая дурочка, - произнесла она.

- У тебя слишком большой каблук, дома я предпочитаю носить подошву, - равнодушно ответила сестра.

Белла поднялась.

- Почему у меня так болит голова? Или ты снова скажешь что у меня сотрясение мозга, раз я упала. Может и ты уже сотрясала себе что-нибудь, - злобно произнесла она.

- В этом доме было уже многое, я не могу помнить все, - Нарцисса отошла на пару шагов.



- Где Темный Лорд?

- У него и так дел хватает и без тебя, - сухо произнесла Нарцисса.

- Не тебе об этом говорить, - Белла злобно посмотрела на сестру и, развернувшись, направилась в строну зала, остановилась на секунду. – Где Драко?

- Зачем он тебе, - Нарцисса попыталась сказать это как можно спокойнее.

- Он мне нужен.

- У него тоже много дел и без тебя, - произнесла Нарцисса, попытавшись придать тону невозмутимость.

- Это меня не волнует! – Белла запахнула конец мантии и скорее пошла, куда направлялась. Нарцисса с трудом вздохнула. Плохо дело!



***



Малфой сполз с Гермионы. Смысла удерживать ее и не давать ей двигаться, не было. Девушка с трудом встала. Она хотела потянуться к своей палочке, но Малфой опередил ее, забрав сразу две палочки. Да, это была Гермиона Грейнджер. Да, она была доброй, отзывчивой как говорили про нее ее однокурсники почти вся школа, но Гермиона не зря вдруг оказалась на территории замка Малфоя. Что ей надо? – был лишь один вопрос, который засел в голове у юноши.

- Я слушаю, - как можно холоднее произнес он.


Гермиона снова закусила губу, пытаясь подобрать слова. Все, о чем она думала до этого, сейчас казалось совершенно глупым и неуместным. Она не знала что сказать. Она сама еще не отошла от шока. Благодарила судьбу, за то, что на ее пути к замку встретился именно тот человек, который спас ее в прошлый раз. Что она скажет?! Что по каким-то чудесным возможностям вдруг определила, где находится замок, из которого только недавно выбралась.

- Спасибо, - вдруг сказала она. Если уж говорить, что Малфой испытал шок, это значит не сказать ничего. Его глаза расширились от неожиданности. Он покачал головой.

- Ну, уж нет, так дело не пойдет, - почему-то злобно произнес он и, наклонившись к Гермионе, схватил ее за руку.

- Ааа, что ты делаешь? - шепотом произнесла она, с трудом встав на ноги. Малфой почти тащил ее за собой в замок.

Юноша ничего не ответил, но то, что он негодовал было видно по его вздернутым плечам и угрюмому взгляду. Он почти насильно затащил девушку в замок и отшвырнул прочь. Гермиона еле успела не упасть, придержавшись за попавшуюся высокую колонну.
Малфой с оглушительным звуком закрыл огромные двери и наложил заклинания на них. Одно, второе, третье. Хотя и этого ему казалось мало. Наконец, покончив с дверьми, он обернулся и посмотрел на девушку. От его пристального взгляда поползли мурашки по коже. Гермиона вздрогнула. Почему слова Рона «ты должна остаться дома» сейчас показались самыми правильными словами. Он же был так прав. Почему она любит всегда все усложнять.

Малфой подошел к девушке вплотную и сжал ее плечи, крепко придавив в колонну, которая до недавнего времени казалась спасителем.

- Объясняй! – закричал он. От страха Гермиона зажмурилась. – Ну же, давай! – тряс он за плечи.

- Я должна помочь Гарри, - прошептала девушка. Страх сковывал ее. О том, что она просто дура, она еще успеет подумать, если этот человек, который когда-то ее спас, не предаст ее в этот раз, как та колонна, которая помогла ей удержаться на ногах и в следующую же секунда стала стеной, сдерживающей Гермиону в руках этого человека.

- Ты что больная, да? Тут не пункт скорой помощи.

- Зато замок, где находится Гарри.

- А кроме него тут тогда должен находится Темный Лорд с кучей приспешников, так, Грейнджер? – Малфой не мог не кричать. Это же просто было невозможно. Как она попала сюда, почему не с Уизли и Поттером, которые живы и здоровы и, возможно, именно сейчас придумывают план «как убить Волан де Морда».

- А разве нет? - произнесла Гермиона. И в следующую же секунду охнула. – Откуда ты знаешь меня?

- Пфф, - Малфой уже просто не знал как совладать с собой. Нет, так явно делать нельзя. Грейнджер что совсем отупела после того расставания. Драко глубоко вдохнул. Мысли о расставании потом долго не давали ему покоя. Но так было нужно и это было просто правильно.

- Ты помог мне в прошлый раз. Я не понимаю почему, но прошу, если еще не поздно не сдавай меня им.

- Кому «им»? – да, Малфой однозначно терял терпение. И ситуация нисколько не прояснялась, что он чертовски ненавидел.

- Ты знаешь кому. Я …

- Ладно, хватит этого. Мы одни в этом доме! – закричал снова он. - Точнее я вообще должен быть здесь один. Какого черты ты сюда приперлась. Как разрушила защиту? Как вообще…я просто не понимаю.

- Но…как же Гарри, а Волан де…

- Заткнись, не смей произносить это имя здесь, иначе у меня будут проблемы. А видеть Темного Лорда у себя в поместье я не желаю, ясно?

- А разве он не здесь? А как же Гарри?

- Он не здесь. Ни первый, ни второй. Зато ты здесь и сделай уж милость, объясни же мне, наконец, какого черта ты здесь? - Малфой сжал Гермиону сильнее, от чего та вскрикнула.

- Мне больно, - прошептала она.

- А мне все равно. Знаешь, у меня не слишком много времени, но хватит на твои объяснения, после чего ты живо покинешь территорию моего поместья, – жестко произнес он.

- Твое поместье. Это же тот самый замок, в котором я находилась в прошлый раз. Там был Гарри и Пожиратели…и еще там…

- Я, конечно, понимаю, что наследственные замки могут быть похоже, но это НЕ ТОТ! Да и вообще, где логика то? Ты оказалась на свободе, вместо того, чтоб быть подвергнутой пыткам Белатриссы и вдруг ты сама трансгрессируешь в мой замок. Что так хочется пыток, да? Может тебе это устроить?

- Пожалуйста, не надо, - Гермиона сжалась в руках юноши. – Я просто думала, что смогу помочь Гарри и Рону. Я знаю больше, чем Рон и я просто знаю, что это необходимо. Рон никогда не знал слишком сложных заклинаний, и их могут схватить, даже мантия-неведимка не поможет.

- Хм, думаешь, мне пора доложить об этом Темному Лорду, это как раз хорошие новости для него. Получается твой дружок пошел спасать Гарри Поттера под мантией-неведимкой. Надо сказать, чтоб применили заклинание «обнаружения», тогда с ним хоть смогут побеседовать, а то ведь неправильно являться в гости и даже не сказать ни слова хозяевам?

- Не надо, - Гермиона начала вырываться. – Ты не сделаешь этого.

- Отчего же?

- Потому что уже помог однажды мне, вместо того, чтоб убить.

- Убийства в мои планы не входят, - жестко сказала Малфой. Повисла тишина, он долго смотрел на Гермиону, девушка же в свою очередь не пыталась отводить взгляда. Наконец, он отошел от нее. Гермиона даже не шевельнулась, словно так и была впечатана в холодный мрамор колонны.

- Я не могу понять, тут стоял блок защиты такой силы, что никто не может его разрушить, войти могли лишь мои близкие, да те, кого я сам приглашал или приводил.

Отчего-то перед глазами встал далекий осенний день, когда Гермиона впервые оказалась именно здесь. Она оглядывалась, недоверчиво косилась на Драко и периодически хмурилась. А еще от холода она дрожала. Он до сих пор помнил ее в легкой одежде, бредущую с ним по белому снегу. И почему тогда он вдруг решил забрать ее с собой в свой замок? Такой глупый поступок. Если бы не тот день, вообще ничего бы не началось…

- Я, правда, не знаю, как я смогла сюда трансгрессирвать, - призналась девушка. – Я думала, что это замок, в котором Гарри.

- И ты, конечно же, как самая умная решила помочь ему. Идя прямо к главному входу замка, не боясь ни Пожирателей, ни армии других людей, которые за Темным Лордом. Ты шла на смерть, да?

- Нет.

- Но, в конце концов, ты дура, Грейнджер. Да, я помог тебе. Спас, потому что, чтобы там не было, мне не все равно, - Малфой вдруг преодолел пару шагов и вновь очутился возле Гермионы. Близко. – А тебе плевать на свою жизнь. Ради Поттера готова на все.

- Я просто знаю…

- Знаю-знаю, все такая же Всезнайка, только в следующий раз кто-нибудь точно тебя убьёт и вот что печально, Поттер то останется без вечной живой книги возле себя.

- В Хогвартсе, ты же знал меня, верно?

Малфой расхохотался.

- Издеваешься?

Гермиона хотела ответить, но не успела. Малфой схватил ее за руку и вдруг голова закружилась. Девушка крепко зажмурилась. Страшная головная боль.

Разноцветный вихрь картинок. Гермиона лучезарно улыбается при виде Гарри и Рона на Рождество. Они втроем стоят в ужасно тесной комнате. Вокруг беспорядок. Дверь распахивается и рыжеволосая сестра Рона просит идти за стол. Следующая картинка, где Гермина и Кормак Макклаген сидят за столом. Он говорит что-то про квиддич, Гермиона с трудом подавляет зевоту. Новая картинка - Гермиона в кабинете у Дамблдора. Дамблдор просит подождать пару секунд и возвращается очень скоро, держа в руках аленький блестящий котел. – Я помогу тебе с этим справиться, - произносит он. А потом Гермиона в том же кабинете, Дамблдор говорит какую-то глупость про успешные экзамены и похвалы Гермионы. Следующий раз девушка громко всхлипывает. Кричит «Рон» и бежит пол холодным дождем, отдаляясь от единственного з источника света – у серой палатки.

- Хватит, - Малфой с трудом покинул воспоминания девушки.

