Добавить в избранное Написатьь письмо
Usavi    закончен

    На самом деле Хогвартс - это Академия Наемников, которых обучают высокому искусству Смерти... интриги, заговоры, предательства, любовь прилагаются.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Драко Малфой, Невилл Лонгботтом
    AU /Приключения /Hurt/comfort || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 1
    Прочитано: 292 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 08.10.17 || Последнее обновление: 08.10.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Другой Хогвартс

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Другой Хогвартс


Пролог


Немолодой, можно даже сказать, пожилой человек сидел за большим столом в своем кабинет и читал недавно принесенные документы. Короткий символический стук в дверь оторвал его от занятия.
- Входи, Аргус! – Сказал он.
Дверь бесшумно отворилась, и на пороге показался мужчина с твердым взглядом.
- Что-то случилось? – Спросил его хозяин кабинета, глядя в возбужденные глаза своего сотрудника.
- Сэр, мне только что стало известно – Сивилла изрекла пророчество.
- Настолько важное, что ты покинул свой пост? – Уточнил старик.
- Истинное. – Кивнул Аргус.
- Интересно. – Проговорил мужчина, поглаживая свою бороду. – Доказательства?
В ответ подчиненный вынул микрокассету и протянул ее своему начальнику. Тот взял протянутый предмет и, открыв незаметную на первый взгляд нишу в столе, вставил кассету внутрь. Нажав на нужную кнопку, он принялся слушать. Поначалу ничего, кроме характерных стонов, ахов и вздохов не было слышно, на что сидящий за столом изумленно вздернул бровь и посмотрел с непониманием на своего подчиненного. Но тот не подал и виду. Однако вскоре послышался непонятный хрип вместо ожидаемого в этих обстоятельствах стона, а затем женский голос захрипел, как будто ее душили:
- Грядет тот, у кого хватит могущества изменить мир Лорда, рожденный теми, кто трижды давал Лорду отпор, рожденный летним днем. И Лорд отметит его, как превосходящего себя, но не будет знать всей его силы. И он должен превзойти другого, ибо ни один из них не сможет править, пока правит другой. Тот, кто достаточно могущественен, чтобы сместить Лорда, родится летним днем…
После этого говорившая захрипела и, вероятно, упала в обморок. На этом запись закончилась.
- Хм… - Пригладил бороду старик. – Интересно. Очень интересно. И, похоже, это действительно Истинное пророчество, а не как в предыдущий раз. – Он с хитринкой посмотрел на своего служащего.
- Сивилла любит херес. Он помогает ей настроиться на нужный лад. – Чуть покраснел Аргус. – Эйфория – лучшее состояние для Истинного пророчества.
- Ну да, ну да. – Задумчиво покивал человек. – И, по-видимому, эйфория разного толка. – В его глазах блеснули смешинки. – Что ж, я доволен. – Улыбнулся он. – И у меня для тебя есть новое задание.
- Слушаю. – Подобрался Аргус. Служение этому человеку было делом чести.

*******

В тот же самый день еще один человек получил известие об Истинном пророчестве. Он был уже не молод, но все же еще сохранил остатки былой красоты. Черные волосы с благородной проседью, гордая стать. Глаза были мудрыми, но в них еще была видна тоска. Выслушав отчет, он отправил своего верного человека на срочное задание.






















Глава 1. Драко Малфой


На юге Великобритании в графстве Уилтшир располагается старинный большой красивый особняк. Весь его облик говорит о том, что он очень древний, еще со Средних Веков. Построенный из камня, симметричный, с конусными крышами башен. В этом доме живет маленькая семья, состоящая всего из трех человек – родителей, статных блондинов, и их единственного сына, наследника. В парадной части дома действительно их всего трое, однако служебная часть замка очень многолюдна – множество слуг, поддерживающих порядок в каждом помещении. Даже в многочисленных гостевых комнатах – в любой момент могут пожаловать родственники и друзья семьи.
Сегодня же было особенно много народу в доме – у юного наследника был день рождения. Драко Малфою исполнялось одиннадцать лет. Его мать Нарцисса и отец Люциус очень гордились своим сыном – безупречные манеры, воспитание – все кричало об аристократичного юного Лорда. Празднование началось с самого утра – множество коробок с подарками открывалось, телефон звонил, не переставая. Драко внимательно рассматривал каждый из подарков и ничуть не удивлялся их специфичности – подарки представляли собой не только книги, в которых в детской манере рассказывалось о химии и некоторых специфических особенностях разных соединений, но также различная аппаратура, состоящая из колб, реторт, порошков, жидкостей, которые при правильном соединении давали крайне любопытный результат – а именно смерть. Вся его жизнь с самого рождения была заточена под эти игрушки. Но, надо сказать, что и другие, более мальчишеские, у него тоже имелись, но они не вызывали такого восторга, как эти. Самые интересные подарки приносил ему его крестный – профессор Северус Снегг. Драко знал, что его крестный обладал различными дипломами по химии, выигрывал государственные гранты, но почему его звали «профессором», он не знал. Но считал, что это из-за его учености и научного склада ума.
Вечером после суматошного дня, когда уже все гости разошлись, к нему вошли родители после предварительного стука.
- Сын, - гордо начал его отец, и Драко вежливо принялся внимать своему родителю, - ты знаешь, как мы с твоей матерью гордимся тобой, твоими навыками, способностями. Но сегодня у нас есть очередной повод порадоваться твоим успехам и надеяться на твое более, чем блестящее будущее, и не посрамить честь и достоинство семьи Малфоев, подтвердить, что ты достойный наследник нашей семьи, нашей фамилии.
Драко был крайне удивлен такой речи отца, что он тут же отметил:
- И что дает тебе такой повод, отец?
- Вот это письмо. – И Люциус вынул из внутреннего кармана пиджака небольшой конверт желтоватого цвета. – Его принесли буквально только что – в ту минуту и тот час, когда ты родился в этом самом доме.
И мистер Малфой торжественно вручил сыну конверт. Драко охотно протянул руку, попутно отмечая, что его мама тоже рада. «Поздравление от кого-то особенного?» - Подумал Драко и опустил глаза на письмо.
На лицевой стороне конверта красивым шрифтом был напечатан их адрес, а в углу отправителя было всего одно слово – Хогвартс. Драко изумленно вздернул брови – он впервые слышал такую фамилию. Махнув привычным движением руки перед носом, он уловил только негромкий запах пергамента. Запах был неопасный, конверт абсолютно плоский – стало быть внутри, кроме листа бумаги, ничего не было.
Драко перевернул конверт – в центре была восковая красная печать, на которой было выгравировано то же слово, что и на обороте. Вскрыв печать, Драко вынул сложенный пополам лист пергаментной бумаги и стал читать. Письмо гласило буквально следующее:
«Мистер Драко Малфой, Академия Наемников «Хогвартс» и ее директор Профессор Альбус Дамблдор рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в обучении в нашей Академии. Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов, соответствующих Вашему курсу. Ждем Ваш ответ не позднее 12 июня. Занятия начинаются первого сентября. Напоминаем родителям, что первокурсниками не положено иметь собственное оружие, но разрешается взять питомца – кошку или собаку. С уважением, Минерва МакГонагалл, заместитель директора.»
Драко еще раз внимательно прочитал письмо, а затем просмотрел список предметов и необходимых книг. Предметы были вполне обычными: история, биография, литература, география, химия, физика, информатика, ботаника, основы медицины, латынь, иностранные языки, физкультура, стрельба. А вот список необходимых вещей был не простым: три простых рабочих костюма (черный, зеленый, коричневый), одна маска защитная для глаз, одна маска защитная для носа и рта, одна пара защитных перчаток, физкультурная форма и термобелье. Для уроков требовалось иметь: одну длинную серебряную ложку, один оловянный котел стандартного размера, один комплект стеклянных или хрустальных флаконов, один микроскоп и одни медные весы. Увиденный список книг заставил глаза Драко расшириться от удивления: «Влияние Наемников на историю Великобритании», «Биография лучших и искусных Наемников. Часть 1», «Наемники в прозе», «Географические открытия Наемников», «Химия. Основы», «Физика. Механика», «Все о компьютерах. Часть 1», «Ботаника для начинающих Наемников», «Математика для всех. Часть 1», «Анатомия человека», «Латынь. Часть 1», «Французский язык. Часть 1», «Испанский язык. Часть 1», «Немецкий язык. Часть 1».
Драко устало потер лоб, прикинув, какого же размера чемодан ему понадобится и сколько вообще будет этих чемоданов – потому что помимо обозначенных вещей ему ведь понадобятся еще и самые тривиальные – от ручки до зубной щетки. Судя по всему, Академия – пансион, т.е. там ему предстоит жить довольно долгое время – несколько месяцев не пара дней.
Но прежде всего надо было выяснить, что это за школа Наемников. Родители никогда не упоминали о таком.
- Что это за Академия? – Задал он нейтральный вопрос.
- Правильный вопрос, сын! – Похвалил его Люциус. – Это место, где самых талантливых и способных детей будет учить искусству наемников-убийц.
- Я буду киллером? – Ошарашенно спросил Драко. Такого он не ожидал.
- Да! – Гордо подтвердил отец. – И я надеюсь, ты будешь учиться на том же факультете, что и мы с твоей мамой – Слизерин. Там обучают искусству ядов. Что может быть лучше, чем виртуозно подсыпанный, подлитый или разбрызганный яд? Чтобы мешающий человек быстро умер… - Мечтательно произнес Люциус. – Или не быстро. Тут, как скажет заказчик. Но главное – результат. Смерть. Восхитительно! Должен заметить, что ты довольно способен в этом, не так ли, Драко? Твое серьезное увлечение химией, конечно, пока в детском упрощенном варианте, но все же дало свои плоды. Уверен, ты будешь делать несомненные успехи!
Драко молчал, боясь резко высказаться. Не был он подготовлен к новостям такого рода. Подумав, он спросил:
- Пап, а кем ты работаешь?
Люциус засмеялся, но все же ответил:
- Сын, я не работаю, в общем понимании этого слова. Я инвестирую деньги в разные проекты. И курирую их.
- Т.е. ты…
- Но это не значит, что я ничего не помню. У меня были отличные задатки. Да и мама твоя мастерица хоть куда. На очередной полевой практике мы и сошлись. Она пыталась отравить меня, подлив яд в вечернее какао.
- Потому что ты подсыпал мне Белый порошок в постель. – Подала Нарцисса голос. – Я не могла этого оставить просто так. Хорошо, что я заметила, как муравьи спешно бежали прочь из палатки. Иначе лежала бы трупом.
- Ты первая начала… - Заметил Люциус.
- Мы обсудим это позже, если ты хочешь. – Закатила глаза Нарцисса.
- Не хочу. – Покачал головой ее муж. – Ту девицу ты все равно свела в могилу. Несколько дней спустя.
Нарцисса лишь передернула плечами. Драко молчал. Он переводил взгляд с одного родителя на другого, понимая, что те не шутят. Что они - действительно убийцы, и им неоднократно приходилось убивать. Мир мальчика рушился на глазах.
- Я так понимаю, что учеба в этой Академии обязательна? – Уточнил он.
- Даже не думай отказаться! – Полыхнули огнем глаза мистера Малфоя.
- Я не о том, отец. – Покачал головой Драко, знавший, каким бывает отец в гневе. – Просто я обучался дома и решил уточнить, что с сентября это уже будет не так.
Взгляд Люциуса тут же смягчился.
- Да, сынок.
- Хватит разговоров о Хогвартсе на сегодня. – Прервала их Нарцисса. – Мальчику пора спать – завтра нам предстоит насыщенный день.
- А что будет завтра? – Готовился к чему-то нехорошему Драко.
- Экипировка. – Улыбнулась мать и увела отца за собой.
Драко устало потер лицо, жалея, что все не сон. Не такой судьбы он хотел для себя. Но родительское мнение мальчик был приучен уважать. Сегодня его жизнь круто изменилась, и следовало хорошенько подготовиться к ее новому витку.






















Глава 2. Невилл Долгопупс


Пухлый мальчик спал в кровати, трогательно подложив ладошку под щеку. Во сне он улыбался. Но проснуться самому ему не дали.
- Невилл, вставай, соня! – Громкий немолодой женский голос зычно прозвучал где-то.
Спящий мальчик нахмурился, но не проснулся, а лишь повернулся на другой бок и закрылся одеялом с головой.
- Невилл, подъем! – Прозвучал голос совсем рядом, и одеяло было сдернуто с кровати.
- Ба! – Недовольно просипел мальчик. – Дай поспать! Ну хотя бы полчасика! Сегодня же мой день рождения!
- Именно потому, что сегодня твой день рождения, ты должен встать пораньше. – Непреклонным тоном возвестила женщина. – У нас очень много дел.
Невилл приоткрыл один глаз и посмотрел на стоящие рядом часы.
- Восемь утра! – Простонал он. – Ну кто встает в такую рань!
- В скором времени тебе предстоит вставать еще раньше. – Помахала та перед его носом конвертом. – Так что марш на пробежку. У тебя полчаса. Если за это время ты не пробежишь положенных двух километров, останешься без завтрака.
Глаза мальчика зажглись в предвкушении. Он принят в Хогвартс! Волна эйфории прошлась по его телу. Он в числе лучших! И все же Невилл со стоном поднялся с кровати и начал одеваться. Как же он ненавидел все эти физические нагрузки! Он терпеть не мог ранние подъемы и был готов придушить того, кто придумал так рано вставать, даже если солнце было высоко. Он ненавидел физические нагрузки в любом виде, а утреннюю пробежку в любую погоду особенно. Ему казалось, что он готов продать душу дьяволу, лишь бы его навсегда лишили обязанности заниматься спортом. Впрочем, иногда он отводил душу. Когда его бабушка особенно его допекала, он подстраивал ей какой-нибудь несчастный случай. Не смертельный, конечно, но мало приятный. Синяки, ссадины, ушибы, вывихи, растяжения – бабушка или ее двоюродный брат, часто бывавший в доме, регулярно их залечивали. Нет, Невилл любил своих родственников, все же, больше у него никого не было, но иногда они так доводили его, что он срывался. Особенно после того, как навещал своих родителей. Они лежали в психиатрической больнице уже десять лет. Невилл знал, почему и как они там оказались. И кто свел их с ума. Фанатичка, известная отравительница Беллатриса Лестрейндж пичкала их разными настоями, заставляла вдыхать газы, что в конечном итоге и свело их с ума. Невилл знал, как выглядит эта женщина. Ее фотографию он хранил в потайном отделении своего стола. Он мечтал однажды выйти на нее, посмотреть в глаза и убить. Тихо, но так, чтобы об этом стало известно. Жестоко. Ему хватит на это сил, умений, и совесть не будет его мучить. Его родители будут отомщены. Именно эта мысль помогала ему смириться с пробежками, об этом он думал все то время, что проводил на треке или спортивном зале. Он представлял различные способы убийства своего врага, доставшегося ему по наследству. Месть сладка, а мысли о ней приятно грели его душу. В такие моменты в общем-то добродушное лицо мальчика искоренялось злобным оскалом загнанного в ловушку дикого звереныша, который хотел выбраться любой ценой. Невилл знал, что однажды придет день, час, минута, когда он расправится с этой женщиной, лишившей его родительского тепла. Он искренне ненавидел ее, когда покидал родителей. Волна гнева поднималась в нем, словно цунами, ему казалось, что он мог бы голыми руками задушить эту отравительницу, не взирая на их разницу в возрасте. Невилл точно знал, где сейчас находится Беллатриса – в тюрьме Азкабан. Темное, мрачное строение, находящееся на одинокой скале посреди Северного моря. Башня, обдуваемая холодными ветрами, обдававшая стены холодными солеными брызгами. В эту тюрьму свозили тех, кто настолько провинился перед обществом страны, что остаток его жизни превращали в живой ад. Вой ветра, холод воздуха, дрянная еда, болезни, насмешки, насилие, пытки от скуки – из этой тюрьмы выхода не было. Никогда и никому. Здесь умирали. Охранники, знающие о мастерстве Наемников, доподлинно проверяли, умер ли заключенный. Для этого пускались в ход различные способы – от щекотки до съедания заживо крысами. Тело могли выбросить в море, связав цепями и камнями, или же отдать на съедение. Это зависело от родственников. Невилл мечтал попасть в эту тюрьму и поучаствовать в жизни Беллатрисы. Он знал свои способности, а Хогвартс только упрочит их и откроет новые, разовьет их. Он станет мастером своего дела! Об Академии Наемников он знал с самого начала – бабушка и не думала скрывать, кем была она сама, кем были его родители. И его самого готовила к этой же профессии. Невилл не думал, будет ли он убивать в дальнейшем, но все годы, которые он проведет в Хогвартсе, и все знания, что он там получит, будут направлены только на одно – мучительная и долгая смерть Беллатрисы Лестрейндж. Это было целью его жизни. И ради этого он готов был положить всего себя, все годы. Он не умрет, пока та, что свела с ума его родителей, будет жить. С такими мыслями Невилл бегал свои кроссы, тренировал свои мышцы.
После утренней пробежки он сел завтракать. И бабушка его обрадовала, что утром на его имя пришло письмо из Хогвартса – он принят! У Невилла загорелись глаза от счастья – он стал ближе к своей мечте! Она стала практически осязаема! Еще каких-то семь лет, и он сможет поквитаться с безумной фанатичкой! Он дождется. Он умеет ждать. Ничто так не сокращает время в ожидании, как плотная подготовка.
И Невилл Долгопупс принялся с удвоенной скоростью поглощать завтрак, чтобы скорее отправиться в новый для него мир – мир Наемников-убийц.









Глава 3. Гарри Поттер


- Петунья, дорогая! – Зычный мужской голос прогудел где-то в коридоре.
- Вернон, я тут! – Отозвалась женщина и выглянула с кухни.
- Хорошо, что ты дома. – Проговорил он, проходя и садясь на стул. – Нужно поговорить. Мальчики дома?
- Нет, гуляют. – Покачала женщина головой. – Что-то случилось?
- Можно сказать и так. – Задумчиво нахмурился ее муж. – В общем, мне на работе предложили повышение. Серьезное. И соответствующую зарплату.
- Это же прекрасно, дорогой! – Всплеснула руками жена. – Поздравляю! Что за повышение?
- Возглавить филиал. В Лондоне. – Мрачно закончил Вернон.
Петунья от неожиданности откинулась на стол.
- Лондон? – Еле слышно проговорила она.
- Да. Ты знаешь, чем это может обернуться. Ему же скоро одиннадцать…
- Да. – Безрадостно согласилась женщина. – И он может получить это письмо.
- И наверняка получит, если мы вернемся. Он из их мира.
- А если не возвращаться?
- Все будет как есть. Наверное. Мы не знаем наверняка. – Развел руками Вернон.
- А твоя работа? Что ты сказал?
- Что мне надо подумать, т.к. это серьезный шаг – переезд за океан, пусть и на Родину.
- Лондон… Мы десять лет не были там с тех пор как…
- Да, много времени прошло. Может, сейчас все успокоилось уже? Ведь не вчера же это все было.
- Думаешь, ему там будет безопасно? – Недоверчиво спросила Петунья.
- Нет конечно, учитывая, что это за мир. – Тут же откликнулся ее муж. – Но это его мир. Да и к тому же, мне иногда кажется, что он себя тут чувствует как будто лишним. Да, мы заботились о нем, заняли спортом по максимуму, но в его глазах иногда такое…
- Ты тоже это замечаешь? – Подняла глаза на мужа Петунья. – А я все надеялась, что мне кажется…
Вернон лишь покачал головой. Петунья горестно вздохнула.
- Что ж, значит, переезжаем. Как бы мне хотелось, чтобы все обошлось…
- Радость моя, ты же знаешь, все что ни делается, все к лучшему. – Обнял ее Вернон, и Петунья заплакала.
Ближе к вечеру в дом вбежали два сорванца – высокий худой мальчишка с озорными зелеными глазами, чей блеск усиливался из-за стекол очков, и полный мальчик, совершенно на него не похожий – небольшого роста, круглый, с карими глазами. Они весело смеялись над чем-то и громко хлопнули дверью.
- Мам! – Крикнул первый. – Мы дома!
- Покушать есть? – Присоединился второй.
- Конечно, ребятки! – Откликнулись они. – Мойте руки, переодевайтесь и идите ужинать. Нам с вашим отцом нужно кое-то рассказать вам.
Когда мальчики уселись за стол и начали уплетать ужин, то Вернон начал говорить.
- Мне на работе предложили серьезное повышение, вместе с зарплатой, разумеется, и мы с мамой думаем, что надо согласиться.
- Здорово, пап! – Проговорил один из ребят, а второй кивнул.
- Но дело все в том, что для этого нам надо переехать.
- Куда? – Серьезно спросил зеленоглазый.
- В Лондон, сынок. – Улыбнулась Петунья.
- Так далеко… - Скривился второй мальчик.
- Но, Дадличек, это же наша Родина. – Заметил его отец.
- Будет весело, братец! – Шутливо толкнул брата зеленоглазый.
- Гарри, тебе вечно на месте не сидится! – Скривился Дадли, потирая свой пышный бок.
- Так вы не против? – Заискивающе спросила Петунья.
- Нет! – Выкрикнул Гарри, а Дадли лишь кивнул. Ему эта идея не нравилась, но просто потому, что было лень.
- Значит, переезжаем. – Заключил Вернон.
Через неделю семья уже жила в небольшом пригороде Лондона под названием Литтл Уингинг по адресу Тисовая улица, дом номер четыре.
Когда первые вещи были распакованы, мальчишки убежали на улицу изучать окрестности. Далеко они не убегали, но это не мешало им целыми днями пропадать где-то и играть во что-то, типа поиска кладов. Каждое утро они убегали, чтобы вернуться пыльными и уставшими к вечеру.
В тот памятный день, когда жизнь Гарри очень сильно поменялось, все было, как обычно. Позавтракав, они с Дадли убежали. А когда вернулись, то застали крайне необычную картину – мама плакала, а папа утешал ее, как мог.
- Мам, пап, - неуверенно позвал их Дадли, - что-то случилось?
- У нас кто-то умер? – Спросил Гарри.
Вернон лишь горестно вздохнул, а Петунья бросилась к Гарри и порывисто обняла его, крепко-крепко.
- Прости меня, сынок, умоляю, прости! Я хотела, как лучше! Я надеялась, что этого не произойдет… - И она еще пуще залилась слезами.
- Мам, - начал плакать Гарри, - что случилось?
Петунья оторвалась от Гарри, усадила его на диван, а сама села на стул напротив. Ее муж сел рядом, взяв за руку. Дадли присоединился к Гарри. Ему вся эта ситуация тоже не нравилась.
- Тебе пришло письмо сегодня днем. – Начала его мать, кивнув головой на стол. – Прочти его.
Гарри взял письмо, удивившись его внешнему виду – как будто старинное, но однозначно напечатанное. Странное слово «Хогвартс» и не менее странная сургучная печать. Гарри вскрыл письмо и прочитал:
- Мистер Гарри Поттер, Академия Наемников «Хогвартс» и ее директор Профессор Альбус Дамблдор рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в обучении в нашей Академии. Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов, соответствующих Вашему курсу. Ждем Ваш ответ не позднее 7 августа. Занятия начинаются первого сентября. Напоминаем родителям, что первокурсниками не положено иметь собственное оружие, но разрешается взять питомца – кошку или собаку. С уважением, Минерва МакГонагалл, заместитель директора.
Гарри перевел недоумевающий взгляд на родителей.
- Мам, почему ты решила, что это мне? Тут какой-то Поттер. А я Карст.
- Ты - Поттер, сынок. – Как-то нерадостно сказал Вернон.
- Чего? – Не понял он, а Дадли в изумлении воззрился на брата.
- Это очень печальная история, Гарри, - начала Петунья, - давняя и кровавая. Мы с папой никогда вам ее не рассказывали, потому что пообещали одному человеку об этом. Моей сестре. Когда-то у меня была родная сестра, младшая. Ее звали Лили. Лили Эванс. Когда она вышла замуж, то стала Лили Поттер. Когда мы были маленькими, то крепко дружили. В день, когда ей исполнилось одиннадцать, ей пришло точно такое же письмо. – Петунья кивнула на конверт, который Гарри смял в напряжении. – Мы сначала не поняли, что это за Академия, а потом узнали, что там обучают на наемных убийц. Родители не хотели отдавать туда Лили, но она настояла – метнула нож в них в пылу ссоры. Нож прошел четко между их головами, хотя они сидели очень близко друг к другу, и вошел глубоко в стену. В тот момент родители поняли, что им лучше согласиться с решением дочери. Лили с детства любила все острое. При взгляде на любой колюще-режущий предмет ее глаза загорались огнем неподдельного интереса. Я любила играть в куклы, а Лили - метать ножи. Мы были очень разными. Я не понимала и не разделяла ее увлечение, но мы были сестрами и редко ссорились. Но в тот момент я испугалась ее. Я поняла, что Лили – убийца и выкрикнула ей, чтобы она убиралась из дома, убийцам не место среди нас. В тот самый момент наша детская дружба закончилась. Родители отдали ее в Академию, и Лили приезжала только на летние каникулы. Мы практически не общались и не виделись с ней. Пока однажды она случайно не увидела, как ко мне приставало несколько взрослых ребят. Было темно, вокруг никого не было. Лили спасла меня. Она за минуту буквально уложила их всех на землю, а меня быстро увела домой. Помню, я рыдала у нее на коленях, благодарила за помощь и извинялась за свое поведение, которое было далеким от сестринского. Она же утешала меня и говорила, что ни в чем не винит. С тех пор мы вновь стали сестрами, проводили вместе весь день. Она рассказывала мне о своей жизни, учебе, я - о своей. Она мне очень помогала со школой – у них там углубленное изучение предметов, и ей мои задачки были раз плюнуть. Она сидела со мной и объясняла, как решить ту или иную. Терпеливо объясняла. Когда она была малышкой, я читала ей сказки, а когда мы стали подростками, она мне объясняла учебники. – Петунья грустно улыбнулась. – Там же в Академии она встретила свою любовь – однокурсника Джеймса Поттера. Они учились на одном факультете. Они очень любили друг друга, и никто не удивился, что они быстро поженились. А спустя примерно год тридцать первого июля у них родился сын Гарри. Мы продолжали видеться, у нас появилась новая тема для общения – дети. Ведь Дадли на тот момент было всего три недели. И все было хорошо, пока однажды Лили не появилась со своим сыном вся в слезах. Я была в таком шоке, что не могла ничего сказать – я никогда не видела, чтобы Лили плакала. Если ее что-то не устраивало, а ее слов не слушали, она сразу хваталась за нож. Расстроенная Лили – это нонсенс, а уж плачущая – вообще нереально. Однако она плакала. Рыдала. Когда я усадила ее рядом, она сказала, что им с мужем грозит серьезная опасность, их могут убить. Но она хотела защитить их сына. «Он – самое дорогое, что у меня есть.» - Сказала она мне тогда. И я, как мать, прекрасно понимала ее. Она просила меня защитить его, чтобы он остался жив. А они, если выживут, обязательно найдут нас и заберут его. Лили протянула мне конверт, в котором были документы на нас четверых: Вернон и Петунья Карст и их сыновья-близнецы Дадли и Гарри Карст, рожденные двадцать третьего июня. А еще там были билеты в один конец в США в тихий небольшой городок, где мы могли бы затеряться. Все это время, что Лили мне рассказывала об опасности, что ей грозила, она неотрывно смотрела на тебя спящего на кровати. Она не смела к тебе прикоснуться, т.к. боялась, что малейший жест в твою сторону – и она не сдержится, не сможет тебя оставить. Хоть это и означало бы твою смерть. Лили была в истерике, она валялась у меня в ногах, умоляя защитить ее кровиночку, позаботиться о нем, как о родном сыне, чтобы он ни в чем не нуждался, рос в любви и благополучии. Я уверяла ее, что все обойдется, что я позабочусь о своем племяннике, что время пролетит незаметно, и Гарри даже не заметит ее отсутствия. Лили было очень плохо, от душивших ее слез она еле дышала. В таком состоянии она и выбежала, не взглянув на тебя на последок, не поцеловав. Это страшно оставлять своего ребенка. Я же обещала заботиться о тебе, как о своем Дадли. И мы улетели. Поначалу я была уверена, что Лили или Джеймс приедут, потом стала надеяться. А потом перестала даже верить в это. Никаких новостей. Долгих десять лет. Когда Вернон рассказал мне о предложенном повышении, мы понимали, к чему это может привести, но также мы понимали, что не в праве лишать тебя правды о твоем рождении. Я лишь надеюсь, что ты простишь нас за эту ложь. Я действительно люблю тебя не меньше Дадли, хоть ты - мой племянник.
Гарри молча слушал рассказ его… тети. Этими новостями он был убит. Хотя подсознательно у него закралась мысль, что теперь понятно, почему у него было ощущение, что его мама другая. И почему его так тянет к спорту, особенно фехтованию. Хотя и метание ножей его тоже привлекало. И почему он не очень похож на родителей. Потому что они ему не родители. Точнее, не биологические родители. Гарри продолжал молчать, глядя на письмо, перевернувшее всю его жизнь.
- Мам, - протянул Дадли, - а какая наша настоящая фамилия?
- Дурсль. – Ответил его отец. – Наши подлинные документы хранились в лондонском банке. В день приезда мы забрали их оттуда.
- Что мне делать, мам? – Негромко спросил Гарри.
- То, что ты считаешь нужным. – Мягко улыбнулась та, кого он всегда называл мамой.
- Найти убийц моих настоящих родителей и отомстить?
Гарри пристально посмотрел Петунье в глаза, и та не выдержала и отвела взгляд. Вернон тоже посмотрел в сторону. Дадли хмуро посмотрел на своих родителей, потом на Гарри и чуть кивнул ему. Он бы так и поступил.
- Хорошо. – Сказал Гарри. – Я отправлюсь в эту Академию. И найду тех, кто стоит за их убийством. И убью его сам. Я отомщу за них, за нас.
- Гарри, сынок. – Расплакалась Петунья.
- Можно я и дальше буду звать тебя мамой? – Робко спросил Гарри.
- Ты – мой сын, Гарри! – Бросилась к нему Петунья и обняла его что было сил. – Никогда не забывай об этом!
- Спасибо, мамочка! – Сквозь слезы прошептал Гарри, а сам сжал с ненавистью письмо, давая себе слово найти и наказать убийц, разрушивших их семью.

















Глава 4. Косая аллея


Если ты принадлежишь миру Наемников, то попасть в эту часть Лондона тебе не составит труда. В центральной части города стоит стандартное здание банка викторианской эпохи. Ничем особо не примечательное. Называется он «Свой». На входе ты показываешь охраннику письмо о зачислении, и он пропускает тебя внутрь. Пройдя по большому холлу, подходишь к любому окошку и опять же предъявляешь письмо. Сотрудник банка взамен выдает тебе скретч-карту, которая является пропуском в банк, а также это твоя банковская карта, по которой ты совершаешь покупки. Если ты Наемник не в первом поколении, то деньги, скорее всего, у тебя есть. Хотя бы по минимуму, чтобы закупиться всем необходимым к первому курсу. Если ты первый в своей семье, то тогда, конечно, придется положить некоторую сумму на счет, которая впоследствии будет расти. Накапливающийся процент, стипендия, а потом деньги за практики, заказы, ну и собственно, работа впоследствии. Мотовство у Наемников не в чести – железная дисциплина этого просто не позволяет, хотя, конечно, отдельные кадры встречаются. Если семья совсем бедная, то банк выдает кредит, который должен быть покрыт в течение всех семи лет обучения в Хогвартсе. Если студент не смог, то проценты по кредиту резко увеличиваются. В принципе, банковская система в мире Наемников достаточно проста и лояльна – мир обязывает. Да и Наемники – не те люди, которые не выполняют условия. Опять же, из-за привитой дисциплины.
Вместе с картой сотрудник банка выдает браслет, который выполняет разные функции: часы, таймер, секундомер, информация по количеству денег на счете, задания. И это только базовый набор функций. В дальнейшем браслет можно использовать другой, с более расширенными настройками. Но такой можно только купить в специальном магазине. Вообще, все специальные магазины для Наемников располагаются в округе, который называется «Косая аллея». Туда тебя проводит опять же сотрудник банка. Главный холл банка разветвляется на несколько коридоров, которые заканчиваются дверьми на разные улицы округа. Очень удобно. Покупки можно носить с собой, но можно и оформить доставку, домой или в Хогвартс, в зависимости от количества денег, которые ты можешь потрать на это. Цена зависит не только от дальности доставки, но и от объема и веса посылки. Строжайшая секретность посылки гарантирована. Если не хочется носить все покупки в руках, то можно нанять носильщика, с тележкой или без. Он будет ждать у входа в магазин и не знать, что именно ты приобрел и в каком количестве. Опять же, вопрос конфиденциальности.
Расположение магазинчиков строго регламентировано. Все они должны располагаться так, чтобы это не угрожало безопасности покупателей. Жизнь каждого Наемника – большая ценность. Каждый год в Хогвартс поступает не более пятнадцати детей. Выпускается, как правило, не более десяти. Кто-то отсеивается в процессе учебы из-за неуспеваемости или не годен по психиатрическим показателям, а кто-то погибает. На заданиях или от рук студентов. Наказание за такое разное – от выговора до смертельного приговора – все зависит от причин преступления.
На каждой улице продаются только определенные товары – химические компоненты, соединения, порошки, жидкости, газы соседствуют с изделиями из стекла и посудой. Оружие на любой вкус и цвет стоит особняком. А на улице рядом продаются следящие аксессуары. Любая одежда находится на соседней улице. Рядом с ней улица, где продаются только книги и письменные принадлежности. На улице, где множество кафе, витают различные запахи, как правило, умопомрачительные. Эта улица крайне далеко стоит от химикатов – чтобы никакие запахи не смешались. И многое другое, необходимое для обучения или дальнейшей жизни Наемника, можно тут найти.
Все улицы петляют, но сходятся к единому месту. Огромное здание, поражающее своей массивностью и внешним видом. Совет Наемников. Это они возглавляют этот мир, они решают, кого из детей пригласить на обучение, куда их направить на практику, они определяют курс обучения, и они же распределяют на работу. Отбирают лучших, отсеивают худших, выдают задания. И пристально следят за обучением каждого из студентов. В зависимости от их способностей, навыков и умений общество Наемников негласно делится на касты. Основная масса, такое своеобразное пушечное мясо, - это обычные наемники. Обычно они исследуют местность, изучают объект, выходят на него, втираются в доверие. Они, бывает, прокалываются, и потому чаще всех гибнут. Но для Совета это восполняемый ресурс. Первоклассные наемники – это те, кто выделяется из общей массы чем-то нестандартным, каким-то своим подходом или коронным не всякому доступным способом убийства. Этих Наемников посылают на деликатные задания. И «звезды» мира – это Элита. Эти Наемники – штучный товар. Дорогой, крайне ценный. За ними очень следят, чтобы их не убили. На задания их отправляют с группой прикрытия из обычных наемников, чья задача не дать противнику избавиться от элитного Наемника. Как правило, элитный наемник – это ребенок таких же элитных родителей, или хотя бы одного из них. Но не всегда. Элита – это не только происхождение, но прежде всего это личные и личностные качества. Навыки, умения, склад ума, характер, знания. Это лидер. Лидер, за которым идут. Целеустремленный. Твердо знающий свою цель, но умеющий видеть разные способы достижения. Стратег. Кто ведет за собой, но помнит об ответственности за каждого члена своей команды.
Такие Наемники, как правило, уходят в Совет. Двигают их мир, развивают, связываются с заказчиками. Но бывают и те, кто доволен тем, что он «звезда» или же он просто любит свою работу. И они работают до последнего. Или же могут уйти преподавать. Такие Наемники считаются живой легендой. И все студенты благоговейно смотрят на них, мечтая о таких же достижениях, что и о них напишут в учебнике по биографии.
Мир Наемников жесток, там все время кого-то убивают или пытаются убить. Поначалу это пугает. Но если ты влился, освоился, то ты становишься очарован им – такой верности, как тут, больше нигде нет. Тот, кому ты без опаски можешь доверить свою спину, становится тебе другом. Верным соратником. Спутником жизни, который не предаст, просто потому, что отлично знает цену истине. Этот мир очень крепок своими связями. Прижившийся Наемник уже никогда не покинет этот мир, потому что именно тут он уверен, что прочно стоит на ногах и у него есть будущее. Если его не убьют.





Глава 5. Хогвартс-Экспресс


Поезд, увозящий студентов в Академию, называется Хогвартс-Экспресс. Билет на него выдается все теми же сотрудниками банка. Поезд отходил с платформы вокзала Кингс-Кросс. Номер платформы был странным на первый взгляд – 0 3\4. Чтобы попасть туда, необходимо приложить билет к специальному скану у дверей для служебного входа у самого края платформы. Войдя в дверь, надо было пройти по коридору, завернуть за угол и снова приложить свой билет к скану, вмонтированному в стену. Срабатывал механизм, зажигалась зеленая лампочка, и стена отъезжала в бок, открывая выход на платформу. Поезд отходил ровно в одиннадцать утра. Выглядел он как древний паровоз, яркий черно-красный локомотив, тащащий за собой вагоны, в которых ехали студенты. Поезд курсировал несколько раз в год – в первый и последний день учебного года и каникул – рождественских и пасхальных.
Драко Малфой шел по платформе и катил вперед телегу со своими вещами. Его голова была высоко поднята, глаза смотрели перед собой. Гордый Малфой. Позади него также чинно вышагивали его родители, всем своим видом показывающие, что они провожают своего сына в школу. В первый раз. Сам же Драко банально трусил. Но привычным образом не показывал своих истинных эмоций. Беглым взглядом он окидывал кишащую студентами и их родителями платформу. Вон стоит копошащаяся семья, состоящая из одних рыжеволосых. «Уизли.» - Пренебрежительно сзади отметил отец. Драко прошел дальше, слегка повернув голову, заметив небольшую потасовку – два мальчика, по виду тоже первокурсника, столкнулись, и их чемоданы перемешались. Причем один явно нервничал – он постоянно извинялся. Драко не слышал, но видел, как у того слегка тряслись руки, а лицо было красным. А вот второй был нормальным. Торчащие черные волосы и круглые очки – вот все, что он успел заметить. Глазеть на кого-то – это неприлично. Так учил его отец. И все же, он не утерпел и бросил мимолетный взгляд на этих ребят. Те улыбались друг другу и пожали руки. Драко вздохнул – те несколько ребят, что считались его друзьями, никогда так свободно не улыбались – воспитание не позволяло. Родители призвали Драко остановиться. Через некоторое время к ним присоединилось еще две семьи, у которых сыновья также в первый раз ехали в Академию. Мальчики зашли в вагон, прошлись по нему в поисках свободного купе. Внезапно один из них сказал:
- О, пойдемте сюда! – И он открыл дверь. Драко заглянул внутрь – там сидел какой-то парень, по виду увалень. – Привет, Грег! Рад видеть тебя!
- Привет, Винс! – Отозвался тот, посматривая на двух ребят, что стояли за ним.
- Познакомься, это мои друзья – Драко Малфой и Блейз Забини. Ребят, - повернулся он к друзьям, - это Грегори Гойл. Мы знаем друг друга давно. Его родители учились с нашими на одном факультете. Уверен, мы с вами тоже будем учиться вместе.
И он расплылся в довольной улыбке. «Садист какой-то.» - Неприязненно подумал Драко, но слегка улыбнулся. Он уставился в окно, наблюдая, как поезд потихоньку набирает ход. Краем уха он слышал, как ребята радостно обсуждали предстоящую учебу и обсуждали яды. Через какое-то время Драко надоело это слушать, и он решил прогуляться по поезду.
- Драко, ты куда? – Спросил его Блейз.
- Прогуляюсь. – Передернул плечами тот и вышел, закрыв за собой дверь.
Двери купе были прозрачными, и он прекрасно видел, кто сидел там и что делал. В основном студенты просто болтали или развлекались, но некоторые хвастались оружием или ставили химические опыты. Драко лишь покачал головой и пошел дальше. Ему навстречу шла девочка с копной вьющихся коричневых волос. Солнце запутывалось в ее волосах, отчего она сама казалась какой-то солнечной. «И что этот лучик солнца тут забыл?» - Спросил сам себя Драко. Девочка все приближалась. Она заглядывала в каждое купе, но не надолго. Когда они поравнялись, Драко подвинулся, чтобы дать ей пройти, но девочка внезапно повернулась к нему и окинула его внимательным взглядом. «Маленькая, а смотрит, как будто старше меня.» - Подумал он, но взгляд выдержал. Девочка наклонила голову в сторону и задала вопрос:
- Ты не видел тут тойтерьера? Мальчик по имени Невилл потерял его. Зовут Тревор.
- Нет. – Покачал Драко головой. – Увижу – сообщу.
- Спасибо. – Серьезно кивнула она головой и вдруг улыбнулась. Ее улыбка была такой яркой, что у Драко губы растянулись в ответной улыбке сами собой. На этом они разошлись, а девочка продолжила ходить по купе.
В следующем вагоне в одном из первых купе он увидел тех двух мальчиков с платформы, что столкнулись. Ребята болтали. Драко завистливо вздохнул. Но в следующую секунду он постучал в их дверь.
Невилл Долгопупс с удовольствием разговаривал со внезапно свалившемся на его голову другом. Он, как обычно, шел и не смотрел по сторонам, как вдруг его телега врезалась в кого-то, и этот кто-то упал на него сверху. Буквально. Извинившись, он начал собирать свои вещи и удивился, когда этот парень начал помогать ему. Завязалась беседа, и они решили ехать вместе. Сев в купе, он обнаружил, что его тойтерьер исчез. Поискав вокруг, они начали звать его, но тот не отзывался. Проходящая мимо девочка, узнав о его пропаже, сказала, что т.к. собака пропала, когда поезд уже стартовал, то он где-то здесь и обязательно найдется. И предложила свою помощь в поиске. Невилл в расстройстве сел на диванчик и загрустил. Этого тойтерьерчика он увидел в магазине животных на Косой аллее, и он до того ему понравился, что не удержался. И вот он пропал.
- Я надеялся, он станет мне другом… - Раскисал он. – Как же я теперь посмотрю ему в глаза? Если он найдется, конечно…
- Найдется. – Утешал его Гарри. – Он просто маленький, вот и испугался.
- Я плохой друг. – Совсем сник Невилл.
- Эй, - потряс Гарри того за плечо, - это наверняка не так. Хочешь, я буду твоим другом?
- А ты можешь? – Поднял Невилл на него свои глаза, в которых надежда плескалась вперемешку со страхом отказа.
- Конечно, я могу быть твоим другом! – Закивал Гарри в подтверждение своих слов. – Даже если мы будем на разных факультетах. Это не помешает нашей дружбе.
Невилл радостно улыбнулся, и в этот момент он услышал стук в купе. Повернувшись, он увидел мальчика-ровесника. Чьи волосы были невероятно светлыми.
Более подвижный Гарри открыл дверь купе. Мальчик стоял, не зная, с чего начать разговор. Гарри был первым.
- Заходи, давай знакомиться. Я – Гарри Поттер. Впервые еду в Хогвартс.
- Я – Невилл Долгопупс. – Смущенно проговорил Невилл.
- Это ты потерял собаку? – Спросил вошедший.
- Я. – Опустил голову Невилл.
- Найдется. – Мягко улыбнулся ему тот. – Я видел девочку, что ищет ее. Она такая серьезная, что Тревор сам прибежит к ней. Кстати я – Драко Малфой. – И он протянул руку вперед. Гарри незамедлительно пожал ее, а когда повернулся к Невиллу, то заметил, как тот с ненавистью посмотрел на Драко. Его лицо очень изменилось, Гарри не ожидал, что можно так выглядеть в этот момент. И уж тем более не ожидал такого от неуклюжего парня. «Ему точно место в Хогвартсе.» - Промелькнула у Гарри мысль.
- Ты! – Прошипел он, уткнувшись в Малфоя.
Гарри повернул голову и увидел, как ранее вполне дружелюбный Драко сейчас побледнел и как-то сжался. Он отступил назад и вжался спиной в дверь купе. Его кулаки сжались, а сам он приготовился дать любой отпор.
- Зачем тебе моя собака?
- Вообще-то хотел найти. – Холодно ответил Драко.
- Хочешь убить ее? Отравить? Это твой конек? Убийца! – Продолжал шипеть Невилл.
Малфой побледнел при этих словах, но сумел взять себя в руки.
- Ты сам им скоро станешь. – Презрительно бросил он и вышел из купе.
Гарри ошарашенно проводил того взглядом, а затем посмотрел на Невилла. Тот тяжело дышал, лицо было в красных пятнах. Гарри подождал, пока друг успокоится, а затем аккуратно спросил:
- За что ты его так? Ты его знаешь?
- Его семья – лучшие в отравлениях. Его тетка пытала моих родителей, и они лежат в больнице. Они сошли с ума.
- Невилл, но это же не он. – Растерянно проговорил Гарри.
- Его семья. – Снова начал выходить из себя тот.
- Знаешь, в одном он прав. – Задумчиво сказал Гарри, глядя в окно. – Мы сами скоро станем мастерами смерти. А те, кого мы будем убивать, тоже наверняка будут чьими-то родителями.
- Мои родители не сделали ничего плохого! – Повысил Невилл голос.
- Они не заканчивали Хогвартс? – Перевел Гарри задумчивый взгляд.
- Они были прекрасными студентами! – Гордо поднял голову собеседник.
- Вот видишь. А если бы ты был на месте Драко? – Гарри дал Невиллу возможность подумать. И он явно переосмысливал ситуацию. А потом обхватил голову руками.
- Я позову его. – Только и сказал Гарри и бросился из купе догонять парня.
Тот ушел недалеко – в пространство между вагонами. Он стоял в тамбуре, прижимаясь лбом к стеклу. Гарри подошел к нему и встал рядом.
- Тоже пришел сказать, что я убийца? – Осведомился Драко.
- Раз я в этом поезде, то я такой же, как и ты. – Пожал плечами Гарри. – Но вообще-то я пришел позвать тебя к нам. Невилл хотел бы извиниться. Он вспылил.
- Нет. – Покачал головой Драко.
- Не трусь! – Бодро сказал Гарри и потащил Драко в купе.
Когда Малфой вошел, то Невилл стоял и ждал его.
- Извини. – Протянул он руку. – Твоя тетка свела с ума моих родителей. Они не знают ни кто они, ни кто я.
- И ты прости за них. – Драко пожал руку.
- Вот и славно! – Обрадовался Гарри, положив свою руку сверху. – Будем дружить вместе!
- Твоих родителей тоже моя тетка свела с ума? – Осведомился Драко.
- Нет. – Вмиг посерьезнел Гарри. – Их убили, и меня воспитывала тетя с мужем. До недавнего времени я вообще не знал, что я не их сын. Когда пришло письмо и я узнал правду, то поклялся, что найду убийцу и отомщу.
- Я помогу. – На полном серьезе сообщил Драко.
- И я. – Кивнул Невилл.
- Мы будем отличной командой! – Ярко улыбнулся Гарри, и новые друзья улыбнулись ему в ответ.










Глава 6. В Хогвартсе


К моменту прибытия в замок все студенты должны были переодеться в форму. Об этом сообщили старосты факультетов, проходящие по вагонам поезда. Форма представляла собой черный комбинезон и ботинки. Гарри и Невилл вышли вдвоем, т.к. Драко должен был присоединиться к своим, чтобы не было лишних вопросов. Он не очень-то хотел, но еще в Лондоне отец намекнул ему, что общаться со студентами другого факультета не стоит. «Они чужие.» - Сказал Люциус. «Отец, а если свои окажутся на другом факультете?» - Задал мальчик правомерный вопрос. «Не окажутся.» - Снисходительно ответил отец, и больше к этой теме они не возвращались.
Невилл безуспешно звал свою собаку, но та не откликалась, или же он просто не слышал тявканья за общим шумом. Расстроившись, он вышел из поезда следом за Гарри.
Когда ребята сошли на перрон, то первого, кого они увидели, был огромных размеров человек с косматой бородой и огромными усами.
- Первокурсники, ко мне! – Гаркнул он своим густым низким голосом. – Идите за мной и не отставайте!
Многие перетрухнули и сочли за лучшее послушаться его.
- А наши вещи? – Кто-то робко спросил.
- О них не беспокойтесь. Наш завхоз мистер Филч о них позаботится.
Выстроившись парами, как было приказано, они потопали вслед за ним. Тот повел их по дорожке к озеру. На причале стояло много лодок. Здоровяк сел в первую.
- Садимся в лодку также по парам, как и пришли. Каждый должен взять весло в руки и грести. Вместе. Иначе не приплывете в замок. Если у кого-то нет пары, садится ко мне в лодку. И гребет один.
Все тут же распределились по лодкам. И только одна девочка осталась на берегу без пары. Это была та самая девочка, что помогала Невиллу искать его собаку. Девочка хмурилась, но держалась. Было видно, что она расстроена.
- Ну и что мы там стоим? – Гаркнул проводник. – Ко мне, бегом марш!
Девчушка поджала губы, но послушно подбежала к лодке. Бородатый стоял в лодке, уперев руки в боки и продолжал командовать.
- Я считаю, вы гребете. Поехали. Раз! Два! Раз! Два! Раз! Два! Не отставать! Ровней держать курс! Раз! Два!
Десять минут, что они плыли, были адом для всех. Ребята выползли мокрые, уставшие, злые. Они уже ненавидели это письмо, эту Академию и этого мучителя в частности.
- Весла сложили в лодки, как они и лежали! И также парами за мной в замок. Вас уже ждут на церемонии распределения.
Ребята были настолько вымотанными, что даже не задавали никаких вопросов – им хотелось лишь лечь и поспать. На душ сил хватило бы лишь у немногих. Бедный Гарри почти тащил Невилла, который был непривычен к такому.
Академия располагалась в старинном замке. Очень красивом, со множествами башенок. Высокие стрельчатые окна с красочными витражами, на которых были изображены Наемники, выполняющие свое дело. Если не брать во внимание суть картин, то можно было сказать, что это было очень красивое место.
Вход в замок был за высокими дубовыми дверями, которые открывались вручную.
- Открывайте ворота! – Приказал здоровяк.
И ребята сами собой распределились на две группы, чтобы было легче открыть обе створки.
- Что вы медлите? – Зычно понукал их бородач. – Еле телитесь! Физическая подготовка на нуле! К концу года каждый из вас должен сам открывать обе створки. У кого не получится – вылетит отсюда!
Ребята дружно застонали, но налегли на двери посильнее. Те, наконец, открылись, и все вошли в коридор. Пройдя по нему, они оказались в широком холле. Вверх уходила небольшая лестница. Когда все поднялись и перевели дух, то из-за двери вышла небольшая женщина в строгих очках. Ее волосы с проседью были собраны в пучок. Она окинула взглядом студентов и уже раскрыла рот, как Невилл вдруг вылетел вперед:
- Тревор! – Подхватил он свою собачку, которая дрожала от холода и страха. - Извините. – Посмотрел он на женщину, ужасно сконфузился и вернулся к Гарри, который пожал ему руку.
- Итак. – Начала она менторским тоном. – Сейчас вы войдете, пройдете между столов и встанете в шеренгу напротив преподавательского стола. Рядом будет стоять стул со шляпой. Я буду одевать ее на вас, и она покажет, на какой факультет вы попадете. Все готовы? Тогда прошу.
Она повернулась ко всем спиной и открыла двери. На первый взгляд не менее тяжелые, что были на входе. Женщина же их открыла с легкостью. Толпа прошествовала вперед и слегка потолкалась, выстраиваясь в ряд. Женщина оглядела всех строго, достала небольшое электронное табло и начала читать:
- Гермиона Грейнджер!
Из ряда шагнула вперед та самая девочка с кудрявыми волосами. Она заметно нервничала, но твердой походкой подошла к стула. Женщина одела на нее шляпу, которая выглядела несколько необычно: коричневого цвета, высокая остроконечная, с широкими полями, она походила на старый сильно поношенный сапог. Все замерли в нетерпении. Шляпа загоралась различными огоньками от лампочек, что были незаметны на первый взгляд. Наконец светопредставление закончилось, шляпа на мгновение потухла, а затем зажглась ровным синим светом.
- Когтевран! – Огласила женщина ее факультет. Девочка улыбнулась, кивнула и прошла к столу, над которым висели синие флаги. Кивнув рядом сидящим, она стала наблюдать за продолжением церемонии.
- Невилл Долгопупс! – Озвучено было следующее имя.
Невилл чуть покачнулся от испуга, но Гарри сжал его руку с одной стороны, Драко с другой (он специально устроил небольшую возню, чтобы оказаться рядом с друзьями), и парня слегка подтолкнули вперед. Невилл запнулся и чуть не упал, но в следующий момент залез на стул, чуть не сверзившись с него. Вокруг раздавались смешки, но тут же утихали, как только строгий взгляд из-за очков оборачивался на звук. Шляпа подумала и зажглась золотым светом.
- Пуффендуй!
Невилл чуть не свалил стул, когда слезал с него, женщина покачала головой укоризненно, но ничего не сказала. Пуффендуцы не слишком обрадовались такому неуклюжему сокурснику, но ничего не попишешь. В конце концов, или он отсеется тем или иным образом, или станет человеком. Другого не дано.
- Гарри Поттер!
Гарри пожал незаметно руку Драко и шагнул вперед. Шляпа на его голове стала красного цвета.
- Гриффиндор!
Гарри улыбнулся своим сокурсникам и потопал к ним. Чуть пожав плечами Драко, он прошел мимо него и сел к своим.
- Драко Малфой!
Блондин придал своему лицу вежливо-холодное выражение и шагнул вперед. Царственно сев на стул, он принялся ждать вердикта. Шляпа озарилась зеленым светом.
- Слизерин!
«Ожидаемо.» - Подумал он про себя. – «Отец будет доволен.»
Через десять минут все первокурсники были распределены. Какой-то невзрачный патлатый тип унес стул со шляпой, а из-за стола поднялся старик.
- Добрый вечер! – Начал говорить он. – Я рад приветствовать вас в стенах нашей Академии на очередной учебный год. Для новеньких представлюсь – Альбус Дамблдор, директор Академии Наемников. В этих стенах вы будете обучаться величайшему искусству смерти у лучших педагогов нашей страны. Начну я с деканов ваших факультетов. Профессор МакГонагалл – декан Гриффиндора, мой заместитель, преподает Информатику. Профессор Снегг, декан Слизерина, преподаватель Химии. Профессор Стебль, декан Пуффендуя, преподаватель Биологии. Профессор Флитвик, декан Когтеврана, преподаватель Литературы. Со следующими преподавателями вы познакомитесь в этом году. Преподаватель Истории – профессор Бинс, Преподаватель Биографии – профессор Граббли-Дерг, Преподаватель Георгафии – профессор Синистра, Преподаватель Физики – профессор Реддл, Преподаватель Математики – профессор Квиррелл, Преподаватель Медицины – профессор Помфри, Преподаватель Латыни – профессор Трелони, Преподаватель Французского языка – профессор Принс, Преподаватель Немецкого языка – профессор Крау, Преподаватель Испанского языка – профессор Сантьяго, Преподаватель Физкультуры – профессор Хагрид, Преподаватель Стрельбы – профессор Вектор. С остальными преподавателями вы познакомитесь в последующие годы вашего обучения в этих стенах.
Когда директор озвучивал имена преподавателей, каждый из них вставал и кивал студентам. Так, первокурсники с ужасом узнали, что бородач, что встречал их, будет преподавать у них физкультуру. Невилл от ужаса чуть не сполз под стол. А Драко Малфой не поверил своим глазам, когда узнал в преподавателе по химии своего крестного. Как-то на церемонии распределения он не смотрел на преподавателей – точнее, не рассматривал – просто оценил, что их много. Видимо, надо было приглядеться… Меж тем, директор продолжил.
- Напоминаю, что библиотекарь мадам Пинс крайне строго относится к любым книгам, находящимся в ее ведомстве. За порчу или кражу виновник будет строго наказан. Наш завхоз мистер Филч жестоко карает за нарушение дисциплины и порчу или кражу имущества Академии. Обо всех остальных правилах поведения вы прочитаете или же вам расскажут старосты ваших факультетов и старшие товарищи. А сейчас приятного всем аппетита!
И директор приглашающе махнул рукой, и все немедленно приступили к трапезе, воздавая должное поварам, а также знакомясь, обсуждая летнее время – каникулы, практики, задания, способы смерти. Первокурсники тихо шалели, слыша их разговоры, а некоторым особо чувствительным становилось неумолимо плохо от описаний. Драко молча терпел, стараясь не вслушиваться. Он максимально внимательно рассматривал, что он ест и пьет. Он дернулся поначалу, когда Невилл упал в обморок, но подойти к нему не мог и слегка покачал головой, когда увидел, что Гарри дернулся вперед. Гарри же сам, слушая рассуждения и обсуждения, с трудом глотал, стараясь не представлять себе это все визуально. Когда он увидел валяющегося Невилла, то захотел помочь, но увидев позывные Драко, сел на место, но посмотрел на преподавательский стол. Директор лишь бросил взгляд на произошедшее, профессор Помфри посмотрела на часы, а профессор Стебль нахмуренно посмотрела на свой факультет. Ближайшие студенты начали приводить сокурсника в чувство. Спустя полминуты тот очнулся. Профессор Помфри, вновь посмотрев на часы, кивнула, декан улыбнулась, а директор сообщил:
- Пять очков Пуффендую за оперативную помощь.
Послышался легкий перестук, и все студены повернули головы ко входу в зал. Над дверьми висело большое табло, разделенное на четыре части. В одной из них было чуть-чуть золотистых камешков, а наверху цифра пять. Остальные части были пустыми.
Пуффендуйцы радовались – они открыли счет первыми в этом году. За остальными столами молчали, а двое рыжих мальчиков на Гриффиндоре выдали по щелбану друг другу и засмеялись.
После ужина студенты разошлись по своим башням. Каждый факультет обитает в своей башне. Каждому курсу свой этаж, на котором расположены спальни для мальчиков и для девочек. Санузлов тоже по нескольку на каждом этаже, чтобы не образовывалась очередь. Первый курс располагается на первом этаже, седьмой на седьмом. Башни круглые, лестницы – серпантин без перил. Вход в башню скрыт за портретом кого-нибудь из известных Наемников старины, изображающим его лучший заказ – лучший по исполнению. Чтобы войти в башню, нужно было приложить свою карту.



Глава 7. Утро нового дня


Со следующего дня начала учебная жизнь. Утро начиналось непозволительно рано – в шесть утра. Все просыпались от крайне неприятного звука колокола, и через десять минут должны были быть на спортивной площадке, представляющее из себя поле, на котором были различные приспособления для тренировок. Вокруг поля было несколько треков – по каждому на курс. Для первокурсников это была обычная беговая дорожка. У второго курса трек иногда немного приподнимался и опускался. У третьего подъемы и спуски были более крутыми и было одно препятствие, которое надо было перепрыгнуть. Четвертый курс должен был перепрыгнуть через два препятствия, у пятого их было три, а также им предстояло забраться на деревянную вертикальную стену (подпрыгнуть, подтянуться и перепрыгнуть), у шестого таких стен было несколько почти подряд, и они были разной высоты. У седьмого же курса ровного трека практически не было – только старт и финиш, остальное все в препятствиях.
Когда сонные студенты вышли на поле, профессор Хагрид уже стоял там и ждал их.
- Разминка пять минут, и все на старт. Старосты!
Мальчик и девочка вышли вперед и встали перед остальными. Профессор громко считал, а ребята разминали мышцы рук, ног, шеи, спины. А потом все отправились на треки. Драко, Невилл и Гарри бежали рядом – во-первых, у них были схожие комфортные скорости бега, а во-вторых им хотелось обсудить все. Перед ними бежала Гермиона, видом которой Драко немножко любовался. Девочка красиво ровно бежала, а волосы, собранные в хвостик, весело подскакивали.
- Меня поселили в комнате с одним из Уизли. – Начал Гарри.
- А их много? – Спросил Невилл. Благодаря бабушке он неплохо бегал, разговоры ему не мешали.
- Семеро. Чарли и Билл уже закончили Хогвартс, Перси староста, он вел разминку, близнецы Джордж и Фред курсом старше, Рон и младшая сестра Джинни. Она в следующем году будет тут учиться.
- Кошмар! – Содрогнулся Драко. – Я видел их на перроне. Думал, это просто провожающие.
- И что сказал тебе Рон? – Спросил Невилл главное.
- Он многое рассказал о жизни тут. У нас межфакультетская борьба за ежегодный кубок Академии. Кто набрал больше всех очков, тот и победитель. Им выдается денежная премия. Очки начисляют или снимают профессора или старосты. Два раза в год проводятся зимние и летние игры – соревнования внутрифакультетные. Каждый курс соревнуется в каком-нибудь одном виде, который выбирается жеребьевкой. Четыре факультета – четыре дня. В пятый день любой студент может вызвать на бой любого другого студента – с любого курса и факультета. Вызывающий выбирает вид борьбы. Отказаться можно, но считается позорным. Бьются до проигрыша, но не на смерть. Победителю пятьдесят очков. Игры перед рождественскими и летними каникулами. Наши практики – это заказы, которые поступают в Совет Наемников. Наш директор – председатель этого совета. Самым талантливым и способным достаются самые интересные и дорогие заказы. Остальные либо отдыхают, либо занимаются сбором информации, подготовкой, экипировкой. А еще тут есть касты – Лорды, Мастера и Бабочки.
- Бабочки? – Переспросил Невилл.
- Однодневки. – Скривился Драко. – Кого в расход пускают.
- Да. – Подтвердил Гарри. – Лорды, как правило, наследники, состоятельные. И они не поддерживают политику Дамблдора, считая ее неправильной. Со слов Рона директор продает Наемников разным шишкам мира – таким образом, у любого Наемника есть возможность работать. А Лорды хотят, чтобы Наемники были элитой, которую может нанять только правительство какой-нибудь страны для решения деликатных вопросов. Конфликт давний, тянется уже несколько десятилетий.
- Интересно, кто мы? – Буркнул Невилл.
- А вот это интересно. – Оживился Гарри. – Драко из Лордов, причем их род очень давний, известный. Но открыто в конфликт твоя семья, Драко, не влезала никогда.
- Естественно! – Задрал нос Драко. – Мы же не идиоты.
- И связано это с вашей боязнью лишиться своих денег и привилегий. – Опустил его на землю Гарри.
- Тупой Уизли! – Прошипел Драко.
- Он это знает со слов родителей. – Пожал плечами Гарри.
- И ты ему веришь? – Вышел из себя Драко.
- Я просто рассказал то, что узнал вчера. – Пошел на мировую друг.
- Драко, не кипятись. – Влез Невилл, внимательно слушающий ребят. – Ты, как и практически все первокурсники, не знал ничего о мире Наемников до письма. Все же, у нас не самое мирное занятие. Я знаю, потому что бабушка считает, что я должен знать, почему рос без родителей. Твои в этом смысле поступают, следуя букве Закона. У Уизли же это маловероятно в том числе и потому, что их много – младшие почти каждый год видят, как старшие получают письма, к тому же не так просто объяснить наличие винтовки в шкафу. А ты – единственный сын, потому и не знаешь.
- А вот Гойл и Забини знали. – Почти обиженно произнес Драко.
- Ну, это у них надо спрашивать. – Пожал плечами Невилл.
- Уже. – Кисло сообщил Драко. – Еще вчера. Они сказали, что с самого рождения знали об этом. Родители доверили им этот секрет, и они были горды хранить его. И вообще, им нравится убивать. – Зачем-то сказал он.
- А тебе нет? – Подал Гарри голос.
- Я был в ужасе, когда отец сообщил мне, что я стану убийцей. И по их с мамой разговору я понял, что они убивали. И пытались убить друг друга. А мама на какой-то практике убила соперницу.
- Жуть! – Прокомментировал Невилл. – А нельзя не убивать? Как-то с моей координацией…
- Тогда убьют тебя. – Отрезал Драко.
- Мне бы не хотелось потерять друга. – Вставил Гарри.
- И мне. – Согласился Драко.
- Мы будем друзьями? – Все еще не верилось Невиллу.
- Конечно. – Удивился Гарри. – Мы друзья еще с поезда.
- И не позволим тебе умереть. Мы выживем в этой адской Академии и перевернем этот мир. – Улыбнулся Драко.
Невилл протянул руки ребятам, и они, не прерывая бега, пожали руки друг другу.
- Нам нужен знак какой-то тайный. Чтобы встречаться тайно. Здесь, как я понял, не очень поощряется дружба. Друзья – слабое место. – Сказал Гарри.
- Серия знаков. – Поправил того Драко. – На встречу, опасность, внимание. Это для начала. А там решим.
- И свой шифр для писем. – Предложил Невилл.
- Разумно. – Согласился Гарри.
- Давайте для встречи будем класть пальцы на стол перед собой. Правая рука будет обозначать минуты, левая часы. Если отрезок больше, чем пальцев, тогда постукиваем. Т.е. если через четыре минуты, то либо кладем четыре пальца, либо стучим двумя пальцами два раза.
- Годится. – Кивнули ребята.
- Внимание – потереть мочку уха. – Включился Невилл.
- А если опасность – то переносицу. – Предложил Гарри.
- Отлично! А где встречаться будем?
- В библиотеке. – Высказал идею Драко. – Там всегда много народу, все занимаются вместе. Можно сидеть рядом, и ни у кого это подозрения не вызовет.
Ребята согласились. И как раз в это время пробежка закончилась, и профессор скомандовал становиться в спарринг.







Глава 8. И Гермиона


Тяжела жизнь студента Хогвартса… Много занятий, много домашнего задания, и еще больше физкультуры в разном виде. Расписание было следующее:
6:00 – подъем
6:15 – пробежка и физкультура
7:30 – завтрак
8:15 – занятия
12:00 – ланч
12:45 – занятия
16:30 – обед
17:30 – стрельба
20:00 – пробежка
21:00 – ужин
22:00 – отбой
Каждое занятие длится один час, кроме вечерней пробежки – она длится всего сорок минут. Наемники должны быть выносливыми физически, поэтому их гоняют нещадно. Домашнее задание выполняется в свободное время между стрельбой и пробежкой и до отбоя, плюс выходные. После вечернего звонка колокола ходить по коридорам замка запрещено. Учатся студенты пять дней в неделю. Занятия были совмещены с другим факультетом. И только физкультура была общей у всех, у всей школы.
В таком темпе дни пролетали очень быстро. Незаметно закончился сентябрь. В один из дней Драко, Невилл и Гарри возвращались из библиотеки, где занимались. Все домашние задания они готовили вместе. Идя по коридору, они услышали, как Рон Уизли жалуется своему другу Дину Томасу:
- Она меня очень бесит! Корчит всезнайку! На любом уроке тянет руку на любой вопрос преподавателя. С ней невозможно заниматься в паре – постоянные нравоучения и поучения. Это не так, то не так. Неудивительно, что у нее нет друзей!
Как только Рон договорил свою фразу, его лихо опрокинули на спину, зажав ноги, руки и горло. Гермиона Грейнджер нависала над ним, ее глаза метали молнии.
- Ты – тупой неуч! – Злобно шипела она. – Ничего не знаешь, путаешься постоянно! Надеюсь, у меня будет возможность убить тебя!
И с этими словами она приложила его головой о землю, а затем легко встала и пошла, как ни в чем не бывало. Драко, Невилл и Гарри, наблюдавшие эту картину от и до, стояли неподвижно. Первым отмер Драко:
- Вот это девчонка! – Восхитился он. – Молодец!
- Она может пострадать. – Задумался Невилл.
- Деканы на такое не реагируют. – Заметил Гарри.
- А я говорил не о них. – Сказал Невилл. – Рон может захотеть отомстить.
- Давайте проследим за ним. – Предложил Драко.
И ребята принялись постоянно следить за Роном. Больше всех этим занимался Гарри, учащийся и живущий с ним вместе. Драко приглядывал за Гермионой, а Невилл разрабатывал планы на случай нападения. Пусть они Наемники, безжалостные убийцы, но девочек обижать нельзя. Ему продумывать, как обезвредить или наказать Рона было проще всего, т.к. он с детства подстраивал несчастные случаи родственникам, да и незаметно следить у него не получалось – рядом с ним постоянно что-то падало, ломалось. Или падал он сам. Т.е. Гермиона бы его заметила в один момент и «приласкала», как Рона в лучшем случае. В худшем – он был бы со сломанными частями тела. Это грозило снятием баллов – за халатность.
Несколько дней было тихо. Все свободное время Гермиона проводила в библиотеке. У нее маниакальная страсть к чтению и учебе. Ребята с уважением относились к этому. А т.к. сами они встречаться могли там же, то это было им на руку. Садились они неподалеку – так, чтобы девочка была на виду. Почему-то идея взять ее к себе в компанию им в голову не пришла.
В один из последующих дней Гермиона, как обычно, шла из библиотеки в сторону своей башни, стараясь успеть до отбоя. Колокол должен был зазвонить буквально через несколько минут. Девочка торопливо запихивала учебники в сумку на ходу и не смотрела под ноги. А зря. Сделав очередной шаг, ее нога поехала по гладкому полу камня, и Гермиона начала падать. Вывернувшись, она приземлилась на одно колено, опершись рукой на пол. В тот же момент в локоть опорной руки ей попал острый клинок. От боли девочка воскликнула и тут же попыталась вытащить оружие.
- Ну что, попалась, ботаничка? – Спросил ее подошедший Рон, поигрывая еще несколькими лезвиями в одной руке. – Что ты мне скажешь теперь? Что могут твои знания против реального оружия?
Гермиона молчала, оценивая ситуацию и противника. Одна рука и одна нога у нее выведены из строя, у него же все четыре конечности, к тому же, он сильнее ее. И зол. Это опасно. Гермиона напряглась, приготовившись кинуться на Рона и опрокинуть его, чтобы он ударился головой о каменный пол. И он уже сделал шаг к ней, но внезапно как будто поскользнулся и упал на бок. Кость хрустнула, и Рон завыл. Откуда-то сбоку выскочили Невилл, Драко и Гарри и бросились к ним. Гермиона с удивлением наблюдала за мальчиками. Невилл спешно собирал что-то с пола, Драко метнулся к Рону и что-то капнул ему в глаза, а Гарри быстрым движением вытащил клинок из руки девушки, присыпал чем-то рану и замотал бинтом.
- Как ты? – Спросил он, участливо заглядывая в глаза. – Идти можешь?
- Да. – Кивнула девочка, все еще не отошедшая от шока.
- Ребят, надо поторопиться – сюда идут. – Сказал Невилл, подхватывая рюкзак девочки.
Драко и Гарри взяли ту под локти и спешно начали уводить ее. Девочка хромала, но старалась не особо обращать внимания на боль – важнее было успеть до звонка отбоя.
- Что вы здесь делаете? – Строгий голос декана Гриффиндора остановил их.
Все четверо повернулись, не зная, что сказать. Про нападение Рона говорить не хотелось – это было чревато наказанием и снятием баллов «за невнимательность».
- Понимаете, профессор, - начал Гарри, решивший, что своему студенту декан поверит, - мы возвращались из библиотеки и увидели, как Гермиона подвернула ногу и упала. Мы решили помочь ей добраться до башни до звонка колокола.
Декан переводил свой строгий взгляд с одного на другого, и все тут же закивали в подтверждении этих слов.
- Что ж вы Рональду Уизли не помогли? – Спросила она.
- Он сказал, чтобы мы помогли девочке. – Сказал Драко.
- Да? – Удивилась профессор МакГонагалл.
- Да. – Кивнул Драко. – Рон, ты ведь так сказал? – Поинтересовался Драко у подошедшего сзади Рона.
- Да. – Скривился тот. – Все так и было.
- В таком случае по пять баллов Гриффиндору, Пуффендую и Слизерину за оперативность.
И с этими словами она ушла, бросив напоследок, что, если Филч их поймает, пусть скажут, что были у нее. Ребята нестройным хором сказали спасибо и продолжили свой путь к башне Когтеврана.
- Драко, а что ты сказал Рону? – Спросил Невилл.
- Что если он обидит Гермиону или любую другую девочку, я отрежу ему уши и заставлю их съесть. – Ответил Драко.
- Ты же вроде по ядам? Ножи – это мое. – Усмехнулся Гарри.
- Ближайшие три недели Рон будет крайне плохо видеть. – Довольно улыбнулся Драко.
Дойдя до башни, Гермиона повернулась:
- Зачем вы это сделали?
- Он подло поступил. – Сказал Драко. – Мы его проучили. К тому же, нельзя не уважать тех, кто много учится.
- Вас это не раздражает? – Удивилась Гермиона.
- Мы восхищаемся твоей целеустремленностью. – Сказал Невилл.
- Спасибо вам за все! – Обрадовалась девочка и обняла всех троих ребят по очереди.
С тех пор их стало четверо друзей не разлей вода.
Глава 9. Невилл в опале


С тех пор как Гермиона примкнула к ребятам, их жизнь стала несколько повеселее. Девочка вносила приятное разнообразие, а ее ум и склонность к анализу помогала в учебе. Ее специализация – боевые искусства, и она отрабатывала в спаррингах с мальчиками элементы, которые у тех недостаточно хорошо по ее мнению получались. На физкультуре, которая была общефакультетской, она становилась в пару вместе с Гарри или Драко. А вот Невилл отрабатывал удары отдельно в выходные. Гермиона специально брала его на поле и гоняла. Драко с Гарри в это время сражались на шпагах, рапирах, мечах, ножах, стреляли из лука. Драко с детства был приучен к фехтованию благодаря аристократическому воспитанию. А Гарри специализировался на холодном оружии, к тому же сам занимался фехтованием еще до поступления в Хогвартс. Им было интересно и удобно тренироваться вместе. Вчетвером же им было удобно готовиться к домашним заданиям в библиотеке. Коллективный ум приносил свои плоды. Однокурсники и преподаватели видели, что четверка хорошо ладит друг с другом, и они не вмешивались – учебе это не мешало, а даже наоборот. И закрывали глаза. А вот друзья Драко попытались отвадить его от «пагубной и неподходящей компании». На что тот сообщил, что он перестанет давать им списывать домашнее задание, если они скажут еще хоть слово. И народ притих – домашнюю работу хотелось всем, а сил, времени и желания не было у многих. Чувствуя свое превосходство, Драко стал лидером внутри своего курса.
Первого декабря были объявлены даты и программа соревнований. Гриффиндорцы должны были сражаться друг с другом любым холодным оружием, Слизеринцы варили зелья-яды различного вкуса, цвета и запаха, Когтевран устраивал бои, только без применении оружия, ну а Пуффендуйцы выступали последними и устраивали фейерверки. Гарри, Драко и Гермиона заслуженно заняли первое место. Невилл должен был стать вторым. Он обиженно сопел и не хотел оказаться хуже своих друзей, поэтому пошел на хитрость. Перед выступлением своего главного соперника Дэвида он пожелал ему удачи и похлопал того по плечу и потрепал по макушке. Парень воспринял это как должное и вышел на поле. Поначалу все было отлично, но через несколько минут его глаза заслезились, и он стал чихать. В результате его фейерверк чуть не убил его самого и улетел к преподавателям. Невилл же стал первым.
- Ты! – Подошел он к нему, когда его друзья поздравляли с победой. – Ты специально мня отравил?
- О чем ты? – Чуть заикаясь и краснея, спросил Невилл.
- Ты подсыпал мне в костюм маковые зерна!
- Я не делал это… - Шагнул он назад и оперся о друзей, что стояли стеной.
- Что тут происходит? – Осведомился директор, подходя на место разборок.
- Он отравил меня! – Указал проигравший на Невилла.
- И чем же? – Осведомился профессор.
- Он подсыпал мне мак в костюм, а у меня аллергия на него!
Профессор Дамблдор внимательно посмотрел на Невилла и спросил:
- Это так?
- Нет, сэр! – Отчаянно замотал головой тот.
- Покажи руки. – Приказал директор.
Невилл вытянул руки ладонями вверх. Директор вытащил лупу из кармана и начал рассматривать протянутые ладони. Через несколько мучительных минут директор убрал лупу обратно в карман.
- Что ж, я действительно заметил пару маленьких зернышек мака на ладонях мистера Долгопупса. – Произнес он. – Но, - не дал он проигравшему перебить себя, - этого явно недостаточно, чтобы вызвать отравление, способное так испортить Ваше выступление.
- Но, сэр! – Попробовал возмутиться Дэвид, но сам был перебит подошедшим деканом и еще несколькими профессорами.
- Что тут происходит? – Осведомилась профессор Стебль.
- Ваш студент считает, что мистер Долгопупс специально отравил его, чтобы выиграть соревнование.
- И чем же? – Осведомилась профессор Помфри.
- Маком. – Охотно пояснил Дамблдор.
Профессор Помфри окинула внимательным взглядом Дэвида, потом прикинула что-то в уме и произнесла:
- Чтобы так отравить мистера Шерби, необходимо, чтобы в организм попало не менее семи грамм мака. А сколько попало?
- Не думаю, что больше одного, Поппи. – Сказал директор. – У мистера Долгопупса на ладони всего два зернышка.
- Но это же не даже самая маленькая доза! – Воскликнул врач Академии.
- А откуда они у него взялись? Он не ел булок с маком на завтрак. – Стоял на своем Дэвид. Невилл покраснел – он очень волновался.
- Я ел. – Подал голос Драко.
- Вы, мистер Малфой? – Удивился молчавший до этого момента его декан. – Вы же терпеть не можете их.
- И сегодня я в этом убедился. – Твердо посмотрел на своего крестного Драко. – Если нужно подтверждение того, что я ел на завтрак, можете спросить у рядом сидящих со мной Крэбба, Гойла, Забини, Нотта, Паркинсон. Они видели. Уверен, они подтвердят.
- Видимо, когда мистер Малфой желал удачи мистеру Долгопупсу, несколько крошек попали на него. – Заключил директор. – Случайность.
И с этими словами он удалился прочь, возвещая таким образом, что конфликт исчерпан.
Остальные преподаватели также покинули поле, уводя за собой Дэвида Шерби. Друзья же остались, выжидательно смотря на Невилла. Тот повернулся к ним и опустил голову.
- Осуждаете? – Понуро спросил он.
- Нет. – Покачал Гарри головой. – А зачем ты сделал это?
- Хотел соответствовать вам. Вы все занял первые места на своих курсах. Я же был вторым. И не хотел отставать. Поэтому специально не стал мыть руки, когда понял, что я в маке. Думал, что если буду вторым, вы перестанете с мной дружить. Кому охота дружить с неуклюжим неудачником?
Невилл так раскис, что готов был расплакаться. Гермиона не выдержала и обняла его.
- Что ты, Невилл? Мы никогда не перестанем дружить с тобой! Какая разница, какое место ты занял? Именно ты, а не твое место нам дорого.
- Ты только в следующий раз, когда задумаешь такую шалость, скажи нам, чтобы мы могли прикрыть тебя. Я благодарю свою интуицию, что не выкинул, а все же съел ту мерзкую булочку с маком, которая попалась мне сегодня за завтраком, когда я читал «Наемник сегодня». Я очень удивился, когда она оказалась у меня в руке. И рад, что не выкинул ее. Представляешь, что могло бы быть, если бы все узнали правду?
- Тебя могли бы отчислить… - Задумался Гарри.
- Причем скорее не за то, что подсыпал…
- А что попался. – За Драко закончила Гермиона.
- Так вы не сердитесь? – Поднял Невилл глаза, не веря своему счастью.
- Нет! – Хором ответили ему ребята.
- И не перестанете меня уважать?
- Нет!
- И будете дружить?
- Да!
- Спасибо! – Засиял Невилл не хуже солнышка.
- Хочешь подтверждение тому, что ты законно занял первое место? – Задала вопрос Гермиона.
- Хочу. – Сказал Невилл.
- Помнишь, что директор сказал перед тем, как уйти?
- Случайность. – Ответил за него Гарри.
- Именно. А ты и специализируешься на случайных смертях. То, что никто не может доказать твою причастность, – лучшее доказательство твоего превосходства.
- Сам директор это отметил. – Сказал веселым голосом Драко.
- И мы рады, что ты жив. – На полном серьезе сказала девочка. – У нас странный мир, со своими порядками и устоями. Или ты или тебя.
- И лучше ты, чем тебя. – Подтвердил Гарри.
- Тогда, шалость удалась? – Весело воскликнул Невилл.
И ребята скрестили свои руки в центре, подкинув их к верху.
За ними издалека внимательно следил профессор Реддл и о чем-то напряженно думал. Но, увидев директора, который сам не менее внимательно следили и за ним, и за четверкой, быстро отвел взгляд и ушел в Академию. Директор, посмотрев ему во след, тоже покинул свое место наблюдения и пошел прочь.
























