Добавить в избранное Написатьь письмо
Дженнифер (бета: Bes )    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Саммари: Сиквел к фанфику «Невидимый друг Снейпа». Северус усыновил Гарри и теперь должен как-то справляться с возрастающим магическим потенциалом малыша, при этом никого не убить. 2 глава не бечена, но отредактирована.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Северус Снейп, Ремус Люпин, Альбус Дамблдор, Сириус Блэк
    Общий /AU || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 3
    Прочитано: 58167 || Отзывов: 92 || Подписано: 469
    Начало: 20.08.08 || Последнее обновление: 04.12.10
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

Воспитание Снейпа

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 2


Переведено Conata.

Глава 2: Суд над Питером Петтигрю

Альбус Дамблдор трижды постучал концом палочки по столу, призывая всех к тишине, и объявил:
- Судебное заседание по делу Питера Алозия Петтигрю объявляется открытым! Клерк, зачитайте обвинения».
Все люди, собравшиеся в Большом Зале, затаили дыхание. Ожидание было почти осязаемым. Только дыхание почти сотни человек и шелест пергамента нарушали тишину.

Невысокий, лысеющий человек, сидевший в дальнем конце стола, встал. Его очки, то и дело съезжали на переносицу, вынуждая его все время поправлять их. Он взял длинный пергамент, прокашлялся, и начал громко читать:

- Судебное заседание по делу Питера Алозия Петтигрю объявляется открытым! Питер Петтигрю обвиняется в соучастии в убийстве Лили и Джеймса Поттеров и убийстве тринадцати магглов 1 ноября 1981 года, будучи Пожирателем Смерти и незарегистрированным анимагом. Верховный присяжный: Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор. Судьи: Вильям Забини, Гризельда Марчбанкс, Тиберий Огден и Друз Дирборн. Также присутствуют Амелия Боунс, глава отдела по соблюдению магических законов, и Гарольд Арнольд Дингл, свидетель защиты. Судебный клерк: Персиваль Папирус.
Авроры Аластор Гэмбол и Гавейн Робардс присутствуют и готовы начать допрос обвиняемого.

Дамблдор кивнул мужчине, и тот сел. Персиваль придвинул перо и пергаменты поближе, готовясь записывать процесс. Он незаметно вытер пот со лба, и взглянул на мадам Боунс, показывая, что можно начинать.

Амелия, одетая в красную официальную манию, встала и посмотрела на Северуса Снейпа.
- Мистер Снейп, готовы ли вы подтвердить, что Вы лично варили этот Веритасерум, и отдали пузырек непосредственно мне, сегодня днем?

Северус, не вставая, ответил:
- Да, Мадам Боунс. Я лично проверял зелье: оно мощное и действенное.

Она кивнула Снейпу, пока никто не увидел, - Альбус объяснил Амелии уникальные особенности сына Северуса и почему зельевар хотел бы остаться на своем месте, если это возможно. Амелия развернулась и дала аврорам разрешение на применение зелья к обвиняемому.

- Аврор Робертс, вы можете дать зелье подсудимому.

Так как все внимание было сосредоточенно на двух аврорах и узнике, Северус дал Сайрусу несколько глотков сильного успокаивающего зелья. Он шепнул ребенку, что все хорошо и осторожно положил руку ему на плечо.

Высокий, худощавый аврор с сединой в волосах повернулся к Гэмболу, который держал рот Петтигрю открытым. Он тщательно отсчитал три капли густого прозрачного зелья, закрыл пузырек и положил в карман.

Две минуты он ждал, пока зелье подействует, наблюдая, как стекленеют глаза Петтигрю, и на лице появляется отсутствующий вид, как у человека, принявшего наркотики.
Рот Питера остался открытым, и тонкая ниточка слюны отчетливо виднелась в уголке рта. Сейчас, он выглядел еще слабее, чем когда либо.
Это был невысокой толстый человечек, у которого осталось совсем мало волос – он был почти лысым. Северус отметил, что Питер похож на крысу, даже в своем человеческом обличии. Он неосознанно погладил колени сына, в молчаливой поддержке. Успокоительное зелье подействовало как снотворное и Сайрус, расслабившись, уснул, склонив голову на грудь отца.