– Что это было? – Гермиона тихонько скатилась по колоне.

Малфой наклонилсяя к ней и заглянул в глаза. Осознание того, что он увидел придет позже. Он вторгся в ее мысли, без ее согласия, но это было просто необходимо. Она ведь сама вдруг явилась в этот замок, говорила какую-то ерунду про спасение Поттера и прочие просто до ужаса глупые вещи. Через почти год, вернулась и разворошила все. И это просто невозможно. Прошлое слишком тяжелое и будет нестись своим призрачным шлейфом еще долгое время. Драко смотрел в глаза Гермионе и не знал, что ей сказать. Нужна ли ей та правда, которую так поспешно стер Дамблдор или лучше пусть ничего не знает. Так ведь лучше. Он сам много раз перед той последней встречей думала, что надо стереть память Гермионе, но не смог. Он понимал, что одно неверное движение и можно стереть полностью всю память человека. Он же не Дамблдор, чтоб владеть этим искусством и не Нарцисса.

- Что мне делать с тобой? – произнес Малфой.

Гермиона покачала головой.

- Я сказал это вслух? – удивился он.

- Да…

Малфой вздохнул. Пора было говорить правду. Или только полуправду.

- С Поттером все в порядке. Я позаботился о том, чтобы он был жив.

- Зачем? – только и сказала Гермиона.

- Потому что так надо.

- Ты же предаешь своих, - Гермиона закусила губу. Откуда ей было знать кого предает этот человек. Может он вообще двойной агент. – На чьей ты стороне?

- Я сам по себе.

- Ты был там. В плаще Пожирателя Смерти или мне показалось.

- Был, но это уже неважно. Ты должна убираться отсюда, а я в свою очередь ставить блок защиты на дом.

- Ты спрашивал меня, почему я смогла сюда переместиться, - Гермиона вздохнула. - Я читала об этом. Кто-то разрушил защиту дома, трансгрессировав на территории замка.

Малфой сглотнул. «Кто-то трансгрессировал на территории замка»… В воспаленном сознании вдруг всплыла одна важная вещь – Гермиона словно марионеточная кукла лежит в руках Драко. Он убирает прилипшие волосы с ее лица. Прижимает ее безжизненное тело к себе, но не верит, что когда-нибудь она отроет глаза. Пусть все идет к чертям, но Гермиона должна жить – такой была его мысль в тот злополучный день. Всего одна мысль о другом месте и Малфой трансгрессирует с Гермионой на руках. Защита дома рушится. Вот и разгадка. Защиты нет…

Новый шок за сегодняшний день. Малфой так хотел отдохнуть от всего этого чертового мира у себя в замке, но не всегда все происходит, как мы хотим.

- Почему ты спас меня? – наконец, спросила Гермиона.

- Потому что так было нужно, - сразу же ответил Драко.

- Ты точно так же ответил и про Гарри, - произнесла она. – Нужно для кого?

- Я не знаю.

- Я сейчас в твоем замке. По сути, ты мог бы давно уже сделать со мной что-нибудь. Но ты другой. Друг или враг?

- Я уже был и первым и вторым, - произнес он, признаваясь в этом прежде всего себе.

- Что? – Гермиона непонимающе посмотрела на Драко.

Правда или все же ложь? Слишком сложно выбирать что-то одно.

- Ты знала меня в Хогвартсе, вот я и спас тогда тебя, - Правда это не так уж и сложно.

- Но…

- Драко Малфой!

- Драко? Но почему я совсем тебя не помню. Я ведь была старостой, знала всех студентов со своего курса.

- Потому что я не учился на твоем курсе.

- Тогда все встает на свои места.

- Еще не все, - сказал Драко.

Послышался шум. В большое окно у дверей вдруг начал биться серый филин. Гермиона охнула от неожиданности. Малфой направил палочку на раму. Окно открылось и птица влетела внутрь. Драко отцепил от лапы филина пергамент. Развернув письмо. Усмехнулся и тут же разорвал листок на мелкие части. Гермиона наблюдала за этим с чувством тревоги.

Малфой подошел к Гермионе и протянул ладонь.

- Вставай, надо решить что делать.

Гермиона повиновалась.

- Иди за мной. Тебе нужен камин, чтоб выбраться отсюда, а то навряд-ли со мной тебе безопаснее, чем со своими друзьями.

- Учитывая, что за Гарри объявлена охота, то не думаю, что мне вообще хоть с кем-то будет безопасно, - Гермиона подумала. - На меня тоже объявлена охота.

- Значит, я могу в любой момент сдать тебя, да? – усмехнулся Малфой.

- Делай что хочешь.

- Да, ладно, я вроде как пошутил, хотя совсем не расположен к этому сейчас. – Эй за мной, - произнес он. Гермиона только хотела возмутиться, но за ее спиной взмахнул крыльями филин и полетел вперед. Он сел юноше на руку. Гермиона остановилась, пока Драко возился с филином. Она подобрала остатки письма и засунула в карман.

- Ты отдашь мне мою палочку? – спросила она.

- А, ну,да, - Малфой кинул тоненькую палочку девушке.

- Ты идешь, нет? – Малфой посмотрел назад.

- Мне надо сходить в одну комнату, - произнесла девушка.

- Что? – не понял Малфой.

- Это же твой замок, я не знаю, где тут находится…

- А, вот ты о чем, - засмеялся Малфой.

- По коридору и направо. Как закончишь, поднимайся на второй этаж, там каминная сеть. Мне просто необходимо отправить тебя твоим друзьям.

- Да, конечно, - Гермиона свернула направо, в то время как Малфой начал преодолевать вековые ступени.

Гермиона прошла по коридору, но сворачивать никуда не стала. Это была лишь уловка, чтоб остаться хоть на секундочку одной. Убедившись, что Малфой скрылся из виду, она достала обрывки пергамента и поднесла к ним палочку.

- Репаро, - произнесла она. Кусочки тут же склеились в желтоватый листок. Гермиона прочитала всего несколько слов.


«Не думай бежать далеко, мой милый. Лорд не оставит тебя»

Твоя тетушка Белатрисса.





























Глава 34


Рон рассматривал фотографию Гермионы в медальоне позолоченных сломанных часов, которые достались ему от Перси, когда тот стал работать в Министерстве и раздал все свои старые вещи младшим братьям. Фред и Джорд тогда забрали пустой старый портфель Перси, а уже потом сделали из него собственный сейф, в котором переносили свои глупые вещички и вредилки, как тогда их называла мать. А вот Рону достались часы, они не работали и толку от них не было, но медальон был очень красивым. Позолоченный, местами потертый, а на передней крышке красовалась витиеватая буква Г. Отчего то эта буква ассоциировалась у Рона только с Гермионой. Он разрезал общую фотографию, где Рон и Гарри весело строили рожицы в камеру фотоаппарата. А у Гермионы не получалось, поэтому она просто скоромно улыбалась. Но в улыбке отражался лучезарный свет. Гермиона всегда умела улыбаться, даже когда самой было плохо. Она всегда всех поддерживала, протягивала руку помощи. Да, порой она была невыносимой занудой, но ведь…

Рон не мог об этом думать и не хотел – БЫЛА, это ведь не про нее. Никогда и ни за что на свете ее улыбка не померкнет. Гермиона где-то рядом и она жива, она есть на этом свете. Глупые мысли так и лезли в голову. Куда же она пропала после той роковой ночи, когда он и Добби отправились в замок Малфоев? Гарри тогда смог выбраться из замка, а Рон чуть все не испортил своим появлением в замке. Он мало, что помнил с той ночи и крепко знал, что его память подверглась корректировке, он увидел что-то такое, что не должен был. Он помнил лишь грустные глаза светловолосой женщины, она шептала какие-то заклинания и из палочки вырывались лучи красного и фиолетового цвета, а дальше Рон ничего не помнил. Когда он открыл глаза, он лежал в квартире Билла, а Гарри тормошил его по щекам, чтобы он очнулся.

Рон в последний раз провел пальцем по фотографии и убрал медальон в карман. Он хотел отдать все лишь бы Гермиона была рядом. И ему было плевать на Волан де Морда, на крестражи и на все, что связанно с этой войной. Главное, лишь бы Гермиона вернулась…


***


- Черт! – ругнулся Малфой.

- Что случилось? – Гермиона с тревогой посмотрела на Драко.

- Проблемы с каминной сетью! – ответил он, - очень большие проблемы.

- Что ты имеешь в виду? - Гермиона сглотнула. Слова, сказанные Драко, пугали. Это ведь были не просто проблемы с камином. Нет. Когда-то давно она читала об этом. Камин могут заблокировать, чтоб никто не смог выбраться этим способом или поставить на учет и сразу как кто-то попытается привести его в действие, поступит сигнал, что волшебник собирается переместиться, а вот о последствиях в книге ничего не было написано, хотя Гермиона и сама понимала, что если камин блокирован, то из этого ничего хорошего не выйдет.

- Будем ждать гостей с минуты на минуту, - легко сказал Малфой, словно речь была о близких родственниках, которым так рад Драко.

- Каких гостей? – Гермиона почувствовала, как горячая кровь прилипла к лицу.

- Моих друзей Пожирателей, я ведь так хотел тебя с ними познакомить, - сердечно воскликнул Малфой.

Гермиона взглянула на Драко. Его лицо было таким уставшим, и слова этого фальшивого восторга так не вязались с его образом. Он напоминал старика, который просто уже устал справляться с этой жизнью.

- Что мы будем делать? – спокойно спросила она, проигнорировав последнюю фразу Малфоя.

- Ну, не знаю как ты, а лично я не против, сыграть с моими друзьями в покер, почему бы и нет, - прибодрился Малфой.

- Прекрати, это не смешно, - серьезно сказала девушка. – К тому же навряд ли они знают правила игры в покер, как никак, это игра магглов.

- Ну, я же про нее знаю, а я ведь Пожиратель, разве нет? – улыбка не сходила с лица Драко. – Знаешь, а во всем замке только ты не впишешься в команду Пожирателей смерти, - равнодушно добавил Малфой.