Глава 10. Последний день соревнований


Последний день соревнований, как обычно, посвящался свободным боям. Каждый студент утром после завтрака вызывал кого-нибудь на бой. Как правило, бился шестой курс с кем-нибудь из седьмых с другого факультета. Но каждое соревнование один-два студента вызывали на бой преподавателя. Соревновались в абсолютно любом виде, по любому предмету – от борьбы до иностранного языка. Оценивали преподаватели, как мастера своего дела, и объявляли победителя. Также был отдельный приз зрительских симпатий. Победителей отмечали денежным призом и медалью.
Когда завтрак был окончен, директор объявил время вызова на бой. Право выбора давалось первому вставшему. Наемник вставал, громко называл имя соперника и вид боя. Под аплодисменты он садился на свое место. Как правило, десяти минут хватало на то, чтобы все состязающиеся пары определились. Все расходились, а через час мистер Филч вывешивал список, в котором было указано время и место состязания. Когда соревнующиеся выходили, то преподаватель этого предмета объявлял задание. В боях с холодным оружием это, например, могло быть количество точных ударов или меткость попадания. В стрельбе это было количество шагов. В химии – изготовить то или иное соединении. И т.д.
Когда, казалось, все желающие бросить вызов выступили, поднялся Рон Узли.
- Я вызываю на бой Гермиону Грейнджер. Метание ножей.
В зале повисла тишина. Никто не ожидал такого от первокурсника. Бывали случаи, но редко. Все перевели взгляд на девочку. Та покраснела, проглотила кусок булочки с корицей, которой она завтракала, и встала.
- Я принимаю твой вызов. – Звонко ответила она и села обратно на свое место.
Рон тоже сел, т.к. дальше стоять было глупо. Вообще, предлагая именно это состязание, он надеялся или на ее отказ (т.к. она плохо справлялась с этим) или на ее позор (т.к. он сам очень хорошо метает ножи). Она выбрала позор. Неплохо – за свой проигрыш осенью он хотел отыграться.
- Что ж, - начал директор, - все заявки поданы, через час будут вывешены списки.
И с этими словами он удалился в сопровождении преподавателей, чьи дисциплины были выбраны для борьбы. Гермиона же, доев, встала и вышла из зала. Не спеша дойдя до поворота, она бросилась в библиотеку. Забившись в дальний угол, она начала плакать. В таком состоянии мальчики ее и нашли спустя несколько минут. Они сели вокруг нее, не зная, как утешить.
- Гермиона, милая, - начал Драко, - не плачь, не надо.
- Что тебя так расстроило? – Спросил Невилл.
- Она очень плохо метает ножи. – Ответил за нее Гарри.
- У нас всего несколько часов, чтобы научить ее. – Произнес Драко.
- И проучить Рона. – Высказался Гарри.
- Тогда расходимся. Мы с Гермионой – в зал тренироваться, Невилл – ты идешь думать, Гарри – на тебе Рон. Узнай все, что сможешь. Когда вывесят списки, придете к нам. Расскажете, что выяснили, будем думать. – Распределил Драко обязанности.
Мальчики кивнули и разошлись, а Драко помог Гермионе подняться, уговаривая ее не плакать и не расстраиваться из-за идиотов. Проигрывать тоже надо уметь достойно, но он лично сделает все возможное, чтобы она уж если и не выиграла, то была ничья. Гермиона, всхлипывая, пошла с Драко учиться. Невилл ушел в свою башню, сел перед камином и начал сосредоточенно думать, глядя на огонь. Гарри же торопился в свою башню выловить Рона, но был остановлен его старшими братьями.
- Гарри, куда-то торопишься? – Спросил Фред.
- Мы составим тебе компанию. – Подхватил его близнец Джордж.
- Ребят, я в туалет. – Ляпнул парень первое, что пришло ему на ум.
- Рон, конечно, тот еще засранец, но не до такой степени. – Хохотнул Фред.
- Обсудим пакость? – Серьезно спросил Джордж.
- Ребят, я не понимаю, о чем вы, правда. – Попытался Гарри обойти близнецов, но те плотно обступили его и схватили под локти.
- Вы хотите подставить нашего братца. Мы хотим поучаствовать.
- Зачем это вам? – Удивился Гарри. – Он же ваш брат.
- Именно поэтому, дорогой Гарри. – Улыбнулись они. – Но, если серьезно, он обидел девочку, а в нашей семье это считается недопустимым. Пора ему напомнить об этом. А то он распоясался совсем – хочет прилюдно унизить ее. С него станется.
- И что вы предлагаете? – Решил Гарри им поверить.
- Мы подменим ему на часик пару ножей. Ваша задача испортить их. Потом мы совершим обратную подмену. Это будет несложно. Но у вас будет всего час.
- Справимся. – Кивнул Гарри, хотя не представлял себе, что Малфой наколдует за этот час. Или он. Но воспользоваться возможностью следовало.
И они пошли искать Рона – каждый для своих целей. Однако обойдя классы, тренировочные залы, посмотрев на поле, они его не обнаружили. Близнецы обещали найти его и встретиться с Гарри. Сам же Гарри пошел к Большому Залу смотреть списки выступающих. Там он встретился с Невиллом. Увидев необходимую им информацию, они направились в тренировочный зал, который заняли Драко с Гермионой. Тренировка у них шла полным ходом.
- Гермиона, ты слишком замахиваешься. Для точного попадании важна не сила броска, а положение руки.
Драко подошел к девочке и поправил ей руку.
- Привет, как у вас тут? – Спросил с порога Гарри.
- Никак! Мне никогда не одолеть Рона! – Воскликнула когтевранка.
Гарри перевел взгляд на Драко, тот сделал жест рукой, означающий «так себе».
- Что у вас? – Спросил он.
- Гермиона сражается с Роном в 5 часов вечера на поле. Больше никакой информации об этом.
- Не густо.
- Я не закончил. По дороге мне попались близнецы Уизли, которые изъявили желание помочь победить Рона.
- С чего вдруг? – Удивился Драко.
И Гарри пересказал всем их диалог.
- Справишься? – Обеспокоенно спросил Гарри.
- Есть мысль. – Поскреб светлую макушку слизеринец. – Я скоро. Помогай Гермионе.
И Драко быстрым шагом вышел за дверь. Вернулся он через десять минут, в руке у него было несколько баночек и пилка.
- Что это? – Спросил Невилл.
- Увидите! – Заговорщицки произнес Драко. – Невилл, ты придумал, как подставить Рона?
- Да. Особенно, если близнецы с нами.
- Отлично! Гермиона. Если нам все удастся, то ты обойдешь Рона. Главное, чтобы нас не вычислили. Но за каникулы ты должна будешь реально научиться метать ножи.
- Хорошо. – Кивнула девочка.
- Но это не значит, что сейчас можно расслабиться. – Заметил Драко.
И они продолжили тренировку. Гарри и Невилл сидели рядом для моральной поддержки, а потом тоже присоединились. Пусть они зачет сдали, но тренироваться надо все равно всегда.
Через час к ним заглянули близнецы.
- Ребят, у вас все готово? Рон идет с поля в Хогвартс – мы видели его в окно.
- Если вы нас подставите, то мы расскажем о вас. – Сказал Драко.
- Не подставим. Рон слишком загордился, что, вопреки Статуту о Секретности, он знает о нашем мире в силу многочисленности нашей семьи. И его надо опустить на землю. Поэтому это и в наших интересах тоже. Гарри, ты идешь? Надо поторопиться.
- Я с вами. – Сказал Невилл. – Надо кое-что обсудить.
- Не вопрос. – Пожали плечами близнецы и вышли за дверь.
А Драко и Гермиона продолжили тренировку. Через пятнадцать минут Гарри вошел один.
- Драко, быстрее! Невилл на стреме. Близнецы не смогут надолго уболтать брата.
Драко и Гермиона подошли к другу, который вынул два ножа.
- Клади сюда. – Махнул Драко рукой, а сам вынул баночки и пилки.
- Гермиона, жуй. – Дал он подруге жвачку.
Девочка послушно положила жвачку в рот и приготовилась наблюдать за волшебством. Осмотрев ножи, Драко удовлетворенно хмыкнул и отвинтил крышки у рукоятей. Внутрь он положил по магниту и камушку, который прикрепил жвачкой, которую Гермиона ему отдала. Затем он открыл другую баночку и аккуратно посыпал порошком на металл рядом с рукояткой. Засек время, завинтил крышку. Открыл другую баночку. Там в крышку была вделана пипетка. Драко аккуратно набрал жидкость, когда таймер пискнул, он капнул по несколько капелек и снова засек время. Через пару минут он пилкой стал обрабатывать металл. Сдунув метталическую пыль, он отдал Гарри ножи.
- Неси. Должно сработать. Ничего не скажу – сами увидите. Гермиона, продолжаем.
Гарри метнулся с ножами к близнецам. Те так и сидели в гостиной их башни и играли в ножечки с братом на деньги. Они сознательно поддавались брату, чтобы тому не разонравилось в самый неподходящий момент. Гарри вошел и кивнул Джорджу, который сидел лицом ко входу. Тот кивнул в ответ.
- Пойду схожу за деньгами. – Сказал он. – Фред, кажется это не наш день.
- Я с тобой полностью согласен, братец. – Хмуро подтвердил второй близнец. – Но я попробую отыграться.
Рон не обратил внимания на Джорджа. А тот ушел вслед за Гарри. Обменяв ножи, Поттер серьезно поблагодарил рыжего и ушел. Джордж положил коробку на место и вернулся в гостиную. Проигранные деньги пора было возвращать.
Оставшееся время до состязания с Гермионой Рон ходил хмурый – он проиграл все свои деньги. И те, которые ставил, и те, что выиграл у близнецов, и свои карманные. Он даже не пошел смотреть на соревнования других, до того ему испортили настроение. Чтобы поднять его, он направился в один из залов подготовиться к бою. Рон остановился посреди коридора. В башню идти за своими ножами ему не хотелось – это надо идти обратно, а потом снова сюда. Зачем? В зале есть любое снаряжение. А свои фамильные ножи он достанет перед боем. И рукоятка с первой буквой его фамилии будет красоваться в десятке. И он продолжил свой путь в зал.
За полчаса до состязания его братья зашли за ним.
- Рон, мы зашли за тобой. – Начал один.
- Чтобы поддержать тебя. – Закончил мысль второй.
- И даже взяли семейные ножи. – Потряс Фред коробкой.
Рон отвлекся от метания, кивнул и пошел с братьями. Те обступили его с двух сторон и вели к полю. По дороге они болтали о всяких пустяках и не заметили, как им навстречу, не смотря под ноги, шел Невилл. Его голова была опущена, а пальцы шевелились, выдавая работу мысли. Он не смотрел, куда идет, абсолютно. Равно как и гриффиндорцы. Поэтому неудивительно, что Невилл с Роном столкнулись, а попутно он задел плечом Фреда, который нес коробку.
- Аааа! – Завопили все разом.
Вокруг снующие студенты обернулись и увидели, как Фред смачно упал на попу, коробка вылетела из рук, раскрылась, и все ножи рассыпались по полу. Рон был почти на полу, но Невилл его успел поймать в последнюю секунду и дернуть за кисть. Рон заорал повторно. Джордж счастливо избежал столкновения и поспешил помогать брату собирать ножи.
- Смотри, куда идешь! – Заорал Рон.
- П-прости-и, я с-случ-чайно! – Заикаясь и краснея, ответил Невилл. – Я задумался и не увидел вас.
- Да как нас можно не увидеть? – Продолжал орать Рон. – Мы же рыжие все!
- Простите! – Заломил руки Невилл.
- Рон, не ори ты так! – Осадил брата Джордж. – Подумаешь, с кем не бывает.
- Он мне руку растянул! Как я теперь метать ножи буду?
- Да не кипятись ты, Ронни! Забинтуем руку. – Потирал руку Фред. – Ты ведь и со сломанной сделаешь девчонку.
Рон показал кулак Невиллу и пошел дальше. Близнецы обернулись, подмигнули Невиллу и пошли дальше. Сам Невилл свернул в коридор, побежал к залу звать Гермиону. Та, судя по довольному лицу Драко, довольно сносно метала ножи с двадцати шагов. Из десяти ножей только три были в восьмом круге, четыре в девятом и три в десятом, остальные валялись на полу. Невилл удивленно посмотрел на них.
- Эти не влезли в десятку. – Прокомментировал Драко.
Невилл облегченно выдохнул.
- Ты чего-то шел сообщить? – Спросил Гарри.
- Да. Я все сделал. Рон идет на поле.
- Отлично! – Воскликнул Драко. – Гермиона, ты готова побеждать.
- Не знаю. – Честно ответила девочка.
- А я не спрашивал. Я констатировал факт. Ты готова. Пошли.
- Гермиона, мы с тобой. – Сказал Гарри и протянул руку.
Гермиона пожала ее, и остальные ребята присоединились к ним. Когда они вышли к полю, там уже были все студенты Хогвартса и почти все преподаватели. Не хватало только директора и профессора Вектор. Но вскоре подошли и они.
- О, я вижу, все уже в сборе. – Обрадовался профессор Дамблдор. – Прошу, мисс Грейнджер, мистер Уизли, выходите. Профессор Вектор сейчас объявит задание.
Ребята вышли вместе с преподавателем. Та посмотрела на них и объявила:
- Итак, вы будете метать ножи в цель с семнадцати шагов. У вас будет по пятнадцать бросков. Победит тот, у кого будет больше очков. Прошу вынести ножи.
- Профессор, можно я буду использовать фамильные? – Гордо спросил Рон.
- Можно, мистер Уизли. – Кивнула профессор.
Рон улыбнулся и обернулся к близнецам. Те вдвоем гордо вынесли коробку и передали ее Рону. Гермиона же без пафоса взяла ножи преподавателя и рассовала их по специальным кармашкам. Профессор организовала жеребьевку, по которой первой стреляла Гермиона. Она спокойно кивнула, посмотрела на цель, не торопясь замахнулась на вдохе и метнула точным движением на выдохе. Нож вонзился в восьмерку. Зрители зааплодировали. Рон снисходительно улыбнулся. Он вытащил свой нож, замахнулся, и его нож вошел в десятку. Рука заныла от боли, хоть и была крепко забинтована. Но Рон даже не поморщился. Следующий нож Гермиона метнула точно в цель. Рон тоже попал. Рука болела ощутимее, и он поморщился. Следующий нож у девочки попал в девятку, у Рона тоже – рука не была достаточно твердой. С каждым следующим броском Гермиона была все точнее – большая часть била точно в десятку, Рон же спустился до восьмерки и ни разу не попал в десятку. На очередном броске Гермиона снова попала в точку. Рон злился – он проигрывал. Взяв нож, он замахнулся, метнул, но нож пролетел мимо цели, ударился о бок стойки и рассыпался. Народ ахнул, Гермиона удивилась, профессор Вектор тоже. Рон так вообще не поверил своим глазам. Зрители зашумели, но судья призвала всех к тишине, и состязание продолжилось. Гермиона попала в семерку, Рон в восьмерку. Следующий бросок принес девочке девять очков, Рону семь. На новом броске Гермиона попала в восьмерку, а нож Рона ударился рукояткой о цель и опять развалился. Рон от злости и неверия заорал. Он был готов рвать на себе волосы – он явно проигрывал. Он не считал очки совершенно, но девчонка явно навострилась метать – еще и его некоторые броски были мимо. Оставался последний бросок. Гермиона попала в шестерку. Она метала ножи весь день – неудивительно, что она устала. Рон же был настолько злым, и его рука так сильно болела, что он вообще не смотрел, куда и как кидает нож. В результате он получил на последнем броске всего один балл. Профессор Вектор подняла руку, обозначая конец испытания.
- Итак, - начала она, - по итогам состязания мисс Грейнджер получила сто тридцать три очка. – Народ зааплодировал, профессор вновь призвала всех к тишине. – Мистер Уизли получил сто пять очков, учитывая, что два броска были мимо.
Народ зааплодировал, а Рон закричал:
- Нечестно! У меня ножи развалились!
- Мистер Уизли, Вас никто не заставлял использовать семейную реликвию. Школьное оборудование всегда исправно. Состязание окончено.
И с этими словами судья удалилась. К Гермионе бросились ее однокурсники и друзья. Они поздравляли ее с победой. Девочка был счастлива, но чувствовала себя очень уставшей. Больше всего ей хотелось лечь поспать. Трое верных друзей вырвали ее из лап остальных когтевранцев, объяснив, что с ними она еще отпразднует в их гостиной.
Идя по дорожке, Гарри спросил:
- И что произошло?
- Я испортил два ножа.
- Это я видел. Как тебе это удалось?
- Гарри, я же на твоих глазах все делал.
- Я видел, но не понял.
Драко закатил глаза и принялся объяснять:
- Я размягчил и истончил металл и чуть подпилил его в этом месте, и он стал хрупким. Он бы развалился при любом ударе. Но важно было, чтобы он не попал в цель вообще, поэтому я в рукоятку засунул магнит и жвачкой прикрепил железный камешек на одну сторону. Это нарушило балансировку, и нож улетел в сторону. А т.к. Рон хорошо метает, то нож бы в любом случае долетел до цели, но с моей помощью случилось то, что случилось.
- А откуда ты знал, что он будет использовать фамильные ножи?
- Я не знал, но догадывался. Это же состязание – как тут не покрасоваться фамильным достоянием. Он потомственный гриффиндорец, а значит, что у них в семье есть фамильное холодное оружие. Я не знал, что есть ножи, но предположил – потому что, во-первых, он все время с ними ходит – хвастается своим умением, а во-вторых, именно это состязание он предложил Гермионе.
- Но первокурсникам запрещено иметь свое оружие. – Напомнил Невилл.
- Думаю, близнецы привезли или Перси. – Пожал плечами Драко. – Не имеет значения.
- Улики не найдут? – Забеспокоился Гарри.
- Я все забрал. – Подмигнул Драко.
- У Рона явно болела рука. – Сказала Гермиона. – Я видела, как он морщился каждый раз.
- Это заслуга Невилла. – Гордо сказал Драко.
- Я упал на Рона, но, чтобы он не упал на пол, схватил его за руку и растянул ее. – Смущенно улыбнулся друг.
- Случайность? – Хитро уточнил девочка.
- Случайность. – Подтвердил он, и все понимающе улыбнулись.
- Шалость удалась. – Заключил Гарри, и все хлопнулись ладонями и рассмеялись.
А в кабинете директора профессор Снегг разговаривал с директором.
- Случайность, говорите, профессор?
- Такое случается, Северус.
- Что-то многовато случайностей для этой четверки.
- Ну не пытать же их. – Пожал плечами директор. – Пусть учатся. Из хитрых и находчивых получаются лучшие Наемники.
Северус Снегг вышел из кабинета с неопределенными чувствами.


Глава 11. Рождество


После окончания соревнований, когда все итоги были подведены и очки начислены, выяснилось, что Гриффиндор на первом месте, Когтевран на втором (благодаря Гермионе – очки за ее победу оказались весомыми), Слизерин на третьем, а Пуффендуй на четвертом. Директор пожелал всем счастливого Рождества, и с тем студенты разъехались кто куда – кто домой, а кто на задания. В поезде Драко занял купе со своими, но быстро перешел к своим друзьям, обещав немыслимые кары, если его сокурсники сболтнут лишнего. Те обещали молчать – помимо домашних заданий, которые они списывали, Драко в принципе был их лидером – с ним можно поговорить о всяком, он давал дельный совет и не отказывал, если нужна была помощь. Все вместе делало его значимой личностью, и на наличие других друзей можно было закрыть глаза. Через какое-то время в купе ненадолго заглянули близнецы.
- Решили пожелать вам счастливого Рождества. – Сообщили они.
- И вам. – Хором ответили ребята.
- С меня причитается за клинки. – Сказал Драко.
- Нет. – Отмахнулись ребята. – Эти клинки Рон тайком взял у отца. Мы согласились ему помочь, но объясняться он будет сам, почему двух нет. Мы посмотрим. – И близнецы хищно улыбнулись. – И вам потом расскажем.
- Надеюсь, после этого он перестанет ко мне цепляться. – Хмуро сказала Гермиона.
- Можешь в этом не сомневаться. – Улыбнулись Фред с Джорджем. – Он теперь будет тебя игнорировать очень долго. Ну или по крайней мере не замечать.
- Вот и славно. – Подметила девушка.
- Увидимся через пару недель. – Махнули ребята руками и вышли из купе.
- Гермиона, надеюсь ты не переживаешь, что нечестно выиграла? – Спросил Гарри.
- Ну так…
- Не думай об этом. – Сказал Невилл. – Мы совсем другие люди, Наемники. У нас другие правила. Вы тогда очень правильно мне это сказали. И вчера, помогая Гермионе, я это понял. Нас учат воевать, сражаться, и мы с детства должны уяснить – или мы или нас. Я предпочитаю – мы.
На том ребята и закончили обсуждать соревнования и переключились на приятную тему Рождества – кто как встречает праздник, что кому дарили в разные годы и т.д.
Всех их встретили родители на перроне. Все соскучились друг по другу, плакали от радости. Рассказывались новости, делились впечатлениями и прочее.
Драко Малфой проводил это Рождество также церемонно, как и прочие. Накрытый стол, свечи, елка с подарками, гости. В этом году к ним традиционно присоединился и его крестный. В течение прошедшего семестра они никак не афишировали своего знакомства и своих отношений. Но, все же, на правах давнего друга Малфоев и крестного, он делал маленькие поблажки и давал иногда советы. В общем и целом, профессор Снегг был доволен своим студентом. Родители гордились успехами Драко. Драко вежливо принимал похвалы.
В один из вечеров он бесцельно прогуливался по поместью. Он любил прогуляться по портретной галерее. Сейчас же, обучаясь в Академии и имея химию, как основной предмет, он стал по-другому смотреть на все те баночки, колбочки, реторты, порошки и прочее, что были изображены рядом с его велики предками. Теперь Драко понимал, чем они велики. Дойдя до конца, он увидел, что из-под двери комнаты выглядывает полоска света. Т.к. это было крайне странно, то Драко решил узнать, что там происходит. Тихо прокравшись в соседнюю комнату, он отодвинул портрет и шагнул в нишу. Было темно, но глазок, находившийся в стене, позволял видеть, что происходило внутри комнаты. А происходившее там очень заинтересовало Драко. В кабинете сидел его отец и профессор Реддл. Драко сильно удивился, т.к. не знал, что этот человек пожаловал к ним в дом. Это было интересно. Воспользовался подземным ходом? Интересно вдвойне. Драко не слышал начала разговора и поэтому особенно внимательно вслушивался в речь.
- Люциус, ты не прав. – Говорил профессор. - Оставь Драко. Пусть мальчик дружит с остальными.
- Но, мой Лорд…
- Оставь. – С нажимом проговорил тот. – Своих он не забывает, но и эти важны. Неизвестно, о ком из них шла речь.
- Но грязнокровка!
- Очень способная девочка. Конечно, свой род Элит она не начет, учитывая, что она выйдет замуж и сменит фамилию, но побеждает умнейший. Она умна. Если бы не их четверка, то ни Долгопупс, ни она не победили бы в соревнованиях.
Люциус молчал, а Реддл продолжил.
- Твой сын – замечательный стратег, Люциус. Я рад, что не убил его тогда.
- Мы с Нарциссой тоже. – Кивнул Люциус. – Но пророчество?
- Время покажет, о ком оно. И рассудит.
- Они действительно все трое подходят под него? – Уточнил отец Драко.
- Да. Каждый из них троих по-своему силен. Умны, сообразительны. Они дополняют друг друга. Не запрещай Драко дружить с ними. Так они все подконтрольны.
- Да, мой Лорд. – Кивнул Люциус.
- И помни, что Альбус тоже за ними следит. Пристально. И он тоже прекрасно понимает, что случайности не случайны.
- Он тоже верит?
- Не меньше, чем я. Да и ты тоже поверил, когда я пришел.
- Речь шла о моем сыне, наследнике! – Воскликнул Люциус.
- Не сомневаюсь. Те двое тоже сыновья и наследники. Однако, ты знаешь результат.
- И что делать дальше? – Спросил мистер Малфой.
- Ничего. – Пожал профессор плечами. – Жить. Твой сын всегда под присмотром Северуса. Я рад, что именно он его крестный.
- Он не проболтается?
- Северус? Никогда! Думаю, он только на смертном одре расскажет о своих мотивах кому бы то ни было.
- Хорошо. – Кивнул Люциус.
- До скорого. – Кивнул Реддл и поднялся из кресла.
Вдвоем они вышли в коридор, и Драко слышал, как они уходили все дальше к выходу из поместья под землей. Сам мальчик выбрался из своего тайника, выглянул в коридор, убедился, что вокруг никого нет и поспешил к себе. Полученную информацию следовало обдумать и обсудить с друзьями, когда они увидятся. Но и без того понятно, что ситуация вокруг них крайне непростая. А еще у него закралось подозрение, что профессор Реддл что-то знает о родителях Гарри и Невилла. Впрочем, о последнем он может поговорить с мамой. И Драко направился к ней. В конце концов, это ее старшая сестра пытала чету Долгопупсов. Не может быть, чтобы она не знала хотя бы почему это происходило. А в идеале – по чьему приказу.














Глава 12. Доводы рассудков


Друзья встретились на перроне и были очень рады видеть друг друга. Драко, как обычно, присоединился к ним позже. Хоть отцу и сказали не мешать его «посторонней» дружбе, но не стоило его сердить. К тому же, отходить от своих в том числе.
Как только они закрылись в купе, то начали не с обсуждения каникул, а с новостей.
- Я разговаривал с бабушкой. – Первым начал Невилл. – Она не знает, почему Беллатриса пытала моих родителей, что она от них хотела. В тот день меня с ними не было – бабушка со мной гуляла. Когда мы вернулись, то она увидела валяющиеся тела в ужасном состоянии. Еле дышащие, с безумными глазами. Она тут же вызвала медиков, те увезли родителей, и больше я их дома не видел. Но от себя она добавила, что это был чей-то приказ. Но что именно, вряд ли и сама Беллатриса расскажет.
- Моя мама тоже не знает. – Покачал Драко головой. – Я с ней разговаривал. Тетя Белла с ней не делилась ничем, она вообще жила какой-то своей жизнью – пропадала где-то надолго, все время возвращалась с безумным взглядом. Может, она сама немного сдвинулась, когда пытала родителей Невилла. – Пожал он плечами. – А вообще, я подслушал очень интересный разговор… - И Драко поделился с друзьями услышанным.
- Интересные у нас профессора. – Задумчиво протянула Гермиона. – Пожалуй, надо повнимательнее почитать газеты. И найти о событиях десятилетней давности. Как думаете, в Академии они хранятся?
- Стоит поискать. – Согласился Драко.
- А я в банке спрашивал про семейное оружие. – Сказал Гарри. – Твои слова, Драко, навели меня на эту мысль. Мама не знает ни о чем таком. У мамы Лили такого, естественно, не было, она же из обычной семьи. А вот отец – потомственный Наемник, значит, что-то у него должно быть. Но, вероятно, было украдено после его смерти. Вот только я даже не знаю, где они жили. Мне это пока не удалось выяснить.
- Ты же не думаешь просто подойти к профессору Реддлу и спросить: «Простите, профессор, что вы знаете об убийстве моих родителей?». – Многозначительно посмотрел на него Драко.
- Нет. Он ничего не скажет.
- Именно. Думаю, нам самим стоит выяснить, что вообще было десять лет назад.
- Десять с половиной. – Поправила Гермиона.
- Ну да. – Согласился Драко.
- Значит, - подвел итоги Невилл, - мы должны выяснить о пророчестве и родителях Гарри.
- Если вкратце, то да. – Сказала Гермиона. – И начнем с библиотеки.
Так обозначился план жизни и круг поисков на ближайший семестр.
Глава 13. Поиски


Но все оказалось не так радужно, как представлялось. Газеты действительно хранились, но в отдельной секции. Допуск туда был крайне ограничен. Чтобы попасть туда, преподаватель выписывал специальное разрешение. А прежде чем выписать, удостоверивался, что это действительно необходимо, и обычной учебной литературой не обойтись. Когда ребята это поняли, то сникли по началу. А потом умной Гермионе пришла в голову замечательная мысль – брать для различных эссе, докладов и рефератов не обычные темы, а сравнительные анализы. Статистические данные можно было взять только из газет. Чтоб их поиски не выглядели подозрительными, они разной компанией брали разные задания. Это были сложные задания, но зато наведывались они в ту секцию с завидной регулярностью. Мадам Пинс уже привыкла, что они туда ходят, и особо не смотрела, сколько времени они там проводят и что делают. Ребята же примерно за месяц своих посещений поняли, как устроен там каталог. В каждое из своих посещений они составляли схему расположения газет, совмещали рисунки воедино и запоминали. В результате через месяц они наизусть знали, что и где располагается. И принялись искать нужное. А параллельно эти изыскания не могли не отразиться на их учебе – за такие сложные задания крайне редко кто брался, потому что это было сложно, трудоемко и занимало много времени. Которого и так было в обрез. Ребята же научились вычленять главное и не размениваться на все остальное. И стандартные работы выполняли крайне быстро. Драко же приучил своих прихлебателей самостоятельности. Он находил им нужные книги, показывал, что надо списывать, а потом просто проверял. Его сокурсники стали лучше учиться, и, понимая, что это его заслуга, уважали его еще больше. Драко же пользовался этим по своему смотрению – для мелких поручений – когда что-то надо было узнать\передать\отнести, а ему было некогда. Или лень. Или не до того.
Но, как бы там ни было, к сожалению, сильно ребята не продвинулись. Они узнали название местности, где вероятнее всего, жили настоящие родители Гарри. Но нигде они не смогли найти это место на карте. Да и название было странным – Годрикова Впадина. Это место было самым вероятным из нескольких, что они отобрали, потому что о происшествии там упомянулось всего лишь в одной крошечной статье – взрыв бытового газа, разрушивший большую часть дома и убивший всю семью, что там жила. Невилл внимательно посмотрел на фотографию дома, оценил его размеры и сказал, что простой взрыв таких повреждений не даст. А вот если к метану добавить еще парочку других газов, то эффект будет похожий.
По месту возможного проживания родителей Гарри это было все, а вот про пророчество было найдено еще меньше. Да, есть некая ясновидящая, которая иногда что-то предсказывает. Но, где она живет, как ее зовут – ничего этого не нашли ребята. В статьях ее называли – Провидица. Но поняли ребята, что ищут в правильном направлении потому, что за ними исподволь стал следить крестный Драко. За всеми ними. То тут появится, то там. И смотрит очень внимательно, как будто пытается на чем-то подловить. От этого поиски стали вестись реже и аккуратнее, а разговоры подальше от глаз – на Астрономической башне. Послания – в зашифрованных письмах.
Как-то раз Драко с Гермионой заработались в библиотеке и не заметили, как сзади к ним подошел профессор Снегг.
- Ищете? – Негромко спросил он.
Но результат его вопроса был впечатляющим – Гермиона взвизгнула, как кисейная барышня при виде мыши, рука дернулась, в результате газеты попадали на пол вместе с ручками и тетрадками. Драко был похладнокровнее – он лишь выматерился, но достаточно витиевато. Северус Снегг выгнул бровь в изумлении.
- Пожалуй, мне следует сообщить Вашим родителям, мистер Малфой, о Вашем неподобающем поведении в присутствии девушки и тем более в присутствии старшего.
- А нечего подкрадываться сзади. – Огрызнулся парень, все еще приходя в себя от шока. – Мы ведь могли бы и метнуть в тебя чем-нибудь.
- Стоило бы. Вы – Наемники. Будь я вашим убийцей, вы оба уже были бы мертвы и не смогли бы продолжать ваши поиски. К слову, бессмысленные.
- Почему? – Тут же заинтересовалась девочка. – Тут нет нужной информации?
- Информация – это власть, а власть ведет за собой смерть в нашем мире.
И, кинув взгляд на одну из газет, явно не по теме их работы, профессор Снегг бесшумно удалился.
- И что это было? – Спросила Гермиона.
- Крестный предостерег нас. Но, может, также и помог.
И Драко начал шуровать ту газету, на которую тот бросил взгляд.
- Закончи пока нашу работу, мне нужно внимательно прочитать тут все статьи. – Сказал Драко и углубился в чтение.
Когтевранка вздохнула, но сделала, как он попросил. В конце концов, они занимаются одним делом. Через два часа внимательного чтения Драко отложил газету и задумчиво посмотрел на девочку. Та сосредоточенно писала что-то в таблице и выводила символы. Малфой зацепился взглядом за то, как Гермиона ведет ручку, и какой рисунок при этом получается. Что-то царапнуло его в этом. Драко еще раз посмотрел на рисунок, а потом снова залистал газету.
- Вот оно! – Воскликнул он.
- Что? – Закончила девочка их работу. Драко мог переписывать ее.
- Смотри! – И он пододвинул к ней статью, в которой сообщалось, что некто по имени Питер Петтигрю пытался сдать в ломбард пару клинков работы семнадцатого века, но хозяин быстро распознал в этих клинках краденое и вызвал полицию. Но тот успел сбежать. Клинки после изучения экспертов были сданы в Британский музей, т.к. хозяин не объявился.
- И что это? – Изумилась девочка.
- Не знаю. – Сказал Драко. – Но на эту газету крестный бросил свой взгляд, а это единственное, что может иметь отношение к нашему делу.
- С чего ты так решил?
- Рисунок, что ты выводила. Он изображен на эфесе клинков. Что это за рисунок?
- Это символ братьев Перевелл, которые считаются первыми Наемниками в Британии. У нас с тобой тема работы по Биографии – «Сравнительный анализ изменения символов древних семей Наемников в Средние Века».
- А, точно! – Как-то отстраненно сказал Драко – все его мысли были об этом символе. – Надо бы наведаться в Британский музей, как думаешь?
- Можно. – Пожала девочка плечами. – На следующей неделе все равно домой едем.
Гарри и Невилл поддержали эту идею. Оставалось убедить родственников остаться в Лондоне на несколько дней. Для Гарри и Гермионы это совершенно не было проблемой – их родные были рады, что детям нравится учиться и что они с таким усердием относятся к этому. Поэтому они с легкостью оставили их с бабушкой Невилла, особенно узнав, что она сама Наемник. А вот Драко пришлось несколько тяжелее. Отец не горел желанием провести в загазованном городе время, но сын настаивал, да и жена сказала, что с удовольствием бы походила по магазинам. Поэтому Люциус сдался под напором семьи и снял люкс в дорогом отеле. В конце концов, решил он, у него в Лондоне тоже были дела, в том числе и в Совете, так почему бы не решить их сейчас.
В музее дети сразу пошли в интересующий их зал. Клини нашлись достаточно быстро – они явно выделялись на общем фоне. По крайней мере, для их натренированного глаза. От них так и веяло благородством.
- Л-люб-буетесь н-нас-след-дием П-перев-веллов? – Спросили их сзади.
Ребята резко обернулись и увидели профессора Квиррелла.
- Профессор? – Спросил Гарри. – Что Вы тут делаете?
- К-как и вы, в-восхищ-щаюсь т-творением ст-тарины.
- А Вы знаете, чьи они? – Спросил Драко.
- Ув-вы, м-мой м-мальч-чик, - развел профессор руками, - их х-хозяин ум-мер, а док-кумент-ты п-пот-ерялись.
И он, улыбнувшись ребятам на прощание, пошел прочь. Ребята же повернулись обратно к клинкам.
- Интересно, где можно посмотреть род Перевеллов? – Задумалась Гермиона.
- Я спрошу у бабушки. Она в свое время очень любила Биографию. Она наверняка знает.
Ребята бросили последний взгляд на клинки, потом окинули зал в поисках профессора, а не найдя, покинули зал, а затем и музей.
С бабушкой Невилла было решено поговорить тем же вечером. Поэтому после музея они отправились к ней. Но та разочаровала их, сказав, что род Перевеллов потерялся в Средние Века, когда в мире властвовала Инквизиция. Их потомки естественно живы, т.к. искусство Наемников живо, но вот кто именно их потомок неизвестно. Ребята приуныли. Однако теоретически можно было покопаться в зале Древа Наемников, что находится в здании Совета, однако детям туда вход воспрещен. Драко же шепнул им, что летом попадет в здание Совета вместе с отцом. А там уже будет разбираться на месте. Друзья стукнулись ладонями и разошлись.























Глава 14. Неожиданная правда


Время каникул очень быстро и незаметно пролетело – и вот они снова в Хогвартсе. Клинками и Годриковой Впадиной они решили заниматься летом, когда будет больше свободного времени. Оставшиеся полтора месяца до конца учебного года они решили потратить на поиски Прорицательницы. Бабушка Невилла на это вопрос лишь отмахнулась со словами, что это все ерунда. Она не верит ни одному из пророчеств, что циркулировали в обществе еще когда она работала. Поэтому нет у нее доверия и спустя столько лет.
Ребята штудировали учебники и газеты, но никакого хоть малейшего намека на то пророчество не было. Как будто его и не было. Или было, но было строжайше засекречено.
Под конец учебного года студенты срочно начали готовиться к экзаменам – учить материал, подтягивать хвосты. В один из дней профессор Квиррелл подошел к Гарри, когда он был один – друзья разбежались кто куда.
- Г-гарри, м-мальч-чик м-мой, - начал он, заикаясь по обыкновению, - я б-бы х-хотел, чт-тобы В-вы п-подош-шли ко м-мне на к-конс-сультац-цию.
- Конечно, профессор. – Согласился Гарри, хоть и удивился - с математикой у него не было проблем, да в принципе, как и в любом другом предмете – спасибо Гермионе. – Когда?
- Ч-через д-два д-дня, ч-часов в п-пять?
- Конечно, профессор. – Кивнул Гарри.
Профессор улыбнулся и пошел по коридору, уворачиваясь от бегающих детей. Гарри же тем же вечером сообщил друзьям о консультации. Те также удивились, но решили, что профессору виднее. Через два дня, когда Гарри уже шел на консультацию, его окликнули.
- Прости, ты ведь Гарри Поттер? – Спросила девочка с чуть раскосыми глазами.
- Да. – Кивнул Гарри.
- Профессор Квиррелл просил меня передать тебе, что ваша консультация состоится в сто пятидесятом кабинете.
- Почему? – Удивился Гарри.
- Его кабинет нужен какому-то другому профессору, он не сказал какому. – Смущенно улыбнулась она.
- Ясно. А где это?
- Практически в подземелье. Сейчас все кабинеты заняты. Экзамены на носу.
- Ладно, спасибо тебе.
- Не за что! Увидимся!
Девочка махнула рукой на прощание и ушла. А Гарри про себя решил потом узнать у Гермионы, кто это – девочка была из Когтеврана. И с мыслями о ней он пошел на поиски нужной аудитории. По дороге туда он видел, что были свободные, но решил, что их скоро займут под те или иные консультационные. Дойдя до нужного класса, он постучал и открыл дверь.
- Можно, профессор? – Спросил он.
- Д-да-да, к-конечно, Г-гарри, з-зах-ходи, р-располаг-айся.
Профессор стоял у доски и писал уравнения, Гарри сел за парту и раскрыл тетрадь.
Гермиона, Невилл и Драко встретились в коридоре после своих консультаций и решили сходить за Гарри. Дойдя до кабинета, они постучались, но никто не ответил. Драко приоткрыл дверь и сильно удивился.
- Никого. Даже свет не горит.
- Странно. – Сказал Невилл.
- Интересно, где Гарри. – Нахмурилась Гермиона.
- Он в сто пятидесятом. – Ответили сзади.
Ребята повернулись на голос.
- Привет, Джоу! – Улыбнулась Гермиона. – Откуда ты знаешь?
- Профессор просил меня найти Гарри и передать ему, что его обычный кабинет будет занят кем-то.
- Кем? – Удивился Драко.
- Не знаю, он не сказал. – Пожала девочка плечами.
- Там даже свет не горит. – Показал Драко.
- Я, правда, не знаю. – Расстроилась девочка.
- Джоу, ты точно ничего не путаешь? – Уточнила Гермиона
- Нет, конечно! – Воскликнула ее подруга по факультету.
- Гарри в опасности. – Заключил Невилл.
И троица рванула по коридору. Джоу, немного подумав, обежала за ними. И потому что была свободна, и потому, что вдруг почувствовала свою вину. Когда они добежали до места, то резко рванули дверь и ринулись в кабинет в рассыпную. И увидели, как Гарри изо всех сил сдерживает натиск профессора. Тот явно пытался убить его, используя недлинные клинки. Его руки были крест на крест, а лезвие тянулось к шее мальчика. Гарри же упирался ногами в пол, а руками сдерживал руки профессора и пыхтел от натуги.
- Какого… - Начал Невилл, но тут же захлопнул свой рот и спрятался под партой – один из клинков просвистел у него над головой.
- Какого вы сюда пришли? – Зло спросил профессор, ни разу не заикнувшись.
- Почему Вы пытаетесь убить Гарри? – Спросил Драко, отправив в полет какую-то табуретку.
- Он должен умереть! – Воскликнул профессор, метнув очередной нож в Драко. Тот отбил его стулом, нож отбросило в сторону.
- Почему? – Задала вопрос Гермиона, кинув каким-то камнем, непонятно как тут оказавшимся.
- Так сказано в Пророчестве. Он мешает, он должен умереть. И он умрет.
И профессор снова кинулся на мальчика. Гарри, изрядно уставший, не сразу смог дать отпор, и один из клинков вскользь прошелся по нему, порезав рубашку. Гарри закричал от неожиданности. Все были сосредоточены на профессоре и не обращали внимания на Невилла. А он ползком пробирался по полу между столами и стеной, но уверенно двигался к Гарри. Профессор его тоже не видел – он одной рукой уже держал гриффиндорца за горло, а другой метал ножи, коих у него был много. Невилл резко протянул руку, схватил Гарри за штанину и дернул его на себя. Гарри, который с огромным трудом дышал и держался на ногах, рухнул вниз, ударившись локтем о стол. Профессор, не ожидавший этого, разжал руку, чтобы не упасть самому. И тут же девочки метнули в него несколько клинков. Гермиона попала в шею, Джоу в грудь. Профессор осел на пол, истекая кровью. Он пытался зажать раны, но кровь продолжала хлестать. Драко подлетел к девочкам и оттащил их подальше – и чтобы профессор не смог дотянуться до них, и чтобы его кровь не попала на их одежду. Как они будут выкручиваться из этой ситуации, он пока не придумал. Ребята смотрели, как профессор умирает. Его глаза были полны сожаления.
- Наследник Перевеллов должен умереть. – Прошелестел он и закрыл глаза.
Ребята еще стояли какое-то время, боясь пошевелиться. Впервые в жизни они наблюдали смерть. Пусть их самих пытались убить.
- Я убила профессора. – Прошептала Гермиона в ужасе. – Меня отчислят.
- Это еще надо доказать. – На автомате ответила Джоу, тоже шокированная произошедшим. – Он первый напал, уверена, на шее Гарри проявятся синяки, и легко можно будет дактилоскопировать отпечатки пальцев профессора.
- Что тут происходит? – Услышали они сзади голос профессора Снегга.
Ребята все, как по команде, обернулись, и тому открылся полный обзор произошедшего. Профессор внимательно оглядел всех, особо задержавшись на шее Гарри, и поднес ко рту браслет на своей руке.
- Господин директор, - произнес он, - у нас несчастный случай. Профессор Квиррелл оступился в кабинете и упал на собственные ножи. Я всегда говорил ему, что оружие должно быть в чехле, но он меня не слушал. И вот результат.
- Он мертв? – Раздался спокойной голос директора.
- Да, директор.
- Я с мистером Филчем сейчас приду. Кстати, куда?
- К подземелью, сэр.
- Интересно, что он там делал. – Задумчиво произнес директор на том конце передатчика.
- Я этого не знаю, директор.
- А Вы, Северус?
- Я шел на склад за дополнительным материалом к экзамену.
- Ясно. Мы скоро будем.
И связь отключилась.
- Все бегом ко мне в кабинет. Если кто ранен, Драко, поможешь.
- Конечно, крестный. – Сказал Драко, не подумав, что афиширует перед чужой девочкой их связь с профессором.
Но Джоу и не думала выказывать удивление. Ребят как ветром дуло. Невилл даже ничего не уронил по дороге. Профессор Снегг же поставил всю мебель на свои места, но перевернул стол позади лежащего Квиррелла. Когда директор вошел, Снегг сидел рядом с телом и прощупывал наличие пульса. Завидев директора с завхозом, он покачал головой и встал.
- И как так его угораздило? – Задумчиво произнес Дамблдор, посмотрев на преподавателя по химии.
- Думаю, он оступился, запутался в штанине и упал с этой лесенки на бок. А ножи выскочили из карманов. По крайней мере, один из них.
- Ай-яй-яй. – Покачал директор головой. – Как же он так неудачно-то, а?
- Случайность. – Пожал плечами Северус. – Такое случается.
- Ну да, ну да… - Потер директор подбородок задумчиво. – Думаю, его надо отнести в холодильник на экспертизу.
Завхоз небрежно взвалил мертвое тело на плечо и понес. Директор пошел за ним, а Северус направился к своему кабинету. Войдя, он увидел, что ребята дружно сидели и успокаивали плачущих девочек.
- Быстро рассказывайте, что произошло. – С порога приказал он.
- Ничего не предвещало такого поворота, сэр. – Сказал Гарри. – Профессор назначил мне консультацию, я пошел туда, но по дороге Джоу поймала меня и сказала, что профессор перенес занятие в другой кабинет, т.к. его был занят кем-то другим. Когда я вошел, то профессор уже был там и писал на доске уравнение. Я сел и стал писать за ним. И вдруг он подбежал ко мне с клинками наперевес и стал пытаться меня убить. Я сопротивлялся. Через некоторое время друзья прибежали и стали мне помогать. Результат Вы видели. - Гарри замолчал.
- Тело отправлено на экспертизу. Думаю, она подтвердит, что его раны действительно получены в результате падения на собственные ножи, а не из-за силы и точности, с которой их метнули. – И он внимательно посмотрел на девочек, те покраснели и опустили глаза.
- Сэр, можно вопрос? – Спросил Гарри и, дождавшись кивка, продолжил. – Его последние слова были, что наследник Перевеллов должен умереть. О чем он говорил?
- Вероятно, что Вы, Поттер, должны быть убиты. – В раздражении ответил профессор.
- Но почему я? – Не понял Гарри.
- Ты – потомок Перевеллов. – Догадалась Гермиона. – И те клинки твои!
- А какое отношение Квиррелл имеет к ним? – Удивленно спросил Гарри.
- Он сам никакого. – Подал голос профессор. – Но те клинки сами по себе большая ценность и редкость. Раритет. Гордость.
- Ясно. – Сказал Гарри, думая, как вернуть семейную ценность.
- Я говорил, что информация ведет за собой смерть. – Сказал профессор, глядя на Драко. Тот кивнул. Профессор отпустил ребят, и те вышли и кабинета.
- Гарри, прости! – Подала голос Джоу. – Я не знала.
- Я тоже. – Отозвался он. – Откуда ты так хорошо метаешь ножи?
- Мама учила. Поначалу, когда я была маленькой, это была только игра. А потом я узнала о ее работе. Она заканчивала Гриффиндор.
- Ясно. – Сказал Гарри. – Спасибо тебе за помощь. Вы с Гермионой – мастера своего дела. – Он улыбнулся.
- Наше дело шеи сворачивать. – Хмуро отозвалась подруга. – А не метать всякое.
- Одно другому не помешает! – Весело произнес Гарри.
- Шалость удалась? – Вдруг спросил Невилл.
- Не хотелось бы таких шалостей. – Покачал головой Драко. – Но, думаю, да.
И ребята хлопнулись ладонями, как обычно, и продолжили свой путь, уже обсуждая предстоящие экзамены и летние каникулы. Первый год обучения подходил к концу.









Глава 15. На вокзале


Когда учебный год закончился, все экзамены были сданы, и все вещи были упакованы, ребята заторопились домой увидеть родных. В поезде они обсуждали предстоящие долгие каникулы.
- Приглашаю вас всех к себе на празднование моего дня рождения. - Вдруг ни с того ни с сего сказал Гарри. - Я спрашивал родителей, они не против гостей на несколько дней. Приедете? - Обвел он друзей взглядом.
- Я точно да. - Кивнула Гермиона.
- Мне надо будет спросить у своих, но не думаю, что они будут против... - Задумчиво протянул Драко, помнивший слова профессора Реддла.
- Я спрошу у бабушки. - Чуть смущенно произнес Невилл.
- Невилл, а как ты будешь отмечать свой день рождения? - Задала вопрос подруга. – У Драко мы уже отметили, мой в сентябре, про Гарри договорились. Но твой-то на день раньше.
- Я не знаю... - Протянул их друг, опустив глаза.
- А как было в предыдущие годы? - Поинтересовался Драко.
- Ну, в том году мы весь день провели в Косой аллее.
- И все? - Поразился Гарри.
- А друзья? - Спросила Гермиона.
- Ну, до Хогвартса у меня не было друзей. - Отвернулся мальчик. - Так, иногда кто-нибудь заходил. Но редко. Потому что...
- Потому что ты - ходячая случайность. - Закончил за него Драко.
- Нет. Так дело не пойдет. - Решительно сказала Гермиона.
- Согласен, это надо исправить. - Поддержал Гарри.
- День рождения одному - это скучно. - Кивнул Драко.
- Но проблема в том, что мы все далеко друг от друга живем. - Задумалась Гермиона.
- А, может, вы все приедете ко мне? Отметим сначала мой день рождения, а потом Гарри. - Робко предложил Невилл.
Все посмотрели на Гарри. Тот молчал, не зная, как подобрать слова.
- Понимаешь, Невилл, я в принципе не против. Но. Если я не отмечу свой день рождения со своими родными, они обидятся. Они и так чувствуют свою вину за то, что не говорили мне правду. Они же вырастили меня, заботились. Они не видят меня по долгу. И если я уеду, то они обидятся, и мы отдалимся. Я так не хочу. Они же... - Неопределенно махнул Гарри рукой и отвернулся к окну скрыть слезы.
- Да-да, - сник Невилл, - я все понимаю.
- Подождите. - Вмешался Драко. - Невилл, у тебя большой дом?
- Ну, с твоим не сравнить, но у нас десять комнат. Всего.
- Гарри, давай и твои родные поедут с тобой. Мы отметим день рождения Невилла все вместе, потом твой, опять же вместе.
- Точно! - Захлопала Гермиона в ладоши. - Это отличная идея! Если взрослые согласятся.
- Я спрошу своих. - Улыбнулся Гарри.
- И я. - Расцвел Невилл на глазах.
Ребята решили все обговорить сразу же по приезду.
Гарри нашел своих первыми - они приехали всей семьей встречать его. И были очень рады видеть его целым и невредимым.
- Мам, пап, у меня к вам вопрос, - начал он, когда его перестали обнимать и тискать, - как вы смотрите на то, чтобы отметить мой день рождения в гостях? У моего друга Невилла день рождения тридцатого. Давайте поедем к нему?
- Ну, конечно, сынок. - Погладила того по голове Петунья, переглянувшись со своими.
- Спасибо, мам! - Обрадовался Гарри и поспешил к Невиллу. Там уже стояла радостная Гермиона с родителями. - Драко еще не подошел?
- Пока нет. - Покачал головой Невилл. - Его могут не отпустить.
- Что значит "не отпустить"? - Повысила голос бабушка Невилла. – Думаю, это стоит проверить.
И она решительной походкой направилась к светловосой троице. Остальные с чемоданами следовали за ней. Все люди, стоящие на ее пути, спешно расступались. Мистер и миссис Малфой тоже заметили это шествие, но лишь терпеливо ждали. Миссис Долгопупс остановилась перед родителями Драко и внимательно на них посмотрела.
- Добрый день, миссис Долгопупс. - Наконец соизволил поздороваться Люциус.
- Добрый. - Кивнула та в ответ. - Рада, что заметил меня наконец, сынок. - Холодным тоном ответила пожилая женщина.
Драко чуть не икнул от неожиданности - никто не смел так разговаривать с его отцом. Даже профессор Реддл, хоть он имел большое влияние на того.
- Как можно, Августа? - Подала голос миссис Малфой дружелюбным тоном.
- Для Вас, милочка, миссис Долгопупс. - Осадила ту бабушка Невилла. Нарцисса пождала губы. - Я, собственно, подошла убедиться, что вы оба уже дали свое согласие Драко, чтобы он погостил у нас дома вместе со своими друзьями.
Чета Малфоев молчала, а Драко откровенно боялся. Друзья ему сочувствовали и взяли за руки. Все взрослые продолжали молчать, родители Гарри и Гермионы сочли за лучшее не вмешиваться. У Драко вспотели ладони, но друзья лишь крепко пожали ему руки, а Гермиона, стоявшая позади, положила свою ладонь ему на плечо. От родителей Драко ничего не укрылось. "Действительно друзья". - Промелькнула мысль у Люциуса, но быстро покинула его.
- Надеюсь, ваше молчание вызвано тем, что вы обдумываете, какие вещи Драко понадобятся на протяжении того месяца, что он будет у нас жить. - Нарушила молчание бабушка. - Я подготовлю к учебному году хоть всех студентов нашей Академии.
- Но мы думали, что речь идет лишь о паре дней... - Подала голос Нарциса.
- Чтобы друзья моего внука погостили так мало? - Вздернула брови Августа. - Надеюсь, вы не сомневаетесь в том, что я могу их защитить в случае необходимости? - Миссис Лонгботтом как бы невзначай приоткрыла полы кардигана, и все увидели немаленький набор ножей разного размера, прикрепленный у нее на поясе. Родители Гарри и Гермионы нервно сглотнули, Дадли отступил назад, а чета Малфоев чуть спала в цвете лица.
- Конечно же нет, миссис Долгопупс. - Поспешил ответить Люциус.
- Вот и славно. - Кивнула та. - Жду вашего сына двадцать девятого июля на пороге своего дома не позднее девяти утра. К завтраку, с вещами.
И с этоими словами пожилая женщина развернулась и пошла прочь. Невилл махнул ребятам на прощание и удалился.
- Ну, увидимся! - Как можно бодрее попрощались Гарри и Гермиона с Драко и тоже покинули Малфоев.
- Держись! - Шепнула тому на ухо Гермиона, обняв мальчика.
Драко как-то скованно похлопал ее по спине, пожал Гарри руку и проводил долгим взглядом удаляющихся друзей.











Глава 16. Загадочная книжка


Июль уже близился к концу, и Драко начал собирать вещи для отдыха у Невилла дома, а затем те, что ему понадобятся в Хогвартсе. Он очень ждал встречи со своими друзьями. Летом они, конечно, переписывались через свои зашифрованные послания, но это все же не то. Его свита регулярно навещала его, но с ними было не так интересно – эти слушались его и почти беспрекословно подчинялись, а друзья действовали на равных. Особенно Гермиона. С ней было очень интересно разговаривать. Скоро был ее день рождения, и Драко уже приготовил для нее подарок. Книга. Редкое коллекционное издание об истории боевых искусств. Гермиона не любила убивать, и смерть профессора от ее руки (пусть и не только от ее, но все же) огорчала девочку. Она скорее любила точность ударов, быстроту реакции. Ей нравилось достижение результата, но не то, что это смерть противника. Что ж, он ее прекрасно понимал.
В один из дней Драко в очередной раз прогуливался по портретной галерее. С того дня, как он подслушал разговор отца с профессором Реддлом, он летом каждый день прогуливался в той части крыла – вдруг опять что-нибудь интересное услышит? И это ему удалось. Мальчик услышал негромкие голоса из-за двери и тихо прокрался в нишу.
- Я могу рассчитывать на тебя, Люциус? – Спросил профессор Реддл мистера Малфоя.
- Конечно, мой Лорд. – Наклонил он голову. – Это большая честь и ответственность.
- Это ни в коем случае не должно попасть никому на глаза, особенно…
- Я понимаю. – Серьезно произнес мистер Малфой. – Я все сделаю.
- Очень на тебя рассчитываю.
И профессор поднялся. Отец Драко тоже встал, взял какую-то тетрадь со стола и поставил ее в шкаф между какими-то книгами.
- Хочешь что-то спрятать – оставь на виду? – Хмыкнул профессор.
- Именно. – Подтвердил Люциус, и мужчины покинули кабинет.
Драко через минуту оказался в кабинете и вытащил тетрадь. Полистав, он ничего не обнаружил. Просто листы желтоватого цвета, похожие на пергамент, скреплены между собой в мягкой черной обложке. И ничего больше. Драко сначала разочаровался, а потом подумал, что просто пустую тетрадь профессор его отцу бы не доверил. А, значит, там какая-то тайна. Мальчик хотел было просто украсть тетрадь, но потом подумал, что отец заметит пропажу. Не годился такой вариант. Затем он решил просто вырвать листы, а на их место подложить обыкновенные. Но заем ему пришла мысль – вдруг на обложке тоже что-то стоящее написано? Вожделенную тетрадку пришлось вернуть на место. Стоило просто найти похожую. А лучше – в точно такой же обложке. И подложить отцу. Он не заметит, да и не станет рыться в чужой вещи. Скорее всего, он даже не знает, что в ней. Отец просто хранитель.
На следующий день Драко съездил с мамой в город закупиться необходимыми вещами. Тем, что не обязательно было приобретать в Косой Аллее. Мальчик долго бродил по книжным магазинам, и наконец нашел то, что искал. Тетрадь в крайне похожей черной обложке. Листы пергамента с водяными знаками. Красиво. И Драко купил ее. Весь день он молился, чтобы отец никуда не перепрятал заветную книжицу. Утром, только проснувшись, он побежал в тот кабинет и убедился, что тетрадь стояла на своем месте. Как только они с матерью вернулись, Драко извинился и пошел к себе. И тут же опрометью бросился в кабинет. Отца не было дома, слуг тоже не было поблизости. Драко быстро совершил подмену, сунул тетрадь профессора за спину под рубашку и вновь поспешил к себе. В чемодане тетрадь заняла свое место среди других. Он обязательно найдет способ узнать, что же за тайны хранит этот человек.
























Глава 17. У Невилла дома


Двадцать девятого июля в девять утра у дома бабушки Невилла образовалась очередь из гостей. Трое его друзей с родителями и горой вещей прибыли в гости. Пусть день и время было озвучено лишь для Малфоев, родители остальных сочли за лучшее тоже применить это к себе. Неважно, что все ехали всю ночь, чтобы не дай бог не опоздать. Главное, что ровно в девять часов по Гринвичу входная дверь открылась. На пороге стояла миссис Долгопупс и рассматривала гостей. Судя по ее молчанию, она осталась довольна.
- Прошу в дом. – Сказала она. – Ванная слева, столовая справа. Завтрак уже подан. Вещи можете оставить, их отнесут в ваши комнаты.
Гости аккуратно распределились по коридору и ванной, чтобы не образовывать давку и толпу, и проходили в столовую. Это была достаточно просторная комната – если не сравнивать с Малфой-Мэнором – в центре стоял большой овальный стол, а вокруг него стулья. Еще стулья были вдоль стен. Невилл широко улыбнулся, увидев друзей, и знаком предложил сесть рядом. Когда все расселись, Августа Долгопупс пожелала всем приятного аппетита, дождалась ответа и приступила к трапезе.
- Надеюсь, вы все хорошо добрались? – Осведомилась миссис Долгопупс, намазывая маслом булочку.
- Да. – Практически одновременно ответили все, а каждый вспомнил, как грузил вещи от дома в такси, от такси в тележку, с тележки в вагон поезда (и при том все это ночью), а потом в обратном порядке. Даже Малфои сочли за лучшее воспользоваться поездом – на машине было бы слишком долго. Августа Долопупс лишь кивнула.
После завтрака Невилл утащил друзей к себе.
- Строгая у тебя бабушка. – Покачал Гарри головой.
- Это да. – Вздохнул мальчик. – Но она добрая. Она заботится обо мне. И она нарушила закон, рассказав о нашем мире. Мы потому далеко ото всех живем – чтобы ни у кого вопросов не возникало, когда тут что-то взрывается, или когда бабушка с ножами играет.
- Ты молодец, Невилл! – Потрепала его по плечу Гермиона.
- А я должен вам кое-что рассказать. – Сказал Драко и показал тетрадь друзьям и рассказал, откуда она у него.
- Ты украл это у отца? – Возмутилась Гермиона.
- Позаимствовал. – Поправил ее Драко. – Это и мой дом тоже.
- А если он обнаружит пропажу? Вот профессор возьмет и попросит ее назад, а там не то.
- Разберемся. – Отмахнулся Драко. Гермиона насупилась.
- А вот если вдруг к ним в дом придут с обыском, - подал вдруг Невилл голос, - и будут искать эту тетрадь, то не найдут.
- Правильно, и отец будет ни при чем. – Обрадовался парень.
- И тогда с обыском придут к Драко. – Заключил Гарри.
- Перепрячем. – Упрямо стоял на своем Малфой.
- Все равно это очень опасно. – Возразила Гермиона.
- Да мы вообще живем в опасном мире. – Парировал Гарри. – Зато, если расшифруем, то будем знать, что скрывает профессор.
- И я сразу верну тетрадь на место.
- Обещаешь? – Прищурилась Гермиона.
- Даю слово. – Поднял руку Малфой, и девочка улыбнулась ему.
- А ты уже что-нибудь пробовал? – Спросил Гарри.
- Так, по мелочи. – Махнул Драко рукой. – Под носом отца опасно. Нужен какой-то особый проявитель. Я захватил с собой кое-что из лаборатории, будем пробовать. Вы со мной?
- Конечно! – Зажглись глаза Гарри, а Невилл и Гермиона кивнули. Гермиона – потому, что чувствовала, что за мальчиками нужно приглядывать.
Дни рождения отметили на ура. Невилл был по-настоящему счастлив. Рядом с ним в этот день были не только его родственники (дядя, конечно же, тоже приехал и удивился количеству народа в доме). «Ты же не думаешь, что у моего внука нет друзей?» - Вкрадчиво спросила Августа. На что ее брат замахал руками и предпочел скрыться.
Каждый подарил Невиллу что-нибудь. Драко подарил на заказ сделанную тарелку фризби. Тарелка была произведением искусства для Наемника. Во-первых, она была металлической, но легкой, из алюминия. На выпуклой части она была отполирована до блеска. Это позволяло ей пролететь по полу быстро и бесшумно, даже по камням Хогвартса. И отвлечь противника. А в солнечную погоду можно было ослепить с его помощью. И вообще, эта тарелка могла превратиться в бумеранг, если нажать одновременно на пару пластин, и ее можно было носить на поясе.
Гермиона подарила поясную сумку, в которой было много всяких кармашков, отделений, петелек и крючков. Невилл тут же одел ее и прикрепил бумеранг. Смотрелось очень стильно. Мальчик же мысленно перебирал, что и в какой карман он положит, чтобы все необходимое было под рукой.
Гарри, прочитав про ниндзя, подарил набор метательных звездочек, только в центре у них был шарик – чтобы ее можно было катнуть по полу. Дадли подарил книгу про различные взрывы. Родители друзей подарили деньги, а Малфои еще и специальную форму для тренировок, которая сидела, как влитая, в ней было очень комфортно, не жарко и не холодно. У Драко была точно такая же, сшитая под него специально. И как только они узнали его параметры? Драко сам удивился – он им ничего не говорил, да и не знал.
Бабушка и ее брат подарили Невиллу книги «Немники: случайности от и до» и «100 лучших случайностей». Мальчик был очень благодарен – случайности – его конек.
Отмечание дня рождения Невилла постепенно перешло в гаррин праздник. Этот день тоже прошел бурно, шумно и весело, с фейерверками, шариками, шутками, смехом. Невилл и Драко подарили различные клинки для боя и метания, а Гермиона, несколько смущенно, - пояс для его острых игрушек. «Чтобы все вам необходимое было всегда под рукой. Вдруг вам еще кого спасти надо будет быстро и срочно.» - Объяснила она похожие подарки.
Взрослые также подарили фунты, а родители Драко преподнесли ему такой же спортивный костюм. Гарри был шокирован не меньше, чем Невилл накануне. Драко лишь вздернул брови. Кажется, что Гермиону тоже ожидает такой же подарок. Видимо, так они показывали свое одобрение дружбе своего сына – никому из его «свиты» такого они не дарили – только деньги.




















Глава 18. Годрикова Впадина


На следующий день родители засобирались по домам. У родителей Гарри и Гермионы была работа, а Малфои не хотели лишний раз мозолить глаза Августе. Миссис Долгопупс, которая каждый день обходила весь дом, отметила эти сборы.
- Куда это ты собрался? – Спросила она у Дадли, когда он выносил свой чемодан.
- Домой. – Немного растерянно ответил он.
- Нет, ты остаешься тут. – Властно проговорила женщина. – Тебе это будет полезно.
Дадли недоуменно обернулся на родителей. Те были в растерянности.
- Но… - Начала Петунья, но была перебита Августой.
- Ничего, отдохнете вдвоем, о мальчике я позабочусь. Ему не будет скучно.
И миссис Долгопупс ушла на кухню отдавать распоряжения на день.
- Мам? – Почти испуганно спросил Дадли.
- Сынок, - поджала губы его мама, - может, и правду останешься? Тебе ведь понравилось с друзьями брата? Нет, конечно, если ты категорически против, мы с папой тебя заберем, но подумай о Гарри. Как это на нем может отразиться?
Дадли горестно вздохнул.
- Это ненадолго, сын, - проговорил Вернон, - через четыре недели мы тебя заберем. А, может, и раньше.
- И потом, дома без Гарри тебе же будет скучно. – Добавила Петунья, и Дадли понес свой чемодан обратно наверх.
Когда все родители уже прощались с детьми, бабушка Невилла произнесла:
- Я извещу вас заранее о дате поездки на Косую аллею.
И она увела внука в дом, чтобы дети могли попрощаться о своими родителями.
Весь день дети были предоставлены сами себе – они бегали, играли, стреляли, ставили опыты. Дадли с удовольствием участвовал в этом с ними, хоть его знания были куда как скромнее. А на следующее утро миссис Долгопупс подняла их в семь утра.
- Подъем! – Закричала она. – Быстро оделись и на пробежку! Все пятеро! Разминка, пробежка, спарринг. Хогвартс не за горами. Вы можете потерять форму. Невилл, ты знаешь нагрузку. Дадли, тебе после разминки десять кругов, потом спарринг со мной.
Ребята сначала не поверили услышанному, но, посмотрев на Невилла, лишь тяжело вздохнули и потащились на трек. Дадли был в ужасе – он ненавидел физкультуру вообще и бег в частности. Но пошел за остальными. Одел он старый костюм Невилла.
До завтрака он еле дополз – будучи непривычным к такому, он еле переставлял ноги и поражался и одновременно завидовал выносливости брата, равно как и его друзей. Увидев Гермиону в спарринге, так и вообще потерял дар речи – чтобы маленькая и хрупкая девочка так дралась… После завтрака Дадли растерли мышцы, чтоб они не очень сильно болели, и он отправился спать. А ребята засели за учебники – миссис Долгопупс принялась объяснять им различные тонкости и особенности в их профессии, о которых в Академии не говорят, но которые очень помогают.
Вечером, когда ребята помогли Дадли (от боли в нетренированных мышцах он даже ползти не мог), Невилл собрал их у себя.
- Гарри, ты ведь не занимался Годриковой Впадиной? – Спросил он.
- Занимался, но в нашем городе библиотека всего одна, и там я вообще ничего не нашел.
- Я в своей тоже ничего не нашел, хотя у нас дома целая библиотека. – Вставил Драко.
- И у меня пусто. – Сокрушалась Гермиона.
- Я тут подумал, что нам нужен большой атлас Британии. Где была бы изображена каждая деревня, уж не говоря о городе. – Заговорщицки сказал Невилл.
- Это гениально! – Обрадовался Гарри.
- И как я сама не додумалась? – Хлопнула себя по лбу Гермиона. – У вас есть такой?
- Есть! Я вчера наведался в кабинет за книгой и наткнулся на него. Строго говоря, это несколько больших книг. Четыре. По каждой на сторону света.
- Долго нам искать придется. – Покачал Драко головой.
- Мы будем изучать только две – юг и запад. Нас четверо, надеюсь, мы быстро найдем. Главное, бабушке не попасться – она очень не любит, когда копаются в прошлом кого бы то ни было. Она даже про моих родителей крайне неохотно и недолго говорит.
Ребята кивнули и тем же вечером приступили к поискам места под названием Годрикова Впадина. Снова, как и в Академии, они поздними вечерами изучали карты, но ничего не находили. Даже когда через неделю они поменялись картами, то все равно ничего не нашли.
- Может, мы не там ищем? – Вяло предположил Гарри.
- Думаешь, в газете допустили такой промах? – Парировала Гермиона.
- Но ведь ничего. Как будто города не стало в один день.
- Сравнить бы карты тех двух лет… – Подал голос Драко.
- Тогда мы точно найдем это место только через сто лет. – Высказался Невилл. – Это ж где мы найдем карты за то время? А каждой библиотеке Лондона поселиться? Нам скоро на Косую алею идти.
- Надо подумать. – Высказалась девочка и направилась спать. Почему-то думалось ей лучше всего ночью, лежа в кровати.
Но пока никакая светлая идея ей в голову не пришла. Равно как и ребятам. В день посещения Косой аллеи они разделились. Каждый хотел провести еще чуть-чуть времени родителями. Гермиона застряла в книжном магазине – ей не верилось, что ни в одной из книг не было хотя бы намека на нужную ей точку на карте. Проводя кончиком пальца по корешкам книг, она наткнулась на одну, чье название было «Имена, клички и позывные Наемников старины». Девочка по велению интуиции взяла эту книжицу, хотя ее явно развлекательный характер был чужд умнице. И все же, Гермиона смело положила эту книгу в свою корзину, отчего-то считая, что она правильно поступила. Вечером она засела за нее, даже не притронувшись к атласу.
- Гермиона, что ты там такое читаешь? – Спросил ее Драко, недовольный тем, что атлас ему читать надо в одиночку.
- Книгу. – На автомате ответила девочка.
- Дай сюда. – Выхватил тот ее чтиво из рук – раздражение требовало выхода. - «Имена, клички и позывные Наемников старины» - это что еще за бред? – Удивился Драко так сильно, что выпустил книгу из рук, когда Гермиона отобрала ее назад.
- Может, и бред, но моя интуиция мне подсказала обратное. – И она вновь уткнулась в страницы.
- Интуиция? – Поддел ее Драко. – И ты ей веришь? Девчонка!
- Однако ты же поверил в том году и съел маковую булочку. – Внимательно посмотрела Гермиона на мальчика. – И Невилл не пострадал.
Драко нечего было а это ответить. Гермиона была права. И он вернулся к карте. Где-то через два часа она оторвала голову и задумчиво посмотрела на стену и зашевелила губами и пальцами в воздухе, как будто что-то писала. Затем она подскочила и рванула в соседнюю комнату, где были Гарри и Невилл. Гермиона резко повернула атлас к себе и судорожно начала переворачивать листы. Мальчики недоуменно взирали на нее.
- Гермиона, ты чего? – Осторожно спросил Гарри.
- Потом. – Отмахнулась лишь та.
Те подняли головы на вошедшего Драко.
- Понятия не имею. – Поднял он руки. – Она сидела и читала про клички старых Наемников, затем что-то зашептала и рванула сюда.
В общем, ребятам оставалось лишь ждать, пока Гермиона найдет то, что искала.
- Вот! – Наконец радостно воскликнула она и ткнула пальцем куда-то в карту.
- Горф. – Прочел Драко, и все уставились на Гермиону.
Та вздохнула и принялась объяснять.
- В той книге я прочитала, что каждый Наемник, выпускаясь, придумывает себе позывной, по которому с ним работают наниматели. Это имя абсолютно секретное, хранятся данные о нем в Отделе Тайн в Совете. Именно там все засекреченные дела, имена и т.д. Доступ туда запрещен любому Главой Совета. Попасть в эту комнату можно лишь раз в жизни – когда ты заканчиваешь Академию. В день получения диплома тебе выдается разовый пропуск в Отдел на определенный день и время. Твой позывной там принимается, регистрируется, и теперь для всех работодателей тебя зовут именно так. О позывном не рассказывают никому и никогда – во избежание охоты. Или же если ты настолько доверяешь этому человеку. Рассекретить позывной можно не ранее чем через двести лет после полного закрытия последнего дела или смерти последнего из родственников, заинтересованных и т.д. – т.е. любого, кто мог бы захотеть покопаться в смерти человека – все же восемь поколений – это много. Так вот, знаете, какой позывной был у Годрика Гриффиндора? – Закончила свою речь девочка и уставилась на ребят в ожидании.
- Горф? – Предположил Драко.
- Именно! – Повернулась она к другу. – Наверняка он построил там замок – форпост какой-нибудь, вокруг которого потом образовалось поселение.
- Но в газете было сказано Годрикова Впадина. – Напомнил Гарри.
- Во-первых, если место секретное, а оно так и есть – мы же нигде ничего не смогли найти, как будто его никогда и не было, а каким еще оно может быть, то истинное название никогда не раскроют, только намекнут. А во-вторых, это низинная местность, болотистая, с выходом к морю.
- Т.е. там реки впадают в океан? – Щелкнуло в голове у Драко.
- Да! – Согласилась Гермиона. – Я, конечно, не могу быть в этом стопроцентно уверена, но моя интуиция говорит, что я права.
- И где этот город? – Задал Гарри главный вопрос – все же его родное место.
- Графство Дорсет. – Вздохнула Гермиона.
- Далековато. – Почесал Гарри макушку.
- И судя по виду, это место сейчас запущено. – Нахмурился Невиллл, вглядываясь в карту.
- А каким оно еще может быть после того…происшествия? – Аккуратно подобрала слово девочка
- Убийства. – Мрачно поправил ее Гарри. – Такого, что был переселен\расселен\эвакуирован весь город.
- Ну да. Прости. – Ответила девочка.
- Ничего. В этом нет твоей вины. – Ответил Гарри. – Однажды я съезжу туда.
- Мы с тобой. – Тут же подал голос Невилл и протянул руку. Все тут же положили свою сверху, как знак их единства.
Гермиона сфотографировала карту местности, чтобы иметь с собой. В Хогвартс они ехали не с пустыми руками.



Глава 19. Златопуст Локонс


На вокзал дети прибыли с миссис Долгопупс. И ждали там своих родных, чтобы попрощаться до рождественских каникул. Когда состав тронулся и все расселись, то началась беседа про начинающийся новый учебный год.
- Интересно, кто у нас будет вести Математику? – Задумчиво проговорил Невилл.
- Златопуст Локонс. – Тут же ответила Гермиона и показала газету с фотографией красивого мужчины, который улыбался. Его образ никак не вязался с образом Наемника.
- Позер. – Фыркнул Драко, и на этом завершил тему обсуждения нового преподавателя.
В школе все было как обычно. Приветственная речь директора, представление преподавателей. Математику, как в газете и рссказали, должен был вести златокудрый мужчина с приторной улыбкой по имени Златопуст Локонс. Когда он улыбнулся, по Залу разнесся девичий многоголосый вздох. Ребята скуксились и поморщились – этот тип им явно не нравился. В этом учебном году математика у второго курса Гриффиндора была с Когтевраном. Но Гермиона не сидела рядом с Гарри. Наоборот, Гарри отсел на заднюю парту. Рядом с ним неожиданно оказался Рон. Девочки же все поголовно сидели спереди и влюбленными глазами смотрели на преподавателя. Ребята, хмурые, как дождливое небо, сидели сзади. Локонс, зайдя, показушно улыбнулся, от чего девочки снова вздохнули, и прошел к своему месту.
- Доброе утро! – Поздоровался он. – Очень рад видеть столь юных красавиц на своих занятиях. Предмет, что я веду, крайне важен для вас, т.к. он – основа для дальнейших точных наук. Я же вам буду рассказывать, как знание математики мне не раз помогало, а зачастую и спасало мою жизнь во время заданий.
Вот в таком духе проходило занятие. У Гарри уши вяли от его слов – столько в них было самолюбования.
- Вот же хвастун. – Не выдержал он в какой-то момент и ругнулся шепотом.
- И не говори. – Прозвучал ответ рядом.
Гарри сильно удивился – Рон только что сам нарушил их негласное холодное игнорирование друг друга. После того состязания в прошлое Рождество Рон перестал вообще замечать Золотое Кватро (как стали называть ребят в Академии). Как близнецы и говорили. Он не здоровался даже с Гарри, с которым жил в одной комнате. А тут… Видимо, наличие общего раздражающего элемента способствовало прекращению холодного противостояния, пусть бы и временного.
- И что они все в нем нашли? – Продолжал бурчать Гарри.
- Мама считает его красивым. – Ответил Рон. – А еще сообразительным – вон сколько всего ему помогло. – И Рон кивнул на лекцию. – А еще его статьи, восхваляющие его способности. Он же Когтевран закончил. Поэтому типа в своей боевой практике он, зная математику, под определенным углом сворачивал голову противнику, перекидывал его через себя, молниеносно рассчитывал гипотенузу, когда ударял врага об асфальт.
- Ужас какой! – Содрогнулся Гарри, продолжая писать.
К концу занятия ребята уже тихо ненавидели нового преподавателя, а девочки, наоборот, влюбились в него, искренне веря в то, что он вещал. Гермиона догнала Гарри, решив, что он порадуется вместе с ней полезности этой дисциплины. Но, когда она услышала, как Гарри вместе с Роном поливали его, она раскричалась на них и убежала обсудить это с Невиллом и Драко, у которых тоже уже была математика. Но встретились они только в библиотеке после занятий.
- У нас сегодня была математика! – Возбужденно проговорила она.
- Ты как все, Гермиона. – Скривился Драко. – Без ума от него и совершенно не слушаешь, что он говорит.
- Да что ты такое говоришь! – Взвилась она. – Чтобы я да не слушала преподавателя!?
- Гермиона, - миролюбиво начал Невилл, - Драко имеет ввиду, что ты, как и все, обращаешь больше внимания на его внешность. И мало вслушиваешься.
- Я внимательно слушала, что он говорил. – Сухо ответила девочка.
- В таком случае отвлекись от того, как он говорил и подумай о реальности. В реальном бою тебе просто некогда высчитывать все углы и координаты. Это нереально. Это потом уже можно судить обо всем, исходя просто из общей ситуации. Вспомни про Квиррела.
Гермиона задумалась о словах Невилла. И пришла к неутешительным выводам.
- Но как же? – Беспомощно спросила она. – А все его статьи? Фотографии? Он упоминается в учебнике по Биографии.
- Да мало ли успешных Наемников. – Пожал плечами Драко. – Просто не у всех такие амбиции кричать об этом на каждом углу.
- Напыщенный индюк. – Заключила девочка.
- Однако, будет лучше, если ты не будешь этого демонстрировать. – Произнес Гарри. – Мало ли чем это может обернуться.
- Угу. – Кивнула она. – Кстати, а ты что, помирился с Роном? – И все в удивлении уставились на Гарри.
- Да нет. – Пожал он плечами. – Просто разговаривали. Не думаю, что это можно считать дружбой. Думаю, он просто переосмыслил свое поведение, как близнецы и обещали.
На этом разговоры о новом преподавателе закончились, и Гермиона действительно стала больше реально оценивать то, что тот вещал на своих занятиях, и понимала, насколько ребята были правы. И была им благодарна, что те поставили ей мозги на место.


Глава 20. Надписи на стене


В один из дней Гарри возвращался от профессора Снегга после отработки неудачного опыта на лабораторной. В коридорах уже никого не было, т.к. с минуты на минуту должен был прозвенеть отбой. Гарри торопился, т.к. не хотел попасться на глаза мистеру Филчу и лишиться баллов. Завернув за угол, он почувствовал, что в его лицо брызнуло что-то. Мысленно выдав себе подзатыльник за невнимательность, он осмотрелся и понял, что коридор полон воды. Где-то сорвало кран. Гарри тут же поспешил туда и почти что столкнулся с завхозом.
- А, вот ты где, паршивец! – Схватил он его за шиворот.
- Эй, в чем дело? – Возмутился мальчик.
- В чем дело? Я тебе покажу, как стены пачкать и писать всякую ахинею! – Брызгал слюной злой Филч. – И ты отравил мою кошку! – Указал он на лежащее животное.
- Я ничего не делал! Отпустите! Я был на отработке у профессора Снегга.
- Да что ты!? Какая наглость клеветать и наговаривать на профессора!
- Боюсь, в данном случае мистер Поттер прав. – Послышался сухой голос химика.
Филч злобно покосился на Гарри, но вынужден был отпустить его.
- Тогда кто это написал? – Указал он на стену.
«Тайная комната снова открыта! Враги наследника, трепещите!» Снегг перевел взгляд на надпись, прочел, а затем по рации вызвал директора. Гарри же все это время ждал развязки. Подошедший директор внимательно осмотрел надпись, окружающую обстановку и задал вопрос:
- Чем написано?
- Девяносто пять процентов, что это кровь. Но точнее смогу сказать, сделав анализ.
- Что ж, так и поступим. Если это кого-то из студентов, то утром его ждет крайне неприятный разговор. У профессора Помпфри есть все данные.
- Конечно, сэр. – Сказал профессор и соскреб часть надписи на анализ.
- Мистер Филч, до выяснения подробностей никого сюда не впускать.
- А моя кошка? – Почти жалобно спросил он.
- Вылечат, не беспокойтесь.
И этими словами директор удалился, а вместе с ним и все остальные. Однако, как Гарри подслушал, результаты неутешительные. Кровь не человеческая, а свиная. Ее можно было достать где угодно – на ней постоянно ставили химические опыты – точнее проверяли действенность яда.
На уроке истории Гермиона задала вопрос о Тайной Комнате. Профессор Бинс нехотя ответил, что один из Основателей Салазар Слизерин был не согласен с другими, считая, что только отравление есть великое искусство смерти. Но т.к. он был в меньшинстве, то покинул своих коллег, на прощание оставив им такой «подарок». Считается, что в этой комнате хранится его оружие.
Тем же вечером Драко с друзьями зашел к крестному.
- Заходите. – Скривился профессор. Не любил он, когда его отвлекали.
- Крестный, я бы хотел узнать, возможно ли существование такого яда?
- Если ты о Тайной Комнате, то мой ответ – не. Ни один химический элемент не сможет сохранить свои свойства на протяжении такого длительного времени.
- Т.е. там ничего нет опасного? – Задала вопрос Гермиона.
- Этого я не знаю, мисс Грейнджер. Просто потому, что я там никогда не был.
- Но это не значит, что ее не существует? – Зацепилась она.
- Не знаю. За все то время, что я в этой Академии, о ней никто не заговаривал.
На этом ребята покинули профессора. Однако на этом история с надписью не закончилась. Вскоре был отравлен первокурсник Колин Криви. А затем еще двое – Пенелопа Кристал и Джастин Финч-Флетчли. Как и миссис Норрис, они неподвижно лежали в том же коридоре. Их дыхание было замедленным, сердцебиение слабым, пульс редким. Как будто бы их погрузили в длительный сон. Начавшаяся было паника была мгновенно задавлена в зародыше директором, сообщившим, что любой паникер будет отчислен, как не прошедший психико-психологическое тестирование. А также он посоветовал не ходить по одиночке. И на довольно продолжительное время нападения прекратились. Однако спящих пока пробудить не удалось.











Глава 21. Дневник Тома Реддла


Меж тем, ребята ни на минуту не забывали о дневнике профессора. Чтобы разгадывать тайну этого дневника, друзьям следовало очень хорошо спрятаться от посторонних глаз. Поэтому они начали спешно изучать различные коридоры Академии, ниши, классы, помещения. В ход шло любое углубление с окном, способное вместить четверых студентов. Что-то не очень глобальное они делали в химических лабораториях под видом очередных рефератов, эссе, курсовых. А еще с течением времени стало ясно, что на вскрытие текста дневника им нужно длительное время. Драко с ребятами перепробовал все известные ему проявители и растворители – ничего. Затем они изучали учебники и просто книги на эту тему и пробовали новые соединения. Они писали формулы, считали их, выводили, пробовали. На все это уходило время, которого катастрофически не хватало. И волевым решением было встречаться после отбоя. Но чтобы их не поймали, требовалось составить карту маршрутов завхоза и старост. Этим ребята и занялись. Так, была найдена подходящая лаборатория под их задачу, где стояли работы других студентов. Поэтому на случай форс-мажора бросить там опыт недоделанным можно было легко – практически в любой лаборатории стояли аппараты с настаивающимся «зельем». Ребята выявили пути отхода. Очень кропотливую работу они проделали. Но зато к новому семестру у них было все готово. И когда они встретились после рождественских каникул, то уже всерьез стали заниматься дневником своего преподавателя. Дни летели один за другим, а текст все не появлялся. Они бы уже отчаялись, решив, что там ничего нет, если бы не твердое понимание, что пустышку не станут так тайно прятать.
В одну из попыток у Драко чуть дрогнула рука, и он сыпанул чуть больше порошка, чем нужно. Жидкость запенилась посильнее и пролилась. Попав на лист тетради, она впиталась моментально, а на листе проявились черные буквы. Драко протер глаза, не веря своему счастью, а потом потряс Гермиону за плечо:
- Быстро записывай – вдруг исчезнет вновь!
И девочка начал писать под диктовку Драко.
Гермиона не сильно задумывалась, что писала – ей важнее было успеть – слова достаточно быстро пропадали. Когда Драко закончил ей диктовать, то они решили прочитать еще раз запись.
Сегодня я познакомился с удивительной девушкой. Она такая невесомая – словно соткана из воздуха. И как она может быть Наемницей? Она чудесна! Столь мила и обаятельна. И она совсем не боится говорить, что думает. Мы договорились встретиться с ней там же через три дня. Надеюсь, она придет…
Ребята переглянулись, когда Гермиона дочитала.
- Этот дневник о давней любви профессора? – Недоверчиво спросил Гарри.
- Мало ли кто она. – Пожал плечами Драко. – Завтра продолжим, может, что и прояснится.
И ребята разошлись по своим башням. На следующий вечер Драко сделал тот же раствор, подождал, пока пена осядет, и капнул на страницу. Глаза ребят расширились, когда капля разъела страницу.
- А как же тогда… - Начал Невилл.
- Пена. – Подумав, сказала Гермиона. – Она вчера капнула на страницу.
И Драко тут же капнул остатками пены. Но на этой странице ничего не оказалось. А вот на следующей были какие-то рисунки. Ребята на них смотрели с сожалением – перерисовать быстро такое не получится ни у кого. А точность линии может иметь значение.
- Хорошо, что я взяла фотоаппарат. – Облегченно сказала девочка, возблагодарив свою интуицию, и сделала несколько снимков рисунка. – Завтра проявим.
На фотографиях действительно отобразились вчерашние рисунки.
- Гермиона, ты умница! – Похвалил ее Драко, и девочка зарделась.
С фотоаппаратом дело пошло быстрее. И к пасхальным каникулам ребята имели фотографии всех страниц. Оставалась лишь последняя. Из дневника ребята узнали о бурном романе их профессора с этой девушкой. Они тайно встречались, потому что девушка скрывала от своих родных его. По непонятной для Реддла причине. Но он не возражал, т.к. любил девушку и понимал, что у каждого могут быть свои секреты.
Драко капнул пеной раствора на страницу, Гермиона сфотографировала ее. Эта страница была разделена на две части. Профессор записал свои мысли, чувства, переживания вверху, как обычно, а снизу дописал еще. И почерк отличался от предыдущих записей. Он был корявым, каким-то размытым. Буквы прыгали, слова были с ошибками.
Сегодня я – самый счастливый человек! Моя маленькая богиня не только согласилась стать моей женой, но и сообщила, что беременна. Это невероятное чувство! Скоро я стану отцом, мужем. Моя любимая, родная, ты сказала, что настала пора познакомить меня с твоей семьей. Я невероятно счастлив. Поскорее бы!
Ее нет. Моей богини больше нет. Какой-то пьяный водитель сбил мою малышку. И теперь у меня нет с ней счастливого будущего. Одним движением тот пьяница разрушил мою жизнь, мое счастье. Я найду его. Найду того, кто убил мою богиню. Найду, чего бы мне это не стоило. Я отомщу за тебя, Ариана.
Когда Гермиона закончила читать, она в ужасе приложила ладошку ко рту, чтобы не закричать или заплакать.
- Бедный! Какой ужас! – Причитала она. – Бедный профессор!
- Зато теперь понятно, почему у него такой грустный взгляд. – Нахмуренно произнес Невилл.
Гермиона тихо заплакала, а ребята сидели грустными и не знали, как лучше успокоить подругу.