Гэмбол начал допрос, в чем он был очень хорош, поскольку провел много заседаний над Пожирателями Смерти в качестве главного, вскоре после падения Волдеморта. На мгновение он задумался о том, как облегчило бы работу использование Веритасерума на каждом заседание суда, и повернулся к крысе.

- Полное имя?

- Питер Алозий Петтигрю.

- Вы Пожиратель Смерти?

- Да.

- Вы выдали местонахождение Лили и Джеймса Поттеров Тому-Кого-Нельзя-Называть?

- Да.

- Как?

Гэмбол начал с вопросов, на которые можно было отвечать односложно. Следующими были вопросы, на которые нужно было давать более полные ответы. К этому времени, сыворотка правды действовала в полную силу, таким образом, обвиняемый отвечал на развернутые вопросы, и не пытаться бороться с эффектом зелья.

- Я позволил Сириусу убедить Лили и Джеймса сделать Хранителем тайны меня, чтобы потом выдать местонахождение Поттеров моему Господину.

- Сириус Блек был Пожирателем Смерти?

- Нет, никогда.

- Что послужило причиной взрыва 1 ноября 1981 года?

- Сириус нашел меня. Он знал, что я предал Поттеров и обвинил меня в предательстве посреди улицы. Я позволил ему подойти ближе. Затем, я достал нож, отрезал себе палец и закричал: «Как ты мог предать Джеймса и Лили? Они любили и доверяли тебе!» Затем я вытащил палочку, пробил дыру в канализации и, превратившись в крысу, сбежал.

Монотонная речь Петтигрю была еще ужаснее, чем, если бы его переполняли эмоции. Зал взорвался криками ужаса и возмущения. Дамблдор снова встал и постучал палочкой по столу, призывая всех к тишине.

Толпа успокоилась, но все еще были слышны негодующие бормотания.

Северус схватил Ремуса одной рукой, а второй искал в карманах мантии успокаивающее зелье, чтобы помочь мужчине взять себя в руки. По щекам оборотня текли слезы боли и ярости, янтарные глаза сверкали, показывая, кто сейчас превосходит в борьбе за контролем над телом. Артур наклонился и помог Северусу удержать мужчину в кресле.

- Все будет хорошо, Ремус, он отправится в Азкабан и Сириус будет свободен. Позволь закону наказать его, ты не можешь попасть в Азкабан за убийство. Подумай о Сириусе и Сайрусе. Ты нужен им! – яростно шептал Артур, пока Северус вливал в горло оборотня зелье.

Сайрус забрался на колени дяди Муни и обнял его за талию так сильно, как мог. Он почувствовал, как яростная дрожь постепенно проходила. Ремус обнял мальчика в ответ. Его голос дрожал от волнения, когда он прошептал «Спасибо вам, теперь все будет в порядке». После этого Северус и Артур продолжили следить за допросом. Ремус ерошил волосы на затылке Сайруса, успокаивая и себя, и ребенка.

Дамблдор подозвал Гэмбол и что-то негромко сказал ему. Аврор, склонившись над столом, и внимательно слушал. Недоверие на его лице сменилось пониманием. Он кивнул, от чего его двойной подбородок покачнуться, и повернул голову в сторону Питера. Бросил взгляд на мадам Боунс, которая недоуменно выгнула бровь, и продолжил допрос

- Кто еще принимал участие в нападении на дом Поттеров в ночь на Хэллоуин 1981 года?

- Малфой, Нотт, Макнейр, Крэбб, Гойл и я.

- Они все Пожиратели Смерти?

- Да.

- Кто-нибудь из них находился под заклятием «Империус»?

- Нет, все они присоединились к Темному Лорду по своей воле.

- Темный Лорд мертв?

- Нет.