- Команду? Я думала к Пожирателям как раз нельзя применить такое слово. Разве там не каждый сам за себя?

- Это не имеет значения, – отрезал Малфой

- А что имеет значение? Сначала спасать человека, а потом рассказывать, что знакомство с Пожирателями смерти может изменить всю его жизнь? - горячо воскликнула Гермиона. – Но дело в том, что оно уже изменило мою жизнь, если б не это, то я бы не находилась тут.

- А где бы ты находилась? – закричал вдруг Малфой. – Лежала б мертвая в холодной земле, если говорить прямо.

- А для чего тогда, ты начинаешь говорить, что рад мне сказать, что они скоро будут тут? – Гермиона чувствовала, как злость горячими волнами разливается по телу.

- Да, а может у меня манера такая – делать так. Это ведь намного интереснее. Сначала про тебя думают, что ты герой. И к тому же неплохая перспектива спасать девушек, многие умеют благодарить, если ты понимаешь, о чем я.

- Что за берд ты несешь!

- Прости, просто мои друзья решили заскочить не вовремя, и времени тебя разводить не было, хотя я е спас тебя, ты должна была сразу понять, что требуется твоему герою, разве нет?! – усмехнулся Малфой.

Гермиона не могла это терпеть. Стремительные семь шагов и звонкая пощечина. Малфой не ожидал. Он автоматически схватил девушку за руку и сжал.

- Ты что совсем умом тронулась?

- Ненавижу тебя! – горячо выкрикнула Гермиона.

Тишина поглотила комнату. Малфой смотрел на Гермиону и не мог сказать ни слова.

- Уже проходили, - одними губами сказал, наконец, он. Ему казалось, что Гермиона не расслышит его, но нет.

- Что проходили? – не поняла девушка.

- Да, нет, ничего, – произнес Малфой, давая понять, что разговор окончен. Зачем он только это сказал?!

Гермиона покачала головой. Нет, здесь что-то было не так. Что значит эта фраза «Уже проходили?» Создавалось ощущение, что у них двоих уже было прошлое и он не просто парень из школы, он кто-то ближе, а еще эти сны…Гермиона только хотела спросить, как вдруг звук оглушительной сирены ударил по ушам. Это длилось полминуты. Гермиона с ужасом смотрела на Драко. Никогда в жизни она не слышала ничего подобного. Ужасный вой погружал в отчаяние, казалось, что мир просто погиб и эта сирена оповещает всех о гибели Земли.

- Мерлин, что это? – прошептала Гермиона, хотя она даже не надеялась, что на ее вопрос ответят.

- Надо срочно уходить. НЕМЕДЛЕННО! – закричал Драко.

- Куда? Что происходит? – не понимала девушка. Все происходило словно во сне, не с ней, и не сейчас.

- Это сигнал тревоги. На территории замка Пожиратели смерти.

- Что? Нет, не может быть!

- Может быть, в тот момент, когда я хотел переправить тебя через камин, я не знал, что мой камин под наблюдением и как только я его подключил, они вышли на нас.

Гермиона от изумления просто качала головой. Неужели это снова происходило с ней? Может, она просто спит, ведь буквально вчера она сидела в слегка неприбранной, но такой уютной квартирке Билла, где ей ничего не грозило, где главная задача была – вернуть Гарри живым из этой глупой истории. Отчего же она не послушалась Рона?

- Возьми меня за руку! – повелительный тон Драко Малфоя вернул Гермиону в реальность.

- Что ты хочешь делать? – спросила она, хватая бледную руку Драко.

- Трансгрессия! – только и сказал он.

- Но это ж родовой замок, разве здесь можно?

- Можно, и, по всей видимости, уже давно, – ответил он. – Только куда?

- Я знаю куда, - решилась сказать Гермиона. Она не была уверена, что стоит. И как поведет себя этот человек, когда очутится там, куда они должны были вскоре трансгрессировать, но другого выхода не было. Он уже однажды спас ее и это значит, что доверять ему можно. Он спас ее жизнь и это стоит тысячи таких перемещений пусть и в те места, о которых вообще не должны знать другие люди.

- Как это делать? – спросила Гермиона.

- Разве ты не помнишь, а как же приз Дамбл…впрочем, не важно, просто представь это место, и крепко при крепко держи меня за руки, я перемешу нас, главное ни на секунду не стирай из памяти то, куда мы должны переместиться, - напустовал Малфой.

Гермиона кивнула.

- Хорошо, я сделаю так.

- Тогда насчет три? Хорошо? – Малфой перевел дыхание. – Раз….

Гермиона зажумурила глаза. Образ ее дома предстал перед глазами. Летний денек, двухэтажный дом гордо взирает на кучерявые облака. Новая покраска голубого цвета оконных рам, которой так гордилась мать Гермионы..

- Два….

Развешанные носки красного цвета над камином в честь Рождества, украшенная искрящимися гирляндами елка.

- Три….

Просторный зал, столик с газетами, которые так любил читать по утрам отец Гермионы. Подвеска, подаренная Гарри на двери комнаты девушки, грамоты на столе в рамочках, фотография белобрысого блондина в черной мантии с зеленым галстуком…

«Уже проходили, проходили, про-хо-ди-лиииии»


***

Гермиона пристально смотрит в глаза Пожирателю смерти, этому самому блондину. Он крепко держит ее за руки.

- Ты ничего не знаешь, - всерьез говорит он, кажется, как будто он хочет скорее уйти, но не говорить эти слова.

- Я и не хочу знать, я просто хочу быть с тобой сейчас, - Гермиона почти притоптывает ногой, ну почему ж это так сложно понять!

- Однажды я убью и передам, сделаю все, то, что мне велят, я не принадлежу себе! – говорит он. Нарочно медленно, но чтоб каждое слово было осмысленно и понято.

- А если попросят убить меня – убьешь?! – спрашивает Гермиона. Она же просто знает ,что это лишь слова, а он не такой. И все не так уж и важно. Если он просто скажет «нет», она пойдет за ним до конца и ничего не побоится.

Блондин смотрит на нее долго и пристально. Что творится у него в душе? Какие ответы, он уже перебрал в голове, пытаясь ответить на этот вопрос.

- Нет! – отвечает он и отходит, делая несколько шагов во тьму и отдаляется от Гермионы.




Гермиона с трудом открыла глаза. Это видение, оно было словно из памяти, даже не сон, а что-то настоящее, что однажды уже было…девушка не успела подумать на этот счет, ее тело вдруг окутала неимоверная боль, что Гермиона просто закричала не силах с ней справляться. Белая пелена застилала глаза.

***

Слабые очертания гостиной дома родителей Гермионы.


***

Бледное лицо Драко.


***

Ладони, запачканные чем-то красным, быть может, кровью?!


***


Безумная боль сдавливала каждый миллиметр тела. А потом она вдруг внезапно утихла, так же внезапно как и началась. Гермионе подумала, что, скорее всего, так и начинается рай…без боли, без страданий и только неясное лицо Драко Малфоя еще возвращало в реальность. Хотя, может быть, он тоже попал в рай, и неважно Пожиратель смерти он или просто ее однокурсник….

***


- Гермиона! - голос Малфоя застиг сознания, когда Гермиона снова смогла открыть глаза.

- Что произошло? - прошептала девушка. Она лежала на диване, а Драко взмахивал палочкой и что-то шептал.

- Мы переместились, но возникла маленькая неприятность, - произнес Малфой.

- Какая? А разве я жива?

- Удивительный вопрос, учитывая, что ты сейчас лежишь на диване в своей собственной гостиной, как я могу подумать, судя по фотографиям, которые даже не двигаются, но зато девочка с недостающими передними зубами и вьющимися каштановыми волосами кого-то точно мне напоминает.

- Значит, у нас получилось?

- Однозначно, - улыбнулся Малфой. – Так я почти закончил, хоть и не силен в этом.

- Что случилось? – снова спросила Гермиона.

- Тебя расщепило, - после секундной паузы ответил Малфой.

- Неужели это на самом деле произошло со мной, - засмеялась Гермиона. – Как?

- Это бывает со многими, просто момент был слишком ответственный и ты, кажется, разволновалась, - резюмировал Малфой. - Тут рана на всю руку, плечо и лопатку. Я смог только заглушить боль и немного обработать, но у меня не получится, чтоб она затянулась.

- Ладно, я сама потом справлюсь, чтоб она излечилась, - вздохнула девушка. – Спасибо тебе!

- Не за что, - ответил Малфой.

- Извини, что обвиняла в отсутствии человечности там у тебя…

- Это уже не важно! А где твои родители?

Гермиона ухмыльнулась.

- Я отправила их в далекое путешествие, начиная с Австралии, так лучше для всех.

- Почему?

- Потому что в этой войне я просто боюсь потерять самых близких мне людей.

- Ясно, - ответил Малфой и подошел к деревянным полочкам над телевизором с фотографиями.

- Ты знаешь, мне скоро нужно будет отсюда трансгрессировать, - произнес он, беря в руки рамку с фотографией Гермионы, где она была в красивом платье на Святочном балу.

- Зачем? – задала вопрос девушка, сожалея, что не могла сказать что-то другое в этой ситуации.

- Много дел, знаешь ли.

- Дел Пожирателя смерти? - вырвалось у Гермионы.

Малфой повернулся к ней лицом. Ох, ну зачем она это сказала. Как же легко могут вырваться глупые слова против нашей воли…

- Да, именно! – жестко ответил Малфой. – Я как раз не успел с ними переговорить, слишком был занят спасанием тебя.

- Прости, я не это имела ввиду…

- Отчего ж? Именно это, я думаю, - перебил Малфой.

- Нет, просто дело в том, что мне страшно. Ты ведь Пожиратель смерти.

Гермиона замолчала на секунду. Должна ли она говорить все что думает дальше? И не погубит ли ее это. Ведь с какого-то момента жизнь перестала подаваться ее совершенной логике и шла совсем по-другому и зачем же снова себе все усложнять. Просто надо смолчать…

Смолчать…

- Даже то, что ты спас меня и помог мне, это просто способ искупить все, что ты сделал до этого. Разве не так?