Глава 22. Обыск


Люциус Малфой сидел в своем кабинете и думал. Только что он получил довольно тревожные вести, и по всему выходило, что обстановка в Совете накалялась. Мужчина задумчиво посмотрела на стену, стуча пальцами по столу. Затем встал и отправился на поиски своей жены. Та по своему обыкновению, вероятнее всего, была в оранжерее.
- Цисси, ты здесь? – Громко спросил он, не заходя внутрь.
- Люц! – Из другого конца выглянула его жена.
- Надо поговорить.
И он вышел на улицу – в оранжерее было довольно душно. Через минуту рядом оказалась его жена.
- Что-то случилось? – Спросила она обеспокоенно.
- Пока нет, но может. Драко на каникулах следует остаться в школе.
- Да? – Расстроилась Нарцисса.
- Да. Все же, Хогвартс – самое безопасное место. Я напишу ему. Я пришел тебя предупредить.
- Спасибо. – Грустно улыбнулась его жена.
- Не расстраивайся. Уверен, его друзья его не оставят.
- Как странно, что его друзьями стали совсем не те, с кем он знаком с детства, а совершенно посторонние.
- Темный Лорд считает, что это ему на пользу.
- Ты же знаешь, что я соглашусь на что угодно, лишь бы он был жив.
- Знаю. Я тоже. Именно поэтому я продал в тот день душу дьяволу. – Грустно усмехнулся Люциус.
- Не говори так. – Положила свою руку на его предплечье Нарцисса. – Ты спасал нашу семью, наше будущее. Драко жив – это самое главное.
- Спасибо! – Легко поцеловал Люциус жену и ушел писать сыну письмо.
Нарцисса горестно вздохнула и вошла в оранжерею. Занятие цветами ее всегда успокаивало.
Драко уже почти начал собирать вещи, когда письмо отца пришло. Прочитав, он сильно удивился. Вечером он прочитал письмо отца друзьям вслух в месте их обычной встречи – на Астрономической башне.
- Думаешь, это как-то связано с дневником? – Озабоченно спросила Гермиона.
- Не знаю. – Покачал Драко головой. – Отец никогда не посвящал меня в свои дела.
- Что думаешь делать? – Деловито спросил Гарри.
- Тут останусь. – Вновь пожал он плечами.
- А, хочешь, ко мне поедем? – Предложил Невилл. – Бабушка не будет против.
- А давайте мы все тут останемся? – Внес другое предложение Гарри.
- Я только за! – Воскликнула Гермиона. – Родителям скажу, что у меня важное эссе.
- Тогда и я останусь. – Подал голос Невилл.
И ребята хлопнулись руками.
В доме Малфоев все шло своим чередом. Пока однажды утром во время завтрака к ним не вошли представители Аврората.
- Люциус Абракас Малфой, меня зовут Ридард Стен, у нас постановление на обыск. Прошу Вас ознакомиться.
Нарцисса выронила вилку, которая со звоном упала на тарелку. Люциус неспешно вытер рот салфеткой и протянул руку. Постановление было составлено по всей форме и подписано Главой Совета.
- Будете искать по всему дому, включая подземелье и чердаки? – Осведомился он.
- Да. Пока не найдем искомое.
- Если оно у меня, конечно. – Поправил его Люциус.
- У нас проверенные сведения.
- Добби, - обратился он к стоящему рядом слуге, - приготовь комнаты для господ из Аврората. Они задержатся на неопределенное время.
- В этом нет необходимости. – Перебил его Ричард и сделал знак своему сотруднику.
Тот снял большой рюкзак со спины, раскрыл его и вытащил небольшой предмет.
- Пожалуй, мы начнем с Вашего кабинета. – Твердо посмотрел Стен.
- Прошу за мной. – Протянул руку Люциус и направился на выход из утренней столовой.
В кабинете помощник Стена включил аппарат, нажал некую комбинацию, и включились лампочки.
- Что это? – Поинтересовался Люциус.
- Спектральный анализатор. – Ответил Ричард. – Новейшая разработка. Он определяет химический состав содержимого. Мы ищем строго определенный. Запрещенный, разумеется.
- В моей лаборатории все только разрешенное законом или же по специальному разрешению.
- Разберемся. – Ответил Стен.
И Люциус продолжил наблюдать, попутно думая, как ему достать такой любым путем, и чем вообще ему все это грозит. Уж не говоря о том, что он не знает, что именно они ищут. Весь день они ходили из комнаты в комнату, т.к. аврорат не находил того, что искал. Когда они дошли до дальнего кабинет за портретной галерей, Люциус несколько забеспокоился, но не подал и вида. Когда аппарат прошелся по полке, где стояла тетрадь, цвет лампочек изменился.
- Что это? – Спросил Ричард.
- Тетрадь. – Ответил Люциус.
Ричард взял ее в руки и раскрыл. Внутри были чистые листы с водяными знаками.
Помощник изучил своим прибором каждый лист с двух сторон, но ничего нового не показал. Ричард поднял на Люциуса недоуменный взгляд.
- Пустая?
- Как видите. – Ответил тот небрежно.
- А почему среди книг?
- Думаю изучить ее структуру и сделать такие листы своими фамильными. Чтобы на просвете был виден герб нашей семьи.
- Понято. – Сказал Ричард и вернул тетрадь на место.
К вечеру обыск был завершен, ничего найдено не было.
- Прошу прощения за беспокойство. – Сказал он на выходе. – Ничего личного, служба.
- Разумеется, я все понимаю. – Снисходительно кивнул Люциус. – Всегда рад оказать посильную помощь нашему Совету.
И он проводил авроров. Закрыв за ними дверь, он оперся на нее, а затем быстрым шагом пошел в тот самый кабинет. По дороге выглянула Нарцисса, которую он схватил за руку и потащил за собой. Нарцисса ничего не понимала, но послушно молча шла за ним. Когда Люциус вошел, он посадил жену в кресло, достал ту тетрадь, что заинтересовала Ричарда, и положил ее перед Нарциссой. Та поднял на мужа недоуменный взгляд.
- Цисси, скажи мне только честно, ты была в этом кабинете?
- Нет, Люци, я не захожу сюда. Ты же знаешь, здесь мне неприятно находиться. Ты помнишь, почему.
- Ты видела эту тетрадь? – Кивнул он на черную обложку.
- Да, Драко покупал ее Лондоне. Я видела ее в его корзине.
- Драко? – Ошарашенно пробормотал Люциус и сел в кресло без сил.
- Люци! – Вскочила Нарцисса. – Что с тобой?
- Такого я и предположить не мог!
- Да что стряслось?
- Летом Темный Лорд оставил мне тетрадь, сказал, что это очень важная вещь. Приказал беречь и спрятать. Сегодняшний обыск был нацелен именно на нее. А Драко просто поменял тетради! Вот паршивец! – Нервно засмеялся Люциус.
- А что в этой тетради? – Озадачилась Нарцисса.
- Понятия не имею. С виду листы абсолютно чистые, но…
- Надеюсь, к Драко не придут с обыском! – Заволновалась женщина.
- Надеюсь. Хорошо, что он в Хогвартсе. Там он защищен, да еще и с друзьями. Не пропадет.
- Думаешь, он расшифровал?
- Даже думать об этом не хочу. Главное, чтобы Лорд не прознал. Иначе Драко не поздоровится. Хорошо бы он просто по приезду подменил тетради обратно.
- Может, лучше все рассказать ему? – Нахмурилась Нарцисса.
- Рано. Он еще мальчик, слишком юн.
- Но…
- Я знаю, что делаю, Цисси. Поверь.
- Хорошо. Между прочим, эти авроры лазили по моему нижнему белью. Это оскорбительно.
- Думаю, мне стоит позвонить одной милой журналистке.
- Передавай Рите привет. Пусть придет на чай. После выхода номера. – Улыбнулась женщина и вышла из кабинета.
Через пару дней Драко с друзьями прочел статью под названием «Закон или правда?» об обыске в своем доме. На первой странице газеты красовались его родители, в которой рассказывали, что аврорат кидается с обыском проверять дома честных законопослушных граждан, опираясь на непроверенные сведения. «Очень ответственные работники.» - Сказал Люциус. – «Жаль только, что направлены они были по ложному следу, абсолютно диаметральному.»
Драко переглянулся с друзьями, и они прекрасно поняли, что искали авроры. Профессор Реддл же, казалось, никак не прореагировал на эту статью. Спокойно допив свой утренний кофе, он свернул газету, положил ее на стол и вышел из Зала. Директор был также спокоен, не прервал свою трапезу и не менее флегматично удалился.






Глава 23. Подслушанный разговор


В один из последних дней каникул ребята вечером шли к профессору Снеггу.
- Крестный, спасибо за книгу. – Сказал Драко, протягивая профессору учебник.
- Помог? – Осведомился тот, пристально разглядывая неуемную четверку.
- Разумеется. – Кивнул Драко.
- Надеюсь, ты понимаешь, что, давая тебе эту книгу, я нарушил правило Академии?
- Я ценю это. – Серьезно кивнул мальчик.
Профессор перевел свой фирменный взгляд на остальных, и те закивали на манер китайских болванчиков. Профессор опустил голову, вернувшись к проверке очередной работы, тем самым отпуская своих посетителей.
- Что это была за книга? – Жадно спросила Гермиона.
- Личный учебник крестного. – Похвастался Драко. – Именно там я нашел формулу, что помогла нам раскрыть секрет дневника.
- Теперь ты вернешь его отцу? – Поинтересовалась Гермиона.
- Конечно! Обыск ведь уже был, они ничего не нашли, значит, можно совершить подмену назад.
- Тихо! – Вдруг остановился Невилл и призвал остальных к тишине.
Он неслышно отступил к стене, ребята последовали за ним. Крадучись они дошли до гобелена, за которым была скрыта ниша, и нырнули за нее. Было тесно, но они поместились. Главное, чтобы никому не пришло в голову заглянуть за портьеру. Ребята молчали, непонятно чего ожидая. И вот невдалеке послышались шаги. Шли двое.
- Ты плохо исполняешь мои приказания. – Говорил один.
- Сэр, я стараюсь изо всех сил. – Мямлил второй.
- Из всех достижений – лишь кошка и студентики!
- Я не виноват, что ее организм сопротивляется.
- Значит, нужна другая кандидатура. Задание должно быть выполнено.
- Она – самая подходящая! Я лично всех проверил.
- Если ты не выполнишь задание, то все узнают, что твои достижения на самом деле…
- Нет, сэр, я все сделаю! Клянусь! – Горячо заверил его мужчина.
- Смотри у меня. И помни, что именно я сделал так, чтобы ты оказался здесь.
- Я помню, мой… т.е. я хотел сказать профессор, сэр… простите. – Сошел на шепот человек.
И мужчины разошлись в разные коридоры. Когда шаги совсем стихли, то дети потихоньку выбрались из своего укрытия. Не торопясь, они пошли до развилки, где каждый поворачивал в свой коридор.
- И что это было? – Спроси Гарри.
- Не что, а кто. – Поправил его Драко.
- Кажется, это были наши преподаватели. – Высказался Невилл.
- Златопуст Локонс. – Сказала Гермиона.
- И профессор Реддл. – Закончил Драко.
- Локонс травит по заданию Реддла? – Дошло до Гарри.
- Только интересно зачем. – Сказал Драко и посмотрел на друга.
- Я тут ни при чем. – Открестился Гарри.
- Или наоборот. – Покачал Драко головой.
- Ты хочешь сказать, что Реддл стоит за нападением на Гарри в том году? – Догадалась умница их компании.
- Не знаю. Но точно он за нападения в этом.
- Давайте скажем директору. – Предложил Невилл.
- Нельзя. – Резко сказал Драко. – Вспомните обыск и слова моего отца. Реддл отдал важный тайный дневник моему отцу на хранение, а отец сказал, что заказ поступил из диаметрального угла.
- Указ об обыске подписывает Глава Совета. – Вспомнила Гермиона.
- Т.е. наш директор. – Согласился Драко.
- Ничего не понимаю. – Потер виски Гарри. – На меня идет какая-то охота. Стоит за этим профессор Реддл зачем-то. Чем я ему не угодил?
- Пророчеством. – Подсказала Гермиона. – Его надо найти.
- И, между прочим, Дамблдор тут тоже замешан. Поэтому нельзя ему ничего говорить. Он охотится за дневником.
- А что такого в дневнике? – Не понял Гарри.
- Имя Ариана. – Щелкнуло в голове у Невилла.
- Думаешь, это имя как-то связано с директором? – Удивился Гарри.
- Пожалуй, я соглашусь с Невиллом. – Потер лоб Драко. – По крайней мере больше ничего путного там нет. Любовная история есть у каждого.
- Там были еще схемы и рисунки. – Напомнила Гермиона.
- Да. – Кивнул Драко. – Не знаю, расшифруем ли мы их…
- Надо будет просто найти систему. И проанализировать. – Пожала подруга плечами.
- Да. Но не сейчас. Сейчас надо понять, зачем нападать на студентов. – Заключил Драко.
- И обезвредить Локонса. – Подвел итог Невилл.
- Кстати, а как ты так четко услышал их шаги? – Повернулась к нему Гермиона.
- А я не услышал. – Засмущался Невилл. – Я просто почувствовал опасность.
- Молодец! – Протянул Драко руку, и все хлопнулись ладонями.
Затем каждый разошелся по своим коридорам, напряженно размышляя об услышанном. Гарри же еще думал, кто эта загадочная «она», лучше всех подходящая на то, чтобы его убить?
























Глава 24. Тайная комната


В один из последних дней семестра практически перед выпускными экзаменами Гарри и Рон шли с поля, где отрабатывали спарринг. Весь учебный год они довольно мирно общались и даже иногда смеялись – и все благодаря общей нелюбви к преподавателю математики.
Уставшие, они шли по коридору, как вдруг Гарри услышал топот бегущих ног. Прижавшись к стене, он аккуратно завернул за угол. Рукой он прижал Рона, чтобы тот не дергался.
- Как видите, нам снова оставлено послание. – Взволнованно говорила декан Гриффиндора. – Только теперь уже похищен человек. Боюсь, сбылись наши худшие предположения.
- Что за сбор? – Весело спросил только что подошедший Локонс.
- Тайная комната открыта, и там пропала девочка. Кажется, настало время для Вашего очередного подвига. – Произнес Снегг.
- Подвиг? – Не понял Златопуст.
- Разве не Вы говорили вчера, что знаете, где вход в Тайную комнату?
Все собравшиеся посмотрели на математика.
- К-конечно. – Кивнул он головой. – Я только зайду за оружием. На всякий случай.
И он ушел.
- Кого именно украли, Минерва? – Поинтересовался один из собравшихся.
- Джинни Уизли. – Сокрушенно сказала она.
Гарри посмотрел на Рона – на том лица не было. Ребята вышли из—за угла, когда все преподаватели разошлись. На стене была нова надпись: «Ее скелет навечно останется в Тайной Комнате».
- Что делать, Гарри? – Просипел Рон.
- Спокойно. Сейчас все обсудим. – И Гарри набрал на часах комбинацию цифр.
Через несколько минут его друзья примчались в тот коридор.
- В чем дело? – Спросил запыхавшийся Невилл.
Гарри лишь махнул рукой на стену. «Джинни.» - Только и сказал он.
- И что будем делать? – Спросил Драко.
- Надо спасать мою сестру! – Почти взвизгнул Рон.
- Да это и так ясно. – Отмахнулась Гермиона. – Драко имеет ввиду – как.
- Я пойду к Локонсу. Помогу. В конце концов, это моя сестра.
- Мы с тобой. – Заключил Гарри, и они впятером направились к профессору.
Какого же было их удивление, когда они увидели, как тот спешно собирал свои вещи. Сказав что-то невразумительное о срочном вызове, он продолжил собираться.
- А как же Ваше задание? – Спросил Драко.
- К-какое задание? – Побледнел он.
- Которое профессор Реддл дал Вам, назначая на эту должность? – Бил наугад Драко.
- Ты ничего об этом не знаешь и не лезь. Живее будешь. Не то закончишь, как эта рыжая.
- Если Вы немедленно не пойдете с нами, - наставил Гарри на профессора свои клинки, - то мы все расскажем ему.
Локонс как-то сразу сник и поплелся с ребятами.
- Где вход в Тайную Комнату? – Спросил Гарри.
- В женском туалете на втором этаже. – Кисло ответил преподаватель.
- Откуда Вы это знаете? – Спросила Гермиона, ожидающая подвоха.
- Видел, как Реддл открывал ее.
- Он – наследник? – Поразился Невилл, на что математик лишь кивнул.
Когда они все зашли в туалет, то Драко запер дверь. Златопуст подошел к одной из раковин и нажал на некоторые плитки. Послышался скрежет, и эта раковина отодвинулась, открывая взору уходящий вниз в самую темноту тоннель.
- Ну вот он вход. – Сказал Локонс и попробовал сделать резкий поворот, чтобы сбежать, но бдительные Драко с Гермионой ловко остановили его. Невилл же сделал ему подсечку ногой, и профессор с диким воплем полетел вниз. Все посмотрели на него.
- Случайность. – Пожал он плечами.
- Да кто бы сомневался. – Улыбнулась Гермиона, и они засмеялись. – Ну, кто следующий?
- Я. – Решительно сказал Рон.
- Я с тобой. – Выступил Гарри. – Там Локонс, ты можешь с ним один не справиться.
И ребята сели паровозиком на край тоннеля. И покатились.
- С завтрашнего дня буду носить с собой фонарик. – С чувством сказала девочка.
- Боишься темноты? – Задал Невилл вопрос.
- Нет. Тут другое – в темноте, на скорости, неизвестно, что по сторонам и что внизу. А так хоть было бы видно.
Ребята не могли не согласиться с ней.
- Эй, мы внизу! – Крикнул Гарри. – Спускайтесь! Здесь мох на полу и не очень темно.
- Ну, поехали. – Сказал Драко и сел на край.
- Подожди. – Сказала Гермиона и пристроилась позади.
Невилл, подумав, сел третьим. Гермиона крепко держала Драко за пояс, Невилл сжал подругу. Драко оттолкнулся, Невилл придал ускорение, и троица с визгом и криком понеслась вниз. Ближе к месту приземления Драко сосредоточился и напряг ноги. Он коснулся ногами мягкого мха, но не успел спружинить – на него упала Гермиона, которую придавил Невилл. Драко нехило вжало, и он скривился.
- Прости! – Помогла она ему встать и начала отряхивать его от зелени. Все оглянулись. Небольшое арочное каменное помещение, освещалось оно светлячками, которые сновали туда-сюда. Из помещения вел коридор. Ребята решили идти туда и пнули Локонса, чтобы он шел первым. Коридор был довольно длинным, мох постепенно сменялся травой, светлячков становилось меньше, потолок выше. По мере их продвижения на горизонте их взора стало проблескивать что-то красное. Ребята недоуменно переглянулись и продолжили свой путь. Через пару минут они вышли к очень большому залу. Весь пол был в красных цветах, каменные стены, а высокий потолок был прозрачным. Сквозь него виднелось нечто зелено-голубое с проблесками света.
- Маки? – Удивленно спросил Драко.
- И это – Тайная Комната? – Поразился Гарри. – И оружие великого Основателя – цветочки?
- Гений! – Восхитился Невилл. – Так просто и так гениально!
- И что в этом гениального? – Не понял Рон.
- На основе опиумного мака делают наркотики, а также яды.
- Наркотик – оружие массового поражения… - Проговорила Гермиона.
- Интересно, что над нами? – Посмотрел Рон наверх. Все последовали его примеру.
- По-видимому, Черное озеро… - Задумчиво проговорил Драко.
- Тонны воды… - Заключил Гарри.
- А-а-а… - Захрипел Локонс и свалился в обморок.
- Герой. – Презрительно фыркнула Гермиона.
- Если это Тайная Комната, то где моя сестра? – Озадачился Рон. Все огляделись.
- Смотрите, туда уводит тропинка! – Гермиона показала рукой.
И действительно, если приглядеться, то в центр поля уходила небольшая тропинка. По ней Рон и ломанулся. Через несколько минут, зевая, он вынес Джинни на руках.
- Она спит. – Широко раскрывая рот, сказал он.
- Быстрее отсюда! – Завопил Невилл. – Запах мака усыпляет!
- Не так быстро! – Проговорил очнувшийся профессор. Он молниеносно выхватил нож, торчащий у Рона из-за пояса. – Думаю, теперь самое время выполнить задание Лорда.





























Глава 25. Профессор говорит


Все недоуменно уставились на златокудрого мужчину.
- Так какое же задание дал Вам профессор Реддл? – Спросил Гарри.
- Убить вас троих. – Оглядел он мальчиков. – Точнее, убить тебя. Но уверен, затем настал бы черед и других.
- Потому что я потомок Перевеллов? – Уточнил Гарри.
- Именно!
- А остальных зачем? – Спросила Гермиона, размышляя, как и куда лучше ударить профессора, чтобы хотя бы вырубить его.
- Пророчество. – Ответил их преподаватель.
- И что же оно гласит? – Поинтересовался Драко, чуть загораживая Гарри, который явно тянулся к своим клинкам.
- Для вас это уже не имеет никакого значения. – Осклабился Локонс. – Сегодня – ваш последний день жизни. Я вернусь и скажу, что уничтожил оружие великого Салазара, что вы все погибли, потому что ваш организм еще не закален совсем. Я буду горько плакать, что не смог спасти вас и поэтому покину Хогвартс. И этот подвиг опишу в своей новой книге.
- И кто же совершил все остальные подвиги? – Поинтересовался Невилл.
- Они уже давно трупы. Все же, математика – великая наука. Я целый год вам доказывал это.
И с этими словами он метнул нож Рона высоко вверх.
- Прощайте! – Сказал он и убежал прочь.
- И что это было? – Хрипло от натуги, потому уже тяжело было держать Джинни на спине, спросил Рон.
- Неважно. – Сказал Драко. – Важно то, что…бежим! – Заорал он и ломанулся за белым профессором.
Ребята увидели, как купол зала начал идти трещинками, и послышался очень неприятный хруст. И они сорвались с места и побежали. Рон бежал последним. Все же Джинни имела вес. Ребята торопились по пятам профессора – утонуть им не хотелось вовсе.
- Давай мне Джинни. – Сказал Гарри и переложил девочку себе на спину.
Рон благодарно кивнул и побежал рядом, чтобы экономить силы. Через пару минут ребята услышали грохот позади себя. Они все поняли, что это лопнул купол. А значит, и потоки озера хлынули внутрь. Ребята поднажали. Джинни забрал Драко.
- Там выход! – Крикнула Гермиона, показав вперед.
Впереди брезжил свет. Настоящий. Дневной. Рассвет. Сил бежать практически не осталось. Все были на последнем издыхании и бежали на пределе своих сил. Драко, бежавший последним, чувствовал ветер, подгоняемый водой. Он уже почти готовился попрощаться с жизнью, как Невилл перехватил его ношу, что позволило Драко ускориться. Он оглянулся назад и увидел, как грязная вода быстро нагоняет их. Волна высотой в целый коридор. Очень страшно. Сердце ушло в пятки. Не остановился он в ужасе только потому, что рядом бежал сосредоточенный Невилл.
Невилл тяжело бежал – все же не любил он бегать. А еще и девочка. Но друзьям надо помогать. Он слышал грохот воды позади себя, чувствовал холодные брызги и старался не сбавлять скорости. Он видел, как друзья выбежали наружу и свернули вправо. Он последовал за ними и вовремя. Вода вырвалась наружу, разлилась широко и подхватила их всех. Но благодаря тому, что ударило их по касательной, вода не сбила их с ног. Их вынесло к лодочному причалу. Ребята держались за края лодки, на которую их вынесло, на плаву и отдыхали. Гарри и Рон первыми смогли забраться внутрь и помогали остальным. Драко схватил весло и старался удержать лодку в водовороте. Благодаря грузу лодку не сильно крутило и несло. Остальные разбились в щепки о скалы. Невилл перекинул приходящую в себя Джинни и бессильно лежал на борту. Впятером друзья смогли его затащить внутрь.
- Убил бы Салазара за такое. – Только и сказал он, отдышавшись.
- Интересно, где Локонс. – Оглянулся Гарри.
- А мне нет. – Сказал Рон. – Хотя есть у меня к нему разговор о Джинни.
- Вон он. – Указал Драко рукой в сторону. Все повернули головы. В стороне на доске действительно плыл профессор. Судя по всему, бесчувственный.
- Может, поможем? – Спросила Гермиона.
- Зачем? – Удивился Драко. – Он нас убить хотел. Так пусть сам умрет.
- Пусть предстанет перед судом. Ему есть в чем признаться.
Драко пождал губы, но поплыл к профессору. Все вместе они перекинули его лодку.
- Надеюсь, мы не утонем. – Буркнул Невилл.
Студенты Академии Наемников сидели тихо, мечтая поспать в тишине и покое. И никто не обращал внимания на лежащего профессора рядом с Джинни. А зря. Тот вдруг резко вскочил, схватив девочку за горло, и приставил к ее горлу нож.
- Слушайте внимательно. – Прошипел он. – Сейчас вы причаливаете к берегу и плывете обратно. Вы меня не видели, я вас тоже. Расстанемся по-хорошему. Если задумаете напасть – я все равно сильнее, а вас хорошо потрепало. Вы не сильнее котят в данную минуту. И можете не буравить меня взглядами – я жить хочу. Надоело мне рабство. Так что я сейчас скроюсь в лесу, вы пойдете в Академию. Можете рассказывать, что хотите. С имеющимися у меня деньгами я скроюсь навсегда.
Драко причалил к скалистому берегу. Локонс вышел из лодки, таща за собой Джинни. Ребята оставались на борту и злились. На себя – что расслабились. На профессора – то он такой подлец. А на ситуацию в целом. И тут Джинни резко дернула головой назад, ударив профессора головой по носу. Тот не ожидал такого, и схватился за кровоточащий нос. Ребята тут же бросились на него.
- Это тебе за мою сестру, гад! – Ударил Рон Локонса между ног, отчего тот согнулся пополам. А затем он пнул его ногой пониже спины, отчего тот, не удержавшись, упал и ударился головой о камень.
- Надеюсь, он жив. – В оглушительной тишине проговорила Гермиона. – Еще одной смерти преподавателя в нашей компании не хотелось бы.
- Простите меня. – Подала голос Джинни. – Это я во всем виновата.
- Разберемся. – Улыбнулся ей Гарри, а Рон обнял ее и прижал к себе.
Через некоторое время профессор очнулся. Он посмотрел на ребят веселым взглядом и сказал:
- Привет! А вы кто?
Все онемели.
- А Вы? – Осторожно спросила Гермиона.
Локонс задумался на мгновение, а потом улыбнулся:
- Не помню.
- Ну отлично. – Буркнул Рон. – Он свихнулся.
- Потерял помять. – Поправила его Гермиона.
- Вы тут живете? – Обвел бывший профессор рукой территорию.
- Пойдемте, сэр. – Вздохнула Гермиона и протянула ему руку.
И вот такой мокрой компанией они пошли в Академию – благо идти было недалеко. По дороге они решили идти к директору каяться. Встретился он им прямо за дверьми Академии. И был он в сопровождении нескольких преподавателей и нескольких людей в строгой одежде.
- Вот видите, - сказал Дамблдор, - а вы боялись. Все живы и здоровы. Они просто купались. Уверен, что профессор показывал им, как математика помогает при купании в стоячей воде.
Все перевели взгляд на ничего не понимающего Локонса. Тот молчал, оглядываясь в изумлении по сторонам. Пауза затягивалась. Рон несильно пнул его сзади, и Локонс очнулся:
- Да!
- Как я и говорил. – Кивнул Дамблдор. – Господа студенты, прошу вас следовать за мной. Господа Совета, увидимся.
Члены Совета Наемников сухо кивнули и ушли, а ребята поплелись за директором.


Глава 26. Правда от Северуса Снегга


Когда все разместились в кабинете директора, тот окинул всех взглядом и остановился на Локонсе.
- Профессор, что Вы мне можете сказать?
- Я – профессор? – Задал Локон встречный вопрос и заливисто засмеялся.
- Кажется, наш преподаватель математики повредился умом. – Неприязненно произнес Снегг.
- Согласен. – Кивнул директор. – Он несколько неадекватен. – И Дамблдор вызвал по рации профессора Помфри. Та явилась через пару минут и увела Локонса. – Теперь вы. – Посмотрел он на всех разом. Те переглядывались, не зная, что говорить.
- Это моя вина, профессор. – Подала голос Джинни. – Я чувствовала, что у меня не очень получалась математика, и профессор согласился мне помочь. Я плохо помнила каждый раз, что было после. И только со временем поняла, что он что-то подливал мне в чай, что подавляло мою волю. Видимо, тогда он и внушал мне писать эти надписи, травить студентов. А сегодня он, вероятно, решил избавиться от меня. И, если бы не они, то… - И тут Джинни совсем раскисла и заплакала.
- Ну-ну, будет Вам, мисс Уизли, не расстраивайтесь. В конце концов, все хорошо. – Улыбнулся девочке профессор. – Мистер Уизли, думаю, Вам лучше проводить сестру до медицинского кабинета.
Рон подскочил, как ошпаренный, и вышел с сестрой за дверь. Как только та закрылась, директор из доброго дедушки превратился в Наемника.
- А вот теперь я слушаю вашу версию событий. – Строго сказал он.
И ребята заговорили, дополняя друг друга. Они рассказали все, что произошло с ними за прошедшие несколько часов. Вот только не стали говорить, что присутствующий профессор Реддл стоял за всем этим бесчинством. Сам же профессор стоял и внимательно слушал рассказ ребят. Когда они закончили, то директор покивал головой и сокрушенно сказал:
- Кажется, снова придется искать преподавателя по математике. Я могу рассчитывать на Вашу помощь, профессор? – Перевел он взгляд на Реддла.
- Безусловно, директор. – Отмер тот. – Равно как и на помощь любого из других профессоров и членов Совета.
И он вышел из кабинета.
- Профессор, а что будет с нами? – Задал Гарри волнующий его вопрос.
- Что Вы, мистер Поттер, имеете ввиду?
- Нас отчислят?
- Почему Вы так решили?
- Мы нарушили несколько правил поведения в Академии.
- Довели профессора до сумасшествия. – Поддержала его Гермиона.
- Случайность, мисс Грейнджер. – Улыбнулся директор. – Случайность. А теперь идите – вы же не хотите пропустить завтрак. О вашем отсутствии на утренней пробежке я поговорю с профессором Хагридом и все объясню ему.
- Спасибо, сэр! – Улыбнулись дети и вышли из кабинета, где остались деканы Гриффиндора и Слизерина.
Вечером друзья собрались в кабинете профессора химии.
- Я собрал вас тут для того, чтобы сказать, до какой степени безответственны вы были. Малейшая ошибка или случайность – и вы был бы трупами. Все. Верх безрассудства.
Профессор распекал их добрых полчаса. Когда он закончил, то Драко спросил:
- Крестный, а что добавлял Локонс в чай Джинни?
- Травяной состав, который подавляет волю.
- Он подействовал только на нее? – Спросил Гарри. – Мы слышали, как он говорил, что она – лучшая.
- Локонс пробовал это на каждой девушке. Он же вызывал Вас, мисс Грейнджер на индивидуальное тестирование?
- Да. – Вспомнила Гермиона отвратительный вкус чая. – Он и меня пытался… - Не хватило ей слов от негодования.
- С самого начала, как стало известно, кто будет преподавать математику, директор поручил мне разработать противоядие от его чар, которые так пагубно влияют на женский пол. А ведь это всего лишь феромоны. Только вот никто не знал, что он на самом деле задумал.
- Никто, кроме профессора Реддла. – Задумчиво проговорил Невилл.
- Не лезьте в это. – Отрезал Снегг. – Я вам рассказал это потому, что Драко – мой крестник, а вы его друзья. Кстати, не забудьте поблагодарить его отца за ваши часы, по которым вы можете писать сообщения друг другу.
- Так и знала, что это он! – Воскликнула Гермиона, вспоминая персональную коробочку под елкой.
- Люциус иногда любит побыть Санта-Клаусом. – Съязвил Северус. – А сейчас идите – экзамены отменять никто не собирается.
Ребята покинули кабинет и пошли на Астрономическую башню.
- Итак, что мы имеем по итогам? – Начал Невилл, когда все расселись.
- Мы наверняка знаем, где родился Гарри. – Сказала Гермиона, и Невилл загнул палец.
- Еще мы точно знаем, что Пророчество существует. В котором фигурируем мы трое. – Продолжил Гарри.
- Но по которому мы должны умереть. – Включился Драко, а Невилл загнул второй палец.
- А еще то, что между Реддлом и Дамблдором противостояние. – Загнул Невилл третий палец. – И связано это с некой Арианой.
- Предлагаю сосредоточиться на Пророчестве. – Сказала Гермиона, и все согласились с ней.
- Шалость удалась? – Протянул руку Драко, и все незамедлительно хлопнули по ней.
Когда все экзамены закончились, баллы были распределены, победители этого года когтевранцы награждены, студенты разъехались, к профессору Снеггу заглянул профессор Реддл.
- Мой Лорд? – Поприветствовал его химик.
- Я разочарован, Северус. – Сказал он. – Локонс провалил задание.
- Он был слишком самонадеян, сэр. – Ответил Северус. – По-видимому, он пренебрег моими рекомендациями относительно тех ингредиентов.
- Ты в этом уверен? – Склонил Реддл голову на бок.
- Абсолютно, мой Лорд. Химия не терпит игр.
- Что ж, пусть будет так. В этом раунде у нас ничья.
И Темный Лорд, которого большинство Наемников знает как профессора Реддла, покинул кабинет своего верного слуги.















Глава 27. Срочная эвакуация


Лето Гарри Поттера шло обычным чередом, когда в одно утро к ним в дверь позвонили. Вернон Дурсль открыл дверь. На пороге стоял мужчина в строгом костюме.
- Добрый день. – Поздоровался он. – Мистер Гарри Поттер дома?
- Да. – Кивнул его дядя. – Гарри, к тебе пришли! – Крикнул он, повернувшись в дом.
Через несколько секунд Гарри вышел.
- Мистер Поттер, у меня Вам письмо от Альбуса Дамблдора. – И он протянул Гарри конверт с печатью Хогвартса.
Гарри непонимающе вскрыл конверт и прочел:
«Уважаемый Гарри Поттер! С прискорбием вынужден сообщить Вам, что Вы срочно покидаете дом Ваших родных в связи со сложившейся криминалистичекой обстановкой. С уважением, Альбус Дамблдор.»
Гарри перевел недоуменный взгляд на человека, который принес письмо.
- Прошу Вас поторопиться. – Сказал он. – Это и вправду очень важно. Я подожду Вас тут.
Гарри быстро рассказал родителям с братом о срочном вызове директора и начал спешно собираться. Когда чемоданы были уложены, Гарри обнял всех, пообещав приехать в Рождество.
- Куда Вы его везете? – Спросил Вернон.
- Дырявый котел. Это гостиница для Наемников.
И мужчина увез Гарри на своем автомобиле. Через пару часов Гарри действительно оказался на пороге гостиницы. Войдя внутрь, он начал оглядываться. Не было привычной стойки ресепшена. Общий зал с длинным столом и холл, из которого уходил коридор и лестница. Осматриваясь, он услышал голоса друзей и поспешил к ним. Те стояли на лестнице. Драко и Невилл пытались отобрать у Гермионы очень пушистого кота, которого он держала на руках.
- Всем привет! – Поздоровался Гарри.
- Гарри! – Воскликнули они и поспешили к другу.
Наобнимавшись вдоволь, Гарри спросил:
- Хотите потискать кота Гермионы?
- Она не дает нам убедиться, мальчик это или девочка. – Сказал Драко.
- И еще она назвала его Живоглот. – Подал Невилл голос.
- Дураки! – Обиделась она и ушла наверх, продолжая обнимать своего любимца.
Ребята же остались втроем обсудить чисто мужские проблемы и интересы. К обеду Гермиона спустилась, но отсела и не проронила ни звука, хотя мальчики всячески пытались обратить ее внимание на себя: и шутки, и откровенные глупости, и книги. Драко даже как будто бы нечаянно кинул в нее куском хлеба. Но девочка гордо хранила молчание. А потом ушла к себе. Но вскоре ее позвали в кабинет – прибыл директор.
В кабинете за столом сидел Альбус Дамблдор и разглядывал четверых друзей. Те сидели в креслах напротив и ждали объяснений – почему их срочно сорвали из дома.
- Добрый день. – Начал директор и, дождавшись ответных слов, продолжил. – Я рад, что вы серьезно отнеслись к письмам, что я вам адресовал. А также, что вы быстро собрались. Это очень важное качество для Наемника. Итак, как вы, наверное, знаете, из Азкабана впервые за всю историю этой тюрьмы сбежал преступник. Опасный и безжалостный убийца Сириус Блэк. В данный момент опасен он именно для вас четверых. Гарри, тебе он опасен, потому что именно он убил твоих родителей. События последних двух лет дают все основания полагать, что сбежал он именно для того, чтобы свершить возмездие. Драко, для тебя он опасен тем, что является твоим родственником – он кузен твоей матери. Насколько я помню, в детстве и юности у них были довольно теплые родственные отношения, они дружили. Сейчас он может захотеть этим воспользоваться. Невилл, тебе от него грозит опасность, потому что, вероятно, именно он стоит за состоянием твоих родителей. Не могу этого утверждать, - развел директор руки в стороны, - но это весьма вероятно. Гермиона, лично тебе он не опасен – твои родители не из нашего мира, но ты дружна с его кровными врагами. А это автоматически делает тебя его возможной мишенью. Поэтому вы все срочно здесь и доставлены моими верными людьми. Ваши жизни очень ценны. И как Наемников в принципе, но и как будущую Элиту в частности. Хоть вы сейчас очень юны и только переведены на третий курс, но опять же именно события последних двух лет позволяют мне предполагать, что вы будете теми, на кого остальные будут ориентироваться. Вы поведете их за собой.
Директор окончил свою речь. Ребята сидели и молчали. Слова Дамблдора их шокировали.
- Сэр, а как нам жить, пока не поймают Блэка? – Спросила Гермиона.
- Его вообще смогут поймать? – Задал вопрос Невилл.
- Поймают обязательно. Этим занимаются особые люди – дементоры, служащие Азкабана. Они будут в Хогвартсе. Жить до конца лета вы будете здесь. К сожалению, ничего более безопасного я вам предложить не могу. Выходить отсюда нельзя. Все необходимое для нового учебного года вам сегодня принесут. На поезд вас проводят.
И с этими словами директор попрощался с ребятами, пожелав им удачи.






Глава 28. Дементоры


Больше месяца ребята жили взаперти. Они и мирились и ссорились. Один раз даже чуть не подрались – когда Драко пытался дрессировать Живоглота. Когда Гермиона это непотребство увидела, то схватила под руку первое, что попалось – подушку. С ней она гонялась за парнем по территории всей гостиницы. Гарри с Невиллом с интересом взирали на это действо и делали ставки. Но определить выигравшего не удалось, т.к. в один из бросков Гермиона попала по Гарри, тот кинул в ответ, но попал в Драко. Драко же ничтоже сумявшись, отправил ее обратно. Гарри пригнулся, в результате пострадал Невилл. В результате началась всеобщая свалка из подушек, перьев, тел. Директор гостиницы выбежал на шум. Представшее ему зрелище запомнилось надолго. Громко крикнув прекратить, он приказал все убрать за собой и более не драться, пообещав доложить обо всем директору Академии. Чтобы унять неуемный юношеский пыл, ребята были отправлены в кладовую разбирать забытые вещи и составлять каталоги. Дети бурчали, но делать был нечего. А вскоре это их увлекло. В один из дней Драко наткнулся на очень приглянувшийся ему пистолет. Аккуратный, нетяжелый. Сунув его за пояс, он продолжил разбирать вещи. Гермиона осуждала его и всячески взывала к его совести, но Драко сообщил, что отныне это – его военный трофей, с которым он не собирается расставаться. Гермиона насупилась и отвернулась. Гарри с Невиллом были более практичными и тоже прихватили кое-что для себя – Гарри взял рапиру, а Невилл набор дротиков. Для своей подруги они прихватили заостренные палочки для закалывания волос. Но припрятали для лучших времен. Так, к концу месяца они разобрали весь хлам, который разложили по полочкам, и передали списки директору гостиницы. Тот удивился их полностью выполненной работе и выразил надежду, что они сумели найти в этом и личную выгоду. Увидев кристально честные глаза ребят и недовольный девочки, директор отпустил их с наилучшими пожеланиями в новом учебном году.
На вокзале дети были настолько рады увидеться с родителями, что не заметили стражей, что стояли по всей платформе. Лишь когда они зашли в поезд, то наткнулись на холоднющий колючий взгляд человека в серой неприметной одежде. Он практически сливался со стеной поезда. В его присутствии очень хотелось сознаться во всех грехах, даже во всемирном потопе. А еще на глаза наворачивались слезы. В каждом вагоне было по нескольку таких людей. Они беспрестанно ходили по вагонам, заглядывали в купе. Каждый раз, когда открывалась дверь, студенты вздрагивали. Цепкий взгляд внимательно оглядывал все помещение изнутри, а потом закрывал за собой дверь. В результате к концу поездки все были на взводе. Дергались от малейшего шороха, а первокурсники плакали. Профессор Хагрид, увидев заплаканных детей, сказал выпускному факультету сесть в лодки и грести. Те беспрекословно послушались – во-первых, им самим было их жалко, а во-вторых, профессор попросил, а не приказал.
В самом замке с появлением дементоров атмосфера стал еще более давящей. Не хотелось шутить или смеяться. Даже обычные балагуры близнецы притихли. После церемонии директор, как обычно, встал, поприветствовал студентов, представил преподавателей для первокурсников. Математику должен был вести профессор Люпин.
- Вы наверняка заметили, что в нашей Академии появились новые лица. Это – дементоры, стражи Азкабана. Они тут находятся по решению Совета для вашей же безопасности. Они – молчаливые суровые люди. Не заговаривайте с ними, не шутите, а уж тем более не злите. Эти люди привыкли бить сразу на поражение и без предупреждения. Главное, помните, что просто так дементоры не нападут.
На этом директор закончил свою речь, и все приступили к ужину. После него большинство студентов разошлись по своим комнатам – там дементоров не было. Золотое Кватро встретилось на Астрономической башне. Дементор стоял на входе. Он лишь внимательно оглядел ребят, но войти позволил.
- Ужас. – Произнесла Гермиона, как только все расселись на полу.
- Согласен. – Произнес Невилл. – Я думал, что снова начну заикаться, до того мне страшно в их присутствии.
- А значит, что нам надо найти такое место, где их нет. – Сказал Драко.
- Да, поиски Пророчества никто не отменял. – Кивнула когтевранка.
- Снова будем составлять карту? – Осведомился Гарри.
- Да. – Кивнул слизеринец, и все приуныли – замок был большой, а дементоров – непонятное количество.



















Глава 29. Карта мародеров


В этом учебном году у ребят немного поменялись предметы, а точнее – иностранные языки – появились итальянский, китайский, японский, арабский. Остальные же просто усложнились и углубились. В библиотеке они по-прежнему проводили много времени, как правило, в Закрытой секции. И искали-искали-искали. Но не находили. С дементорами ситуация тоже была безрадостной. Они проходили по каждому коридору, заглядывали в каждую аудиторию и обязательно один находился в общей гостиной факультета. Никто не знал, где они жили, ели, спали, равно как были ли они мужчинами или женщинами или обоих полов.
В Закрытой секции нельзя было проводить много времени – из-за малого содержания кислорода для лучшей сохранности газетной бумаги. Поэтому ребята фотографировали статьи, наиболее подходящие и интересные, проявляли их, а затем читали, разбирали, проводили ассоциации. Сначала думали занимать аудитории, каждый раз разные на всякий случай, но затем решили не рисковать так сильно – кто-нибудь дотошный мог поинтересоваться, чем именно занимаются студенты. В регулярные совместные домашние работы никто бы не поверил – из-за событий последних двух лет, связанных с ними. Слухи и сплетни, окружавшие ребят, были самыми невероятными и малодостоверными. Ребятам по понятным причинам не хотелось, чтобы хоть зерно правды просочилось. К тому же, во все аудитории регулярно заглядывали дементоры. Не то что бы это мешало – все уже привыкли к постоянно открывающимся и закрывающимся дверям. Но ребята просто не знали, что реально могут и не могут эти стражи. Они наняты Советом, одобрены Главой – стало быть, подчиняются директору. А о чем они докладывают ему, если докладывают вообще? В общем, вопросов от руководства не хотелось в принципе. Поэтому ребята рыскали по всему замку в поисках укромных уголков.
Однажды, когда Гарри шел по коридору, усердно размышляя о месте встреч, то его подхватили по дороге близнецы.
- Привет, Гарри! – Как всегда, в один голос сказали они. – Куда идешь?
- Гуляю. – Ответил тот. Нет, близнецам он доверял, но просто не считал нужным посвящать их в подробности происходящего – не их это проблемы, да и целее будут.
- В таком случае мы тебе составим компанию.
И близнецы потащили его куда-то по коридорам Академии. На четвертом этаже они подвели его к зеркалу на стене, затем нажали на один из вензелей в оправе. Зеркало открылось, открыв коридор. Фред и Джордж зашли внутрь и махнули Гарри следовать за ними. Коридор был достаточно широким, но скудно освещенным, хотя это не мешало разглядеть пыль и паутину. Вывел коридор в достаточно большую светлую комнату. Несколько стрельчатых окон с витражами пропускали достаточное количество солнечного света. В комнате было несколько столов, стульев, шкаф и стеллаж.
- Вот это да! – Присвистнул Гарри. – Как вы нашли это место?
- Однажды стащили у Филча занимательную коробочку.
И Фред вытащил небольшую плоскую коробку, на которой было выгравировано слово «мародеры», отрыл ее нажатием на кнопку и плюнул в центр. Тут же засветился экран с надписью: «Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост представляют свое изобретение – Карту Мародеров». Через несколько секунд надпись пропала, и появилась схематичная карта Хогвартса.
- Смотри, - сказал Джордж, - это – общий план здания. Если нажмешь куда-нибудь, то откроется схема того, что внутри. И так далее. До тех пор, пока не останется помещение без разветвлений. Если синхронизировать карту с часами, то она покажет, где ты находишься.
И Фред показал, как это делается. На карте замигала синяя точка.
- Круто! – Воскликнул Гарри. – Так вы нашли это место?
- Нет. – Замотали они головой. – Мы в позапрошлом году у него реквизировали приборчик, который измеряет толщину стен. А в прошлом году по этой карте определили, что за каждым из тайных ходов. Три ведут в разные комнаты, четыре за стены Академии и два в Хогсмид. Кстати, ты знаешь, что в следующие выходные мы туда идем?
- Знаю. – Кисло ответил Гарри. – Но нам намекнули, что нам не следует там появляться. Во избежание всякого разного.
- Вот именно поэтому мы и решили тебе отдать эту карту. Вам она полезнее.
- Кстати об этом. – Поднял Гарри интересующий его вопрос. – С чего вы решили такое?
- Гарри, в прошлом году вы был замешаны в странной смерти Квиррела, в этом Локонс сошел с ума после ночи, проведенной с вами. И все обставляется как несчастный случай. – Сказал один.
- И ладно бы в этом был замешан один Невилл, но вы все четверо там отметились. – Продолжил второй. – Еще и Рон говорил, что с вами какая-то тайна, связанная с Пророчеством, что тебя с завидной регулярностью хотят убить.
- И вы регулярно вчетвером шепчетесь о чем-то.
- Вот мы и решили, что вам нужно помочь.
- Только про Пророчество мы ничего не знаем. Отец отмахнулся, сказав, что все это бред.
- Ребят, спасибо! – Пожал Гарри руку близнецам. – Вы очень помогли нам. Опять.
- Да брось! – Отмахнулись рыжики. – Смертельные шутки – наши любимые.
И ребята пошли на выход. Тем же вечером Гарри показал друзьям карту в той же комнате, в которой был днем с близнецами. Все оценили помощь близнецов и принялись тестировать ее. Так, выяснилось, что подключить часы можно было только если включить на них антенну. И чтобы, например, подключить часы Филча, его следовало ненадолго вырубить. Подключив свои часы, они поняли, что и при выключении точки не пропадают. Выключалась карта щелчком по экрану. Восхитительное подспорье при нарушении правил!

Глава 30. Хогсмид


В Хогсмид друзья выбрались в первые же разрешенные для посещения выходные. Это была закрытая деревушка, в которой жили только Наемники со своими семьями. В основном, это были ушедшие на покой убийцы, которые захотели отойти от дел. В принципе, это не было такой большой проблемой, т.к. каждый год выпускались новые, да и жаждущих подзаработать тоже было не мало. Если заказ был особой сложности или важности, то Совет обращался к «пенсионерам».
В Хогсмиде можно было купить всевозможные недостающие вещи для жизни вне привычного дома, а также всяких развлекательных игрушек, способных как развлечь, так и нанести вред. Но не смертельный. Помимо магазинчиков в деревне было несколько питейных заведений с отдельными кабинетами, защищенными от прослушивания, а также гостиница и полигон для забав – все же рядом учебное заведение для молодежи, которой хочется развлекаться. В Академии это не поощряется, а вот в Хогсмиде сколько угодно – только убери за собой и почини, если навредил. Хоть полигон был и не очень близко к деревне, все же отдельные умельцы находились – те же близнецы в первый свой поход соорудили и опробовали бомбу с запахом шоколада. В результате на целую неделю повысился спрос на какао – так долго пахло, уж не говоря о силе взрыва – те неправильно провели расчеты. Итог для близнецов – профессор Снегг заставил их писать реферат о видах бомб и их свойствах.
Когда большинство студентов ушло в деревню, ребята послонялись по Академии, чтобы попасться на глаза преподавателям и дементорам, а затем они прошли в коридор, где стояла статуя Одноглазой Горбуньи – память о невысокой Наемнице, у которой был большой горб, но знаменита она была тем, что с одного удара руки могла убить взрослого мужчину. Если у статуи поднять поднятую руку, то она отъезжала в сторону, и можно было спуститься по лестнице в коридор, ведущий в «Сладкую смерть» - магазин, где продавали только сладости, но абсолютно безопасные. Название лишь призывало детей помнить, что слишком много сладкого вредно.
Закупившись сладким, ребята пошли к выходу, оглядываясь по сторонам в поисках преподавателей. Однако заметили они Рона. Тот помахал им рукой и быстро направился к ним.
- Привет! – Радостно поздоровался тот. – Как вам тут, нравится? Я лично в полном восторге!
Ребята быстро увели рыжего подальше.
- Рон, мы тут как бы тайно. – Зашипел Гарри.
- Почему? – Удивился Рон. – У вас нет разрешения от родителей?
- Есть. Но директор настойчиво не советовал нам покидать Академию из-за Блэка.
- Ух ты, опять нарушаете правила? – Восхитился он. – Прям как мои братья! Ладно, если что, я вас не видел. Но имейте ввиду – здесь все наши деканы и Реддл.
- Спасибо. – Сказал Гарри.
Рон лишь махнул рукой и растворился среди других студентов. А друзья, крадучись, ходили по улицам и с удовольствием интересовались всем вокруг. Нагулявшись вдоволь, они решили уйти подальше к полигону. Сегодня там никого не было. Обойдя его, ребята увидели хижину.
- Зайдем? – Спросила Гермиона.
- А там никто не живет? – Уточнил Невилл.
- Сейчас уже нет. – С готовностью начала девочка читать лекцию. – Считалось, что тут жил маньяк-убийца. Он приводил сюда своих жертв и мучил и пытал их. Но жителям деревни так надоело слышать визги и вопли, что они сами и прирезали его, а труп то ли отдали его жертвам на растерзание, то ли выкинули в лесу. А в хижине с тех пор никто не живет. Сносить ее не стали, оставив как напоминание о разнице между обычным убийцей и Наемником. И называют ее или Визжащей Хижиной или Воющей Хижиной. Правда, лет двадцать назад оттуда слышались какие-то звуки, местные жители решили, что там кто-то поселился, но никого не нашли. Ну и считается, что это призрак того маньяка иногда появляется и пугает местных.
Гермиона замолчала, а мальчики на нее уставились в недоумении.
- Откуда ты все это знаешь? – Поразился Драко.
- Из книг, конечно же! Перед тем как идти сюда, я прочитала про Хогсмид в разных изданиях.
- И как у тебя хватает на все время? – Покачал головой Гарри.
Гермиона лишь пожала плечами. Ребята по молчаливому согласию двинулись к хижине, но оказалось, что она огорожена колючей проволокой на довольно значительном расстоянии от самой постройки. Но и на расстоянии в добрых сто метров был отлично видно, что это – старое и сильно покосившееся деревянное здание в два этажа. Причем первый этаж ушел под землю почти на четверть. Дверь и окна были заколочены, стекла побиты, крыша местами провалилась, зияя дырами. Вокруг была тишина.
Постояв так минут десять, они развернулись и пошли обратно в деревню. Пора было возвращаться в замок.










Глава 31. Разговор с профессором Люпином


Осень близилась к концу, уже значимо подмораживало, но ребят это не расстраивало – они были привычны. Физкультура всегда проходила на открытом воздухе в любую погоду – профессор Хагрид считал, что свежий воздух полезен растущему организму, и к тому же им потом придется работать в совершенно разных условиях, и погода не должна стать препятствием. Выходить на трек поначалу было неприятно, но довольно быстро прохладный воздух приятно охлаждал. Конечно, в дождь и снег было крайне неприятно бегать – мало что было видно, да еще и колючий ветер бил в лицо, но, в общем-то, это был единственный недостаток. Спортивные костюмы, что подарил ребятам мистер Малфой, отлично держали тепло и были непромокаемыми. А еще на плече каждого костюма был знак факультета – у Драко это был змея, означающая яд, у Невилла – барсук – как символ незаметности, у Гарри – лев с когтями острыми, как кинжалы, а у Гермионы был орел с раскрытыми крыльями – с виду безоружный, но от этого не менее опасный.
И вот в один из дней они гуляли по скалистому берегу озера. Отсюда открывался потрясающий вид на реку, протекающую мимо холмов, среди которых возвышался замок. Но русло реки уходило в сторону – чтобы нельзя было напасть на замок с реки. Однако это не умаляло потрясающего вида заходящего солнца.
- Красиво. – Проговорил сзади голос.
- Профессор Люпин! – Обрадовались дети. – Вы выздоровели!
- Да, мне уже лучше. – Сказал тот, покашливая в шарф и натягивая рукава пальто. – Я всегда любил тут гулять когда учился. Вид солнца, его краски – каждый день оно разное. Если бы я умел рисовать, то обязательно запечатлел бы этот момент на холсте. – И выражение его лица стало более возвышенным. – Но когда я учился, скалистости был поменьше. Удивительно, как уровень воды влияет на пейзаж. – И профессор пристально посмотрел на ребят, отчего те покраснели и отвернулись. Конечно же, они тоже это заметили – происшествие полгода назад они прекрасно помнили. А профессор меж тем вновь уставился вдаль. – Знаете, когда профессор Дамблдор позвал меня преподавать, я поинтересовался у него судьбой моих предшественников – в мою бытность студентом смена преподавателя – крайняя редкость. А тут каждый год какое-то несчастье. Как будто проклятие какое-то. – Усмехнулся он.
- Это не наша вина. – Скупо заметил Гарри.
- Да я и не обвиняю вас. – Весело посмотрел он на него. – Наоборот, я восхищаюсь той виртуозностью, с которой была решена проблема. Это просто восхитительно! Мастерство, остроумие. Очень немногие Наемники в столь юном возрасте смогли бы так.
- Мы не специально. – Пробормотал Невилл.
- И это отлично, Невилл! – Если вы переживаете, значит, вы не станете бездушными Наемниками, просто выполняющими свою работу. А это будет учить вас помнить, что очень просто лишить жизни человека, но куда важнее действительно правильно оценивать исходящую угрозу от него. Как вам лично, так и окружающим. К тому же, получение такого опыта в таком юном возрасте значительно снижает риск угрозы стать безжалостными убийцами. Любое убийство вымораживает изнутри, хоть чуть-чуть, но рвет душу. И с каждым новым заданием, новым трупом внутри становится холоднее. И ведь редко кто на самом деле задумывается, кого именно надо лишить жизни. Действительно ли он совершил все те ужасы, о которых вам рассказали. Или же это просто ради чьей-то личной выгоды или мести. А ведь переиграть уже не получится, утраченную жизнь не вернуть. И тогда с тем холодом в душе приходится справлять самостоятельно. И пучина жалости к себе затягивает. Вы никогда не задумывались, во сколько лет Наемники отходят от дел и почему. И куда они уходят. И сколько живут те, кто остается в профессии? Чем и как они живут? С кем живут? С кем общаются? Есть ли у них вообще этот круг общения, кроме Совета, выдающего задания?
Дети смотрели в полном непонимании на профессора. О таком они никогда не задумывались. А, вероятно, стоило. Но с чего вдруг он заговорил с ними о таком?
- Простите, - улыбнулся им преподаватель, - что-то я отвлекся. Не обращайте внимания. Живите и дорожите друг другом.
И с этими словами профессор ушел также бесшумно, как и появился. А ребята еще долго смотрели ему в след задумчивыми взглядами.



















Глава 32. Худшее Рождество


В Сочельник студентам Академии разрешили посетить Хогсмид. Преподаватели были довольны окончанием семестра, прошедшими соревнованиями, в которых выиграл Слизерин, а потому устроили праздничный ужин накануне. Впервые за эти несколько месяцев Драко, Гарри, Невилл и Гермиона попали в деревню с разрешения директора, который выразил надежду на их осмотрительность, бдительность и осторожность.
И вот они радостно ходили по улочкам, играли в снежки, катались с горок, смеялись и веселились, как дети. Наигравшись, они решили зайти в какой-нибудь паб погреться. «Три клинка» был ближе, поэтому ребята зашли в эту дверь. Попросив отдельный кабинет, они повесили свои куртки просохнуть и углубились в меню сделать заказ. Обсудив меню и собственную наличность, ребята заказали огромного копченого гуся (чтобы хватило на четверых), безалкогольного глинтвейна (алкоголь разрешался только с шестнадцати лет, за этим следили строго) и большой пудинг с изюмом один на всех. В середине их гулянки Гарри отлучился. Он уже выходил из туалета, когда услышал голос хозяйки мадам Розмерты:
- Господин, директор, я была бы Вам очень признательна, если бы дементоры заходили в мой паб не столь часто – это пугает и отпугивает моих посетителей. Если это не прекратится, боюсь, я не выдержу и метну в них свои клинки. Вы же помните, как я метала ножи?
- Моя дорогая Розмерта, - ласково отвечал ей Дамблдор, - я отлично помню Ваш коронный удар «три клинка» и как они всегда попадали в противника, убивая того наповал. Если вы лишите жизни хотя бы одного дементора, это будет не только сенсацией, побившей побег Блэка, но и Ваш последний вздох.
- Ах, Сириус, и зачем он только это сделал? – Сокрушалась хозяйка.
- Вот именно об этом я и пришел с Вами поговорить.
- Пройдемте в мой кабинет. – Тут же посерьезнела та.
Мадам Розмерта увела директора за собой вверх по лестнице. Когда их шаги стихли, Гарри выглянул из-за двери и неслышно пошел за ними. Уже на последней ступеньке Гарри видел, как дверь в кабинет закрылась, и мальчик припал ухом к замочной скважине, но ничего не услышал. Открыв соседнюю дверь, он оказался в туалете. Оглядевшись, он обнаружил окно в стене. Забравшись на стену кабинки, Гарри уселся на нее и потянулся рукой к окну. С трудом приоткрыв его так, чтобы оно не скрипнуло, Гарри начал слушать.
- Я помню этих балагуров, конечно же. Весельчаки Джеймс с Сириусом, мечтательный Ремус и невзрачный Питер, который всюду таскался за ними хвостиком и смотрел на них восхищенно. С самого третьего курса они пытались выклянчить у меня хотя бы пиво. – И мадам Розмерта улыбнулась теплым воспоминаниям.
- Да, все так и было. – Подтвердил директор. – Тогда они были веселыми мальчишками, озорными, непоседливыми. Сейчас же Сириус в бегах, является очень опасным и жестоким убийцей. Он предал и убил своего лучшего друга и его жену своим коронным ударом «сердце смерти», пытался убить Питера, но не преуспел, хотя тот лишился мизинца в бою. Счастье, что Питер смог скрыться заграницей. В довершение ко всему Блэк под его личиной пытался сдать в ломбард семейное оружие Поттеров. А Римус? Что стало с ним? Эти события его так подкосили, что он… - директор махнул рукой, - даже не знаю, что с ним было бы, не предложи я ему это место.
- Думаете, Сириус объявится здесь? Зачем?
- Во-первых, это его дом, как и каждого, кто закончил нашу Академию. Его тянет сюда. Во-вторых, здесь его друг. Ну и в-третьих, боюсь, Сириус захочет довести свое дело до конца – убить Гарри Поттера, не взирая на то, что он – его крестник.
Дальше Гарри уже не мог слушать. Он спрыгнул вниз, даже не заботясь, слышно ли его было за стеной или нет, сломает он себе что-нибудь или нет. Ни живой, ни мертвый он дошел до кабинки, где оставил своих друзей, открыл дверь и вошел внутрь. Звучащий смех тут же оборвался.
- Гарри, что с тобой? – Тут же опомнилась Гермиона. – Что случилось? На тебе лица нет!
Остальные молчали, ожидая его ответа, готовые броситься к нему в любой момент. Это до того растрогало мальчика, что он не выдержал и заплакал, уронив голову на руки. Гермиона обняла его за плечи, прижавшись щекой, и вздрагивала при каждом его всхлипе. Когда Гарри чуть успокоился, он пересказал друзьям подслушанный диалог.
- Мне мама говорила, что меня крестили, но она не знала ни кто это был, ни когда это произошло. Как? Как он мог поступить так со своими друзьями? Это все равно, если однажды один из нас предаст нашу дружбу.
И Гарри снова заплакал. Гермиона шикнула на вошедшего официанта и продолжила гладить Гарри по голове. Драко с Невиллом молчали – просто не знали, что сказать. Конечно же, они сочувствовал его горю.
- Я убью его. – Сказал Гарри, подняв голову. – Найду и убью. Отомщу за смерть своих родителей. Я обещал. Он идет сюда и однажды будет здесь. Я буду готов. Пусть это разорвет мою душу, но этого убийцы не будет в живых.
И Гарри залпом допил свой глинтвейн. Его глаза с ненавистью смотрели в пустоту, а его друзья точно знали, что мысленно Гарри убивает своего крестного.









Глава 33. Побег


Рождественские каникулы ребята провели в Академии – Гарри активно готовился к смертельной схватке со своим крестным. Ярость, злоба, ненависть раздирали его. А его друзья были рядом все время. Они вместе с ним бегали по треку до упаду, фехтовали, метали ножи, стреляли, занимались с профессором Снеггом взрывами, готовили яды. А с профессором Хогридом учились кидать лассо. Как оказалось, тот отлично умеет кидать лассо. И Гарри упросил научить его. Ну а остальные трое учились за компанию. Преподаватели были довольны, особенно профессор Снегг – Сириуса он не любил еще со времен совместной учебы. Как-то он обмолвился, что отлично помнит этого наглого выскочку и ничуть не удивлен его судьбе.
Погрузившись в учебу, ребята совсем забросили судьбу Пророчества. Постоянные выматывающие тренировки просто не оставляли ни сил, ни времени на эти поиски. В таком бешеном ритме дни пролетали незаметно, оставаясь далеко позади. Незаметно закончилась зима, за ней весна, близилось лето, знаменующее конец учебного года, начало экзаменов и очередных соревнований. Золотое кватро стали очень интересными соперниками, особенно для индивидуального поединка, но в то же время и опасными. За эти месяцы они стали быстрее, сильнее, выносливее, а Гарри безжалостнее. Их стали бояться.
С каждым новым днем Гарри чувствовал, что день встречи с крестным не за горами, и они стали тренироваться в нападении, работе в команде. Чтобы каждый чувствовал другого, не мешал, а наоборот дополнял. Чтобы, когда пришло время, ударить наверняка. Никто из преподавателей не вмешивался, считая, что это – личное дело.
В один из дней ребята ушли в дальний коридор отработать очередной вариант нападения. Рассредоточившись по коридору, ребята спрятались – кто в нишу, кто за гобелен, кто за статую. Невилл выглянул из-за угла и сделал короткое бросательное движение рукой и тут же присел на корточки. С виду не было ничего видно. Дальше должен был быть ход Гарри. Он уже собрался метнуть клинок, но тут из другого конца коридора показался человек. Это был давний служащий замка. Он помогал разным преподавателям по мере надобности. Молчаливый, тихий, неприметный. Пройдя несколько шагов по коридору, он вдруг поскользнулся и упал на бок, неудачно подвернув ногу. Взмахнув руками от неожиданности, он повредил себе кисть, да еще и кольцо-печатка слетела с его мизинца.
- Мистер Скэб! – Дети бросились к пострадавшему. – Вы целы? Простите, мы не хотели!
Они загомонили наперебой, помогая человеку подняться.
- Вот, держите, Ваше кольцо. – Протянула Гермиона упавшую драгоценность.
- Спасибо, деточка. – Ласково улыбнулся ей мужчина.
Протянув руку, он взял кольцо обратно и быстро надел его на палец. Гермиона участливо смотрела на него, думая, надо ли ему помочь, Невилл стоял в стороне и переминался с ноги на ногу, Драко не предпринимал никаких действий, а Гарри внимательно осматривал, пытаясь понять, сильно ли их действия навредили ни в чем неповинному служащему.
- Какой интересный у Вас рисунок на кольце. – Заметил Гарри.
- Всего лишь крысиный хвост. – Чуть смущенно улыбнулся мистер Скэб. – Но семейная ценность. Простите, мне надо идти.
И он быстро ушел по коридору, ни разу не наступив на звездочки Невилла, которые он метнул по полу несколько минут назад. Ребята еще смотрели ему в след, когда Гарри вдруг сказал:
- Странно.
- Что странно? – Опомнилась Гермиона.
- Все странно. Вы заметили, что у него на мизинце шрам всей окружности пальца? Именно поэтому он носит на этом месте кольцо – ведь оно явно для другого пальца.
- Кстати, да. – Согласился Драко. – Мой отец носит семейный перстень на среднем пальце.
- А еще у него оттенок кожи на мизинце чуть отличается от других.
- Гарри, но это нереально. – Засмеялась Гермиона.
- Если это не его палец, то реально… - Вдруг промелькнула у него мысль.
Ребята переглянулись.
- Ты хочешь сказать… - Начал Драко.
- Пойдемте к профессору Люпину. – Решительно произнес Гарри, и ребята направились к самому странному преподавателю в их Академии.
- Профессор, можно нам войти? – Постучался Гарри к преподавателю.
Через несколько мгновений дверь медленно открылась, и на пороге возник бледный, осунувшийся, с кругами под глазами преподаватель математики.
- Вам опять нездоровится? – Спросил чуткий Невилл.
- Ничего. – Закашлял профессор, дернул рукава пиджака и отступил в сторону. – Проходите. Чем могу помочь?
- Профессор, у вас есть фотографии тех лет, когда вы с моими родителями учились?
- Всего одна – со свадьбы твоих родителей. В ящике стола лежит.
И профессор подвел ребят к столу, открыл ящик и достал фоторамку.
- Это – моя любимая. – Пояснил он. – Здесь мы все вместе и счастливы.
Ребята внимательно рассматривали изображенных четверых мужчин в черных костюмах и женщину в белом платье. Они действительно были счастливы. Гарри не знал, на кого больше смотреть – родителей, которых никогда не знал и чьих изображений не было в доме – мама Петунья уничтожила все по настоянию сестры, крестного, который предал их и убил, молодого Люпина или Петтигрю, который вроде как прячется за границей.
- Они как мы. – Негромко произнесла Гермиона.
- Да, вы очень на нас похожи. – Невесело сказал профессор. – Также неистовы в своих стремлениях и также выходите сухими из воды.
- Профессор, что вы знаете о судьбе Питера Петтигрю? – Оторвался Гарри от созерцания фотографии.
- Ничего. – Покачал головой профессор. – После того как Сириус пытался его убить, Питер исчез. У Сириуса остался шрам от этой встречи. Питер был мастером хлыста. Он мог убить, попав концом в сердце. И у Сириуса остался шрам на груди. Мы даже шутили, что его хлыст по движению напоминает крысиный хвост. А вообще Питер прекрасно освоил коронные удары каждого из нас. Джеймс мастерски стрелял, особенно ему удавались закрученные выстрелы. Сириус любой нож мог метнуть так, что он начисто пробивал сердце, и у человека не было и шанса выжить. Я разрезал горло так, что кровь не брызгала фонтаном. А Лили предпочитала заостренный кастет.
Профессор замолчал, погрузившись в воспоминания.
- А каким был Питер? – Спросила Гермиона.
- Он был самым младшим на нашем курсе, очень слабым. И он всегда боялся бить. Даже в спаррингах он старался не сильно бить партнера, хотя самому доставалось сильно. Он всегда ходил с синяками. Да мы и подружились, потому что он как-то подошел к нам и попросил помочь. Его думали отчислить из-за психологической несовместимости, но благодаря нам он остался.
- А почему Сириус убил моих родителей? – Поднял глаза на профессора Гарри.
- Не знаю. – Развел Люпин руками. – Это для меня загадка.
- А почему вы поверили, что это он убил? – Задал Драко вопрос.
- Потому что он был там. Любой Наемник, сделав свое дело, тут же исчезает, не оставив и следа. А он был. Стоял и смотрел на мертвые тела наших друзей. Из его груди чуть капала кровь от хлыста Питера. Но главное, что меня убедило – это результаты вскрытия. Клинки Сириуса оставляли характерные следы на сердце. И эти следы были на сердцах Джеймса и Лили.
- А мог этими клинками воспользоваться кто-то еще? – Подал Невилл голос.
- Только через труп Сириуса.
- А изготовить такие же? – Предположила Гермиона.
- Теоретически… - Подумал профессор. – А к чему вообще ваши расспросы?
Ребята переглянулись, и Гарри решился. В конце концов, это и Люпина касается.
- Понимаете, сэр, сегодня мы случайно увидели на одном из работников замка кольцо-печатку с изображением крысиного хвоста. Оно упало с его мизинца, меня зацепило то, что на мизинце шрам, как будто палец пришивали. Цвет кожи не совпадает.
Римус насторожился, как гончая, вышедшая на след.
- Как зовут этого человека?
- Скэб. Имени его мы не знаем.
- Ждите здесь и никуда не уходите. – Быстро поговорил профессор Люпин и вылетел из кабинета.
Ребята сели на парты. Не было профессора не менее получаса. Вошел он очень нервный.
- Его нигде нет. Он сбежал из замка. – Сказал профессор, а ребята переглянулись.



















Глава 34. Пророчество


- Почему Вы так уверены? – Спросила рациональная Гермиона.
- Все вещи перевернуты, самое необходимое взял с собой. – Объяснил профессор.
- А, может, кто-нибудь рылся в его вещах? – Предположил Невилл.
- Это вряд ли. Только если он носил с собой всю наличность Гринготтса.
- Значит, это действительно Петтигрю. – Заключил Драко. – А почему внешность другая?
- Маска. – Только и сказал профессор и продолжил, увидев непонимающий взгляд ребят. – Бывает, что надо исполнить задание и чтобы видели лицо. Тогда Наемник надевает латексную маску с другой внешностью.
- И он носил ее столько лет не снимая? – Не поверила Гермиона.
- Жить захочешь – еще не то сделаешь. – Невесело сказал профессор.
- Я не понимаю вот чего. – Подал голос Гарри. – Первое: если это действительно Петтигрю, то почему он не признался Вам, профессор, если вы были друзьями. И второе: почему он сбежал именно сейчас. Чего он испугался? Блэка? Тогда почему не сбежал, как только тот сбежал из Азкабана. Нас? Что я видел его палец? Тогда что такого в этом?
И Гарри посмотрел на профессора. Тот лишь развел руками.
- У меня нет ответа ни на один твой вопрос, Гарри.
- А где Петтигрю следует искать? – Спросила Гермиона.
- Где угодно. – Ответил Люпин. – Он же – Наемник. Если у него есть другие маски, то он может быть где угодно под чьей угодно личиной.
Ребята еще постояли в тишине, а затем вышли из кабинета.
- Ну и каков результат? – Озвучил Невилл общие сомнения.
- Никакой. – Сказал Драко.
- Мы знаем теперь, как выглядит Петтигрю и как выглядели… - Гермиона не смогла произнести это вслух.
- Мои родители. – Глухо сказал Гарри.
- Не нравится мне это все. – Вдруг сказала Гермиона. – Почему Петтигрю сбежал именно сейчас? Что случилось? Почему Блэк сбежал именно сейчас? Столько лет готовил побег? Или же он что-то узнал?
- У меня скоро голова взорвется от всех этих вопросов. – Пожаловался Невилл.
- Мы гадаем на кофейной гуще. – Покачал Гарри головой. – Бессмысленно. Мы ничего не знаем. У нас одни предположения.
Друзья вынуждены были согласиться с Гарри. Дойдя до развилки коридоров, каждый направился в свою башню. Гарри шел, крепко задумавшись. Что-то цепляло его в этой всей истории. Какая-то мысль все крутилась в голове, но он никак не мог оформить ее. Казалось, не хватало совсем чуть-чуть, чтобы все встало на свои места. Мальчик так задумался, что не сразу понял, что наступил ногой на что-то. Убрав ногу, он увидел, что это контрольные по латыни для первого курса. Листы были разбросаны, как будто вылетели из папки. Гарри собрал их и решил отнести профессору Трелони. Ее кабинет был в самом конце коридора. Дойдя до нужной двери, он постучался, но никто не ответил. Гарри нажал на ручку двери, и та открылась. Мальчик вошел внутрь – никого не было.
- Профессор! Профессор Трелони! – Позвал он.
- Кто звал меня? – Из двери появилась женщина и взглянула на Гарри.
- Профессор, вот у вас тут рассыпалось… - Протянул Гарри своему бывшему преподавателю пачку листов, но запнулся.
Профессор Трелони вдруг протянула к нему свою руку, цепко сжала его плечо. Ее глаза остекленели, рот открылся, и из него послышались рваные хрипы.
- Лорд чувствует себя одиноким, брошеным и покинутым. Его слуга провел вдали от него двенадцать лет. Сегодня вечером до полуночи слуга вернется, чтобы воссоединиться с Лордом. С поддержкой верного слуги Лорд воспрянет и начнет новое Противостояние, яростнее, чем когда-либо доселе…
Профессор закашлялась, ее глаза закатились, и она осела на пол. Гарри был до того шокирован, что не успел среагировать – мозг лихорадочно анализировал произошедшее. Однако спустя две секунды Гарри бросился помогать женщине. Он взял ее за руку, но тут профессор открыла глаза.
- Гарри! Я что, упала? – Спросила она своим обычным голосом.
- Да, профессор. Вы зацепились каблуком за ковер. – Безбожно соврал он, бегло оглядев обстановку.
- Как это на меня похоже. – Вздохнула она. – Ты за чем-то приходил?
- Да, профессор. Я нашел Ваши листы с контрольными для первокурсников. Они разлетелись по полу. Я принес их Вам.
- Спасибо, мой мальчик, ты очень добр. – Улыбнулась ему профессор и встала с пола.
Гарри кивнул и уже уходил из кабинета, как вдруг повернулся и спросил:
- Профессор, а как Ваше имя?
- Сивилла. – Как будто удивилась женщина.
- Спасибо, профессор! – Воскликнул Гарри и вылетел из кабинета.
Он торопился на Астрономическую башню. По дороге он быстро объявил друзьям срочный сбор. И те довольно быстро прилетели на вызов. Гарри нервно ходил по площадке. Увидев ребят, он возбужденно спросил:
- Что вы помните о Пророчестве?
- Ну… - Начала Гермиона…
- Как звали ту провидицу? – Перебил ее Гарри.
- Сивилла. – Быстро ответил Драко.
- Именно! – Воскликнул гриффиндорец. – И нашу преподавательницу по латыни тоже! Понимаете, о чем я?
- Ее назвали в честь этой провидицы? – Предположил Невилл.
- Нет! – Глаза Гарри заблестели. – Это она и есть!
- Бред. – Емко выразился Драко.
- Нет. – Помотал Гарри головой и рассказал друзьям о недавних событиях.
- Т.е Сивилла – это имя собственное, а не нарицательное… - Задумчиво произнесла Гермиона.
- Да! – Обрадовался Гарри.
- Хорошо. Но что нам это дает? Она же не помнит, что предсказывала. – Напомнил Драко.
- Да. И мы пока все равно далеки от первого Пророчества. Зато мы знаем второе и можем попробовать помешать его исполнению.
- Как? – Недоверчиво спросила Гермиона.
- Мы найдем Сириуса Блэка! – Воскликнул Гарри и посмотрел на своих друзей. Те были ошарашены до шокового состояния. Такого они и не предполагали.














Глава 35. Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост


- И как ты предлагаешь это сделать? – Скептически спросил Драко. – Проследить за профессором Реддлом?
- Это был бы наилучший вариант. – Ответил Гарри. – Но это невозможно. Мы хоть когда-нибудь профессора видим вне Большого зала и уроков? Он даже не на всех соревнованиях присутствует. Его в коридоре-то встретить – большая редкость… По потолку перебирается, что ли?
- Тогда что ты предлагаешь? – Спросил Невилл.
- Для начала подумать. Давайте рассуждать. – И Гарри снова начал нервно ходить. – Поставим себя на место Блэка. У него есть какая-то цель, ради выполнения которой он сбежал из тюрьмы. И двигается он сюда. Петтигрю сбежал вероятно потому, что Блэк уже здесь. Если он прячется в окрестностях, то он где-то в очень хорошо знакомом месте.
- В лесу легко спрятаться. – Высказала предположение Гермиона.
- Да. Но по лесу ходят дементоры. – Отмел эту мысль Гарри. – Дамблдор сказал, что это место – дом для всех Наемников. Т.е. он идет в дом, где знает все уголки, и знает, где лучше спрятаться. Поставим себя на его место. Вот он учится здесь с друзьями. Профессор Люпин сказал, что мы такие же, как они в юности, стало быть они тоже где-то тайно встречались. Где это может быть, если не в замке? – И Гарри уставился на друзей. Те усердно думали.
- На ум приходит только одно место. – Покачал Драко головой.
- Визжащая хижина! – Подтвердил Гарри. – Уверен, Блэк прячется там.
- Тогда бегом туда! – Вскочил Невилл на ноги. – Только как мы туда доберемся?
- А карта мародеров нам на что? – Хитро улыбнулся Гарри. – Из замка есть подземный ход туда.
- Тогда чего мы стоим? – Поднялась на ноги Гермиона.
- Встречаемся у главного входа, а я – за картой.
И ребята разошлись, чтобы через десять минут встретиться у входных ворот Академии. Гарри открыл и активировал карту, которая после приветствия отобразила четыре точки. Сверяясь с картой, Гарри повел друзей по боковому коридору, периодически сворачивая в ответвления. Через какое-то время они дошли до стены, за которой, по идее, ничего не было.
- Что будем делать? – Спросил Невилл, готовясь взорвать стену.
- Надо найти какой-нибудь рычаг, который откроет нам эту дверь. – Сказал Гарри, судорожно ища подсказку. Друзья вздохнули и также принялись искать вход.
- И что вы тут делаете? – Спросили их сзади.
Ребята повернулись, как один. Перед ними стоял профессор Снегг и внимательно их рассматривал. Ребята молчали, не зная, что сказать.
- Понимаете, профессор, - неуверенно начал Гарри, - я линзы обронил, и мы ищем их.
- Какие линзы? – Удивился химик.
- Для глаз. – Начал врать Гарри. – Я просто решил, что Наемнику в очках неудобно, и решил попробовать в линзах походить.
- Здесь? – Уточнил профессор.
- Да. – Кивнул Гарри. – Подальше ото всех. Не хочу, чтобы надо мной смеялись, если я буду глупо выглядеть.
- Линзы Вас, Поттер, не изменят. – Сказал профессор и удалился.
- Это он только что сказал, что Гарри всегда глупо выглядит? – Уточнила Гермиона.
- Я сломаю ему нос. – Уверенно сказал Гарри. – Но позже.
И ребята принялись шарить по стенам и полу. Гермиона стояла на коленях на разных плитах, когда, перенеся вес на одну из них, та вдруг чуть опустилась. Раздался тихий щелчок, и стена чуть отъехала в сторону.
- Гермиона, ты умница! – Сказал Гарри и первым бросился в темноту.
- Хоть бы фонарик у меня попросил. – Буркнула Гермиона и вытащила маленький фонарик из поясной сумки которую всегда носила с собой. Равно как и ребята. Потому что никогда не знаешь, что и когда тебе может понадобиться. А с их каждодневными тренировками и подавно.
Коридор был заброшен. Тут явно очень давно не ходили. Коридор уводил вниз, но был достаточно прямым. И заканчивался он дверью. Гермиона посветила на ручку. Та была в пыли и паутине. Гарри аккуратно взялся за нее и нажал. Со второй попытки стало ясно, что дверь открывается, если ее потянуть на себя. Далее вверх уводили ступеньки. Уже под конец ребята услышали сдавленные хрипы и ускорили шаг. Резко распахнув дверь, они увидели двух мужчин, катающихся по полу. Они дрались. Друзья их мгновенно узнали – осунувшийся Сириус Блэк и испуганный мистер Скэб. Сириус явно побеждал – он пригвоздил служащего замка к полу и пытался его удушить. Ребята стояли в шоке и не знали, что им предпринять. Наконец Скэб заметил новые лица и с жалостью посмотрел на них. Это было всего секунду, но это дало Сириусу преимущество, и он с силой ударил противника головой об пол, и тот потерял сознание. Затем победивший резко вскочил на ноги и встал в боевую стойку. Но, увидев, кто перед ним, расслабился и внимательно окинул всех взглядом, задержавшись на Гарри.
- О, Гарри! – Воскликнул он. – Ты так похож на отца! Только глаза мамины.
Гарри резко сузил свои глаза и бросился на Блэка. Тот от неожиданности упал на спину.
- Ты убил моих родителей! – Заорал он, пытаясь удушить лежавшего, как ранее тот сам пытался удушить Скэба.
Завязалась новая драка. Сириус явно не хотел быть задушенным, и он сопротивлялся. Но не пытался сам убить Гарри. Драко, Гермиона и Невилл стояли и боялись предпринять что-либо – попасть в Гарри случайно они не хотели. Пуффендуец же кусал губы, а рука тянулась к одному из кармашков. Затем он быстро что-то метнул в Сириуса, отчего тот завыл и выгнулся. Гарри от неожиданности слегка расслабил руки.
- Гарри, отойди от него! – Резкий приказ сзади привел Гарри в чувства.
- Профессор, это он. – Прохрипел он.
- Знаю, Гарри, все знаю. – Кивнул профессор. – А теперь отойди.
Гарри послушно встал и отошел к друзьям. Профессор меж тем шагнул к Блэку, собрал звездочки Невилла, отдал их ему, а затем подошел к лежащему Сириусу, который зажимал рану на поясе.
- Так-так, Сириус, паршиво ты выглядишь. Два пацана тебя чуть не убили.
- Если бы я хотел их убить, Римус, то ты бы увидел здесь пять трупов. – Оскалился Блэк.
- Пять – это перебор. – Покачал он головой.
- Остановимся на одном? – Протянул он руку.
- Пожалуй. – И профессор протянул лежащему беглецу свою руку.
Сириус с легкостью поднялся, не обращая внимания на сочащуюся кровь, и обнял профессора Люпина. Тот тоже очень тепло похлопал его по спине.
- Но…как же так… - проблеяла Гермиона, - я Вам верила, не говорила никому о Вас…хранила Ваш секрет…а Вы… - Слезы разочарования и злости стояли у нее в глазах.
- Какой секрет? – Уточнил Драко, не отводя глаз от мужчин.
- Он – наркоман! – Выкрикнула девочка.
Невилл, Драко и Гарри от услышанного повернули к ней головы. Сириус в неверии тоже уставился, но на друга.
- Римус, опять? – Только и прошептал он. – Как долго?
- Двенадцать лет. – Невесело усмехнулся профессор. – Как ты догадалась?
- Профессор Снегг очень много рассказывал об амфетаминах в этом году, о симптомах, о последствиях. И я заметила это у Вас. – Опустила девочка глаза.
- Ты действительно умница, Гермиона. – Подтвердил профессор всем известный факт.
- Симптомы? Последствия? – Не понял Невилл.
- Расширенные зрачки, блеск глаз, синяки под глазами, бледность кожи. – Начала перечислять девочка, и ребята уставились на преподавателя, ища эти самые признаки. – А еще Вы постоянно дергаете рукава вниз, как будто пытаетесь что-то скрыть. И я однажды заметила след от укола. – Еле слышно закончила она уже.
- Римус. – Тяжело вздохнул Сириус.
- Потом обо мне. – Отмахнулся он.
- Дружище, прости меня, это все моя вина.
- Сириус, у нас есть более важные дела. – Сказал профессор и подошел к лежащему Скэбу. – Сим-сим, откройся! – И профессор отвел в сторону ворот пиджака.






















Глава 36. Слуга Лорда


Резким движением профессор содрал кожу с лица Скэба. Ребята аж вздрогнули – как будто снимали скальп. Вот только вместо черепа там было обыкновенное лицо человека. Питера Петтигрю. А в руке профессора было латексное лицо, которое многие знали, как мистер Скэб.
- Значит, это все-таки он. – Грустно заметил профессор Люпин и как-то сразу спал с лица.
- Как ты догадался? – Спросил его Сириус.
- А это был не я. – Покачал он головой. – Мне они все рассказали. Пару часов назад. Интересно, где он взял твое оружие?
- Сделал на заказ. Помнишь, он на Рождество уезжал за океан? Вот тогда, видимо, и сделал. Потому что, закажи он мои клинки в нашей стране, я бы об этом моментально узнал. А на континенте опасно, потому что, опять же, слухами земля полнится. А за океаном…сам понимаешь.
- Да, наверное. – Согласился профессор. – Он по возвращении чаще стал метать их. Привыкал к ним. А нам говорил, что не тренировался ни дня и нагоняет. Сволочь! – И Люпин с чувством пнул бывшего друга под ребра.
- Значит, это действительно он предал гарриных родителей. – Сказала Гермиона.
- Кстати об этом. – Отошел Гарри от шокирующих новостей. – Что вообще тогда произошло?
- А вот это, мальчик мой, очень интересный момент. – Сказал Люпин, и ребята подобрались. - Хоть с Джеймсом и Лили мы были близкими друзьями, они нам подробностей не рассказывали. Говорили, что опасно. Мы только знаем, что несколько раз к ним заходил профессор Реддл. Только тогда он не был никаким профессором. Он просто был одним из Членов Совета.
- Он преподает? – Ахнул Сириус.
- Физику. – Повернулся к нему Римус. – А Снегг – химию. Так вот, - вернулся он к прежнему разговору, - мы не знаем, о чем они разговаривали. Только знаем, что эти визиты очень нервировали Поттеров. Джеймс даже перестал работать на время – благо на деньгах семьи это не сказывалось. Потом всем казалось, что ситуация разрешилась, но на самом деле… - И профессор развел руками.
- А как же мои родители? – Спросил Невилл.
- В смысле? – Удивились мужчины.
- Считается, что Блэк, т.е. Вы, отдали приказ Беллатрисе пытать моих родителей.
- Какая возмутительная глупость! – Взъерепенился Сириус. – Я с Беллой никогда не любил общаться. Она же психованная!
- А с моей мамой? – Тихо спросил Драко.
- А с твоей мамой я очень тепло всегда общался. – Улыбнулся Сириус. – Она добрая и теплая. Она всегда готова выслушать. Кстати, именно она заботилась обо мне, когда я был в Азкабане. Приносила еду, когда это разрешали, подкармливала и помогала надзирателям, чтобы они не зверствовали со мной. Она единственная верила, что я невиновен.
- Дементорам? – Удивился Гарри.
- Нет. – Возразил Сириус. – Дементоры – это стражи. Они следят за общим порядком и сопровождают заключенных в тюрьму и из тюрьмы. Проверяют, действительно ли тот умер. А надзиратели ходят по коридорам, заходят к заключенным за…об этом вам знать не надо. В общем, они – люди. А дементоры – это дементоры.
- Да, это мы знаем. – Поежился Драко. – Так как Вы сбежали? И почему сейчас?
- Из газет, что мне разрешали читать, которые регулярно присылала твоя мама, я узнал, что в Хогвартсе стало не все в порядке с преподавателями. Брали интервью у разных работников, и на одной из фотографий я увидел Петтигрю под другой личиной. Я узнал кольцо, что на его мизинце. Но на фотографии было плохо видно, поэтому я передал весточку твоей маме, и она разузнала, как выглядит это кольцо. Тогда я и убедился, что Петтигрю скрывается в замке. А сбежать…ну, иногда нас выводили из камер, и в одном месте коридора было приоткрыто окно. Я оглушил свой надзор и выпрыгнул в окно. Когда дементор подоспел, я уже был под водой. Я заплыл под фундамент, там был грот, в котором лежал приготовленный акваланг. С ним я доплыл до берега и оставил его в условленном месте. А дальше шел пешком. В этих лесах я оказался десять дней назад.
- А как Вы попали в Воющую хижину? – Спросила Гермиона.
- Из леса сюда есть лаз. – Объяснил Сириус. – Римус, а ты?
- Гремучая ива.
- Отключил сигнализацию?
- Именно. А вы как тут очутились? – Спросил он друзей.
- Через коридор первого этажа.
- И откуда у вас эти сведения? – Подозрительно спросил Люпин.
- У нас есть чудо-карта. – И Гарри показал свою чудную коробочку.
- Так вот куда подевалось наше изобретение. – Усмехнулся Римус.
- Ваше? – Переспросил Гарри. – Это вы – мародеры?
- Мы. – Кивнул Сириус. – А те имена – это наши позывные. Конечно же, это должно быть строжайшей тайной, но мы верили, что мы – друзья и умрем друг за друга, и поэтому не скрывали их друг от друга.
- А у кого какие имена? – Спросил Невилл, который все никак не мог определиться, какое ему выбрать имя.
- Я – Бродяга, - сказал Сириус, - потому что вечно куда-нибудь иду и попадаю в истории, Римус – Лунатик, потому что раньше он действительно страдал от этой болезни, Петтигрю – Хвост из-за кольца его семьи, а Джеймс – Сохатый, потому что он очень здорово изображал оленя.
- А что Вы теперь намерены делать? – Спросила Гермиона.
- Сдадим Петтигрю Совету, и Сириуса оправдают. – Произнес Люпин.
И ребята закивали. Но тут не подававший никаких признаков жизни Петтигрю резво вскочил на ноги, подскочил к Невиллу и выхватил у него из рук метательные звездочки и ринулся к двери на выход, где совершил веерное движение рукой, отчего оружие разлетелось, попав в каждого, и он скрылся, заперев дверь. Взрослые и дети скривились от боли и кровотечения из-за полученной раны. Им было не до Питера. Тяжелее всех было ранение у Римуса – ему звездочка распорола грудь. Рана была неглубокая, но сильно кровила. А у Сириуса была повреждена рука. И из бока капала кровь – из раны, что нанес Невилл. Всем срочно требовалась перевязка. Гермиона, которая ранена была легче всех, разорвала на себе рубашку до груди и сделала из нее бинты. Сириусу из его же одежды, чтобы ни у кого вдруг не возникло вопросов – т.к. Петтигрю смог сбежать, то Сириус снова был вне закона. Уходя обратно в лес, он сказал Гарри:
- Мы скоро встретимся, крестник. Жди.
- Я буду ждать тебя, крестный.
Сириус обнял Гарри, что было сил, и исчез в тайном проходе. А профессор Люпин пошел со своими студентами другим ходом. Для всех они тренировались. Профессор Снегг, увидев их внешний вид, спросил с усмешкой:
- Тренировка прошла успешно, как я вижу.
- Да, Северус, - улыбнулся он, - мы очень усердно тренировались и очень устали.
- Успокоительное тебе не повредит, Римус. – Презрительно отозвался химик.
Как только Гарри поравнялся с преподавателем, у него вдруг подкосилась нога, и он с криком ужаса начал падать. Пытаясь устоять не месте, он схватился за первое, что ему попалось под руку – профессор Снегг. Гарри упал на него сверху, да так неудачно, что лбом проехался по его лицу, отчего у того хлынула кровь из носа. Гарри тут же начал приносить свои искренние извинения, но тот даже не стал его слушать, а резко отпихнул, зажал нос руками и быстро пошел прочь.
- Ты напал на профессора! – В ужасе воскликнула Гермиона.
- Не напал, а упал. – Поправил ее Гарри. – У меня подвернулась нога.
- И ты сломал ему нос. – Укоризненно сообщил Драко.
- Случайность. – Пожал Гарри плечами и рассмеялся. Тут же к нему присоединились его друзья. – Шалость удалась? – Протянул он руку. И остальные хлопнули по ней.
*******
- Мой Лорд… - Проблеял голос. – Я тут, я с Вами.
- Зачем мне трус, который столько времени не мог быть мне полезным? – Холодно спросил Лорд ползающего человека.
- Я не мог, мой Лорд, это было бы очень опасно, прежде всего для Вас…но сейчас все иначе…
- Чем ты можешь искупить свою вину?
- Я принес Вам важные сведения, господин…
- Что ж, это меняет дело. – Чуть смягчился человек. – Живи. Пока.
И человечек, кланяясь, ушел назад во тьму.


