Все присутствующие в ужасе выдохнули, а Гэмбол быстро подошел к мадам Боунс, чтобы получить дальнейшие инструкции. Он признался, что задать эти вопросы его попросил Дамблдор. Мадам Боунс встала, чтобы самой продолжить допрос.

- Откуда вы знаете, что он не умер?

- Той ночью его душа исчезла в черном облаке. Он провел несколько ритуалов, чтобы иметь возможность вернуться еще раз, если его убьют.

Зал снова взорвался криками и Дамблдор пригрозил всех выгнать. Альбус позвал Амелию, чтобы переговорить с ней. Он наклонился так, что его крючковатый нос находился в миллиметре от ее уха.

- Возможно, нам стоит допросить Питера позже, чтобы узнать, какие именно ритуалы проводил Волдеморт. Тогда мы будем знать, как противостоять ему, когда он вернется. Я не думаю, что эту информацию стоит знать общественности. Также, я выдам ордер на арест тех Пожирателей, которых назвал Петтигрю, возможно, на допросе они выдадут нам остальных. Нам потребуется еще Веритесерум для них, так как они непосредственно причастны к убийству Поттеров.

Когда последнее слово было сказано, на лице Дамблдора расплылась торжествующая улыбка, а глаза блестели. И больше никаких оговорок насчет Империуса!

Гэмбол дал Петтигрю антидот, и два аврора наложили на него анти-анимагическое заклинание, чтобы он не смог сбежать, когда его выведут из Большого зала и доставят в Министерство. Аврорам пришлось тащить плачущего Петтигрю, так как он все время пытался вырваться и добраться до Ремуса, крича, «Муни, я не хотел, я не виноват, Муни, они заставили меня!» Он все еще кричал оправдания, когда яркая зеленая вспышка в огромном камине Большого Зала оборвала его на середине предложения, доставив в Министерство.

Внезапно Ремус поднялся. Он смотрел, как его бывшего друга, а теперь осужденного предателя тащат к камину, чтобы отправить в Министерство. Сайрус упал и схватился за ноги отца, в шоке, что дядя Муни сбросил его с колен. Но почти сразу же папа взял его на руки. Сайрус обвил руками его шею, и уткнулся головой в знакомое плечо, надеясь, что пугающий день скоро закончится.

Ремус повернулся спиной к бывшему другу. Его плечи дрожали, он боролся со своим внутренним волком и желанием подойти и разорвать предателя. Он с большим трудом справлялся с яростью, даже с помощью успокоительного зелья. Оборотень сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоится. Его глаза постепенно становились нормального цвета, так как он победил волка, но плечи иногда вздрагивали, показывая, какие эмоции переполняют мужчину.

Амелия Боунс приняла документы с разрешением на арест и, попросив Артура Уизли присмотреть за Сьюзен, отправилась арестовывать Пожирателей, пока министерские шпионы не предупредили их. Она также подписала прошение об освобождении из Азкабана Сириуса Блека, написала письмо гоблинам с просьбой заморозить счета Пожирателей и открыть счет Сириуса.

Оддгард Лавгуд попросил жену отправиться в Хогвардс, чтобы он мог спокойно поработать нам спецвыпуском «Придиры» Сегодня миссис Лавгуд осталась дома, чтобы поработать над специальными заклинаниями и уже почти завершила работу. Как разработчик заклинаний, она иногда забывала поесть или поспать, увлеченная своей работой, но Оддгард и Луна очень любили ее. Оддгард рассеяно посмотрел на помятую розовую мантию жены и пятно сажи на ее щеке. Длинные светлые локоны были грязными и спутанными. Оддвард нежно поцеловал жену в щеку и слегка подтолкнул в сторону выхода, а сам пошел к камину, намереваясь в ближайшем времени напечатать специальный выпуск своей газеты, с подробным описанием судебного процесса.