- Что ты хочешь? Грубых подробностей как убивают невинных магглов, как их тела находят даже в Австралии? – злобно сказал Малфой.

- Зачем ты так?

- А ты зачем? – Малфой смотрел на Гермиону. Так больно, затравленно. - Что ты знаешь о Пожирателях, а? А об о мне? Ты хоть знаешь, что половину Пожирателей просто заставили быть такими, потому что это чистокровные люди, и они обязаны быть в числе приспешников Темного Лорда. Но ведь тебе это невдомек. Ты только судишь о людях по их поступкам, хотя нет, ты даже по поступкам судить не умеешь, ища везде скрытый смысл, а его нет! СЛЫШИШЬ, НЕТ ЕГО! – закричал Малфой на всю гостиную.

Гермиона обняла себя за плечи и с трудом вздохнула.

- Прости, - прошептала она.

- Но ты ведь боишься? Ты ж не отступишься, да? – продолжал Малфой. Он был в возбуждении, он не мог просто так остановиться.

Он подошел к дивану, на котором сидела девушка, и схватил за руку, заставляя следовать за ним. Он решительно отправился в темный коридор. Остановился. Зажег свет на кончике палочки и вжал Гермиону в стену. Отдал ей палочку.

- Хочешь проверить? - произнес он. В свете маленького огонька, исходящего от палочки, выглядел он угрожающе.

- Нет, - девушка покачала головой, вжимаясь сильнее в стену и сильнее держа палочку, от которой исходил свет.

Малфой расстегнул манжет на левом запястье и поднял рукав. Бросил взгляд на Гермиону.

- Боишься меня, да? - задал он вопрос, Гермиона снова покачала головой.

- Не ври себе, – Малфой поднял рукав до плеча. Гермиона даже не смотрела на его руку. - Ну вот, видишь? Видишь?!

- Это не важно, - шепотом произнесла девушка, смотря в глаза Драко.

- Только что было важно…

- Прости, я ошибалась, - руки дрожали. Неужели он этого не замечает. Палочка ведь дрожит, и свет, исходящий от нее прыгает.

- Нокс!

Свет, теплившийся на кончике палочки тихонько погас. Гермиона оглянулась. Поглощающая темнота, а ведь в детстве она боялась ходить по этому коридору ночью, казалось, что темная сила заберет ее к себе…

А быть может, это уже так.

- Зачем? – только и спросила девушка.

- Так надо, - выдохнул Драко. Его теплое дыхание просто обожгло кожу. Мысли путались и казалось, что это новый сон, ведь предыдущий уже успел закончиться, а это просто новый.

- Что со мной происходит? – произнесла Гермиона, тяжело дыша.

- Ты просто находишься не в том месте, не в то время, - Малфой коснулся щеки Гермионы.

- Так не должно быть, - выдохнула девушка.

- Никогда не делай преждевременных выводов о людях, - вдруг сказал он и Гермиона почувствовала как он отстранился. - Мне нужно будет трансгрессировать и как можно скорее и позволь мне мою палочку, Малфой забрал из рук Гермионы свою вещь.

- Пожалуйста, не уходи, - вдруг сказала Гермиона, с трудом удерживаясь на ногах. Похоже, боль снова возвращалась к ней. От руки и до плеча все заболело с новой силой.

Малфой остановился.

Гермиона уже не могла стоять на ногах и она соскользила вниз по стене.

- Эй, что такое.

- Все нормально, - ответила девушка. Она достала палочку из кармана джинсов и зажгла свет на ней.

- Я помогу тебе дойти до гостиной, - Малфой взял Гермиону за руку.

- Нет, я могу сама, просто только останься, мне страшно, еще никогда в жизни я не оставалась здесь одна на ночь.

Зачем она упрашивала его об этом, зачем снова раскрывала душу перед ним. Этот человек был незнакомым, но в тоже время таким родным.

- Хорошо, я останусь, - Малфой помог встать Гермионе на ноги. Долго не думая он обхватил ее за талию и взял на руки.

- Это уже лишнее, - произнесла девушка, улыбнувшись, хотя боль с каждым вздохом становилась все сильнее.

- Нет, не лишнее, - Малфой дошел до дивана, неся Гермиону на руках. Потом он аккуратно отпустил ее.

- Вот и все!

Гермиона покачала головой.

- Нет, не все, - она внезапно под каким-то бешенным порывом поддалась вперед.

«Уже проходили», - билась в сознании глупая фраза, сказанная Драко, казалось бы, сто лет назад.

- Я боюсь здесь оставаться одна, - Гермиона закрыла глаза. – В моем детстве, когда не было родителей страшные чудовища ходили по комнатам…

- Ну, что ж тогда я один из них, - Малфой улыбнулся.

- Нет, не правда, - Гермиона качала головой. - Ты другой!

Малфой ничего не ответил.

- Откуда ж тебе знать? - спросил он.

- Я просто знаю и все, - Гермиона закрыла глаза. В голове возникали глупые мыли, но сегодня они просто не нужны.

Малфой вдруг коснулся лица девушки ладонями.

- Ты даже не представляешь как ошибаешься, - сказал он, смотря пристально в глаза.

- Неважно! - Гермиона закусила губу. Смысл этой фразе она придаст завтра.

Малфой легко улыбнулся и наконец, коснулся губ Гермионы…


За окном моросил дождь. Струйки воды стекали по окнам и падали на карниз. В некогда брошенном доме снова появилась частичка света. Девушка, которая была готова пожертвовать всем ради своих друзей и их спасения и юноша, который окончательно запутался в том, на чьей он стороне. Каждый из них снова сделал ошибку, только жалеть на этот раз придётся сильнее, чем в прошлый…

Ведь Война изменит их жизненные дорожки до неузнаваемости.




----------
Итак, дорогие читатели, прошу извинить вашего автора за долгую отлучку, надеюсь, глава получилось не слишком приторно-сладкой))
И вот еще что, для тех, кто не читал фанфик по Стань моей жизнью "Чувства Малфоя". Это мини, которое лучше раскрывает Драко.
http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic.php?l=0&fid=69780


Глава 35


Вся глава...


А выхода нет. Его и не было и даже не бывает. Все это отговорки. Просто, чтобы кто-то поверил. Поверил в то, что все будет хорошо, но это неправда как и все, что происходит – неправда. Я не верю уже ни во что. И не знаю, смогу ли когда-нибудь вновь научиться «верить».
Д.Малфой




Опять…Это происходит снова…Опять эта неразбериха. Просто бред, нереальность, глупость. И все же…

Драко закрыл руками лицо.

Почему это происходит с ним? Отчего все настолько глупо. Гермиона снова здесь, рядом, в его жизни. Мерлин, он же так бежал от этого, делал все возможное, и просто какая-то глупая ирония судьбы, бред, да и только. Так быть не может. Ну не бывает так. Зачем он снова ее спас?! Помог Поттеру, предал всех своих. Хотя, свои ли они? Разве могут свои начинать охоту на своих же? Если что-то идет не так – применять заклятие «Круцио»? Или его тетя – неужели родная тетя может пытать, кричать, что убьет, а может быть, Драко просто не понимает чего-то? Ну да, глупый он такой, ничего не понимает в этой гребенной жизни.

«Ты не такой», - словно из другой жизни слова этой девочки с непослушными каштановыми волосами. Она ведь верила до конца. Верила, даже после его предательства, не понимая, что случилось, стерла себе память. Глупенькая. Он не хотел причинить ей столько боли, но сценарий требовал эффектного ухода. Он не мог по-другому, в тот вечер, когда он уходил и оставлял ее под стеной этого холодного дождя – он думал, что сойдет с ума. Боже, так невероятно хотелось оглянуться, подойти к Гермионе, вытереть слезы и сказать, что это шутка. Да, самая злая на свете, но это неправда же. Он так не способен. Нет, Я не такой, ты же сама этого говорила….Не такой…

Из плена мыслей Драко вывел шорох. Он оглянулся и увидел, что девушка открыла глаза. Накрыл шалью рамку с фотографией Гермионы и Рона, которую долго рассматривал ночью. Для виду зевнул, как будто сам только что проснулся.

- Как ты? - наконец, спросил он Гермиону.

- Нормально, - ответила девушка. Поправила сползшее одеяло с ног. Посмотрела на Малфоя быстрым взглядом и тут же перевела его на кружки с давно остывшим чаем, оставшиеся с ночи. Они долго разговаривали с Малфоем перед сном, спорили, не могли понять друг друга, а потом Гермиона поцеловала Драко.

Смущение.

Она просто не могла этого скрыть. Поцелуй был словно из сна. Забытого сна.

Гермиона прикусила губу.

- Я никогда еще не спала здесь без родителей. Вроде бы прошел всего год, как их здесь нет, а кажется, что вечность.

Малфой невесело улыбнулся.

- Сегодня мы должны убираться отсюда.

- Куда? Разве нас здесь найдут, Пожиратели … - Гермиона осеклась на секунду.

- Что? – не понял Малфой.

- Мне страшно за тебя…

- Эмм, и как это понимать?

Гермиона сглотнула. Приложила руки к лицу, словно это могло помочь высказать

- Они захотят тебя убить. Ты помог Гарри, помогаешь мне. Так неправильно для тебя.

Малфой криво улыбнулся.

- Все нормально.

- Нет, не нормально, - Гермиона вздохнула.

- Я справлюсь. Не такое проходил, - Малфой попытался улыбнутся. Потом вдруг почувствовал всю тяжесть ситуации. Снова эта непонятная жгучая дыра на сердце. Гермиона не должна была сейчас находиться рядом. Она права, он не должен был ей помогать. И какого черта всегда все идет не так как надо....



***


Послышался легкий звук щелкнувшей щеколды, когда Драко повернул золотистую ручку вниз. Ванная комната Гермионы была такой маленькой, что юноша даже улыбнулся. Еще никогда в жизни он не находился у нее дома. Здесь было очень уютно. Различные бутыльки с приятными ароматами стояли сверху на полочке и чудные приспособления маглов лежали почти на каждом углу. Вот она жизнь без магии. Драко бы точно не смог использовать эти электрические штуковины с воздухом для мокрых рук. это ведь даже смешно. Проще всего взять палочку и за секунду все будет как ты захочешь, начиная от сухих рук, а заканчивая смертью какого-нибудь человека…

Наполнив ладони до краев холодной водой, Малфой, резко плеснул на лицо. Повторил еще раз, и еще раз пока в глазах не защипало.