Глава 37. Дома


По завершении этого учебного года победителем оказался Слизерин. Драко был горд этой победой, друзья искренне радовались за него. В поезде они столкнулись с профессором Люпином.
- Вы тоже едете в Лондон, сэр? – Спросила Гермиона.
- Да, Гермиона.
- Надолго?
- Навсегда. – Просто ответил он.
- Но почему?
- Не одна ты оказалась такой умной и догадливой. – Грустно улыбнулся бывший преподаватель.
- И что Вы теперь намерены делать? – Серьезно спросил Гарри.
- Посмотрим. – Пожал он плечами. – Не беспокойтесь обо мне. Идите. Уверен, мы еще увидимся.
И ребята пошли дальше по вагону искать свободное купе. Всю дорогу девочка казнила себя, полагая, что из-за нее профессора вынудили уволиться. Невилл первым заметил ее состояние.
- Гермиона, не вини себя. – Сказал он.
- Мне кажется, что если бы я тогда это вслух не сказала, то профессор Люпин бы не уволился.
- Так его и не твои слова вынудили пойти на этот шаг. – Возразил Драко. – Крестный всем рассказывал в этом году о наркотиках. Мало ли кто начал…
- Знаю, но все равно чувствую свою вину. – Грустно вздохнула девочка.
- Я уверен, что Сириус позаботится о нем. – Произнес Гарри. – Ведь он принимает их с момента, как распалась их дружба. Думаю, сейчас все наладится.
- От наркотиков, которые принимают столько лет, невозможно избавиться. – Покачала головой Гермиона.
- Смотря что он колол. – Возразил Гарри. – Мы же не знаем, что это было.
- Гермиона, не бери в голову. – Подтвердил Драко. – Хоть мой крестный и не любит его, но он целый год создавал их ему. Если бы он хотел навредить, то вряд ли бы Люпин выглядел так хорошо.
Гермиона кивнула, улыбнулась и попыталась до конца поездки не думать об этом. И все же, на перроне она нашла профессора, извинилась перед ним и тепло попрощалась. К родителям она подошла с радостной улыбкой.
- Девочка, как мы рады! – Обняла ее мама. – Как у вас там все? Мы слышали об ужасном убийце, сбежавшим из тюрьмы. Надеюсь, вас это не коснулось!
- Не волнуйся, мама. – Сказала ее дочь, катя перед собой тележку, на верху которой гордо восседал рыжий пушистый кот. – На самом деле это не он убийца. Реального еще надо поймать.
- Вы ввязались в это!? – Не поверил своим ушам отец.
- Это была случайность, папа. – Вздохнула Гермиона, думая, что уж очень много «случайностей» окружает их четверку.
Меж тем, ребята втроем подошли к родителям Драко.
- Я бы хотел поблагодарить Вас. - Обратился Гарри к матери Драко. – Вы действительно очень добры, и я ценю это. Спасибо большое.
И Гарри протянул женщине руку. Нарцисса ответила на это рукопожатие и тепло улыбнулась. Люциус вздернул бровь в удивлении.
- Я присоединяюсь к Гарри. – Сказал Невилл и повторил его жест.
Вторая бровь Люциуса взлетела к бровям. Когда ребята удалились, он задал жене вопрос:
- О чем эти мальчики говорили?
- Не имею понятия. – Повела женщина плечом. – Но мне приятно. Будешь ревновать?
- К друзьям моего сына? – Уточнил мистер Малфой.
Нарцисса лишь передернула плечами, завершая этот разговор, и направилась к выходу с вокзала.
Невилл ехал домой, уверенный, что за поступком Беллатрисы стоял не Сириус, а сам профессор Реддл. Надо было узнать, что это за Пророчество. К этой разгадке они не приблизились пока что.
Гарри приехал домой и загрустил. Он узнал правду про своего крестного, но свободы тому это не принесло. Он вынужден будет жить вне закона. Опять. Но Гарри радовался, что это хотя бы не холодная и сырая тюрьма. Через несколько дней, прогуливаясь недалеко от дома, он встретил своего соседа мистера Фрая.
- Добрый день, мистер Фрай. – Кивнул Гарри.
- Добрый день, Гарри. – Поприветствовал тот мальчика. Гарри замер – у его соседа изменился голос – как будто простудился.
- Вы простыли, сэр? – Спросил он, не веря своей догадке.
- Немного. – Улыбнулся тот. – Ко мне приехал давний друг, которого я не видел двенадцать лет, и мы отметили эту встречу. Ну и немного перестарались. – Хитро улыбнулся он. – Кстати, а вот и он. – Указал он на человека, стоящего в дверях соседнего дома.
Гарри повернул голову и не поверил своим глазам – на пороге стоял профессор Люпин и улыбался ему. Гарри повернул голову и ошарашенно посмотрел на стоявшего рядом мужчину. Тот задорно подмигнул ему.
- Но как? – Еле сумел он сказать хоть что-то.
- Я сделал ему предложение, от которого он не смог отказаться. – Сообщил ему его крестный, который выглядел его давним соседом.
- Что? – Не поверил Гарри своим ушам. – Ты…
- О, Гарри, не беспокойся. – Сказал подошедший Римус. – На самом деле это была всего лишь довольно большая сумма денег. От которой тот не смог отказаться.
Гарри спокойно выдохнул – трупов рядом с домом его родителей ему не хотелось.
- Я столько лет жил вдали от тебя, что больше не хочу. – Серьезно сообщил новый мистер Фрай. – Ты ведь и так большую часть времени проводишь в Хогвартсе. А этим летом вы вообще поедете на чемпионат мира по Искусству Смерти. Я прав?
- Да. – Кивнул Гарри. – Драко обещал достать нам билеты.
- Вот видишь, еще минус одна неделя.
- А в августе мы у Невилла гостим… - Подумал вслух Гарри.
Римус нахмурился – он знал, как его друг тосковал по своему крестнику. Но его друг неожиданно повеселел.
- О, с миссис Долгопупс, я уверен, я договорюсь! Это будет отличный месяц!
И Гарри улыбнулся. Он был рад оказаться дома в окружении любящей семьи.














Глава 38. Чемпионат мира


Чем меньше дней оставалось до чемпионата, тем больше СМИ мира Наемников сходили с ума – в газетах, журналах, книгах девяносто пять процентов информации было только про эти соревнования. Журналисты писали очерки, критические статьи, статистические данные, вспоминали лучшие, худшие, прошедшие аналогичные соревнования, назывались имена, брались интервью у тренеров, капитанов, фанатов, болельщиков, обычных людей, у всех членов Совета. Только ленивый не поучаствовал в этом сумасшествии. Чемпионат – очень популярное событие, проходящее раз в пять лет в стране, чей жребий выпал. Жеребьевку проводят после завершения всех соревнований. Главы Совета стран-участниц опускают в кубок названия стран, которую они представляют, и Главных Судей, которые будут отвечать за законность и порядок на предстоящих соревнований. Кубок переливается цветами радуги в момент выбора, а потом внутри загорается огонь, и вылит белый дым, означающий, что решение принято. Глава Совета страны-хозяйки чемпионата достает единственную бумажку, которая не была сожжена – именно эта страна примет следующий чемпионат и этот набор Главных Судей будет «править балом». Если из Кубка валит цветной дым, то Совет должен пересмотреть какого-то одного Судью из предложенного списка. Красный – метание ножей, желтый – стрельба, зеленый – фехтование, синий – борьба, черный – заменить всех судей. Если повалил цветной дым, то внутри остается листок той страны, где Судья не годен. Это может произойти в двух случаях – Судья недостаточно опытен, и тогда он может попытать счастья в следующий чемпионат через пять лет, или же он с не годящейся репутацией – и в таком случае со своей работой он может попрощаться – нечестный судья никому не нужен. Поэтому Главы Совета очень тщательно и щепетильно относятся к своему выбору. И чаще цветной дым свидетельствует о молодости Судьи. Поэтому отводится отдельный день для проведения Церемонии Выбора. И организаторы стараются сделать ее красочной и запоминающейся. И чтобы Церемонии Открытия и Закрытия не повторялись.
Во всех магазинах продавались сувениры, символизирующие чемпионат. Вокруг гостиниц, где располагались команды, стояли авроры, бдительно охраняющие все по периметру: входы, выходы, крыши, окна, подвалы, этажи. Безопасность превыше всего!
В этом году чемпионат проходил в Великобритании на территории Санк Айленда, в графстве Йоркшир. Наемники заранее бронировали гостиницы, билеты на соревнования, Церемонии. Единый билет на все мероприятия стоил недешево, но зато позволял дневать и ночевать на стадионе.
Драко, как сын одного из участников Совета, конечно же имел такой билет. Но и для своих друзей он попросил отца приобрести такие билеты. Мистер Малфой был в благостном расположении духа и обещал сыну выдать столько вип-билетов, сколько он попросит. Ребята посчитали всех и Драко озвучил цифру восемь – для друзей с их родственниками, а также Сириусу, живущему под личиной мистера Фрая, и Римусу. Гарри хотел сделать им приятное, и Драко не возражал. Еще и поселил их всех рядом – на этаже, где жили члены Совета.
Прибыв на место за пару дней до Церемонии Открытия, друзья носились по всей территории в возбуждении – столько всего яркого и красочного было вокруг. Они знакомились с приезжими иностранцами, фотографировались с ними, обменивались адресами и телефонами для связи, проводили вместе вечера, ходили к ним в гости и звали их самих. Мистер Малфой был очень доволен – он радовался будущим международным связям своего сына, сам с удовольствием поощрял это, находил общий язык с другими людьми, членами Совета других стран, попутно представляя свою жену, сына, его друзей. «Связи крайне полезны для будущего, сын.» - Наставительно говорил Люциус Малфой, и Драко смиренно знакомился с нужными людьми. Утешало и радовало, что друзья неизменно были рядом.
Традиционно Церемонию Открытия и Закрытия проводили мастера взрывов и фейерверков. Они старались на славу – шоу было очень красочным, ярким, зрелищным. Огоньки в небе принимали форму величайших Наемников, их орудия, оружий в принципе. Многие срывали голоса, восхищаясь действом. На каждый вид соревнования отводился один день. Соревнующихся участников было не много, и за ночь организаторы успевали переподготовить стадион. Победитель награждался медалью, денежным призом и очень выгодным контрактом, о содержании которого знал только сам Наемник и страна-наниматель. И вокруг этих контрактов ходили самые невероятные слухи – от предложения рекламирования какого-нибудь оружия до контракта на убийство главы какой-нибудь страны или Совета. Разглашение контракта каралось смертью.
Суть соревнований ничем не отличалась от тех, что проходили в Хогвартсе два раза в год – Судьи выбирали вид оружия, цель и задачу. Совещания проводились накануне в строжайшей секретности в кабинете, защищенном от любого вида прослушивания. Разглашение условия каралось пожизненным исключением из мира спорта. На чемпионате этого года победителем в метании ножей-дротиков с расстояния шестьдесят шагов победил испанец. Во второй день стреляли из лука с расстояния сто метров. Цель – попасть в наконечник соперника. Победил англичанин, в чьих жилах текла кровь Робин Гуда. Все Наемники знали об этом первоклассном Наемнике прошлого при дворе короля Ричарда Львиное Сердце. А обывателем он был известен, как лесной разбойник. А этот Наемник всего лишь тренировался в лесу со своими товарищами. И когда один из них его предал – рассказал шерифу Ноттингема его настоящее имя, тот смог убить его. И именно с тех пор позывной стал секретом. В третий день соревновались в фехтовании на саблях. Задача – как можно незаметнее для соперника коснуться его своим клинком десять раз. Место каждого удара моментально окрашивалось красным. Победил иранец. В четвертый день проводилась борьба. В этом году это была вольная борьба. Чтобы победить, необходимо было заставить соперника признать свое поражение. Ввиду такой цели этот день стал самым ярким на чемпионате – так просто ни один Наемник не сдается. Победил представитель России. В последний день соревнований собирались все участники соревнований. Каждая команда проходила зеленый лабиринт, внутри которого были различные препятствия. Это были или различные преграды физического толка – от болота до катящихся бревен, или враг, которого надо было нейтрализовать, или увернуться от летящего предмета… Препятствия придумывались и готовились заранее на отдельном закрытом помещении. Зрители наблюдали за происходящим по экранам. Победитель – та страна, чья команда первой добралась до центра лабиринта и взяла в руки Распределяющий Кубок. Даже если «в живых» остался только один член команды. После лабиринта проходила Церемония Закрытия. А на следующий день определяли страну-хозяйку и Главных Судей следующего чемпионата через пять лет.
В общем, чемпионат каждый раз был незабываемым состязанием, богатым на события. Чемпионат этого года не стал исключением.
























Глава 39. Черная Метка


Это случилось ночью после Церемонии Закрытия. Все уже давно спали, когда вдруг раздался сильный взрыв. Сработала сигнализация срочной эвакуации. Народ резко проснулся и подскочил – никто не понял ничего. Началась паника, потому что было непонятно, что происходит. Взрослые начали срочно одевать детей, собирать все самое необходимое и быстро выходить на улицу. Вокруг все бегали, кричали, маленькие дети плакали. Кто постарше – судорожно держал хоть какое-нибудь оружие в руке – от камня до автомата и был готов вступить в бой немедленно. Но все крики были перекрыты не то стуком каблуков, не то цокотом копыт. Люди завертели головами, пытаясь понять, откуда идет звук. Когда же они видели, кто издает это, то в ужасе замирали и закрывали рот. Мимо быстрым шагом шли люди в мантиях и высоких остроконечных шляпах. Все одеяние было черным. На лице была серебристая маска, изображавшая череп. В бледном отсвете Луны это наводило ужас даже на бывалых Наемников. Эти люди шли строем, разбрасывая шарики с едким дымящимся газом, чтобы никто не мог их поймать. Длилось шествие всего пару минут, но казалось, что несколько часов. А после опять начала паника. Но суматоха долго не продлилась. Организаторы – мастера своего дела – успокоили всех в течение часа. Но никого по комнатам не отпустили. Когда, казалось, все успокоились, снова начались волнения – в небе виднелась темная туча в виде черепа. «Черная Метка!» - С испугом шептались все вокруг. Авроры судорожно сновали, пытаясь отыскать виновников всего этого бедлама, однако на первый взгляд все были на месте.
- Миссис Малфой, где Ваш муж? – Спросил один из авроров.
- Думаю, пытается помочь вам навести порядок. – Спокойно ответила она. – По крайней мере выходили мы все вместе. Он увел всех нас подальше, а сам отправился в самую гущу.
- Его не было среди тех марширующих людей? – Строго спросил аврор.
- Мой муж – законопослушный гражданин. – Холодно сказала Нарцисса.
- Конечно. – Кивнул мужчина головой, но его слова были сказаны таким тоном, будто он был готов подробно обсудить иную точку зрения. Однако он развернулся и ушел.
- Мам? – Спросил непонимающий Драко. – Я опять чего-то не знаю?
- Не бери в голову, сынок. – Только и сказала Нарцисса.
Драко переглянулся со стоящими рядом друзьями, но они также пребывали в шоке. Гарри аккуратно отошел назад и неслышно подошел к своему крестному. Римуса с ним не было – тот отправился помогать нуждающимся. Все же, кого-то из его бывших студентов его присутствие могло успокоить.
- Джон? – Обратился он к своему крестному. – Что это сейчас было?
- Пожиратели Смерти. – Тихо ответил он.
- Кто это?
- Оппозиционеры. Протестуют против существующего порядка.
- А что они хотят?
- Ничего конкретного. Они просто хотят сменить Главу Совета.
- Дамблдора? – Удивился Гарри. – Почему?
- Считают, что он уже старый. Мир вокруг меняется, и Совету нужен более гибкий Глава.
- А как происходит смена Главы Совета?
- По-разному. – Невесело усмехнулся Сириус. – Бывает, убивают, бывает, против него голосует большинство, а бывает, что он сам уходит.
- А как давно Дамблдор на этом посту? – Решил уточнить Гарри, который даже не знал возраста своего директора.
- Около сорока лет. – Что-то подсчитав, ответил крестный.
- И он не собирается уходить? – Задал Гарри риторический вопрос.
- Дамблдор умрет на этом посту. – Подтвердил Сириус мысли своего крестника.
Позже, когда все, наконец, смогли разойтись по своим комнатам, ребята собрались все вместе, чтобы обсудить произошедшее. И Гарри передал им разговор с крестным. В комнате повисло тягостное молчание.
- Ох, не к добру все это. – Грустно покачал Невилл головой.
Все остальные внимательно посмотрели на него – если интуиция что-то говорит, то к этому надо прислушаться.














Глава 40. Заморские гости


Расследование происшествия на чемпионате ничего не дало – ни одного участника не было задержано. А подозрения – всего лишь подозрения. К тому же, у всех подозреваемых было алиби. Совет был крайне недоволен Авроратом, но ничего поделать не могли. СМИ пошумели, но тоже успокоились – в конце концов, никто не пострадал. Ни одного раненого. Просто протест. Это неинтересно, поэтому главными новостями оставались итоги очередного чемпионата, а также ожидания следующего, который пройдет в Греции. Глава Совета Греции был очень доволен и горд. Он с удовольствием отвечал на вопросы журналистов, фотографировался и всячески красовался.
Ребята в тот же день уехали к Невиллу домой вплоть до сентября. Родители уехали сразу после дней рождений ребят, а вот Римус и Сириус остались. Римусу миссис Долгопупс доверяла, а Сириус очаровал ее, заверив, что это будет особым удовольствием для него тренироваться с ребятами. Весь месяц Римус снисходительно наблюдал, как его друг детства оживает на глазах – впервые за долгое время он свободен и может дать волю своему холеричному темпераменту.
Учебный год начался без эксцессов, ничего нового в программе не поменялось. Все то же, все те же, кроме преподавателя по Математике. В этом году ее преподавал старый человек отвратительного внешнего вида – у него было очень мало волос на голове, а те, что были, висели паклями. Еще у него был вместо одного глаза протез, а одну ногу он подволакивал. Звали его Аластор Грюм. Он наводил страх на всех студентов одним своим видом. А еще он был до отвращения бодрым. Он быстро передвигался по коридором и не гнушался телесных наказаний. Студенты стонали, но директор не реагировал, считая, что будущим Наемникам различный опыт на пользу.
А через неделю случилась неожиданность. Когда студенты вошли в Большой Зал на ужин, они увидели, что их столы были чуть сдвинуты, и появился новый пятый стол. Кода все расселись по своим обычным местам, тот продолжал пустовать. Во время ужина по Залу между столами вдруг пробежал мистер Филч и что-то быстро заговорил на ухо директору. Тот с интересом выслушал, потом отпустил завхоза, и тот потрусил обратно. Сам же директор вышел вперед начал говорить.
- Прошу внимания! – Начал он. – Я бы хотел сделать объявление. В этом году пришло время для Турнира Трех Наемников. Это состязание проводится раз в сто лет. Очень сложное и очень опасное. Смертельно опасное. Вечная слава ждет хотя бы участника, уж не говоря о победителе. – Народ радостно подобрался. – Но принять участие могут только те, кому уже есть пятнадцать. Следить за ходом турнира будет Член Совета Барти Крауч. – Младшекурсники загудели от несправедливости, но были быстро утихомирены своими старостами и взглядами деканов. – Турнир будет проходить в нашей Академии. Это – огромная четь и ответственность. И я прошу вас всех не посрамить репутацию нашей Академии перед представителями двух других сильнейших Академий Наемников. Прошу приветствовать прелестных представительниц Женской Академии Наемников Бишуё!
Двери Большого Зала открылись, и на пороге появились разновозрастные девушки-азиатки. Все они были одеты в длинные кимоно. У всех студентов Хогвартса буквально раскрылись рты от удивления – перед ними проплывали живые гейши! Черные, как смоль, волосы были убраны в пучок, который бол заколот палочками с различными украшениями. А на ногах у них были белые колготки, а вместо привычных для европейцев ботинок девушки были в деревянных сандалиях, которые стучали по каменном полу. Подойдя к столу преподавателей, девушки выстроились в ряд и традиционно поклонились. Преподаватели слегка склонили свои головы. Последней подошла высокая по японским меркам женщина в таком же наряде, только он был явно намного дороже. Директор подошел к ней и низко поклонился в ответ на ее приветствие.
- Госпожа Юю На. – Представил директор свою коллегу из Японии.
Женщина повернулась к студентам Хогвартса, поклонилась и прошла к столу, где разместились ее студентки.
- А теперь настало время приветствовать представителей Мужской Академии Наемников Дурмстранг!
Двери Большого Зала вновь открылись, в Зал прошли крепкие молодые люди с суровыми лицами. Одеты они были в красные длинные плащи. У каждого из-за пояса торчал широкий нож в ножнах. Завершал процессию высокий мускулистый парень, рядом с которым шел высокий немолодой мужчина. По Залу прошелся шепоток узнавания. Юноша – Виктор Крам, он стал вторым в соревнованиях по фехтованию в недавнем чемпионате. Иранец тогда сказал, что вряд ли он выиграет в следующий раз, если сражаться будет с Крамом – тот подрастет и наберется опыта. Крам – сильный соперник.
- Игорь Каркаров – директор Дурмстранга! – Объявил Дамблдор и обнял Игоря, похлопав того по плечу.
Прибывшие юноши расположились рядом с японскими красавицами. Те церемонно кивнули, но не более. Директора же устроились рядом с хогвартскими преподавателями.
- Наши гости будут жить в отдельных крыльях нашего замка, но учиться будут вместе с вами. Прошу помогать им, т.к. программы обучения несколько отличаются, к тому же, могут возникнуть некоторые языковые проблемы. Я очень рассчитываю на ваше понимание.
И с этими словами директор сел на свое место. Студенты Хогвартса стали перешептываться и во все глаза смотреть на гостей. А близнецы строить глазки сразу всем японкам. Год предстоял быть крайне интересным.








Глава 41. Чемпионы турнира


На следующее утро в Большом Зале ученики увидели отдельно стоящий постамент, на который был водружен кубок огромных размеров. По окончании завтрака директор объявил, что каждый желающий, достигший пятнадцати лет, может опустить внутрь свое имя. Но если он будет выбран, то отказаться он уже не сможет, ибо покроет и себя, и свою Академию вечным позором. Уж не говоря о том, что будет исключен и никогда не сможет стать Наемником. Ни в одной стране мира.
После завтрака цепочка желающих потянулась к кубку бросить свое имя. А Золотое Кватро стояло в сторонке и наблюдало за этим действом.
- И как они не боятся? – Покачала головой Гермиона.
- Вечная слава. – Вздохнул Гарри.
- Т.е. если бы ты мог, ты бы бросил туда вое имя? – Недоверчиво уточнила девушка.
- Я бы тоже. – Сказал Драко.
- И я. Наверное. – Подумал Невилл вслух.
- Это же опасно! – Воскликнула Гермиона и повернулась к своим мальчишкам лицом.
- Т.е. ты бы свое имя не кинула? – Спросил Драко.
- У меня еще есть голова на плечах. Она одна и, если ее не станет, другая не вырастет. – Резко ответила девушка, но продолжила смотреть, как гейши опускают свои имена и отходят.
- Держу пари, у них не простые заколки в волосах, а смертельно опасные. – Буркнула Гермиона.
- Как и у тебя. – Подмигнул Драко. – Ты свои с прошлого дня рождения так и не снимаешь.
- Я – Наемница. – Передернула плечами когтевранка. – А они – гейши.
- У них другие методы смерти. – Пожал Драко плечами.
Гермиона фыркнула и удалилась.
- Ревнует. – Со вздохом сказал Гарри и продолжил дальше наблюдать за желающими.
На занятиях преподаватели много отвлекались на приезжих студентов – выясняли, все ли тем понятно. Если нет, то дополняли свои объяснения или просили кого-нибудь из студентов потом помочь. Когда Наемники из Мужской Академии опускали свои имена, то девушки тихо млели, глядя на них – строгий профиль, накачанные мышцы. А на физкультуре они воочию наблюдали это все в действии. И с удовольствием вставали с ними в спарринги, параллельно кокетничая и флиртуя.
- И что они в них находят? – Бурчал Драко, тренируясь в паре с Гермионой.
- Они высокие, сильные, красивые. – Моментально ответила ему девушка – не раз она слышала, как соседки по комнате описывали красавцев.
- Они не одни такие. – Продолжал злиться Драко.
- О, да ты ревнуешь! – Не могла не поддеть друга Гермиона.
- Ничего я не ревную. – Молниеносно ответил Драко, но его уши покраснели слегка.
- Знаешь, в чем разница? – Спросила его Гермиона, укладывая Драко на обе лопатки после удачной подсечки. – Они уедут, а вы останетесь.
И, наклонившись, слегка щелкнула его по носу, а затем легко поднялась и ушла в замок. И не видела, как Виктор Крам проводил ее долгим внимательным взглядом.
Девять дней Кубок принимал записки с именами. На десятый он «думал» - светился всеми красками радуги, а потом погас. Решение было принято. После ужина Дамблдор подошел к нему и вынул листочки с именами.
- Чемпионом от Бишуё становится Уцукуши Кабара!
Все повернули головы к студенткам из Японии. Девушка в нежно-розовом кимоно скрыла лицо в ладонях, а ее сокурсницы, сидящие рядом, гладили по спине. Остальные смотрели в пол, пождав губы.
- Чемпионом от Дурмстранга становится Виктор Крам!
Это было ожидаемо. Студенты Мужской Академии другого выбора и не ожидали. Поэтому лишь скупо поздравили Виктора и сели на свое место.
- Чемпионом от Хогвартса становится Седрик Диггори… - Объявил директор, и сокурсники юноши кинулись к нему обнимать его. Невилл тоже был горд, что представитель его «тихого» факультета будет участвовать в турнире. Однако профессор не спешил отходить от Кубка, и студенты притихли, ожидая дальнейших слов, которые стали неожиданностью для всех, даже для самого директора. – И Гермиона Грейнджер.
Как только имя четвертого участника турнира было провозглашено, в Зале наступила мертвая тишина. Абсолютно все уставились на девушку. Сама Гермиона выронила вилку из рук, и та с очень громким звоном упала на тарелку.
- Я попрошу наших чемпионов пройти в отдельный кабинет. – Сказал директор, и трое участников поднялось со своих мест. – Всех участников. – Выделил первое слово профессор.
Гермиона еле встала со своего места и на негнущихся ногах подошла к своему декану, который уже ждал ее. Директора увели своих чемпионов из Зала. Профессор МакГонагалл приказала всем соблюдать спокойствие.
В кабинете же участники возмущались – Гермиона еще очень юная – она всего лишь на четвертом курсе учится. Сама когтевранка хотела исчезнуть. И не хотела участвовать в этом турнире. Директор подошел к ней и строго посмотрел на нее:
- Ты кидала свое имя в Кубок?
- Нет. – Отчаянно помотала она головой.
- Просила кого-нибудь об этом?
- Нет!
- А как ты можешь тогда объяснить свое имя там? – Допытывался он.
- Я не знаю! – Почти с отчаянием выкрикнула она.
- Альбус, вероятно, в Кубке произошел какой-то сбой. – Подал голос Каркаров.
- Кубок исправно работал, Игорь. – Покачал он головой.
- Но девочке всего четырнадцать! – Возмутилась Юю На.
- Мне пятнадцать. – Тихо сказала Гермиона, но была услышана абсолютно каждым.
- Когда тебе исполнилось пятнадцать? – Спросил Каркаров.
- Вчера. – Трясущимися губами еле выдавила Гермиона.
- Вчера был последний день, когда Кубок принимал имена. – Глухо сказал Дамблдор. – Кубок исправен.
Все помолчали.
- Барти, что сказано в правилах? – Спокойно спросил директор того, кто отвечал за происходившее с Кубком и турниром.
- Тот, чье имя осталось, должен принять участие. – Немедленно отрапортовал мистер Крауч.
Дамблдор окинул всех взглядом, сжавшуюся Гермиону и принял решение:
- Мисс Грейнджер станет четвертым участником турнира.
Гермиона, услышав это, упала в обморок.












Глава 42. Верю – не верю


Довольно быстро девушку привели в чувства и поставили на ноги. Но идти в Большой Зал она не хотела. А уж тем более к себе в комнату. Смелая Наемница банально трусила. Она боялась осуждающих или завистливых взглядов своих сокурсников. Гермиона просидела в этой комнатке одна несколько часов. Все уже давно разошлись, а она продолжала сидеть в углу и переживать. Слезы уже закончились. Когтевранка щипала себя в надежде, что это страшный сон, и в реальности всего этого нет. За несколько минут до отбоя она нашла в себе силы выйти из своего убежища. В Зале сидели ее мальчишки и ждали ее.
- Гермиона, как ты? – Спросил обеспокоенный Невилл.
- Хочу умереть. – Подумав, ответила она.
- Струсила? – Презрительно спросил Драко, который не верил, что Гермиона не кидала свое имя. Но он остался под напором своих друзей. Да и, зная свою подругу, не верил, что она кинула свое имя, если говорила, что не хочет участия.
- Конечно! – Воскликнула она. – Бывали погибшие на этом турнире, я читала.
- Мы поможем, чем сможем. – Быстро ответил Гарри, взяв ее за руку. – Ты только не унывай.
- Найдите того шутника, который бросил мое имя. – Глухо сказала девушка. – Я оторву ему голову.
- Мы постараемся. – Успокаивал ее Гарри, обняв за плечи. Ребята проводили ее до башни и пожелали спокойной ночи.
Гермиона никак не могла решиться открыть дверь в гостиную своего факультета – что ее там ждало? Когда она наконец решилась – с ударом колокола на отбой – то увидела абсолютно весь свой факультет, с первого по последний курс. От неожиданности и испуга она сделала шаг назад и попыталась слиться с дверью.
- Ну что, чемпионка, обманула Кубок? – Начала одна. – И как только тебе удалось?
- А говорила-то, говорила – «я не хочу», «я боюсь». – Продолжила другая наступать. – Похоже, наша ботаничка – врушка и лицемерка.
- Это не я! – Пискнула Гермиона слабо, слезы уже стояли в ее глазах.
- Кого тогда ты попросила бросить свое имя?
- Небось, уже и Крама охмурила!
- Да, он все время смотрит на нее.
Слова обвинения звучали в ушах и выглядело все это, как будто ее обливали грязью из чана с помоями. Так мерзко и низко Гермиона себя не чувствовала никогда, даже на первом курсе, когда ее тоже психологически травили. Но тогда она сломала нос главной забияке, и от нее отстали. И отошли. И пока мальчики с ней не подружились, Гермиона ни с кем особо не общалась. Только иногда с Джоу, которая ей отчего-то симпатизировала.
- Отойдите от нее! – Громко зазвучал женский голос. Все повернулись к говорившей. – Если Гермиона говорит, что не делала этого и никого не просила, значит так оно и есть. Я ей верю. – И девушка спустилась со стола, на котором стояла и подошла к Гермионе. Обняв ее за плечи, он сурово с угрозой посмотрела на стервятников и продолжила. – Если хоть один из вас откроет рот против или будет мешать Гермионе участвовать, я сверну тому шею.
- Но Джоу… - Начала была первая недовольная.
- Еще одно слово – и я вызову тебя на дуэль, не дожидаясь Рождества. – Прервала ту азиатка. Девушка замолчала.
- А я тоже верю Гермионе. – Произнес тонкий мечтательный голос. Его обладательница слыла крайне странной натурой – она всегда была в своих мечтах. И звали ее странно – Полумна Лавгуд. – У Гермионы много недостатков, но во вранье или лицемерии она никогда не была замечена. Думаю, будет интересно присоединиться к Джоу. – И с этими словами девочка начала смотреть в потолок, улыбаться и накручивать длинные белые кудрявые волосы на палец.
Джоу увела Гермиону наверх к себе, Полумна последовала за ними. Усадив Гермиону в кресло, девочки сели рядом. Та же заплакала вновь – переживания требовали выхода. Уснула она также в кресле.
- Ее надо перенести. – Задумчиво произнесла Джоу. – За ночь здесь ее тело будет болеть.
- Давай позовем мальчиков. – Предложила Полумна.
- Разумно. – Согласилась Джоу. – А заодно с ними поговорим. Гермиону надо защитить.
И новые подруги пошли к однокурсникам Джоу за помощью. Те не отказали, хоть и не были в восторге – они не очень верили в честность неожиданной участницы. Но покорно перенесли ее на нижний этаж в комнату.
- Напоминаю, - сказала Джоу, - если кто-нибудь хоть пальцем ее тронет, я вырву этот палец и заставлю съесть. Понятно?
Девушки закивали понятливо, и Джоу вышла из комнаты. Однокурсницы Гермионы закрыли ее кровать пологом и сами легли спать, даже не обсудив дурмстрангцев.






Глава 43. Первое задание


Не смотря ни на что, жизнь в Академии текла обычным порядком – тренировки, занятия, спарринги, эссе, рефераты и прочее – все подчинялось строгому расписанию. А параллельно шла подготовка к первому заданию. Позади замка за холмом обустраивали полигон. Подходить к территории ближе, чем на километр, было строжайше запрещено. Нарушитель исключался моментально. Волновались все – никто не знал, что будет, что придумали преподаватели. Гермиона ходила бледная и крайне вяло реагировала на происходящее. Даже на занятиях она отвечала все на автомате, без души. Как будто читала скучнейший рапорт. Ребята сочувствовали ей как могли. Помогали во всем. В Большом Зале девушка сидела отдельно. Рядом с ней сидели ее подруги – Джоу и Полумна. Совершенная неожиданность. И если с Джоу она была в довольно приятельских теплых отношениях, и ее защита не очень удивляла, то Полумна, которую она считала не от мира сего, шокировала Гермиону каждый раз. Когда кто-то пытался навредить ей, то Полумна резким движением хватала неудачника и лихо выкручивала ему пальцы и руку. Как только она считала, что наказание достаточно, она тут же отпускала жертву. Друзья Гермионы рьяно охраняли ее от любых посягательств. Да и мальчишки каждую перемену встречали ее после каждого занятия и провожали на следующее. А параллельно они пытались хоть как-нибудь узнать, что же будет на первом задании. Но преподаватели об этом в коридорах не разговаривали. Только у директора в кабинете. И это удручало.
Однако неугомонные близнецы, которых почти никто не различал, благодаря своей похожести, сновали по всему замку. Следили, наблюдали, слушали, анализировали. И в один из вечеров вытащили всю четверку в аудиторию внутри стен замка.
- Мы кое-что знаем о первом задании. – Хором сообщили они, и народ восторженно принялся слушать. – Мы знаем, что на полигоне готовят минное поле.
Гермиона шумно сглотнула, а ребята выпучились.
- Как минное поле? – Еле слышно произнесла девушка.
- Вы точно это знаете? – Серьезно спросил Гарри.
- Вероятность девяносто пять процентов. – Кивнули рыжики. – Когда стало понятно, что преподавателей не прослушать, хоть мы и работаем над этим, мы решили последить за Филчем. Кто, как не он, будет все готовить? Не мастерить, но приносить нужное. Составив список того, что он носит и в каком количестве, мы сделали такой вывод.
- Ну и как же мне преодолеть его? – Вяло спросила Гермиона, решившая, что она уже одной ногой на том свете.
- А вот над этим мы работаем. – Серьезно сказали парни. – Мы вам сказали, не только для того, чтобы предупредить, но и чтобы вы тоже подумали.
И ребята разошлись. Гермиона же совсем приуныла – где она найдет мини-миноискатель? Да к тому же, на полигон не разрешается ничего брать с собой. Все чаще девушку можно было заметить не в библиотеке, а на Астрономической башне, откуда были виден полигон.
- Переживаешь? – Подошел к ней как-то Аластор Грюм.
- Угу. – Только и кивнула Гермиона.
- Не знаешь, как справиться с минами? – Насмешливо спросил он.
Гермиона резко повернула голову:
- Откуда Вы знаете, о чем я думаю?
- Чтобы близнецы Уизли, разнюхав, не рассказали? – Усмехнулся он.
- Что мне делать? – Прямо спросила девушка профессора.
- Искать не мины, разумеется. – Последовал ответ.
- Это я и так знаю. – Кисло ответила Гермиона, отвернувшись снова к полигону.
- Знаешь. – Кивнул профессор. – Но знаешь ли ты, что только настоящие мины сделаны из металла? – И, кинув взгляд на волосы девушки, удалился, прихрамывая.
Гермиона еще постояла, осмысливая ответ преподавателя, а затем ее осенило, и она на всех парах понеслась искать своих друзей. По дороге она налетела на Седрика.
- Гермиона, осторожнее! – Поймал он ее почти у пола. – А то расшибешься еще до начала состязания. – Вежливо поставил юноша девушку на пол.
- Спасибо! – Искренне улыбнулась она ему и, повинуясь внезапному порыву, поднялась на носочки и под видом благодарного поцелуя в щеку прошептала ему на ухо. – Первое задание – металлические мины.
И, подмигнув ему на прощание, ускакала прочь. Седрик, дотронувшись до места прикосновения губ девушки, долго думал над ее словами, но решил поверить – никто и никогда не уличал Гермиону Грейнджер во лжи. Сама Гермиона Грейнджер нашла своих друзей в библиотеке.
- Мальчики, нужна ваша помощь. – Выпалила она на одном дыхании и унеслась прочь. Ребята последовали за ней, побросав свои вещи в сумки кое-как. – Мне нужно, чтобы мои заколки для волос улавливали металл. – Быстро озвучила она задачу.
- Зачем? – Не понял Драко.
- Мины металлические. – Пояснила она. Ребята нахмурились, но Драко сообразил быстрее всех.
- Я понял, что надо сделать. – Кивнул он. – Давай их сюда. Вечером верну.
Гермиона протянула другу свои палочки для волос, и тот быстро ушел. Вечером после ужина он передал их подруге обратно.
- Тяжелые. – Только и сказала она, вставляя их обратно в волосы.
- Там магнит на конце каждой. Будешь протягивать палочку к каждой мине – если притягивается, то мина, если нет, то муляж.
- Гениально! – Воскликнул Невилл, и ребята хлопнулись руками. К первому заданию Гермиона была готова. О сути задания они узнают лишь на самом полигоне.

Глава 44. Начало турнира


Первое состязание было решено провести в субботу – чтобы не прерывать учебу и чтобы у ребят было время отдохнуть и отпраздновать первый тур. После завтрака Дамблдор и другие директора увели своих подопечных и сказали им переодеться в удобную одежду и ждать у черного входа в замок. Все остальные студенты пойдут за профессором МакГонагалл. Через пятнадцать минут все были в сборе и отправились за директорами. Гермиона нервно кусала губы, японка сжимала край своего спортивного костюма, ребята были хмурны. Дойдя до обширного шатра, все вошли внутрь.
- Это – ваш шатер, где вы будете дожидаться своей очереди. И отдыхать после прохождения. Сейчас проведем жеребьевку, кто пойдет первым, а потом я расскажу про задание. – Сказал Дамблдор и протянул мешочек. – Вынимайте номерки.
Ребята одновременно просунули руки. Седрик выходил первым, за ним Уцукуши, потом Крам, Гермиона была последней.
- Поздравляю всех! – Сказал Дамблдор. – Теперь о задании. Вам предстоит пройтись по минному полю. Но не все мины настоящие. Вам надлежит выбрать, на какие из них можно наступать, на какие нет. Ни одна из не взорвется, но каждая мина снимает по одному баллу из возможных. Всего пятьдесят мин. Как только вы перенесете свой вес на настоящую, она зажжется красным. Также имеет значение время, за которое вы преодолеете полосу препятствий. Удачи!
И директора вышли из шатра, оставив своих подопечных переживать. Тем временем директор Хогвартса взошел на постамент к микрофону.
- Доброе утро, Наемники! Приветствую вас на первом этапе Турнира Трех Наемников. Вашим товарищам предстоит нелегкое испытание – на этом полигоне вы видите мины. Всего их пятьдесят штук. Ни одна из мин не взорвется, но «неправильная» мина станет красной, если на нее шагнуть. Каждый из участников должен пройтись по ним, не касаясь земли, до самого конца и взять в руки золотое яйцо, которое и является призом первого этапа. Тот, кто ступил на землю, проигрывает первый тур автоматически, однако яйцо забирает, т.к. оно – ключ ко второму заданию. Первым проходит испытание Седрик Диггори. Попрошу приветствовать его!
Все студенты без исключения стали аплодировать смельчаку. Зрители внимательно смотрели на экраны, которые отображали чемпиона. Седрик вышел к полигону и осмотрелся. Затем он отошел прочь и подобрал несколько камней. Вновь выйдя к началу полосы препятствия, он кинул первый камень на ближайшую мину. Раздался металлический шум. Затем он кинул второй камень на другую мину, и звук был другим. Седрик сделал аккуратный шаг. Мина осталась такого же серого цвета. Юноша облегченно выдохнул. В зрительном зале раздали ахи и редкие хлопки. Подобрав камень, Седрик продолжил свой путь к яйцу тем же манером. Преодолел он путь за сорок минут, вынужденно наступив на две «неправильные» мины – прыжок до правильных мог обернуться падением с полосы препятствий. Прыгнув на последнюю, он поднял яйцо высоко вверх в знак своей победы. Зал взорвался аплодисментами. В обнимку с яйцом он ушел в шатер, где ему пожал руку Виктор. Седрик обнял Уцукуши и пожелал ей удачи. Девушка кивнула и вышла ко всем.
Оценив расстановку, японка опустилась на колени и сильно вытянулась вперед, оппревшись рукой о край своей мины. Дотронувшись до ближайшей, она постучала по ней кончиком пальца, а затем встала с колен и перенесла свой вес на нее. Мина не окрасилась под ней, хотя у Седрика она была «неправильной». Все поняли, что «правильные» и «неправильные» мины поменялись. Пятьдесят минут ушло у девушки, чтобы пройти поле. На пять «неправильных» она наступила – все же небольшой рост не давал ей возможности сделать достаточно широкий шаг. Когда Уцукуши подняла яйцо, то слезы счастья лились из ее глаз.
В шатре Гермиона обняла девушку, которая от пережитого еле стояла на ногах. Виктор для прохождения поля залез на ближайшее дерево и отодрал сухую длинную ветку. Ею он простукивал все мины. Дошел он до конца за тридцать пять минут, наступив всего на две не те мины. Пока что это был лучший результат.
Гермиона была сама не своя. Когда Седрик ушел, она нервно ходила из угла в угол до самого его прихода. Когда он появился бледный, с горящими глазами и яйцом под мышкой, девушка села в кресло без сил, где и просидела все то время, что не было Уцукуши. Когда же ушел Виктор, у нее от нервов зуб на зуб не попадал и дергались руки. Больше всего на свете ей хотелось выпить. Седрик с японкой мило беседовал и почти не обращал на нее внимания. Когда Виктор вошел, у Гермионы потемнело перед глазами, и она покачнулась. Но не упасть ей помогло мужское плечо.
- Ты умница, Гермиона. – Серьезно сказал ей Диггори. – Помни об этом. Ты смелая и умная. Тебе все ни по чем. – И, поцеловав ее в щеку, он помог ей выйти из шатра.
Когда она дошла до старта, то была в таком трансе, что не слышала ничего вокруг, пока к ней в сознание не пробрался громкий свист. Повернув голову на звук, она увидела, как ей отчаянно машут ее друзья. Гермиона счастливо улыбнулась и помахала им рукой – она не одна. Ее друзья верят в нее и поддерживают. Девушка как будто воспарила и моментально пришла в себя. Сосредоточившись на задании, она села на колени, вытащила палочку из прически и протянула ее к мине. Почувствовав, что заколку утягивает, она резко убрала руку. Повезло ей на третьей мине. Шагнув на нее, она облегченно выдохнула и снова встала на колени. Полосу она преодолела за сорок пять минут, наступив на три мины – в некоторых местах ее заколки не дотягивались, чтобы девушка уловила примагничивание. Пришлось действовать наугад. В трех случаях из пяти она не угадала. Что ж, могло быть и хуже.
Когда она вошла в шатер, то все участники моментально обнялись – они молодцы! Они преодолели препятствие, не упали. Девушки плакали от счастья, а парни были пьяны своим триумфом. Вскоре за участниками зашли, чтобы проводить их к зрителям, где будет объявлено о баллах.
- Дорогие друзья! – Начал Дамблдор. – Вот и закончился первый этап Турнира. Все наши чемпионы с честью выдержали его, не ударили в грязь лицом ни в прямом, ни в переносном смысле и не посрамили честь своего учебного заведения! Честь им и хвала! – И директор зааплодировал чемпионам, и к нему присоединились все остальные. – Теперь я объявлю результаты. Четвертое место занимает Уцукуши Кабара с результатом тридцать пять баллов. – Зрители громко захлопали в ладони, особенно японки. – Третье место занимает Гермиона Грейнджер, заработавшая сорок очков. – Зрители снова поприветствовали девушку, а в кое-каком ряду ей даже засвистели. – Второе место занимает Седрик Диггори, у него сорок два очка! – Снова аплодисменты, особенно старались пуффендуйцы. – И победитель первого этапа – Виктор Крам, получивший сорок пять очков. – Зрители взорвались аплодисментами. Дурмстрангцы кричали во весь свой голос, стучали ногами. Они были горды своим чемпионом.
Когда всем было разрешено разойтись, то чемпионы поспешили к своим друзьям. Радостные студенты чуть не разорвали их на части, стараясь самолично поздравить с успехом. Веселье длилось несколько часов – все прыгали, обнимались, целовались, делились своими переживаниями, поздравляли друг друга. Факультет, академия – все это было неважно. В воздухе витало то, что действительно объединяло, стирало и смывало границы между всеми различиями. Эйфория. Это действительно была эйфория от пережитого.
Когтевранцы даже ни слова не сказали, когда Гарри, Невилл и Драко вошли с ними в их гостиную.
- Гермиона, открывай быстрее! – Затеребила ее Джоу, даже прыгавшая в нетерпении.
Девушка хитро посмотрела на подругу, затем на яйцо и, раскрутив его, раскрыла. В тот же миг оттуда раздался жуткий вой. Студенты закричали от неожиданности и попадали на пол, зажимая уши руками. Сама Гермиона выронила яйцо, половинки которого укатились по сторонам. Быстро проползав по полу, чтобы соединить их в одно целое, она, с трудом превозмогая боль в ушах, закрутила яйцо обратно. В голове все еще шумело, и она ничего не слышала. Когда спустя некоторое время все пришло в норму, девушка потрясла головой и выдохнула.
- Какое интересное яичко. – Мечтательно произнесла Полумна, которая единственная стояла на ногах и накручивала локон на палец. Гермиона переглянулась со своими ребятами и увидела, что Невилл пялился на блондинку с открытым ртом. Гермиона понятливо усмехнулась – парень пропал. Ее саму Гарри и Драко подняли с двух сторон.
- Думаю, лучше пока яйцо не открывать. – Произнес Гарри, прочищая ухо.
И Гермиона не могла не согласиться.









Глава 45. Святочный бал


Где-то через неделю после первого тура профессор МакГонагалл собрала чемпионов.
- Турнир Трех Наемников обязательно сопровождается Святочным балом. Проводится он на Рождество. Раз в неделю всех студентов, начиная с четвертого курса, будут обучать танцам. Вы, как чемпионы, открываете бал. Пригласить можете любого. Участие обязательно.
И профессор покинула кабинет. Ребята стояли, как громом пораженные. Такого они не ожидали. Виктор Крам повернулся к Гермионе, но та даже не заметила его. Нахмурившись, она быстро вышла из кабинета и отправилась на поиски своих друзей пожаловаться на свою горькую судьбу. Друзья обнаружились в библиотеке. Почему-то Гермиона совсем не удивилась этому. Бросив свою сумку на стол, она села и уронила голову на руки.
- Гермиона, что-то случилось? – Озвучил Гарри общую мысль.
- У нас на Рождество будет бал. Чемпионы открывают его, участие обязательно. – Застонала девушка.
- И в чем проблема? – Не понял Драко.
- Я не умею танцевать! – Зашипела девушка. – Я с детства только дралась. Танцы – не мое!
- Все девушки любят танцевать… - Неуверенно протянул Драко.
- Я не все. – Резко обрезала подруга.
- Могу научить двигаться в такт. – Пожал Драко плечами. – Хотя все зависит от партнера.
- Ты умеешь танцевать? – Удивился Гарри.
- Конечно. – Удивился Драко вопросу друга. – У меня был учитель танцев.
- Он – аристократ. – Напомнил Невилл.
- Драко, а ты пойдешь со мной на бал? – Жалобно спросила Гермиона. – Иначе я умру со стыда.
- Почту за честь! – Драко сделал низкий поклон головой, но не рассчитал расстояние и потому сильно стукнулся лбом о парту, чем рассмешил всех и немного разрядил обстановку.
- А я с Полумной иду. – Вдруг сообщил Невилл.
- Когда это ты успел ее пригласить? – Удивилась Гермиона.
- На следующий день после турнира. – Смущенно отозвался парень.
- Ты знал о бале? – Недоумевал Гарри.
- Да. Бабушка, когда помогала мне собираться, рассказала, зачем фрак.
- Ого! – Поразился Гарри. – А почему она нам не сказала?
- Она сказала, чтобы я сам вам рассказал, но я забыл. – Засмущался пуффендуец. – Простите меня!
- Не бери в голову! – Хлопнул Драко друга по плечу. – Все будет отлично! Гарри, а кого пригласишь ты?
- Не знаю… - Растерянно думал об этом парень. – Я как-то не думал. Я же только сейчас об этом узнал…
- Хочешь, я спрошу у Джоу? – Хитро сощурилась Гермиона, которая часто ловила заинтересованные взгляды Гарри на своей подруге.
Гарри покраснел, но ничего не сказал. Друзья лишь понимающе переглянулись, но промолчали. А вечером во время ужина Гермиона тихо у Джоу спросила:
- Ты уже идешь с кем-нибудь на бал?
- Нет. – Покачала та головой.
- Хочешь пойти с Гарри? Он очень хочет тебя пригласить, но еще больше стесняется. – Девочки взглянули на Гарри и захихикали. Жующий в тот момент Гарри подавился куском.
- Я бы не отказала ему. – Тихо ответила девушка и спрятала лицо в стакане с соком.
Гермиона поймала взгляд Гарри и знаком показала ему, что Джоу свободна и не против. Гарри просиял и застыл над тарелкой. А после ужина Гермиона как будто бы замешкалась, и в результате она с подругами вышли последними из Зала. У дверей их ждали Невилл, Драко и Гарри, чтобы проводить их в гостиную, библиотеку или куда-нибудь еще. Девушки шли в свою башню. Гермиона с Драко, Полумна с Невиллом, последними шли молчащие Гарри с Джоу. Последние молчали, т.к. вдруг выяснилось, что они не знают, о чем поговорить. Как-то раньше так легко находились общие темы, а тут как будто все мысли кислотой выжгло. Драко и Невилл попрощались со своими спутницами и отошли в сторону ждать Гарри. С интересом они наблюдали за амурными потугами друга. Гарри молчал, Джоу смотрела на стену напротив.
- Эм-м… - промолвил Гарри наконец, - ну, я…это...наверное...пойду?
- Мгм. – Невнятно ответила Джоу.
- Тогда…да завтра? – Полуспросил парень.
- До завтра. – Грустно улыбнулась ему девушка.
- Пока. – Кивнул он.
- Пока. – Услышал он в ответ и стал наблюдать, как Джоу медленно поворачивает ручку двери.
Парень повернулся спиной и уже сделал пару шагов, как увидел, что его друзья крутят пальцами у виска и стучат по лбу. Обругав себя последним трусом, Гарри резко развернулся и настиг Джоу уже по ту сторону двери.
- Джоутыпойсомнабал? – Резко выпалил он, даже не все слова выговаривая.
- Что? – Не поняла та.
- Ты пойдешь со мной на бал? – Внятнее произнес заветные слова парень и задержал дыхание, ожидая ответа.
- С удовольствием! – Расцвела девушка.
- Ура! – Улыбнулся он. – Тогда до завтра?
- До завтра! – Попрощалась девушка и закрыла за собой дверь, откуда тут же послышался радостный девичий возглас.
Гарри приосанился и подошел к друзьям.
- Ну ты и тормоз! – Покачал Драко головой.
- Знаешь, как страшно? – Поделился тот с другом своими ощущениями. – Да проще с Квиррелом еще раз сразиться, чем пригласить девушку на бал. Это тебе легко, ты уже не раз танцевал. А я даже не знаю, как правильно ее держать. Я вообще уроню ее! – Взвыл Гарри и схватился за волосы.
Драко задумался, но Невилл вдруг высказал свою мысль:
- Драко было легко, потому что он специально не готовился. Это просто всплыло в разговоре. А если ты хочешь, чтобы Джоу и дальше с тобой общалась, то не уронишь ее.
- А сам-то ты как Полумну пригласил? – Подозрительно спросил Драко.
- Я не успел ее пригласить. – Покаялся Невилл.
- Как это? – Удивился Гарри.
- Я только подошел к ней и успел сказать: «Полумна, я…», как она сама, глядя куда-то сквозь меня сказала: «Да, Невилл, я пойду с тобой на бал.». И потом она развернулась и ускакала в припрыжку.
- В любом случае мы не без пары, и это отлично! – Обрадовался Драко. – А танцам нас будут учить. Не опозоримся.
- Ты точно. – Поделился Гарри опасениями.
- Прорвемся! – Вытянул Драко пятерню, и ребята несмело, но все же ударили по ней.
Весь день перед балом девушки носились по Академии, одалживая косметику друг у друга и просили помощи с макияжем. Японки вообще не появлялись в Зале – им на традиционные прически и макияж требовалась уйма времени. И все же к назначенному часу все были готовы. Юноши ждали девушек у дверей в коридоре и нервно топтались на месте, ожидая их появления, волнуясь, узнают ли они их, учитывая, что они будут причесаны и накрашены. Когда двери открылись, все юноши резко замолчали. Показались первые красавицы. Первыми из деверей вышли Гермиона с Джоу и Полумной по бокам. На Гермионе было розовое платье на широких бретельках, ее волосы были уложены в высокую прическу, но отдельные кудри спускались в бок к левому плечу. На Джоу было платье желтого цвета с короткими рукавами, ее пучок украшала небольшая диадемка. Полумна же была одета в черное платье, а волосы заколоты заколкой в виде паука. Девушки подошли к своим спутникам, которые онемели от такого внешнего вида. В таком обличии как-то очень заметно стало что они интересные и красивые девушки, а не безликие и бесполые Наемники.
- Вы прекрасны! – Выдохнул Драко, а Невилл и Гарри закивали.
Взяв девушек под руки, они прошествовали к залу, где Гермиону с Драко уже ожидала профессор МакГонагалл и отвела чуть в сторону, а остальным сказал пройти внутрь и выстроиться по периметру.
Когда все студенты разместились, двери открылись, и вошли четыре пары, которых бурно приветствовали остальные. Когда полилась музыка вальса, первыми начали танцевать Дамблдор с профессором МакГонагалл, затем вступили в круг Каркаров с Юю На, к ним присоединились и пары Чемпионов, а затем и остальные. Мелодии сменялись одна другой, многие пары менялись партнерами, но только не три девушки с Когтеврана. Они весь вечер протанцевали со своими кавалерами. Вшестером они веселились, отдыхали и продолжили танцевать, даже когда классическая бальная музыка сменилась отвязными музыкантами, специально приглашенными на этот вечер. В полночь, как и положено, отзвучали последние аккорды медленного танца, завершающего бал, и оставшиеся малочисленные пары разошлись по своим башням. Большинство законопослушных студентов разошлись по своим комнатам, но некоторые старшие решили втихоря продолжить столь уютный и романтичный вечер. Так, например, близнецы Уизли утащили любоваться на звезды и Луну близняшек-индианок, которые учились на курс младше. А Гермиона, Джоу и Полумна, всласть обсудив своих мальчишек, улеглись спать, довольные и счастливые.
















Глава 46. Загадка яйца


На каникулы практически никто из студентов не уехал домой – всем было интересно пообщаться с будущими Наемниками из других Академий. Все же, совместная учеба и танцы делали свое дело, и завязывались новые отношения и связи.
А Золотое Кватро посвятило все время разгадыванию загадки про яйцо. Время поджимало, а ведь еще требовалось подготовиться к заданию. Гермиона битый час стреляла из револьвера по цели, обдумывая, как разгадать звук, исходящий из яйца. Но ничего не придумывалось.
- Отличный выстрел! – Раздалось сбоку. Гермиона повернулась, рядом встал Седрик, примериваясь, с каким оружием будет лучше сегодня попрактиковаться.
- Спасибо. – Сухо кивнула девушка и вновь нажала на курок.
- Знаешь, я тут в бункер сходил, что у нас в подземелье. Там тихо, никаких лишних помех. Очень хорошо думается над вторым заданием. – Седрик прицелился, и раздалась череда выстрелов. Когда он опустил автомат, рядом никого не было. Парень усмехнулся – добром все же стоит отвечать на добро.
Гермиона же, услышав подсказку, унеслась в свою комнату и, взяв яйцо, поспешила в подземелье. О бункере, что гасит все волны, знали все. В случае атомной войны тут можно было прожить некоторое время до выяснения обстоятельств. Зайдя в бункер и закрыв за собой дверь, девушка раскрутила яйцо, откуда зазвучал мелодичный голос: «Ищи, где наши голоса звучать могли бы, но не на суше – ту мы неслышны, словно рыбы. Ищи и знай, они сумели то забрать, о чем ты будешь очень сильно горевать. Ищи быстрей – лишь час тебе на розыск дали, на возвращение того, что у тебя украли. Ищи и помни, отправляясь в это путь, - есть только час, потом пропажи не вернуть.»
Когда яйцо закончило говорить, то Гермиона не поверила своим ушам – украдут что-то ценное, что она должна будет найти в течение часа, иначе она потеряет это навсегда? Кто эти они? Что эти загадочные «они» украдут? Запомнив накрепко слова, Гермиона покинула бункер и отправила сообщение друзьям – срочно требовался мозговой штурм.
Когда Гермиона повторила выученные слова, ребята ошеломленно переглянулись.
- Так, давай еще раз, я запишу. – Сообщил Невилл и достал ручку.
Когда он все записал, ребята все вместе склонились над написанным.
- Не на суше, словно рыбы – значит в воде. – Сообщил очевидное Драко.
- Но не плыть же им под водой час! – Воскликнул Гарри. – Во-первых, все без аквалангов, они даже пары минут не продержатся – с непривычки, и там в озере холод собачий, это во-вторых.
- Гермиона, а ради чего ты могла бы нырнуть в наше озеро? – Задал Невилл вопрос.
- Ради вас. – Нее раздумывая, ответила подруга. – Ну еще Джоу с Полумной и родители. Живоглот.
- Так, это уже кое-что. – Кивнул друг.
- Что нам это дает? – Не понял Гарри.
- Нам надо будет проследить по карте, кого из нас уведут! – Догадался Драко.
- А в зависимости от того, куда уведут, там и решать, как вернуть одного из нас! – Поддержал друга Гарри.
- Но на карте нет озера. – Опустила ребят на землю Гермиона.
- Нет. – Согласился Гарри. – Но мы сможем отследить их путь по суше. – И сказать тебе конечную точку.
- Осталось решать, как Гермионе дышать под водой. – Заключил Невилл, постукивая ручкой по бумаге. – Заколки не помогут, как в тот раз.
Все помолчали.
- Знаю! – Вдруг воскликнул Драко. – Нужна длинная полая трубка! Через нее Гермиона сможет дышать.
- Драко, это гениально! – Воскликнула девушка и бросилась к нему на шею. «Вкусно пахнет.» - Отстраненно подумалось ему, но спрашивать у девушки о природе ее запаха он побоялся.
- Надо как-то озаботиться такой трубкой. – Нахмурился Гарри.
- Думаю, профессор Стебль не откажет мне в консультации. – Задумчиво произнес Невилл. – Вечером после ужина встретимся здесь же. – Ребята согласно кивнули и начали собираться.
Вечером, когда ребята увидели расстроенного Невилла, то поняли, что радостных вестей он им не принес.
- Профессор тебе отказала? – Спросила Гермиона сразу.
- Да не то чтобы… - Промямлил друг. – Она предложила прогуляться к озеру.
- Так и сказала? – Удивилась Гермиона, и Невилл кивнул.
- А что ты у нее спросил? – Решил уточнить Драко.
- Какие трубчатые деревья она знает.
- И она послала тебя к озеру? – Вскинул Гарри брови.
- Ну да. – Вздохнул пуффендуец. – Она сурово посмотрела на меня и сказала пойти к озеру и самому все выяснить.
- Значит, к озеру… - Задумалась Гермиона. – Может, прогуляемся завтра? Как раз выходной будет…
От нечего делать ребята согласились. А чтобы не вызывать подозрений, было решено пригласить Джоу с Полумной.
Глава 47. Второе задание


Сразу после завтрака на следующий день три пары оделись потеплее и пошли гулять вокруг озера. Оно было пустынно и довольно скалисто по другую сторону. По шуршащему снегу, лежащему на берегу, ребята дошли до причала, за которым начинались скалы. В тишине они поднимались по ним вверх, спускались вниз, огибая небольшие заливы.
- Какая нимфея. – Вдруг безмятежно сказала Полумна.
- Нимфея? – Обернулась Гермиона. – Что это?
- Кувшинка. – Моментально отозвался Невилл.
- Кувшинки растут в теплых водах. – Сообщила Гермиона. – Полумна, ты ошиблась.
- Нет, Гермиона. – Сказала подруга куда-то в небо. – Я выращиваю эти цветы дома. Поэтому я не ошибаюсь.
- Сейчас это засохшие ветки. – Наклонился Драко к ближайшей и легко сорвал ее.
- Сквозь них так приятно смотреть на звезды! Никакой подзорной трубы не надо! – Мечтательно проговорила Полумна и продемонстрировала это, сорвав другой стебель. Невилл умиленно посмотрел на свою подружку.
Гарри напряженно думал, пытаясь поймать ускользающую мысль за хвост.
- Драко, сорви мне как можно более длинный стебель! – Несильно потянула того за рукав Гермиона.
Драко снова присел на корточки и потянулся к ближайшей засохшей ветке. Наклонившись подальше, чтобы удобнее было ухватиться за ветвь, он так опасно накренился, что Гарри ухватил его за куртку, чтобы тот случайно не нырнул. Драко дернул ветвь изо всех сил, и вырвал ту с корнем. Ветка была длиной более двух метров. И полая.
- Гермиона, кажется, мы нашли способ тебе продержаться под водой. – Задумчиво проговорил Драко.
За неделю до второго тура родители Драко прислали костюм для подводного плавания. Внутри было написано «для Гермионы». Когда девушка его надела, то стало ясно, что сделан он явно на заказ, равно как и ее спортивный костюм. Мягкая ткань приятно облегала и должна была хорошо сохранять тепло. Маски не было, т.к. любое специальное средство было запрещено к использованию. А с самого утра в день задания Гарри постоянно носил с собой «карту Мародеров» - чтобы наблюдать, как и куда будут уводить «ценное». Друзья Гермионы ходили вместе, чтобы не пропустить этот момент.
- Мистер Малфой! – Окликнула его профессор МакГонагалл, идущая вместе с профессором Грюмом. – Хорошо, что я Вас встретила! Идемте со мной. Профессор Снегг хотел что-то Вам сказать.
- Но сейчас начнется второй тур. – Пытался возражать юноша.
- Вы успеете. – Отрезала замдиректора и ушла по коридору. – А Вам, мисс Грейнджер, уже пора бы готовиться. – Повернула голову профессор, не останавливаясь.
- Началось. – Неслышно сказал Драко, начиная волноваться.
- Удачи! – Пожали ему парни руку, а девушки обняли.
- Я успею! – Прошептала ему на ухо Гермиона и тепло улыбнулась.
- Я буду ждать. – Провел Драко пальцем по ее щеке и убежал за профессором.
Ребята тем временем спрятались в ближайшем кабинете наблюдать за Драко. А Гермиона убежала к себе переодеваться. Когда Гермиона шла к главному входу, где встречались все Чемпионы, она получила сообщение на свои часы, где Гарри с сожалением сообщал, что Драко в кабинете декана. «Он снял часы.» - С грустью поняла девушка – значит, хотя бы примерного местоположения друга она не знала.
Когда ребята, разочарованные, вышли из класса, их остановил профессор Грюм, поджидавший их.
- Что у Вас в руках, Поттер? – Спросил он, указывая н коробку.
- Коробка. – Осторожно ответил он, не желая раскрывать секрет.
- А почему на ней написано «карта Мародеров»? – Подозрительно сощурившись, осведомился преподаватель. Друзья молчали. – Поттер, если Вы с друзьями против правил помогаете своей подруге, я вынужден буду доложить об этом.
- Мы не помогли ей. – Грустно сказал Невилл.
- Но хотели бы?
- Естественно! Она же наша подруга! – Подал голос Гарри.
- В таком случае прошу учесть, что я тоже в некотором роде заинтересован в том, чтобы мисс Грейнджер справилась и с этим заданием.
- Почему? – Сощурил Невилл глаза.
- Я поспорил с одним из профессоров, - пожал плечами тот, - что мисс Грейнджер выдержит все три этапа. И я намерен получить свой выигрыш.
- Это карта Хогвартса. – Сказал Гарри, переглянувшись с другом, и он показал, как она работает.
- Какая интересная вещь! – Зажглись глаза профессора. – Очень полезная штучка! Я заберу ее на некоторое время. Потом верну, можешь не сомневаться.
И с этими словами профессор удалился.
- Обидно. – Подал Невилл губы.
- Да, но если он поможет Гермионе, то не очень.
И друзья поспешили ко всем студентам, толпящимся на озере.
Меж тем, профессор МакГонагалл, подошла к Чемпионам, которых она должна была провести к помосту, возвышавшемуся над Черным озером. Был конец февраля, дул ветер, в воде было явно не очень-то комфортно.
- Мне даже смотреть туда холодно. – Буркнула Гермиона.
- И мне. – Еле слышно пробормотала японка. Девушки пожали друг другу руки.
- Добрый день! – Прозвучал голос Дамблдора. – Сегодня – день второго этапа Турнира. И наши Чемпионы готовы к нему. У них есть час, чтобы найти, что мы спрятали от них. Время пошло!
Директор хлопнул в ладони, профессор МакГонагалл включила на огромном табло обратный отсчет, и ребята нырнули в холодные воды озера.
Гермиона быстро работала руками и ногами – жизнь Драко зависела от ее скорости. Девушка очень старалась не обращать внимание на холод, царивший вокруг. Ее цель – кувшинки, которые ей помогут дышать под водой. Быстро доплыв до них, Гермиона набрала в грудь побольше воздуха и нырнула в пучину. Ведя рукой по стеблю, она добралась до его основания и с силой дернула его. Не с первого раза, но тот поддался. Очистив его край от ила, Гермиона взяла конец стебля в рот. Было мерзко, но зато она могла дышать. Зажав заколкой, вынутой из прически, нос, девушка поплыла вперед, вдоль берега. Где-то там должен был быть Драко – не могут они просто так быть под водой. Когтевранка часто смотрела на часы, сверялась со временем – у нее оставалось еще полчаса, чтобы найти Драко и вытащить его на поверхность. Через какое-то время откуда-то сбоку полил свет, и девушка поплыла туда. По мере того, как свечение становилось все ярче, дно было все ближе. Наконец Гермиона смогла достать до него ногами. Идя по дну, она уже с нетерпением ждала, когда сможет дышать полной грудью. Наконец, через несколько шагов ее макушка показалась из воды, а затем постепенно и вся голова. Гермиона сделал очень глубокий вдох и резкий выдох.
- Наконец-то! – Радостно прокричала она. Не вдалеке она увидела Драко, еще какую-то девушку, кажется она училась на Гриффиндоре – Седрик был с ней на балу, одного дурмстрангца и маленькую японку.
- Я первая? – Уточнила она.
- Да! – Воскликнул Драко, гордящийся своей подругой.
- Осталось двадцать минут. Где же все? – Начала она оглядываться по сторонам, надеясь в воде видать еще хоть кого-нибудь.
- Они приплывут. – Уверенно сказал друг Виктора.
- Я подожду их. – Твердо сказала Гермиона и вылезла на сушу окончательно, положив рядом стебель кувшинки.
- Ты вся дрожишь! – Обнял Драко Гермиону.
- Февраль месяц! Мы на севере! Неужели ты думал, что здесь Индийский океан!? – Саркастично заметила подруга.
- Грейся, героиня, нам скоро обратно плыть. – Усмехнулся слизеринец и только крепче обнял девушку.
Через пять минут появился Виктор. Он обнял своего друга и исчез с ним, удивленно уставившись на Гермиону. Еще через три минуты вынырнул Седрик, который на радостях не только обнял, но и поцеловал свою девушку. Гермиона с Драко покраснели и отвернулись.
- Седрик, ты видел Уцукуши? – Озабоченно спросила Гермиона.
- Нет. Она отстала от нас. – Сказал парень, и, обняв свою зазнобу, нырнул в глубины.
Гермиона посмотрела на часы. Оставалось еще пять минут. Японка все не появлялась. Малышка встала на ноги и начала еще более пристально всматриваться в глубины озера. Но оно было до отвращения спокойным. Девочка сжала пальцы в кулачки, поджала губки. Она очень старалась не плакать – а как иначе? Сестра не приплывет за ней, а этим давно было пора уплыть. А эта девушка специально осталась с ними, зная, что это напрямую влияет на ее очки. Слезы полились из ее глаз, хотя она очень старалась не всхлипывать. Гермиона переглянулась с Драко. Оставалось четыре минуты.
- Драко, надо выплывать. Уцукуши не появится. – Гермиона встала на ноги. А малышка заплакала в голос. Разломив длинный стебель пополам, девушка протянула один кусок малышке, а другой парню. – Как тебя зовут? – Ласково спросила Гермиона.
- Эниеру. – Всхлипывая, ответила та, размазывая слезы по щекам.
- Эни, смотри, что мы сейчас сделаем, - села Гермиона перед малышкой на корточки, - ты возьмешь эту трубочку в рот, будешь через нее дышать. Чтобы водичка не попала тебе в нос, я тебе сюда на нос приколю заколку. Ты возьмешь Драко за руку и будешь его крепко-крепко держать. Договорились?
- А Вы? – Спросила она, продолжая всхлипывать.
- А я задержу дыхание. Нам главное вынырнуть на поверхность. Я буду держать тебя с одной стороны, Драко с другой. Хорошо?
- Хорошо. – Улыбнулась малышка. Ее не бросят, не покинут, не оставят в одиночестве.
- Но пообещай мне кое-что. – Посерьезнела Гермиона. – Что бы ни случилось, ты ни в коем случае не выпустишь трубку изо рта и не снимешь заколку. Ты будешь плыть вверх. Главное – размеренно дышать.
- Ясно.
- Обещаешь? – Чуть сжала хрупкие плечи Гермиона.
- Обещаю. – Кивнула девочка.
Гермиона повернулась к Драко. Тот крайне обеспокоенно смотрел на нее – ей предстояло проплыть неизвестно сколько без воздуха. Турнир действительно становился смертельно опасным. Девушка отдала ему стебель.
- Тебе нужнее. – С мягкой улыбкой сказала они, и все трое вошли в воду. – Не бойся. – Сказала она малышке. – Мы с тобой.
Девочка судорожно сглотнула – было очень холодно. У нее уже начали стучать зубы. Драко мужественно терпел. Оставалось две минуты. Японочка уже плыла по воде, быстро-быстро работая ногами, а за руки ее крепко держали конкуренты ее старшей сестры. Когда вода Гермионе дошла до шеи, она взглядом спросила у Драко, готов ли он, тот кивнул.
- Эни, ты помнишь, что ты должна сделать? – Спросила Гермиона, та кивнула. – Тогда готовься. На счет три. Раз, два, три!
И Гермиона набрала максимум воздуха в легкие и нырнула в воду. Драко также оказался под водой. Вдвоем они быстро начали плыть – у девочки быстро уходили силы. Через минуту у Гермионы уже не осталось сил не дышать. Разноцветные круги разбегались перед ее глазами. Она становилась обузой для Драко, который уже изо всех сил тянул малышку Эни. Сам Драко видел, насколько Гермионе тяжело, что она почти выбилась из сил, но он не мог физически передать ей свою трубку, чтобы та сделала спасительный вздох. Поэтому он тянул девочек изо всех сил. Холодные воды сковывали его движения. Мокрая одежда тянула его ко дну. Казалось, он был мокрым от пота, а не от вод озера. Наконец, забрезжил свет. Плыть почему-то стало легче. Оглянувшись, он увидел, как Гермиона медленно исчезает – она выпустила ладошку Эми и сейчас тонула, шла ко дну. Резко нырнув, на пару секунд выпустив малышку, он подхватил тело Гермионы одной рукой, затем второй обнял бьющуюся Эни и, сделав резкий рывок вверх, выплыл с ними двумя на поверхность. На табло высвечивалось, что они запоздали на минуту. Не обращая внимания на аплодисменты, он из последних сил плыл к помосту, где его уже ждали. Титаническими усилиями он передал рыдающую Эни ее сестре, которая была в истерике. Та схватила свою сестру и тут же завернула ее в огромное полотенце и начал целовать везде, до куда дотягивалась. Что она говорила при этом, было не ясно, но абсолютно понятно. Гермиону подхватила Гарри с Невиллом, которые также вытаскивали Эни из воды. Когтевранка была без сознания. К ним спешили преподаватели.
- Она не дышит! – Воскликнул Невилл. Драко, забыв об усталости, мгновенно вылез наверх и стал делать подруге искусственное дыхание. Спустя пару секунд Гарри присоединился к нему. Почти сразу Гермиона очнулась и закашлялась. Ребята ее перевернули на бок, чтобы вода изо рта быстрее вылилась. Когда девушка уже почти пришла в себя, до нее добрались директор, его зам и профессор Флитвик. Укутанную в полотенцу чемпионку спешно увидели переодеваться и лечиться – воспалением легких она сейчас могла легко заболеть.
- Друзья! – Провозгласил директор. – Пора объявить итоги этого тура. На последнем месте Уцукуши Кабара, которая не смогла, к сожалению, обнаружить свое сокровище, поэтому она заработала всего двадцать пять очков. На третьем месте Виктор Крам, набравший сорок очков. На втором месте Седрик Диггори, получивший сорок семь очков. И на первом месте Гермиона Грейнджер, заработавшая пятьдесят очков за свое мужество, которое она проявила, спасая не только свое сокровище, но и чужое. Она первой добралась до грота с пленниками, но осталась ждать, пока все остальные не появятся. Я горжусь благородством нашей самой юной участницы!
Все зааплодировали, хотя Игорь Каркаров был недоволен такими итогами. Впрочем, он понимал, что Седрик обогнал его подопечного, и поэтому вынырнул первым, обогнав Крама всего на десять секунд. Обо всем об этом Гермиона узнала уже позже, лежа в больничном крыле. А также, почему Уцукуши не смогла их найти – она также дышала через трубку, но та оказалась недостаточно длинной, и девушка чуть не захлебнулась. Вынырнув, она попыталась задержать дыхание, но надолго ее не хватило, поэтому она вернулась на помост, ударившись в слезы. А вот Седрик и Виктор смогли надолго задержать дыхание – именно этому они тренировались все свободное время. Узнав о своей победе, Гермиона счастливо откинулась на подушки и заплакала. От счастья. А позже вечером еще раз, когда Уцукуши и Эни пришли благодарить ее. Они очень низко кланялись, подбирая слова благодарности. Но Гермиона просто обняла девочек, и все вместе они заплакали. Это был очень непростой и насыщенный день.























Глава 48. Смерть судьи


Время незаметно бежало вперед, пролетела весна, близилось лето с его выпускными экзаменами, после которых были бои, а потом в конце июня было последнее третье задание. Дату поставили на последнюю неделю июня, потому что было ясно, что в индивидуальных спаррингах будет огромное количество желающих сразиться с представителями других Академий. Преподаватели это понимали и не возражали.
В один из теплых дней Гермиона с друзьями прогуливалась по территории замка и наслаждалась прекрасной погодой.
- Мисс Грейнджер? – Окликнули ее.
- Мистер Крауч! – Улыбнулась девушка.
- Я бы хотел поговорить с Вами, если Вы не очень заняты.
- Конечно, сэр. – Отошла она с ним.
- Я наблюдаю за Вами весь этот год не только потому, что Вы – участница Турнира, но и потому, что Вы – очень одаренная Наемница. Как Член Совета, я прекрасно осведомлен обо всех поступающих студентах, а также об их успехах. И должен признать, что Ваш ум, умение собирать информацию и склонность к анализу заслуживают самых высоких повал. В связи с этим я бы просил Вас подумать о карьере в Аналитическом Отделе нашего Совета. Что скажете?
- О! – Только и могла вымолвить пораженная девушка. – Я как-то не думала о будущей работе. Совсем. – Немного растерялась она.
- Подумайте, мисс, подумайте. Вам уже пора.
- О, мистер Крауч, какая встреча! – Послышался голос профессора Грюма сзади. – Окучиваете очередного студента пойти в Совет на низко оплачиваемую работу? Помнится, лет десять тому назад Вы зазвали на эту работу одного юношу. Как Вы про него говорили? «Мой маленький гений»? И что с ним стало? – И профессор облизнул пересохшие губы.
Бартемий Крауч резко побледнел и как будто отшатнулся. А потом быстро удалился.
- Профессор, а что стало с тем гением? – Задала вопрос Гермиона.
- Его оставили гнить в Азкабане. – Зло ответил ей тот.
- За что?
- Папочка решил, что его сын сошел с ума и настоял на таком решении.
- Какой ужас! – Прижала девушка ко рту ладошку.
- Хорошенько подумай, девочка, прежде чем соглашаться с решением Совета.
И с этими словами Грюм похромал к замку, а Гермиона смотрела в след Краучу, думая, что сподвигло того на такое решение? Что совершил его сын, если отец самолично упек его на пожизненное заключение? Просто сумасшедшим не место в тюрьме.
- Что случилось? – Подошли к девушке ее мальчики. Гермиона пересказала им диалоги.
- Надо бы узнать подробности… - Подумалось Гермионе.
- Можем сходить в библиотеку. – Пожал Гарри плечами. – У нас с Невиллом как раз эссе, для которого нам нужно покопаться в газетах.
- Пойду с вами! – Улыбнулась Гермиона.
- Эй, а меня с собой взять не хотите? – Обиженно спросил слизеринец.
- Это даже не обговаривается! – Как будто удивился Гарри.
- Ты с нами по умолчанию. – Поддакнул Невилл, и друзья рассмеялись.
После ужина друзья направились в секцию, где хранились газеты. Гарри с Невиллом занимались своим проектом, а Гермиона с Драко искали нужные им сведения.
- Какой ужас! – Тихо прошептала Гермиона, читая какую-то статью.
- Ты что-то нашла? – Встрепенулся Драко.
- Да. – Кивнула она и зачитала всем статью. – Сегодня состоялся суд над гениальным программистом Бартемием Краучем младшим, который обвинялся в пытках, доведших до сумасшествия Фрэнка и Алисы Долгопупс. В ходе допроса подсудимый отрицал свое участие в преступлениях, совершаемых, по словам других осужденных, ради процветания мира Наемников и свержения Главы Совета Альбуса Дамблдора и его режима. Несмотря на заявления о собственной невиновности, подсудимого приговорили к пожизненному заключению в Азкабане на основании показаний других участников процесса, в частности Беллатрисы, Рабастана и Рудольфуса Лестрейндж, а также Игоря Каркарова. Сразу после суда мистер Крауч младший был уведен дементорами. Осужденный всячески сопротивлялся и даже умолял отца, возглавлявшего тот судебный процесс, но мистер Крауч прилюдно отказался от сына, и тот был отвезен в Азкабан. – Девушка закончила читать статью, ребята молчали.
- Значит, маленький гений – это сын Крауча? – Раздумывал Драко.
- А Каркаров обвинялся в попытке смещения Дамблдора… - Задумчиво произнес Гарри. – Интересно, как давно он директор Дурмстранга.
- А что стало потом с Краучем-младшим? – Спросил Невилл, для которого тема его родителей была крайне болезненна.
- Сидит. – Буркнул Драко. – Что еще может с ним случиться?
- Он мог сбежать. – Подал идею Гарри, вспомнив своего крестного.
- Если бы он сбежал, то об этом раструбили бы. – Возразил Драко. – И вряд ли Сириусу удалось бы вырваться.
- Он умер. – Подала голос девушка, постучав пальцем по очередной газете. – Вот тут есть небольшой некролог. Он год там провел.
- Ну и туда ему дорога. – Буркнул Невилл.
- Профессор Грюм затронул очень болезненную тему. – Покачала головой Гермиона.
- Давайте прогуляемся. – Процедил Невилл.
Ребята спешно убрали все газеты на свои места и вышли на улицу. Уже смеркалось, дул приятный ветерок. Ребята молчали каждый о своем, неспешно бредя возле деревьев.
- Ай! – Вдруг споткнулся Гарри.
- Чего ты? – Удивился Драко, поймавший друга в последний момент.
- Споткнулся.
- Под ноги смотри. – Буркнул Драко.
- Сейчас посмотрю. – Начал оглядываться друг. – Ой, тут чьи-то ноги. – Остолбенел он.
- Ноги? – Поразилась Гермиона.
- А тела нет? – Ужаснулся Невилл.
- Не знаю, темно. Тут же кусты. – Сказал Гарри и зажег фонарик, который ему уже протянула Гермиона. Все посмотрели в направлении луча света.
- Мистер Крауч! – Ахнула девушка.
- Причем мертвый. – Присмотрелся Драко.
- Почему? – Осведомился Невилл, которому было плохо видно.
- У него шея свернута. – Кивнул головой Драко.
- Надо доложить директору. – Быстро сориентировался Гарри.
- О чем Вы хотите доложить, Поттер? – Спросил появившийся из темноты профессор Грюм.
- Кто-то убил мистера Крауча. – Покрутил Гарри фонариком.
- Дай сюда. – Отобрал профессор фонарик и через секунду он убедился в правдивости слов студента.
- Профессор Дамблдор, - сказал он по рации, - у нас убийство.
- Сейчас буду. – Ответил директор.
Через пару минут он был на месте происшествия вместе с Северусом Снеггом. Опросив детей, директор отпустил их.
- Ваших рук дело? – Серьезно спросил их профессор Снегг, уводящий их в замок.
- Нет, сэр. – Покачал Гарри головой.
- Крестный, мы правда к этому не причастны. – Серьезно сказал Драко.
- И вы ничего об этом не знаете? – Сощурил он глаза.
- Нет, сэр. – Последовал дружный ответ.
- И почему я вам не верю? – Сам себя спросил профессор.
Он лично проводил каждого студента в его башню и отправился в холодильник для трупов присутствовать на вскрытии. А ребята каждый сам у себя думали о том, кому мог мистер Крауч помешать.





