Большой зал почти опустел, когда Молли, Августа и Алисия привели группу возбужденных детей. Фред и Джорж сумели перекрасить волосы Рона в синий цвет, и малыш громко плакал. Молли выдала гневную триаду, а близнецы виновато опустили головы. Джинни шла, держась за ногу Перси, а он, в свою очередь, задрал нос к верху, делая вид, что не знает всю эту малышню. Терри, Невилл и Блейз смеялись над волосами Рона, в то время как Чарли и Билл присматривали за ребятами, пока их мать кричала на Фреда и Джоржа.

Молли, наконец, вернула волосам Рона нормальный рыжий цвет. Луна и Ханна похлопали мальчика по спине, выражая свою поддержку. Его мать ушла поговорить с Артуром, и Рон накинулся на старших братьев. Все повалились на пол. Были слышны возмущенные крики.

Северус чувствовал, как Сайрус начал дрожать, сидя у него на коленях. Дыхание мальчика участилось, и мужчина ласково погладил сына по спине, шепча успокаивающие слова. Все было напрасно, так как с легким хлопком Сайрус исчез, только в этот раз он немного задержался и успел произнести: «В моей комнате, папа».
Северус холодно взглянул на маленького Уизли, ввергнув того в панику, и направился к своим покоям, что бы найти своего напуганного сына.

С осени прошлого года, их комнаты находились рядом с Большим Залом. Для того чтобы попасть в личные покои Снейпов, нужно было пройти по небольшому коридорчику за дверью, находящейся рядом со столом преподавателей. Северус подошел к портрету, который охранял вход в их с Сайрусом комнаты, бормоча что-то о зельях, которые он сможет приготовить, используя в качестве ингредиентов младших Уизли. Мужчина все еще сердился на них, но попытался заставить себя успокоится – он не хотел испугать Сайруса еще больше.
Его сын очень хорошо читал язык тела и жестов, ведь это было необходимо, чтобы выжить в той семье, в которой он был до этого. Мальчик всегда думал, что когда кто-то злился, то злился на него. Он, конечно, не понимал, что злится могут на кого-то еще. И Северус не знал, как отучить мальчика от этого. Мужчина искренне надеялся, что со временем Сайрус все поймет.

- Все в порядке, сынок, я не сержусь на тебя. Я сержусь на тех мальчиков. Не волнуйся, они не будут ходить в школу с тобой, поэтому тебе не нужно будет общаться с ними еще несколько лет… - сказал он, а про себя подумал: «Если я не убью их во время их первого урока зелий!»

Сайрус высунул голову из гардероба, где он прятался все это время. Ласковый голос папы успокоил его, и малыш нерешительно взглянул в его лицо и увидел только любовь, заботу, возможно разочарование, но не злость или гнев. Сайрус понял, что папа не причинит ему боль. Он вздохнул, вышел из гардероба и побежал к своему папе, вытянув руки вперед, что бы его взяли на руки и обняли. Северус поцеловал нежную щеку сына и взъерошил его темные волосы. «Стоит ли нам вернуться и проверить, как они там справляются, малыш?»

Сайрус уткнулся лицом в мантию папы и вдохнул такие знакомые ароматы зелий, сандалового дерева и геля после бритья. Запах папиной одежды всегда заставлял мальчика успокоиться, дарил чувство безопасности. Он чувствовал себя любимым. Малыш потерся своей головой о мягкую и теплую ткань.
Вместе они вернулись в Большой Зал. Незаметно устроились в тени, что бы иметь возможность наблюдать за происходящим.

«Уизли ушли, забрав с собой Сьюзан Боунс. Остальные дети устроили за столом с закусками и соком, в то время как взрослые пьют чай. Думаю, Сайрус в состоянии справится с этим. Можно посадить его рядом с Невилом и Блейзом» - подумал Северус. Затем, он опустил сына на пол и, взяв за руку, повел к столу детей. Мужчина снова взъерошил волосы мальчика и ушел к взрослым.

Сайрус постарался пригладить растрепанные отцом волосы. Мальчик смотрел ему вслед, пока Невил не дернул его за руку.

- Где ты был, Сайрус? Я искал тебя, чтобы ты мог увидеть котят. Они очень смешные! Я скучал по тебе.