- Черт, - выругался он. – Это не может повториться снова! – он напряженно уперся руками в края раковины, опустив голову вниз.
Ирония судьбы.

И зачем ему это только было надо?!


***


И зачем ей это надо?

Гермиона с силой ударила по стене. Удар отозвался легким эхом, и показалось, что сверху чуть вздрогнула фреска. Девушка закрыла глаза. Глупая, какая же она легкомысленная. Это на нее так непохоже. Она целует первого встречного. О чем она думала?
«Хотя ведь совсем не первый встречный», - подсказало глупое сердце, когда разум пытался доказать обратное. «Этот человек спас меня, причем даже не один раз», - продолжала доказывать Гермиона сама себе, словно пытаясь оправдать свой поступок. И снова разум начал твердить - «У нее же есть Рон. Как же ты так можешь?!»

- ХВАТИТ! – вдруг выкрикнула девушка, сама не ожидая, что получится так громко.
Гермиона села на пол и обняла колени.

- Где же ты, Рон? – вслух произнесла она. – Я даже не знаю, жив ли ты…Глупые мысли! А еще глупее я. Так опрометчиво ушла, решив, что смогу спасти Гарри одна без чей либо помощи. Какая же я ДУРА! Милый Рон, я так скучаю, - шептала девушка.

«А еще я чувствую себя такой счастливой, когда Драко Малфой рядом», - подумала Гермиона, но вслух уже не произнесла.



***



Драко пытался вспомнить тот момент, когда он принял решение действовать наперекор всему. Мысли перенесли его в тот тяжелый день.

Он сидел в кресле, в руках лежала маска Пожирателя. Надевать ее совсем не хотелось. Он долго рассматривал ее, проводил пальцами по рельефам, усмехался собственной глупости. Неужели он на самом деле это допустил?! Вот так вот легко. Остается только надеть эту маску и все. Он станет таким, как они, как его отец.
Драко кинул взгляд на отца, который находился неподалеку. Глубокие морщины залегли на лице. Люциус судорожно о чем-то думал, и словно почувствовав взгляд сына, он в упор посмотрел на него. А дальше был просто пустой разговор, Драко мечтал скорее закончить этот диалог. Все что говорил его отец, он слышал каждый день. Он был слишком уставший слушать это снова.

- А ты что думал? Пока вчера ты возился с кучкой дементоров, наши поймали Поттера с его подружкой, - эффектно произнес Люциус.

- С Уизли, что ли? – Драко попытался усмехнуться.

- Нет, лучше. Грязнокровкой. Вот потому-то Белла так и хочет с ней разобраться, - Люциус довольно улыбался.

Малфой сглотнул. Белла никогда не оставляет людей живыми после «разговора»…


А дальше, дальше Люциус дал свои приказания сыну, но в голове юноши уже возникал план. Он ничего не слышал, он выходил из зала, сжимая в руках палочку. Всего лишь десять секунд и он надел маску, поворачивая не в подземелье, куда наказал ему идти отец, а к Гермионе. Он знал, уже заведомо знал, где ее держат, хотя ее местоположение отец забыл упомянуть.



***



Малфой усмехнулся. А разве все пошло не так, когда он помог Грейнджер бежать из своего собственного дома? Нет, все пошло не так еще с этого чертового проекта. Но ведь тогда, чтоб все исправить, (как он тогда думал) он принял кардинальные меры. Худшим чем любое Круцио для такой девушки как Гермиона может быть только - растоптанная любовь. Это звучит смешно и тогда он не верил, что все получится, но все вышло даже лучше, чем он предполагал. Надо было растоптать ее. Сделать так чтоб она поверила, что это не ложь. И это было ярко, эффектно…После этого она даже не смогла смириться и пошла к Дамблдору. Мэрлин, какой абсурд, Малфой был уверен, что она сильнее, он даже желал, чтоб она была сильнее, верил в нее, он хотел казаться, как можно более равнодушным, чтоб это не так сильно ее ранило. Ведь хуже, показывать, что тебе не все равно и уходить навсегда…

- Сделай так, чтоб она никогда не вспоминала о тебе. Не искала с тобой встреч, для нее не должно больше существовать тебя, Драко, - Нарцисса смотрела в сыну в лаза. – Мне жаль, но это так. Ее убьют в этой войне первой, если узнают, что она с тобой, что ты ей дорожишь. Ты сын главного Пожирателя смерти, приспешника Волна де Морда и по другому ты просто не можешь поступить.

- Мама, я же не смогу этого сделать, она ведь итак недавно вышла из комы.

- Если ты не сможешь это сделать, то готовь речь на ее похоронах уже сейчас, - безжалостно сказала Нарцисса, - Прости, что я так жестока, но это так, Драко, просто пойми..
Малфой лишь кивнул головой.




***



Гермиона поднялась с пола. Вытерла слезы. Сейчас главное было привести мысли в порядок. Она подошла к своему письменному столу. Казалось, что только вчера она лихорадочно собирала все вещи после того, как впервые использовала Забвение на родителях. Тогда Рон ждал ее внизу, дав клятву, что пойдет до конца с Гарри и с ней, но тогда он еще не знал, что нарушит все через полгода, поддавшись внушению амулета.

Гермиона пролистала свои учебники. На полях были выполнены различные записи, напоминалки. Девушка улыбнулась. Теперь это даже забавляло. Неужели тогда самым страшным испытанием - было сдать экзамен на превосходно. Улыбка сошла с губ девушки. «А сейчас важно просто выжить, и даже не ради себя, а ради других…»
Девушка чуть отошла, увидев, что много книг завалилось за стол. Все та же спешка вспоминалась теперь. Сколько времени у нее тогда было захватить все. Одна минута? Хотя, сначала Гермиона совсем не планировала брать книги, и так приготовив большую сумку, но в последний момент вспомнила о целительских книгах, которые непременно должны были понадобиться в этой нелегкой дороге и, лихорадочно разыскивая их, сваливала кипы книг на пол.

Гермиона опустилась на колени и принялась поднимать сваленные уже несколько месяцев назад когда-то дорогие ей учебники.
«Травология. Важность четерхзубчастового трилистника» - читала она названия.
«1000 секретных приемов для юного мага», - кажется эту книгу эй подарил Рон.
А из книги «Самые знатные магические семьи» , Гермиона увидела выпавшую фотографию. Девушка убрала книги на стол и, подняла листок глянцевой бумаги. Сначала ей показалось, что это Гарри и она, но приглядевшись, Гермиона несколько раз моргнула от неожиданности. На фотографии - она в красивом золотого цвета платье широко улыбалась, откидывая волосы назад, а рядом с ней стоял тот самый Малфой, который сейчас находился у нее дома. Он словно в последний момент, протягивал вперед вытянутую руку, пытаясь закрыть объектив и не попасть в кадр.

Гермиона лихорадочно перевернула фотографию. Сзади была лишь надпись «Моя самая любимая ошибка». Девушка сглотнула, не веря сейчас ни себе, ни надписи на фотографии.
Слишком погруженная в свою находку, она не услышала аккуратные шаги.

- Ну, полюбовалась и хватит, - послышался женский голос. Гермиона подняла глаза.
Темноволосая девушка легко улыбалась, протягивая палочку вперед

– Как же я давно жаждала встречи с тобой, Грейнджер, - Пэнси широко улыбнулась.



***



Когда Малфой вышел из ванны, он услышал звук аппарации.

«Черт!» - крикнул он, уже сейчас предчувствуя что-то неладное, и бросился в комнату, где осталась Гермиона. Распахнув дверь, он влетел в комнату, но девушки здесь не было.

- Гермиона! – крикнул он, но не ждал ответа, просто не ждал. – Нет, нет, нет. – Он подошел к письменному столу. На толстой книге лежала фотография. Это была та самая с Рождественского Бала. Малфой взял ее в руки. Он тогда готов был убить чёртового фотографа, который запечатлил их вместе. Ведь самое главное в той «прошлой жизни» было неразглашение. Малфой положил фотографию и увидел свёрнутый лист пергамента. С трудом вдохнул воздух. Он ведь заранее уже знал, что случилось, но пока не верил, словно бы сейчас он крикнет имя Гермионы и она придет. он развернул лист.

«Прости, мой милый жених, но я слишком ревнивая. Я жду тебя в моем тайном имении, надеюсь, ты про него еще не забыл. Мне нужен твой отец. Будь сегодня с ним там к часу ночи, а то слишком много дел у нас не закончено, как и с тобой. С Грейнджер все в порядке… Пока что в порядке.»

Дочитав до конца, Драко смял пергамент. Когда злость переполняет все тело, непростительные заклятия даются легче всего вспомнил он. С жестокой улыбкой достал палочку.

- Так значит хочешь встретиться, любимая невеста. Я не против, - все так же улыбаясь, Малфой трансгрессировал.

Глава 36


Глава посвящается Пэнси Паркинсон – не самому главному персонажу в этом фанфике, но важному…



Я просто не научился жить по-другому. Таков я. Я знаю, что всегда играю против правил. А все лишь потому, что я устал от этого всего. Все, что мне всегда внушали в детстве - в итоге получилось совсем по-другому. Мне говорили ненавидеть «грязнокровок», всегда стараться превосходить всех во всем, ведь я другой. Чистокровный волшебник древнего рода, но ведь это все фальшь. Каждая улыбка, обращенная в мою сторону – это ложь, все ненавидели меня, начиная от родителей, заканчивая невестой. Я сам ненавидел их, но что это - по сравнению с тем, когда начинаешь понимать, что так нельзя. Нельзя по-настоящему жить, когда слушаешь всех. Оказывается можно ломать правила, любить того, кто «твой человек». А когда стараешься жить по-другому, то начинается самое худшее, и это уже другая сторона медали. Ты начинаешь терять каждого, кто тебе дорог...