Глава 49. Третье задание


Тело мистера Крауча было отправлено в Лондон. Члены Совета похоронили его с почестями на кладбище Совета. Вскрытие действительно показало, что ему свернули шею. Отпечатков не нашли. Профессор Помфри, которая вела судебную медицину у старших курсов, на его примере объясняла особенности положения позвонков, мышц, сосудов при таком способе убийства. А профессор Слотер, который вел криминалистику и криминологию, объяснял, кто, как и почему мог так убить мистера Крауча. В целом, если не обращать внимания, что это был человек, живший со студентами бок о бок, то ситуация была приемлемой. В анатомичке было полно разных трупов, на которых студенты, начиная с пятого курса, начинали познавать виды убийства на практике. Тела регулярно менялись – и потому, что теряли «товарный» вид, и чтобы показывать разный материал.
Однако, несмотря на столь печальное событие, жизнь в Академии текла дальше. В конце концов, чья-то смерть в этих стенах – не такая уж редкость. Хотя, конечно, просто отчисление студента по итогам какого-нибудь семестра куда привычнее. Вот и в этом году после летних экзаменов отчислили одного студента из Пуффендуя с шестого курса – он не сдал коллоидную химию – и одного гриффиндорца с пятого курса, не прошедшего психолого-психиатрическое исследование. Эти двое могли остаться в мире Наемников, но только не по прямой профессии. Ребята могли стать любыми клерками. Или покинуть мир Наемников навсегда. Если ушел – пути назад нет.
После экзаменов начались соревнования. Студенты других Академий с интересом смотрели их и с удовольствием принимали участие в индивидуальных спаррингах, нередко сами они вызывали на бой кого-нибудь из другой Академии. Бои были интересными, познавательными и, конечно же, захватывающими.
После официального окончания учебного года наступил день последнего этапа Турнира Трех Наемников. Этап проходил на том же полигоне, что и первый. Как и в тот раз полгода назад Чемпионы ожидали в шатре. Они знали, каким будет задание, и бесспорно волновались. Вывели их к началу речи Дамблдора.
- Дорогие друзья! Сегодня – последний этап нашего Турнира. Нашим Чемпионам предстоит еще раз проявить себя, показать свои качества, навыки, умения, способности. В этом состязании они будут преодолевать лабиринт, в котором спрятаны различные ловушки. Цель – дойти до самого центра и взять Кубок. Первый коснувшийся становится Победителем. Первой в лабиринт зайдет мисс Гермоина Грейнджер, у которой больше всего баллов, затем через пять минут Седрик Диггори, потом мистер Виктор Крам и последней мисс Уцукуши Кабара. У каждого из участников есть сигнальная ракета. Если кому-нибудь потребуется помощь, выстрелите из нее, к Вам подойдут. Но это будет означать окончание Турнира для Вас. Итак, мисс Грейнджер, прошу! – И директор зажег табло, на котором начали таять пять минут.
Гермиона зашла в лабиринт, осторожно ступая по траве. Где и какие ловушки спрятаны, она не знала. Стены лабиринта были высокими, более трех метров, ровными, и даже касаться их как-то не хотелось. В руках у девушки был револьвер и палочка, которой она закалывала волосы. Застать себя врасплох безоружной в опасном месте – верх глупости. Оглядываясь по сторонам, Гермиона вслушивалась в звуки окружающего пространства – все могло иметь значение. Весь лабиринт был утыкан камерами, чтобы зрители могли видеть происходящее, да и просто контроль был необходим. Гермиона старалась не обращать на камеры внимания, чтобы не отвлекаться. И это было очень важно – через пару метров ее нога наступила на что-то скользкое, и она начала падать. Не успев приземлиться, девушка откатилась в сторону и быстро вскочила на ноги. Но это была просто коряга, спрятанная в грязи. Выдохнув от облегчения, она пошла дальше и свернула за угол. Неожиданно перед ней возник человек в маске, нацеливший на нее пистолет. Гермиона резко выбросила руку с заколкой вперед и чиркнула ею по горлу незнакомца. Заколка погрузилась в тело, а через секунду оно уже валялось на траве. Восковый муляж. Но очень правдоподобный. Хлопнув себя по лбу за невнимательность, Гермиона решила не столь бездумно шагать за угол. Поэтому, подойдя к следующему повороту, она прижалась к стене и уже хотела завернуть, как вдруг почувствовала, как что-то уперлось ей в спину. Резко присев на корточки, когтевранка нацелила свой револьвер вверх. В метре от нее был муляж дула. Не сдержавшись, Гермионы грязно выругалась, четко обозначив свое отношение к выдумщикам таких испытаний и того, кто заставил ее участвовать в этом дурацком турнире. Отведя душу и надеясь, что все всё слышали, она пошла дальше.
Меж тем, когда первые пять минут истекли, Седрик вбежал в лабиринт. Он считал, что если быстро бежать, то препятствия просто не успеют его поранить. Но он ошибся. После первого же поворота он не заметил выступа в стене и смачно врезался в него. На лбу тут же выросла большая шишка. Стукнув по стене рукой, парень пошел дальше, но все равно довольно быстро.
Виктор Крам был не столь скор, но тоже торопился – от Гермионы он отставал на десять минут. Конечно, неизвестно было, где она, но все же десять минут форы – это много. Всматриваясь в даль, он не видел, что у него под ногами. Поэтому немудрено, что он зацепился ногой за что-то и полетел вперед, пропахав подбородком несколько метров. Отряхнувшись, юноша встал и осмотрел неожиданное препятствие. Это была натянутая в траве леска. Будь она тоньше или острее, Виктор мог бы остаться без ноги. А если бы это был детонатор…дальше Виктор не хотел задумываться. И шел вперед, уже снизив скорость и увеличив бдительность. Победа – это великолепно, но вот жизнь дороже.
Уцукуши покорно ждала своего сигнала. Когда он прозвучал, девушка вошла в коридор и посеменила вперед, пригибаясь в местах, которые ей казались опасными. Это помогло ей избежать нескольких выстрелов тупыми дротиками. Они бы не убили ее, но доставили бы неприятностей, не говоря о боли.
Гермиона чувствовала, что она близка к цели. Нет, намеков никаких не было, но просто это было чутье. Обрадовавшись, что испытание подходит к концу, он ускорила шаг. Свернув в очередной коридор, она наткнулась на Седрика. От неожиданности она воскликнула и отпрянула назад. Седрик же взмахнул рукой, в котором был зажат нож. Гермиона взвизгнула и села на корточки, закрыв голову руками. Очень достойный отпор для Наемницы, но в тот момент она просто не успела среагировать по-другому.
- Гермиона? Это ты? – Спросил Седрик.
- Я, конечно. – Также сидя ответила она. – Ты еще кого-то знаешь с моим лицом?
- Пару поворотов назад мне попалась восковая фигура с твоим лицом. – Пояснил он. – Она двигалась. Я сначала подумал, что это ты, и не стал атаковать. Но когда фигура порезала меня, то я оглушил ее, ударив по макушке. Тело упало. И только подойдя, я понял, что это была не настоящая ты. – Седрик показал прорезанную рубашку в районе плеча.
- У меня тоже была восковая фигура, но в маске. – Поделилась своим опытом девушка.
- Идем? – Протянул он ей руку.
- Идем. – Вложила она свою ладонь в его.
- Не боишься доверять мне? – Спросил он по дороге.
- Нет, если честно. – Ответила Гермиона. – Во-первых, вдвоем не так страшно. А, во-вторых, в этот раз я успею тебя пнуть куда-нибудь.
- Я буду смирным! – Поднял руки вверх юноша и улыбнулся.
- А в-третьих, - продолжила свою мысль девушка, - мне не важно, кто победит, я или ты. В любом случае, это победа Хогвартса.
- А если Виктор или Уцукуши? – Спросил Седрик.
- За Хогвартс будет обидно. – Честно сказала она. – Но за другого победителя я буду рада.
Так, разговаривая, они завернули за угол. Седрик был на полсекунды раньше и выше ростом, поэтому он первым заметил опасность и тут же шагнул обратно, повалив Гермиону на землю.
- Что ты творишь? – Яростно зашептала она, отплевываясь от травы, попавшей в рот.
Но Седрик лишь приложил палец к губам и аккуратно заглянул за угол. Гермиона на четвереньках подползла к нему и тоже заглянула. Там сражались Виктор и Уцукуши. Японка отчаянно сдерживала руки парня. Но тот был выше и сильнее, и потому он сломил сопротивление девушки и саданул кулаком ей по лбу. Уцукуши обмякла и повалилась на землю. Виктор повернулся, и Гермиона ужаснулась – глаза Виктора нехорошо блестели, изо рта капала слюна. Крам начал двигаться к притаившимся Седрику с Гермионой. Когда он ступил в их коридор, Седрик быстро выставил ногу вперед, и Виктор оступился, зацепившись за нее. Покатившись кубарем, он не обращал внимания на происходившее вокруг. Этим англичане и воспользовались. Они бросились к нему. Точнее, Гермиона. А Седрик навалился на Виктора и начал заламывать ему руку.
- Гермиона, есть веревка? – Натужно спросил он.
Девушка раскрыла свою сумку поясную и достала моток прочной веревки. Седрик переместился к шее сопротивлявшегося парня, тем самым освободив место Гермионе. Девушка обмотала ему запястья вплоть до локтя, а затем, пропустив веревку внутрь, оплела ею ноги. Виктор оказался обездвиженным. Он рычал, извивался, но почему-то ни слова не говорил.
- Как будто его опоили чем-то. – Озабоченно высказалась Гермиона.
- Очень может быть. – Устало выдохнул Седрик.
- Им нужна помощь.
- Стреляй. – Пожал парень плечами.
Гермиона вытащила ракетницу из-за спины и дважды выстрелила, говоря таким образом, что двоим требуется помощь.
- Ну что, идем? – Спросила она, когда красные искры погасли.
- Идем. – Согласился парень и поднялся. – В любом случае, Хогвартс победил.
- Да, мы молодцы. – Улыбнулась Гермиона.
Так они и шли, пока впереди метрах в двадцати не увидели Кубок – цель лабиринта. Улыбнувшись друг другу, они побежали. И вдруг Седрик вскрикнул. Гермиона обернулась и увидела, как того волочит по земле назад прямо в стену.
- Гермиона, помоги! – Прокричал он, цепляясь пальцами за землю и оставляя в ней следы.
Страшное зрелище. Девушка посмотрела на парня, потом перевела взгляд на желанный кубок, а потом бросилась к Седрику – все же они вместе победители. Вытаскивая на ходу нож, девушка рухнула на землю у стены и начала обрезать веревку. Когда ей это удалось, Седрик тут же вскочил на ноги и снял петлю со стопы. Гермиона повернула к нему голову. Пуффендуец возвышался над ней и держал веревку с петлей на одном конце. Когтевранка смотрела своему то ли другу, то ли сопернику в глаза и пыталась понять, кого в нем больше. Убьет он ее сейчас, тем самым избавившись от соперника, или бросит веревку на землю. Седрик с ненавистью смотрел на исчезающий край веревки, который испугал его до чертиков. И крепко сжимал кусок, который Гермиона отрезала, тем самым спасая его. Когда он перевел на нее свой взгляд, то увидел в ее глазах что-то такое, что заставило его застыть на месте. Доверие со следами отчаянного смирения. Моргнув, он понял, о чем думала девушка. С ненавистью отшвырнув от себя веревку, он заметил, как расслабилось лицо Гермионы.
- Идем. – Снова протянул он ей руку.
- Я боялась, что ты меня придушишь. – Доверительно произнесла она, вставая на ноги.
- А я, что ты мне не поможешь. – Поделился он своими страхами.
- Надеюсь, это последнее препятствие. – Покачала она головой.
- Я тоже. – Кивнул он.
Оставшиеся метры они проделали в тишине и полном спокойствии. Никто и ничто не попадалось им н пути. И через несколько шагов они оказались у Кубка. Ребята стояли и смотрели на него.
- Бери. – Прервал Седрик тишину.
- Почему я? – Удивилась Гермиона. – Ты имеешь на него столько же прав, сколько и я.
- Ну, во-первых, у тебя больше очков. – Начал перечислять парень. – Во-вторых, ты – девушка, а девушкам надо уступать. И в-третьих, ты моложе. А маленьким нужно отдавать самое сладкое. – И Седрик дружески щелкнул ее по носу. – Да и потом, там у стены ты спасла меня. А могла и не делать этого. Поэтому ты точно заслуживаешь этот приз.
- Мы, кажется, решили, что это – победа Хогвартса? – Парировала Гермиона. – Значит, имеем полное право вместе принести этот кубок. К тому же, у него две ручки. Вдвоем нести его будет сподручнее. Деньги за выигрыш поделим пополам. Идет? – Протянула Гермиона ему руку.
- Идет. – Улыбнулся Седрик. – Значит, вместе?
- Вместе!
И ребята взялись за кубок.


















Глава 50. Кошмар наяву


В следующий миг Гермиона почувствовала, как летит вниз. Больно стукнувшись локтем, она выпустила кубок из рук. Но в этот момент ей на руки накинули веревку, затянули узел, и девушку быстро потащило по земле. Гермиона отчаянно извивалась и пыталась как-нибудь остановиться, но ей мешал Седрик, который провалился вслед за ней и крепко держал ее за лодыжки.
- Спасайся! – Громко крикнула она ему и, извернувшись, ударила того ногами по подбородку. Голова парня запрокинулась, он на мгновение потерял ориентир, но этого было достаточно, чтобы Гермиона смогла освободиться от него. Кто и куда ее тащит, она не знала, но четко понимала, что это уже не конкурс. А значит, что Седрик пошлет сигнал ракетницей. И ее спасут. Наверное. В крайнем случае девушка надеялась, что найдут ее тело. Почему-то ее мыслью было, что она не хочет, чтобы оно было обезображено. Обругав себя, что мыслит, как девчонка, Гермиона начала пытаться освободиться. Ее все также тащило, костюм был порван, телом она чувствовала все камни, где-то она была ранена до крови – бок очень жгло. Болел локоть, пятки саднило, руки начинали затекать в таком положении. На глаза навернулись слезы. Умирать не хотелось совсем. Силы покидали девушку. Вдобавок ко всему, при каком-то повороте ее занесло, и она стукнулась головой. От боли она даже не вскрикнула, но потеряла сознание.
Пришла в себя она, когда ее обдало ледяной водой. Открыв глаза, что далось ей с трудом, она осознала несколько вещей. Первое – она сидела крепко связанная на стуле в своем порванном костюме в каком-то бетонированном подвале. Второе – рядом стоял Питер Петтигрю с ведром.
- Очнулась? – Неприятно улыбнулся он, пожирая глазами ее тело, которое было видно сквозь дыры. – Сейчас ты будешь говорить.
Девушка молчала, т.к. боялась сказать лишнее, хотя очень многое рвалось с ее языка.
- Что молчишь, крошка? – Спросил он ее, больно схватив за подбородок.
Гермиона зло плюнула кровью из разбитой губы ему прямо в лицо.
- Дрянь! – Наотмашь ударил Хвост девушку по лицу, и голова Гермионы мотнулась в сторону. Щеку жгло неимоверно. – Ты заплатишь за это!
Питер замахнулся еще раз, но удара не последовало.
- Остынь, Хвост. – Тихо приказал мужской голос.
Гермиона открыла глаза и посмотрела на своего спасителя. Перед ней стоял профессор Реддл.
- Но, мой Лорд… - Проблеял тот.
- Она мне нужна живая и в сознании. – Сказал он.
- А можно я потом с ней поиграюсь? – Алчно облизнулся Петтигрю, и Гермиона вздрогнула от омерзения.
- Если она нам будет не нужна. – Согласился профессор. – А сейчас, мисс Грейнджер, начнем, пожалуй. Отвечу на Ваш самый главный вопрос. Вы здесь затем, чтобы рассказать мне, что Вы знаете о Пророчестве. Прежде чем Вы начнете мне отвечать, имейте ввиду, что я настроен очень серьезно. И за каждый неверный ответ Вы будете наказаны. Итак, я задал Вам свой вопрос и жду на него правильный ответ.
- Я ничего не знаю. – Ответила девушка и тут же громко вскрикнула – ее ногу сильно обожгло ударом. Открыв глаза, она увидела Хвоста, который держал в руке кнут.
- Это неверный ответ, мисс Грейнджер. – Спокойно заметил профессор. – Я повторю свой вопрос. Что Вы знаете о Пророчестве?
- Ничего. – Повторила девушка, и вновь вскрикнул от очередного удара по другой ноге. Слезы катились градом по ее щекам.
- Мисс Грейнджер, - устало произнес профессор, - Вы только усугубляете свое положение. Я все равно узнаю то, что мне нужно.
- Но я ничего не знаю! – Крикнула она и снова заорала от боли – очередной удар рассек ей руку.
- Знаете, почему я не верю Вам, мисс Грейнджер? Потому что ваша четверка все время крутится в Особом отделе библиотеки Академии. В газетах много чего пишут, достаточно уметь читать между строк. Я столько лет учу вас, наблюдаю за вами, что полагаю, что вы накопали что-то.
- Ничего. – Покачала головой девушка и снова закричала – ей поранили другую руку.
- Вы убили Квиррелла. – Спокойно продолжил Реддл. – Оказались замешаны в истории с Тайной Комнатой. Затем разоблачили Питера. И теперь пытаетесь убедить меня в том, что ничего не знаете о Пророчестве?
- Вы еще забыли упомянуть про Турнир, профессор. – Выплюнула последнее слово Гермиона.
- Не забыл. – Покачал он головой. – Ваше участие в нем обеспечил мой надежный человек. И помог Вам с этапами тоже он. Даже буйство Крама он обеспечил, подлив ему вечером накануне кое-что, провоцирующее галлюцинации и панический страх. Крам не любит закрытых пространств, а в сочетании с этим препаратом…впрочем, Вы сами все видели.
- Ну и кто же это? – Спросила девушка, подпитывая свою злость, чтобы не провалиться в беспамятство от боли, которая была невыносимой.
- Неужели ты не догадалась? – Удивился профессор. – Я думал, ты более догадлива.
- Я имела ввиду, кто он на самом деле. Настоящий профессор Грюм, как я понимаю, мертв.
- А вот это тебе знать совсем необязательно. Скажу лишь, что Хвост оказался полезным информатором.
- Мой Лорд, - подал голос Питер, - сюда идут.
- Жаль. – Расстроился профессор. – Избавься от нее. И чтобы никаких твоих следов. – И профессор удалился, даже не попрощавшись.
Гермиона испугалась не на шутку и начала пытаться освободиться от веревок.
- И не надейся! – Хохотнул Хвост, видя ее жалкие попытки. - Жаль, что нам не удалось побаловаться. – Мокро провел Хвост языком по ее лицу. – Но теперь все будут знать, что ты погибла не просто так.
Подойдя к Гермионе, он разодрал ей рукав до самого плеча. Что-то зашипело, а потом девушка пронзительно закричала, сорвав голос. Рука горела огнем. Из-за этого она не заметила, как Питер что-то вколол ей в шею. От злости и боли адреналин забушевал у нее в крови. Ненависть к этому человеку затопила сознание, и Гермиона что было сил дернула руки…и вдруг оказалась на ногах.
- Мразь! – Махнула она рукой, желая ударить Питера и совершенно неожиданно для нее он повалился на пол, зажимая руку.
- Дрянь! – Взвыл он, и Гермиона увидела, что у него не было кисти, а на пол скапывала его кровь. Девушку вырвало от омерзения. Хвост сильно пнул ее ногой, отчего она упала на пол, и он ушел прочь. Гермиону начало уже покидать сознание. Боль во всем теле была такая, что хотелось умереть поскорее. И она чувствовала, как жизнь постепенно уходила из нее. Голова была тяжелой, завалилась на бок.
- Прощайте, мальчики! – Прошептала она со слезами и отключилась.














Глава 51. Метка


Когда Гермиона открыла глаза, то поняла, что жива. «Сон?» - Подумала она, но оглянувшись вокруг, поняла, что это не так. Потолок был белым, стены тоже. Окружавшие ее кровати застелены, и их было много. Больничное крыло Хогвартса. Повернув голову в сторону, девушка увидела капельницу. А вокруг нее сидели и спали четверо юношей – Гарри Поттер, Невилл Долгопупс, Драко Малфой и Седрик Диггори. От благодарности девушка заплакала. Ее всхлип разбудил Гарри, сидевшего ближе всех.
- Гермиона! – Воскликнул он, и от его окрика проснулись остальные.
- Ты жива!
- Как ты себя чувствуешь?
Вопросы сыпались из мальчиков, как из рога изобилия. Гермиона даже не пыталась отвечать – она просто смотрела с любовью на всех парней разом.
- Молодые люди, отойдите от нее! – Послышался резкий окрик профессора Помфри. Парни отпрянули тут же. – Мисс Грейнджер, как Вы себя чувствуете? – Деловито спросила та.
- Все болит. И руку жжет. – Подумав, ответила она.
- Немудрено. Вы такое пережили, что я удивлена, как Вы живы.
- Я тоже. – Согласилась с ней Гермиона. – Кстати, почему? Я была уверена, что умру.
- Вас успели спасти, но Вы были на грани.
- Спасибо. – Улыбнулась она.
- Пожалуйста. – Ответила профессор и продолжила суетиться.
- Мисс Грейнджер, я рад, что Вы живы. – В палату зашел директор в сопровождении деканов и профессора Реддла.
- Спасибо, директор. – Смущенно улыбнулась девушка и обвела глазами всех преподавателей.
- Мисс Грейнджер, я понимаю, что сейчас, наверное, не самое удачное время, однако я обязан Вас спросить – Вы помните, что произошло с Вами?
Гермиона нахмурилась и начала копаться в памяти, но все было, как в вязком тумане.
- Нет, сэр. – Покачала она головой.
- В таком случае, что последнее Вы помните?
- Мы с Седриком взялись за кубок, потом провалились вниз и… а дальше я не помню ничего. Простите. – Прошептала девушка.
- Жаль. Очень жаль. – Вздохнул Дамблдор.
- Директор, почему я ничего не помню? – Спросила Гермиона.
- Наш мозг, мисс Грейнджер, иногда блокирует крайне неприятные воспоминания, связанные с сильным потрясением, болью. И чтобы не травмировать себя, он блокирует память. Я прав, профессор Реддл?
- Конечно, профессор Дамблдор, Вы как всегда правы. – Согласился он и посмотрел на девушку.
- И я никогда не вспомню об этом? – С отчаянием спросила она.
- Кто знает, мисс Грейнджер. – Развел директор руками. – Поправляйтесь.
И все профессора удалились, оставив девушку с ее друзьями.
- Расскажите мне, что произошло! – Попросила она с отчаянием в голосе. Парни переглянулись.
- Давай я расскажу. – Предложил Седрик. – Когда мы взялись за кубок, мы действительно провалились под землю, и нас быстро начало тащить куда-то. Я держал тебя изо всех сил, но ты брыкалась и в какой-то момент сильно ударила меня, и я выпустил тебя из рук. Никогда не прощу себя за это. – Сжал кулак юноша.
- И был бы мертв. – Резко сказал Гарри.
- Почему? – Спросила Гермиона.
- Потому что он – мужчина, т.е. потенциально сильный противник. От таких сразу избавляются.
- Им нужна была ты, Гермиона. – Нехотя сказал Драко. – Тебя подставили с самого начала.
- Кто?
- Профессор Грюм. Точнее, мы все думали, что это профессор Грюм. Но это был Барти Крауч. Он не умер в Азкабане. Там умер какой-то бродяга, у которого была его внешность. А настоящий Барти Крауч был под личиной профессора Грюма. У них похожее телосложение, и никто не заметил подмены – на нем была отличная маска, как на Петтигрю, помнишь?
- Помню. – Кивнула девушка.
- И что он сказал?
- Ничего он не сказал. – Буркнул Невиллл. – Просто не успел. На последнем этапе присутствовали все члены Совета. И когда вас украли, они все спешно начали суетиться. И мистер Фадж в процессе поисков задержал профессора Грюма, который спешно собирал свои вещи. Между ними завязалась драка. И тогда Фадж увидел, что на лице маска, и он содрал ее. Увидев, кто перед ним, он словно озверел. Вырубив Крауча, он вызвал дементоров. Те прибыли довольно скоро – его даже допросить не успели – успокаивали разбушевавшегося Фаджа. А потом дементоры нажали Краучу на грудную клетку, и тот умер.
- Ничего себе! – Удивилась Гермиона.
- Это очень взбесило директора. – Сказал Седрик. – Он не смог узнать, по чьему приказу он работал. Они с Фаджем разругались. Теперь в Совете раскол.
- И что же будет теперь? – Недоумевала Гермиона.
- Посмотрим. – Пожали все плечами.
- А что у меня с рукой? – Показала Гермиона им забинтованную руку.
- У тебя был сильнейший ожог. – Промямлил Гарри. – Тебе кое-что выжгли на руке, но ты не волнуйся, профессор Помфри сильно постаралась, и у тебя скорее всего, будет только небольшой шрам. – Быстро заговорил Гарри. – Она лазером тебе обработала рану, а профессор Снегг еще мазал чем-то. Ты потому и в повязке – чтобы мазь впитывалась.
- А что за знак? – Хрипло спросила Гермиона. Ребята молча переглядывались. – Ну? – Истерично взвыла девушка.
- Там была Метка. Помнишь, в небе год назад летом на Чемпионате? – Несмело сказал Гарри. – Кстати, это Крауч тогда ее нарисовал в небе. Урод.
- И это уродство теперь на моей руке? – Взвыла девушка.
- Даже если у тебя на руке останутся ее очертания, мы все равно тебя любим! – Схватил девушку за ладонь Драко. – Мы не оставим тебя. Мы понимаем, что это было против твоей воли. Ты не виновата!
- Ну хоть не на лице. – Буркнула Гермиона, думавшая, как избавиться от следов до конца. – А что с Виктором и Уцукуши? – Вспомнила она о других пострадавших.
- С ними все в порядке. – Тут же откликнулся Седрик. – Хочешь, я позову их? Они очень рвутся поблагодарить тебя. Они считают, что обязаны тебе своими жизнями.
И Седрик умчался.
- А у нас есть хорошая новость. – Зажглись глаза Гарри.
- Какая? – Улыбнулась Гермиона.
- Я был в кабинете, когда с Краучем все это произошло, и шарил в столе в поисках нашей карты. И нашел. Он действительно – гений. Псих, но гениальный. Он улучшил нашу карту! И теперь она сама ловит сигналы, исходящие из часов, и показывает, кто и где находится, даже если он далеко. Здорово, правда?
- Т.е. если сейчас открыть ее… - Начала Гермиона.
- То на ней отобразится каждый, кто есть в Хогвартсе. – Радостно кивнул Гарри. – Точнее, каждый, чей сигнал попал в радиус ее действия.
- А какой радиус?
- Пятьдесят метров. – Гордо ответил Гарри, как будто он сам этого добился.
- Т.е. когда мы все соберемся в Большом Зале, то она всех синхронизирует? – Обрадовалась девушка.
- Да! Причем вне зависимости от внешности. Наши часы ведь хранят нашу ДНК-информацию.
- Вау! Вот это круто! – Поразилась Гермиона.
- Да. – Кивнул Гарри. – Хоть он и тварь, но за карту я ему благодарен.
- Тогда, шалость удалась? – Слабо улыбнулась Гермиона и вытянула руку ладонью вверх.
- Да. – Аккуратно положили ребята руки поверх ее ладони и бинта, закрывающего шрамы от уродливой Метки в виде черепа.




















Глава 52. Пожиратели смерти


Через несколько дней после выписки Гермионы Турнир был официально объявлен закрытым. Гости разъехались, тепло попрощавшись со всеми и обменявшись телефонами и адресами. Студенты Хогвартса покидали стены замка еще через пару дней.
Гермиона с мальчиками, как обычно, ехала вместе. Всю дорогу она держалась за бинт, который пока так и не решалась снять.
- Ты думаешь, шрамы сильно заметны? – Спросил ее Невилл.
- Не знаю. Я просто боюсь. – Ответила девушка, еще крепче сжимая руку.
- Хочешь, мы посмотрим? – Предложил Гарри.
- Не надо, я сама. – Вежливо отказалась она.
- Гермиона, не бойся нас. – Положил Драко руку на плечо девушки. – Для нас ты всегда останешься очень красивой. А шрамы, если не получится до конца свести, закроешь широким браслетом.
- А чтобы никто не догадался, то у тебя будет два браслета на каждой руке. – Поддержал его Невилл.
- А внутри браслетов у тебя будут спрятаны ядовитые иглы. – Подал идею Гарри.
Гермиона улыбнулась. Идеи были неплохи. Решившись, наконец, она развязала бинт и потянула его, разматывая. Задержав дыхание, девушка открыла руку. И не смогла сдержать слез. Шрам, конечно же, остался. Не уродливый, но все же отчетливо показывающий череп.
- У тебя будут самые красивые браслеты. – Обнял девушку за плечи Драко.
- Или же мы закажем для тебя пленку, которая закроет это. На манер маски. – Придумал Гарри.
- Не расстраивайся, Гермиона. – Участливо сказал Невилл.
В Лондоне друзья попрощались ненадолго, зная, что через месяц они встретятся вновь.
Гермиона не стала родителям подробно рассказывать, что с ней произошло. Чтобы не пугать. Но попросила записать ее в хорошую клинику по пластической хирургии.
Драко ходил по дому сам не свой. Он очень переживал за Гермиону. За столом он безразлично ковырял в тарелке ужин, подперев голову рукой.
- Драко, милый, ты какой-то грустный. – Заметила его мать. – Что тебя беспокоит?
- Гермиона. – Вздохнул он.
- А что с ней не так? Она заболела?
- Она такая красивая. И так переживает из-за этой Метки.
- Какой Метки? – Встрепенулся отец.
- У нее на предплечье выжжена Метка, которая год назад появилась в небе на Чемпионате.
Как только Драко произнес это, Нарцисса уронила вилку с ножом и зажала рот рукой, чтобы не разразиться слезами. Драко встрепенулся и уставился на мать – такой он никогда ее не видел.
- Мама? – Спросил он, но миссис Малфой перевела взгляд на мужа.
- Это ты видел на руке у нее? – Спросил мистер Малфой, обнажая левую руку.
Теперь уже Драко выронил приборы – на руке его отца была такая же, только черная. Черный череп. Крайне неприятное зрелище.
- Откуда это у тебя? – Еле слышно спросил он, но мистер Малфой молчал.
- Люци, пожалуйста! – Умоляла Нарцисса. – Давай уже все расскажем! Дальше может быть слишком поздно!
Люциус Малфой посмотрел на почти плачущую жену, взрослеющего сына и сказал:
- Я расскажу тебе все, но только пообещай мне, что ты разумно воспользуешься этой информацией. – Драко кивнул, и Люциус начал говорить. – Это началось достаточно давно. За несколько лет до твоего рождения. Профессор Реддл на моей памяти никогда особо не поддерживал политику Дамблдора, но слишком активно не выступал. Но он собирал команду. Тех, кто поддержит его. Хранителей традиций и знаний. Лордов. Нас мало, но мы – основа этого мира. По началу это базировалось на поправках к законам, но потом это противостояние стало все более и более политизированным. Каждый хотел иметь большее количество верных людей. И игры стали более жестокими, а методы грязными. И тогда профессор захотел выступить в открытую и свергнуть Дамблдора. Но для этого ему нужны были по-настоящему верные люди. Такая Метка – проверка на лояльность. И если ты ее получал, то подписывал контракт на беспрекословное подчинение. Так профессора стали называть Темным Лордом, а его сообщников Пожирателями Смерти – что означало, что убивают они только п приказу Темного Лорда, тем самым показывая, что только он – их Глава. Несколько раз Лорд приходил ко мне с разговорами о Метке. И каждый раз я избегал этого, ссылаясь на командировки по заданию Совета. Но однажды зимой все изменилось. Это был худший день в моей жизни. Твоя мать была беременна тобой, и ей была необходима помощь. И однажды вечером Темный Лорд пришел ко мне. Он сказал, что я должен избавиться от ребенка любым способом, иначе он убьет Нарциссу. Я был в ужасе – я очень ждал твоего появления на свет. Я валялся у него в ногах, обещая сделать что угодно, даже покончить с собой, лишь бы Нарцисса и ты выжили. Когда он услышал это, то лишь снисходительно улыбнулся. В тот же момент я стал обладателем такой Метки и поклялся твоей жизнью, что ты не будешь знать о мире Наемников до момента, как придет письмо. Поэтому мы тебе ничего не рассказывали, поэтому ты воспитывался вне наших традиций. Но мы тебя обучали. Все это было ради сохранения твоей жизни.
- Почему именно я? – Спросил Драко.
- Из-за Пророчества. Было какое-то Пророчество. Что в нем, я не знаю. Но знаю, что оно связано с тобой.
- Только со мной?
- Нет. Еще он приходил к Поттерам и Долгопупсам. Результат ты знаешь. – Глухо ответил Люциус.
- И как же он стал преподавать в Академии?
- Дамблдор решил, что он должен быть близко к нему. Чтобы контролировать.
- Однако Гермиона – его рук дело. Равно как и Квиррелл и Грюм. – Мрачно комментировал Драко.
- Это началось только четыре года назад. – Возразил отец. – До этого все было в меру спокойно.
- Где можно найти это Пророчество? – Спросил Драко.
- Не знаю. – Ответил его отец. – Я правда не знаю, сын. И тебе не рекомендую туда лезть. Целее будешь.
- По Гермионе это особенно видно. – Окрысился Драко. – Нет уж, мы найдем это Пророчество и узнаем, что там говорилось.
И с этими словами Драко покинул столовую, намереваясь крепко подумать – Пророчеством следовало заняться и обязательно его найти – иначе кто-нибудь мог бы точно умереть.

















Глава 53. Совет Наемников


Лето шло своим чередом, и каждый занимался своим делом. В Совете же занимались распределением студентов на практику. Самые способные были «зарезервированы» еще зимой-весной, оставалось распределить куда-то еще около двадцати-тридцати человек. Члены Совета активно спорили, кого и куда лучше направить.
- Была заявка на небольшую группку из двух-трех человек для зачистки небольшого поселения на Ближнем Востоке. – Говорил Перси Уизли, работающий секретарем при Совете.
- Большое поселение? – Уточнил Людо Бэгмен.
- Человек двадцать, судя по донесениям. – Отрапортовал Перси.
- Предлагаю послать двух рыжих балагуров. – Предложил Люциус Малфой. – Они столь похожи, что все будут считать, что он один.
- А второй в это время будет подготавливать почву. Идет. – Кивнул Дамблдор, и Перси записал имена своих братьев.
- В Египте опять беспорядки. – Продолжил он. – Бедуины опять терроризируют туристов.
- Надо уничтожить этих троллей. – Резко высказался профессор Реддл.
- Призвать к порядку, Том. – Поправил его Дамблдор.
- Да что толку! В прошлом году призывали. И вот опять!
- Они нам бывают полезны. Поэтому с ними следует поговорить. А вот группу следует к ним послать побольше и постарше. Скажем, трое выпускников, пятеро с шестого курса и двух с пятого.
- Посмышленее и попронырливее. – Высказался Фадж.
- Поддерживаю. – Согласился Глава Совета. – Перси, найдешь таких?
- К вечеру у Вас имена будут на столе. – Быстро ответил он и озвучил следующую заявку.
В течение получаса все были распределены.
- А кто будет работать в Совете? – Подал голос мистер Малфой.
- Найдем кого-нибудь, кто не будет занят на полевой практике. – Отмахнулся Дамблдор.
- В таком случае предлагаю моего сына и его друзей. Они все равно без дела шатаются. А так, будут у всех на виду.
- Опасаешься за сохранность своего дома, Люциус? – Поддел его Реддл.
- Скорее, за дом Долгопупсов – они там собираются. Я уважаю Августу, но справиться с четырьмя подростками, а учитывая возраст и наличие красивой девушки…
- Понимаю твои опасения, Люциус. – Улыбнулся Глава. – Пусть они прибудут сюда как можно скорее. Ты прав, что им следует быть на виду. – И он стрельнул глазами на Тома Реддла. – И жить будут в «Дырявом котле». Старина Том их уже знает, так что спуску им не даст. Что ж, на сегодня это все? В таком случае, до свидания.
И Альбус Дамблдор поднялся со своего места и покинул кабинет заседания.
- Проталкиваешь своего сыночка, Люциус? – Неприятно спросила того Долорес Амбридж, сменившая убитого Барти Крауча.
- Считаю, что будущему Лорду следует с юного возраста знать, как устроен Совет. – Достойно ответил Люциус и обогнул невысокую женщину.
- У тебя будет предостаточно времени, чтобы узнать его сына поближе. – Прошелестел голос Реддла за ее спиной.
- Конечно, мой Лорд. – Тихо ответила она.
Никто из покидавших зал не слышал этих реплик. А вечером ребята получили известие о том, что у них начинается летняя практика, и они тут же ринулись собираться. И на следующий же день переступили порог гостиницы Совета «Дырявый котел». Директор, увидев их, скривился, но выдал ключи, пообещав, что расстреляет их лично при малейшем шуме. Ребята молча поблагодарили его и обещали не пакостить
- Интересно, у него есть что-нибудь еще, что можно было бы проинспектировать? – Задумался Драко. Гермиона закатила глаза. – Между прочим, твои палочки, которые мы тебе подарили два года назад, были найдены в том шкафу.
- Что? – Задохнулась Гермиона от возмущения. – Вы подарили мне краденые украшения?
- Во-первых, не краденые, а забытые. – Наставительно сказал Драко. – А во-вторых, они же тебе здорово пригодились. Не отрицай.
- А Уцукуши тебе показала, как правильно ими пользоваться и как они могут стать более действенным оружием. – Вставил свое слово Невилл.
- А ты откуда это знаешь? – Подозрительно сощурилась Гермиона.
- А я разговаривал с Эни. – Улыбнулся друг.
- Я их не выкину только по этой причине! – Гордо возвестила девушка и удалилась в свой номер.
- Ага. А еще из-за их стоимости. – Негромко заметил Драко.
- Дорогие? – Подал голос Гарри.
- Не то слово. – Возвел глаза к потолку Драко. – Я поузнавал у Олливандера. Там шикарное дерево. А если учесть все примочки, которые теперь висят на них…
- То их украдут вместе с головой Гермионы. – Невесело заключил Гарри.
- Для этого надо знать, что именно у нее держит волосы. Поверь, для очень и очень многих, даже Наемников, ее украшение так и остается украшением.
- Главное, чтобы и она также продолжала думать.
- После того, что она пережила, для нее эти палочки теперь – последнее средство защитить себя. – Сухо сказал Драко, у которого мороз по коже пробегал каждый раз, когда он вспоминал, в каком виде он увидел красавицу-подругу.
- Или убить врага. – Предположил Гарри, когда вспомнил, что ее палочка была в крови. И кровь была не ее.
- После ужина собираемся у меня – я кое-что узнал. – Сказал Драко и зашел к себе в комнату.
К вечеру Гермиона перестала дуться на друзей и была внимательна и собрана, когда Драко пересказывал свой разговор с отцом.
- Так он не просто так устроил нас в Совет на практику? – Поняла девушка.
- Нет, конечно. – Фыркнул он. – Мы должны изучить, как работает Совет, и попытаться найти это Пророчество. Главное, чтобы нас не засекли. Иначе будет плохо.
- Выгонят? – Предположил Невилл.
- Убьют. Всех. И отца. – Мрачно опроверг Драко.
- И что же нам делать? – Озабоченно спросил Гарри. – За нами наверняка будут следить.
- Посмотрим по ситуации. Я сам крайне редко бывал в здании Совета, несмотря на то, что мой отец входит в его состав.
- А ты знаешь, кто еще туда входит? – Спросила Гермиона.
- Да. Отец рассказал. В Совете пятнадцать человек вместе с Дамблдором. Восемь – это Главы Отделов – игр и спорта, транспорта и транспортировки, международного сотрудничества, популяции и контроля за Наемниками, происшествий и катастроф, правопорядка, обслуживающий персонал и Отдел Тайн. Еще шестеро – это Лорды, хранители традиций, соблюдают имеющиеся законы, упраздняют неактуальные, издают новые. И Дамблдор – Глава.
- Профессор Реддл – Лорд? – Удивился Невилл.
- Да. – Подтвердил Драко. – И он претендует на место Главы. Давно претендует. Но Лордов мало, а у Дамблдора последователей куда больше. Поэтому его сети длиннее.
- И Дамблдор знает, что Реддл пытается его подсидеть? И нанял его преподавать? – Не поверил своим ушам Невилл.
- Держи друзей близко, а врагов – еще ближе. – Повторил Драко известное выражение.
- Политика – это кошмар. – Содрогнулся Гарри.
- Однако вы оба – дети Лордов. Наследники. Не чистокровные, только по отцовской линии, но все же. И имеете полное право потом в будущем быть в Совете.
- А как туда попадают? – Спросил Невилл.
- Каждый год Собирается Совет Лордов, там обсуждаются дела. И разбирают, насколько успешным и плодотворным для Наемников был год, насколько Лорды соблюдали законы и традиции. Если Лорды успешно справлялись со своими обязанностями, то их оставляли в Совете. Если нет, то избирались новые члены Совета.
- А если остальные не согласны с выбранными Лордами? – Задала вопрос Гермиона.
- Совет Лордов независим. Потому что мы – хранители традиций.
- А я не знаю традиций. – Вздохнул Невилл. – Да и Гарри тоже. Наши отцы ведь…
- Поэтому у вас есть я. Меня азам учили с детства. Пусть я не знал подробностей, зато знаю сейчас. Остальное будем учить вместе.
- Как – учить? – Содрогнулся Невилл.
- В прямом смысле этого слова. – И Драко раскрыл чемодан и вытащил на свет божий толстенный том в кожаном переплете. – Кодекс Наемника. Составлен первым официальным Главой Совета Уликом Гампом в 1707 году, а потом серьезно доработан мои предком Септимусом Малфоем, который был Главой Совета Лордов, и тогдашним Главой Совета Анктуоусом Осбертом.
- А кто сейчас Глава Совета Лордов? – Спросил Гарри.
- Мой отец, разумеется. – Фыркнул Драко. – С восемнадцатого века члены нашей фамилии частенько были Главой Совета Лордов.
- Так ты у нас – принц? – Насмешливо спросила девушка.
Драко лишь фыркнул и передернул плечами. А затем приосанился и как будто поправил большеватую корону на голове. И ребята дружно засмеялись. Для них он – просто их друг Драко Малфой.












Глава 54. Летняя практика


На следующее утро ребята явились к Перси Уизли к девяти часам утра. Именно он руководил их летней практикой. Выглядел Перси надутым индюком – еще бы, в столь юном возрасте – и такой взлет карьеры – Глава секритариата Совета.
- Ваша задача – беспрекословно подчиняться и точно выполнять все, что вам прикажут. – Начал разглагольствовать он. – Вы будете заполнять различные анкеты, печатать отчеты, сверять данные, разносить почту и т.д. Если вы зарекомендуете себя, то сможете даже выполнять личные поручения какого-нибудь Главы. Но ни в коем случае не суйте свои носы в дела, вас не касающиеся. На практике вы должны появляться в девять утра, заканчиваете в семь вечера. Отметку о приходе и уходе с практике также ставлю я.
- А как же отметка в Атриуме? – Спросил Невилл.
- Там вы отмечаетесь, что пришли и сдали оружие.
- А кто нам поставит отметку о прохождении практики? – Спросила Гермиона, подозревая, каким будет ответ.
- Я. Но и Глава Совета Наемников и Глава Совета Лордов также прочитают ваши отчеты.
Ребята выдохнули. Все не так страшно – отец Драко точно поставит им «галочку», Дамблдор вряд ли станет их мучить. Ну а Перси… в крайнем случае близнецы помогут справиться с ним. Они – знатные выдумщики, да и сделать гадость брату всегда будут рады.
- Вот ваше первое задание на сегодня. – Перси выложил на стол большущую стопку писем и газет. – Это надо разнести по адресатам. Обычно почта приходит в восемь утра, но часть приходит позже.
- А в обычное время кто это разносит? – Спросила Гермиона, без энтузиазма рассматривая кучу бумаги.
- Секретари, когда у них есть время. Мы все очень и очень заняты. Меньше разговоров. Вперед! – Махнул он ребятам и убежал куда-то.
- Ну, как распределим это между собой? – Спросил Гарри, проведя рукой по корешкам. Стопка закачались и опасливо накренилась. Ребята задержали дыхание и сделали шаг назад. В следующую секунду все бумаги разлетелись по полу с тихим шелестом.
- Вот черт! – Произнес Гарри, глядя на кучу конвертов. – Ребята, простите, я не хотел.
- Да, обычно я такое устраиваю. – Сказал Невилл, оглядываясь.
- Да ладно вам. – Отмахнулась Гермиона. – Давайте лучше посмотрим, кому что предназначается. Перераспределим всю эту макулатуру по кучкам и быстренько отнесем.
- До завтра будем ковыряться. – С сомнением сказал Драко.
- А нам сроков никто не ставил. – Подмигнула Гермиона и села разбираться с ближайшими письмами.
За те два часа, что они возились с разбором, Перси так и не появился. Телефон иногда трезвонил, но быстро прекращал – или звонок перенаправлялся куда-нибудь еще, или звонивший клал трубку. Письма ребята раскладывали по Отделам. Благо, на каждом конверте было написано не только, кому именно предназначалось письмо, но и где сотрудник работал. Письма были для каждого Отдела, кроме Отдела Тайн. Распределив почту между собой, друзья, сверяясь с картой Совета, отправились по своим адресатам. Встретились они у стола Перси только через несколько часов. Они были уставшими, злыми и голодными. Но все письма были разнесены. Как оказалось, недостаточно было просто оставить письмо у секретаря Отдела – требовалось лично в руки отдать конверт. И ребята то и дело бегали по зданию Совета в поисках нужного им человека – они же не знали, как он выглядит. Поэтому, пойдя на принцип, они доставили все письма, а потом уже собрались у Перси. Его все также не было. Или он еще не пришел, или уже ушел опять. Оставив ему записку, что все письма доставлены и они ушли обедать, ребята отправились на первый этаж, где располагалась столовая. Вначале обед проходил в молчании, а потом, когда голод был утолен, посыпались жалобы на вечно бегающих туда-сюда сотрудников.
- Стану Главой Совета Лордов, поменяю тут все. – Бурчал Драко. – Чтобы любого сотрудника можно было всегда найти быстро, особенно если он нужен срочно.
- Для этого у нас есть часы со средствами связи. – Сказал Гарри.
- Они сработают только в том случае, если есть контакт. А нужно, чтобы любой мог выйти на связь.
- Драко, но это сделано для безопасности. – Сказала девушка.
- Все равно. – Стоял Драко на своем. – Придумаю что-нибудь.
- Вот вы где! – Услышали они возмущенный голос Перси. – Я устал вас искать!
- Ну вот, о чем я вам и говорил. – Подтвердил Драко.
- Перси, но мы оставили тебе записку. – Сказала Гермиона.
- Я ничего не видел. – Передернул он плечами. – Вы должны были меня ждать, когда закончили всю работу.
- У нас есть право на перерыв. – Сказал Драко.
- Я отвечаю за вашу практику, и я устанавливаю правила. – Высокомерно заявил он.
- А вот и нет. – Холодно произнес Драко. – В Кодексе Наемников сказано, что абсолютно любой сотрудник Совета имеет право на обеденный перерыв в течение рабочего дня длиной от получаса до часа. Пункт семнадцать точка один. Почитай, если запамятовал.
- Тебя забыл спросить! – Окрысился Перси, почувствовав, что его только что «опустили».
- Видимо, да. – Ровно ответил Драко, прямо глядя в глаза Перси. – В крайнем случае, мог бы спросить моего отца. Он – Глава Совета Лордов и о Кодексе знает все. И я, как наследник, тоже.
Друзья Драко молча наблюдали за этой перепалкой и не встревали. Когда Перси молча развернулся и ушел, они уважительно посмотрели на Драко.
- Надо же, каким ты можешь быть. – Заметил Гарри.
- Лорд – это не только привилегия, но и ответственность. Так отец мне все время говорит. И сейчас я понял это.
- А когда ты успел прочитать весь Кодекс? – Сощурилась Гермиона.
- Подозреваешь в блефе? – Понял ее Драко. – Такой пункт действительно есть. Собственно, до него только я и дочитал.
- Может, пойдем? – Посмотрел Невилл на часы. – Мы тут уже точно сорок минут сидим.
И они направились к Перси узнать, что им надлежит делать дальше. А дальше он распределил друзей по Главам Отделов, которым нужна была помощь с чем-нибудь, и до самого вечера ребята не виделись. А вечером Перси поставил им отметку о первом дне отработанной практики, и ребята направились в «Дырявый котел».
За тот месяц, что длилась их практика, ребята выучили работу всех Отделов, кроме Отдела Тайн. Они побывали на тренировочном полигоне, в оружейной, на заседаниях, совещаниях, судах. Казалось, они жили в этом Совете. Хитросплетение коридоров и дверей для них перестало быть вязью макраме. Но вот Отдел Тайн, занимавший девятый уровень, оставался тайной за семью печатями. Доступ туда был запрещен. Разрешение выдавалось личной Главой Совета. Даже Главе Совета Лордов. И причиной для посещения должна была быть более чем веской. В противном случае попадание туда считалось незаконным проникновением и каралось увольнением с записью. Т.е. конец карьеры. Отец Драко рассказал, что сотрудников этого отдела называют невыразимцами. Любой претендент проходит очень жесткий отбор. Помимо безупречной репутации человек должен обладать поистине железной волей и быть одиноким – чтобы на него нельзя было надавить через родственников или друзей. Тот, кто поступил туда на работу, служил в Отделе до самой смерти. На пенсию оттуда не уходили. Если Наемник уже сам не мог перемещаться или для него это было очень тяжело, его убивали. Чтобы ни у кого не появилось возможности узнать хоть что-то. Даже цвет стен. Как только место невыразимца было вакантно, тайно объявлялся отбор. Каждый претендент подписывал контракт, по которому он обязался молчать об испытаниях – иначе смерть. И такие случаи, к сожалению, были не редки. Сам Люциус там был всего однажды – когда после окончания Хогвартса регистрировал свой псевдоним. Но после подписания листа о прохождении практики он пообещал ребятам узнать максимум и помочь им с Пророчеством. Воодушевленные этим, друзья отправились в Академию навстречу к приключениям.



Глава 55. Долорес Амбридж


В этом учебном году математику вела женщина по имени Долорес Амбридж. С первого же взгляда на нее все студенты ее невзлюбили – маленькая пухлая стареющая жеманница, одетая во все розовое, и она постоянно улыбалась. Всегда. Ее губы всегда были растянуты в улыбке, которую хотелось стереть с ее лица. Гермиона нервно сжимала вилку с ножом, когда видела ее за преподавательским столом. А на занятиях садилась на последнюю парту – чтобы это яркое пятно, которым она казалась, было как можно меньше. В их четверке Амбридж больше всего не любила Гарри. Как выяснил Драко через отца, потому что Гарри был из рода Перевеллов. А сама Амбридж простой Наемницей, но очень амбициозной. Невилла она просто не замечала, а Гермиону все время одергивала из-за ее всезнайства. А вот Драко она все время льстила. Это сказывалось на его оценках и баллах факультета – Слизерин значительно обгонял по баллам всех остальных. А еще профессор вызывала к себе каждого студента с первого по последний курс. Официально – для индивидуального тестирования уровня знаний. Каждому она наливала чай, а после тестирования вела беседы о мире вообще и их роли в нем в частности.
- Мистер Долгопупс? Прошу, проходите, пожалуйста. Чаю? – И профессор настойчиво пододвигала чашку безумно сладкого чая, от которого сводило зубы. – Ваш тест. Через сорок минут Вы сдадите его мне.
Профессор все сорок минут неотрывно смотрела на студента и напоминала ему о чае. Сама она пила его, причмокивая, что очень отвлекало. Да и сам чай тоже был какой-то отвлекающий. Не самые сложные уравнения и задачи требовали больших усилий. Когда работа была сдана, вне зависимости от количества выполненных заданий, профессор заводила разговор. Ее интересовало все: нравится ли учиться, кто из студентов нравится и не нравится и почему, все ли преподаватели хороши, чего ожидают от учебы, планы на будущее.
- Я еще не определился со своим будущим. – Ответил Невилл.
- Может быть, Вы бы хотели чего-то особенного?
- Мира.
- Что Вы имеете в виду?
- Кодекс Наемника гласит, что Наемник – это человек, несущий мир простым гражданам. Пункт первый.
- Вы знаете Кодекс?
- Я – будущий Лорд.
- И Вы ведь намерены следовать и отстаивать позиции Лордов?
- Я намерен отстаивать те позиции, которые будут нацелены на мир во всем мире прежде всего.
- Благородно. И все-таки, если Вы хотите в будущем занимать положение, соответствующее Вашему рождению, Вам следует более внимательно относится к происходящему.
- Безусловно, профессор. – Склонил голову Невилл. – Когда будут результаты тестирования?
- О, не беспокойтесь о них! Это просто, чтобы я лучше понимала Ваш уровень. Хорошего Вам дня!
И вот такие беседы она проводила с каждым.
- Вам не следует кичиться Вашим положением, мистер Поттер. Оно очень шаткое, а жизнь – крайне хрупкая. Вам ли это не знать? – Такого было окончание разговора с Гарри, который сообщил ей примерно то же самое, что и Невилл.
- Мисс Грейнджер, Ваши друзья могут отвернутся от Вас, и тогда никто и ничто не защитит Вас.
- От чего?
- От тех, кто придерживается ошибочной точки зрения, конечно же!
- Как, например, те, кто выжег на мне вот это знак? – И Гермиона сняла с левой руки широкий красивый витой браслет из кожи, весь состоящий из кармашков, которые содержали иглы. В браслете на правой руке была трубочка для этих самых игл.
- Что Вы, милочка! Это – знак величайшего доверия! Благословения! Вам следует гордиться им!
- Благодарю, профессор, однако я не кобыла, и тавро мне не нужно. – И Гермиона встала и пошла прочь из кабинета.
- Не рекомендую распространяться об этом, если Вы хотите видеть своих друзей хотя бы живыми.
Гермиона с презрением окинула профессора и вышла, хлопнув дверью.
- Вам следует сдерживать пыл Ваших друзей, мистер Малфой. И направлять их на правильный путь. За сильным лидером.
- Безусловно, профессор. – Склонил голову Драко, стараясь не показать свое дикое раздражение.
- Выживает сильнейший, как Вы знаете. Но знаете ли Вы, что умнейший не вступает в битву? Он изначально выбирает правильную сторону.
- Благодарю за совет, профессор. – И Драко вышел из кабинета.
Встретившись с друзьями, они обсудили мерзкую тетку. «Жаба она и есть жаба.» - Высказалась Гермиона, и все с ней согласились и договорились сходить в Хогсмид в ближайшие выходные, чтобы смыть с себя липкость и приторность профессора.



Глава 56. Нововведения в учебе


Долорес Амбридж – невысокая женщина, проводящая в своем кабинете большую часть времени, однако ее щупальца распространились, казалось, по всему Хогвартсу. На любом уроке больше времени уделялось теории, причем огульной, нежели практике.
- Теоретически знания – очень важная часть хорошего обучения. Как только теория будет вызубрена, можно будет поговорить и о небольшой практике. – Говорила она.
И только с профессором Хагридом, ведшим физкультуру, и профессором Вектор, ведшей стрельбу, вышла заминка.
- Если теорией стрельбы противника возможно убить, то мы с радостью передадим Вам преподавание наших предметов. – Ответили профессора и вернулись к своим занятиям.
И в результате из всего курса программы обучения это остались самыми вменяемыми предметами. В одно из собраний старост, которые проводились у директора, Гермиона и Драко, которые в этом году стали старостами на своих факультетах, спросили:
- Профессор Дамблдор, Вам не кажется, что в этом году теории уделяется куда больше времени, чем еще год назад?
- С чего Вы так решили, мисс Грейнджер? – Ласково спросил тот.
- Я видела лекции младшего курса.
- Как ни прискорбно мне сообщать Вам об этом, но летом Членами Совета было решено больше времени уделять теории, т.к. выяснилось, что база у наших студентов крайне шаткая.
- Как бы не так! – Шипела девушка по дороге обратно. – Именно на основе теории мы писали все наши работы.
- И только несколько человек за них получало отличную отметку. – Парировал Драко.
- Ты хочешь сказать, что поддерживаешь их? – Уперла руки в боки девушка и гневно посмотрела на Драко, который уже был выше нее.
- Нет. – Спокойно он посмотрел на девушку. – Я просто хочу, чтобы ты увидела и другую сторону этих нововведений.
- Но практики несказанно мало! Как нам найти лучший способ уничтожить противника, не выяснив его психологического портрета? Или не просчитав экономическую выгоду тог или иного способа? Я уж не говорю о юридической стороне вопроса! Да ты первый должен жаловаться на меньшее количество лабораторных – ты же меньше стал синтезировать яды!
- Конкретно у меня есть преимущество. Не забыла, кто мой крестный?
- А об остальных ты не хочешь подумать? Если хочешь в будущем стать Главой Совета Лордов, то думать о других – твоя прямая обязанность.
- Гермиона, не кипятись, - пошел на попятный Драко, - конечно, я все помню. И, конечно, я с тобой согласен. Но что толку просто сотрясать воздух? Мы ничего не сможем исправить.
- Я исправлю, вот увидишь! – Гордо вздернула девушка носик и повернула в свой коридор.
Драко еще постоял и посмотрел ей вслед, полюбовавшись на точеную фигурку, и пошел к себе. Ему и самому тоже следовало подумать.
























Глава 57. Ученье - свет


Гермиона обдумывала эту ситуацию непростительно много времени для себя – целую неделю. И, наконец, она пришла к, как она решила, единственно верному выводу – учиться надо самим. Но как самим провести лабораторную, если один неверный шаг – и все трупы? Или вдруг прогремит взрыв? Нужен наблюдатель. Нужен преподаватель. Несколько преподавателей. И следовало выявить те дисциплины, по которым практика нужна была позарез. Теорию можно было выучить самому, но нужны были конспекты. Пообщавшись со старшими курсами, выяснилось, что тетради прошлых лет с собой были только у близнецов. «Так мы всегда можем что-то подсмотреть, что забыли.» - Сказали они и без вопросов отдали Гермионе свои лекции. Еще две недели у девушки ушло на просматривание записей, и решение возникло в ее голове.
- Мы будем учиться сами. – Сказала она своим друзьям, собрав их в укромной аудитории. – Точнее, наше обучение будет под руководством, чтобы нас не вычислили в случае неудачи.
- И кто будет нас курировать? – Недоверчиво спросил Гарри.
- Профессор Снегг. – Спокойно ответила девушка. Ответом ей послужила тишина.
- Ты сейчас пошутила? – Осторожно переспросил ее Гарри.
- Нет. – Так спокойно ответила девушка, что аж Драко вздернул брови.
- Ты с ним уже говорила? – Недоуменно он поинтересовался.
- Нет. С ним поговоришь ты. Тебя он больше послушает.
- Гермиона, а почему ты решила, что он вообще станет нам помогать? – Осторожно поинтересовался Невилл.
- Потому что за все наши годы обучения он единственный помогал нам. Вспомните хотя бы Квиррелла.
- И что ты хочешь, чтобы я сказал? – Спросил Драко.
- Правду. – Пожала плечами девушка. – Что Амбридж не дает учиться, а душит теорией.
- А где будем заниматься?
- Здесь. Перенесем несколько реторт и прочий инструмент и будем учиться.
- Только мы четверо? – Уточнил Невилл.
- Не думаю. Я пришла к выводу, что многие захотят. Поэтому поспрашиваем на своих факультетах.
- А мы все поместимся? – С сомнением оглянулся Гарри.
- Значит, будем учиться по очереди.
- И только химии. – Заключил Драко.
- Не обязательно. – Оживилась когтевранка. – Мы знаем, что Снегг претендовал на место преподавателя физики, но Дамблдор нанял Реддла. Раз претендовал, значит хорошо знает. Пусть не официально, но физику он будет вести.
- Это может привлечь его. – Протянул Драко, раздумывая о словах для убеждения крестного.
- Допустим, химию и физику нам будут преподавать. – Подал голос Гарри. – А остальные предметы?
- Анатомия. Но, учитывая обстоятельства и нашу специфику, Снегг сможет объяснять нам, как именно на организм воздействует то или иное вещество, и что происходит потом.
- И все? – Вздернул брови Невилл.
- А спарринги и стрельбу, слава богу, не превратили в фарс. – Сложила Гермиона в молитвенном жесте руки.
- Когда пойдем к Снеггу? – Спросил Гарри, и все посмотрели на Драко, а тот на часы.
- Да прямо сейчас можем – чего тянуть.
И ребята вышли из своего укромного места, оглянулись вокруг и направились к химику.
- Войдите. – Услышали они голос профессора после стука. – Опять вы? – Почти устало спросил он. – Что на этот раз произошло? Вы убили Амбридж?
- Пока нет, крестный, а стоит?
- Мало ли кого за что стоит убить. – Обтекаемо ответил он.
- Мы учтем это. – Кивнул Драко. – Но мы по другому делу.
- Слушаю. – Отвлекся преподаватель от своих дел и уставился на крестника.
- Многим студентам крайне не нравится текущее обучение. Для Наемника теория – это база, но никак не оружие. А пока что мы наблюдаем обратное. Особенно это касается некоторых профилирующих предметов.
- И? – Вздернул Снегг брови.
- Мы просим тебя стать нашим учителем. – Серьезно нахмурился Драко.
- И что вы хотите, чтобы я вам преподавал? – С усмешкой спросил профессор.
- Практику. Мы хотим практических знаний. Без этого мы не станем профессиональными высококлассными Наемниками. А, стало быть, не будет достойной работы. А это влечет за собой карьеру и будущее.
- Заботишься о своем будущем?
- Да. И лучше о нем подумать заранее, чем сожалеть позднее. Вспомни себя. – На этих словах профессор нахмурился.
- Значит, практика. Синтезирование.
- А также реакция на человеческий организм.
- Анатомия – не моя стихий.
- Не твоя. Но как тело человека реагирует на то или иное средство, ты знаешь. А ведь помимо химического воздействия есть еще и физическое. Оптика, электричество…ну, ты сам знаешь.
- Знаю. – Обреченно скривился профессор.
- Вот видишь, тебе есть где развернуться. – Улыбнулся Драко. – А мы в долгу не останемся.
- Боюсь даже предположить, чтобы это могло значить. – Едко ответил Снегг.
- Не преувеличивай. – Отмахнулся Драко. – Ну же, крестный, ты столько раз нам помогал. Помоги и в этот раз.
- Подумаю. – Сказал профессор и выгнал ребят за дверь.
- Ну вот. – Потер Драко руки. – Теперь можно оповещать желающих.
- Думаешь, он согласится? – Сомневался Невилл.
- Уверен! Такой шанс утереть нос сразу троим – Дамблдору, Реддлу и Амбридж. – Думаю, уже через несколько дней он скажет, во сколько занимаемся. Мы же подготовим класс.
Ребята хлопнулись руками и разошлись по своим факультетам.
















Глава 58. Страсть к учебе


Северус Снегг шел по коридору к той скрытой аудитории, о которой рассказали ему ребята. Подойдя к тупику, он наступил на камень и прошел в коридор. Когда он вошел в классную комнату, то остолбенел. Перед ним было море студентов – не менее пятидесяти. И все они были с разных курсов, уж не говоря о факультетах.
- Профессор, мы Вас ждем. – Громко произнес Драко откуда-то из центра.
- В таком случае распределитесь по парам. – Привычно произнес преподаватель. – И по курсам. – Добавил он чуть позже.
Ребята затопали, рассортировавшись. Профессор оглядел присутствующих. Почти весь пятый курс собрался, много из шестого, несколько человек из седьмого. От младших курсов тоже присутствовали. Причем, составляли они чуть ли не половину от присутствующих старших и смотрели с любопытством. Это несколько разозлило, но и отрезвило профессора.
- Так, раз у нас тут будут проходить исключительно практические задания, то теорию ищите и учите сами. Сейчас же делам вот что. – Он подошел к шкафу, пошуршал там и достал кучу одноразовых шприцов с пробирками. – Сегодня мы будем делать биохимический анализ белков в крови. Даю вам две минуты, чтобы взять кровь друг у друга.
Дети помоложе нервно сглотнули – они умели делать уколы, но не брать кровь. Они подошли к столу последними. Девочки еле дышали. Разобрав принадлежности, они смотрели, как старшие ловко управляются со шприцами. Сами же боялись даже руку протянуть. Братья Уизли, которые быстрее всех справились, ринулись им помогать. Поделив их быстро между собой, ребята взяли первого попавшегося и начали объяснять, как берется кровь.
- Так, смотрим, все сюда. Выше локтя зажимаем большим пальцем вену как можно сильнее. В идеале это надо сделать жгутом, но тут такого нет, поэтому обходимся тем, что есть. Затем остальными пальцами держим руку за локоть очень крепко. Дезинфицируем место будущего укола. Шприц аккуратно вставляем срезом на пару миллиметров. Делаем это не быстро – чтобы игла не проткнула вену. Как только вы почувствовали, что игла как будто провалилась, вы попали. Затем отпускаем палец и тянем поршень на себя. И вуаля!
Дети нервно наблюдали, как течет кровь. Как только пробирка заполнилась, братья вынимали шприц и перевязывали локоть. Малыши очень нервничали, но под присмотром старших курсов, которые тоже присоединились к близнецам, почти без проблем все сделали. Конечно, растянулось это на добрых десять минут, но профессор недовольства не высказал.
- Продолжим! – Только и сказал он, когда все пробирки были готовы. – сейчас вы подходите к этой системе приборов и выполняете мои указания. Малейшая ошибка – и анализ не удастся.
И каждый студент по очереди начал заниматься выделением белков из крови и его последующим анализом. Каждый студент замерял все показатели, тщательно их записывал, а затем мыл за собой посуду. К ужину все управились со своими заданиями и были очень возбуждены. Сам профессор был доволен – он почти не делал замечаний, а, главное, никого не надо было одергивать – абсолютно все были заняты делом, а если и переговаривались, то только по делу. Когда все закончилось и преподаватель отпустил всех, то в приказном тоне сказал:
- Мистер Малфой, задержитесь.
Драко вздохнул и замер на месте. Он повернулся к крестному, ожидая головомойки. Его друзья, переглянувшись, остались. Снегг лишь вздернул бровь, но ничего не сказал – Драко все равно передаст им их разговор в лицах, так смысл выгонять их?
- Когда я соглашался на эти занятия, я имел в виду только вас четверых. – Холодно начал он, когда дверь за последним студентом закрылась. – А не весь Хогвартс, причем одновременно.
- А весь и не был. – Буркнул Драко.
- Мне перечислить всех, кто пришел? – Едко осведомился профессор.
- Профессор, мы не знали, что придет столько народу. – Робко сказала Гермиона. – Мы об этом сказали нескольким друзьям, кому доверяем, а они, видимо, кому доверяли они. Ну и…
- Ну и странно, что это не все четыреста человек нашей Академии. – Рыкнул Снегг.
- Видимо, остальных устраивает обучение по-амбриджски. – Пожал Драко плечами. Снегг поджал губы и чуть ли не пыхтел.
- Вы продолжите вести практику, профессор? – Робко подал голос Невилл.
- Завтра в это же время. – Резко бросил профессор и скрылся в коридоре.
- Фух! – Выдохнул Гарри. – Я уж боялся…
- Да. – Кивнул Драко. – Но есть и другая проблема – нас много, могут заметить. Не только, что куча студентов идет куда-то в одном направлении, но и что в коридорах мало народу. Надо что-то придумать.
- Уверен, близнецы решат эту задачу. – Улыбнулся Гарри хитро.
Друзья хлопнулись ладонями и вышли из тайного прохода, убедившись, что вокруг никого нет.







Глава 59. Шантаж Люциуса


Так, день за днем время близилось к зиме. Тягостная учеба разбавлялась очень интересными тайными занятиями с профессором Снеггом. Он и сам был очень рад этой отдушине, хоть и никому не показывал. Но только Драко реально понимал, насколько его крестному нравились эти занятия – никакого контроля, абсолютная свобода и возможность передавать все свои знания студентам, которые с удовольствием посещали его занятия. И желающих только прибавлялось. Поэтому пришлось составить расписание, какие курсы в какие дни приходят. Это было всем только на руку, т.к. каждому курсу полагались свои практические занятия, которые базировались на теории. Как первый курс мог изучать биохимию, когда сами только проходили неорганическую химию? К тому же, так было легче покрывать друг друга. Прийти, уйти, само отсутствие – четкая схема выработалась довольно быстро деловитыми близнецами и работала, как часы. Главное было отвлечь Филча, Амбридж и Реддла. Этим народ и занимался, кто как мог. За ними ходили, им задавали самые разные и порой дурацкие вопросы, наводили беспорядок…в общем, каждый старался, как мог. И чтобы не возникало подозрений, это все время были разные студенты. «виновники» злились, но не могли никого «послать» – образование – превыше всего!
Уже приближалось Рождество, а мистер Малфой так пока ничем не помочь своему сыну с Отделом Тайн. Он с Нарциссой даже переехал в Лондон на некоторое время – чтобы ходить в Совет регулярно, но ничего. Как Глава Совета Лордов, он мог многое. Он достал списки сотрудников Совета – от самого Главы до уборщицы, сверил их со списками всех Отделов, всех приходящих и уходящих, наведавшись для этого в Атриум, но ничего. Как будто тех, кто работал в Отделе Тайн никто никогда не видел. Это удручало. Наружная слежка за другими «черными» входами в Совет ничего не дала. Двери открывались, чтобы вынести мусор один раз в день – вечером, когда Совет уже был пуст. Люциус злился, но ничего не мог предпринять.
В один из вечеров Нарцисса пришла домой возбужденная.
- Люциус, дорогой, ни за что не поверишь, где я была и кого встретила! – Быстро сказала она. Люциус вежливо принялся слушать. – Я была в больнице Святого Мунго, заходила в аптеку, а потом решила там перекусить, так вот в буфете я столкнулась с Мириам Страут. Не помнишь? Она приходила к нам, когда Драко вывихнул ногу, она делала ему уколы и массажи. Так вот мы с ней разговорились, и она мне среди прочего сообщила о таинственном пациенте, лежащем в ее палате. Он лежит под именем Джон Стелл. – Люциус фыркнул. – Согласна, имя более чем обычное, однако у него есть одна особенность – он всегда молчит. – Люциус напрягся при этих словах. – Он все слышит и видит, но никак не реагирует. Не вступает в контакт. Его лечащий врач знает об этом, но в подробности не вдается.
- И ты думаешь… - Начал мистер Малфой.
- Да, я думаю, что он – невыразимец. Другого объяснения я не вижу.
- А где он лежит7
- На этаже психиатрии.
Люциус фыркнул.
- Зато как удобно, - продолжила его жена, - туда редко кто приходит, а посетители не заостряют свое внимание – мало ли кто что себе там мнит.
- Думаешь навестить этого таинственного пациента? – Поднял бровь Люциус.
- Думаю сходить навестить чету Долгопупс за стенкой. В конце концов, могу я извиниться за действия своей сестры? Может, помогу им чем-нибудь?
- Отличная идея! Когда пойдем?
- Хоть завтра.
И на следующий день чета Малфоев изволила посетить больницу Святого Мунго. Они поговорили с ее директором, главврачами отделений, некоторыми пациентами, зашли на каждый этаж, даже в отделение психиатрии. Очень вежливо пообщались с каждым больным, с удовольствием покрякали с одним, полаяли с другим, взяли автограф у Златопуста Локонса, зашли к чете Долгопупс. С молчаливым пациентом помолчали, а затем ушли, пожертвовав крупную сумму денег на исследования, содержание больных, закупку лекарств и техники. В газетах уже на следующий день появились статьи и заметки о филантропах Малфоях, самая большая статья вышла из-под пера Риты Скитер.
Через неделю Люциус Малфой незаметно вошел в ничем не примечательную квартиру, пока ее владелец отсутствовал. Он осмотрел тщательно каждый уголок в поисках необходимого. Но ничего порочащего в бумагах этого человека он не нашел. Зато в его квартире жил кот. И жил хорошо – было видно, что хозяин любит своего питомца. Вот только кот как-то странно выглядел – его шерсть клоками валялась на полу, а сам он почти не двигался. Осмотрев животное, Люциус понял, что тот вовсе не старый, а просто болен чем-то. Но чтобы выяснить это, надо было сделать несколько анализов. Люциус осторожно взял животное на руки и уселся с ним в кресло, почесывая его за ухом. Кот млел и урчал. Вот входная дверь открылась, и кто-то еле слышно вошел. Как только хозяин квартиры вошел в гостиную, то остолбенел, увидев своего кота на руках у посетителя.
- Добрый день, мистер Стелл. – Вежливо наклонил голову Люциус. – Или к Вам лучше обращаться мистер Боуд?
- Что Вам угодно? – С трудом вымолвил хозяин.
- Мне нужна от Вас кое-какая информация. Разумеется, тайная. Разумеется, я знаю, чем разглашение Вам грозит. Но, если Вы выполните мою просьбу, то я обещаю, что об этом визите не узнает ни одна душа – это раз. И я сделаю все возможное, чтобы вылечить Вашего кота – это два. Уж не говоря о том, что никто не узнает, что у сотрудника Отдела Тайн есть привязанность.
- Что Вы от меня хотите? – Скрипуче спросил мистер Боуд.
- Список сотрудников Отдела.
- Это немыслимо!
- Жаль. – Сказал Люциус, вставая и бережно кладя кота на кресло. – В таком случае считаю не лишним Вам сообщить, что через восемь-десять дней Вашего кота не станет. Готовьте ему могилу. – И Люциус направился на выход.
- Постойте! – Крикнул ему человек. – Если я соглашусь, Вы вылечите его?
- Я не Бог. – Обернулся Люциус. – Но могу пообещать, что сделаю все возможное для этого.
- Хорошо. Я согласен. – Поник головой мистер Боуд.
Люциус улыбнулся довольно и шагнул к животному. Ловко взяв у того кровь для анализа, он вновь стал покидать жилище своего сообщника.
- Если Вы попробуете мне солгать или навредить, Вашего кота ждет самая мучительная смерть.
Бродерик Боуд кивнул, и Люциус ушел. Через три дня у Люциуса был список сотрудников, а у мистера Боуда лекарство для кота. Никто из них не соврал, и все было шито-крыто. «Какая полезная вещь – косметология.» - Про себя подумал Люциус, точно знающий, зачем на самом деле ходила Нарцисса в больницу.






















Глава 60. Каникулы в Мэноре


На пасхальные каникулы ребята приехали в Малфой-Мэнор по личному приглашению мистера Малфоя. На вокзале он встретил четверку друзей, и они загрузились в личный автомобиль семьи. Поздно вечером они прибыли в особняк. От долгой и длинной дороги все были уставшими, но не могли не восхититься красивым зрелищем. Высоченные кованые ворота раскрылись, пропуская их внутрь. Из окон ребята видели красивый сад, озеро, ухоженные клумбы. Сам замок был подсвечен и казался каким-то сказочным.
- Вот это да! – Восхитилась Гермиона. – Очень красиво!
- Круто быть богатым! – Не зло поддакнул Невилл.
Драко было приятно, и он лишь гордо улыбался. Ребят расселили рядом и, наскоро поев в малой столовой, они разошлись по своим комнатам. Весь следующий день был посвящен экскурсии по территории. Друзья кормили лебедей, бегали за павлинами, фотографировались в оранжерее миссис Малфой, купались в озере, стреляли на полигоне, лазили по деревьям – в общем, день был крайне насыщенным. Равно как и остальные. Накануне отъезда за ужином Люциус пояснил, зачем он их всех пригласил.
- Вы приглашены сюда не просто потому, что близкие друзья Драко, но и потому, что мне есть что вам сообщить по интересующему вас вопросу. – Начал он, и друзья тут же сосредоточились. – Зимой мне удалось заполучить список всех работающих сотрудников Отдела Тайн. Не спрашивайте, как – целее будете. Стоит вам знать другое – в июне состоится ежегодная конференция по ограничению применения химического оружия при выполнении заданий. Я постараюсь сделать так, чтобы и Дамблдор, и Реддл там оказались. Это будет ваш шанс попасть в этот Отдел и узнать все, что захотите. Я же подумаю, как вас тайно туда доставить из Академии и обратно. К сожалению, участие Амбридж я не смогу организовать. Это будет слишком подозрительно.
- Спасибо, отец. – Серьезно кивнул Драко. – Это очень важно для нас.
- А какова Ваша роль, сэр? – Подала голос умная Гермиона.
- Я буду прикрывать вас. – Усмехнулся Люциус. – Мне это проще всего.
- А почему Вы нам помогаете? – Спросил Гарри.
- Это важно моему сыну. – Просто ответил он.
- Спасибо, сэр. – Робко кивнул Невилл.
Утром сразу после завтрака Люциус выдал ребятам по флакону прозрачной жидкости.
- Пейте это каждый день по утрам после завтрака. Это противоядие от Сыворотки Правды. Есть у меня подозрение, что вскоре Амбридж начнет ею пичкать всех. Действовать этот детокс будет двенадцать часов. К сожалению, есть небольшой недостаток – будет легкое недомогание, у каждого свое – голова болеть, тошнота, боль в животе – у кого что. Недомогание незначительное. Но оно гарантирует, что в случае попадания Сыворотки Правды внутрь, вы ничего не сможете сказать против воли. Внешне это просто жидкость – без цвета и запаха. На вкус – солоноватая вода. Но вот если ее добавить во что-нибудь, то она придаст некий спиртовой оттенок – вы почувствуете очень легко себя, как будто выпили вина крепкого. Для такого эффекта достаточно будет всего трех капель. Если капнуть больше, то человек быстро опьянеет и будет говорить все, что угодно, кроме того, о чем его спрашивают. Если меньше, то эффект будет недостаточным. Вам противоядия нужно выпивать одну столовую ложку.
Ребята внимательно посмотрели на свои флаконы.
- Отец, а это безопасно? Нам ведь несколько месяцев это пить.
- Потом, когда этот учебный год закончится, все придет в норму. Привыкания оно не вызывает.
- Рецептуру дашь? Нам всем понадобится.
- Северус будет вам всем варить. – Отмахнулся Люциус. – Просто вы уже на сегодня будете защищены. Пить только один раз в день – иначе может наступить отравление.
- Спасибо, сэр! – Хором все ответили и, выпив, отправились в путь в Лондон, а оттуда на вокзал и в Академию.
Переночевав в Лондоне, утром ребята встретились на вокзале с Джоу и Полумной и дали им выпить противоядия. В течение дня им вряд ли кто-нибудь смог бы подлить Сыворотку, но друзья разумно решили, что лучше перебдеть, чем недобдеть.
















Глава 61. Допрос


В самой Академии все было тихо-мирно, по-старому. В первые же тайные занятия профессор Снегг действительно всем выдал по ложке лекарства, объяснил принципы работы одного и другого, а также обучил их готовить Сыворотку и антидот к ней. Студенты были в восторге от происходящего. Но, к сожалению, как бы ни скрывались студенты, осечка была допущена. Как-то днем Джоу шла с подругой по коридору и весело болтала. В какой-то момент у последней выпал из кармана брюк заветный флакон. Как назло, именно за ними шла Амбридж. И конечно же ей стало интересно, что такое потребляет студентка.
- Мисс Эждком, - окликнула она девушку, - что это у вас такое выпало из кармана? – И профессор, несмотря на свои габариты, ловко подхватила почти пустой флакончик.
Девушки так растерялись, что не знали, что сказать.
- Не знаю. – Покачала Мариэтта головой.
- Мисс Чанг? – Перевела Долорес свой взгляд.
- Я тоже не знаю, профессор. – Еле выдавила она из себя. – Мы нашли это где-то в коридоре. – Мозг лихорадочно соображал, вранье полилось, главное было не попасться.
- И куда же вы это несли, позвольте вас спросить?
- Вам.
- Профессору Снеггу.
Девочки одновременно ответили, переглянулись и потупили глаза.
- Так кому? – Ласково спросила профессор, а в глазах вспыхнули очень нехорошие искорки.
Джоу, стоящая чуть сзади, слегка ущипнула подругу и начала говорить:
- Мы спорили, кому лучше. Я говорила, что профессору Снеггу – он же химик, сделал бы анализ и узнал, опасное ли там вещество. А Мариэтта говорила, что надо Вам, т.к. Вы следите за дисциплиной. А еще думали о профессоре Помфри, т.к. это могло быть чье-то лекарство. В общем, мы спорили.
- И потому смеялись?
- Нет, профессор, спорили мы чуть раньше.
- И к какому же выводу пришли? – Подталкивала Амбридж к правильному ответу.
- Наверное, лучше Вам отдать это. – Подала голос Мариэтта.
- Правильно, мисс Эджком. – Ласково потрепала Амбридж ту по щеке. – Я сама смогу определить, что это за вещество.
- Конечно, профессор. – Сказали девушки и удалились.
- Кошмар! – Прижала руки к лицу Джоу, скрывшись с подругой в туалете. – Представляешь, что будет, если она действительно узнает, что там.
- А я с самого начала говорила, что не надо было посещать эти занятия. – Укоризненно сказала Мариэтта.
- А кто говорил, что теперь знания по химии стали лучше? – Напустилась Джоу на подругу.
- У меня мама работает в Совете. Ей не поздоровится, если прознают про наши занятия.
- У многих родители работают в Совете и ничего, продолжают ходить. Те же Уизли. Заметь, они все ходят – близнецы, Рон, Джинни.
- Конечно, тебе нечего за себя бояться – у тебя Гарри есть. А у меня?
- А причем тут Гарри? – Не поняла Джоу.
- Поттер защитит свою подружку. – Едко заметила Мариэтта, и Джоу покраснела.
- В любом случае в наших же интересах сохранить занятия и что-нибудь придумать с этим противоядием.
- Вот сама и думай. – Огрызнулась девушка.
- А ты не собираешься? Между прочим, это у тебя выпал флакон.
- Скажу правду.
- Подставишь маму и нас всех. С ума сошла?
- Я думаю о благе. – Окрысилась Мариэтта.
Джоу резко схватила подругу за горло и слегка приподняла ту.
- Если ты хоть слово лишнее вякнешь, я тебе так изуродую лицо, что никакая пластическая хирургия не поможет, ясно?
- Отпусти, дура! – Хрипела когтевранка.
Еле вырвавшись, она выскочила из туалета.
- Дура! – Крикнула она ей и убежала прочь.
Джоу еще подумала пару секунд, а затем быстро набрала Гарри сообщение. Тот незамедлительно встретился с ней у входа в туалет, где Джоу быстро рассказала своему парню о произошедшем. Гарри принялся думать, а затем быстро вызвал своих друзей. Через десять минут у них был план. Посовещаться с профессором Снеггом не было возможности – у него был урок, поэтому ребята тихо крались к кабинету профессора Амбридж. Гарри взял у Гермионы шпильку и, поковырявшись в замке, открыл его. Все зашли в кабинет и принялись искать пузырек. Однако его нигде не было. Зато повсюду были ужасные розовые тарелочки с кошечками разных пород. Ужасно. Даже Гермиона содрогнулась.
- Так-так-так, - пропел сзади неприятный голос, - и что мы тут делаем?
Ребята резко обернулись и застыли, уставившись на вошедшую хозяйку этого розового ужаса.
- Не это ли вы ищете? – И она показала пузырек, вытащив его из кармана.
- Нет, профессор, - заговорил Гарри, - мы увидели открытый кабинет и зашли, решив обнаружить того, кто незаконно проник сюда.
- Да что ты? – Умилилась Амбридж! – А ну-ка садись! – И она резко усадила Гарри на стул, пригвоздив того ножом, взятым со стола, к стулу.
- Вы не имеете права! – Воскликнула Гермиона.
- Я имею полное право наказать за незаконное проникновение. – Плевалась слюной Амбридж.
- Это не мы! – Снова сказал Гарри.
- А вот это мы сейчас проверим. – Профессор насильно влила Гарри в рот чай. Юноша тут же опознал Сыворотку и порадовался, что у него в организме есть антидот.
- Это незаконно! – Заметила Гермиона.
- Этой мой кабинет. – Сделала Амбридж акцент на слове «мой».
- Любой адвокат это оспорит. – Сказал Драко. – А адвокат нашей семьи даже глаз не поднимет на Вас, доказывая суду нашу непричастность.
- Отвечай! – Взвизгнула Долорес, тряхнув Гарри за шиворот. – Ты открыл дверь в мой кабинет?
- Нет. – Сощурил Гарри глаза.
- Кто-нибудь из них? – Махнула она рукой.
- Нет. – Повторил Гарри.
- Однако мисс Эджком утверждает обратное.
Девушки сощурили глаза и начали строить планы мести.
- Значит, она врет. – Пожал Гарри плечами.
- Как интересно. – Заметила профессор. – Я сама проведу анализ этой жидкости. Уверена, меня ждет сюрприз.
- Вы не имеете на это право. – Вновь сказала Гермиона. – Проводить химический анализ жидкости имеет право только профессор химии. Ваши результаты будут оспорены в суде.
- Что здесь происходит? – Спросил вошедший Северус Снегг, ведущий Мариэтту Эджком за шиворот.
- Северус, Вы кстати. – Сказала Амбридж. – Нужно срочно провести химический анализ этой жидкости. – Показала Долорес Северусу знакомый тому флакончик.
Снегг лишь пожал плечами и взял вещицу. Все вместе они прошли в лабораторию, где профессор сделал тщательнейший анализ.
- Обычные поливитамины. – Озвучил он результат.
- Не может этого быть! – Воскликнула Амбридж и уставилась в лист, а потом жидкость. – Вы уверены?
- Я сочту это за оскорбление. – Сощурил глаза Северус.
- Я требую повторного анализа! – Вскинулась Амбридж.
- Да пожалуйста. – Пожал плечами профессор. – Только дозы больше не осталось.
И с этими словами профессор вышел из лаборатории, вынудив всех последовать за ним.
- Я этого так не оставлю. – Зло шипела Амбридж и рванула к своему кабинету.
Профессор Снегг повернулся к студентам и оглядел их. Выдав подзатыльник Поттеру, он удалился. Мариэтта тоже неслышно ушла.
- Как у него получились поливитамины? – Ошалело спросил Невилл.
- Он добавил на последнем этапе их. – Сказал Драко.
- Фух, хорошо, что все обошлось. – Выдохнул Гарри. – Она порвала мне рубашку! – Возмущенно показал он друзьям дыру.
- Хочешь, мой адвокат займется этим? – Лукаво спросил Драко.
- Очень.
- А Рита Скитер опишет это в своей статье. – Подала идею Гермиона.
Ребята хлопнулись ладонями и разошлись. Остаток дня прошел как обычно. А вот на утро Мариэтта, увидев себя в зеркале, заорала – на обеих щеках у нее было вырезано слово «ябеда». Прижав ладони к щекам, она добежала до кабинета профессора Помфри. Та зашила ей следы от порезов, но сказала, что до конца свести их вряд ли удастся – ножи были тупые и с зазубринами, а потому края неровные. Внутреннее расследование ни к чему не привело – никто не сознавался. Мариэтта не стала настаивать на более серьезных допросах – мести друзей она боялась больше, чем Амбридж. И в результате до конца учебного года с ней вообще никто не разговаривал, окатывая ее волной презрения, стоило ей только открыть рот. Бойкот настолько давил на нее, что она всерьез задумывалась об обучении на дому после экзаменов, которые уже должны были скоро начаться.