Луна посмотрела на мальчиков, и сказала:

- Я не люблю шум, но мой папа хотел, что бы я пошла с остальными. Тебе очень повезло, что твой папа и Ремус разрешили тебе остаться с ними. С ними не так страшно.

Луна призналась первой, что испугалась шума. За ней еще четыре или пять ребят признались, что им тоже было страшно. Сайрус вздохнул с облегчением, когда понял, что не один испугался. Он улыбнулся и, когда тарелки наполнились, начал есть. Ребята говорили то о котятах, то о синих волосах Рона. Сайрус даже смеялся, когда дети вспомнили о драке младших Уизли.

Альбус толкнул Северуса, и указал ему на смеющихся детей. Снейп почувствовал, что беспокойство, снедающее его, уменьшилось, когда он заметил, что Сайрус был частью группы. Он разговаривал и смеялся со всеми. Наконец, Северус понял, кто должен входить в эту группу и, слава Мерлину, в нее не попали мальчишки Уизли!

Сайрус сидел рядом с отцом и провожал своих новых друзей. Северус обрадовался, что теперь не было необходимости держать мальчика за руку. Но день был очень тяжелым и напряженным, поэтому малыш засыпал прямо над тарелкой с супом. Северус взял его на руки и тихо засмеялся над тщетными попытками сына не заснуть. Мужчина отнес ребенка в их апартаменты и уложил в постель. Он распрощался с мыслью, вернутся в Большой Зал, что бы самому поужинать и обсудить сегодняшний день.

Феникс вытащил голову из гнезда и зашевелился, устраиваясь подобнее в гнезде, которое сделал для него этот малыш. Птенец знал, что он где-то рядом. Феникс чувствовал, что малыш особенный, его забота и любовь очень искренними - поэтому Фоукс решил остаться рядом с ним. Феникс неловко вылез из гнезда и, спотыкаясь, направился к своей цели. В отчаянии, он посмотрел на высокую кровать и вцепился острым когтем в плотную ткань одеяла. Час он карабкался, помогая себе клювом и когтями, но упорство помогло ему достичь желаемого.
Забравшись на кровать, он упал и задрожал от усталости и радости. Фоукс забрался под теплое одеяло и положил свою голову на плече спящего мальчика.

Обед в Большом Зале закончился, и сотрудники Хогвартса собрались в кабинете директора, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Горгулья открыла проход без пароля, так как все обсуждали захватывающие события и даже не осознавали, где они находятся. Даже портреты, и те обсуждали последние события, не пытаясь притворяться спящими.

- Да, Ремус, мы освободим Сириуса завтра. Поппи, ты сможешь принять пациента или нам обратиться в Мунго?

- Я подозреваю, что он не сможет отдохнуть в больнице, Альбус. Вы же знаете этих зевак-журналистов, они не оставят мистера Блека в покое. Ему было бы намного лучше здесь, в школе. Я не вижу проблемы в том, что бы позаботится о нем в лазарете. Кто знает, в каком он состоянии после четырех лет тюрьмы, рядом с дементорами, а ведь он невиновен! Я возмущена тем, что сделало Министерство! – обычно спокойный голос Поппи Помфри становился все громче с каждым произнесенным словом. Она хотела выразить все свое негодование этой короткой, но пламенной речью.

Ремус успокаивающе сжал руку колдомедика.

- Я не уверен, что он нормально питался все это время. И что он в здравом рассудке. Я бы настаивал на суде, но… - глубокое чувство вины и тревоги отразились на лице оборотня.

- Ремус, ты же знаешь - доказательства были неоспоримы. Тем более, что и я, и Амелия настаивали на суде с тех пор, как Фадж стал министром прошлым летом, но не добились успеха. А единственное, что ты мог получить от Министра Крауча - более тщательное расследование, и ты знаешь, что из-за твоего «состояния» тебя могли просто убить. – Альбус положил руку на плече молодого оборотня, выражая свою поддержку и заботу.

Северус повернулся к МакГонагал.