Я слишком долго жил по их правилам и в итоге я просто понял, что отчаянно и безнадежно устал. Я живой человек, и я волен идти наперекор всему и каждому. И пусть будет, что будет, даже если я опробую на себе «Аваду», никому ведь не станет хуже.

Малфой.



***



Весна, после комы Гермионы.


Малфй с трудом сдерживался. Он увидел ЕЕ еще давно, издалека, она довольная и лучезарная спешила к нему, пытаясь отцепиться от друзей, но Драко сделал вид, что не видит. Сейчас предстояло самое сложное. Малфой постарался успокоиться. Со всей силой сжал пальцы, что костяшки побелели. Он репетировал это уже. Просто сказать: «ты мне не нужна!»
«Скажи так, чтобы она поверила. У нее не должно остаться ни единой мысли, что ты врешь ей… - слова Нарциссы прочно врезались в память. Гермиона должна поверить и дело будет сделано. Это ведь просто. Она не Пэнси, чтобы не подать виду, что ей страшно. Гермиона другая. Живая…и ранимая. От этого нелегко вдвойне.

- Привет, - внезапно Малфой услышал радостный голос Гермиона. Обернулся. Кажется сейчас самое сложное. Нельзя взять и обнять ее, уткнувшись в волосы, поцеловать тоже нельзя, больше не будет поцелуев. Никогда! Пора снова стать «истинным слизеринцем».

- Привет, - голос как можно равнодушнее. Даже получается.

- Как ты? – слегка рассеянно спросила она. Кажется, хотела протянуть руки для объятий. Малфой попытался чуть отстраниться. На автомате, как робот он ответил:

- Нормально. А ты?

- Я…меня выписали недавно, то есть… - она не могла связно говорить. Кажется волнение. Малфой проглотил комок в горле. Все но-рма-льно! Главное равнодушие. Спокойствие. - Я хочу сказать спасибо за все, - зачем-то произнесла она.

- Не за что, - шепнул он.

И вдруг произошло то, чего Драко так опасался. Гермиона в порыве бросилась на шею Малфою и начала целовать. Глаза, щеки, подбородок, лоб…НЕВОЗМОЖНО!

- Прости, прости, что делаю это тут, тут же все, но мне все равно, - в перерывах между поцелуями шептала она.

Малфой не смог. Сжал в объятиях как можно сильнее, говоря себе, что это в последний раз, что этого больше никогда не повториться. Она что-то говорила, всхлипывая. Малфой уже не слышал, пытаясь сосредоточиться на словах.

- Гермиона, - голос не дрогнул. – Мне надо тебе кое-что сказать и это важно.

- Не сейчас, прошу. Не сейчас.

«Ты права! Мерлин! Как же ты права! Не СЕЙЧАС! Не НУЖНО!

- Потом уже будет поздно, - он вырвался против воли, а руки, которые готовы сейчас затрястись, словно сами по себе по неведомой кем-то командой стряхнули ее ручки с плеч.

- Что-то случилось? – Малфой видел, как она испугалась.

«Все хорошо! Все будет хорошо! Ничего не случилось»

- Да, просто ты должна… - Драко нелегко давались слова, - должна выслушать.

- Я слушаю, - счастливая улыбка все равно не покидала ее лица.

- Не здесь, - Драко понимал, что вот он финал так близок. – Пошли на улицу.

- Надо взять зонт, там тучи, - так наивно забеспокоилась Гермиона. Малфой закатил глаза, в сердцах проклянув все. Сценарий уже готов. Там нет зонта.

- Я думаю, он не пригодится. Мы переместимся в другое место.

«Прости за все, что сейчас будет! Я не прощу себе этого…», - Малфой вздохнул.



***

Все произошло слишком быстро и непонятно. Гермиона сидела в комнате и разглядывала колдографию. Она и Малфой. Головоломка сотканная и без того из непонятных событий в ее жизни еще сильнее запуталась. Девушка лихорадочно перевернула фотографию. Сзади была надпись «Моя самая любимая ошибка». Гермиона пару раз моргнула. И без того тяжелая голова еще сильнее заболела. В памяти что-то шелохнулось. Лед, красивое платье, Гарри, беснующийся от правды – все это не просто сон.

- Ну, полюбовалась и хватит, - внезапно Гермиона услышала женский голос. Она оглянулась. Устремив палочку на нее, улыбалась Пэнси Паркинсон.
«Слизерин», - подумала Гермиона.

– Как же я давно жаждала встречи с тобой, Грейнджер, - Пэнси нарочито улыбнулась.

Гермиона усмехнулась.
«Невеста Драко!»
Кусочки мозаики потихоньку сходились в одно целое.
«Много ли мне еще предстоит узнать», - это было последнее, о чем успела подумать Гермиона, перед тем как Пэнси схватила ее за руку и, достав быстрым движением какую-то записку, кинула на пол, тут же трансграссируя.

***

Гермиона смотрела на темноволосую девушку. Та вышагивала по огромному залу, освещенному множеством факелов с огнем. Красновато-желтый цвет огня вперемешку с пляшущими по стенам тенями выглядел угрожающе. Гермиона оглянулась, она находилась в большом зале. Непонятный зеленый цвет стен.
«Влияние Слизерина?»

Все стены были завешаны тяжелыми портретами волшебников. По середине комнаты стоял старинный диван на изогнутых ножках, рядышком пристроились два кресла с огромными вытянутыми спинками.

«Неужели все богатые фамильные дома одинаковые», - подумала девушка, вспомнив имение Малфоя, где в большом зале был почти такой же старинный диван, а холодные отблески пламени так же угрожающе нависали на стенах.

Гермиона посмотрела на девушку, из-за которой оказалась здесь. Та нервно потирала руки. Заметив взгляд Гермионы, Пэнси закатила глаза.

- Да, не смотри на меня так, по-другому не смогла, извини. Мне нужен Люциус, а не ты, и даже не Драко.

- Зачем? – Может и глупый вопрос и Гермиона снова пытается лезть не в свое дело, но, а как объяснить это похищение прямо из под носа Малфоя.

- Личные счеты! – Пэнси убирала за ухо темную прядь. Каждое ее движение выдавало волнение. – Может, ты там есть хочешь или еще что? – внезапно спросила девушка. Гермиона с удивлением посмотрела на нее. – Мои эльфы приготовят все, что хочешь, а то Малфой долго думает или планы строит, уж зная его столько лет, могу сказать, что он не Поттер, чтоб ринуться в первую ж секунду.

- Ты же не знаешь Гарри, - Гермиона покачала головой, проигнорировав первый вопрос.

- Да ладно тебе, Грейнджер, чтоб хоть чуть-чуть знать Поттера, не надо быть его лучшей подругой, я сужу о людях по-другому. Ты ведь тоже не знаешь хорошо Малфоя, а он та еще скотина, хотя тебе ли уж об этом не знать, остается вспомнить только то, как он кинул тебя.

- Что он сделал? – Гермиона с напряжением посмотрела на девушку.

Пэнси остановилась, удивленно глянула на Гермиону, подняв одну бровь вверх.

- Не хочу напоминать ваши…

- Я НИЧЕГО не помню, - призналась Гермиона искренне. Нет, она не хотела говорить ничего этой «скользкой слизеринке», но почему-то прониклась доверием. Они ни разу не сказали друг другу ни слова в школе, но сейчас Гермиона поняла, что можно. И никто ведь уже не осудит, они уже не в Хогвартсе.

- Тогда просто ужином мы не обойдемся, - встрепенулась Пэнси. Хлопнула в ладоши. В ту же секунду появился старый эльф. Гермиона невольно дернулась, вспомнив, как вязала шапочки на четвертом курсе.

- Огневиски и чего-нибудь сладенького, живо! – приказала девушка. Эльф кивнул и исчез.

- Долгая ночь предстоит, - словно настраивая себя, сказала Пэнси. – Тяжелая.

Гермиона кивнула. Пэнси прошла к креслу, поманив за собой гриффиндорку. Уселась в старинное кресло. Потерла шею. Гермиона точно так же села в кресло напротив. Раздался хлопок, и старый эльф с недовольным видом поставил на кофейный столик между креслами бутылку огневиски и две плитки шоколада в фиолетовой обертке.

- Благодарю, - Пэнси улыбнулась. Что-то проворчав себе под нос, эльф трансгрессировал обратно. – Никогда б не подумала, что однажды буду пить в столь поганом для меня обществе,- сдерзила девушка, открыв бутылку.

- Того же мнения, - ответила Гермиона на слова Пэнси. – Я как-то не собиралась к тебе в гости.

- Ох, ну да, - наколдовав бокалы, Пэнси тут же их наполнила, ухмыльнувшись. – За встречу, пусть столь неприятную и неожиданную, но я думаю, мы могли бы вполне подружиться, у нас много общего!

Гермиона лишь кивнула и, чокнувшись со слизеринкой, осушила бокал. Прикрыв глаза, Гермиона почувствовала как горячий напиток разливается внутри. Руки стали ватными, а голова необычайно легкой.

Сейчас заглушив один бокал дьявольского напитка, Гермиона подумала о Малфое. Что же такое важно было упущено в ее жизни. Откуда эта фотография, откуда непонятные сны и всего два слова, которые тоже не дают покоя «Уже проходили»? Девушка пострела на Пэнси, которая в это время наливала по второму бокалу виски, закусывая шоколадом. Когда она подняла глаза и протянула второй бокал Гермионе, та внимательно пострела в глаза слизеринке.

- Расскажи! – требовательно сказала Гермиона.
Пэнси криво улыбнулась.

- За правду, - она подняла бокал, в этот раз, уже не чокнувшись с Гермионой, и выпила до дна.

– Тебе по порядку, как чертов Малфой перестал меня любить, и втрескался в тебя? – спросила девушка, когда Гермиона тоже покончила с виски.

Покачав головой, словно не веря словам, Гермиона прошептала «да».



***


Вот так вот просто можно жить и не знать чего-то важного.

Каждое слово сказанное Пэнси было как пощечина по лицу. Гермиона закрыла глаза. Неужели она настолько слаба, что сама пошла стирать память, стирать целого человека из жизни. И друзья не отговорили ее.