Глава 62. Конец власти Амбридж


Дальнейшие встречи с профессором Снеггом проходили в другом месте, потому что это Мариэтта могла рассекретить. И задания были сплошь экзаменационные, что всех радовало. Пятый и седьмой курс Снегг гонял безбожно – готовил к выпускным экзаменам – СОВ (Стандартное Обучение Выполнено) и ЖАБА (Железная Академическая Блестящая Аттестация).
Экзаменационное время для пятого и седьмого курсов стандартно начиналось первого июня. И длилась сессия три недели. В это же время на континенте проводилась конференция, на которую отбыли профессор Дамблдор и профессор Реддл. Т.к. они оба входили в состав комиссии, то были проведены замены – вместо них в комиссию вошла Долорес Амбридж и Люциус Малфой. Последний прилетел на вертолете, объясняя это тем, что у него особенное положение. Также в состав комиссии вошла старейшина Визенгамота Гризельда Марчбэнкс и бывший профессор Хогвартса по Литературе профессор Тофти. Также в состав комиссии была включена профессор МакГонагалл. Все вместе они не позволяли Амбридж давить на студентов, «валить» их и задавать вопросы, не касающиеся экзамена, или же вне программы. Амбридж злилась, поджимала губы, но все равно продолжала ставить студента в неловкое положение.
В один из дней, когда пятый курс писал физику, в коридоре Академии послышался грохот, который затем повторился несколько раз. Задрожали стекла в окнах, стулья подпрыгивали. Профессора переглянулись.
- Профессор Амбридж, - обратилась к ней профессор МакГонагалл, - кажется, дисциплина по Вашей части.
Амбридж спустилась со своего стула и прошествовала по классу к двери. Студенты продолжили писать, хоть происходящее их отвлекало. Когда Амбридж открыла дверь, то ей в голову тут же прилетела горящая стрела, которая оставила заметную проплешину в волосах. Схватившись за свою прическу, точнее то, что от нее осталось, Амбридж заверещала и побежала по коридору. Закрытые двери внезапно стали открываться, и из них в нее полетели горошины, которые прожигали ее одежду насквозь. Некоторые, особо злящиеся на нее студенты, плевались иглами, покрытые аскорбиновой кислотой, а которую у той была жуткая аллергия. Профессора гнали к выходу из замка. Когда она пробегала мимо Большого Зала, то услышала свист, а затем с противоположной стены, где они с Филчем развесили правила поведения в Академии в рамочках, посыпались стекла. Осколки валялись под ее ногами, они падали прямо на гонимого профессора, запутывались в останках ее шевелюры, одежды, попадали на обожженную кожу. Добежав до дверей, она кинулась на ручки и стала дергать изо всех сил, но они не поддавались – распухшие и обожженные руки плохо слушались.
- Вам помочь, профессор? – Услышала она голоса сбоку. Повернув голову, она попыталась разглядеть говоривших, но заплывшее лицо закрыло глаза, из-за чего они стали щелочками, и разобрать говоривших не представлялось возможным. Поэтому она лишь кивнула. – Всегда пожалуйста!
Двери раскрылись, в глаза профессора ударил яркий свет. Послышалось множество вспышек фотоаппаратов. Амбридж инстинктивно сделала шаг назад, но двери уже оказались закрытыми.
- Профессор Амбридж, каковы шансы студентов сдать экзамены в этом году? Что Вы думаете об их успеваемости? Насколько сильная их практическая подготовка? Как Вы думаете, тех теоретических знаний, что Вы им давали, хватит для успешной работы в будущем?
Вопросы Риты Скитер и других журналистов сыпались на нее, как из рога изобилия. Амбридж растолкала всех и убежала из замка прочь. В лес. Пробегая мимо хижины лесника, где предпочитал жить преподаватель физкультуры, профессор Хагрид ее окликнул, но та не остановилась. Хагриду ничего не стоило пробежаться рядом, что он и сделал.
- Куда-то торопитесь, профессор? – Вежливо осведомился он.
- Прочь! - То ли ответила на вопрос Долорес, то ли это был приказ. Но Хагрид практически сразу послушался.
- Скатертью дорога! – Зло прошептал он ей на ухо и сделал легкую подножку, отчего Амбридж повалилась на землю и покатилась по ней, собирая на себя всякий лесной мусор и грязь.
Кое-как поднявшись на ноги, она стала продираться сквозь чащу.
- Выход. Должен быть выход. – Твердила она себе сквозь слезы. Унижение – вот что она чувствовала. – Я найду выход, а потом поквитаюсь с вами. Со всеми вами.
Бывший профессор совсем не смотрела себе под ноги, а потому не удивительно, что она не увидела коряги, преграждавший ей путь. Зацепившись за нее, она с воплем полетела вперед. А там был овраг. С резким ускорением женщина кубарем покатилась вниз, где и нашла свой конец, ударившись головой о камни. Ее тело было обнаружено через две недели, когда профессора вернулись из командировки. Нашел ее профессор Реддл.
- Пожалуй, в это раз мне стоит самому поискать достойного преподавателя математики. – Вздохнул профессор Дамблдор, увидев то, что некогда было профессором Амбридж.









Глава 63. В Отделе Тайн


Когда пятый курс закончил писать физику, они шустро выскочили в коридор, где были остальные студенты.
- Что тут произошло? – Спрашивали они у других, разглядывая мусор у себя под ногами.
- Мы выгнали Амбридж! – Ответил кто-то из толпы.
- Что вы сделали? – Уточнила вышедшая профессор МакГонагалл.
- Мы проводили профессора Амбридж на выход. – Ответила Полумна.
Когда профессор информатики вышла на улицу, то не увидела никого, кроме близнецов Уизли.
- Вы видели профессора Амбридж, Уизли? – Спросила она строго.
- Да, профессор. – Хором ответили они. – Мы открыли ей дверь.
- И она не сказала, куда пошла?
- Нет, мэм.
- И не сказала, когда вернется?
- Нет, мэм.
- В таком случае не стойте тут столбами, а соберите остальных студентов и организуйте уборку территории второго и первого этажей.
И профессор молча повернулась и удалилась. Зато к близнецам подбежали четверо друзей.
- Ребят, а что это было? – Спросил Гарри.
- Мы решили, что Амбридж тут засиделась. – Ответил Фред.
- И громко спровадили ее. – Закончил Джордж.
- И как вам это удалось? – Поинтересовался Невилл.
- Мы сделали бомбы, которые грохочут, но не причиняют никакого вреда при взрыве, а всем остальным раздали трубочки со снарядами. Мы все здорово подпалили ее.
- А где вы взяли деньги на все это? – Спросил умеющий быстро считать в уме Драко.
- Нашлось пару инвесторов. – Подмигнули они Гермионе и удалились.
Ребята на нее воззрились, а девушка отвела глаза.
- Ты отдала им деньги за свой выигрыш в Турнире!? – Догадался Драко.
- Гермиона, почему? – Недоумевал Гарри.
- Я не хотела их видеть. – Тихо ответила девушка. – Этот чек жег мне руки. А Седрик не хотел забирать весь выигрыш. И тогда я свою половину отдала близнецам. А потом и Седрик – он тоже счел правильным не брать этих денег.
- И что будут с ними делать близнецы? – Подал Невилл голос.
- Уже сделали. Они вложили их в банк, а этим летом откроют свое производство оружия, как бутафорского, как сегодняшние бомбы, так и более действенные. Типа этих палочек со снарядами, которыми они подпалили Амбридж.
Ребята только покачали головами.
- Интересная инвестиция… - Протянул Драко. – Потом поговорю с ними.
- Но ведь твой отец не любит Уизли. – Напомнил ему Гарри.
- Ну и что. – Пожал тот плечами. – Я же не предлагаю ему с ними разговаривать. В конце концов, у меня тоже есть деньги. Посмотрим. Решим после практики.
- О, вот вы где. – Подошел к ним отец Драко. – Как экзамен?
- Впечатляюще. – Ответил Драко. – Особенно то, что было в самом конце.
- Действительно, не забывающееся зрелище. – Подтвердил мистер Малфой. – Я вас искал по другому поводу. – Отвел он их в другой коридор. – Сегодня самый удачный день. Пока идет эта неразбериха, вас не должны хватиться, особенно, если вы за ночь все успеете. Пилот предупрежден. В 10.30 вы должны быть внутри вертолета.
И Люциус Малфой удалился. Ребята переглянулись, глянули на часы и поспешили собираться. В 10.20 они собрались у потайного выхода из замка.
- Постойте! Мы с вами! – Ребят окликнули Джоу и Полумна.
- Девочки, вам нельзя с нами. – Выступил Гарри. – Это очень опасно.
- Опасно иметь мало людей, Гарри Поттер. – Пропела Полумна и проскользнула мимо.
Невилл полетел следом с горящим взором. Джоу быстро подошла к своему парню, поцеловала его и также пробралась наружу. Ошеломленный Гарри покраснел, глядя на Гермиону и Драко, и тоже вышел.
- Со мной такой фокус не пройдет, поэтому даже не думай о подобном. – Прорычал Драко Гермионе и вышел на улицу.
- Да я и не думала! Как ты только мог подумать такое! – Напустилась на него девушка и в придачу стукнула его по макушке.
В вертолет они сели по разные стороны и отвернулись друг от друга. Люциус смотрел на парочки и лишь ухмыльнулся. Когда все пристегнулись, пилот поднял машину высоко в небо и полетел к Лондону. Через пару часов он приземлился на специально отведенной площадке. Пассажиры вышли и спустились на первый этаж, где у входа их уже ждал автомобиль. Еще через десять минут они оказались у черного входа в здание Совета. Люциус открыл ключом дверь и впустил ребят. Все вместе они прошли по темному Атриуму, который выглядел угрожающе. В лифте Люциус нажал на последнюю кнопку, и лифт тронулся. Когда лифт остановился, то мелодичный голос возвестил о прибытии в Отдел Тайн. У лифта их встретил мужчина.
- Я надеюсь, вы быстро, мистер Малфой. – Сказал он. – Следуйте за мной.
- Спасибо, мистер Боуд. – Кивнул Люциус.
Человек проводил ребят по коридору к одной из деверей. Они были очень высокие и резные. Мистер Боуд приложил свою карту к скану, и двери открылись.
- Я буду снаружи. – Сказал Люциус и протянул руку, в которую мистер Боуд вложил свою карту.
Дверь за ребятами закрылась, и они включили фонарики.
- Что мы ищем? – Деловито осведомилась Джоу.
- Что-то с нашими именами. – Ответил Гарри, и все разбрелись по комнате.
Комната была непонятных размеров, т.к. она была сплошняком заставлена стеллажами, на которых стояли блестящие шары, на каждом было написано имя выпускника Академии. Стеллажей было очень много, и все они были очень высокими.
- Мы и за ночь не справимся. – Подала голос Джоу.
- Если не будем следовать системе. – Сказала Гермиона. – Смотрите, сбоку на каждом стеллаже написаны годы выпуска и факультет. Нам нужны события четырнадцати лет назад или пятнадцати.
Достаточно быстро обнаружив нужные года, ребята облазили все, но ничего не нашли похожего.
- Ребят, кажется я что-то нашла. – Сказала блондинка.
Все поспешили к ней. Полумна указывала на какой-то шарик, внутри которого клубился дым. Гарри протянул руку и взял этот шарик, но ничего не произошло. Подержав его в руке, он передал его всем остальным. Но ничего не произошло. Облазив и осмотрев его полностью, даже лизнув, подунув и надкусив, они разочарованно выдохнули.
- Ну-ка. – Взял его в руки Драко. – Гарри, Невилл, положите на него свои руки.
Ребята послушались, и когда они все дотронулись, шар засветился, и из него показалась голограмма профессора Трелони в очень интересном виде. Все сразу покраснели – не ожидали они увидеть своего преподавателя в обнаженном виде. А затем они услышали ее хрипящий голос:
- Грядет тот, у кого хватит могущества изменить мир Лорда, рожденный теми, кто трижды давал Лорду отпор, рожденный летним днем. И Лорд отметит его, как превосходящего себя, но не будет знать всей его силы. И он должен убить другого, ибо ни один из них не сможет жить, пока жив другой. Тот, кто достаточно могущественен, чтобы убить Лорда, родится летним днем…
Профессор Трелони вновь захрипела и обмякла. На этом предсказание закончилось. Шар потух, и внутри снова была сероватая дымка. Ребята стояли, как громом пораженные. И только резкий оклик Малфоя-старшего отвлек их.
- Ребята, быстрее наружу! Облава!
И друзья опрометью бросились прочь, полностью забыв о шаре, который Драко так и держал в руке. Дверь захлопнулась. Уже в коридоре Люциус схватил сына за рукав:
- Не так быстро, сын. Шар. – И он протянул руку. Драко вложил свою ношу в протянутую ладонь. – А теперь марш в вертолет и в Академию. Меня вы не видели ночью. Сами гуляли, отмечали увольнение Амбридж, что угодно – но вы не покидали стен Академии.
- Отец, а ты? – Озабоченно спросил Драко.
- Обо мне не беспокойся.
И Люциус втолкнул ребят в лифт. Сам же горестно вздохнул – не так он планировал закончить это дело. Быстро найдя кабинет дежурившего Броуди, он вошел к нему, предварительно опустив шар в карман.
- Благодарю. – Протянул он тому его скретч-карту.
- Все улажено? – Спросил он.
- Что именно?
- Я слышал сигнализацию.
- Ах, это. А Вы откуда знаете про нее? – Подозрительно спросил Малфой.
- Слышал. – Лаконично ответил тот.
- Конечно. – Улыбнулся Люциус и молниеносно схватил Броуди за шею. – Я позабочусь о твоем коте. – Прошипел он и резким движением свернул шею тому, кто вызвал авроров.
Стены Отдела до того толстые, что за ними разве что взрыв атомной бомбы будет слышен, поэтому у Люциуса не оставалось сомнений в том, кто нажал на тревожную кнопку. Быстро взвалив тело себе на плечо, Люциус вышел наружу. Было тихо. Он прошел к черной лестнице и быстро спустился на два пролета. Затем пересек холл, убедившись, что вокруг никого, и вышел на другую лестницу. Такими перебежками он добрался до своего кабинета. Там он положил тело на пол, а вокруг устроил хаос из бумаг и мебели – скинул все на пол со стола и из шкафов. И недалеко от тела положил шар. Затем вышел и закрыл дверь. Выйдя через черный ход, он обогнул здание и вошел в него вновь, но уже через главные двери.
- Мистер Малфой! – Подбежал к нему сотрудник аврората. – Что Вас сюда привело в такой час?
- У меня сработала личная охранка. Кто-то проник в мой кабинет. Я только прилетел из Хогвартса.
- Ваш пилот еще тут?
- Нет, я отпустил его. Зачем ему меня ждать, если я здесь явно задержусь?
- А где Вы будете?
- В «Дырявом котле», очевидно. – Пожал Люциус плечами. – Потом мне надо будет вернуться в Хогвартс.
- Понимаю, сэр. Однако, мне нужно будет Вас допросить.
- Конечно.
Мужчины дошли до кабинета Малфоя, тот открыл его, и они увидели на полу мертвое тело, вокруг которого разбросаны бумаги и тот самый шар.
- Вам знаком этот человек, мистер Малфой?
- Нет. – Покачал он головой.
- Как Вы думаете, что он мог тут делать?
- Вариантов много – хотел узнать что-нибудь про новый законопроект, подделать мою подпись, искал ценности. Да мало ли.
- Посмотрите, ничего не пропало?
- На первый взгляд нет. Да и не храню я тут ничего важного. А вот кому понадобилось убирать этого несчастного? Да еще и в моем кабинете. И что этот шар из Отдела Тайн тут делает?
- Мы выясним это. – Твердо сказал аврор.
Люциус походил по своему кабинету, убедился, что все на месте, развернулся и ушел. Срочно вызвав своего водителя из особняка, он добрался до квартиры Броуди, забрал кота и все, что могло хоть как-то намекнуть об этом жильце, он отвез его в гостиницу для животных, чтобы не светить им в «Дырявом котле». На утро отдал указание водителю забрать кота в особняк. Сам же остался ждать авроров для беседы. За Драко и его друзей он был спокоен – те добрались до Академии без приключений и незаметно пробрались к себе. Их отсутствия никто не заметил. А через день Люциус сам вернулся в Академию – расследование зашло в тупик – никто не смог понять, зачем Броуди проник в кабинет Малфоя, кто его убил. Подозрение падало на самого Малфоя, но доказать его причастность не смогли – по времени не сходилось, да и улик не было. Люциус вздохнул спокойно – уже возраст не тот, чтобы такие фортели за одни сутки выкидывать. И все же, поблагодарил фортуну за отменное обучение и отличные физические данные. К тому же, Драко нашел, что искал, а это самое важное.









Глава 64. Размышления и рассуждения


Весь путь до замка ребята провели в абсолютном молчании. Каждый думал о пророчестве, но обсуждать это не были готовы. В своих разговорах она вообще не касались этой темы до конца экзаменов. Все вместе вшестером они наконец коснулись этой темы только в поезде, увозящем их на летние каникулы.
- Я записала пророчество, - сказала Гермиона, - разделила его на несколько частей, чтобы было удобнее его разбирать.
И она выложила на стол несколько бумажек.
- Итак, что мы имеем. Летом родится тот, кто более силен, чем Лорд. Здесь все понятно более или менее. Это один из вас – вы все родились летом. К тому же, на шаре были ваши имена. – Все кивнули. Гермиона всегда очень четко все анализировала, и ее рассуждения были понятными. – Далее, родители трижды давали Лорду отпор. Вот тут неясно, что имеется ввиду, да и узнать мы мало что можем. Может, мистер и миссис Малфой что и знают, но в чем был отказ…
- Отец не хотел ставить себе Метку. – Вдруг вспомнила Драко. – Трижды.
Все посмотрели на Драко, как на возможного «героя» предсказания.
- Эй, - отодвинулся он, - может, родители Гарри и Невилла тоже ему отказывали. Мы не знаем этого.
- Я попробую узнать у бабушки. – Задумчиво произнес Невилл. – Может, она что-то знает.
- А вот мне точно не у кого это узнать. – Вздохнул Гарри.
- Продолжим. – Прервала грустные мысли друга Гермиона. - Лорд отметит его, как превосходящего себя, но не будет знать всей его силы. У кого-нибудь есть какие-нибудь отметины на теле? – Гермиона подняла глаза на ребят, а те задумались, мысленно проводя анализ своего тела, и покачали головами.
- Шрамы? Следы от ожогов? – Предлагала Джоу идеи.
- У меня есть родимое пятно. – Вспомнил Невилл. – На бедре.
- Как интересно! – Захлопала в ладоши Полумна. – А как оно выглядит?
- Оно имеет вид зайца. – Краснея, ответил Невилл.
- О, это мое любимое животное! Покажешь?
Невилл что-то невнятное промычал, покраснел и вообще замолчал, уставившись куда-то в пол. Все остальные прыснули со смеха, а Полумна уставилась в окно.
- Так что насчет шармов? – Вернулась Гермиона к теме.
- Я свои помню, откуда получил. – Сказал Драко. – Равно как и следы от ожогов.
- Я свои тоже. – Покачал Гарри головой.
- Ладно, разберемся с этим. – Вздохнула девушка. – Что у нас дальше? Не будет знать всей его силы. Ну, тут явно не о физических данных. Тут вероятно сила духа имеется ввиду.
Все согласно покивали.
- Дальше. И он должен убить другого, ибо ни один из них не сможет жить, пока жив другой.
- Тут тоже все ясно. – Буркнул Драко. – Кто-то из нас должен убить профессора Реддла.
- Током что ли стукнуть во время какой-нибудь лабораторной? – Предложил Гарри. – Тогда это по части Невилла.
Все перевели взгляд на пуффендуйца.
- Я не смогу. – Замахал он руками.
- А ты его случайно. – Предложила Джоу. – Как ты тогда на первом курсе помог Гарри освободиться, когда его профессор Квиррелл зажал?
- Кстати, о нем! – Подняла голову Гермиона. – Он же тогда говорил о пророчестве. Что Гарри из рода Перевеллов, что он должен умереть, что он мешает.
- В пророчестве нет ни слова об этом. – Сообщила Полумна, мечтательно продолжая глядеть в окно.
- Интересно, откуда тогда он взял это? – Задумалась Джоу, крепче сжав руку Гарри.
- Мало ли что ему Реддл наплел. – Буркнул Гарри.
- Однако почему-то именно тебя пытались убить. – Склонила голову на бок Гермиона. – И Локонс тоже говорил, что тебя надо убить из-за твоих предков Перевеллов.
- Но он еще говорил, что и остальных тоже надо будет убить. – Напомнил Гарри.
- И то верно. – Вздохнула девушка и бездумно побарабанила пальцами по столу. Наступила тишина.
- Так, давайте подведем итоги. – Потер Драко лицо. – Реддл хочет убить нас, потому что один из нас сильнее него. И для того, чтобы выжить, кто-то из нас должен убить Реддла, пока он не убил нас.
- Ну да. – Кивнула Гермиона.
- Глупо как-то. – Высказался Гарри. – Почему кто-то из нас троих захочет его убить? Если у кого-то и есть повод, так это только у Гермионы. Ей есть за что ему мстить.
Все посмотрели на подругу, а та машинально коснулась браслета на левой руке.
- Эй, - Джоу положила свою руку поверх нее, - мы все равно тебя любим.
- Правильно и мстить будем вместе, если ты этого захочешь. – Обнял подругу Драко. – Так и убьем этого кукловода. Нечаянно.
Все засмеялись, а Гермиона расслабилась. Она в кругу друзей, они горой стоят друг за другом, а Драко, к тому же, очень приятно пахнет. Жизнь прекрасна!
Глава 65. Гормоны Гермионы


В начале июля были разосланы результаты экзаменов. У друзей были одни из лучших оценок в сумме. Родители очень гордились этим. И в качестве подарка они подарили им неделю проживания в Лондоне вдали от мира Наемников. Что может быть прекраснее большого номера на несколько комнат на последнем этаже отеля? Откуда виден весь Лондон, как на ладони. Да еще и летом! Завтракать на балконе и наблюдать, как люди спешат и торопятся по своим делам в то время, как ты сидишь и неспешно попиваешь свой утренний чай или кофе, или сок. Ребята себя чувствовали богами. «Ты – богиня.» - Сказал Драко Гермионе на следующее же утро, увидев ее в коротеньком халате, из-под которого были видны ее голые ноги. Девушка только вышла из душа, и ее мокрые кудрявые волосы буйно обрамляли лицо, а капли стекали вниз, некоторые прямо в запах халата на ее груди. Гермиона покраснела от комплимента и откровенного восхищения в голосе, а затем, увидев, куда направлен взгляд блондина, резко сузила от ярости глаза и стукнула его по макушке утренней «Таймс».
- Ты! Мерзкий слизеринец! Еще раз глянешь туда, голову сверну!
И она фурией унеслась с балкона. А Драко в изумлении смотрел ей вслед, потирая щеку, на которой уже был виден красный след от одного из удара газетой, пришедшегося на щеку.
- Что за драка? – Выполз зевающий Гарри.
- Гермиона бесится. – Пояснил блондин. – У нее, наверное, те самые дни.
- Что-о-о?
Из дверей вылетела Гермиона и молниеносно набросилась на Драко, отчего стол с завтраком перевернулся, и все тарелки с содержимым оказались на полу. Гарри успел только взять кофейник и уже тянулся к ближайшей пустой чашке, как тут вся посуда оказалась на полу и разбилась. Среди этих осколков барахтались его друзья. Гермиона отчаянно колотила Драко руками, тот скрестил руки у лица, однако не очень-то бойко отбивался. Хотя при этом ему явно светило остаться с проплешинами. Гарри с интересом взирал на эту битву, посасывая кофе прямо из носика.
- Мерзкий хорек! Как ты только додумался до такого! Что ты себе позволяешь! Да я прямо сейчас тебе вырву твои блондинистые патлы! И ты будешь первым в истории лысым принцем!
- Что тут происходит? – К Гарри присоединился Невилл.
- Объясняются в любви друг другу. – Философски пожал гриффиндорец плечами. – Хочешь? – Протянул он кофейник другу.
- Может, их разнять? – Предложил Невилл, наливая себе кофе в рот.
- Сами договорятся. – Забрал Гарри кофе и сделал приличный глоток.
Гермиона и Драко не слышали диалога друзей, хоть те стояли рядом – они просто вошли в раж. Точнее, это девушке было не до окружающего мира. Драко же был сосредоточен на том, чтобы не быть слишком побитым.
- Гад! – Наподдала когтевранка Драко напоследок по заду ногой и ушла в комнату, громко хлопнув дверью.
Парень тихо постанывал, лежа на полу, держась за ребра.
- И почему это я хорек? – Спросил он хрипло.
- Такой же беленький и пушистый? – Весело предположил Гарри. – Ауч! – И он схватился за голень, куда Драко резко ударил его.
- Еще предположения будут? – С трудом встал он на ноги и начал отряхиваться от осколков и ошметков.
- Только одно. – Покачал Невилл головой. – Сходить в душ.
- Соглашусь. – Подтвердил Гарри. – А потом мы все кое-что обсудим. Есть у меня одна идейка.
- И эту позовешь? – Мотнул Драко головой.
- Конечно! Она – наш мозг. А ты, если хочешь наладить с ней отношения, просто поцелуй ее.
- Поттер, мозги потерял? – Резко выдохнул Драко.
- Мне это помогло зимой. – Пожал Гарри плечами, не обидевшись на друга за обращение по фамилии. – Я ужасно неловко себя чувствовал, когда Джоу оказывалась рядом. Мозги отказывали напрочь. А в Рождество набрался смелости и поцеловал.
- По-моему, тогда ты просто набрался. – Заметил Невилл.
- Это было для храбрости. – Отстаивал Гарри свою точку зрения. – Не о том речь. Нравится Гермиона – заяви на нее свои права.
Драко молча поджал губы и зашел в ванную.
- Прибраться что ли тут? – Осмотрелся Невилл.
- Горничную вызовем. – Поставил Гарри пустой кофейник на тумбочку рядом с кроватью и набрал номер. Через десять минут все было убрано, а новый завтрак сервирован.







Глава 66. Поиски дубликатов


Когда все собрались за столом, Гарри начал говорить.
- У меня есть идея. И она абсолютно безумна. – Выдержав театральную пузу, он продолжил. – Я хочу ограбить Британский музей.
Невилл выплюнул кофе, Гермиона уронила вилку, а Драко удивленно посмотрел на друга.
- Решил применить свои знания в новой сфере? – Скептически спросил он.
- Решил вернуть семейное добро. – Поправил его Гарри.
Гермиона, нагнувшаяся было за прибором, выронила его вновь и стукнулась головой о стол в попытке поднять голову.
- В чем-то я тебя понимаю, конечно. – Протянул Драко, помешивая кофе малюсенькой ложкой. – А как ты собираешься это сделать?
- А вот для этого я и позвал вас. Будем вместе думать – как украсть и как не попасться.
- Мало нас. – Прокашлялся Невилл. – Нам понадобится форма работников, причем разных – подсобных, охранников, возможно, экскурсоводов. Нужно подключиться к их электронике – там очень тонкая работа нужна – охранная сигнализация, камеры видеонаблюдения. Уж не говоря о том, чтобы как-то войти и выйти.
- И, кстати, ты собираешься просто оставить пустое место на стене или положить муляж? – Подумав, осведомился Драко.
- Хотелось бы муляж. – Потер Гарри подбородок. – Но если не найдем похожие, то просто их заберем.
- И где ты собрался их искать? – Подала голос Гермиона.
- На блошином рынке. – Пожал Гарри плечами. – Или еще где-нибудь.
- В оружейном магазине нам не продадут. – Задумчиво произнес Драко.
- Зато Джоу могут. – Высказалась Гермиона. Ребята уставились на нее в удивлении. – Она мастерски владеет макияжем.
- А Полумна электроникой. – Тихо добавил Невилл. – Она мне как-то на спор показывала, насколько быстро может незаметно взломать компьютер Дамблдора.
- Раз она не отчислена, значит и правда молодец. – Присвистнул Драко.
- Позовем их? – Скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Гарри. – А пока будем искать похожие клинки.
- А ты уверен, что они смогут? – Спросил Драко. – Они могут быть на практике.
- Джоу пока здесь, в Британии. Ее практика начинается через десять дней. Заказов на нее не поступало. Про Полумну не знаю.
- У нее практика в августе. – Ответил Невилл.
- Вот и отличненько! – Потер Гарри руками в азарте. – Мы с Невиллом будем договариваться с девочками, а вы двое отправитесь на изучение блошиных рынков.
Гермиона лишь пождала губы, но ушла в комнату одеваться, а Драко хищно блеснул глазами.
- Куда мы направимся? – Спросил парень девушку, когда лифт вез их вниз.
- К портье прежде всего. – Резковато ответила Гермиона, все еще злящаяся на Драко.
- Думаешь, у него завалялась парочка шпажек из наследства бабушки?
- Нет. Думаю, он – источник информации. – И Гермиона быстро вышла из лифта, чтобы избежать других возможных вопросов. – Доброе утро! – Улыбнулась она портье.
- Доброе, мисс Грейнджер. Чем могу помочь?
- Вы не подскажете нам адреса блошиных рынков?
Только благодаря вышколенности сотрудник гостиницы не удивился – у богатых свои причуды.
- Конечно, мисс. – И молодой человек положил на стол карту города. – Эти пять самые популярные. – Он ручкой обвел пять кварталов.
- Благодарю. – Снова улыбнулась девушка и, увернувшись от обнимающей ее за талию сзади руки Драко, она направилась к выходу.
- Удачных покупок! – Напутствовал им работник.
- С какого начнем? – Спросил Драко, уставившись на карту города.
- С ближайшего. – Ткнула Гермиона в карту.
Однако, к великому разочарованию парочки друзей никакого оружия они не смогли найти. Единственное, что было – это кухонные ножи. Уже вечерело, ребята устали от пустых поисков, а вещи на прилавках больше не привлекали. Обойдя последний, они сели в ближайшем кафе перекусить.
- Что ж такое, - расстроенно проговорила Гермиона, - нигде нет того, что нам надо.
- Значит, спросим у портье про другие. – Ответил Драко.
Он тоже устал и от бесплотных поисков, и от разноцветного мельтешения товаров, которые девушка часто изучала. Парень стоически терпел – женщины любят яркие побрякушки, даже если они в будущем – безжалостные убийцы. А спустя два часа он уже за руку оттаскивал ее от лавок. Драко рычал от злости и нетерпения, Гермиона стонала, когда парень ее силой оттаскивал от прилавка. Но несмотря на это, был один положительный момент – Драко безнаказанно держал девушку за руку, и та не пыталась вырваться. Это было победой.
- Молодые люди, - обратился к ним мужчина средних лет, сидевший за соседним столиком, - простите, что вмешиваюсь, но уж больно интересно мне стало, что такое вы ищете, что не смогли найти аж на нескольких рынках. Я более двадцати лет торгую всяким, и, кажется, видел все. Поэтому мне удивительно, что вы не нашли того, что искали.
- Подарок нашему другу ищем мы. – Ответил Драко. – У него скоро день рождения.
- А что конкретно вы бы хотели подарить?
- Оружие. Шпага, меч. Он увлекается таким. – Неопределенно махнул Драко рукой. Гермиона молчала, позволив мужчинам обсудить острые игрушки.
- Он у вас ролевик? – Вскинул мужчина брови.
- В смысле? – Уточнил Драко, а Гермиона уткнулась в чашку скрыть порозовевшие щеки.
- Ну, увлекается ролевыми играми. Сейчас очень популярен Варкрафт. Все прямо с ума посходили от этой игры. А с выходом новой части несколько месяцев назад и подавно. – Покачал он головой.
- Ну да. – Согласно покивал Драко головой. – Он такой.
- Тогда вам надо на выставку таких игр. Одна такая как раз сейчас проходит в Выставочном центре. Там и игры сами продаются, и соревнования проводятся, и амуниция разная.
- О, спасибо! – Обрадовался парень. – Обязательно наведаемся туда.
- Только билет не забудьте купить. – Напоследок он сказал им, и те кивнули.
- Ну вот, - сказал Драко, идя за руку с Гермионой к гостинице, - сейчас закажем в гостинице билеты, и завтра купим бутафорию.
- Угу. – Неопределенно ответила девушка. – У меня к тебе только один вопрос. – Ты долго собираешься меня за руку держать?
- Долго. – Еще крепче сжал ее ладошку парень.
- Зачем?
- Нравится. – Он весело подмигнул ей, и они так и продолжили свой путь. – Добрый вечер. – Поздоровался он с портье.
- Добрый, мистер Малфой, мисс Грейнджер. – Улыбнулся им человек. – Как ваш поход? Удачный?
- Не совсем. Но нам подсказали идею. Вы могли бы купить нам всем билеты на выставку, что сейчас проходит?
- Гейм Экспо?
- Именно.
- Разумеется.
- Вашим гостям тоже?
- Каким гостям? – Тут же среагировала Гермиона.
- Через пятнадцать минут после вашего ухода мистер Поттер позвонил и заказал еще две кровати в Ваш номер, мисс Грейнджер, для мисс Чанг и мисс Лавгуд.
- А-а. – Выдохнула девушка. – Да, и для них тоже.
- Завтра утром билеты будут у вас.
- Спасибо. – И ребята пошли в номер отдыхать и рассказывать новости друзьям.




















Глава 67. Ограбление музея


На следующий же день, когда Джоу и Полумна прибыли, шестерка друзей отправилась за оружием на выставку. Побродив среди различной оружейной экипировки, они наконец нашли то, что искали. А несколькими рядами дальше им сделали гравировку по рисунку Гарри на рукояти. Тут же, на месте, получив за это еще несколько десяток фунтов сверху – за срочность. Парень был не против – деньги не лишние, а рисунок странного треугольника с кругом и вертикальной чертой внутри был легким. Зачехлив клинки, ребята вернулись в гостиницу, а вечером отправились в Британский музей – следовало внимательно изучить зал, который они собирались ограбить.
Зашли в этот зал они по отдельности – чтобы никто не заподозрил их в изучении отнюдь не экспонатов. У каждого была своя задача – Гермиона слушала экскурсовода и запоминала, что он говорит. Драко запоминал время смены охраны в зале, а Гарри с Невиллом – в двух соседних. Полумна изучала проводку, а Джоу в одном из холлов разговаривала с одной из работниц на предмет трудоустройства. Вышли ребята тоже по отдельности и встретились все вместе только в гостинице, чтобы обсудить план.
- Смотрите, ровно в полночь мы проникнем в музей вот через этот вход. – Ткнула Джоу ручкой в одну из дверей на плане здания, который для Гарри сумели достать близнецы. – Этот ближе всего к интересующему нас залу. Полумна, ты к этому времени отключишь сигнализацию на несколько секунд, Гермиона, а ты откроешь мальчикам дверь. Я буду курировать коридоры на вопрос охраны.
Пообсуждав еще и обговорив все детали, ребята разошлись спать. Предстоящий день должен был быть очень насыщенным. Первой вышла из отеля Джоу. Быстро позавтракав, она начала экипироваться. Застегнув на бедрах специальные пояса с ножами и стилетами, девушка сверху прикрыла их мешковатой юбкой. Походив и попрыгав, она убедилась, что ничего не звенит и не выпадает. Сверху надела блузку мышиного цвета, а поверх нее пиджак с длинными рукавами и карманами, в каждый из которых она положила по пластиковому кастету, но с металлическими навершиями. На входе она сразу подошла к охраннику.
- Простите, сэр, - робко начала она, - Вы не поможете мне? Я устраиваюсь на работу сюда, и мне назначено собеседование. Вы не подскажете, куда мне идти?
Охранник коротко улыбнулся девчушке и показал ей дверь в конце коридора. Джоу кивнула благодарно и пошла по коридору. На двери была табличка, извещающая, что тут занимаются кадровыми вопросами. Джоу робко поскреблась.
- Войдите! – Прозвучало с той стороны.
- Добрый день! – Джоу вошла и встала тут же у двери, нервно теребя юбку.
- Прошу Вас, присаживайтесь. – Сказала ей женщина.
Джоу сделала пару шагов и присела на краешек стула. Робко взглянув на женщину, она тут же опустила глаза в пол, мысленно выстраивая линию поведения. Женщина была средних лет, строго одета, внешне очень напоминала строго директора школы. Но за очками, если приглядеться, было видно множество мимических морщин, что выдавало улыбчивость. Положение головы было чуть наклонено в сторону, что говорило об участии при выслушивании собеседника. Сердобольная – заключила Джоу.
- Итак, я Вас слушаю. – Сняла та очки и сложила руки перед собой.
- Я бы хотела устроиться на работу. – Негромко произнесла Джоу и стрельнула глазами. – На любую работу.
- Почему такой выбор?
- Я только закончила школу и поступила на искусствоведа, но пока не могу заселиться в общежитие, а возвращаться домой не хочу. Да и в любом случае нужны деньги. Поэтому меня устроит любая работа на первое время. – Джоу снова бросила короткий взгляд, и кадровичка увидела блеснувшую слезу, впрочем, Джоу быстро вытерла ее.
- Думаю, на пару месяцев я смогу Вам помочь. – Ласково произнесла женщина, а там видно будет.
- Спасибо! – Счастливо подняла голову Джоу. – Можно прямо сегодня приступить к обязанностям?
- Да, приходи к восьми сюда, я провожу тебя, где ты переоденешься и возьмешь все необходимое. Залы распределите там же между собой.
- А можно мне походить по музею? – Робко осведомилась Джоу.
- Можно. – Улыбнулась женщина и вынула из ящика временный пропуск.
- Спасибо огромное! – Джоу пожала руку женщине, и та несколько удивилась такому крепкому рукопожатию от такой невзрачной мышки.
Впрочем, удивление было секундным, а затем она снова занялась своими делами. И Джоу растворилась среди других посетителей, еще раз обходя все залы вокруг их интересующего. Когда все посетители удалились, ее проводили к подсобке, где Джоу надела халат, перчатки, взяла тряпку с ведром и пошла с остальными уборщицами. Повозив тряпкой по полу, она быстро перешла к протиранию пыли, заодно осматривая стены на предмет проводов. Поулыбавшись заходившим охранникам, Джоу одним из острых ножей открыла подсобную дверь и спряталась в ней. Там она скинула халат и всю одежду, оставшись в белье. Отстегнув все ножи, Джоу подняла подкладку юбки, откуда вынула черный комбинезон. Споро одевшись, она вновь застегнула пояса с клинками, нацепила кастеты, а юбку с блузкой завернула в халат. Выбравшись из своего потайного угла, она тихо прокралась к выходу и открыла дверь. За ней уже стояли ее друзья. Так, в тишине, не замеченные никем, они разошлись каждый на свое место. Гарри протянул своей девушке передатчик, и та воткнула его в ухо, синхронизировав с часами, в которых был микрофон. Полумна отправилась в подвал отключать сигнализацию и видеонаблюдение за залом, ребята разошлись по своим местам, а Гермиона и Джоу остались в зале, готовившись быстро совершить подмену. Через полчаса красная кнопочка над шкафом перестала мигать.
- Девочки, у вас окно в сорок секунд. – Произнес мелодичный голос.
Подруги резво подошли вплотную к шкафу, Джоу слегка приоткрыла створку. Убедившись, что сирена не сработала, она распахнула ее целиком, и Гермиона, гибко просочившись, сняла клинки Гарри и заменила их поддельными. Когда она с оригинальными уже отошла от шкафа, а Джоу собралась закрывать шкаф, их окликнули.
- Подожди! – Тихо крикнул Гарри.
- Поттер! – Также шепотом рявкнула Джоу. – Еще раз так подойдешь, останешься без головы.
- Гарри, что ты тут делаешь? Это не по плану! – Возмутилась почти в голос Гермиона.
- У меня есть идея. Бегите к выходу.
- Десять секунд. – Возвестила Полумна.
Девушки в ожидании посмотрели н Гарри.
- Бегите. – Подтолкнул он их. – Я успею и знаю, что делаю. Встретимся в условленном месте.
Девушки бросили на парня последний взгляд и, подхватив каждый свою ношу, тихо скрылись в коридорах. Гарри же быстро надел телесную маску на лицо и потянулся к клинкам. Сорвав их со стены, он тут же услышал бешеный вой сирены. Не закрывая стеклянную дверцу, он ломанулся, отчаянно топоча по полу, на выход. Сирена выла, не переставая. Вдалеке уже слышался топот преследовавших его охранников.
- Вон он! Держи вора! Стоять! Не с места! Руки вверх! – Кричали ему в след.
Гарри оглянулся на бежавших мужчин. Свернув в коридор, он чуть зажмурился от вспыхнувшего света и чуть не налетел на очередного охранника. Но быстро двинув тому в нос, он оторвался. Поверженный стал небольшим препятствием на пути его преследователей, и юный грабитель вырвался чуть вперед. На одном из поворотов он зацепился одной ногой за другую и с громким вскриком полетел кубарем по полу. Но быстро встал и снова побежал. Это досадное происшествие позволило охране практически догнать его.
- Попался! – Схватил его за шиворот самый быстрый.
Гарри был вынужден повернуться лицом к охраннику.
- Ну и рожа! – Скривился тот.
- За рожу ответишь! – С хрипотцой произнес Гарри и, резко перехватив клинки в руке, саданул ими по лбу державшего охранника.
Тот выпустил свою добычу из рук, свалившись на пол без сознания. Затем Гарри резко очертил клинками круг вокруг себя, что не позволило другим охранникам близко подойти, и таким образом у Гарри появилась фора в пару секунд. Подорвавшись, он побежал что было мочи. Свернув в очередной коридор, он рыбкой взлетел на подоконник. Обернувшись, он увидел, что за ним бежало не менее двадцати человек. Резко бросив свои клинки в даль, он прыгнул в окно, разбив его тем самым, сгруппировался, перекатился по асфальту и скрылся за поворотом. Через десять секунд бега он увидел своих друзей и, громко свистнув им, они побежали в ближайшую подворотню.
- Сюда! – Крикнул он друзьям и скрылся в лимузине, чья дверца была открытой.
Все последовали за ним.
- Быстро переодеваемся. – Скомандовал он, махнув рукой на шмотки, лежащие на сидениях.
Друзья быстро переоделись, даже не думая стесняться друг друга, а все свои костюмы отдали Гарри. Тот нажал на кнопку, отделявшую их от водителя.
- Оружие. – Скомандовал он, и все быстро послушались. – Поехали.
Автомобиль тут же тронулся, засветившись огоньками и разнося по городу зажигательную музыку.
- Шалость удалась? – В проеме показались две одинаковые рыжие головы.
- Да. – Коротко кивнул Гарри.
- Едем гулять? – Осведомились близнецы.
- Да! – Радостно возвестил Гарри, и лимузин покатил по ночным улицам города.





















Глава 68. Тайна Гарри


В отель все вернулись пьяные, но счастливые. Друзья смеялись в голос, шли, с трудом переставляя ноги, однако не роняя по дороге свои вещи. Поздоровавшись с портье, они поднялись к себе и завалились спать.
Когда молодежь проснулась, то солнце уже давно освещало город, и стоило подумать об обеде. Первым проснулся Драко. Протерев глаза, он доковылял до ванной, где умылся холодной водой, чтобы как-то привести себя в относительно бодрое состояние. Выйдя оттуда, он пересчитал по головам присутствующих и заказал большой обед на восьмерых. Две рыжие макушки Уизли ему не мерещились – каждую из них он проверил отдельной рукой. Глюка не было, в глазах не двоилось. Постепенно все начали потихоньку пробуждаться и приходить в себя. Когда обед был сервирован, из ванной выходил последний проснувшийся. Все расселись за столом, воздавая хвалу местным поварам. А за чаем к Гарри пристала Гермиона.
- Гарри, что это вчера был за фортель?
- О, Гермиона, это было целое представление! – Закатил глаза Фред.
- Эпопея! – Подтвердил Джордж. – Мы бы с удовольствием рассказали, но лучше пусть сам автор этой пьесы выступит! – Рыжик слегка склонил голову в сторону Гарри.
Тот фыркнул, но начал рассказ.
- Эта идея мне сразу в голову пришла. Но прежде чем обсуждать ее с вами, я пошел на консультацию к близнецам. Им рассказал о готовящемся шоу, и они были рады мне помочь. Как они добыли карту здания музея, я не знаю.
- Профессиональная тайна! – Хором сказали близнецы.
- Вот-вот. Они же подсказали мне, какими коридорами лучше убегать от охранников, и в какое окно выпрыгнуть, чтобы и вас быстро догнать и скрыться в лимузине, который они же заранее и арендовали. Вашу одежду я загодя туда бросил.
- Так в чем была твоя идея? – Хмурилась Гермиона.
- Я подставил Питера Петтигрю. – Коротко сказал Гарри и, увидев удивление у всех, кроме близнецов, продолжил. – Мы знаем, что Питер когда-то украл эти клинки у моих настоящих родителей и скрывался. И на эти долгие пятнадцать лет о нем практически не вспоминали. Я же хочу, чтобы вспомнили. Предательства родителей не прощу ему никогда. Из-за него Сириус был в Азкабане. Поэтому Фред с Джорджем изготовили мне маску на лицо, и именно в ней я бегал по коридорам от охраны. Так что для всех полицейских Питер Петтигрю виновен в незаконном проникновении в музей и пытался украсть национальное достояние, которое однажды пытался сбыть в ломбарде.
- А почему ты нам не сказал? – Спросила Джоу. – Мы бы не осуждали тебя, а наоборот – помогли.
- Так было лучше. Таким образом я отвлекал охрану от вас на случай, если что пойдет не так. В конце концов, меня могли бы и подстрелить.
- Это было бы крайне разумно с их стороны. – Мелодично протянула Полумна. – Задача охранника не дать вору уйти.
Все воззрились на девушку с возмущением, а та продолжила безмятежно смотреть на небо.
- Конечно, в этом случае я бы немедленно свернула шеи всем преследовавшим Гарри. – Как ни в чем не бывало продолжила блондинка.
Друзья передернули плечами, представив нежную воздушную Полумну за этим занятием, а Невилл нежно и любяще улыбнулся своей девушке.
- А давайте посмотрим новости! – Радостно предложили близнецы и рванули к телевизору, где как раз освещали последние события.
Посмотрев сюжеты про лондонский зоопарк и королеву, наконец дело дошло и до их ночной вылазки.
- А сейчас срочное сообщение. – Произнесла диктор. – Только что стала известна личность проникшего сегодня ночью в Британский музей. Напомню, что сегодня после полуночи в Британском музее сработал сигнализация. Охрана немедленно бросилась в зал, откуда исходил сигнал. В одном из оружейных залов был открыт шкаф, из которого пропали клинки семнадцатого века ручной работы. Злоумышленник пытался скрыться с ними и ранил двух сотрудников музея, оба в больнице, один из них в тяжелом состоянии в реанимации. Когда похититель понял, что с оружием ему не уйти, он бросил артефакты в сотрудников, а сам, разбив окно, выпрыгнул наружу. К сожалению, ему удалось скрыться, но его фоторобот смогли составить со слов охраны и камер видеонаблюдения, которые он не смог отключить. Его лицо вы видите сейчас на экранах. Это Питер Петтигрю. Примечательно, что именно эти самые клинки он уже пытался сдать в ломбард пятнадцать лет назад, но безуспешно. Хозяин ломбарда заподозрил его в краже оружия, но вор успел скрыться. В городе объявлен план-перехват, полиция просит каждого гражданина быть очень внимательным.
На несколько секунд одутловатое и обрюзгшее лицо Питера Петтигрю увеличилось на весь экран, а затем пропало. В новостях перешли к прогнозу погоды. Ребята выключили телевизор и переглянулись.
- Кажется, пронесло. – Неуверенно начал Невилл, но его перебил быстрый и громкий стук в дверь.
- А, может, и нет. – Сказал Драко, взяв столовый нож в руку. Друзья последовали его примеру.
Гарри пошел открывать, т.к. все остальные приготовились к обороне. Резко отворив дверь, он отпрыгнул в сторону, спрятавшись за ней. В номер влетел Люциус Малфой и Северус Снегг. Малфой-старший вихрем подлетел к Драко и вытащил того из-за стола. Гарри повезло меньше – профессор Снегг безошибочно в одну секунду определил не только, кто открыл дверь, но и где спрятался его студент. Из-за двери он выволок того за ухо.
- Поттер, во что вы опять своей неуемной четверкой влезли!? – Зло прошипел он. – Отвечай немедленно!
- Ни во что, сэр! – Отнекивался Гарри, морщась от боли в уже покрасневшем ухе.
- Драко, где ты был этой ночью? – Тряс того Люциус.
- В ночном клубе. – Еле смог ответить парень. После бурной ночи его качало и все еще немного мутило. – Отец, меня сейчас стошнит. – Просипел он. Люциус немедленно отпустил сына, и тот быстро скрылся в туалете, откуда послышались характерные звуки. Остальные молча сидели, боясь пошевелиться.
- Северус, отпусти его. – Скривился Люциус. – Может, они и правда тут ни при чем.
- Люциус, ставлю свою годовую зарплату – это они ограбили музей ночью. – И профессор ледяным взором прошелся по каждому из студентов, задержавшись на Уизли. – Две годовых зарплаты, Люциус. – Сощурил он глаза, пронзая близнецов взглядом.
- Мы ничего не крали, сэр. – Запинаясь, произнес Невилл.
- Сможешь повторить тоже самое, Долгопупс? – Вкрадчиво произнес Снегг, доставая из кармана бутылочку с прозрачной жидкостью.
Невилл гулко сглотнул, со страхом глядя на Сыворотку Правды, поднялся, твердо поглядел в глаза профессора, покраснел и произнес.
- Я ничего не выкрадывал из Британского музея. Сэр.
Профессор Снегг сощурил глаза, внимательно смотря на Невилла, а затем молча развернулся к выходу. Люциус направился следом. У самой двери Снегг чуть задержался у горы вещей, сваленной в одну кучу, а затем резко саданул по ней ногой. Шмотки разлетелись в стороны, и под ними показался характерный длинный чехол. Профессор ехидно посмотрел на студентов, в глазах Люциуса заплясали чертенята, и мужчины вышли за дверь.
- Кажется, нам стоит пересмотреть место хранения. – Задумчиво произнесла Полумна.
- Сегодня же схожу в Гринготтс. – Сказал Гарри, потирая красное опухшее ухо рукой.
Этим же днем все дружно провели с Гарри весь оставшийся день. Они все вместе сходили в Гринготтс, где Гарри и оставил семейную реликвию, не боясь, что его тайна станет явью – банк рьяно охраняет тайны своих клиентов.









Глава 69. Гораций Слизнорт


На выходе из банка они столкнулись с неожиданным человеком.
- Здравствуйте, профессор Дамблдор! – Хором, как на плацу, сказали они.
- Добрый день. – Чуть кивнул директор головой и задержал свой взгляд на них. – Впрочем…возможно, это будет наилучший вариант… - Как будто сам с собой говорил профессор. Ребята стояли и вежливо ждали окончания. Наконец, профессор договорился сам с собой, и его взгляд стал более вменяемым. – Уизли, вам не стоит надолго покидать свой магазин, если не хотите, чтобы клиенты разбежались.
- Спасибо, сэр! – И близнецы унеслись по улице.
- Вы свободны? – Задал вопрос профессор всем остальным.
- Да, сэр. – Был ему ответ.
- В таком случае, мисс Лавгуд, у меня к Вам просьба. Отнесите это мистеру Олливандеру. – И Дамблдор отдал Полумне конверт. – Осторожнее, там очень необычный состав пороха.
- Конечно, профессор! – Пропела Полумна и, пританцовывая, отправилась по поручению директора.
- Мисс Джоу, а Вы сходите к моему секретарю Перси Уизли и передайте ему лично в руки вот эти документы. – И Дамблдор отдал девушке стопку листов.
Девушка махнула друзьям рукой и исчезла в толпе.
- А теперь вы. – Остро посмотрел на четверку студентов профессор. Ребята инстинктивно напряглись. – Как вы смотрите на то, чтобы прокатиться со мной в одно место?
- Где Вы нас по-тихому прикопаете? – Подал голос Драко. Дамблдор звонко и весело рассмеялся, что мало сочеталось с его возрастом.
- В этом нет никакой нужды, Драко! – Озорно сказал директор. – Вы четверо – слишком ценные студенты, чтобы вами разбрасываться. По секрету скажу, вами уже многие наши работодатели интересуются, но я пока не даю «добро». Вас еще нужно обучить многому. А заработать деньги вы всегда успеете.
- А как же репутация? – Вздернула голову Гермиона.
- Она у вас уже есть, иначе вас бы не пытались завербовать еще после третьего курса. А конкретно на Вас, мисс Грейнджер, спрос еще больше вырос после четвертого.
Девушка чуть покраснела и отвела глаза в сторону.
- Но, как я уже сказал, вам еще нужно подучиться. Рано вам на действительно серьезные задания отправляться.
- А куда мы направляемся в таком случае, сэр? – Поинтересовался Гарри.
- К одному моему старому знакомому. Расскажу по дороге, если поедете.
Ребята кивнули головами, а профессор махнул рукой. Подъехал очень навороченный автомобиль, профессор сам открыл дверь и сел внутрь. Ребята последовали за ним. Внутри машина была роскошной – деревянные панели, кожаные кресла с массажем, бар со всяческими напитками. Даже Драко, привыкший к роскоши и богатству с детства, с интересом крутил головой. Когда ажиотаж спал и ребята были готовы слушать директора, он заговорил.
- Мы едем к человеку по имени Гораций Слизнорт. Он – мой старинный друг. Когда-то он уже преподавал в Хогвартсе, но потом ушел по личным причинам. Сейчас я бы хотел его снова пригласить на должность преподавателя математики. По правилам Совета любой преподаватель должен быть одобрен большинством голосов. Однако, как показывает практика последних лет, это не самое разумное решение. И поэтому я сам, как Глава Совета, воспользуюсь своим правом действовать по собственному желанию и усмотрению.
- А мы Вам зачем? – Спросил Невилл.
- Горацций очень мнительный. Да вы и сами все увидите.
Вскоре автомобиль прекрати движение, и все вышли. Оказались они у красивых кованых ворот. Директор поднял ближайшую палку и ткнул ею в замок. Тот не поддался.
- Заперто. – Констатировал он. – Кто сможет открыть?
- Позволите, профессор? – Выступила вперед Гермиона.
Директор сделал приглашающий жест, и девушка села на колени, вытаскивая свою палочку-выручалочку. Поковырявшись внутри замка пару минут, раздался тихий щелчок, и калитка отворилась. Дамблдор вошел первым. Несмотря на более чем преклонный возраст, он очень тихо шагал. Ребята также неслышно следовали за ним. Дверь в дом была открыта. Зайдя внутрь, все удивились абсолютному порядку – даже обувь стояла абсолютно ровно. В гостиной за углом коридора было также чисто и прибрано. Директор тихо подошел к креслу и ткнул в спинку палкой. Тут же оттуда показалась лысоватая голова, а за ней руки, в которых было зажато по пистолету. Ребята отреагировали на необычное появление молниеносно. Каждый встал в стойку. Гарри приготовил короткие клинки, Невилл – бумеранг, Гермиона вытащила пару пистолетов, а у Драко в руке была небольшая склянка с какой-то жидкостью. Мужчина оценил исходящую от подростков угрозу, а затем взглянул на Дамблдора.
- Ад и все его дьяволы! Альбус, зачем так пугать меня?
- Прости, Гораций, рефлекс. – Развел тот руками.
- Как ты меня нашел?
- Для меня это было не сложно. – Мягко улыбнулся Дамблдор. – Я тебя очень хорошо знаю.
- А как ты понял, где я?
- Кресло выбивается из общего порядка. Ты хорошо потрудился, друг мой.
- Хозяева сейчас на островах. Я тут временно. Ты сам знаешь, почему.
- Знаю.
- И я знаю, зачем ты здесь. Мой ответ по-прежнему отрицательный. – Резко бросил последнюю фразу Слизнорт.
- Жаль. – Покачал головой профессор. – Согласись ты вернуться в Хогвартс, я бы счел это своей личной победой. А заодно ты бы смог лично преподавать вот у этих четверых друзей. Драко Малфой, Невилл Долгопупс, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер. Очень талантливые ребята. Их у меня пытаются перекупить уже три года.
Гораций Слизнорт чуть улыбнулся, но на ребят взглянул уже по-новому. С азартом и интересом.
- Гораций, ты не возражаешь, если я схожу в уборную? – Осведомился Дамблдор.
- Конечно. – Махнул его друг в нужную сторону.
И все выжидательно посмотрели друг на друга.
- Значит, это вас называют «Золотое Кватро»? – Задал Слизнорт вопрос.
- Нас. – Кивнул Драко.
- Интересная вы компания. – Протянул он.
- Сэр, можно вопрос? – Спросила Гермиона. Слизнорт кивнул, и та задала свой вопрос. – Это же Варнава Кафф – главный редактор «Наемник сегодня»?
- Да. Я с ней в очень хороших отношениях. Она всегда интересуется моим мнением. А это – Гвеног Джонс. Действующий чемпион мира по стрельбе из арбалета. Говорит, что каждый раз, целясь, он вспоминает мою науку.
Вообще, стояло множество фотографий разных знаменитостей, и каждый из них хоть чуть-чуть, но обнимал Слизнорта.
- Гораций, ну мы пойдем. – Внезапно раздался голос Дамблдора.
- Вы уже уходите? – Как-то растерянно произнес Слизнорт.
- Ну я же вижу, что дело безнадежное. Жаль. Хогвартс многое потерял. Еще увидимся, друг мой.
И с этими словами Дамблдор выдвинулся из дома прочь. Ребята вежливо попрощались с человеком и также вышли.
- Ну хорошо! – Догнал их голос Горация. – Я согласен. Только требую другой кабинет и прибавки. В жуткие времена живем!
Дамблдор лишь улыбнулся и сел в автомобиль. Друзья сели следом, и они поехали. В тишине они сидели недолго. Гарри первым начал расспросы.
- Что это сейчас было, сэр?
- Гораций – тщеславный человек, несмотря н свою замкнутость. Он захочет обучать вас. Этим я и воспользовался.
- А что такого в нас? – Не понял Невилл.
- Вы – лидеры. – Просто сказал директор. – На вас ориентируются, вас уважают, на вас хотят быть похожими. Гораций любит ярких личностей.
- А с чего вы так уверенно о нас говорите? – Не поверила Гермиона.
- Я вижу. – Снисходительно улыбнулся ей Дамблдор. – На вас смотрят, вас слушаются, поэтому из вашей компании двое – старосты своего факультета. Я бы сделал всех вас, но это вызовет ненужные пересуды. Но главный показатель вашей значимости – это ваши бои. Вы заметили, что каждого из вас вызывают на индивидуальный бой в конце каждого семестра? Вам бросают вызов, вы принимаете его. И побеждаете. Лидер побеждает. А ваша дружба, не смотря ни на что, лишь укрепляет мнение остальных. Вы – их лидеры. И они все ориентируются на ваше мнение. Лидер не может ошибаться. Грядут очень непростые времена. И от того, какую сторону примет лидер, зависит очень многое. В нашем мире стало очень неспокойно. Газеты молчат об этом, чтобы не сеять панику. Но побег Сириуса – лишь верхушка этого айсберга. И ваше решение в этой…ммм…ситуации будет ключевым. Победит тот, чью сторону вы примите.
И Дамблдор замолчал, показывая, что разговор окончен. Ребята тоже молчали – им было, о чем подумать.




















Глава 70. Странный учебник


Год в Хогвартсе начался, как обычно. Ничего нового. Все уже привыкли к ежегодной смене преподавателя математики. И студенты постарше делали ставки, как скоро и по какой причине не станет этого преподавателя. Как ни странно, очень многие ставили на то, что Золотое Кватро лишит его жизни. Или, по крайней мере, места профессора. Друзья, узнав об этом, несколько удивились, каждый в своей манере. Драко фыркнул, Невилл ужаснулся такой репутации, Гарри просто не поверил, а Гермиона рассердилась на такую глупость. Однако разгонять этот тотализатор не стали. С одной стороны, Драко уговорил их посмотреть, чем дело кончится на самом деле. Сам он поставил на то, что профессор не умрет и останется в школе. Последнее условие было сделано под давлением от нравоучений Гермионы. А с другой стороны, из-за дружбы с близнецами, которые и организовали тотализатор. Пусть они уже не учились, но это не мешало им действовать через других студентов.
В один из первых дней, когда друзья шли с завтрака, обсуждая расписание, Гарри застрял на полдороги.
- Гарри, ты чего остановился? – Окликнул друга Невилл.
- Ищу учебник по математике. – Ответил тот, продолжая копаться в своей сумке. – Черт, кажется, я оставил его в комнате. – Поморщился он. – Гермиона, только не начинай занудствовать! – Предупреждающе вскинул он руку.
- Я и не собиралась! – Гордо вскинула она голову и ушла по коридору.
- Удачи с новым профессором! Потом поделитесь впечатлениями! – Вскинул Драко руку и поспешил за девушкой – у них была совместная криминалистика.
- Не переживай, я поделюсь с тобой учебником. – Похлопал Невилл друга по плечу.
- Не в первый раз. – Вздохнул Гарри.
- Мы всегда помогаем друг другу. – Кивнул Невилл, и ребята пошли в аудиторию.
Когда прозвенел звонок, то в класс вошел их новый преподаватель. Старый, полноватый смешной человек. У него было доброжелательное и располагающее лицо.
- Доброе утро! – Поздоровался он и услышал стройный хор голосов в ответ. – Ну-с, давайте посмотрим, что у нас по плану с вашим курсом. – И профессор взял учебник в руки и начал листать его. – Ага, ну что ж, давайте начнем по порядку. Открывайте третью страницу, приступим.
Все зашуршали учебниками и тетрадями, Невилл положил свой учебник на середину парты, и ребята уставились в него.
- Гарри, Невилл, а почему у вас один учебник на двоих? – Удивился Слизнорт.
- Я забыл свой в комнате. – Сознался Гарри, краснея.
- Ничего страшного. Возьмите в шкафу запасной. – Махнул учитель рукой. – Я специально выпросил у Филча из его запасов по парочке учебников для каждого курса именно на такие случаи.
Гарри послушно встал и направился к шкафу. На полке действительно стояло много учебников, но для шестого курса был всего один – старый, потрепанный. Гарри ничего не оставалось, кроме как взять его. В конце концов, это всего лишь на один урок. А потом он вернет его на место. Сев за стол, молодой человек раскрыл учебник на нужной странице, но вместо задачи он увидел какие-то надписи мелким аккуратным почерком. Нет, задача была в учебнике, но вот Гарри привлекала эта надпись. Она была сделана по всему периметру страницы. Очень убористый почерк приходилось разбирать, а о некоторых словах догадываться. Гарри переписал надпись себе в конец тетради и увидел, что это был стих:
Искорки заката,
Змейки золотые -
Дорогая роскошь,
Путает следы,
Я в тебя влюбился,
Рыжая девчонка,
Золотым каскадом,
Зацепила ты.
Невилл видел, что Гарри занят совсем не уроком, однако не отрывал друга от его занятия. Он лишь следил, чтобы тот не попался профессору на глаза. Но все обошлось. Сам же Гарри сидел и смотрел на эти строки, думая, чем же они его так привлекли. И вообще, чей это был учебник? Кто эта девушка? Где сейчас эти двое? Как сложилась их судьба? За такими размышлениями урок прошел быстро. Гарри сунул учебник в сумку и поспешил в коридор. Весь день эти вопросы крутились у него в голове. Гарри представлял себе, что эти двое поженились в конце и нарожали еще рыженьких детей. А что? Это вполне могли быть Молли и Артур Уизли. Или же автор стихов так никогда не признался девушке в своих чувствах? А может, они оба умерли уже? В общем, вариантов развития событий было множество. Однако, что Гарри точно понимал – он не хочет расставаться с этим учебником. И поэтому он оставил его себе. А свой новый положил после уроков в шкаф. Судя по всему, профессор Слизнорт был несколько рассеянным человеком, и подмены не заметит. И вообще, это же учебник про запас – так какая разница, какой он. Наоборот – новый, приятно.
К вечеру, когда он встретился с друзьями, было разобрано и переписано еще несколько стихотворений.
От зелёных глаз твоих
Сердце замирает.
Не уйти во век от них
В небесах душа летает.
Блеском глаз сведёшь с ума,
Изумрудами сверкая,
Как предутренний туман,
В глазах твоих я нежно таю.

Вы... видели её глаза?
Им красота дана от Бога.
Да не коснётся их слеза.
Поверьте, глаз таких немного...
Рассвет, пьянящий без вина,
В котором утопает птица.
Иль звезд далеких глубина,
С её глазами не сравнится...
Лукавый, жгучий, ясный взгляд,
Пьянит до умопомрачения.
Его магический разряд,
Уносит в сладкие мгновения.
Глаза, что любят напролом
И обволакивают лаской.
Перенасыщены теплом,
Воспетые волшебной сказкой...
О них- любой померкнет стих!
Несовершенно будет слово
Для изумрудных глаз таких
И взгляда ясного такого.

Гарри закончил читать, и класс, где друзья сидели, погрузился в молчание. Все осмысливали услышанное. Гарри обвел друзей взглядом.
- Ну, кто что думает?
- Это посвящено женщине. – Неожиданно уверенно сказал Невилл.
- Не удивил. – Фыркнула Гермиона.
- Учебник с собой? – Спросил Драко. Гарри вытащил книгу из портфеля. Драко внимательно просматривал каракули. – Незнакомый почерк. – Констатировал Драко со вздохом.
- Гарри, а что ты хочешь узнать? – Не понимала Гермиона.
- Кто это писал, кому. Или о ком.
- Зачем?
- Не знаю. Но чувствую, что это важно.
Друзья переглянулись. С интуицией не поспоришь.
- Ну и каков твой план? – Спросил Драко.
- Не знаю. – Тяжело вздохнул Гарри. – Пока буду разбирать все эти записи, а там посмотрим. Может, в них какая-нибудь информация есть.
На том порешив, друзья разошлись по своим башням.
























Глава 71. Интересный разговор


Дни сменялись неделями, месяцами, а тайна учебника пока не была раскрыта. Гарри переписал уже уймы стихов, посвященных рыжим волосам и зеленым глазам таинственной незнакомки. Складывалось впечатление, что писавший был очень влюблен, но тайно. Автор писал о девушке, как о своей мечте, красивой, несбыточной и далекой, как звезда на небосклоне. Гарри ему искренне сочувствовал. Как-то вечером он прочитал один из понравившихся ему стихов Джоу и сказал, что если бы он мог, то сочинил бы подобное для нее. Девушка растрогалась и в порыве чувств призналась ему в любви. Для Гарри это было неожиданным. До такой степени, что он не знал, что сказать. Вот только весь следующий день ходил, как будто ему накануне кирпич на голову свалился. Т.е. мысли были далеко, и улыбался он чему-то своему. А вечером, когда встретился с девушкой вместо приветствия выпалил ей: «Я люблю тебя.» И весь оставшийся вечер до самого отбоя они провели за поцелуями, разговорами о любви и их совместном будущем.
Проводив Джоу до ее башни, Гарри поспешил к себе, чтобы успеть до отбоя. На распутье коридоров он услышал голос директора и его зама, т.е. декана Гриффиндора.
- Вы уверены в этом, Альбус? – Озабоченно спрашивала МакГонагалл.
- Абсолютно. – Ответил Дамблдор. – Мои люди прочесали всю планету, реликвий нигде нет.
- Не думаете же Вы, что они уничтожены? Это же наследие нашей Академии.
- Нет, не думаю. – Вздохнул тот. – Они где-то спрятаны. Но вот где, я не знаю.
- А кто, кроме него, может это знать?
- Боюсь, что никто. Том – очень скрытный. Мне кажется, что Ариана была единственным близким ему человеком.
- И что, все свои знания он хранил в себе? – Не поверила профессор.
- Мои люди говорили, что ходят слухи о некой книжке, в которой скрыта информация обо всем и обо всех. И если найти ее и расшифровать, то… - Тут, по-видимому, Дамблдор развел руками. Гарри еще больше стал вслушиваться.
- Слухи или сплетни? – Уточнила МакГонагалл.
- Слухи. – Уверенно ответил директор.
- Значит, книжка существует. – Столь же уверенно заключила декан.
- Минерва, мои люди не раз взламывали его дом, компьютер, даже сейф в банке. Был обыск в доме Малфоев несколько лет назад. И ничего не нашли.
- Но не мог же он такой бесценный источник информации выкинуть!? Должен же быть кто-то, кто хотя бы примерно знает или о его месторасположении или подтвердить факт его существования.
- Есть такой человек.
- И где он? В Азкабане?
- Зачем же? Он тут, в Хогвартсе.
- Здесь? В Академии? И кто?
- Гораций.
- Наш новый преподаватель? – Удивлению профессора информатики не было предела.
- Да. Я специально позвал именно его на эту должность.
- И как он согласился, учитывая, что тот, чью тайну он, вероятно, хранит, преподает здесь.
- Заметь, с тех самых пор, как сам Гораций уволился.
- Тем более.
- А вот для этого я на ту встречу взял нашу золотую четверку. – Хитро сказал директор. – Гораций тщеславен, и он не мог устоять перед искушением завязать сразу столько полезных знакомств. К тому же, той тайне очень много лет.
- Если эта тайна вообще есть.
- Есть. Уверен, что есть. Иначе Гораций бы не скрывался так.
- И как Вы намерены узнать эту тайну? – Осведомилась декан.
- О, я – никак. А вот ребята наверняка вызнают все. Не представляю, как им удается все это проворачивать, однако с их появлением в Академии все время что-нибудь из ряда вон случается.
- И какой Вам от этого прок? – Не поняла МакГонагалл.
- Я всего лишь буду ждать их следующего шага. И тогда пойму, что это за тайна. Эта партия длится очень много лет. Год-другой не имеет значения.
- А если они не узнают? – Не поверила замдекана.
- Узнают, Минерва, можешь даже не сомневаться. Ты знаешь, что у нас в Академии делают ставки, сколько продержится Гораций в своей должности?
- Не может быть! – Ахнула декан.
- Близнецы Уизли стараются на славу, даже не появляясь здесь. – Усмехнулся директор.
- Надо остановить этот беспредел! Здесь учебное заведение, а не казино! – Строго высказалась женщина.
- Да брось. Я лично с интересом жду развязки.
- Только не говорите мне, что Вы тоже сделали ставку! – Возмутилась МакГонагалл.
- Спокойной ночи, Минерва. – Загадочно произнес Дамблдор и удалился, насвистывая что-то легкомысленное.
Декан Гриффиндора также удалилась, но в другом направлении. Гарри лишь мысленно усмехнулся, что Гермиона бы отлично нашла с его деканом общий язык, если бы попала на Гриффиндор. Но весь свой путь до башни он думал, что это за такая таинственная книжка, о которой говорил директор.






















Глава 72. И снова дневник


На следующий же день Гарри поведал друзьям о разговоре директора с замом.
- У нас хоть когда-нибудь будет спокойный год? – Простонал Невилл, услышав об очередной тайне.
- Нет, по-видимому. – Фыркнула Гермиона.
- За что нам все это? – Не унимался Невилл.
- Зато нескучно, друг! – Хлопнул Драко того по плечу.
- Лучше поскучать, чем все время во что-то ввязываться. И ведь каждый раз это что-то незаконное.
- Не кисни, Невилл! – Оборвал его Гарри. – Давайте лучше подумаем, что это за книжка такая. Может, это мой учебник?
Наступила тишина, все думали.
- Не думаю. – Наконец высказалась Гермиона. – Там одни стихи.
- Во-первых, не одни. – Прервал ее Гарри. – Там еще какие-то каракули есть.
- А во-вторых? – Парировала когтевранка.
- Не знаю, может, это шифр какой-нибудь?
- Если бы это было шифром, то должны быть повторяющиеся слова, сочетания слов. – Прервал зарождающуюся перепалку Драко.
- Там все время говорится о зеленых глазах и рыжих волосах. – Стоял на своем Поттер.
- Ну и что это за шифр? – Иронично вздернула бровь Гермиона. – Где тут сказано о сокрытых сокровищах? К тому же, не забывай, что эта книга принадлежит профессору Реддлу. В книге явно не его почерк. Да и самой книге вряд ли более двадцати лет.
- А какого года издания учебник? – Перебил подругу Невилл.
- Нет там этой страницы. – Вздохнул Гарри. – Она вырвана.
- Если бы это писал профессор, - продолжила Гермиона свою мысль, - ей должно быть не менее…эээ…пятидесяти? Сколько лет профессору Реддлу? – Обвела Гермиона друзей. Все призадумались.
- У отца спрошу. – Сказал Драко. – Он точно знает. – Я вот думаю, может, эта книга – это дневник, который он давал отцу на хранение? Ведь был же обыск у нас в доме...
Все призадумались.
- А что, это идея. – Высказался Невилл. – Принадлежит профессору, явно тайный, раз он его втихаря отдал. Даже Гринготтсу не доверил. И он весь исписан какими-то значками, которые мы не смогли расшифровать. И, кстати, Гарри, в том дневнике он говорил об Ариане. Ни слова про ее глаза или волосы. И уж тем более в стихах. Все куда прозаичнее.
- Да ладно-ладно. – Буркнул Гарри. – Моя идея была дурацкой.
- Не дурацкой, а просто другой. – Потрепала друга по плечу Гермиона. – А вот идея Драко действительно похожа на правду. Надо снова раздобыть тот дневник. Драко, достанешь его?
- Только в Рождество. – Покачал тот головой.
- Ну и какой у нас план по загадкам на это год? – Решил подвести итог их собранию Невилл.
- Узнать, что за реликвии пропали. – Начала загибать пальцы Гермиона. – Узнать, кто такая Ариана. И узнать, кто и кому писал в учебнике по математике.
- Веселый будет год. – Цокнул Гарри языком.
- И с чего начнем? – Тяжело вздохнул Невилл.
- Конечно же…
- С библиотеки. – Закончили парни мысль Гермионы, и все дружно рассмеялись.


















Глава 73. Рождественская вечеринка


С возвращением Горация Слизнорта в Хогвартс возродились его рождественские встречи. За неделю до этого события рассылались приглашения самым достойным. И, естественно, «Золотое Кватро» было среди приглашенных. Профессор решил сделать их венцом своей коллекции влиятельных знаменитостей. Ребята не горели желанием быть витриной профессора, но разумно не высказывали это вслух. К тому же, им следовало наоборот сблизиться с профессором и узнать о его годах, проведенных в этих стенах ранее, и о его отношениях с Реддлом. Поэтому вечером они, принарядившись, отправились исполнять свои роли. Джоу и Полумна, пришедшие на праздник со своими кавалерами, были очень рады и покрасоваться, и лишний раз показать, что место девушки рядом с этими парнями занято. Драко пришел на вечер с Гермионой. Но парой они не были. Парень расстраивался, но решиться на откровенный разговор с девушкой боялся. Поэтому так и ходил вокруг да около. Что думала сама Гермиона по этому поводу, он не знал. С Джоу и Полумной она их отношений не обсуждала вообще, переводя тему.
Вечер был довольно скучным, хоть и помпезным. Разодетые студенты с претензией на стиль, официанты из других студентов, которые были не прочь подзаработать, неинтересные высокопарные разговоры, сомнительная еда. В общем, друзья держались вместе, мечтая поскорее уйти. Сам хозяин вечеринки упивался происходящим. Ему очень нравилось чувствовать свою значимость. Он ощущал себя пауком, связывающим своей паутиной знакомств и связей разных людей.
Вечер начался с официальной части – т.е. поздравления профессора с Рождеством, а также поздравления победителей последних турниров и индивидуальных боев. Профессор говорил пространно, велеречиво. И большинство проникались его словами, подчеркивающими значимость каждого из присутствующих. И каждый верил, что его ждет блестящее будущее. Друзья же вежливо улыбались, соглашались со словами своего преподавателя, чокались бокалами, а мысленно отсчитывали минуты, когда можно будет хотя бы встать из-за стола. Через некоторое время Слизнорт встал из-за стола и включил негромкую музыку, что возвещало об окончании официальной части. Все гости встали со своих мест и разбрелись по комнате, некоторые танцевали. Официанты продолжали фланировать среди приглашенных с подносами, на которых стояли тарелки, чашки, бокалы.
Гермиона разговаривала с Драко о предстоящей практике, когда к ней обратился один из гостей.
- Гермиона, потанцуем?
Ребята прервали свой разговор и уставились на парня. Высокий юноша с интересом оглядывал фигуру девушки, совершенно не обращая внимания на Драко.
- Вообще-то Гермиона со мной. – Осторожно начал Драко.
- Ну и что? – Поразился парень. – Ты же с ней не танцуешь.
- Мы разговариваем. – Начал закипать Драко.
- Поговорить вы можете и в другом месте. – Парировал он. – И если ты не танцуешь с девушкой, то это могу сделать я.
- Не можешь. – Почти рычал слизеринец.
- Кормак, - отмерла Гермиона, - я бы с радостью с тобой потанцевала, но сейчас я занята. Извини.
Парень презрительно посмотрел на девушку и отошел к другой, которая с радостью согласилась стать его партнершей.
- Кто это такой? – Резко спросил Драко у подруги.
- Кормак Маклаген. Он с Гриффиндора, учится на последнем курсе. Считает, что станет Главой Совета. – Тут же, как на занятии, ответила Гермиона, краем глазом следя за предметом их обсуждения.
- Странно, что мне он не попадался до сегодняшнего вечера. – Нахмурился Драко.
- Он же не подбивает к тебе клинья. – Пожала плечами девушка.
Драко изумленно посмотрел на Гермиону – он не ожидал, что его девушку кто-то пытается увести. О том, что они не встречаются, парень не думал. Он считал Гермиону своей и полагал, что все это знают. Однако, как оказалось, это совсем не так. Поэтому он тут же увел ее в центр зала, даже не спросив, хочет ли она танцевать. Однако сама когтевранка не возражала, а с удовольствием исполняла пируэты, следуя за Малфоем, который уверенно вел ее в танце.
Гарри и Невилл в это время атаковали профессора.
- Профессор, расскажите нам о своих годах тут. – Попросил Гарри, пытливо заглядывая тому в глаза.
- Ох, Гарри, мой мальчик, это было так давно! – Вежливо засмеялся профессор.
- Не наговаривайте на себя! Вы превосходно выглядите!
- Льстец! – Довольно улыбнулся Слизнорт. – Что я могу тебе сказать. Тут ничего не изменилось с тех пор, как я тут учился или преподавал. Студенты балагурят, преподаватели их воспитывают.
- А какой предмет был Вашим любим? – Подал Невилл голос.
- Информатика.
- А кто был Вашим любимым преподавателем?
- Профессор Реддл. – Ответил Слизнорт и тут же изменился в глазах. Он как будто чего-то испугался. Но мальчики сделали вид, что ничего этого не заметили.
- Он у Вас преподавал!? Повезло! – Восхитился Гарри, желая продолжить интересующую его тему.
- Да, он очень хороший преподаватель. – Поддакнул Невилл.
- Соглашусь. Все, что я знаю, я знаю благодаря его науке. – Невесело усмехнулся преподаватель и уже хотел было уйти, но ребята ему не дали.
- Красивая они пара. – Вздохнул Гарри, глядя на Драко и Гермиону.
Гораций обернулся на это замечание и проследил за взглядом своего ученика.
- Интересно, что Драко подарит ей на Рождество? – Как будто размышлял Гарри вслух. – Уверен, что какое-нибудь украшение, что-нибудь личное. Невилл, как думаешь, что это будет?
Умный Невилл тут же включился в игру:
- Может, какую-нибудь семейную реликвию. Или артефакт у кого-нибудь купит для нее. Он как-то тут просматривал каталог украшений Полумны. А, может, и кольцо.
- Кольцо дарят при помолвке. – Задумчиво произнес Слизнорт, наблюдая, как Драко увел девушку в конец зала в угол, где росла омела. И в следующую секунду он уже целовал ее. – Может, все к этому и идет, если судить по их поведению. Эх, где мои шестнадцать лет…
- Профессор, а что бы Вы посоветовали подарить любимой девушке? – Спросил Гарри, твердо глядя в глаза профессора. Тот как-то резко стушевался, его глаза забегали.
- Простите, мне надо к другим гостям. – Быстро произнес профессор и удалился.
Гарри и Невилл остались вдвоем – Джоу и Полумна весело болтали с другими девушками.
- Что ты думаешь об этом? – Спросил Гарри у друга.
- Он точно что-то знает об этих реликвиях. – Уверенно подтвердил тот догадку Гарри. – Только как его разговорить...?
- Подумаем. – Кивнул Гарри
На этом обсуждение реликвий закончилось.













Глава 74. Изменить судьбу


К рождественским каникулам ребята окончательно убедились, что учебник – не та загадочная книженция, в которой должна быть информация о реликвиях Академии. Друзья разобрали все стихотворения – они были о любви, зеленых глазах, рыжих волосах, принцах, принцессах и цветах. «Розовые сопли.» - Буркнул Драко, за что получил от Гермионы по макушке тетрадью. Однако, в целом, его мысль была верна. Стихи не имели никакого отношения к шифрам. Даже разложив их по отдельным стопкам сути стихотворений, ничего, кроме как глубоких чувств автора, там не было.
На рождественские каникулы ребята отправились на первое учебное задание. Им предстояло выкрасть документы одного европейского дипломата, подтверждающих его связь с террористами с ближнего востока. Ребят внедрили в посольство под видом подсобных рабочих. Через четыре дня документы лежали на столе у Главы Совета. На следующий день они были преданы огласке, а еще через день дипломат был найден у себя дома застреленным. Самоубийство. Ребята, узнав об этом, засели в пабе Лондона. Впервые в жизни они столкнулись с реалиями своей будущей профессии. На душе было нерадостно.
- Бросить, что ли эту Академию? – Задумчиво водил пальцем по краю стакана Невилл.
- Только попробуй. – Выдала ему подзатыльник Гермиона. – Мы вчетвером сюда пришли, вчетверо и уйдем.
- Я не смогу, кажется, убивать по заказу. – Все больше хмурился пуффендуец.
- Осядешь в Совете и знать не будешь о заказах. – Подал голос Драко.
- Все равно чья-то кровь будет на моих руках. – Гнул он свою линию.
- А ты вспоминай о наших родителях. – Сказал Гарри.
- К тому же, лучше предупреждать действия других, чтобы не приходилось убивать виновных. – Наставительно сказал Драко.
- Разве Совет этим не занимается? – Вяло поинтересовался Невилл.
- Занимается. – Подтвердил Драко. – Что тебе мешает попробовать туда попасть? Туда попадают лучшие. Те, у кого безупречная репутация. Лидеры. А разве мы не такие? Вспомни, что нам Дамблдор говорил перед началом учебного года. Мне тоже не нравится идея убивать. Мне проще отдать приказ, чем выполнить самому. Я о таком, понятное дело, никому не рассказываю, особенно родителям, но вам-то можно, вы же – мои друзья.
- Пойдешь в Совет? – Спросил Гарри, которому тоже не сильно нравилась идея лишать кого-то жизни своими руками, хотя, если бы это был Хвост…
- Там мое место. – Кивнул Драко. – И мне там нужны будут соратники. Кто как не друзья лучше всего подходят на эту роль?
- Ты хочешь сказать, что возьмешь нас в Совет? – Недоверчиво спросил Невилл.
- Возьму. – Кивнул Драко. – А чтобы вас утвердили, нужно, чтобы вы соответствовали. Поэтому и думать забудь о том, чтобы бросить Академию. Более того, каждый из вас должен показывать, что любое выданное задание нам по плечу. Даже если оно кажется плевым и недостойным. Мы должны делать вид, что там все не так просто, как говорят.
- Ты предлагаешь врать? – Подала голос Гермиона.
- Не врать, а блефовать. – Поправил ее Драко. – Политика – это очень тонкая игра. Где-то надо оставить недосказанность, чтобы каждый додумал, причем каждый свое, где-то загадочно улыбнуться, где-то на что-то намекнуть.
- Все равно это остается ложью. – Стояла на своем девушка.
- Гермиона, скажи, разве нам было легко справиться с этим заданием? – Внимательно посмотрел на нее Драко. – Легко было тебе стать горничной именно на этом этаже, где хранились документы? А Невиллу легко было вскрыть сейф? А Гарри легко было направить всех охранников куда подальше в разные места, чтобы они не заметили нас? А мне легко было опоить других сотрудников посольства сонным зельем? А ведь потом никто не должен был за нами проследить или вычислить. Разве все это было легко?
- Но у других тоже не простые задания, если так рассуждать. – Возразила когтевранка.
- А я и не спорю с тобой. – Пожал парень плечами. – Но ведь они и не становятся политиками. Зато остаются прекрасными исполнителями. Или находят себя в чем-нибудь еще. Те же Уизли, например.
Гермионе нечего было возразить на это.
- Так что – ставим своей целью попасть в Совет? – Уточнил Гарри.
- Да. Если не хотим стать тупыми исполнителями. – Подвел итог Малфой. – Вы со мной? – Поднял он бокал. Друзья чокнулись с ним. Так, юные Наемники решили изменить свою судьбу к лучшему.