- Я разработал несколько питательных зелий для Сайруса. Думаю, они будут полезными и для Блека. Я признаю, что до сих пор мне было плевать на него, но постараюсь терпеть его ради Сайруса и Ремуса. И я… мне, правда, жаль, что он провел четыре года в Азкабане.

Минерва кивнула в знак согласия, ошеломленная от такого неожиданного признания из уст Северуса Снейпа.

Альбус с гордостью посмотрел на Северуса и попытался объясниться.

- Я помню, что ты хотел добиться исключения Блека за те события у Визжащей Хижины, и сейчас я должен пояснить свои действия. Теперь, когда Сириус будет в замке, все мы знаем, что ваших ссор не избежать. Как тебе известно, Сириус – единственный Блек, который не поддерживал Волдеморта. Я понимаю, его шутки находились на грани и были жестокими, но он никогда не переступал эту грань. Его редко ловили, и на него почти не жаловались учителям, так что мы не могли ничего поделать. А я надеялся спасти его от судьбы Пожирателя Смерти и не дать Волдеморту еще одного сильного сторонника. Особенно после того, как его брат, Регулус, был убит, а Сириус стал единственным наследником Блеков. Но, самое главное, исключение из школы автоматически рассматривается и Хогвартсом, и министерством. Мы бы не смогли сохранить тайну Ремуса, а, в соответствии с тогдашними законами, Люпина убили бы, не раздумывая. Я не хотел выбирать между Ремусом и Сириусом, и потом винить себя в их смерти. Поэтому, все, что я мог сделать – назначить отработки и снять баллы.

- Мы с Джеймсом после поговорили с Сириусом, пытались отговорить его от шуток над тобой или кем-то другим. Не знаю, заметил ли ты, но тогда отношения между нами значительно ухудшились и, только спустя некоторое время все вернулось в норму. К тому же Сириус больше никогда не позволял себе действительно чего-либо особенно жестокого. Я хочу снова подчеркнуть, что ни Джеймс, ни я не знали о его задумке до того момента, как Джеймс пытался отговорить тебя идти за нами следом. Я надеюсь, что ты примешь мои извинения за бессмысленные и глупые шутки.
Альбус и Ремус посмотрели на Северуса с надеждой и беспокойством за человека, который столько испытал в юности и о котором они так заботятся сейчас.

Северус обдумывал слова Дамблдора в течение нескольких минут.

- Должен признаться, что сам сделал себя мишенью, поскольку не сопротивляться, и даже отказывался от помощи. Все это в прошлом, я простил Джеймса еще, когда понял, что люблю Сайруса. Мой сын – это подарок, дар от Джеймса и Лили, и я не могу ненавидеть человека, который подарил мне сына. Тем более, что он погиб, защищая его. И я думаю, что четыре года Азкабана достаточное наказание для любого, не говоря уже о этих бессмысленных шутках! – с этими словами Северус отвернулся, чтобы не видеть удивленное выражение лица всех присутствующих.

Северус взлохматил волосы, пытаясь вернуть себе самообладание, прежде чем повернуться к Альбусу. Он придал голосу немного сарказма, что бы он звучал как обычно.

- Вопрос с Блеком мы решили; что нам делать с остальными?

Глаза Альбуса сверкнули за очками-полумесяцами. Он смотрел, как его мальчики выросли, оставили соперничество и детство позади. Директор вздохнул: он надеялся, что остальные вопросы решатся так же удачно, как и вопрос с Сириусом.

Они говорили о том, как лучше арестовать тех Пожирателей Смерти. Все были потрясены, узнав, что Волдеморт не умер в ту ночь, когда напал на дом Поттеров. Альбус признался, что точно не знает, какое заклятие использовал Волдеморт, что бы выжить, и поэтому строить сейчас какие-либо планы неразумно и бессмысленно.

Когда собрание закончилось, в кабинете остались только Альбус и Северус. Они обсуждали взаимоотношение детей за чашкой чая, когда Альбус вспомнил кое о чем.