- Видимо тебе было слишком хреново, - невесело сказала Пэнси, видя, что Гермиона была не в состоянии понимать и осознавать только что рассказанное.

Ну не могло это все случиться с ней. Как можно было так поступать, каждый шаг, он же сразу был обречен на провал. Словно и не о Гермионе была речь. Разум всегда ведь был важен, сердце никогда. Даже вспомнить Крама или Рона, Гермиона не позволила никому из них так властно пользоваться своим сердцем.

- Может он заколдовал меня? – вслух спросила Гермиона, от чего Пэнси прыснула и расхохоталась.

- В Гриффиндоре все такие нелогичные? Хотя ты вроде всегда была умной. Грейнджер, пойми одну простую вещь – Малфой свихнулся на тебе, он меня перестал во что-либо ставить. Не замечал вообще. Все время твердя – задание, проект.

- Этого не может быть, - Гермиона закусила губу.

- Хм, может. Я б никогда не подумала, что, такой как Малфой может полюбить… - Пэнси запнулась.

- Грязнокровку, - закончила за нее Гермиона. – Прости, я не знала этого, если даже это было, я не хотела, чтобы так получилось.

- Ой, да, ладно тебе, обычное дело. Любовь и все дела. Ведь никогда не предугадаешь, где тебя шандарахнет по голове. Влюбиться можно и в Поттера, в Уизли или Малфоя.

- В Гарри или Рона – это другое.

- А чем плох Малфой, почему ты говоришь, что Поттер и этот рыжий – это другое. Малфой, он, что не человек?

- Память возвращается, я не помню, какие были с ним отношения, но я вспоминаю, какой он был в школе. Мерзкий, злобный, «хорек», - как из другого мира, словно на закоулках памяти рисовался перед Гермионой образ того самого слизеринца, которого стер из памяти Дамблдор.

- Тогда молчи, он изменился, точно так же как и твой драгоценный Поттер. Он же тем еще психопатом стал.

- Малфой спас меня из замка…

- Он бы никогда такого не сделал, если бы, ты, Грейнджер не вошла в его жизнь. Это ты изменила его, - заключила, наконец, Пэнси, выпив еще порцию огневиски.

- Я не верю!

- Не верь, мне все равно, - Пэнси говорила очень медленно, и казалось, что Гермиона слышала боль в ее голосе, - Малфой почти бежал с нашей помолвки, прикрываясь своими заданиями, а потом настала война. Я ненавидела тебя всем сердцем, Грейнджер, за то, что он обнимал меня, не целуя, за то, что чувствовала чужой запах от него, за холод и улыбку, посвященную не мне, и не от меня. Я думала, что сойду с ума, но потом появился Дэвид, и мне стало легче. Я почти забыла этого чертового…любимого …

- Ты до сих пор любишь его? – спросила Гермиона.

- Не знаю. Сейчас уже не до этого и не об этом речь. Он любит ТЕБЯ, и злится на весь свет, что так поступил с тобой.

Как же много предстояло понять. Гермиона пыталась сосредоточиться, но не могла. Голова разболелась не на шутку даже не от огневиски, которых почти никогда не пробовала девушка, а от правды.

- Зачем тебе Люциус? – внезапно спросила гриффиндорка.

- Это не твое дело, - отрезала Пэнси.

- Мы могли бы стать друзьями, - напомнила Гермиона, слова Пэнси сказанные казалось бы десятки лет назад перед этим долгим рассказом.

Пэнси подняла глаза. Смахнула слезы.

- У Люциуса мои родители.

Гермиона почувствовала жуткий ком в горле.

- И Дэвид. Я уже не знаю, что делать. Я применила десятки заклинаний, чтоб разбить защиту Малфоя на замке. Хотя я знала почти все его «штучки», мне было легко. Люциус, он не слушает никого. Я подумала, что Драко единственный, кто сможет повлиять на него… а ты – единственная, кто оказывает влияние на Драко.

- В твоем поступке слишком много огрехов, - заключила Гермиона, впервые испугавшись за когда-то ненавистную слизеринку. – Почему ты не сказала Малфою, зачем надо было кидать там записку? Он бы помог, и я. Я уже вижу другой план. Небезопасно приглашать Малфоя с его отцом в твое поместье, на котором ненаносимая защита. О чем ты думала? – в сердцах спросила Гермиона.

- Я не могла рассуждать трезво. В тот момент, когда их забрали, я вообще хотела умереть. Ненавидела всё и всех, и этот чертов свет я ненавидела. Их каждый день пытают. Они знают слишком много. А я была не посвящена. Меня забрали с ними, а потом отпустили, когда пришлось отвечать под заклинанием правды. Дэвид и то знал, но скрывал от меня все, боялся. Теперь я боюсь, больше всего на свете, боюсь за них.
Гермиона положила руку на столик, протянув ее ладонью вверх, тем самым жестом ожидая ладонь Пэнси. Когда та, чуть помедлив, положила руку на руку Гермионы, гриффиндорка произнесла:

- Мы что-нибудь придумаем, обязательно.

Пэнси утерев слезы другой рукой, кивнула. Казалось, что впервые у нее появилась подруга, пусть такая неожиданная, ненавистная когда-то, но поддержка сейчас так много значила.

- Спасибо тебе, я бы никогда в жизни не подумала, что…
Пэнси не успела договорить. Раздался шум, девушки тут же вскочили с мест, приготовив палочки. Пространство на какое-то время искривилось и из ниоткуда появился Малфой.

- А девочки то в сборе, - улыбнулся он уставшей улыбкой.



***


- Где Люциус? – тут же спросила Пэнси, устремив черные глаза на Драко.

- Он не нашел перспективы прибыть сюда, - Малфой переступил с ноги на ногу, остановил взгляд на кофейном столике. – Развлекаетесь?

- Неважно, - выдохнула Пэнси. – Ты лжешь!

- Ой, да Мерлин с тобой. За-чем мне лгать, - по слогами произнес Драко. – Лучше скажи, что тебе надо от него?- Малфой вскинул бровь. – Я тебя не устраиваю, на старших потянуло?

- Придурок! – выкрикнула девушка.

- Спасибо, - улыбнулся слизеринец. Осторожно перевел взгляд на Гермиону, почувствовав, как что-то внутри защемило.


Пэнси в этот момент смотрела на Малфоя. Он снова это сделал. Пошел на все ради НЕЕ – Гермионы. Он так никогда не относился к самой Пэнси, хотя какая сейчас разница, ведь столько воды утекло с тех пор, как они были вместе. Глупо вспоминать. Но нет же.

- Ох, Малфой, любовь глаза затмила?

- Что? – дернулся он, злобно сверкнув глазами.

- Мне так жаль, что ты, не думая ни о чем, побежал следом, хотя нет, почему прибыл не сразу? Вспоминал пароль?

- Какая разница. Я хочу поговорить с тобой лично. Ты ведь сразу знала, что я не буду приглашать Люциуса с собой.

- А если б ее пытали тут? – Пэнси показала на Гермиону, - ты бы все равно трансгрессировал один?

- Ты такая дура все-таки. Как ты себе вообще представляла, что я буду с отцом? Люциус, Белла – они против меня.

- Ты ведь находчивый, нашел бы вариант. А так пришлось действовать самой.

- О чем ты? - В недоумении спросил Малфой.

- Да так, - Пэнси усмехнулась. – Когда я только оказалась в твоем поместье я оставила подарок вроде слежки нежелательных лицом, первое же твое перемещение будет зафиксировано и, кстати, самим же Люциусом. Он прибудет сюда вот уже минут через пять или меньше.

- Нет! Что ты наделала? – повысил голос Малфой, чувствуя отчаяние – Люциус не придет, а вот Пожиратели... Ты с ума сошла, Пэнси, каждый твой опрометчивый шаг ведет к гибели. Если они будут здесь, защита замка рухнет.

- Они доставят меня к Люциусу.
- Да что ты все повторяешь. Люциус, Люциус. Он не решит твою проблему. Он может лишь подтолкнуть тебя к гибели. Даже зная, что ты моя бывшая невеста, он не поможет. Он не тот человек, Пэнси.

Послышался грохот в другой комнате. Все трое обернулись.
- Вот и все, - заключил Малфой.

- Трансгрессировать! - Пэнси сжала палочку в руках.
- Нет, не вариант. Трансгрессия получится лишь на улице территории замка. Нам нужна защита замка, а с тем, кто прибыл, мы постараемся справиться, - Малфой посмотрел на Гермиону.

- Что я должна сделать? – девушка тут же словила его взгляд, насторожившись.

- Ты должна переместиться на улицу и наложить заклинание на замок. Защиту.

- Я смогу, - Гермиона кивнула, - Я уже ставила защиту, когда Гарри… а потом осеклась, закусила губу, - А вы?

- Нет времени, - Малфой приготовился. – Мы справимся. Как будет готова защита, возвращайся обратно.

- Хорошо, - Гермиона смотрела на Малфоя, потом перевела взгляд на Пэнси.

– Зря я не считалась раньше с гриффиндорцами, - улыбнулась слизеринка, уловив взгляд Гермионы. - Ты очень открытая и добрая, я рада была узнать тебя получше.

- И я, - отозвалась Гермиона, вздохнув.

- Удачи! – Драко посмотрел на девушку. – Пора!

Гермиона тяжело вздохнув, подумала о месте перемещения и исчезла, колыхнув пространство.

- Отпустил ее? – Пэнси встретилась взглядом с Драко.

- Она справится!

- И не сможет вернуться, ты ведь это знаешь, а она нет.

- Знаю, Фамильное имение. Даже тот, кто накладывает защиту, не сможет снова сюда войти, пока не пригласит хозяин дома на ненаносимую территорию. Но я подумал, что встреча с Пожирателями сугубо только наше дело.

- Правильно думаешь.

Дверь зала с грохотом отворилась, и двое Пожирателей устремили палочки на Малфоя и Пэнси.

- Люциуса среди них нет, какая жалость, - объявила Пэнси.

- Никто не сомневался. С ним еще будет возможность повидаться.