Глава 75. Шифр профессора


Когда друзья ехали в Хогвартс на новый семестр, Драко начал разговор:
- Я поговорил с отцом и выяснил возраст наших профессоров.
- Интересненько. – Оживился Гарри.
- Дамблдору семьдесят два года, Реддлу шестьдесят, а Слизнорту сорок четыре.
- И что нам это дает? – Спросил Невилл.
- Особенно ничего. – Пожал Драко плечами.
- Ты не прав. – Высказалась Гермиона. – Мы можем прикинуть точнее, какие годы нам искать в газетах, чтобы выяснить, кто такая Ариана.
- Ну если только. Хотя мне кажется, что мы за эти годы прочитали все газеты, что издаются с самого момента изобретения печатного пресса. И ничего там не нашли.
- Значит, плохо искали. – Стояла девушка на своем. – Поищем еще раз.
- Поищем. – Вздохнул Драко. – А еще я вновь взял дневник.
- Ты уверен, что это то самый? – Спросил Гарри.
- Абсолютно. – Кивнул блондин. – Я проверил его. Я помню рецепт той смеси, что проявляла его чернила.
- И что ты там обнаружил? – Подключился Невилл.
- Да ничего нового – я проверил те страницы, где мы читали о его переживаниях. А другие я не стал трогать.
- Твой отец в курсе? – Озабоченно спросила Гермиона.
- Нет, конечно, я снова поменял тетради местами.
- Надеюсь, профессору не понадобится срочно его дневник. – Покачала головой девушка.
- В таком случае отец просто сообщит мне, а там уже придумаем, что делать. – Пожал парень плечами. – Не беспокойся.
Драко положил свою руку поверх ладони Гермионы. Та покраснела и отвела взгляд в окно. Но руку не убрала. Парни лишь понимающе переглянулись.
В самой Академии в первый же вечер они приготовили проявитель, Гермиона принесла фотоаппарат, и все приготовились к чуду. И оно не заставило себя ждать. Когда пена полилась на страницу, то начали проявляться какие-то значки. Они испещряли всю страницу. Гермиона тщательно снимала их с разных ракурсов и разного расстояния. Каждый лист с этими рисунками. За две недели работы они отсняли все зашифрованные страницы. Когда все снимки были проявлены и пронумерованы, ребята разложили их на полу. Весь пол был устелен листами фотографий. От значков рябило в глазах.
- Мрак какой! – Ужаснулся Гарри, протирая глаза. – Розеттскому камню и не снилось такое. – Все молча согласились с другом, продолжая рассматривать неизвестно что.
- А знаете, на что это похоже… - Невнятно протянула Гермиона, закусывая губу и хмуря брови.
Девушка подошла к некоторым фотографиям и, поменяв их местами, положила рядом. Взобравшись на парту, она посмотрела на получившееся сверху. Ребята в один момент оказались рядом.
- Это гениально! – Выдохнул Драко и поцеловал подругу. Перед ними была фотография пары. Эти невнятные и несуразные на первый взгляд значки соединились в изображение мужчины и женщины. – Надо соединить остальные.
Ребята спрыгнули на пол и стали ковыряться в изображениях. Зная, что искать и на что обращать внимание, они уже не бездумно смотрели на эти картинки. Спустя пару часов перед ними лежало четыре образа пары. На каждом из них эти двое смотрели друг на друга, держась за руки. Фотографии были похожи и одновременно непохожи между собой. На первом изображении парень протягивал девушке какой-то кругляш, на втором диадему, на третьем у него в руке была какая-то чаша, а на последнем было изображено кольцо. На каждой из этих картин пара улыбалась той самой улыбкой, которую дарят влюбленные друг другу. Это казалось чем-то очень личным, интимным.
- Какой наш профессор тут молодой… - Задумчиво протянул Невилл.
- Ты думаешь, это профессор Реддл? – Проговорил Гарри, разглядывая мужчину на фотографиях.
- Уверен. – Кивнул Невилл.
- В таком случае женщина рядом с ним – это Ариана.
- Несомненно.
- Интересно, почему именно эти вещи он изобразил? – Махнул Драко рукой.
Гермиона обвела добытым из сумки фломастером четыре вещи девушки.
- Вероятно, именно это и есть те реликвии, о которых говорил директор. – Сказала она.
- Ты знаешь, что это? – Спросил Гарри.
- Нет. – Покачала она головой. – Но узнаю.
Посмотрев еще немного на снимки, ребята сложили их, убрали и покинули класс. Теперь перед ними стояла новая задача – выяснить, что это за вещи, и где они находятся.





Глава 76. Дожать Слизнорта


В новом семестре друзья попеременно изучали закрома библиотеки. Они искали информацию о реликвиях Академии. Были прочитаны и пролистаны книги по легендарному оружию, мастерам—оружейникам, статистики аукционов и многое другое. Но ничего не было найдено, пока однажды Гермиона не наткнулась на очерк одной Наемницы. Та изучала биографию Кандиды Когтевран. Поскольку это касалось основательницы ее собственного факультета, то девушку эта работа очень заинтересовала. В книге описывалась ее жизнь, а также черты характера, привычки. За одну из фраз Гермиона зацепилась взглядом: «Все признавали, что Кандида очень любила свою женственность и всячески подчеркивала ее, как правило украшениями.» Гермиона потерла лоб, раздумывая над этой фразой. Перелистывая эту работу, она видела различные изображения Наемницы – платья, костюмы – не факт, что именно такими они и были, но неизменным оставалось одно – украшения. Их было много, но они не были кричащими. Одно из них так и мозолило Гермионе глаза – заколка на волосах. Приглядевшись внимательно, она поняла, что уже видела это украшение. В гостиной их факультета стоит изваяние Кандиды, и ее голову венчает именно это – диадема. Белый мрамор камня разительно отличался от цветного рисунка в книге. Девушка разочарованно простонала и хлопнула себя по лбу этой самой книгой.
- Как можно быть такой невнимательной! – Она еще несколько раз постучала себя по лбу.
- Гермиона, милая, что с тобой? – Тут же вынырнул откуда-то Драко.
- Драко, я – дура. – Честно ответила она ему. Парень вздернул брови вверх.
- Это еще почему?
- Диадема, что мы ищем, на самом деле почти у нас под боком – это диадема Основательницы моего факультета.
- Хм. – Потер он подбородок. – Если это так, то медальон, кольцо и чаша тоже принадлежат Основателям. Гермиона, ты – умница! – И блондин подхватил свою девушку на руки и закружил. Ребята негромко засмеялись. – Надо искать все, что связано с Основателями.
И еще через несколько дней ребята выяснили, что чаша принадлежала Пенелопе Пуффендуй, а медальон – Салазару Слизерину. Про кольцо же не было никакой информации. Зато про реликвию Гриффиндора они знали, что это – меч. И они все видели этот меч в кабинете директора, где периодически оказывались.
- Может, это подделка? – Высказался Невилл.
- Надо узнать точное количество реликвий и сколько пропало. – Внес предложение Драко.
- Интересно, как? – Буркнула Гермиона.
- Разговорить Слизнорта. Другого пути нет. – Отрезал Драко, и друзья не могли не согласиться с ним.
Так началась великая охота на Горация Слизнорта. Месяц ребята пытались разговорить его тем или иным способом. Гарри и Невилл пытались давить на его совесть, намекая, что они знают, кто стоит за несчастьем их родителей, а он мог бы им посодействовать, т.к. это были его любимые ученики. Но преподаватель упорно сворачивал разговор и выгонял ребят из класса. Драко пытался взять на «слабо», параллельно рассказывая, как Гермионе тяжело – из-за уродливой Метки на ее предплечье она вынуждена постоянно носить широкие браслеты. На это профессор говорил, что быть участником, а тем более победителем Турнира крайне опасно, и что девушка молодец уже потому, что выжила. И Драко также уходил не солоно хлебавши. Гермиона пошла своим любимым путем – взяв на очередной доклад тему про Основателей. И ходила за профессором, умоляя рассказать ей все, что он знает про их личное оружие или не оружие. В результате ее Слизнорт тоже выгнал, вручив ей тот самый очерк, что она полтора месяца назад нарыла в библиотеке. Мисс Грейнджер радостно поблагодарила профессора, а про себя обозвала его старым козлом. В результате на очередной встрече ребята думали, как им зажать профессора в угол и получить достоверную информацию. После долгих споров было решено надавить на слабое место профессора – его тщеславие. И друзья впервые воспользовались своим положением лидеров Академии. «Заодно проверим, насколько велико наше влияние.» - Сказал Малфой, и это стало решающим словом. И они начали потихоньку саботировать регулярные встречи «Клуба Слизней», слегка пренебрежительно отзываясь о самом действии и тонко намекая на истинную цель этих встреч. И сами ходить стали значительно реже, вежливо объясняя профессору свою занятость уроками, заданиями, обязанностями старосты и т.п. Профессор, кивал, сетовал, но поделать ничего не мог. Слизнорт видел, что на его встречах теперь студентов было всегда не более трех человек, хотя каждый раз это были разные люди. Подсчитав, кто и когда ходит, профессор понял, что члены его клуба просто распределили свои посещения между собой. Они внесли его в сетку расписания. И не относились к этому, как к поощрению и выделению в «элиту» Академии. Да и на самих встречах они скорее вели себя, как на уроке – прийти, «отработать» время, уйти. Они нехотя разговаривали, не делились своими достижениями или переживаниями и не смотрели на профессора с тем обожанием, к которому он привык. А в довершении, идя однажды по коридору, он услышал реплику одного из студентов, входящего в его клуб:
- Невыносимо скучно.
- А зачем ходишь? – Спросил другой студент.
- Потому, что он ведет математику. И если бы не это, то и ноги бы моей не было на этом жутком сборище слизней.
Это был удар ниже пояса для тщеславного человек. Такое пренебрежение! Но, к сожалению, узнать, кто это говорил, не было возможности. Завернув за угол, откуда слышалась речь, профессор там никого не обнаружил. Пройдя несколько шагов по коридору, он услышал какую-то возню за гобеленом. Отдернув его, он увидел целующихся Драко с Гермионой. Те, поняв, что их застукали, застыли в ожидании наказания. Профессор не знал, что сказать. В нем боролись противоречивые чувства – с одной стороны надо было наказать их за неподобающее поведение, с другой – и сам был таким, а с третьей его больше волновало, кто был еще в коридоре. За такими раздумьями прошла минута.
- Профессор? – Прервал Драко его молчание.
- Вы здесь никого не видели? – Спросил Слизнорт в результате.
Влюбленные оглянулись друг на друга, прыснули и помотали головами. Преподаватель покивал головой и вновь задумался. Драко извинился и прямо перед его носом задернул гобелен обратно и продолжил приятное времяпрепровождение. Профессор никак не отреагировал на такое хамство и просто ушел обратно по коридору к себе, где лег на кровать, погрузившись в переживания. А сами Драко с Гермионой, нацеловавшись вдоволь до сбитого дыхания, рассмеялись в голос и хлопнулись руками – шалость удалась. Идея Полумны записать отдельные реплики студентов и соединить их в единое целое была блестящей. Ею же и мастерски выполненной. Теперь оставалось ждать хода профессора. Ждали они недолго. Через неделю профессор сумел выловить их всех четверых (а, точнее, ребята позволили ему увидеть их вместе).
- Вы помните о сегодняшнем собрании? – Немного заискивающе спросил он.
- Помним профессор. – Вежливо кивнул Гарри. – Мы каждый раз стараемся поскорее выполнить свои прямые обязанности студента нашей славной Академии, чтобы попасть к Вам на встречи, но Вы же сами понимаете… - Развел он руками.
- Понимаю. – Кивнул тот. – Однако, уверен, вам стоит прийти. Будет интересно.
- На встрече? – Осведомилась Гермиона.
- После. – Бросил профессор короткий взгляд и удалился, постоянно оглядываясь.
Ребята многозначительно переглянулись и стали ждать вечера. Сама встреча прошла как-то скомкано, студенты мечтали поскорее убраться к себе в гостиные – экзамены были не за горами, профессор был какой-то нервный, да и Золотое Кватро как-то выжидательно на него смотрело. Поэтому спустя час все разошлись под вежливыми предлогами. Когда за последним закрылась дверь, друзья ровно сели и выжидательно посмотрели на профессора. Тот почувствовал себя, как на экзамене и слегка занервничал. Но, помня, что он их старше больше, чем в два раза, взял себя в руки, а заодно и ситуацию. По крайней мере, попытался.
- Итак, давайте без этих ваших игр. – Сурово начал он. – Что вы хотите знать.
- Что Вы знаете о похищенных реликвиях? – Спросил Гарри.
- Много лет назад было украдено три артефакта, принадлежащие трем Основателям – диадема Кандиды Когтевран, чаша Пенелопы Пуффендуй и медальон Салазара Слизерина.
- А меч Гриффиндора?
- Он в кабинете Директора. Под очень надежной защитой.
- Почему именно он? – Уточнила Гермиона.
- В кабинете выставлен символ факультета, который окончил директор.
- Где спрятаны реликвии? – Продолжил Гарри допрос.
- Я не знаю. – Покачал Слизнорт головой.
- Профессор. – Подал голос Драко.
- Я, правда, не знаю.
- Но Вы догадываетесь. – Скорее утверждал, чем спрашивал, Невилл.
- Как Вы вообще оказались в этом замешаны? – Перебил того Драко.
Профессор стушевался и потупил глаза. Ребята поняли, что подошли к самому главному. Оставалось совсем самую малость.
- Профессор, - обратился к нему Драко, - Вы же понимаете, что результатом Ваших действий стало не только похищение тысячелетия, но и повлекло за собой ужасные события. Вы не думали об этом? – На этих словах Слизнорт совсем раскис, а Драко продолжил метод кнута и пряника. – Профессор, я даю Вам слово Лорда, что, если Вы честно расскажете нам всю правду, то дальше этого кабинета эта информация не распространится. Мы же сделаем все возможное, чтобы в дальнейшем Ваше имя никак не было связано со всеми ужасными событиями.
- Слово Лорда? – Как будто воспрял духом профессор и посмотрел Драко в глаза.
- Слово Лорда. – Подтвердил тот.
- Ну хорошо. Слушайте. Как вы, вероятно, знаете, я был талантливым студентом, математика была моим любимым предметом. Я очень любил все анализировать и прогнозировать. Ставить эксперименты. Математика тесно связана с физикой, и я часто оставался в лабораториях подтвердить или опровергнуть свои теории. Профессор Реддл замечал это, поощрял и поддерживал. Я верил ему, боготворил его. Мы часто и по многу разговаривали, особенно он мне много рассказывал об истории Академии, ее Основателях. Я слушал его с открытым ртом. И по его совету я остался тут преподавать по окончании Хогвартса. Сам же он уволился, мотивировав тем, что ему надо отдохнуть от студентов. Он сказал, что еще одного такого таланта, как я, он не выдержит. Мы тогда посмеялись. И я стал его негласным осведомителем о происходящем тут. Мы перезванивались и переписывались, иногда встречались. И как-то на одной из таких встреч, когда мы уже прилично выпили, он мне проговорился, что ему всегда было интересно узнать, на что реально я способен. Я был очень молод, горд собой, считая свои знания и возможности бесконечными. И тогда он предложил мне проверить себя. Смогу ли я справиться с ключом доступа к регалиям Академии. Я тогда чуть не протрезвел. Но Реддл лишь рассмеялся, сказав, что он пошутил, дескать все знают, что это невозможно. На том наш разговор и завершился, и мы разъехались и довольно долгое время не общались. И я, прокручивая в голове тот наш последний разговор, стал потихоньку задумываться об идеи вскрытия тех замков. Услышать похвалу любимого профессора очень хотелось. И написал ключ-программу, которая обошла их. И написал об этом Реддлу. Тот практически сразу отозвался, сказав, что очень долгое время был без связи вообще и получил все мои сообщения только, вернувшись в Англию. Мы тут же встретились, где я и передал ему это ключ.
Профессор замолчал, поглядев куда-то в окно.
- А дальше? – Спросила Гермиона.
- А дальше произошло то, что вы знаете. Реликвии исчезли, а Гарри и Невилл лишились своих родителей. Хотя почему эти события связаны, я не знаю.
- Вы можете передать нам свои наработки? – Спросил Гарри.
Профессор молча протянул ребятам нечто маленькое.
- Здесь все. Разберетесь. Я, когда понял, что совершил, уничтожил все, а с профессором перестал поддерживать связь. Но на днях всю ту информацию восстановил. Надеюсь, что вам это поможет, хотя не понимаю, зачем ворошить прошлое. И не хочу этого знать. – Тут же быстро добавил он. – Единственное, нельзя, чтобы об этом разговоре узнал сам Реддл или Дамблдор. Иначе все мы умрем в этот же день.
- Не волнуйтесь, профессор, мы заинтересованы в неразглашении не меньше. – Заверил его Гарри.
Профессор лишь кивнул и удалился к себе наверх, не прощаясь. Чисто по-английски. Ребята переглянулись, отдали чип Гермионе, которая убрала его в браслет, и разошлись по своим башням. Разбираться с программой следовало на свежую голову.























Глава 77. Тайна шифра


Информацию с карты профессора ребята просмотрели в ближайшие выходные в кабинете профессора Снегга. Драко убедил своего крестного, что крайне необходимо кое-что тайно просмотреть. Профессор молча оглядел всех, задумался ненадолго и выложил ключи от кабинета. Однако сообщил, что если их поймают, он будет все отрицать. Ребята понятливо покивали головами и, подписав у него же разрешение на проведение эксперимента, вышли из кабинета. Вечером они предъявили эту бумагу профессору Реддлу, который спросил, что они делали у лабораторий. Профессор удовлетворился ответом и скрылся в коридоре.
- Ненавижу его. – Высказал общую идею Невилл.
- Не ты один. – Поддакнул Гарри. – Не переживай, мы с ним еще разберемся.
И ребята вошли в лабораторию. Подготовив все для мнимого эксперимента, они уселись разбираться в программе профессора. Через несколько часов мучений, а также помощи срочно вызванный Полумны и Джоу, которая плюнула на подготовку к выпускному финальному экзамену, ребята выяснили, как хитроумный Слизнорт обошел сигнализацию в подвале Хогвартса, где хранились реликвии. Сейчас там стояли копии. Но об этом никто не знал, кроме самих ребят, а также четырех профессоров Академии.
- Здесь только коды доступа в хранилище. – Высказалась Полумна. – Информации, где артефакты сейчас, здесь нет.
- Так нам ничем это помочь не может? – Расстроился Невилл.
- Ну почему же. – Как обычно, мечтательно произнесла девушка. – Скорее всего, профессор применил эту же систему защиты, перепрятав вещи. И взломать ее надо будет по той же схеме.
- Где-то должна быть информация о том, где спрятаны реликвии. – Покачал Гарри головой.
- Мне кажется, я знаю, где. – Нахмурилась Гермиона. – Но мне это надо проверить. Давайте завтра встретимся в нашем месте.
Все кивнули и разошлись. А на завтра они также вшестером встретились в их тайной аудитории. Гермиона уже ждала друзей, разложив на полу фотографии из дневника Реддла с изображениями Арианы.
- Я считаю, что в этих закорючках зашифровано место хранения всех реликвий. – Сказала девушка.
- Но Гермиона, - начала Джоу, - реликвий три, а тут четыре снимка.
- Кольцо – это что-то личное. – Сказала подруга. – Хоть и не принадлежит Основателям, но найти его надо. Если оно тут, в этом дневнике, значит оно важное. Наша задача разгадать этот шифр.
И ребята распределились по листочкам, пытаясь проникнуть в эту тайну.
Однако их часовые ползания по полу между фотографиями ничего не давали. Рядом валялись комки бумаги, на которых друзья пытались разгадать послания профессора, однако все было впустую. Гермиона сделала каждому по копии, и ребята в любую свободную минуту посвящали этой тайне.
- Знаете, это очень похоже на цифры, только разбитые. – Однажды сказала Полумна. – Если вот этот значок переставить сюда, а этот сюда, - и девушка стрелками показала, что она имела ввиду, - то у нас получится двадцать восемь.
Все молчали с полминуты.
- Полумна, ты гений! – Воскликнул Невилл. – Я люблю тебя! – И парень закружил свою девушку, подняв ту на руки.
- А ведь действительно… - Покачала головой Гермиона, внимательно приглядевшись. – Полумна, присоединяюсь к мнению Невилла, ты – гений.
- Как тебе это в голову пришло? – Поинтересовалась Джоу.
- Сама не знаю. – Безмятежно пожала та плечами. – Я как-то на химии задумалась, отвлеклась, рисовала цветы, и мне подумалось, что узоры их лепестков похожи на бесконечные восьмерки.
- Что ж, это меняет дело. – Задумчиво произнес Гарри. – Значит, надо сопоставить все закорючки в цифры.
- А затем все равно все также разгадать код. – Закончил Драко его мысль.
И началась каторжная работа сопоставления всех половинок. Через месяц все закорючки были перемещены по своим местам, и взору ребят предстали ряды цифр. Что интересно, сам рисунок картин изменился всего ничего – если в первоначальном виде Реддл протягивал Ариане медальон, то в переделанной – она держала его в руках. И так было на каждом из рисунков. «Гений.» - Только цокнула языком Гермиона. Следующие пару месяцев ушло на дешифровку цифр. Но там все оказалось очень просто. Профессор применил банальный шифр Цезаря. Ребята сначала не поверили своим глазам, а потом принялись жадно «переводить» цифры. Однако, их ждало разочарование – профессор просто так зашифровал свои письма, которые адресовал ей.
- Странно, - подметил Драко, - вот тут цифры остаются цифрами, а все остальное – буквы. – И он ткнул в центр медальона, где две строчки цифр ровно друг под другом не подпадали под общую схему.
- Может, они и должны оставаться цифрами? – Рассуждал Невилл.
- Тогда что они означают?
Ответа не было, но все уставились на ряды беспорядочных чисел. Ребята положили рядом несколько разных листов с этим заколдованным пятачком и уставились на них в поисках отличий.
- Смотрите, здесь мы не указали какие-то значки. – Ткнула пальцем Джоу. – Пропустили, что ли?
Гермиона моментально выписала их на отдельном листке, но вместе они не складывались ни в какую понятную фигуру.
- Может, их не надо соединять? – Предположил Драко.
Гермиона послушно перенесла их на другие листы – с цифрами и буквами. Но понятнее не стало.
- Я знаю, что это! – Воскликнул Гарри. – Это же долгота и широта! Это обозначения градусов, минут и секунд!
- Ну конечно! – Хлопнула себя по лбу Гермиона. – И как это я не догадалась?
- Т.е. получается, что мы теперь знаем, где медальон спрятан? – Неуверенно спросил Невилл.
- По-видимому. – Хмыкнул Драко.
- Это в Ирландии. – Подала голос Полумна. – Утесы Мохер. – Она показала всем место по координатам.
- Слетаем? – Азартно потер руки Драко.
- Но только после всех экзаменов. – Строго сказала Гермиона. – Не думаю, что за те две недели, что нам отведены на них, с медальоном что-нибудь случится.
- Гермиона… - Простонал Драко, закатывая глаза.
- Драко, первый экзамен уже через несколько дней. Думай лучше о нем.
Все скривились, но не могли не признать правоту подруги.
















Глава 78. Медальон


После окончания всех экзаменов друзья решили устроить Джоу праздник – индивидуальный выпускной пикник. Место для этого праздника было выбрано с особой тщательностью. Одолжив у мистера Малфоя вертолет, друзья загрузились в него и отправились на западное побережье Ирландии. Сняв на выходные несколько номеров отеля, они отпустили пилота, назначив время прилета обратно.
- Ну что, в путь? – Спросил Гарри, когда вертолет поднялся высоко в небо.
Все кивнули и отправились искать место, которое было указано в координатах. Площадь местности, где была спрятана реликвия, внушала. Однако, отчаиваться было рано – медальон вряд ли был под водой – морская вода могла просочиться, а это наверняка испортило бы вещицу. Поэтому разумнее всего было бы искать пещеру.
- Спасибо профессору Хагриду за его нещадные тренировки! – Пыхтел Невилл, спускаясь по узкой и извилистой тропе. – Без наших пробежек я бы не смог спуститься. Или свалился бы кубарем.
- Главное, чтобы не свернул шею. – Пропела Полумна, перепрыгивая с камня на камень.
Когда все спустились до самого океана, то остановились.
- Переодеваемся. – Сказал Гарри, снимая рюкзак.
Все последовали его примеру и стали доставать водолазные костюмы. Одежда отправилась в непромокаемые мешки. Когда ребята облачились, то начали осторожно спукаться в холодные воды атлантики. Еще когда они в Лондоне готовились к своему путешествию, они максимально изучили со спутника местность и решили плыть вдоль береговой линии, т.к. по земле там пройти было нереально. Так ребята и плыли, пока Джоу их не окликнула:
- Смотрите, а ведь тут был обвал камней. – Показала она на неприметный для обычного человека след.
- А дальше идет тропа вверх. По крайней мере раньше она была таковой. – Поддакнул Невилл. – Видите эти следы? – Указал он на цветные точки. – Это зернышки травы. Она не растет на камнях. Стало быть, тут была земля.
- Невилл, их могло занести сюда ветром. – Недоверчиво произнесла Гермиона.
- Готов поспорить, что если разобрать камни, то там внизу земля. – Возразил друг. – Вспомни, что говорила профессор Спраут – зерна могут очень долго храниться.
- Давайте не будем спорить. – Прервал их Драко. – Что будем искать?
- Вход. – Коротко ответил Гарри и взобрался на ближайший камень.
Следом за ним выбрались и остальные и тут же принялись шарить по камням в поисках входа.
- Как интересно... – Произнесла Полумна, идя по какому-то следу.
Все повернулись к ней и увидели, что она в руке держит что-то, похожее на змею. Все затаили дыхание, а Невилл побледнел от ужаса.
- Луночка... – Начал он.
- Любимый, это всего лишь провод. - Сказала она, ковыряясь в какой-то норе. Затем она вытащила из своего рюкзака маленький компьютер и подключила его к спайке. Сосредоточенно нажимая пальцами на клавиатуру, она что-то программировала. Через некоторое время стена подалась назад и отъехала в сторону. – Ну, вот и вход. – Довольно показала она. Получив заверния о своей гениальности, блондинка пропустила всех внутрь. - Я вас тут подожду – кто-то должен следить за входом. – Сказала она и прислонилась к стене.
Пятеро друзей двинулись в центр пещеры. Было темно, и ребята включили фонари.Через несколько минут они оказались на берегу озера, над которым клубился дымок. Драко повел носом, и его глаза расширились.
- Быстро одели маски! – Закричал он и спешно закрыл нос. – И как же я сразу не почувствовал этот запах!
- А что это? – Спросил Гарри через микрофон.
- Вулканический газ. Видимо, это озеро образовалось когда-то вследствие извержения или землетрясения, и через какие-нибудь щели газы попали сюда. Но когда был выход наружу, газ рессеивался, а когда Реддл завалил его, то газ концентрировался.
- Странно, что не взорвался. – Прокомментировал Гарри.
- Сплюнь. – Только и сказал Драко.
- Надо торопиться. – Подвела итог Гермиона.
- Смотрите, там какой-то островок. – Покрутил Невилл фонариком.
- Как будем добираться? – Спросила Джоу.
- Вижу лодку. – Отозвался Гарри и сделал несколько шагов вперед. Послышался лязг цепи, и ребята увидели небольшую деревянную лодку.
- Мы все не поместимся. – С сомнением протянула Гермиона.
- Поэтому вы останетесь на берегу и будете нас ждать. – Кивнул Драко.
- Но...
- Не спорь, любимая. Так нам будет спокойнее за вас. А вы все будете слышать.
- Возвращайтесь быстрее. – Услышали все голос Полумны в наушнике.
Девушки молча наблюдали, как парни забирались в лодку и затем отчалили.
- И их осталось три. – Буркнула Гермиона. Издалека Малфой показал ей кулак и принялся грести дальше.
- Невилл, держи лодку. – Сказал Гарри, когда они добрались до островка. Сам он на пару с Драко дошел до постамента, на котором стояла чаша.
- Ребят, не молчите! – Взмолилась Джоу.
- Мы видим чашу, в ней какая-то жидкость, на дне медальон. – Отозвался Гарри.
- Вылить можно жидкость? – Деловито осведомилась Гермиона.
- Я попробую…
- И даже не думай об этом! – Перебила она Драко.
- Я имел ввиду – попробую ее чем-нибудь зачерпнуть. – Закончил слизеринец свою мысль.
- Аа, прости. – Повинилась девушка.
- Твоя забота обо мне приятна. – Улыбнулся тот.
- У тебя есть что-нибудь подходящее? – Остановил их Гарри.
- Минутку. Вот. Ложка. – Показал Драко после копошения в рюкзаке.
- Интересно, зачем она тебе понадобилась. – Покачал Гарри головой.
- Мы же на пикник шли. – Подмигнул блондин. – Внимание, опускаю.
И Драко погрузил ложку в чашу. Ничего особенного не произошло. Если не считать того, что жидкость оказалась вязкой.
- Глицерин. – Выдал Драко и быстро выковырял медальон со дна. – Готово.
- Отлично, а теперь сматываемся. – Быстро произнес Гарри и поспешил к лодке.
Через несколько минут друзья уже были снаружи, и Полумна запечатала вход. Вернувшись на поляну, где их высадил вертолет, ребята разбили палатку и залезли внутрь.
- Может быть откроем? – Предложила Полумна, прижавшись к плечу Невилла.
Гарри повертел кругляш в руке и нажал на кнопочку. Когда открылась крышка, то все замерли в ожидании. В центре лежал свернутый листочек бумаги.
- Том, - начал читать Гарри, - если ты это читаешь, значит, ты уже знаешь, что настоящий медальон у меня. Я выкрал твой, заменив на эту подделку. Я знаю, что умираю, и напоследок решил сказать тебе, что раскрыл твою тайну. Будь ты проклят! Р.А.Б.
- Ничего себе… - Отмер Невилл, когда Гарри закончил читать.
- Значит, это не реликвия. – Потел Драко подбородок.
- Все было напрасно. – Прошелестел голос Гарри.
- Найдем этого Р.А.Б. – найдем и артефакт. – Улыбнулась ему Джоу.
Но Гарри только вздохнул. Еще один шаг к цели – еще одна загадка. Сколько же их всего?


Глава 79. Тайны прошлого


Когда вертолет забирал ребят, все делано веселились. Разъехавшись по домам, они договорились о встрече в Лондоне после официального вступления Джоу в ряды Наемников – т.е. заявления о своем кодовом имени в Отделе Тайн. Триада. Девушка не собиралась скрывать его от своих близких друзей.
- Я вам доверяю. – Запросто сказала она.
- А почему именно Триада? – Спросил Невилл.
- Потому что я устрою врагу три ада. – Рассмеялась выпускница, и друзья оценили этот каламбур.
Когда Джоу стала действующей Наемницей, друзья отмечали это событие в небольшом, но уютном ресторанчике вдали ото всех.
- Мама приглашает вас всех на свой день рождения. – Сказал Драко под конец их встречи. – Приедете?
- А кто еще будет? – Поинтересовался Гарри.
- Друзья семьи. Обычное скучное великосветское мероприятие. Приезжайте, мне будет скучно без вас.
- А что подарить твоей маме? – Задумался Невилл.
- Подарок не имеет значения. Главное – внимание. – Передернул Драко плечами.
Все согласились приехать, и на том встреча, в общем-то, подошла к концу. Гарри вернулся домой, как обычно, в раздумьях. В голове постоянно крутились мысли обо всем происходящем в его жизни.
- Гарри! – Окликнули его.
- О, дядя Джон! Рад тебя видеть! – И Гарри обнял своего соседа мистера Фрая, с которым вот уже несколько лет у него были крайне теплые отношения.
- О чем задумался, крестник? – Негромко спросил Сириус.
- Мама Драко пригласила нас на свой день рождения. Вот, думаю, что подарить ей. – Ответил Гарри.
- Цисси очень любит готовить. – Тут же сообщил собеседник. – Несмотря на обилие слуг.
- А книга, как известно, - лучший подарок. Так говорит Гермиона.
- Это ее порадует. А цветы? Ты же понимаешь, что нельзя приходить в гости к женщине без цветов. Судя по твоему выражения лица, ты не подумал об этом. – Усмехнулся Сириус. – Она очень любит лилии. Вопреки своему имени.
- Спасибо. – Облегченно выдохнул парень. – А ты там будешь?
- Мне нельзя. Сириус в бегах, а Джон Фрай не член семьи. Но я полагаю, что могу рассчитывать на тебя в этом деликатном вопросе?
- Безусловно! Я буду счастлив помочь тебе!
- Пойдем за книгой?
- Давай! Может, ты мне еще кое-что расскажешь?
- Конечно! Что именно?
- Что ты знаешь о реликвиях Хогвартса?
- Хм, как ни странно, но немного. Только то, что они есть и хранятся в Хогвартсе. А что?
- Да так. – Неопределенно пожал Гарри плечами. – Гермиона делала по ним доклад, и мы поразились малой информации об этих артефактах.
- Если бы мой брат был жив, он мог бы вам многое рассказать. – С сожалением ответил Сириус. – Он бредил ими. Уж не знаю, почему. Особенно одним. Медальоном Слизерина. Иногда казалось, что он помешался на нем.
Сердце Гарри пропустило удар.
- Как звали твоего брата?
- Регулус. Регулус Арктурус Блэк.
- Р.А.Б. – Шепотом произнес Гарри.
- Что? – Не понял Сириус.
- А как давно умер твой брат? Расскажи о нем. – Громче сказал Гарри.
- Регулус умер восемнадцать лет назад. Отравился чем-то, выполняя свое последнее задание. Он мучился с неделю, был в бреду. Все время твердил про медальон, какой-то дубликат. Горячечный бред. С того задания он вернулся с ним на шее, я видел, как он снял его. А когда умер, медальон никто не видел.
- А где он умер?
- Дома. К нам приехали из больницы Святого Мунго, сказали, что ничем не смогут ему помочь – отравление слишком сильно повредило его легкие. И родители приняли решение, чтобы он последние дни провел дома.
- А можно взглянуть на его вещи, если что-то осталось? Если тебя это не покоробит.
- Да пожалуйста. – Пожал плечами Сириус. – Только не знаю, что ты там хочешь найти.
- Все что угодно про медальон.
- Приедешь из Мэнора и заходи. – И крестный Гарри протянул ему связку ключей. – Кстати, ты его унаследуешь после моей смерти. Прямых наследников у меня нет и не будет, не с моей жизнью. Так что дом твой. Равно как и тот, в котором жили твои родители до того как…ну, ты понимаешь.
- Да. – Согласился Гарри. – Спасибо. А ты там был?
- Со дня их смерти нет. Не смог. – Глухо произнес он. – И не смогу. Так что, не уговаривай.
- Хорошо. А маршрут нарисуешь?
- Без проблем. Вернемся – покажу.
- Спасибо!
- Съезди. Передай им привет от нас с Римусом. – Глухо произнес крестный.
- Ты можешь рассчитывать на меня. – Серьезно произнес Гарри, и больше к этой теме они не возвращались.
В день, когда отмечали день рождения Нарциссы, Гарри пришел с двумя подарками и букетом белых лилий.
- Спасибо, Гарри, мне очень приятно получить такой ценный подарок.
- Мой сосед мистер Джон Фрай оказал мне неоценимую помощь. – Смущенно улыбнулся Гарри.
- Уверена, у него много чему можно научиться. Передай ему мои заверения в благодарности.
- Несомненно. – Склонил юноша голову. – Это так же Вам. – И он протянул имениннице букет. – К ним еще прилагается стих. Если позволите, я прочту его.
Нарцисса улыбнулся, и Гарри озвучил выученные строчки:
Неповторимость белых лилий
В прозрачных гранях хрусталя
Напомнит нам, что мы любили,
Что все прошедшее – не зря.
Цветок невинности и страсти,
Знак бесконечного пути,
Нас держит лилия во власти,
Не позволяя отойти.
Её слепящей белизною
Мы заворожены навек,
Как будто ласковой весною
Повеял белый-белый снег.
Прими же лилию в подарок,
Как символ вечности любви,
Огонь ее пусть будет ярок,
И светлы помыслы твои.

- Какие чудные строки! Сам сочинил?
- К сожалению, нет. У меня не получается. Автор этого стихотворения мне неизвестен. Я прочел его в своем учебнике.
- Надо же, как интересно, - произнесла миссис Малфой, взглянув куда-то ему за спину, - надеюсь, автор не в обиде на тебя за озвучивание его мыслей вслух. В любом случае, благодарю, присоединяйся к гостям.
И Нарцисса подошла к следующему гостю, которым оказался профессор Снегг. Гарри увидел его и удивился его большей бледности, чем обычно. А еще в его взгляде была холодная ярость. Гарри не понял, что он успел такого натворить, но поспешил к Драко.
- Что это с ним? – Спросил он.
- Не знаю, он изменился в лице, когда услышал твои стихи. – Ответил блондин.
- Надеюсь, он не подумал, что я подбиваю клинья к твоей матери? – С сомнением озвучил Гарри свои мысли.
- Вряд ли, - фыркнул Драко, - пусть отец об этом беспокоиться.
И ребята засмеялись. Вскоре они присоединились к другим однокашникам. Все приглашенные были в сборе и ожидали официального приглашения к столу. Гермиона, отошедшая в дамскую комнату, уже возвращалась в зал, когда услышала разговор.
- Северус, не кипятись ты так.
- Нарци, откуда у него мой учебник? Я был уверен, что он уничтожен.
- Сев, ну подумаешь, он увидел твои стихи. Я тебе еще тогда говорила, что тебе не стоит их прятать.
- Ты отлично знаешь, о ком они!
- Знаю. Но прошло двадцать лет. Уверена, Гарри не знает, что это твой был учебник. Слизнорт его взял у Филча в кладовке.
- Откуда ты знаешь?
- Драко сказал, когда я спросила.
- Убью этого завхоза наконец. Он меня раздражает с момента, когда мы сами учились.
- Он всех раздражает. Однако он ответственно подходит к своей работе.
- Даже чересчур.
- Сев, не стоит волноваться. Ее уже давно нет в живых, твоей рыжеволосой красавицы. И твоя тайна умрет вместе с тобой.
Гермиона услышала, как профессор с силой саданул по стене, и вновь скрылась в туалете. Полученную информацию стоило обмозговать, причем в тишине. Девушка сосредоточенно мылила руки, раздумывая, сопоставляя факты и услышанное. Через несколько минут она вышла, уверенная в своей догадке. Стоило обсудить это с друзьями.


Глава 80. Кикимер


Вечером после окончания вечеринки друзья собрались в комнате Драко. Гарри и Гермиона рассказали новости. Одно было невероятнее другого.
- Настоящая реликвия у твоего крестного?
- Профессор любил твою маму?
Вопросы были разными, но ответа мало требовали – слова старшего поколения оспаривать не приходилось.
- А почему в учебнике есть стихи про принцев и принцесс? – Спросила Джоу.
- Нужно еще раз внимательно просмотреть их. – Высказалась Гермиона. – Раз мы знаем, кто и о ком это писал, может, что-нибудь да поймем.
- И у Сириуса с Римусом можно будет что-нибудь узнать. – Кивнул Гарри. – Когда пойдем медальон искать.
- Кстати, когда? – Вклинился Невилл.
- Мама приглашала вас на недельку. Так что дней через пять-шесть оправимся в Лондон.
Уезжая из поместья Малфоев, Гарри связался с Сириусом и попросил его прибыть к дому на Гриммо – комментировать вещи брата. Сириус согласился и прибыл с Римусом. Дом был немаленький, в три этажа, не считая гаража с мотоциклом и чердака, где в сундуке и хранились вещи Регулуса. Дом пустовал, но внутри было чисто. Когда Гермиона это отметила, Сириус сказал, что два раза в неделю сюда приходит молодой человек по имени Кикимер и убирается. Регулус еще мальчишкой сдружился с этим детдомовским мальчиком и помогал ему. Благодаря заботе Регулуса тот выжил, выучился, получил неплохую работу. И в память о нем парень приходит убираться. Ребята переглянулись, решив, что необходимо найти этого Кикимера и поговорить с ним. К общему сожалению ничего ценного друзья не обнаружили – любимые детские игрушки, пинетки, конспекты и микроскоп. Разочарованные, они сели ужинать. Гарри помнил о еще одной интересующей его теме и решил не таиться.
- Правда, что Снегг любил мою маму? – Спросил он Сириуса и Римуса. Те не ожидали такого и даже оторопели вначале.
- Откуда такая информация? – Первым среагировал Люпин.
- Из надежного источника. – Не стал рассказывать все Гарри, а его друзья лишь покивали головами.
- Ну…
- Римус, это же не секрет. К тому же, прошло столько лет. – Перебил друга Сириус. – Снеггу очень нравилась твоя мама, мы все знали об этом. Но она предпочла Джеймса.
- И что было потом?
- А что может быть? Лили и Джеймс поженились, Снегг оказался в стороне. Пока они были детьми, они общались, но потом все реже и реже, а когда они с Джеймсом стали встречаться, то она перестала со Снеггом общаться.
- Это все, что вы знаете? – Спросила дотошная Гермиона.
- Если не считать того, что он называл ее принцессой, а себя принцем, то все. – Пожал Римус плечами.
- И тут мимо. – Шепнул под нос себе Гарри. – Можно, мы тут поживем несколько дней? – Спросил он уже громче.
- Конечно! Мой дом – твой дом.
- Хочешь поговорить с Кикимером? – Спросил позже Драко у Гарри.
- Да. Наверняка тот что-то знает. Раз он был так близок Регулусу. Для него это может ничего не значить, а нам стать подсказкой.
И друзья разбрелись по дому по парочкам. Два дня они провели в томительном ожидании, а на третий вечером они услышали, как щелкнул замок.
Кикимер привычно вошел в дом, где жил его друг и спаситель, чтобы прибраться. Когда он включил свет в прихожей, то увидел себя окруженным тремя красивыми девушками. Они обворожительно ему улыбались, но что-то такое было в их взгляде, что делало их опаснее хорошо известной Никиты.
- Добрый вечер, Кикимер. – Поздоровалась та, у которой были буйные кудрявые волосы. – Мы ждали Вас.
- Не бойтесь, в этом доме Вам ничего не грозит. – Мелодично протянула блондинка, глядя куда-то вверх. Кикимер автоматически посмотрел туда же, но ничего, кроме потолка, он не увидел.
Девушка, у которой были азиатские корни, отступила в сторону, предлагая ему пройти. Гостьи проводили его на кухню, где сидело трое молодых людей. Они были сильно моложе его, то не менее опасными, чем их спутницы. Один из ребят пододвинул ему чашку с чаем и улыбнулся. Кикимер подозрительно посмотрел в жидкость.
- Он не отравлен. – Произнес парень в очках. – Мы бы хотели поговорить с Вами по очень важному вопросу. И надеемся, что Вы окажете нам неоценимую услугу.
- Кто вы? – Задал он свой вопрос.
- Наши имена Вам ни о чем не скажут. – Начал блондин. – К тому же, в наших силах сделать так, чтобы о Вас забыли навсегда. Все.
- Смерти я не боюсь.
- Есть вещи пострашнее смерти. – Не согласился парень.
- Давайте ближе к делу. – Сказала кудряшка.
- Действительно. – Как будто очнулся очкарик. – Мы – друзья Сриуса Блэка, старшего брата Регулуса Блэка.
- Регулус мертв.
- Мы знаем. Нас интересует все, что Вы знаете о его жизни, увлечениях, особенно последних днях жизни.
- Зачем это вам?
- Скажем так, в настоящее время мы ведем кое-какое расследование, и Регулус в нем участвует как свидетель.
- Вы знаете, кто убил его? В полиции зашли в тупик.
- Мы практически уверены в том, кто стоит за его смертью. Но пока доказать его вину мы не можем. И нам необходима Ваша помощь.
- Что вы хотите знать?
- Вам знакома эта вещица? – И Гарри вытащил из кармана медальон Слизерина.
- Вы нашли его? – Зажглись глаза Кикимера.
- Что Вы знаете об этом?
- Регулус привез его из своей очередной командировки. Он сказал, что это давно утерянная семейная реликвия. Он собирался подарить его своей матери на день рождения. Но потом передумал. В нашу с ним последнюю встречу он передал его мне. Сказал, чтобы я хранил его у себя. Почему – я не знаю. Регулус уже был очень плох. Он постоянно кашлял, иногда кровью. Сказал, что умирает, и ничто не сможет помочь ему. Он сунул мне медальон в руки и приказал сохранить его. И ушел. Больше я его не видел. А через несколько дней я позвонил ему, и Сириус сообщил о его смерти. Все.
- А что произошло потом? С медальоном.
- Я хотел вернуть его миссис Блэк, но медальон исчез. Полиция не смогла найти его. Я им говорил, что у меня есть на подозрении один человек, который интересовался им, но тот всячески отрицал свою причастность к краже.
- Кто он?
- Вот его визитка. – И Регулус вынул из внутреннего кармана пиджака картонку, на которой было только имя: Наземникус Флетчер.
- А почему Вы решили, что он причастен к краже?
- На следующий день после нашей с Регулусом встрече он пришел в дом. Сказал, что представляет комиссионный магазин для элитных вещей «Горбин и Бэркес». И они знают о медальоне и предлагают мне за него очень крупную сумму. Я бы мог до конца жизни жить припеваючи на эти деньги. Но это была память о Регулусе, поэтому я наотрез отказался. Человек поклонился и ушел. А через несколько дней я обнаружил, что медальон пропал.
- Он сказал, как Вы можете найти его?
- Да. Я должен прийти в любой ломбард и просто передать его визитку хозяину. А также назвать удобный день, место и время встречи.
Ребята переглянулись и зашевелили руками. Регулус ничего не понял из их жестов кроме того, что они о чем-то разговаривали между собой. Через несколько минут парень в очках снова обратился к нему.
- Сэр, нам необходимо, чтобы Вы связались с ним.
- Зачем? Давайте я вам лучше отдам эту визитку.
- Дело в том, что ни с кем из нас он не будет встречаться. И даже больше – наверняка донесет кое-кому, что мы искали с ним встречи. Это сильно усложнит нашу работу.
- Что я должен буду для него передать?
- Что у Вас есть оригинал.
- И все?
- И все.
- А где и когда мне с ним встречаться?
- Скажите ему быть в баре «Титания» в полночь через три дня.
- Я не пойду туда. – Покраснел Кикимер.
- Вам и не надо. Мы пойдем туда. Это просто лучшее место затеряться, и чтобы на нас не обращали внимания. А наши девушки в это время будут с Вами на случай опасности.
- Ну если так…
- Да. А в довершении, если у нас все получится, то медальон Регулуса будет у Вас снова.
- Правда?
- Если все получится, то да.
- Спасибо, я сделаю все возможное!
- Только не перестарайтесь! – Крикнул Невилл в след убегающему мужчине.
- Ну вот, у нас есть три дня, чтобы подготовиться.
- Я буду отслеживать его передвижения. – Отозвалась Джоу.
- На мне его компьютеры. – Подала голос Полумна.
- На мне его связи. – Сказала Гермиона.
- На мне оружие. – Сказал Гарри.
- На мне ловушки. – Поднял руку Драко.
- Ну, а на мне – отход. – Завершил Невилл распределение обязанностей.
Друзья хлопнулись ладонями и разошлись по комнатам. Перед операцией следовало как следует отдохнуть.



Глава 81. Наземникус Флетчер


На следующий день Гарри зашел к близнецам Уизли, а через какое-то время вышел оттуда донельзя довольный. Друзьям он похвастался добытым планом бара, где они должны были встретиться с Флетчером. Близнецы до жути не любили этого широко известного скользкого типа, промышлявшего кражами, торговлей, сбытом всяких вещиц с темным и кровавым прошлым. Гарри был уверен, что именно Наземникус приложил руку к исчезновению фамильных клинков его родителей. Об этом он отдельно хотел побеседовать с ним. Но позже. Сейчас же предстояло разработать план по поимке и задушевному разговору с этим мерзким типчиком. Ребята лазили по чертежам, отмечали разными значками какие-то свои обозначения, спорили, но в конечном итоге они пришли к общему согласию.
И вот, к назначенному часу они уже сидели в баре, где грохотала музыка, парни вокруг пили, танцевали, целовались. Девушек практически не было. Зато было множество трансвеститов. Очень колоритное место. Не просто так Кикимер отказался идти сюда.
- Странное место Вы выбрали для встречи. – Проскрежетал голос сбоку.
Кикимер повернул голову и жестом указал подошедшему на кресло напротив. Наземникус сел в него и облокотился о стол руками.
- И часто Вы тут бываете? – Продолжил он.
Кикимер покачал головой.
- Что ж, давайте ближе к делу. Вы передавали, что у Вас находится оригинал того медальона, который якобы пропал много лет тому назад. Надо полагать, что он просто закатился под плинтус. Что ж, я готов обсудить с Вами сделку.
- Обсудим. – Подал голос Кикимер.
Назменикус не успел удивиться молодости этого голоса, как почувствовал, что его плечи обвили руки непонятно откуда взявшегося соседа, а с другой от него стороны материализовался парень, который положил ему на ногу свое бедро. Наземникуса очень вдавило в кресло, но ничего поделать он не мог, даже пошевелиться.
- Кто вы такие? – Блея, спросил он. – Я не такой…
- А какой, пупсик? – Спросил его на ухо томным голосом сосед, ведя рукой по голове, а затем сжавший его шею сзади.
- А теперь продолжим. – Сказал Кикимер и поднес руку к своему лицу. Которое затем стащил. Наземникус сначала потерял дар речи, а затем потерял его вновь, увидев, что под маской был Гарри Поттер.
- Что вам надо? – Старался строго спросить вор.
- Поговорить. – Произнесли ему на ухо. – Для начала. А потом…
И мочки уха человека коснулся кончик влажного языка. Наземникус задрожал от мерзости. А Гарри лишь неприязненно улыбнулся.
- Итак. Вы украли медальон Регулуса Блэка у его друга Кикимера. Мы даем Вам возможность реабилитироваться и вернуть его.
- Но у меня нет его! – Взвизгнул Флетчер. – Правда нет! – Перешел он на визг, когда его шею сзади сильнее сдавило. – Я был вынужден отдать его несколько лет назад. Иначе меня бы посадили в Азкабан.
- Кому ты отдал его, пупсик? – Спросили на ухо.
- Я не знаю, как ее зовут. В газетах писали о ее смерти недалеко от Хогвартса. Какая-то министерская жаба.
Гарри весь встрепенулся и вытащил телефон. Покопавшись, он что-то нажал на экране и повернул дисплей к Флетчеру.
- Да, это она.
- И где сейчас медальон? Кто унаследовал то, что от нее осталось?
- Никто. У нее никого из родных не было. В таких случаях все вещи переходят в хранилище Гринготтса.
- Медальон там?
- Не знаю, я не видел его среди ее вещей. – Скуксился Наземникус.
- Ладно. Допустим, мы поверим тебе. Следующий вопрос. Чаша Пенелопы Пуффендуй. Что ты знаешь о ней?
- Она находится в Хогвартсе.
- Врешь! – И шею Флетчера сдавило так, что он начал задыхаться.
- Ладно-ладно! Я скажу! – Шею перестало так сильно сдавливать. – Оригинал был украден из Хогвартса много лет назад. Кем – не знаю. Я тогда еще сам учился. Просто слышал об этом шушукания. Потом я устроился в «Горбин и Бэркес» и искал ее. Там я узнал, что последней ее негласной владелицей была старушенция по имени Хэпзиба Смит. Но после ее смерти чаша пропала. Кому она перешла дальше на хранение я не знаю.
- А кто ее украл, пупсик?
- Без понятия. И знать не хочу.
- А чашу хочешь.
- Это же раритет! Реликвия! Любой дурак захочет!
- Ясно. И последнее. Клинки моих родителей, которые Петтигрю пытался сбыть в ломбард. Ты их украл?
- Нет
- Не стоит врать нам, пупсик. – Выдохнули ему в ухо.
- Я не вру. Я был в доме в тот вечер. Искал это оружие, но его уже не было. А потом оно нарисовалось в ломбарде, а затем в музее. Я не смог заполучить их.
- И не получишь. А сунешься – отдам на съедение кому-нибудь. Например, из нас. Понял?
- Понял.
- И еще один момент. Разумеется, ты нас не видел и не слышал. Кикимер просто хотел выкупить у тебя тот медальон, но не смог, потому что у тебя его нет.
- Да, я понял.
- Вот и славно. Увижу – убью. У меня рука не дрогнет.
И Гарри исчез в темноте. Шею и ноги Назменикуса тут же отпустило, и его соседи тоже исчезли. Наземникус еще посидел, приходя в себя, а затем заказал три бокала виски, которые выпил за один присест. Выдохнув, он оставил деньги на столе и вышел из бара. До дома стоило дойти пешком, чтобы проветриться и подумать. И порадоваться, что все обошлось. С Элитой шутки плохи, а уж с конкретно этими представителями вообще смертельны.























Глава 82. Ограбить Гринготтс


Ребята незаметно вошли в дом Сириуса, где их ждали девушки и Кикимер.
- Как все прошло? – Спросила Гермиона.
- Да никак. – Сказал Малфой, снимая с ноги металлические латы. – Тяжелые. И как только ноги у Флетчера не сломались под этим весом!?
- Кресло было мягким. – Улыбнулся Невилл.
- Что вы имеете ввиду? – Вернулась к теме Гермиона.
- У него нет медальона. Он у Амбридж осел.
- Так она же…
- Все ее вещи в хранилище Гринготтса.
- Ох ты! – Придала руку ко рту Джоу.
- Будем грабить банк? – Улыбнулась Полумна.
- По-видимому. – Кивнул Невилл.
- Вы не добыли медальон? – Вклинился Кикимер, слушающий друзей.
- И да и нет. – Ответил Гарри, переглянувшись с друзьями. – Держи. – И он протянул мужчине поддельный артефакт.
- Это медальон Регулуса? – Неверяще спросил он.
- Да. – Сказал Гарри.
- Спасибо! Я уж и не надеялся…
- Кикимер, мы бы Вас попросили не распространяться о том, что Вы видели и слышали тут. Это может стать очень опасным. В первую очередь, для Вас.
- Конечно. Я все понимаю. – Серьезно кивнул он. – Если что, рассчитывайте на меня. Буду рад оказаться полезным. Для Регулуса, во имя его памяти я сделаю все возможное.
- Спасибо. – И Кикимеру все шестеро пожали руки.
- Бедный Кикимер. – Вздохнула Джоу. – Он всерьез считает, что это настоящий медальон Регулуса.
- В какой-то мере так и есть. – Не согласился Гарри. – Регулус сам заказывал этот медальон. И сам владел им. А то, что он украл настоящий артефакт…так он не его, а Хогвартса.
- Салазара Слизерина. – Поправил его Драко. – И кое-кто является его потомком.
- Наверное. – Согласился Невилл. – Когда будем брать Гринготтс?
- Невилл, когда это в тебе проснулся вор-рецидивист? – Ухмыльнулся Драко.
- Не знаю. Наверное, гены родителей шалят.
- Скорее, в тебе просто спал дух авантюризма. – Пропела Полумна и тепло улыбнулась своему возлюбленному.
- Давайте на сегодня закончим всю болтологию. – Прервал их Драко. – Я очень хочу спать, и мне надо вымыть рот с мылом. Меня до сих пор мутит от воспоминаний о «пупсике» и его ухе. – И Драко скривился так, будто съел килограмм лимона вместе с кожурой. – Невилл, и как тебе было не противно так его называть...
Ребята сочувственно похлопали друга по спине и разошлись спать. Им предстояло готовиться к новой опасной операции.
На следующий же день Гарри отправился к близнецам в лавку. Ему требовался подробнейший чертеж банка, всех его этажей.
- Решил ограбить Гринготтс? – Ехидно спросили они. Гарри не ответил, но многозначительно улыбнулся. Близнецы резко посерьезнели. – Надеемся, у тебя более, чем веская причина, друг. – Гарри лишь кивнул головой. – В таком случае, тебе нужен консультант. Приходите завтра с самого утра.
- Спасибо. – Пожал Гарри руки друзьям и вышел.
Дома у Сириуса его ждала расстроенная Джоу.
- Джоу, что случилось?
- Меня вызывают на задание. – Всхлипнула она. – Сегодня вечером я улетаю. На месяц, как минимум.
- Куда?
- В Китай.
- Я буду очень по тебе скучать. – Обнял Гарри свою девушку, не обращая внимания на мокрое от ее слез плечо.
Утром Джоу выбралась из своей кровати еще засветло. Посмотрев на мирно спящего Гарри, она улыбнулась. Он был такой милый со счастливой улыбкой на губах. Как же она любила его! Если ее убьют на ее первом же задании, она будет умирать, прокручивая в голове их первую и, возможно, единственную ночь. Нежно проведя ладонью по краю его вечно встрепанных волос, девушка бесшумно покинула здание. В ближайшее время она – Наемница Триада, и ничто не может отвлекать ее.
Утром Гарри перевернулся на бок, желая вдохнуть запах своей любимой. Но ее не было рядом. Ее половина кровати была уже холодной. Гарри тяжело вздохнул и поспешил вниз – ему предстоял непростой день. Друзья с пониманием отнеслись к его переживаниям и даже не стали подначивать его по поводу звуков, издаваемых ночью из комнаты Джоу. Позавтракав, они отправились на Косую Аллею в магазин «Всякие востребованные вещички». Близнецы их уже ждали.
- Не сомневались, что вы придете! – Обрадовались они. – Идите в подвал, вас там ждут.
И братья открыли малоприметную дверь для персонала, за которой оказалась лестница вниз. Подвал был большим и обширным. В центре стоял стол, над которым склонился рыжий молодой человек.
- Билл? – Удивился Гарри. – Какими судьбами?
- Эй, ты не забыл, у меня скоро свадьба! Мы готовимся, а это непростое мероприятие.
- Точно! – Хлопнул Гарри себя по лбу. – А что ты изучаешь?
- Конкретно сейчас делаю пометки в чертежах банка, чтобы было понятнее всем, чем грозит несанкционированное проникновение не только внутрь, но и в святая святых нашего мира.
- Билл… - Начал было Гарри, но был перебит.
- Гарри, я не отговариваю. Если надо, значит надо. В мире что-то происходит, и все не просто так. Мир меняется, и все в нем тоже. Собираются коалиции, все Наемники проверяют друг на лояльность, в ход уже пошли пароли. Идет негласная и пока что необъявленная война. И нас вынуждают участвовать в ней, как минимум своими политическими убеждениями. В стороне остаться не позволяют. Я не одобряю ваших намерений, но отговаривать не стану. Итак, что вы должны знать о банке. Первое – это самое неприступное место в Великобритании. Даже Хогвартс на втором месте. Сотрудники банка очень ревностно относятся к тому, что в нем хранится. Они вам не доверяют ни за что. Их улыбки и доброжелательность – исключительно внешний налет. Вот входы и выходы из самого банка, - Билл обвел карандашом точки, - на этажи сейфов можно попасть только вот этими коридорами, равно как и на этаж дирекции. Хранилище – это самый нижний этаж здания. Подземного входа туда нет. Поэтому в хранилище лучше попасть таким образом…
И Билл начал рисовать на карте. К вечеру ребята знали абсолютно все о системе защита банка, внутренних ходах и многое другое. Теперь же следовало хорошенько подготовиться к этому невыполнимому заданию.
- Билл, можешь еще что-нибудь рассказать о сотрудниках банка? – Спросила Гермиона.
- Ммм, - пожевал тот губами, - только одно. Они – гоблины.
- Почему это? – Откровенно удивился Невилл.
- Потому что неподкупны? – Усмехнулся Драко.
- Не только. – Изобразил Билл подобие улыбки. – Они ведут себя, как будто делают тебе одолжение, что согласны общаться с тобой. Вне банка. Они бесконечно самодовольны и ставят себя выше всех остальных. Потому, что они работают в Гринготтсе.
- Спасибо за помощь. – Пожал Гарри руку старшему Уизли, на этом все распрощались, а ребята остались думать.
К вечеру план был составлен, все задействованные лица получили свои роли. Как ни странно, но все посторонние, которые должны были служить отвлекающим фактором, согласились поучаствовать в этой авантюре. Обчистить хранилище банка было решено через пять дней, в выходной, днем, когда народу больше всего.
Днем ребята дружною толпой вошли в зал, и как-то сразу стало тесно. Они все распределились по сотрудникам, каждый спрашивал свое – от истории поступления платежей до возможностей кредитования. Меж тем, Драко, Гарри и Гермиона прошли с сотрудниками в коридор, ведущий в нижние этажи, где были расположены сейфы древних фамилий. Гермиона пошла с друзьями после того, как Драко настоял на том, что своей девушке он полностью доверяет. Так же, как и самим работникам банка. Гарри, завершив свои дела в своей ячейке, с любовью погладил клинки и вышел. Как только сопровождавший его сотрудник начал запирать дверь, у Гарри запищал браслет. Это было настолько сильным, что сотрудник от неожиданности выронил ключ с картой доступа.
- Гермиона! – Крикнул он и рванул куда-то в даль.
- Мистер Поттер, вернитесь! – Прокричала ему девушка, но юноши уже и след простыл.
Гарри бежал по коридору, волнуясь за свою подругу. Вылетев в очередной коридор, он увидел, как Драко склонился над девушкой и делает ей искусственное дыхание. Сотрудники столпились вокруг, не зная, что предпринять. Как только Драко увидел ноги друга, он метнул на него быстрый взгляд, и Гарри незаметно кивнул. В тот же миг он сунул себе в нос кусочки ваты и распылил в воздухе какой-то газ. Все сотрудники, сделав пару вздохов, как будто оцепенели. Драко поднялся на ноги и помог тут же пришедшей в себя Гермионе встать. У них в носу тоже были такие же комочки. Ребята подцепили сотрудников под руки и пошли с ними в самый низ, в Хранилище. Там они приложили ладонь одного из сотрудников к скану и провели его картой по специальному замку. Затем рукой другого сотрудника они вставили его карту в тот же замок, что не позволяло двери закрыться и заблокироваться. Когда дверь открылась, то ребята увидели огромный склад. Стеллажи простирались бесконечно и до самого потолка. Билл сказал, что последние поступления находятся в левой части спереди. И расположены они по алфавиту. Т.е. вещи Амбридж должны быть первыми. Или, по крайней мере, в начале шкафа. Побродив среди заполненной под завязку мебели, они обнаружили ее полки, полностью запруженные тарелочками с кошками и прочей лабудой, что так любила покойная. Медальон обнаружился тут же, одиноко висящий на гвоздике. Ребята быстро взяли его и вышли из дверей. Одурманенные сотрудник заперли двери и двинулись прочь. Постепенно они начали приходить в себя и оглядываться. Гермиона тут же начал хромать и заваливаться на Драко. Тот вежливо и нежно поддерживал ее за талию.
- Держись, родная, мы уже скоро. – Успокаивал он ее. – Кто ж знал, что тебе так плохо становится от духоты
- Я не знала. – Слабо оправдывалась девушка. – Если бы не вы все… - Обвела она глазами сотрудников, но те мало что помнили.
- Я вашу заботу не оставлю без внимания. – Сказал Драко, выводя Гермиону в общий зал.
Там уже освободились все Уизли, а вместе с ними и Полумна с Невиллом. Все они подскочили к Гермионе и начали наперебой спрашивать все и у всех. Сотрудники попросили посетителей выйти из здания и не шуметь. Те послушно вывели девушку на улицу, где быстренько распрощались. Ребята же поехали на Гриммо, 12.
- Ну? – Спросил Невилл, как только за ними закрылась дверь.
Гарри показал медальон, и все сгрудились вокруг него.
- А он точно настоящий? – Уточнил пуффендуец.
- Однозначно. – Высказалась Гермиона. – Это очень давняя вещь. Посмотри на металл.
- Отлично! – Обрадовался Драко. – Полумна, тебя не засекли?
- Нет, конечно! – Безмятежно отозвалась она. – Уизли успешно отвлекали сотрудников тем, что беспрестанно ходили от одного к другому. А благодаря расторопности Гермионы и ее удачному падению никто не обратил на меня внимания, как я проникала в их систему видеонаблюдения и сигнализации. Очень интересная схема!
- Ну что ж, первая реликвия у нас есть. – Заключил Гарри. – Шалость удалась?
- Да! – Хлопнулись все ладонями и рассмеялись.
Теперь следовало готовиться к новому учебному году и искать следующие реликвии Хогвартса.



















Глава 83. Треволнения


Новый учебный год начинался немного нервно. В первые дни сентября газеты пестрели сообщениями, что некоторые опасные преступники сбежали из Азкабана. Обвинялся в этом ранее сбежавший и пока не найденный Сириус Блэк, чей мотив был освободить свою сестру Беллатрису Лестрейндж. А попутно были освобождены и некоторые их родственники и друзья. Гарри долго возмущался, что это все провокация, что Сириус терпеть не может свою кузину. Слава Богу, ему хватило ума возмущаться только среди проверенных людей, однако все же слушок, что Блэк тут ни при чем, по Академии пошел. Гарри Поттер – один из лидеров, он не может ошибаться. Так что в Академии студенты разбились на две категории – те, что верили ему, и те, что нет. Последних было больше, но они больше тявкали, чем говорили по существу. Однако, всех объединяло волнение, что преступников нигде не могут найти. Больше всех нервничал Невилл. Ему казалось, что их дружбе придет конец.
- Невилл, в чем проблема? – Спросил Драко.
- Беллатриса уничтожила мою семью. – Глухо сказал он.
- Я знаю. И?
- Она – твоя тетка. А я, когда узнал, что поступил в Академию, поклялся отомстить ей за смерть своих родителей.
- Да, я помню наше невеселое знакомство. Так в чем проблема?
- Я хочу убить твою родственницу. Но ты – мой друг. – Невилл несмело посмотрел на Драко.
- Всего-то? – Фыркнул он.
- Невилл, я тетку не видел ни разу в жизни. Она там сидела за пытки. Думаю, я бы тоже хотел повидаться с человеком, доведшего до невменяемого состояния моих родителей. Если бы такое случилось.
- Т.е. ты не перестанешь со мной дружить, когда я уничтожу ее?
- Думаю, я подержу ее, чтобы она не рыпалась. – Передернул тот плечами. – Чтобы тебе было сподручнее.
- Спасибо! – Обнял Невилл слизеринца.
- Мы – друзья, это важнее.
Внутренний мир друзей почти ничто больше не нарушало. Однако, это было не совсем так. Гарри постоянно смотрел на свой браслет, ожидая сообщения от Джоу, хоть какого. Но браслет был темным.
- Волнуешься? – Спросил Невилл.
- Очень. – Подтвердил Гарри. – От нее нет вестей.
- Но она предупреждала, что месяц не будет на связи… А прошло только три недели.
- Знаю. – Глубоко вздохнул гриффиндорец. – Но мне неспокойно. Как будто произойдет что-то плохое. Не знаю.
- Может, ты просто себя накручиваешь?
- Хотелось бы верить.
Однако ни через неделю, ни через две Джоу не объявлялась. Гарри стал дерганым, иногда он даже срывался на друзьях. На занятиях профессора его часто одергивали или наказывали. Дошло до того, что Гарри чуть не подрался с Реддлом, но друзья его вовремя оттащили и увели в Хогсмид. Там они напоили его до непотребного состояния и оттащили в гостиную. А посреди ночи он проснулся абсолютно трезвый, в холодном поту. Ему приснилась Джоу. Срочно собрав друзей, наплевав, что стоит глубокая ночь, он им поведал о своем сне.
- Мне снилась Джоу. – Начал он без предисловий, когда все, позевывая, вошли в их тайный класс. – Она была в каком-то подвале, связанная. Она плакала.
- Уверен, что это не игра подсознания? – Уточнил Драко.
- Абсолютно. Джоу в беде, и я должен ее спасти.
- И каков наш план? – Осведомилась Полумна, накручивая волосы на палец.
- Нужно пойти по ее следу. Узнать, куда именно она летала.
- Думаешь, тебе это скажут? – Неуверенно спросил Невилл.
- Узнаю. – Набычился Гарри.
- С чего начнем? – Спросила Гермиона.
- Я пойду к Дамблдору. – Решительно сказал Гарри.
- А я поговорю с отцом. – Поддержал Драко друга. – Они же все вместе решают эти вопросы.
- А реликвии? – Уточнил Невилл.
- Потом. – Передернул Гарри плечами. – Джоу важнее. Мне, по крайней мере. Но вас я не заставляю со мной идти.
- Гарри Поттер, не говори глупостей! Конечно, мы с тобой! – Повысила голос Гермиона.
На том их встреча и завершилась. Остаток ночи Гарри не спал. Он постоянно ворочился в своей кровати, думая о своей любимой. А на утро сразу после завтрака он отправился к директору.
- Профессор Дамблдор, - начал он, как только ему разрешили войти, - я хочу узнать все о задании, на которое отправилась Джоу.
- Причина? – Склонил тот голову на бок.
- Она должна была вернуться две недели назад, но от нее нет до сих пор никаких вестей.
- Задания, бывает, длятся долго.
- Я точно знаю, что она в беде. Я должен ее спасти.
- Полагаю, излишне напоминать тебе, что это очень опасно и что ты еще не официальный Наемник.
- Однако, Вы сами говорили, что нами интересуются уже несколько лет. Думаю, это будет хорошая проверка наших способностей. А когда мы спасем Джоу, то подтверждение уровня наших умений. – Профессор молчал, а Гарри продолжил. – К тому, же, я все равно тем или иным способом узнаю все об этом задании и полечу ее спасать.
- Что ж, не можешь остановить – возглавь. – Негромко произнес директор, глядя куда-то в окно. – К тому же, я и сам волнуюсь за них. Хорошо. Итак, они вылетели в Пекин небольшой группой из четырех человек. Помимо Джоу была Мариэтта Эджком, Седрик Диггори и Оливер Вуд. Их задачей было внедриться в подразделение китайской мафиозной группировки, занимающейся покупкой младенцев с целью их последующей продажи для террористов и торговцев наркотиков. Доподлинно известно, что они благополучно приземлились в Пекине, а затем вышли на мафию, чье говорящее название – Триада. Дальше они оказались в Тайване, вот здесь. – И директор указал ручкой на точку на карте, которая была у него спрятана под крышкой стола. – Они внедрились в группу, а затем связь с ними пропала. Их судьба неизвестна. Мы посылали нескольких человек выяснить обстоятельства, но они не смогли даже выйти на их след.
- И где сейчас эти искатели? – Спросил Гарри.
- На другом задании, в Австралии.
- Ясно. Когда можно вылетать?
- Как только вы сдадите все положенные контрольные и доклады. – Твердо сказал Дамблдор. – Это не боевое задание, поэтому учеба на первом месте. Тем более, во время семестра. Будь это каникулы, все было бы проще.
- Ясно. – Нехотя кивнул Гарри. – Когда я получу все данные по этому делу?
- Я перешлю их Вам на браслет, мистер Поттер.
- Благодарю, профессор Дамблдор. – Склонил Гарри голову и вышел.








Глава 84. В поисках Джоу. Часть 1


Уже вечером они впятером сидели и обдумывали план по спасению Джоу. Гарри высматривал интерактивную карту, сильно увеличив те места, из которых группа связывалась с директором. При этом Невилл продумывал путь, а Драко общую стратегию – т.к. план Гарри «пришел, увидел, выкрал» был забракован всеми. Полумна изучала видеонаблюдения вокруг всех точек, где ребята засветились. Гермиона же спешно писала всем их домашние работы, но это не мешало ей слушать друзей и подавать ценные идеи. Через неделю все работы были сданы, и директор разрешил ребятам отправиться за Джоу, но только четверым. «Полумна слишком юная.» - Отрезал он и оставил девушку в замке. Ребята очень расстроились, т.к. помощь компьютерного гения им бы очень была кстати. Но девушка не зря считалась асом в своем деле и шепнула Невиллу, что сможет залезть в систему из любого места замка. «Перекину IP-адреса.» - Безмятежно махнула она рукой и поцеловала своего парня на прощание, а затем, как всегда, вприпрыжку ускакала по коридору.
В Пекине ребята в тот же день вышли на «своего» человека, который подтвердил, что видел обе группы. Новой спасательной группе он также выдал все координаты и заселил в нужный отель. Драко предстояло играть роль покупателя, Гермиона была его помощницей, а заодно и официальной любовницей, а Гарри с Невиллом – телохранителями.
На встречу друзья явились пораньше. В уютном небольшом ресторанчике, где был заказан отдельный кабинет, Драко с Гермионой в обнимку уселись на диванчик, а Гарри и Невилл на кресла рядом. Внешне ничто не выдавало их волнения, а внутренне все мандражировали. И Гарри – больше всех. Внезапно их браслеты зажужжали, и все одномоментно уставились на них. На экранчике высветилось сообщение от Полумны: «Ребята, я с вами ♥», а через полминуты еще одно: «Готовьтесь, они уже тут». Драко тут же обнял Гермиону и принялся ее целовать, а Гарри с Невиллом начали неторопливо потягивать чай. Через десять секунд дверь в кабинет открылась, и на пороге появилось несколько мужчин. Они впали в ступор от увиденного – увидеть детей они никак не ожидали.
- Это что еще такое? – Яростно спросил на китайском языке один из вошедших у своего посредника, который организовывал эту встречу.
- Я не знаю. – Растерянно ответил он. – Я видел другого, старшего по возрасту, но лицо явно похоже.
- Вы видели моего отца. – Лениво произнес на китайском Драко, оторвавшись от приятного времяпрепровождения. – Однако этим сектором нашего бизнеса буду заниматься я. Точнее, мы. – Провел он пальцем по лицу Гермионы.
- Сколько тебе лет, мальчик? – Презрительно произнес первый возмущавшийся.
- Для надежных в сотрудничестве людей возраст не имеет значения. Однако, к Вашему спокойствию могу сообщить, что я старше, чем когда Вы провернули свою первую сделку. Самую первую сделку, господин Цынь.
Озвученный господин неприятно осклабился, но спорить не стал, а наоборот, сел на диван напротив.
- И Ваш отец, мистер Малфой, посвятил Вас во все тонкости наших дел?
- С самого рождения. Будучи единственным наследником нашей семейной империи, отец позаботился о моем образовании.
- А Ваша спутница?
- Моя невеста, мисс Грейнджер, - лучший аналитик. Подвох чует за версту.
- Ну что ж, если вы оба так уверены в себе и своих силах, давайте попробуем поработать.
- Мы также уверены в Вас, уважаемый господин Цынь. – Кивнул Драко головой, перебирая пальцами волосы Гермионы. – Ваши плантации в округе города Цишуй впечатляют.
- Откуда…
- Прежде чем работать с кем-либо, я узнаю абсолютно всю информацию. У меня был выбор между несколькими поставщиками и производителями, и мы выбрали именно вашу компанию. После того, как увидели всю «кухню».
- Что ж, мистер Малфой, в таком случае, предлагаю завтра обсудить все детали. – Господин Цынь встал, и друзья последовали его примеру.
- До завтра. – Церемонно поклонился он.
Охрана китайского мафиози удалилась вместе в ним самим. Вскоре ребята и сами вышли из ресторана. «За вами хвост. Скройтесь в ближайшем баре.» - Пришло сообщение от Полумны.
- Хочу веселья! – Капризно надула губки Гермиона.
- Все что пожелает моя леди! – Склонил Драко голову, и все четверо вошли в первый же бар, из окон которого доносились звуки громкой музыки. Ребята уселись к стойке и заказали выпивку. Чокнувшись за будущую удачную сделку, они выпили. Гермиона с Драко ушли на танцпол, а Гарри и Невилл стояли неподалеку, наблюдая за залом. «На три часа» сообщила им Полумна, и мальчики увидели своих преследователей. Пару неприметных китайцев распивали что-то горячительное и смеялись. Гарри сместил правую руку к левому плечу и как будто смахнул пылинку с плеча. Драко и Гермиона продолжали весело танцевать, но толпа их разделила, и они потеряли друг друга из виду. Гарри и Невилл, кивнув друг другу, тоже разделились в поисках своих подопечных. Следящая за британцами пара мужчин хлопнулись руками, и один из них направился к туалету, второй к выходу из бара. Обойдя здание два раза по кругу, они встретились и поняли, что упустили четверку из виду. Сплюнув от досады, они решили оббежать квартал. Однако заезжие туристы как сквозь землю провалились. И ведь они были близки к истине. Умница Полумна провела их в подвал здания, где они вылезли в сточную трубу канализации. Мерзкий запах и антураж ребят покоробил, но при спасении бегством это не имеет никакого значения. Через пятнадцать минут они вылезли из люка недалеко от своего отеля, никем не замеченные, и еще через полчаса радовались своему успеху.
- Как хорошо, что мы помним наши условные обозначения первого курса! – Покачал головой Невилл.
- Да, это была отличная идея! – Подал голос Гарри.
«Снимите телефонную трубку» - сообщила Полумна. Гермиона была ближе всех, поэтому эта честь выпала ей.
- Как вы там? – Услышали они по громкой связи голос своей подруги.
- Отлично! – Хором ответили они. – Как ты тут оказалась?
- А я в Хогвартсе. – Засмеялась она. – У нас утро. Я в нашей аудитории. Здесь же есть все необходимое. Вот я и смогла выйти на вас. Где могла, следила через видеокамеры города.
- Тебя не засекли?
- Нет. И сейчас тоже все тихо. Но я не могу взломать компьютер этого китайца. И никак не удается подслушать их разговоры.
- Ничего страшного, Луна, - улыбнулся Невилл, - мы справимся. Но твоя помощь в любом случае неоценима. Я люблю тебя!
- И я тебя! На связи!
И девушка отключилась. Ребята, посмотрев на часы, разошлись по комнатам, договорившись, что завтра действуют по плану. Утром за ними заехала машина господина Цыня, и вскоре все были в его офисе, где предстояло заключить первую сделку. Драко и Гермиона внимательно прочитали все договора, обсудили некоторые спорные пункты и подпункты, внесли коррективы в китайском и английском варианте, и Драко поставил свою размашистую подпись на каждом листе. Где-то на пятом из десяти листов у Гермионы пискнули часы. Девушка посмотрела на них и улыбнулась.
- Мы уложились в отведенное время. – Прокомментировала она.
- Простите? – Не понял мафиози.
- Я дала нам три часа времени на утрясание всех необходимых документов. И мы уложились. Даже на минуту раньше.
- А если бы нет? – Уточнил Цынь.
- Сделке пришел бы конец. – Вежливо улыбнулась она. – Нет смысла подписывать договор с тем, кто не может договориться.
- Рад, что мы договорились. – Не менее вежливо ответил ей человек.
Гарри и Невилл, стоящие сзади, чуть поменяли позу. Фраза Гермионы о конце сделки была шифром для дальнейших действий.
- Что ж, приятно с вами иметь дело. – Протянул господин Цынь руку Малфою. Его помощник – Гермионе.
- Это взаимно. – Улыбнулся блондин и очень крепко пожал руку китайцу.
В тот же момент четверо друзей резко выбросили свои руки вперед, и окружающие их люди замертво упали на пол. Господин Цынь даже опомниться не успел, как оказался среди своих верных людей, у каждого из которых было проткнуто горло насквозь. Драко продолжал удерживать китайца за руку, крайне неприятно улыбаясь. Гермиона же выхватила один из стилетов из своего браслета и поднесла его прямо к одному из его зрачков.
- А вот теперь поговорим. – Вышел вперед Гарри. – Вы видели эту девушку? – Показал он изображение Джоу. – Рекомендую говорить правду, иначе Вы можете лишиться какой-нибудь части тела. Причем в крайне болезненной форме. Или не Вы.
- Видел. – Прохрипел испуганный мужчина.
- Где? Когда? Что с ней стало?
- Она была засланной из полицейского отряда. Когда мы это узнали, то всех ликвидировали. Кроме нее.
- Почему?
- Это было условие того, кто нам сдал ее.
- Кто это?
- Не знаю. Он называл себя профессором. Англичанин. Я его ни разу не видел.
- Как вы связывались с ним?
- Никак. Он выходил на нас.
- О чем вы договорились?
- Я уничтожаю всю группу, кроме этой девушки. Ее должен отдать ему в качестве приманки для вас.
- Он сказал, что мы прилетим за ней?
- Да, мы ждали вас.
- И должны были убить?
- Да.
- Где сейчас она?
- Где-то в Англии. Но где – не знаю. Мы отследили самолет. Он приземлился в Лондоне.
- Профессор больше с вами не связывался?
- Нет.
- Почему Вы согласились?
- Он обещал оставить нашу деятельность в покое.
- Где держали Джоу? – Рычал уже Гарри.
- В борделе «Осенняя бабочка».
В следующую секунду господин Цынь захрипел и упал на пол с разорванным горлом. Гарри саданул рукой по стулу.
- Мы пролетели такой путь, и все напрасно! Джоу здесь нет!
- Не напрасно. – Пыталась успокоить друга Гермиона. – Мы выяснили, что она жива и в Англии. Британия не такая большая страна. Мы найдем ее.
- Если она еще там. – Горько усмехнулся Гарри.
- Значит продолжим наши поиски. – Уверенно сказал Драко.
- Давайте найдем остальных. – Негромко высказался Невилл. – Может, хоть тела привезем? Чтобы родителям было что похоронить.
Друзья согласились с этим и вышли из здания, заминировав его. Через три минуты оно осело, оставив за собой кучу пыли, грязи и трупов людей, занимающихся наркоторговлей.























Глава 85. Мариэтта Эджком


Ребята сидели в кафешке недалеко от того места, что еще сегодня было офисом корпорации, занимавшейся туризмом, а попутно выращиванием и распространением наркотиков по самому Китаю, а заодно и по некоторым странам мира. Они молча потягивали свои напитки. Было очень мерзко и погано на душе. Гермиона помешивала свой кофе, когда краем глаза заметила знакомую фигуру.
- Не может быть! – Прошептала она и вылетела из кафетерия.
Ребята ничего не поняли, но кинув деньги на стол, рванули за ней. Через две минуты они ее догнали. И когда увидели, кого Гермиона прижимает к стене, тоже несказанно удивились.
- Мариэтта? – Удивился Невилл вслух.
- Ты же умерла! – Яростно шипел Гарри.
- Пойдемте, я вам все расскажу. – Прохрипела девушка, бегло осматриваясь по сторонам.
Гермиона цапнула бывшую соученицу под руку, чтобы она не выскользнула, ребята пристроились сзади. Мариэтта привела их в небольшое здание, стоящее через несколько домов от груды камней, оставшейся после взрыва, и открыла дверь ключом.
- Проходите, здесь никого нет. Это библиотека, я тут работаю и живу. Временно.
Мариэтта зажгла настольную лампу, и все убедились в правдивости ее слов. Вокруг были стеллажи с различными книгами. Бывшая студентка Хогвартса села спиной к столу, а ребята сели вокруг.
- Что вы хотите знать? – Грустно спросила она.
- Все и с самого начала. – Приказал Гарри.
- Это должно было быть самым обычным заданием, какие мы выполняли еще в студенческую пору. Обычная группа, рядовое задание – внедриться к неприятелю и разрушить его изнутри. Все шло по плану. Мы вылетели из Лондона, приземлились в Пекине, встретились со связным, он заселил нас в отель, проинструктировал и вывел на главу группировки – Вей Цыня. Джоу наполовину китаянка, так что мы были уверены в нашем успехе. Когда мы уже были на самой встрече, то попали в ловушку. Мы не поняли, откуда они узнали, что мы – Наемники, но они намеревались нас убить. Их было очень много, мы бы в любом случае не справились. На каждого приходилось по пятеро отличных бойцов. Они нас били, пока мы не перестали шевелиться. Ребятам было хуже всего. Их не щадили. Потом нас связали и куда-то оттащили. Я уже была без сознания, поэтому ничего не знала. Очнулась на холодном каменном полу. Вокруг суетилась Джоу. Она привела меня в чувство. Вдвоем мы смогли кое-как перевязать раны себе, а затем и ребятам. На них живого места не было – множественные переломы, вместо лиц кровавое месиво. Больше, чем в тот день, я не плакала никогда. Когда мы закончили, то были без сил и заснули. Мы не боялись, т.к. понимали, что все равно умрем. А затем меня разбудила Джоу. Она зажала мне рот рукой и начала шептать, как мне показалось, откровенную глупость. Она убеждала, что слышала, как Цынь разговаривал с тем, кто сдал нас. Он называл его профессором, а у того был голос нашего директора Дамблдора. Джоу была абсолютна убеждена в этом – разговор шел по громкой связи. Она услышала, как Цынь докладывал, что всех взяли, а Дамблдор сказал, чтобы он поступил, как они и договаривались – всех в расход, кроме Джоу. За ней придут, и когда он избавиться ото всех скопом, то они в расчете. Я ей сначала не поверила, но она была очень убедительна и умоляла меня спастись и встретиться с вами до того, как вы приедете. Она обещала, что поможет устроить мне побег, если я поклянусь спасти вас. Я согласилась. Я ненавижу наш мир, я не хочу в нем жить. Ненавижу с самого первого дня обучения. Но была готова мириться с ним, пока ты не испортила мою внешность. – Глаза Мариэтты злобно блеснули в сторону Гермионы. – Тогда я поняла, что хочу сбежать туда, где никто не будет знать обо мне. Но до того дня это не представлялось возможным. И мы стали ждать, пока за нами не придут. Несколько дней мы были в одиночестве. У нас были фляги с водой, и мы понемножку пили и подпаивали ребят. Мы понимали, что умрем, но хотели унести с собой как можно больше жизней. На третий день за нами пришли. Когда мы услышали шаги, а затем поворот ключа, то приготовились. Ребята бросились под ноги охранникам, Джоу полоснула кого-то их них по лицу. Началась паника. Я быстро выбежала и понеслась к выходу. Как мне удалось покинуть это место незамеченной, я не понимала. Наверное, интуиция помогала сворачивать в нужные коридоры. Выбралась я через окно туалета. А затем побежала вдоль стен и вбежала в дверь, которая была открыта. Забежала в какую-то подсобку, и там и сидела еще сутки, пока уборщица не пришла и не увидела меня. Так я узнала, что оказалась в городской библиотеке. Она сжалилась надо мной, увидев мои раны, и оставила тут, снабжая медикаментами. И она же рассказала мне, что было в борделе, где нас и держали, после того, как я сбежала. Из ее путаной речи я поняла, что Седрика убили – он защищал Оливера, а Джоу увезли куда-то. Несколько часов я билась в истерике, а потом, замотавшись халатом до неузнаваемости, я пошла к тому зданию. Проникнуть в тот подвал не составляло труда. Там было много крови на полу. И труп Седрика. Я потащила его к выходу, даже не зная, как смогу пронести его. Но в тот момент я не думала об этом вообще. У самой двери я увидела кровавую надпись на английском, сделанную рукой Джоу. Она была специально для меня – у нас с ней еще с первого курса была своя система опознавания. Там было всего два слова: Гарри и Горф. Я совершенно не знаю, что это может означать, но поняла, что она хотела, чтобы я это вам передала и перехватила вас до того, как вы сунетесь в это гнездо. Но не успела. Я думала, что вы похоронены под тем завалом, и брела по улице, совершенно не волнуясь о дальнейшей своей судьбе. Мне было все равно – ведь я не выполнила просьбу Джоу. Ту, ради которой она помогла мне сбежать. Несмотря ни на что, я действительно рада, что вы живы. – Мариэтта закончила рассказ вся в слезах. Было видно, что ей очень тяжело все заново вспоминать.
- Где тело Седрика? И что стало с Оливером? – Спросил Драко.
- Седрик в морге. Оливера я не видела нигде. Равно как и Джоу. Вы знаете, где она? Что с ней?
Мариэтта подняла затравленный взгляд на друзей. Те переглянулись.
- Тебе лучше этого не знать. – Решилась Гермиона. Мариэтта залилась слезами, уткнувшись в руки. – Но ты можешь помочь нам отомстить за нее. Если хочешь.
- Хочу! Пусть это будет последнее, что я сделаю в своей жизни, но я отомщу им за подругу.
- В таком случае жди нас завтра в это же время здесь, мы тебе скажем, что надо будет делать.
- Хорошо. – Серьезно кивнула девушка.
Четверка встала со стульев и отправилась прочь.
- Куда пойдем? В отель нельзя. – Задал вопрос Невилл.
- Есть одна мысль. – Почесал Гарри лоб. – Пойдемте.
И ребята пошли за другом. Тот уверенно шел куда-то по интерактивной карте. Дойдя до какого-то ничем не выделяющегося домика, он постучал каким-то явно условным сигналом. Через минуту дверь открылась, и на пороге появилась старушка с довольно цепким взглядом. Она бегло оглядела вошедших и молча пустила их в дом. Проводив молодежь на кухню, она налила им чаю и села рядом.
- Добрый вечер, госпожа Цю. – Начал Гарри.
- Видимо, не очень добрый, раз вы тут. – Спокойно возразила она. – Моя внучка мертва?
- У нас есть основания полагать, что она жива. По крайней мере, пока.
- Хорошо. – Спокойнее проговорила старушка. – В таком случае, чем могу помочь?
- Нам нужен гербицид, в большом количестве. Очень большом. – Тут же высказался Драко.
Бабушка Джоу внимательно посмотрела на ребят, а затем встала и вышла из комнаты. Через полминуты она вернулась и передала Драко ключи от автомобиля.
- Вам нужен город Куньмин. Там есть завод, где вы найдете все. Ехать туда около суток.
- Спасибо. – Кивнул он, сжимая ключи.
- Что-нибудь еще?
- Нас могут искать. – Подал голос Гарри.
- Хорошо, поживете тут. Когда вылетаете в Лондон?
- Думаю, дня через три-четыре. – Прикинув, посчитал Гарри.
- В таком случае, молодые люди, спокойной ночи. Чувствуйте себя, как дома.
И с этими словами старушка удалилась к себе. Ребята прошлись по дому, обнаружили несколько спален. Перенеся кровати в одну, они улеглись, чтобы отдохнуть от очень трудного дня.
- Откуда у тебя ее координаты? – Спросила Гермиона.
- В ночь, когда Джоу уходила, она оставила мне этот адрес, сказав, чтобы я обратился к ее бабушке, если с ней что-то случится.
- Ее бабушка тоже Наемница? – Удивился Невилл.
- Нет, ее муж и дочь. Мужа убили на одном из заданий, и миссис Цю воспитывала дочь-подростка одна. Когда мама Джоу устроилась работать в Совет, миссис Цю вернулась на родину. Джоу назвали в ее честь.
- А где мы будем искать Джоу? – Спросил Невилл.
- В Годриковой Впадине. – Ответил Гарри.
- Почему там?
- Горф. Это кодовое имя Годрика Гриффиндора. По крайней мере, начнем оттуда. А дальше – посмотрим по ситуации. Давно я собирался посетить место своего рождения. Вот как раз удобный случай.
И Гарри отвернулся к стене лицом, призывая остальных ко сну. Утром они выехали в Куньмун, послав Мариэтте сообщение, что встреча переносится на двое суток. Полумна нашла необходимый завод, проникла в его систему и пропустила ребят внутрь, где они ночью украли несколько бочек сильнейшего гербицида. Когда они увидели Мариэтту, то показали ей бочки и дали координаты плантации кокаина, которую ей следовало уничтожить. Полумна обещала скоординировать действия девушки, а затем Мариэтте предстояло вернуть машину бабушке Джоу. После этого она могла жить, как хотела. Сами же ребята путем банального подкупа улетели на частном самолете в Лондон, чтобы оттуда сразу поехать в Годрикову Впадину искать девушку Гарри. Но прежде надо было вернуть отцу Седрика тело сына и принести соболезнования, а также заверить, что они отомстят за своего друга.
