- Северус, ты не видел Фоукса? Он вчера сгорел, так что до сих пор беспомощный. Он остается птенцом, по крайней мере, два-три дня после сгорания. Его нужно кормить и ухаживать за ним, как за новорожденным птенцом.

Альбус подошел к жердочке феникса.

- Даже пепла нет, что странно. Все эльфы Хогвартса знают, что им нельзя касаться насеста, особенно после сгорания.

Директор был явно обеспокоен исчезновением его лучшего друга. Казалось, что он не может думать ни о чем другом. Северус никогда не видел его настолько… старым?

- Ниппи! – зельевар позвал своего эльфа.

- Да, хозяин Снейп, Ниппи присматривал за маленьким Сайрусом, хозяин, как Вы и приказывали. Молодой мастер спит, - когда эльф закончил говорить, он выжидающе посмотрел на Северуса, ожидая дальнейших распоряжений.

- Ниппи, ты не знаешь, где феникс директора? Кто-нибудь из других эльфов видел его? – зельевар опустился на колени, чтобы быть на одном уровне с маленьким лопоухим существом. Он говорил тихо, чтобы разговор не тревожил, очевидно, обезумевшего директора.

- Да-да, феникс директора Школы спит рядом с молодым мастером Снейпом! Он выглядит очень смешно без перьев! Молодой мастер кормить феникса виноградом и кусочками ананаса! – Ниппи остановился и, колеблясь, спросил:
- Молодой мастер в беде? Ниппи не хотеть оставлять молодого мастера одного, сэр…

Северус встал, и ласково похлопал эльфа по плечу.

- Нет, с Сайрусом все в порядке. Пойду, принесу директору его феникса. Можешь идти, Ниппи.

С громким хлопком, эльф аппарировал.

- Альбус? Альбус! – Северусу понадобилось несколько раз позвать Дамблдора, прежде, чем он обратил на него внимание.
- Альбус, Ниппи сказал мне, что сейчас Фоукс спит в постели Сайруса. Кажется, он ел виноград и ананасы, а затем они пошли спать. Я не знаю, как Сайрус пробрался сюда, но я могу принести Вам феникса прямо сейчас, если хотите.

- О да, да. Я не расставался с Фоуксом уже семьдесят пять лет, и не ожидал, что настолько расстроюсь от одной мысли потерять его. Он сейчас с Сайрусом? Все еще без перьев?

- Ниппи не знал, поэтому, я думаю, мы должны спросить у Сайруса. Мы можем пойти сейчас.

Северус помог Альбусу встать, и они вместе вышли из кабинета. Северус был высоким и спортивным человеком, но этим вечером он едва поспевал за человеком, почти в пять раз старше его. Северус едва успел назвать пароль, чтобы открыть дверь. Они с Альбусом зашли в комнату Сайруса. Зельевару пришлось остановиться, чтобы ни врезаться в спину Дамблдора, так как старик замер на пороге. Не видя ничего перед собой, Северус удивился, когда услышал, что Дамблдор сначала фыркнул, а затем негромко засмеялся.

Альбус быстро развернулся, удивился, увидев Северуса позади себя. Ничего не говоря, он прошел обратно в гостиную. Директор опустился в кресло, рядом с камином и смотрел, как медленно дотлевали угли. Северусу понадобилась минута, чтобы посмотреть на сына, который спал, прижав к груди феникса.

Вернувшись в гостиную, Снейп налил два бокала бренди. Один он передал Альбусу, устраиваясь во втором кресле.

Мужчина скрестил длинные ноги в кресле и откинул голову назад, наслаждаясь теплом огня и крепким бренди.

Альбус сделал глоток и вздохнул, когда почувствовал, как тепло разливается у него в груди.

- Похоже, Сайрус нашел еще одного друга. Я полагаю, Фоукс остался с ним, так как почувствовал беспокойство мальчика. Я приду за ним утром.

Северус слишком устал, что бы сделать что-то большее, чем просто кивнуть. Он глотнул еще бренди, благодаря всех святых за то, что этот день, наконец, закончился.
<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100