Пожиратели приближались, делая аккуратные шаги, но ни одного заклинания еще не было произнесено.

- Круцио! - внезапно произнес один из Пожирателей, направив палочку на Малфоя. Драко успел отразить заклятие и мгновенно послал атаку. Пожиратели расступились, и луч пролетел мимо них. Один из Пожирателей откинул капюшон и злобно улыбнулся.

- Ох, это же Пэнси, - Пожиратель окинул взглядом девушку, наступая. – Так ведь Паркинсоны были убиты, - рассмеялся он.
– А ты, похоже, выжила?

- Что? – Пэнси замерла на месте, оглушенная тяжелыми словами.

- Не слушай их! – взмолился Драко. – Ложь!

- Да, нет, зачем нам лгать, я сам все видел. Похоже, теперь твоя очередь. Твоя мамочка перед смертью рыдала и заклинала все молитвы, что есть на свете, чтобы тебя не нашли, а все оказывается так просто, ты сама нашлась, да еще и с сыном Люциуса, который сделал кучу глупостей и тоже нуждается в преследовании Темного Лорда!

- Петрификус Тоталус! – выкрикнул Малфой, чтобы сбить мужчину с ног, но тот увернулся, и, воспользовавшись состоянием Пэнси, которая растеряла внимание и концентрацию от жестоких слов, он вытянул палочку и прошептал что-то. Черный дым жуткой змеей выполз из палочки и полз к Пэнси.
Девушка в ужасе расширила глаза, видя приближение страшного монстра.

- Что это? – в панике завопила она.

- АВАДА КЕДАВРА! – закричал Малфой, нацелив палочку на Пожирателя выпустившего темного зверя. Тот дернулся от пронзившего его красного луча и рухнул на пол.

- Авада Кедавра, - заорал второй Пожиратель в маске, увидев, что стало с его напарником.
Малфой успел увернуться.

- Круцио! – ответил он.

Мужчина упал, начав трястись в агонии, он потерял сознание. Малфой снял маску с его лица, и чуть не выругался, увидев еще совсем юного парня, кажется из Когтеврана, с курса третьего. Наложив на него невидимую и очень тугую веревку, Драко тут же бросился к Пэнси.



***



Я тебе никогда не прощу,
За, то, что уходишь ты слишком рано.
Я тебя никогда не пущу.
В этот мир туманный и странный.
Твоих темных локонов цвет,
Так и манят теплые руки.
Без тебя не алеет рассвет.
На душе тяжелейшие муки.


Устрашающая змея темного дыма сковала все тело Пэнси. В какой-то момент девушка исчезла под покрывалом страшной темноты.

- Пэнси, - заорал Драко, спеша к девушке.

Тяжелый дым исчез, войдя в тело слизеринки. Она распласталась на полу. Темная кровь стекала струйкой из губ. Такое же пятно все сильнее алело на рубашке девушки.

- Нет! Нет! НЕТ! – Малфой как можно быстрее подлетел к ней. Он подхватил ее на руки и аккуратно перенес на диван. – Нет, все же хорошо, ласточка, все хорошо, - шептал он, касаясь темного пятна крови, которое становилось все больше.

- Драко, - девушка откашлялась кровью. – Это все? – спросила она.

- Ты, дурочка, все нормально, - Малфой достал палочку. - Мне нужны твои эльфы, мы их сейчас вызовем, они залечат все, ты слышишь.

- Нееет, они не смогут, - усмехнулась Пэнси. - Это не тот случай, когда падаешь с метлы и можно вылечиться. Это другое, Малфой!

- Нет, не правда,- Драко нацелил палочку на рану.
Прошептал заклинание. Белый огонек ударил по груди девушки, но ничего не произошло. - Надо еще, надо вспомнить, самое сильное, - лихорадочно прошептал он.

- От Авады же нет заклинания, а это Авада замедленного действия, Драко.

- Нет, нет. Не надо, слышишь, не говори! – Малфой хлопнул в ладоши. Через секунду перед ним возник эльф. – Пожалуйста, помоги ей, - взмолился юноша.

Эльф посмотрел на хозяйку, на которую совсем недавно злился, когда нес огневиски. Наколдовав табуретку и вспрыгнув на ее, эльф приложил свои маленькие ручки к темному пятну крови. Прислушался, закрыв глаза. Покачал головой.

- Это пожирающее заклинание, - сказал он, глянув своими большими глазами на Драко. – Эльфийская магия не поможет.

- Нет, что ты несешь? – вспылил Малфой. - Убирайся, убирайся отсюда, - Драко с трудом сдерживался, чтобы не закричать.

Эльф поклонился и исчез.

- Ласточка, все будет хорошо, мы излечим. Я могу трансгрессировать в больницу Святого Мунго, там ведь и не с таким справлялись.

- Не надо, ладно. Я не смогу пережить это перемещение, слишком трудно дышать, - Пэнси поморщилась.

- Ненавижу бездействие, - горько выдохнул слизеринец.

- Это не бездействие, Драко. Это непоправимость. Ты не знал, они изобрели новое заклинание, это был приказ Лорда. Мои родители что-то знали об этом и пытались помешать. Лишь потом я узнала, что заклинание для слабых духом Пожирателей, тек, кто не умеет убивать «Авадой». Ведь нужны эмоции, надо по-настоящему захотеть убить, а тут, тут слишком просто, произносишь заклинание, и оно впитывается в человека, потом разрушая его, несовместимое с жизнью.

- Ласточка…

- Так приятно это слышать, по моему, ты не говорил мне так уже года два, разве нет? - Пэнси улыбнулась, хотя тяжелая боль не давала сделать это в полной мере. – Пожалуйста, сядь рядом.

Малфой кивнул. Сел на диван рядом с Пэнси и, аккуратно приподняв ее, положил голову себе на грудь. Он что-то прошептал и сверкающее сияние, выплывшее из палочки, окутала рану девушки.

- Что это?

- От боли, - Малфой сжал руку Пэнси.

- Спасибо. И вправду, мне легче.

- Это все, что я могу сейчас сделать.

- А мне больше и ничего не надо, просто будь сейчас рядом. Это важно. Мне страшно, Драко.

- Зачем ты все это затеяла?

- Какая теперь разница. Все равно я буду с ними вместе, как и хотела.

- Я не хочу тебя терять.

- Не потеряешь, - шепнула девушка. - Знаешь, если б не эта война, я бы, наверное, все-таки вышла б за тебя замуж. Вся в белом.

- Нет, там был бы еще зеленый, обязательно. Ты ведь сама говорила, что мечтаешь о таком платье, - подхватил Драко.

- Точно, а я ведь и забыла, - Пэнси с трудом откашлялась. – Не знаю, как ты, а меня тянет на лиричность. Помнишь, нашу первую встречу?

- О, Мерлин, в 4 или 5 лет? Такое не забудешь.

- Мерзкий, зазнавшийся мальчика, ты и тогда был так же обворожителен, как и сейчас. Такой красивый. Добрый.

- Я же влюбился с первого взгляда. И пытался колдовать всеми непонятными мне способами без палочки лишь бы произвести на тебя впечатление.

- Спасибо тебе, что именно ты сейчас рядом.

- Прости за все, - Малфой сжал руку девушки.

- И ты, - Пэнси снова откашлялась, теряя последние силы. - Спой мне ту песню, что Нарцисса всегда тебе пела, я ведь так завидовала, когда была маленькая, что тебе поют такие красивые песни, а мне нет.

Малфой прижался к девушке, положив ее голову себе на грудь и, гладя рукой ее волосы, тихо напевал:

- Там за небесной горой живет дракон.
Он темно-красный.
Отменно готовит пирог,
Он кулинар первоклассный!

Он любит шить и вязать.
Такого дракона не сыскать нам сроду.
С ним некогда с горя с ума сходить,
С ним можно в небеса улетать в любую погоду.

Он будет с тобой дружить,
И чай приготовит клубничный.
И знаешь, с ним так весело жить
В стране, где нет ни капельки горя.


- Спасибо, - прошептала Пэнси.

- Не за что, - отозвался Драко, целуя темные волосы девушки.

В какой-то момент Малфой перестал чувствовать теплое дыхание девушки. Страх ледяной волной окутал сердце.

- Пэнси? – произнес Драко. Слизеринка больше не отзывалась. Застывшая улыбка на лице. Вечная. Малфой поцеловал бездыханную девушку в лоб.

Разве придет когда-нибудь осознание случившегося и поверит ли Малфой до конца в это? Скорее всего, должно пройти время, чтобы понять. Он знал Пэнси почти всю свою осознанную жизнь, и не мог сейчас поверить в непоправимое. Есть заклятие смерти, а вот заклинания вернуть человека к жизни отчего то не существует.

Драко встал с дивана, аккуратно уложив голову Пэнси на подушку. Безмятежная и спокойная, такая она была сейчас. На лице ни капли страха, тревоги и боли. Они никогда не показывала свою слабость и даже сейчас Драко не видел, как ей было больно и страшно в последние секунды жизни. Позвав эльфа, Драко распорядился показать ему лучшее место на улице замка. Безропотно эльф кивнул, и повел за собой. Пройдя на место к кустарникам роз, Драко осмотрелся, Пэнси бы понравилось. Яркое солнце, вокруг одни цветы и зелень. Призвал лопату, он начал копать могилу. Вот так вот за считанные дни Пэнси потеряла всю семью, а теперь Драко потерял ее, но никогда не потеряет память о ней. Он вспоминал ее счастливой девчонкой с шикарной улыбкой и красивыми длинными темными волосами. Она прикрывала глаза от солнца и морщилась, а Драко играя, плескался водой из под набегающих волн. Два года назад, они счастливые ездили на море, родители Пэнси нарадоваться не могли ,что брак будет не просто по расчету, а по любви…

Все могло бы быть по-другому…

***

Я не знал….и вряд ли бы хотел узнать, что значит слово «потеря»…Теперь понимаю вполне. Это так неимоверно больно, физически, морально, душевно. Мне казалось, что где-то кусочек мира отломался и никогда не вернется обратно. Жизнь разве не поделилась на две половинки?! Там где был человек и там где его не стало…

Малфой.











Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100