Глава 86. Кольцо


По приземлению в Лондон, ребята увидели новости по телевизору. Звука не было, но картинка была абсолютно понятной. Много китайцев собрались у знакомых руин здания и что-то бурно обсуждали. Затем видеоряд сменился, и показали вымершее поле. Корреспондент показывал ростки растений. Ребята молча хлопнулись руками – Мариэтта выполнила свое задание.
На выходе из здания аэропорта их уже ждал катафалк. Работники помогли друзьям поместить гроб внутрь и поехали по указанному Полумной адресу.
- Полумна, ты взломала базу данных Хогвартса? – Поинтересовалась Гермиона, когда увидела от нее сообщение с домашним адресом Седрика.
- Интересная мысль. – Пришел ответ. – Надо будет попробовать. Но на самом деле профессор Снегг дал мне его.
- Ты просто подошла и спросила, а он взял и ответил? – Не поверила девушка.
- Да.
- Гениально. – Последовал ответ.
И вот ребята молча ехали к мистеру Диггори, не зная, что и как сказать. Тот был дома и выбежал сразу, как только увидел подъезжающий автомобиль. Когда он увидел гроб, то как-то сразу посерел. Лишь железная выдержка Наемника не позволила ему осесть на землю. Автомобиль уехал, а ребята остались. Амус Диггори медленно открыл крышку, и тут отцовское сердце не выдержало. Он упал на тело сына и горько зарыдал. Его тело сотрясалось от слез, и он не хотел прекращать оплакивать свою горькую судьбу. Мальчики хмурились и кусали губы, а Гермиона не выдержала и всхлипнула. Мистера Диггори это как будто заставило очнуться, и он поднял голову. Увидел, как Гермиона украдкой торопливо вытирает слезы, закрыл гроб и поднялся на ноги.
- Вы поможете мне похоронить его? – Негромко произнес он.
- Да, сэр. – Последовал стройный ответ.
Мужчина обошел дом, где каждый взял по лопате. Через три часа Амус Диггори бросил последний ком земли, а Драко с Гарри и Невиллом водрузили рядом большой камень, который они украли с соседнего участка. Гермиона нашла долото и вырезала надгробие: «Седрик Диггори 1.09.1977 – 14.09.1997 Любимый сын, верный друг». Амус Диггори положил рядом коробочку.
- Я это приготовил ему на день рождения. – Глухо сказал он. – Жаль, что он не увидит этого. И не сможет воспользоваться. – Это запонки с медленно действующим ядом. Он парализует тело, медленно убивая его, но при этом человек до последнего может говорить. Действие длится два часа, а через полчаса после смерти препарат невозможно обнаружить. Моя наработка. Химия всегда была моим любимым предметом.
- Я уверена, сэр, что Седрик бы с удовольствием носил это. – Положила Гермиона руку на плечо мужчины, тот даже не шелохнулся.
- Простите, из меня сегодня плохой хозяин. – И он пошел к дому.
- Мистер Диггори, - догнал его Гарри, - можете не сомневаться, что мы отомстим за эту смерть. Даю слово. – И он протянул свою руку. Мужчина ее безвольно пожал и скрылся за дверью.
Через полминуты друзья краем уха услышали негромкий хлопок. Драко среагировал первым. Он бросился к двери и дернул ее на себя. Гарри и Невилл отставали всего на секунду. Гермиона спустилась по стенке забора, закрыв лицо ладонями. Она не хотела видеть отца, что покончил с собой. Вышедшие ребята одним своим видом подтвердили ее догадки. Драко молча взял ее за руку и подвел к машине мистера Диггори и усадил ее на заднее сидение. Сам сел рядом и положил ее голову себе на плечо. Обнимая и тем самым успокаивая ее, он ждал друзей. Гарри перенес их вещи в багажник и завел машину. Невилл же подошел еще раз к надгробному камню и, повинуясь шестому чувству, прикопал сзади коробочку с подарком. Затем он сел рядом с Гарри, и они поехали в Годрикову Впадину.
За то время, что они добирались туда, Невилл сменил Гарри за рулем, а Гермиона пока так и не просыпалась. Переживания вымотали девушку, и она уснула у Драко на плече. Проснулась она поздним вечером, когда ребята припарковались на окраине. Встав с колен Драко, где она так удобно спала, она чуть улыбнулась.
- Выспалась? – Нежно провел Драко по ее щеке.
- Угу. – По-детски потерла она глаза. – А ты спал?
- Немного вздремнул. – Улыбнулся он.
- Какой у нас план?
- Скоро Гарри с Невиллом вернуться и все расскажут.
И действительно, минут через десть Гарри с Невиллом вернулись и сообщили, что забронировали в местном хостеле номер на четверых на двое суток. Зайдя внутрь, они подперли комодом входную дверь, задернули шторы, передвинули кровати и улеглись спать. Гермиона дежурила первой, т.к. выспалась. Затем ее должен был сменить Гарри.
Утром сразу после завтрака они отправились изучать окрестности под видом туристов. На самом же деле, они пошли к дому, где жили родители Гарри. Его они увидели сразу. Это было довольно-таки большое здание, когда-то красивое. Теперь же разрушенное.
- Я помню, как они переезжали сюда. – Вдруг раздался хриплый голос сзади.
Ребята резко обернулись, приготовившись к атаке. Перед ними стояли мистер Флай и профессор Люпин.
- Но как? – Удивился Гарри. – Вы же говорили, что больше не приедете сюда.
- Когда мы узнали о смерти Седрика и Амоса Диггори, то сразу поняли, что вы здесь.
- Откуда?
- Соседка, увидевшая труп, рассказала, что видела четверых ребят. Нетрудно было догадаться, кто эти четверо.
- Странно, что профессор Дамблдор не пытается нас вернуть в Академию. – Высказался Невилл.
- Он нас отпустил спасти Джоу. – Напомнила Гермиона. – Мы пока ее даже не нашли. Поэтому наше задание пока не выполнено.
- И вы думаете, она здесь? – Осведомился Люпин.
- Да. – Ответил Гарри. – Она нам оставила послание, намекнув на эту местность. Однако, это не объясняет, как вы догадались, что мы поехали сюда.
- Ты давно собирался сюда попасть. – Сказал Сириус. – А сейчас у вас образовалось время. Я бы сделал точно также.
Гарри улыбнулся и обнял друзей своего отца.
- Вы знаете, где они похоронены? – Спросил он.
- Конечно. – Кивнул Люпин и махнул рукой следовать за ним.
Местное кладбище было недалеко и невелико, а профессор уверенно вел всех вперед. Он единственный из присутствующих знал, где похоронены Лили и Джеймс Поттер. Остановился он у большого камня, где были выгравированы их имена и даты. Гарри долго и молча стоял и смотрел на такие знакомые и одновременно далекие ему имена.
- Так странно, - начал он, - я знаю, что они – мои настоящие родители, хотя первые десять лет своей жизни называл мамой и папой не их. Считая тетю и дядю своими настоящими. И потом, даже когда узнал правду, все равно продолжал звать их так. Но потом стал называть их как есть и стыдился этого. Но не мог иначе. Считая, что предаю память своих истинных погибших родителей. И еще хуже себя чувствуя оттого, что предаю живущих.
- Уверен, они тебя понимают и не осуждают. – Обнял Сириус своего крестника. – Главное, что ты чувствуешь.
Гермиона решила походить п кладбищу, читая про тех, кто здесь захоронен. Одно из имен привлекло ее внимание.
- Эй! – Позвала она других. Когда все подошли, то увидели камень, на который девушка указывал. – Ариана – тоже Дамблдор?
- Годы сходятся. – Кивнул Драко. – И кто она ему?
- Она действительно похожа на Альбуса. – Отметил Римус, рассматривая фотографию на камне. – Но я никогда не слышал об этой девушке.
- А что вы знаете о самом директоре? – Спросила Гермиона.
- Думаю, то же, что и ты. Где и когда родился, учился, стал работать в Совете и дослужился до поста Главы Совета.
- А его семья?
- Были родители и старший брат, который живет в Хогсмиде, кстати. Держит там паб «Кабанья голова». Он там обосновался сразу после окончания Хогвартса.
- Т.е про Ариану ни слова. – Подытожил Невилл.
- Однако, это не значит, что ее не существует. – Возразил бывший профессор. – Если не доказано обратное, значит истинное – правда.
Все еще раз посмотрели на камень. Это был прямоугольник, на котором был портрет юной девушки, а рядом была выгравирована роза, внутри которой блестел красный камень.
- Как интересно. – Задумалась девушка, присев на корточки и принявшись его изучать. Вытащив один из ножей из своего браслета, она принялась ковыряться в камне.
- Гермиона! – Воскликнул Невилл.
- Тихо! – Шикнула она, обводя ножом по кромке. Поддев в одном месте, она вытащила его наружу. Уцепившись, она потянула его на себя, и вынула камень, который оказался навершием кольца. Посмотрев на него, она оглядела своих друзей. – Ничего не напоминает?
- Это же… - Начал Драко.
- Да. Мы нашли еще одну подсказку. – И девушка сунула кольцо во внутренний карман ветровки, а в зияющую пустоту сунула первый попавшийся камень с земли.
- И что это сейчас за мародерство было? – Строго спросил бывший учитель.
- Потом расскажем. Не здесь уж точно. – Ответил Гарри и тоже пошел прочь.
У ворот стояла бабушка, которая зорко смотрела вперед.
- Вам чем-нибудь помочь? – Осведомился Гарри, поравнявшись со старушкой, которая цепким взглядом осматривала его.
- Скорее, это я могу помочь Вам и Вашим друзьям, мистер Поттер. – Сказала она. – Идемте. – Гарри остался на свое месте. – Вы хотите узнать об Ариане Дамблдор или нет?
И она пошла, не оглядываясь. Вся компания поспешила за ней. Дом, в который она вошла, поражал своей затхлостью и запущенностью: пыль, паутина, грязь, неприятный запах. Это поражало, потому что старушка на вид очень бодро двигалась. Налив гостям чаю, с таким же запахом, как и она сама, хозяйка дома села за стол. Гости вежливо взяли по чашке в руки, но пить не стали. И выжидательно посмотрели на бабульку.









Глава 87. В поисках Джоу. Часть 2


- Давно это было. – Начала она. – Я была маленькой девочкой, когда семья Дамблдоров переехала в эти края. Их было четверо – мать Кендра и ее трое детей – Аберфорд, Альбус и Ариана. Аберфорда никогда не бывало дома – он учился в Хогвартсе, потом и Альбус стал там учиться. Мы с Арианой были одногодками. Мне пришло письмо, а ей – нет. Мне было жаль ее, а она радовалась. Ариана совсем не хотела быть Наемницей. В этом большая заслуга Альбуса. Он очень любил свою младшую сестру, боготворил ее, всячески опекал. Кендра не могла нарадоваться на него. Я, приезжая на каникулы, рассказывала ей о нашей Академии, о своих достижениях и успехах. Ариана искренне радовалась за меня. Она была очень тихой, милой и домашней девочкой. Как-то ко мне в гости приехал мой кузен Геллерт, и ему очень понравилась Ариана. Альбус был не против его ухаживаний, они с Геллертом много общались. Ариана общалась с моим братом, но близко не подпускала его. А однажды, вернувшись из Лондона, куда она ездила с Альбусом, она мне доверила свою тайну – она встретилась там с молодым человеком и влюбилась. Он ответил ей взаимностью. Они встречались, когда у него была возможность, обменивались письмами. Он тоже Наемник. Через полгода она по секрету призналась, что он сделал ей предложение. Ариана была на седьмом небе от счастья, хотя ее очень тяготило, что она скрывает свои отношения с этим юношей от родных, особенно от Альбуса – тот не простил ей, что она отказала Геллерту. Ариану очень мучила совесть. Но потом, когда оказалось, что она беременна, то решилась познакомить своего жениха с родными. Том приехал. Он мило пообщался с Кендрой. Аберфорд знал его, и тут проблем не возникло. Но потом начался кошмар. В дом вошли Альбус с Геллертом. Альбус намеревался показать Ариане, какой Геллерт молодец, каких высот он достиг. И тут он увидел Тома – человека, которого считал своим конкурентом на место Главы Совета. Хоть Том и Лорд, но т.к. он не был Главой Лордов, то вполне мог претендовать на место Главы Совета. Вышла ужасная ссора с дракой, в результате которой Геллерт был убит. Это произошло на моих глазах. Я гуляла неподалеку и прибежала, услышав крики. Едва я открыла дверь, как увидела, как Том метнул в Геллерта нож, и тот упал от силы удара. Он ударился затылком об острый угол стола и умер мгновенно. Если бы не это, его наверняка могли бы спасти. Ариана закричала от ужаса и чуть не упала в обморок. Аберфорд увел ее и сидел с ней, пока та не заснула. Мы же все тихо похоронили моего брата на заднем дворе. С тех пор Том и Альбус страшно не любят друг друга. Но продолжали общаться, чтобы не расстраивать Ариану, т.к. оба очень любили ее. А потом Ариану сбила машина. Несчастный случай. Когда Том узнал об этом, то ворвался в дом и начал драться с Альбусом прямо на похоронах, уверяя всех, что это он убил свою сестру, потому что категорически был против их брака. Тома насилу успокоили и вывели. И он уехал. С тех пор я его тут не видела. Он приезжал всего однажды, в день рождения Арианы. Он сидел у ее могилы и плакал. Прошло много лет, и я узнала, что Дамлдор, будучи директором Хогвартса, позвал его преподавать. Тогда я решила, что прошло уже достаточно времени, и они перестали быть в ссоре, простили друг другу былое.
- Вы верите в это? – Скептически спросил Драко.
- Историк должен быть беспристрастным. – Сказала хозяйка.
- А почему Вы нам все это рассказываете? – Осведомилась Гермиона.
- Последнее желание должно быто выполнено. – Прошипела она и моментально плеснула чай из своей чашки всем в лицо.
Никто совершенно не ожидал такого шага от собеседницы, тем более такого внезапного. С криками все зажмурились. В глазах щипало, они слезились. Хуже всех пришлось Люпиину с Сириусом – они сидели ближе, и им досталось больше соленой жидкости. Невилла спасло то, что он от неожиданности упал на пол вместе со стулом, а Гарри защитили его очки. Вдвоем они бросились на старушенцию, которая отчаянно брыкалась и кусалась. Дралась она ногами тоже мастерски, однако возраст брал свое. Поэтому Гарри и Невилл быстро скрутили драчунью. Та визжала и рычала, но сделать ничего не могла. Гарри держал ее конечности, навалившись всем телом и прижимал ее к полу, а Невилл зажал ей нос со ртом.
- Невилл, - прохрипел Гарри, - отпусти ее на секунду.
- Зачем? – Пыхтел друг.
- Хочу спросить у нее кое-что.
Невилл чуть разжал руки, и старушка сделала максимально глубокий вдох.
- За что? – Задал Гарри интересующий его вопрос. – Почему Вы хотите нас убить?
- Наследник Перевеллов должен умереть. Так сказал Профессор.
И женщина попыталась вырваться вновь, но вновь испугавшийся Невилл ее резкого движения, с силой приложил бабусю об пол, и та затихла. Ее тело расслабилось и перестало сопротивляться. Открытые глаза безжизненно смотрели в потолок.
- Ох ты ж… - Прошептал Невилл, не веря своим глазам.
Гарри быстро проверил ее пульс и убедился в его отсутствии.
- Ты спас нам жизнь. – Произнес он.
Невилл бездумно кивнул, продолжая смотреть на тело.
- Невилл, надо помочь остальным. – Потряс Гарри друга за плечо.
Тот встал на ноги и стал ждать указаний.
- Драко, ты сильнее нас в химии. Что это было?
- Морская соль, в очень больших количествах. Хорошо, что не кислота, а то мы бы все лишились зрения. Вот дрянь! Невилл, молодец, что прибил эту старушенцию. Кстати, кто она такая?
- Матильда Бэгшот. Она написала наш учебник по Истории Хогвартса. Она отличный профессионал. – Тут же отозвалась Гермиона.
- Ребят, ау, как вам помочь? – Повысил Гарри голос.
- Нам нужно к проточной воде. – Подал голос профессор Люпин. – И лекарство, чтобы снять это жжение.
- И где я его найду?
- Холодильник, ванная, прикроватная тумбочка. – Перечислил Римус возможные места.
- Я бы начал с холодильника. – Сказал Драко.
Невилл провел Гермиону и Драко в ванную, а Гарри Сириуса и Римуса на кухню. Открыв им воду, он начал шарить по холодильнику, озвучивая найденные лекарства. На одном из них Люпин остановил его, сказав, что это оно. Гарри открыл бутылочку и передал ее мужчине. Тот закапал себе в глаза, а затем и Сириусу. Когда они проморгались, то Гарри поспешил к друзьям. Те уже также промыли глаза и ждали лекарства. Через полчаса все более или менее пришли в норму.
- Давайте осмотримся. – Предложила Гермиона.
- Зачем? – Не понял Драко. – Милая, ты хочешь копаться в пыли и грязи?
- Может, ту есть что-нибудь интересное. Драко, она – историк. Может, у нее есть какие-нибудь сведения важные? Дневники? Хотя бы той же Арианы.
- Хорошо. – Пожал он плечами, и народ разбрелся по дому.
Гарри увидел лестницу вниз и пошел по ней. Открыв дверь, он так и замер от неожиданности. В середине комнаты на стуле сидела связанная Джоу и молча плакала. Во рту у нее был кляп. Гарри бросился к ней, охая и причитая. Когда он сумел освободить ее рот, то девушка ту же выкрикнула:
- Гарри, быстрее, дом взорвется через две минуты! Она заминировала его, когда узнала, что вы тут.
- Вот дрянь! – Выругался парень, разматывая веревки.
Отвязав девушку, они рванули вверх.
- Быстрее! Все вон! – Орал он. – Дом сейчас взлетит на воздух!
Народ тут же бросился к двери. Сириус с Люпином были позади – во-первых, были дальше всех, а во-вторых, они пропускали ребят. Но они также торопились. Внезапно у Сириуса подвернулась нога, и он упал на пол. Римус тут же наклонился, чтобы помочь ему подняться. Так, вдвоем они уже шли к выходу, когда внезапно раздался писк, а затем прогремел взрыв. Весь дом моментально взлетел на воздух и загорелся ярким и обжигающим пламенем. Ребята от взрывной волны попадали на землю, их начало засыпать обломками. А еще их оглушило. Когда сверху перестал падать мусор, Гарри первым вскочил и побежал вперед. Невилл и Драко еле успели его оттащить оттуда, чтобы он не сгорел заживо. Гарри орал не своим голосом. Он не хотел верить, он отказывался верить в то, что ни Сириуса, ни Римуса с ними больше нет. На шум тут же сбежались жители и увели ребят прочь. У кого-то дома Драко вколол другу лошадиную дозу успокоительного и усадил его в автомобиль. Друзья спешно покидали городок. Сил на то, чтобы разбирать завал и искать то, что, возможно, осталось от Римуса с Сириусом, не было. Драко выехал на шоссе и покатил в Лондон. Их миссия была выполнена и даже перевыполнена – они не только Джоу нашли, но еще и реликвию. Осталось только понять, зачем профессору Дамблдору понадобилось их убивать.


Глава 88. Новый визит профессора


По дороге в Лондон Драко ни разу не остановился, даже чтобы Невилл сменил его за рулем. Приехал он к дому на площади Гриммо. В доме было тихо и пусто. Темно. Кикимера сегодня не было. Занеся Гарри в дом, Драко без сил упал на кровать, где тут же заснул. Невилл остался присматривать за ними, а девушки решили сходить в ближайший магазин, чтобы приготовить что-нибудь на ужин. Хоть в магазине и косились на их грязную и местами рваную одежду, но все же обслужили их. Разложив все продукты на кухне, девушки споро все нарезали и пожарили. Ели они втроем – Гарри и Драко все еще спали. После ужина Джоу отправилась к Гарри, а Гермиона, подумав, решила, что будет ночевать с Драко.
Утро было не менее тихим, нежели вечер. Каждому говорить не хотелось, у каждого перед лицом стояла картина последних секунд жизни Римуса Люпина и Сириуса Блэка. Однако, что-то надо было решать. Им следовало возвращаться в Хогвартс.
- Джоу, какие у тебя планы? – Поинтересовалась Гермиона.
- Думаю, будет лучше, если я вернусь к бабушке на какое-то время.
- Будешь искать Оливера? – Отмер Гарри.
- И это тоже.
- Хорошо. – Кивнул он. – Там я не буду так сильно волноваться за тебя.
На этом все обсуждения закончились. Остаток дня прошел практически молча. А утром Джоу отправилась в аэропорт, где ближайшим же рейсом улетела в Пекин.
- В Хогвартс? – Спросил Невилл.
- Да. – Кивнул Гарри. – Задание выполнено.
Купив билет Лондон-Хогсмид на завтра, они вернулись в дом Гарри, который теперь практически официально принадлежал ему. В поезде они спешно расшифровывали страницу дневника профессора Реддла, чтобы найти цифры географического местоположения кольца. Координаты того кладбища, что дала им Полумна, точно совпадали с теми, что были в дневнике. Значит, кольцо было истинным. Драко, внимательно осмотрев его, сказал, что оно древнее и обручальное. Больше ничего ценного в нем не было. После этого они обсудили лишь голые факты. Но единой картины не получалось. Выходило, что профессор Дамблдор отправил на смерть ребят, чтобы убить их всех одним махом. И ради этого он даже договорился с наркоторговцами. И профессор Реддл как будто бы ни при чем, случайная жертва. Но кто тогда на самом деле причастен к смерти Поттеров и сумасшествию Долгопупсов? Зачем Матильде Бэгшот убивать их? Очень много было вопросов, и очень мало ответов. Все было очень запутанно. Как выяснить, где правда, а где – ложь? Плана действий не было даже у всезнающей Гермионы.
По приезду в Академию ребята сразу же направились к директору на доклад. Тот как будто бы естественно расстроился, узнав о смерти бывших студентов и Сириуса с Люпином, равно как и Матильды Бэгшот, но обрадовался тому, что Джоу жива и в безопасности. Ребята поклонились и вышли из кабинета, а директор продолжил заниматься своими делами.
До рождественских каникул ничего нового не произошло. Никаких эксцессов или происшествий. Друзья продолжали учиться, посещать собрания Слизнорта, на которых теперь было как раньше, и, конечно же, они рылись в библиотеке. Нашлась газета с крошечной заметкой о смерти сестры одного из Членов Совета. А еще Драко случайно наткнулся на не менее крошечную заметку о том, что подававшая надежды Наемница по имени Эйлин Принц закончила свою толком не начавшуюся карьеру по семейным обстоятельствам – она вышла замуж за человека, стороннего их миру, Тобиаса Снегга. Драко показал эту статью друзьям, и те поняли, чей учебник у Гарри и почему в нем есть стихотворения о принцах. И кто та принцесса. Теперь и этот секрет был раскрыт, и тайна была очень грустной.
Расшифровывать местоположение других реликвий было совсем некогда – последний курс с его экзаменами и дипломной работой совсем не оставляли времени или сил, поэтому Гермиона была твердо намерена узнать, где они лежат, дома во время рождественских каникул.
Драко на следующий же день после приезда отправился тайком в библиотеку вновь поменять дневники. Он сомневался, что оригинал ему еще когда-нибудь понадобится. Когда он закрыл за собой дверь, то услышал шаги в коридоре. Нырнув в соседнюю дверь, он вновь начал прислушиваться.
- Прошу, мой Лорд. – Сказал его отец.
- Благодарю тебя, Люциус. – Проговорил профессор Реддл.
- Что привело Вас на этот раз?
- Белла. Она не должна проявлять себя.
- Но, мой Лорд…она строптива и своевольна.
- В таком случае, как хозяин дома, напомни ей, что она всего лишь в гостях. К тому же, пусть помнит, что я обеспечил бегство ей и ее семье только потому, что опасаюсь за сохранность того, что хранится у нее в сейфе. Если бы не это, она бы так и продолжала гнить в Азкабане.
- Хорошо, мой Лорд. – Склонил Люциус голову. – А если Драко ее увидит? Он же сейчас на каникулах.
- Сделай так, чтобы не увидел. – Зазвенел голос профессора. – Помни, что он жив только потому, что ты принял мою сторону. Пусть он якшается со всякими отбросами нашего ообщества и рос вне истинных традиций Наемников, но он жив. Или тебе напомнить судьбу Долгопупсов или Поттеров?
- Я ценю Вашу милость, мой Лорд. – Склонился в поклоне мистер Малфой.
И мужчины покинули кабинет. Драко же в оцепенении сидел на полу, переваривая услышанное. Первый раз в жизни ему хотелось сбежать из дома далеко и надолго.

Глава 89. Сейф Беллатрисы Лестрейндж


До отъезда из дома Драко считал практически часы. Он все время был в своей комнате и делал вид, что готовится к диплому. Спускался в столовую он с опаской – видеть сестру матери он очень не хотел. К счастью, за все эти дни они не пересеклись, а в день, когда надо было отправлять в Академию, впервые в жизни он ждал водителя, который вез его в Лондон. Садясь в машину, Драко посмотрел вверх и увидел, как из одного из многочисленных окон на него смотрит женщина с копной черных тяжелых волос. Она помахала ему рукой, но Драко сделал вид, что не заметил ее, и сел внутрь подъехавшей машины. Внутренне перекрестившись, он отчаянно просил высшие силы побыстрее доставить его на вокзал Кингс-Кросс, где он мог бы все рассказать друзьям.
- Так значит, профессор Реддл все же замешан в этом. – Произнесла Гермиона после того, как Драко все рассказал. – И это он стоит за несчастьями Гарри и Невилла.
- Тогда почему Дамблдор организовал то провальное задание в Китае? – Поинтересовался Невилл.
- Узнать бы, чей позывной – Профессор. – Задумчиво произнес Гарри.
- Боюсь, это невозможно. – Покачал Драко головой. – Отца и так преследуют и проверяют после того случая. Счастье, что его не поймали, а то сидеть бы ему в Азкабане, и тогда не видать мне место Главы Лордов.
- Давайте сосредоточимся на реликвии. – Взяла слово когтевранка. – Я расшифровала еще один лист. И координаты показали Гринготтс. Исходя из слов Драко, мы можем смело утверждать, что в сейфе его тетки находится Чаша.
- Снова проникнем в Гринготтс? – Опасливо спросил Невилл.
- Боюсь, в течение семестра не получится. – Цокнула языком девушка. – Но вот если мы устроим диверсию, то нам и проникать не придется.
Ее глаза хитро заблестели, и она начала рассказывать друзьям свой план. Когда она закончила, то друзья хлопнулись ладонями.
В Хогвартсе же учеба набирала свои обороты, и ребятам было некогда даже поднять головы от учебных материалов. Время на полигонах и спортивных площадках считалось отдыхом и раем. Где-то через месяц в газете «Наемник сегодня» Рита Скитер написала разгромную статью о банке Гринготтс. Там она описывала чудовищную ситуацию – кто-то во время своего рядового визита перекодировал сигнализацию и видеокамеры и попытался проникнуть в сейф одного из бежавших заключенных в Азкабан. Кто это совершил – оставалось невыясненным. По факту происшествия был составлен акт, и дело передано в Совет. Ближайший родственник хозяина сейфа был срочно вызван на предмет осмотра содержимого. Это против правил, однако и сама ситуация форс-мажорная. Осмотревший сейф подписал заключение о том, что, по ее мнению, все на своих местах, хотя, конечно, доподлинно ей неизвестно содержимое, ибо Гринготтс твердо охраняет доверенное им. Ребята тайными знаками обменялись, подтверждая, что их шалость удалась, и посмотрели на стол профессоров. Но там никак не среагировали на новость о банке. Директор лишь покачал головой, но не сорвался с места выяснять обстоятельства этого инцидента. Профессор Реддл по своему обыкновению положил газету подальше от себя, сделал последний глоток из своей чашки и, посмотрев на часы, встал из-за стола. Первое занятие никто не отменял.

Месяц назад…
Сообщения в чате:
Гермиона: Фред, Джордж, как насчет того, чтобы устроить маленькую шалость, ведущую к большим последствиям?
Фред: Всегда за!
Джордж: Могла бы и не спрашивать. Говори, что нужно делать.
Гермиона: Устроить диверсию в Гринготтсе.
Джордж: Вау!
Фред: Круто! Давно мечтал!
Джордж: Я думаю точно также, брат.
Фред: Когда?
Гермиона: Когда сможете подготовиться.
Джордж: А какие цели?
Гермиона: Будут грабить сейф Беллатрисы Лестрейндж.
Фред и Джордж: Мы однозначно в деле. Напишем о готовности.

Две недели спустя...
Нарцисса Малфой получила сообщение от сына, в котором тот просил ее в ближайшее время посетить лавку братьев Уизли, т.к. ему нужен для опытов порошок, который есть только у них. Миссис Малфой собиралась недолго, и уже на следующий день вошла в Косой переулок. Найти новый магазин не составляло проблем – яркий фасад на пересечении двух улиц не оставлял сомнений в том, кто являлся владельцем этого рыжего безвкусия. Нарцисса толкнула дверь, звякнул колокольчик, и она вошла внутрь. В магазине было пусто, однако братьев, моментально показавшихся из ниоткуда, это не смущало.
- Миссис Малфой, какая честь! – Улыбнулся один. – Чем можем помочь?
- Мой сын просил купить у вас один порошок...
- Как же, как же, знаем, все знаем, все готово.
И он ушел куда-то в подсобку, оставив второго развлекать покупательницу. Но та не спешила начинать беседу, а просто осматривалась вокруг. У юношей было много вякого интересного, и Нарцисса про себя отметила, что это стоящее место. Вскоре вернулся ушедший и протянул ей коробку. Миссис Малфой открыла ее и кивнула, увидев содержимое.
- Благодарю. – Сказала она, протягивая конверт ребятам.
- Все уже оплачено, миссис Малфой. – Покачали они одинаково головами.
Нарцисса внимательно посмотрела на серьезные лица ребят и положила довольно-таки пухлый конверт на стойку.
- Уверена, что мой немного безалаберный сын забыл о каком-нибудь давнем незначительном счете, а вы по доброте и по дружбе не стали ему напоминать. Меня, как мать, безусловно радует наличие таких талантливых друзей в окружении сына, однако такое попустительство недопустимо. – И она направилась на выход.
- Мы все перепроверим еще раз, миссис Малфой. – Склонили они голову.
Нарцисса кивнула и добавила:
- У вас ужасно безвкусный фасад магазина. Такие яркие и кричащие краски недопустимы для солидных владельцев. Такой диссонанс бросается в глаза.
- Зато все сразу видят нас. – Подмигнули ей опять же одинаково мальчики, и Нарциссе показалось, что у нее в глазах двоится. Поспешив прочь от такого наваждения, она посочувствовала миссис Уизли и в который раз за последние семнадцать лет порадовалась, что у нее один сын.
Близнецы заглянули в конверт и присвистнули – незначительный неоплаченный и, к слову, несуществующий счет Драко насчитывал несколько нулей. «На развитие.» – Подумали они и решили отнести деньги в банк.

Еще неделю спустя…
Нарцисса Малфой в очередной раз собралась в Лондон. На этот раз она захотела посетить банк, проверить счета – ей казалось, что те расчеты, что ведет она, не совпадают с теми, что она получает из банка. Следовало лично проверить состояние счета и банковской ячейки. Зайдя в банк, она подошла к одному из свободных сотрудников и попросила провести ее к своей банковской ячейке после сверки счетов. Не обратив никакого внимания на близнецов Уизли, которые заполняли какие-то документы, она направилась на свой этаж. Близнецы же скоренько все завершили и также отправились к своей ячейке. По дороге один из них зацепился ногой за штанину и с громкими не самыми приличными выкриками полетел вперед прямо на сотрудника. Брат попытался его остановить, но в результате все трое барахтались на полу, пытаясь определить, где чьи конечности. Когда все было обнаружено, ребята подняли клерка, извинились перед ним, отряхнули его от пыли и продолжили свой путь. Их проводник естественно не смог увидеть, как один из рыжих выкинул к стене небольшие камни, которые распространяли едкий темный дым сродни тому, что бывает на пожарах. После контейнеры самоуничтожались. На одной из лестниц, ведущей вниз, Джордж так шагнул, что загородил брата, и тот несильным движением руки метнул еще несколько камней вниз. Джордж как будто бы почесал голову, а на самом деле он включил детонатор, заставляющий газ распыляться. Сама заветная кнопочка была скрыта внутри его шевелюры.
Нарцисса Малфой тут же среагировала на запах, прижав платок к носу. Сотрудники забегали, пытаясь усилить вентиляцию. В результате дым еще больше наводнил коридор – некоторые камни попали прямо в вентиляционные короба. Миссис Малфой замахала руками, сделала глубокий вдох и упала в обморок. Дым был очень плотным, густым, усыпляющим. Двери, автоматически перегораживающие коридоры,закрылись накрепко, и все сотрудники оказались запертыми. Через минуту все повалились на пол и заснули глубоким сном. Дым все еще висел в воздухе, когда миссис Малфой открыла глаза и встала. Оглядевшись, она подошла к главному из ее сопровождающих и, наклонившись, сняла с его пояса карточку допуска в сейф. Затем она подошла к двери сейфа и, вложив в глаз особую линзу, прислонила карту к скану. Несколько секунд аппарат проверял подлинность, а затем пискнул, и щелкнул замок, открывая доступ к сейфу Беллатрисы Лестрейндж.
Нарцисса вошла в сейф сестры. Здесь она была всего однажды, в юности, когда та хвасталась особым доверием Лорда. С тех пор в ее сейфе ничего не изменилось. Чаша, которую следовало подменить, стояла на самом видном месте. Нарцисса вынула из-под широкого подола платья копию реликвии, которую ей передали близнецы Уизли вместе с линзой, на которой была изображена радужная оболочка глаза ее сестры, и платок, смоченный антидотом к распыленному дыму. Все это было в той коробке, что они передали ей, когда она заходила к ним за сладким порошком, вызыващим галлюцинации.
Совершив подмену, Нарцисса закрыла сейф своей сестры и вновь легла на пол, притворившись спящей. Пришла в себя она в больнице Св.Мунго. Рядом сидел ее муж и Том Реддл. Сердце женщины бешено заколотилось, когда она увидела взгляд Лорда.
- Милая, как ты? – Взволнованно спросил Люциус, поглаживая жену по руке. – Я испугался, когда мне сообщили про попытку ограбления банка.
- Банк пытались ограбить? – Изумленно выгнула она брови.
- Да. И знаешь, что самое интересное, Нарцисса, – прошелестел Реддл, – взломали сейф именно на том этаже и именно в то время, когда ты хотела попасть в свою ячейку.
- Вы хотите сказать, мой Лорд, – попыталась приподняться Нарцисса, но под давлением мужа легла обратно, – что это я пыталась ограбить свою собственную сестру!?
- Я этого не говорил.
- Но громко думали, мой Лорд. Я готова лично, как только поправлюсь, осмотреть ячейку сестры на предмет пропажи хоть одной медной моментки.
- Буду признателен. Выздоравливай.
Когда через пять дней миссис Малфой была выписана, Лорд и Люциус сопроводили ее в банк, где она, получив всяческие извинения вкупе с материальной компенсацией за причиненный ущерб здоровью, прошла к ячейке своей сестры. Сотрудник открыл дверь специальным "волшебным" ключом и пропустил посетителей внутрь. Нарцисса медленно обошла все вокруг, затем повернулась к Лодру лицом и, твердо глядя ему в глаза, произнесла:
- Все на месте, мой Лорд.
Том Реддл, кивнул, принимая такой ответ, и вышел. Наличие интересующей его чаши в сейфе Беллы успокоило подозрительного Лорда. Без хозяина сейфа он не мог попасть внутрь. При данных форс-мажорных обстоятельствах банк пошел на встречу Члену Совета, и он попал внутрь с сестрой хозяйки, ибо сама Белла была вне закона.
Когда чета Малфоев оказалась дома, Люциус начал разговор:
- Надеюсь, ты точно знаешь, что делаешь.
- Безусловно.
На следующий день Драко получил зашифрованный рисунок, изучив который ребята поняли, что Чаша у того в его личной ячейке Гринготтса – Люциус отнес ее туда, пока Нарцисса выздоравливала. « Диадему отдадим Невиллу, он один остался без драгоценностей.» – Пошутил Драко. И был прав – медальон хранился у Гарри в банке, кольцо – у Гермионы, чаша – у Драко. Оставалось найти диадему.

























Глава 90. Диадема


Прошла зима, наступила весна, семикурсники еле передвигали ноги от усталости и недосыпания. Кофе и поддерживающие препараты потреблялись бочками. Экзамены маячили красной тряпкой – теория и практика. И если с теорией все было понятно – выучить наизусть все пройденные учебники, то с практикой было хуже – комиссия могла дать совершенно любое задание, и от его выполнения зависело твое будущее. И предыдущие семь лет жесткого обучения всего лишь давали основу к выполнению этого задания.
Поэтому расшифровка последней фотографии шла очень медленно. У Полумны тоже было мало времени, т.к. ей приходилось подтягивать некоторые предметы. Но не потому, что она в них плохо разбиралась, а потому, что из-за своей мечтательности она все время витала в облаках. Однако уже знающие студенты на своем личном опыте проверяли, что она реагирует быстрее молнии, когда кто-то плохо отзывается о ее друзьях и уж тем более о Невилле.
Но потихоньку-полегоньку расшифровка близилась к концу, и ребята-таки получили данные геолокации. Пробив их по базе карт, они с удивлением узнали, что это данные Хогвартса. Не веря своим глазам, каждый из них тщательно перепроверил расшифровку страницы, но у всех получились одни и те же цифры.
- Так что же, получается, в хранилище лежит подлинник? – Спросил Невилл, оглядывая друзей.
- Быть того не может. – Твердо заявил Драко. – Во-первых, Слизнорт сказал, что все те реликвии – копии, а во-вторых, не станет Редлл хранить оригинал вместе с подделками. Не тот характер.
- Особенно, если хочет отомстить. – Подержал Гарри друга.
- Стало быть, оригинал спрятан тут где-то еще.
- Может, в его кабинете? – Предложила Полумна.
- И как ты предлагаешь туда проникнуть? Или просто спросить у него, не будет ли он столь любезен отдать нам истинный артефакт? – Скептически заметила Гермиона.
- Я могу попросить профессора Снегга. – Ответила блондинка, и все уставились на нее в удивлении. – А что – помог же он мне однажды.
На это нечего было ответить. И Полумна приняла это, как знак одобрения. На следующий же день у Полумны состоялся тайный разговор один-на-один с профессором, результатом которого стал обыск в кабинете профессора Реддла. Когда девушка, выйдя из святая святых декана Слизерина, сообщила, что сегодня после ужина у них есть два часа свободного времени, ребята очень сильно удивились. На вопрос, как ей это удалось, девушка ответила, что интуиция ей подсказывает, что профессор Снегг сильно недолюбливает профессора Реддла и будет рад сделать ему что-нибудь хорошее, особенно чужими руками. Драко удивился этой фразе больше всех, ибо он твердо, с самого первого подслушанного разговора, был уверен, что его крестный на стороне Реддла. И помощь оказывал только из уважения к крестнику и его родителям. Как бы то ни было, Снегг действительно отвлек Реддла на озвученные два часа, и ребята не без страха проникли в кабинет физика. Антураж их несколько разочаровал. Не было никаких плакатов, призывающих уничтожить Перевеллов, Поттеров, Долгопупсов, Малфоев, или же чучел с теми же мотивами, кукол Вуду с изображением ребят. Ничего. Только личный кабинет с книгами, тетрадями, шкафами и стеллажами с приборами и приспособлениями для опытов. Даже как-то скучно. Однако они быстренько разбрелись по «жилплощади» профессора и принялись шуровать везде. И опять же, ничего. Как будто он действительно не имел никакого отношения к этой истории. Незаметно выскользнув и закрыв все на свои замки, Полумна снова щелкнула сигнализацией. Если не быть параноиком и не проверять полностью систему, то все оставалось так, как и в предыдущие полтора часа, которые ребята потратили на обыск.
- И все-таки где-то она спрятана… - Пробормотал Невилл.
- Давайте подумаем вместе. – Внесла рациональную ноту в его рассуждения Гермиона, усевшись на стол в их тайной аудитории. – Не стоит множить сущее. Давайте просто отметем те места, где она точно не может быть. Гарри, доставай карту мародеров. Будем просматривать все и вычеркивать.
- Аудитории и лаборатории точно можно вычеркнуть. – Сказал Драко, когда Гарри активировал карту. – Там всегда полно студентов, ее бы наверняка обнаружили. А в лаборатории так просто опасно.
- Согласен. – Поддакнул Гарри, перечеркивая каждый кабинет и лабораторию.
- Думаю, мы можем выкинуть личные помещения профессоров и кабинет директора. – Высказалась Полумна. - Тем более, что Дамблдор уже осмотрел их все в свое время.
Гарри послушно водил пальцем по экрану.
- Коридоры, ниши, подвалы, библиотеку, хранилище. Равно как и Тайную комнату. Мы в свое время там излазили все. – Сказал Невилл.
Все кивнули и посмотрели на карту. Там все было перечеркнуто.
- И что тогда остается? – Почесал голову Гарри.
- Вот. – Гермиона и Драко одновременно ткнули пальцем в маленький квадратик.
- Помещение завхоза? – Не поверил Невилл.
- Он там хранит все, что плохо лежит. Вспомните, близнецы оттуда украли эту карту, учебник Снегга Слизнорт тоже оттуда достал. Значит, диадема тоже может там стоять.
- Интересно, знает ли об этом сам Филч? – Задумалась Гермиона.
- Не поищем – не узнаем. – Философски ответил Драко, и все начали тут же продумывать, как отвадить вездесущего завхоза на неопределенное время. И вообще – какого размера этот его склад?
У Гарри уже голова пухла от всех идей и предположений, поэтому он отошел подальше и сел за парту почитать стихи, посвященные его матери. Это была единственная информация о ней. Пусть романтизированная, приукрашенная, но эти строки были о ней. Открыв учебник где-то в конце, он погрузился в чтение стихов, которые знал уже наизусть. Перевернув страницу, он внимательно посмотрел на надписи, которые к стихам не имели никакого отношения. Это были какие-то не то каракули, не то узоры, совершенно не относящиеся к любви профессора. Гарри внимательно смотрел на эти линии, до полного погружения в них. Он как будто видел себя внутри и не слышал голосов друзей. В какой-то момент ему показалось, что он смотрит на себя, стоящего среди этих резких палочек. И эти палочки складываются в буквы, слова. Моргнув пару раз, Гарри вышел из транса и вновь свежим взором посмотрел на значочки. Действительно, они очень напоминали буквы. Кривые, резковатые, косые, но буквы. Подойдя к Полумне, как всегда изучающей потолок, он попросил у нее зеркало. Та, нисколько не удивившись, не глядя, вынула из рюкзака требуемое и протянула другу. Тот вернулся к учебнику и приставил зеркало к надписям. В отражении проявились слова со смыслом. Гарри громко свистнул. И этот звук прервал спорящих друзей, которые уже предложили откровенно убить мерзкого завхоза, который мешает спокойно целоваться в нишах, что очень раздражало порядочных студентов, в частности, Драко Малфоя. Когда голос Гарри был услышан, все повернулись к нему. У самого гриффиндорца взгляд был несколько неадекватным. Он ошалело пялился в зеркало и явно читал в нем что-то.
- Гарри, тебе открылись новые законы мироздания? – Пошутил Драко. – Или ты увидел свое будущее в отражении?
- Скорее второе. – Медленно проговорил он. – Хотя под первое оно тоже подпадает. Смотрите.
Он манул рукой, и все сгрудились вокруг парня. И увидели то, что так того поразило. Те каракули, которые никто из них мог разобрать, в отражении оказались переплетенными буквами. Они не были написаны обычным манером, одна за другой. Нет, каждая следующая наслаивалась на предыдущую. И от этого все казалось таким узорчатым.
- Так вот ты какой, шифр профессора Снегга..! – Восхищенно произнесла Гермиона.
- Интересно, такой дешифровке поддаются все его каракули? – Озадачился Драко.
- Проверим! – Азартно потер Гарри руки и начал просматривать учебник с самого начала.
И да, все каракули в отражении оказались словами, складывающимися в весьма обычные фразы. Весьма – потому что предложения были понятны, но смысл туманен. И вообще, это были стихи. Ребята вычитывали фразы, а Гермиона записывала их. Были эти строчки не на каждой странице, но все были об одном и том же – реликвиях Хогвартса. Через неделю у ребят были все расшифрованные письмена профессора. Таким образом, тайна дневника полностью стала раскрытой. Гарри любовно погладил книгу и убрал ее. Теперь к ней возвращаться не имело смысла. Зато стоило разгадать мысли профессора. Ковыряя их, думая, рассуждая, сопоставляя, они поняли, что это были указания, где запрятана реликвия и как ее незаметно украсть.
- Так это что же получается! – Возмутился Невилл. – Если бы мы раньше разгадали эти каракули, мы бы не особо напрягаясь выкрали артефакты?
- Не что бы, но в целом да, думаю, ты прав. – Кивнула Гермиона. – Меня вот что интересует: откуда профессор знает обо всем об этом и почему, если он недолюбливает Реддла, сам не воспользовался знаниями? Только лишь потому, чтобы самому не попасться?
- Прижать бы его к стенке. – Мрачно прошипел Гарри.
- Успеем. – Остудил того Драко. – Давайте лучше про диадему почитаем. Что у нас тут про нее говорится?
- Блестящая безделица запрятана в глуби, но все не так ужасно – ты лучше посмотри. Украшенная камнем, на дне она лежит, но что это за дно, про то мой сказ сокрыт. Но сможешь сам узнать про то, когда увидишь это дно. И берегись ты стража, не пощадит он никого. Лишь спевший сладостные строки пройдет через него. Хоть сладок сон того упрямца, ты торопись за час убраться.
- Ненавижу стихи. – Буркнул Невилл.
- Да ладно, зато какой намек на каморку Филча. – Успокоила его Полумна.
- И мы точно знаем, что, по крайней мере, начать надо с низов его хранилища.
- И на все про все у нас час… - Закончила Гермиона. – Интересно, что это за сладостные строки, которые ему надо напеть?
- Конечно, колыбельная. – Как будто удивилась Полумна. – Разве вы не слышали, как он поет ее себе поднос?
- Это то его бормотание? – Вскинул Гарри брови.
- Откуда ты знаешь эту песню? – Спросил Невилл.
- Мама мне каждый день ее пела, пока была жива.
И Полумна запела эту песню. У девушки оказался очень мелодичный голос, и пела она проникновенно. Гермиона плакала на плече у Драко, Гарри думал о Джоу, а Невилл выпалил, не сильно задумываясь:
- Ты выйдешь за меня? Хочу, чтобы эту песню ты пела нашим детям.
- По-другому и быть не может. – Улыбнулась ему девушка, и Невилл засиял как новая золотая монета.
- Может, сначала диадему найдем? – Предложил Гарри.
- Обязательно. Я чувствую, мы найдем ее сегодня. – Подтвердила мечтательная блондинка.
Вечером, за час до отбоя ребята отправились на поиски диадемы в закромах завхоза. Тот сидел в своей каморке, поглаживал кошку и бормотал себе под нос. Мальчики тихо приоткрыли окно под потолком в его комнате, и Полумна тихонько запела. Мистер Филч сначала дернул головой, ища источник звука, но затем решил, что ему это кажется, вновь положил подбородок на грудь и забормотал слова колыбельной. Постепенно он перешел на совсем не слышимый шепот, а затем окончательно заснул. Миссис Норрис тоже. Ребята сунулись в каморку, оставив Полумну под окном – петь, если что. Сами же они пробрались на склад. Комната была захламлена всем подряд, и ребятам приходилось многое переставлять с места на место, пролистывая, перебирая и прочесывая все, находящееся на нижних полках. Когда Драко откидывал в сторону какие-то тряпки, он обнаружил небольшую шкатулку. Открыв ее, он увидел последнюю реликвию Академии – диадему Кандиды Когтевран.
- Есть! – Обозначил он свою находку, и друзья обернулись.
- У нас получилось! – Воздел Гарри руки к небу.
- А теперь бегом – час почти закончился. – Возвестила Гермиона, и все драпанули прочь.
Полумна также присоединилась к ним. Диадема поражала своей красотой. Белое золото, бриллианты, в центре большой сапфир. Изумительной красоты украшение. Драко передал шкатулку Невиллу, как и договаривались, и разошлись по своим комнатам. Ближайшим же рейсом он отправил почтой Академии шкатулку бабушке с указаниями положить ее в Гринготтс. Теперь все потерянные реликвии были найдены. И оставалось лишь одно – выяснить, что же все-таки произошло восемнадцать лет назад.





















Глава 91. Два пророчества


- Итак, что мы имеем. – Начала очередное совещание Гермиона, по обыкновению усевшись на парту рядом с Драко в их тайной аудитории.
- Мы нашли все реликвии. – Тут же сказал Невилл.
- Раз. – Загнула когтевранка палец.
- Выяснили, кто такая Ариана и что произошло между Реддлом и Дамблдором. – Присоединился Драко.
- Два.
- Разгадали тайны дневника Реддла и книги Снегга. – Включился Гарри.
- Три.
- Вернули клинки моих родителей.
- Четыре.
- Не дали убить себя в очередной раз.
- Пять. Что еще?
- А есть еще шесть? – Спросил Невилл.
- Есть. – Вздохнула Гермиона. – Мы не знаем самого главного – почему Реддл и Дамблдор хотят нас убить. Хотя, скорее, это инициатива Редлла. Дамблдор хочет перетянуть нас на свою сторону. Вспомните его слова перед шестым курсом, когда мы ходили к Слизнорту.
- Пророчество. – Тут же сказал Гарри. – В нем сказано, что или мы убьем Реддла, или он нас.
- Правильно. Но почему сейчас? Почему не до того, как мы поступили в Хогвартс? Что, у Реддла не было возможности? Была. К тому же, маленького ребенка легко лишить жизни. А Наемника куда как сложнее. Да и эти его слова мистеру Малфою о Драко.
- Пойдем напрямую к профессору и спросим его? – Уточнил Невилл.
- Не скажет. А жаль. – Вздохнула Гермиона.
- Давайте еще раз послушаем его. – Предложил Драко. – Мы столько всяких ребусов разгадывали за это время, может, что-то новое услышим. Милая, у тебя всегда все с собой. Может, и эта запись тоже?
- Конечно. – И девушка достала диктофон и включила его. Текст за эти годы не изменился. Те же вздохи профессора Трелони, те же слова. Когда запись окончилась, комната погрузилась в молчание.
- Мне не нравится оно. – Подала голос Полумна.
- Никому оно не нравится, Луна.
- Нет, Гарри, ты не понял меня. Мне не нравится запись.
- За помехи извини. – Развела Гермиона руками. – Не студия звукозаписи.
- Я покажу. Дашь запись? – Блондинка протянула руку, и подруга передала диктофон.
Полумна подошла к компьютеру и, включив его, зашла в программу, на которой когда-то монтировала голоса студентов для давления на Слизнорта. Вогнав в программу запись, она заново включила трек. На мониторе появились диаграммы звучания. Полумна легко в них разбиралась.
- Вот. – Нажала она на паузу и ткнула пальцем в экран. – Вот здесь разрыв. Тонкий, еле слышный, но он есть.
- Что за разрыв? – Тут же спросил Драко.
- Разрыв появляется, когда перемонтируют записи. Разъединяют, соединяют. Их потом шлифуют, но тембр голоса, интонацию не изменить. Или заново перезаписать уже конечный вариант текста. Но в данном случае мы это исключаем.
- Ты хочешь сказать, - сообразила Гермиона, - что в Отделе Тайн смонтированный текст? Поддельный? Не то, что на самом деле произнесла профессор Трелони?
- Да.
- Луна, ты в этом уверена? – Серьезно спросил Невилл.
- Абсолютно. Уверена, если мы найдем оригинал, то там не будет разрывов.
- Ну и кому понадобилась такая махинация? – Почесал Гарри лоб.
- А кто помещает пророчества? – Повернулась блондинка к Драко.
- Глава Совета. – Машинально ответил он.
- Вот вам и ответ.
- Ты хочешь сказать, - начал Гарри, не веря тому, что он произносит, - что Дамблдор, услышав Истинное пророчество, изменил его и поместил поддельное в Отдел Тайн, как будто оно настоящее?
- Да. – Кивнула Полумна.
- В таком случае, надо поговорить с директором. – Заключил Драко.
- А заодно и с Реддлом. – Кивнул Гарри.
Ребята хлопнулись ладонями, придя к согласию.





Глава 92. Кабинет директора


- Кабинет директора Хогвартса – не личная комната преподавателя. – Начал Драко обсуждения плана по проникновению в святая святых Академии. – Это цитадель.
- Но попасть туда без его ведома все равно надо. – Возразил Гарри.
- И еще никто не говорил, что оригинал тут, а не в Совете. – Подал идею Невилл.
- Начнем отсюда, а там посмотрим. – Вздохнула Гермиона. – Все равно с чего-то надо начинать. Здесь ближе.
- К тому же, тут он проводит большую часть времени. – Поддержал Драко любимую.
- Нужен план кабинета. Близнецы? – Предложил Гарри.
- Не получится. – Покачал Драко головой. – Они говорили как-то, что Хогвартс, пожалуй, единственное место, план которого они не могут достать.
- Значит, будем справляться своими силами. – Подытожила Гермиона. – Нужно выяснить его расписание. Когда он уходит, приходит, сигнализация, привычки. Хорошо бы проследить за ним в самом кабинете.
- Нужна помощь. – Пропела Полумна.
И друзья начали вести аккуратные разговоры среди студентов. Пользуясь своим положением лидеров, они задавали тон разговоров. А учитывая когда-то сказанные Биллом Уизли слова о коалициях Реддла и Дамблдора и негласной войне между ними, ребята просто организовали свою. Третью. И очень многие с охотой пошли за лидерами. Во-первых, все ребята – наследники Элиты, во-вторых, они уже не раз доказали, что им можно верить и что они не обманут. К тому же, были своими. И они не обещали однажды блага и золотых гор. Нет, они просто говорили, что равновесие пошатнулось, и его надо вернуть. Равновесие – основа спокойной жизни. Студенты знали, о чем говорят Драко, Невилл и Гарри – все же с родителями они общались, а те были в курсе происходящего. И исходя из внешней обстановки, советовали своим детям, как вести себя внутри. Но до этого момента никто не вел их за собой, и все было очень непонятно, а теперь при появлении «официальных» лидеров их движения они охотно следовали их курсу. У каждого желающего была своя область действия, чтобы не было никаких подозрений, а потом человечек честно отвечал, что он узнал. Дотошно. Почти посекундно. Так, через десять дней ребятам стало известно все о распорядке дня Альбуса Дамблдора. Начиная со времени его подъема и заканчивая описанием его сна. Для всего этого студенты лазили по крыше башни. С одной стороны, тренировка в балансировании лишней не бывает, с другой – вся информация в кармане. Когда профессор замечал лазящих студентов, те говорили, что это самое удобное место для тренировок, ибо самое сложное. Профессор соглашался и возвращался к своим делам. Так стало известно, что лучше всего проникнуть в кабинет директора ночью по крыше. На ночь он обязательно закрывал окно изнутри, но у замка была особенность – если в сердцевину засунуть иголку и оставить часть снаружи, то потом можно было через эту наружную часть открыть замок изнутри, не повредив сам замок. Такая конструкция окон была в замке повсеместно – на случай внезапного нападения изнутри. И ребята стали колдовать над иголкой. Через пару недель мучений у них получилось. Иголка должна была быть достаточно длинной, средней толщины, плоская на концах и плотная, чтобы не сломалась. Причем с того конца, который был в замке, нужно было сделать небольшие зазубрины для более легкого поворота защелки при открытии. Когда игла наконец без помех быстро открывала замок окна, ребята решились идти грабить директора Хогвартса.
Сразу после отбоя Гарри, спавший ближе всех к окну, выбрался из-под полога и тихо шмыгнул в открытое окно. Пробравшись на крышу по заранее установленным кошкам, он отвязал страховочный трос, который был привязан к столбику его кровати, и привязал его к шпилю башни с флагом его факультета. А затем тихо, но быстро пошел к башне, где обитал директор. Привязав новый трос, он опустился на крышу и пополз вниз к окну. Там еще горел свет, и Гарри, опустившись почти на самый конек, вынул зеркало, укрепленное на длинном шесте, и вытянул руку вперед. Так он мог в отражении наблюдать за директором. Тот сидел за столом и читал какие-то бумаги. Затем он задумчиво глядел в стену, а потом начал ходить по кабинету. После он сыграл в шахматы сам с собой и, выиграв у себя же, включил сигнализацию, погасил свет и вышел из кабинета. Все это время Гарри лежал, не шевелясь и радуясь, что лето на дворе. Ибо на крыше, пусть и в тренировочном костюме, но под северными ветрами, довольно-таки холодно. И тело затекает от невозможности пошевелиться, чтобы его случайно не обнаружили. Спустя пять минут он кинул сообщение друзьям, что кабинет пустой. Через пятнадцать минут все четверо подтянулись. Полумна, как самая легкая из них, спустилась вниз и открыла защелку. Приоткрыв окно и убедившись, что сигнализация не сработала, она залезла на подоконник. Включать фонарик было опасно – о системе оповещения в кабине они не смогли узнать – поэтому девушка просто надела очки для ночного видения и перепрыгнула с подоконника на стул, так неаккуратно незадвинутым под стол директором. Оттуда она перебралась на пустой стол, затем по стульям для посетителей она добралась до сигнализации и отключила ее. Та была до неприличия проста – просто код, который ребята точно знали благодаря одному из особо проявивших себя студентов. Спустившись на пол, она сделала пару шагов, чтобы убедиться, что никакая сирена не заработала, а затем махнула друзьям, что путь свободен. Те по одному быстро спустились в кабинет.
Полумна с Невиллом внимательно осматривали шкафы, а Гарри, Драко и Гермиона – письменный стол. Там было очень много ящичков, полочек, выдвижных панелей, и были они в самых неожиданных местах. Но ничего, что напоминало бы о записи голоса, не было.
Драко устало сел в кресло, Гарри облокотился о стол спиной, Полумна и Невилл сели с другой стороны, а Гермиона оперлась на запястья. Мыслей и идей не было ни у кого. Гермиона побарабанила ноготками по боку стола, как поняла, что она чувствует небольшой шов в столешнице. Присев на корточки, она провела пальцем по этому месту и поняла, что ей не показалось. Этот кусочек как-то открывался. Но исследования деревянной поверхности вокруг ничего не дали. Девушка от злости пнула злосчастный кусок дерева, и тот подался внутрь и отодвинулся. Вместе с этим вперед выдвинулась панель, на которой лежала микрокассета. Глаза ребят возбужденно заблестели. Гермиона поспешно вынула ее, вставила в свой диктофон и нажала на пуск. Из динамика зазвучал хорошо знакомый голос профессора, но пророчество было другим. Забрав кассету и закрыв все за собой, ребята убрали следы своего присутствия и покинули кабинет директора.
Глава 93. Выпускной экзамен


Из директорского кабинета они направились не по своим комнатам, а в их аудиторию, где Полумна подтвердила подлинность данного пророчества. Друзья слушали истинные слова Провидицы и не верили своим ушам.
- Так что же, получается, Дамблдор подсунул Реддлу подделку? И он, услышав, начал охоту на нас? – Обвел Невилл глазами друзей.
- И каковы все же были намерения Реддла? – Поддакнул Гарри.
- И что обещал ему мой отец за сохранение моей жизни? – Глухо добавил Драко.
- Начинается очень серьезная игра.
- И хорошо бы нам выжить. – Поддержала Полумна подругу.
Кассету ребята не стали возвращать, а при встрече с профессорами они им искренне про себя желали смерти, хотя на лицах у них были вежливые улыбки.
Одним утром директор собрал выпускников, чтобы сделать объявление.
- Дорогие выпускники! Вы проделали славный путь, и наша Академия может по праву гордиться вами. Все вы отмечены наградами Совета за боевые заслуги, и, я уверен, каждого из вас ждет блестящая карьера. Однако прежде вас ждет последний экзамен в стенах Хогвартса. Каждый год он разный и проходит по-разному. В этом году решением Совета вам предстоит убить личного врага. Кто это – ваше личное дело. Как вы убьете его – тоже ваше личное дело. Оцениваться будет способ, скорость, выбор оружия и результат. Срок отчета – месяц, начиная с завтрашнего дня. Для подготовки вы свободны в своих передвижениях и можете отправиться в любую точку мира, но за свой счет. Если по окончании означенного месяца отчет не будет предоставлен, такой студент не получит диплом и, соответственно, не сможет стать полноценным Наемником. Принимать экзамен будет традиционно Глава Совета Наемников, Глава Лордов и один из преподавателей Хогвартса. В этом году это – Том Реддл. Удачи!
И с этими словами директор ушел. Золотое Кватро стояло в некотором оцепенении. Личный враг? Все средства хороши?
- Ну и кого какие мысли? – Спросила Гермиона чуть позже.
- Беллатриса. – Высказался Невилл.
- Том Реддл. – Твердо сказал Гарри.
- Альбус Дамблдор. – Решил Драко.
- Питер Петтигрю. – Закончила Гермиона.
- Почему он? – Удивился Гарри.
- Это он виновен в событиях на Турнире три года назад. – Неохотно сказала Гермиона. И это он поставил на мне Метку.
- Почему? – Тут же задал вопрос Драко. – Ты что-то вспомнила?
- Так себе. – Покачала девушка головой. – Целиком картины событий о том дне у меня пока нет. Но периодически что-то всплывает в моей памяти. Постепенно. И там я помню Хвоста. Он выжег на мне этот след. Там был кто-то еще, но это лицо, как в тумане. Да и некому больше. Если проанализировать все слова и события, то становится понятно, что все, что произошло со мной тогда, – это его рук дело.
- Интересно, почему сейчас ты начала вспоминать все… - Задумался Драко.
- Думаю, это следствие лечения Снегга. – Ответила девушка. – Он помогал мне готовить препарат от мигрени, которыми я начала мучиться летом. И под их воздействием что-то вспоминается.
- Снегг? – Удивился Гарри.
- А помните, он первым подлетел к Гермионе тогда, когда мы нашли ее? Он тогда что-то вколол ей и сказал, что это поможет не умереть ей и дожить до Хогвартса? – Встрепенулся Невилл.
- Думаешь, это он блокировал ее воспоминания? – Вскинул Гарри брови.
- Мог. – Задумчиво потер Драко подбородок. – Только зачем?
- Чтобы Гермиона не выдала Реддла? – Предположил Невилл.
- Скорее, чтобы не выдала раньше времени. – Поправил того Драко. – Реддл уверен, что крестный – его верный последователь. И, заблокировав воспоминания Гермионы, он тем самым доказал ему свою преданность.
- А что изменилось сейчас?
- Надоел. – Пожал Драко плечами. – Вообще, он должен ненавидеть его. За то, что тот приказал убить Лили. А ведь он очень любил ее.
- Кошмар. – Заключил Гарри.
- А почему Дамблдор? – Задал Невилл слизеринцу интересовавший его вопрос.
- Реддла забрал Гарри. – Пожал он плечами. – Да и именно он – корень всего этого.
- Что ж, тогда за дело. – Подытожил Гарри.
Ребята по обыкновению хлопнулись ладонями и приступили к подготовке своих мстительных действий.







Глава 94. Беллатриса Лестрейндж


Друзья тихо шли по коридору Малфой-Мэнора. С момента объявления об экзамене прошло две недели, и все это время ребята готовились к нему. О том, чтобы оставить Невилла один на один с теткой Драко, речи не шло. Пусть она провела много лет в Азкабане, однако она – Наемница, к тому же психованная. Драко попросил родителей уехать на день из особняка, сказав, что они хотят потренироваться. Сам же выспросил у них ритм жизни тетки, "чтобы не пересечься". Однако, не стесняясь, достаточно громко и часто говорил, что одним из его гостей будет Невилл Долгопупс.
Вечером накануне экзамена Невилла прибыла Гермиона. Она вежливо поздоровалась с родителями Драко, отужинала со всеми и отправилась в отведенную ей комнату. Около часа ночи блондин зашел к ней, и они отправились готовить плацдарм для мести друга. Утром прибыли Невилл и Гарри, и ребята их довольно шумно приветствовали. Мистер и миссис Малфой отправились на море позагорать, попросив не разрушить дом до основания. Драко с энтузиазмом покивал и с радостью закрыл за ними дверь. А затем началось веселье. Ребята с гиканьем носились по лестницам и коридорам, играя в салки, прятки, догонялки. В коридорах Мэнора было много всякой всячины, за которой очень удобно прятаться. Пробегая в очередной раз по коридору третьего этажа, Невилл ускорился, желая скрыться от догоняющего его Драко. Они хохотали в голос и не заметили открывающейся двери. Невилл, не ожидавший такого препятствия, на автомате стукнул по ней рукой, и та резко захлопнулась, приглушив женский вскрик. Ребята тут же остановились.
- Ты что-нибудь слышал? - Спросил Невилл.
- Как будто бы. - С некоторым сомнением отозвался Драко.
- Что случилось? - Спросили подбежавшие Гарри с Гермионой. - Чего стоим?
- Да вот, - махнул Драко на дверь, - Невилл там кого-то пришиб.
- А в доме кто-то остался? - Удивился Гарри.
- Слуги. - Как само собой разумеющееся ответила Гермиона.
- Нет, родители им дали отгул до полуночи. - Помотал Драко головой. - В доме только мы.
- Призрак? - Задрожал Невилл. - Я боюсь всего потустороннего.
- Невилл... - Послышался из-за двери потусторонний голос. - Иди ко мне, Долгопупсик...
- К-кто т-там? - Начал заикаться он от страха.
- Не бойся меня... иди ко мне...
Дверь медленно бесшумно открылась, и ребята уставились в пустоту. Невилл шагнул вперед.
- Невилл, не надо! - Взмолилась Гермиона.
- А с другой стороны, надо бороться со своими страхами. - Сказал Драко и толкнул друга в спину, отчего тот ввалился в комнату.
Ребята поспешили за ним. Как только последний вошел, дверь закрылась. Когда они обернулись, то перед ними стояла женщина в черной одежде с растрепанными волосами и безумным горящим взглядом.
- Беллатриса Лестрейндж! - Ахнул Невилл.
- Как мама? Передавай ей привет. - Осклабилась женщина.
- Я убью тебя! - Бросился на нее Невилл, но был остановлен стоящей рядом Гермионой.
- Ты немощен, как котенок! - Хрипло засмеялась она. - Жаль, что в тот день тебя не было дома. Но ничего, приказ Лорда еще не поздно исполнить.
И она сделала несколько шагов к пуффендуйцу. Невилл делал несмелые шаги назад, опасливо косясь на Беллу, ребята стояли в стороне. Когда миссис Лестрейндж подошла совсем близко, Невилл вдруг сел на пол, прикрыв голову руками.
- Мама! - Закричал он так громко и отчаянно, что наступавшая замешкалась. Но в следующую секунду она согувлась пополам от хохота.
- Боже мой! И это почти дипломированный Наемник, да еще из Элит. Зовет мамочку, как сосунок какой-то. Тебе еще сиську сосать надо, а не ножичками играться. - И она снова захохотала над собственной шуткой.
- Я так не думаю. - На удивление спокойно вдруг сказал парень и, выхватив ножи откуда-то из-за спины, махнул ими по ногам женщины. Ее смех тут же прератился, а затем перешел в вопль боли.
- Что ты сделал со мной, гаденыш? - Вопила она. - Я не могу сделать и шагу! - Беллатриса бесцельно махала руками в воздухе, но ни до кого не могла дотянуться.
- Кажется, я перерезал сухожилия. - Удивился Невилл и посмотрел на окровавленные ножи в своих руках.
- Ты как всегда в своем репертуаре. - Фыркнул Драко.
- Драко, помоги мне! - Крикнула Белла.
- С какой стати?
- Я - твоя семья.
- Я первый раз тебя вижу. У меня нет ни одной причины помогать тебе.
- А если будет?
- А тебе есть что мне рассказать?
- А что ты хочешь знать?
- Расскажи о Томе Реддле.
- С момента рождения?
- С момента противостояния Дамблдору.
- Это очень давняя история.
- А я не тороплюсь. Да и другим будет интересно послушать.
- Что ж, все равно это не секрет. Том был наследником одной из семьи Элит. Блестящий студент, отличный стратег. Дамблдор сразу его заприметил. И планировал поставить его во главе своих шавок. Для этого он взял его в Хогвартс, ввел его в Совет. Они очень многие операции планировали вместе. Однако был момент в политике Дамблдора, который Реддлу не нравился. Будучи воспитанным правильно, в своей среде, наследуя традиции, Том знал, что Наемник стоит на страже мирового порядка. Он не продается абы кому. Наемник - воин, защищающий свою Родину, а не натренированное тело, умеющее убивать. Дамблдор считает несколько иначе. Он, как Глава Совета, заключает контракт с каждым, кто готов заплатить много за однозначный результат. Тому не нравилось не только это. Он считал, что контракт должен быть заключен не между Советом и Заказчиком, даже если определен исполнитель, а сразу между ними, а Совет лишь выполнять посреднические функции.
- Не проще ли было бы убить Дамблдора? - Спросил Гарри.
- Нет. При не оставленном преемнике начнется анархия. Альбус очень осторожен, и преемника у него нет. Ходили слухи, что это Том, но правдой это не стало.
- Что его связывает с моим отцом?
- В то время, когда противостояние стало почти осязаемым, твой отец вступал в права Главы Лордов. Примерно в это же время стало известно о произнесенном Истинном Пророчестве. Том приложил массу усилий, чтобы узнать его содержание. Когда он заполучил кассету с записью, то отправился к Люциусу. Они были в неплохих отношениях, и Том считал, что тот выполнит его просьбу - избавиться от тебя до твоего рождения. Нарцисса была молода, родила бы еще, а Лорд помнил бы их жертву. К тому же Нарцисса не очень хорошо переносила беременность. Он обещал им свое покровительство. А Люциус отказал. Трижды. Но они договорились - Люциус воспитывает тебя вне нашего мира, вне наших традиций и обычаев. Взамен ты остаешься жив, а твой отец принимает Метку.
- А наши родители? - Одновременно спроосили Невилл и Гарри.
- С Поттерами ничего не вышло. Джеймс даже раговаривать не стал. Он увез свою драгоценную Лили. И Том отдал приказ Петтигрю, который был его шакалом, найти их и убить. Но в тот день тебя не было, а искать уже не было возможности. А Долгопупсами занималась я. Я пыталась их уговорить перейти на нашу сторону или воспитывать сына в стороне. Но они отказали мне. Но я не оставила свои попытки.
- Они сошли с ума! - Кричал Невилл.
- Ничего личного. Это просто задание. Я ответила на все вопросы?
- Пожалуй. - Переглянулись друзья.
- В таком случае, Драко, будь вежливым и помоги своей тетке.
- Знаешь, тетя, я, пожалуй, действительно буду вежливым. И отойду с линии огня. Невилл бывает крайне опасным для окружающих.
- Что? - Не поверила Беллатриса. - Я - твоя родня! Я могу быть полезной!
- Вряд ли. Иначе ты бы не оказалась в Азкабане. Я передам маме привет от тебя.
И Драко действительно сделал пару шагов назад. А Невилл вперед. Он твердо смотрел в глаза Беллатрисе, понимая, что сейчас его личная месть свершится. Мечта детства станет явью. Незабываемое чувство. Он видел, как бледнеет Беллатриса, как она боится его.
- Я бы мог сказать "ничего личного", но это не так. Ты - мой враг. Ты - мой экзамен. И ты умрешь.
И после этих слов Невилл с силой толкнул женщину назад, и та упала, ударившись головой о ручку двери. А затем кулем опала на пол. Безжизненные глаза смотрели в пространство. Беллатриса Лестрейндж умерла.
























Глава 95. Питер Петтигрю


Сфотографировав тело Беллатрисы, как доказательство пройденного экзамена, ребята перенесли тело в холодный подвал, где крепко связали и спеленали. На всякий случай. На обратном пути Драко был мрачен и задумчив.
- О чем задумался? – Спросил его Гарри.
- Ты жалеешь, что дал мне убить ее? – Предположил Невилл.
- Нет. Я думаю о ее словах. Я знаю, что отец врал мне о секретности – что нельзя говорить никому об этом. Когда я узнал, что все, у кого оба родителя – Наемники, знали о своей судьбе с самого рождения, я обижался на него. А теперь понял, почему он так сделал. Чтобы я не стал препятствием для Темного Лорда. Если я буду воспитан вне традиций и вне этого, то мне глубоко фиолетово все происходящее. А, может, и противно. Что ж, в этом он оказался прав. Убивать мне не нравится. А отец, хоть и рад, что сохранил нам с мамой жизнь, очень переживает, что вырастил меня вне наших традиций. Я их просто выучил, как Кодекс. И понятия и критерии у меня стали другие.
- Может, это не плохо? – Робко предположила Гермиона.
- Неплохо. – Кивнул он. – Как насчет того, чтобы изменить мир? – Хитро спросил он.
- Положительно! – Отозвался Невилл.
- Политика и политики прогнили. – Добавил Гарри.
- Куда вы, туда и я. – Пожала плечами Гермиона и положила голову на плечо Драко.
- Как трогательно… - Раздался голос из темноты.
Друзья немедленно повернулись к говорившему. Им оказался Питер Петтигрю, вышедший из-за колонны.
- Как хорошо, что я вернулся. Иногда полезно ослушаться хозяина. Я услышал много полезной информации. Лорд будет рад. Особенно, когда узнает, что я смог убить всех тех, кто причиняет ему беспокойство и кто опасен для него. А с тобой, девочка, у меня будет отдельный разговор. – Он плотоядно облизнулся. – С момента нашей последней встречи ты еще больше похорошела. Хорошо, что ты тогда выжила. Сейчас мне будет еще приятнее.
Гермиона покраснела то ли от стыда, то ли от злости, ее руки сжались в кулаки. Драко же заскрежетал зубами и отодвинул ее за себя.
- Как мило! Я уже однажды наблюдал такую картину. Де жа вю. Правда, в тот раз это были мои драгоценные друзья, ну да какая разница.
- Зачем ты их предал? – Вырвалось у Гарри.
- Джеймсу досталось мое задание. И он, как всегда, его блестяще выполнил. Ну, а я, впоследствии, выполнил свое. Правда, не так успешно, как хотелось бы, но тоже ничего. Доделаю сейчас.
И Питер замахнулся хлыстом, однако сделать ничего не успел. Гермиона, которую загораживал Драко, вышла из-за него и плавной походкой направилась к мужчине. Она призывно улыбалась.
- А скажи мне, Питер, - нежно начала она, - удовлетвори мое женское любопытство, это же все на самом деле из-за Лили. Она предпочла Джеймса. А ты любил ее, мечтал о ней, может, даже ухаживал, а она так некрасиво поступила с тобой. Отвернулась от тебя. – Гермиона пальчиком обвела контур лица. – А ведь на самом деле ты куда как искуснее в плане смерти.
- И приказы я не обсуждаю. Я их точно выполняю.
- И Лорд разрешает поживиться и поиграться с жертвой, да? Кому от этого хуже? И как не любить такого хозяина?
- Мы все боготворим его. Лидер должен быть сильным.
- Ты сильный, Питер? Как твой хлыст, да?
- Да. – Завороженно повторял Питер за девушкой.
- И рядом с сильным лидером должна быть ослепительно красивая женщина, да?
- Да.
- И Лили Эванс прекрасно подходила на эту роль. Скажи, я похожа на нее? – Девушка чуть отступила и томным движением вынула заколки из волос. Помотав головой, они каскадом осыпались по ее плечам. – Я похожа на нее? Похожа на ту мерзавку, которая посмела отвергнуть тебя, Питер?
- Нет. – Мужчина завороженно смотрел на юную соблазнительницу. У него так давно не было женщины и эту он так давно заприметил, что только ждал удобного случая.
- От женщины ты ожидаешь покорности, Питер?
- Да.
- Я послушная девочка, Питер. И тоже выполняю приказы. А знаешь, какой приказ получила я? Мелочь. Всего лишь сдать экзамен. Ты поможешь мне в этом?
- Разумеется. – У Питера уже слюни текли, а штаны заметно натянулись. Парни, которых он не замечал, были наготове. Они понимали игру Гермионы. Драко от омерзения был готов разорвать горло мерзкому Петтигрю.
- Мой экзамен – это убить врага. Личного врага. Знаешь, кто мой личный враг?
- Нет.
- Ты. – Зло зашипела Гермиона ему на ухо.
И в ту же секунд она резким движением вонзила ему свою заколку прямо между ног. Послышался нечеловеческий вопль ужаса и боли. А также умопомрачительное количество бранных эпитетов, которыми он называл Гермиону. Та же наступила ногой на горло несостоявшемуся насильнику. Он держался руками за кровоточащее место и выл.
- Это тебе за то, что хотел меня изнасиловать три года назад. Это – за каждое мое повреждение. – И девушка ткнула своим оружием в локтевые и коленные сухожилия. – Я долго сводила шрамы от твоего хлыста. Жаль, что я отрубила тебе всего лишь кисть, а не голову. Впрочем, не факт, что тогда у меня был бы личный враг, чтобы избавиться от него, как того требуется для сдачи экзамена. Ты – мой враг, и я тебя убью.
И Гермиона воткнула обе свои заколки в сердце мужчины. Питер Петтигрю захрипел, из его рта полилась кровь, и глаза навсегда закрылись.

























Глава 96. Том Реддл и Альбус Дамблдор


Гермиона тяжело дышала, с ее заколок скапывала кровь, и в тишине эти звуки были слышны. Ребята переглянулись, Драко кивнул друзьям на труп, а сам подошел к девушке.
- Милая, пойдем я тебе сказку почитаю?
- Что? – Недоуменно подняла она глаза.
- Пойдем со мной. – Протянул Драко руку.
Гермиона протянула ему свою, и тут ее взгляд упал на окровавленные палочки. Девушку немедленно вывернуло наизнанку.
- Не бойся, я рядом. – Сказал Драко и, когда фонтан иссяк, он поднял мало вменяемую Гермиону на руки и понес наверх. Он поставил ее, как она была, в ванную и включил теплую воду. Струи капали прямо на них, и вскоре оба были мокрыми. Драко пытался снять грязную одежду, а Гермиона просто подставила свое лицо под струи воды. Это успокаивало, и так Драко бы не видел ее слез. Она вяло реагировала на движения молодого человека. Когда Драко полностью раздел ее, то усадил в воду.
- Откуда ты узнала, что ему нравилась Лили? – Спросил Драко.
- Я не знала. Просто предположила. – Пожала девушка плечами.
- Ясно. Отдыхай. – Мягко поцеловал он ее в макушку.
- Не уходи. – Пробормотала Гермиона.
- Тебе нужно отдохнуть.
- Останься. – Твердо сказала она, глядя прямо ему в глаза. – Или ты не хочешь меня после того, что услышал и увидел? Я пойму.
- Милая, что ты такое говоришь!? – Изумился Драко. – Я считаю, что этот гад получил по заслугам. Если бы ты его не убила, это сделал бы я. Или Гарри. Или Невилл. За то, что испортил твою нежную кожу. – Драко провел рукой по шраму, который был почти не виден. – За те свои мерзкие намерения. И за деяния.
- Тогда что тебя останавливает?
- Ты сейчас на адреналине и будешь жалеть о случившемся.
Гермиона встала в полный рост, и Драко зажмурил глаза, пытаясь унять свои бушующие гормоны.
- Я люблю тебя. – Произнесла она. – И жалеть о случившемся не буду. Буду жалеть о не случившемся.
Юноша резко распахнул глаза, в которых полыхал огонь желания. Моментально сняв с себя всю одежду, как будто в его руках была волшебная палочка, он перешагнул через бортик ванны. Взяв в свои руки девичье лицо, он со всей страстью припал к ней.
- Я люблю тебя. Ты не пожалеешь. – Прошептал он ей, водя руками по всему телу.
Через некоторое время он отнес разморенную девушку в постель и заботливо укрыл одеялом. Оставив для нее одну из своих рубашек и шорт, он сам переоделся и спустился вниз к друзьям. Там уже было убрано, а тело Питера было также спеленато рядом с телом Беллатрисы.
- Как она? – Спросил Гарри.
- Спит. Спасибо, что помогли тут.
- Не бери в голову. – Передернул брюнет плечами. – Мы – команда.
- И мы сфотографировали все. – Отозвался Невилл. – Так что Гермиона к экзамену готова. Остались только вы.
- Да. И у меня родился план. Когда Гермиона проснется, расскажу.
Альбус Дамблдор вошел в кабинет заседания Совета, где вскоре должен был начаться экзамен выпускников. Выпуск этого года был крайне интересным – директора очень интересовало, кого убили члены Золотого Кватро. Как, чем – это было не очень интересно, в их результате он не сомневался. А вот о личных врагах этих ребят было интересно узнать. Не зря он придумал это задание.
В кабинете никого не было, до экзамена еще было время, и Глава решил выпить чаю. Свежезаваренный чай всегда был готов – Перси отличный слуга. Наливая кипяток, он боковым зрением заметил вошедшего.
- Пришел пораньше, Том?
- Решил не тянуть время просто так, Альбус.
- В таком случае – чаю?
- Можно. – И он протянул походную чашку.
- Думаешь, отравлю? – Усмехнулся старик. – У меня из того же чайника налито.
- Предпочитаю не рисковать. Наши разногласия столь давны и велики, что удивлен, как это ко мне твои убийцами не приходят пачками.
- Зачем переводить людей впустую? Для этого есть другие методы.
- Не сомневаюсь. Однако, уже пора начинать экзамен, студенты стоят в ожидании, а Люциуса еще нет.
- Я тут. – Вошел мистер Малфой. – Желал удачи сыну и его друзьям. Они первые, волнуются.
- Что ж, раз члены экзаменационной комиссии в сборе, можно и начать.
Дамблдор нажал на кнопку, и за дверью раздался негромкий гудок – сигнал, разрешающий студенту войти. Первым вошел Невилл Долгопупс. Он склонил голову в поклоне и вышел на середину комнаты. Следом за ним вошла Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер и Драко Малфой. Члены комиссии были крайне удивлены.
- Мы приглашали одного. – Сказал Глава Совета.
- Да, сэр, - начал Невилл, - однако, наши отчеты связаны между собой одним делом, поэтому для полной картины событий нам предоставлять отчет лучше вместе.
- Что ж, очень интересно! – Потер руки Дамблдор. – Признаюсь, я очень жду ваших историй. Том, Люциус, вы не против некоторого исключения из наших правил? – Те покачали головами. – Я так и думал. Просим вас! – Улыбнулся директор, и ребята начали говорить.
- Из нас четверых первым выполнил свое задание я. – Начал Невилл. – Мой личный враг – Беллатриса Лестрейндж. Думаю, излишне говорить, почему. Разузнав про местонахождение этой опасной сбежавшей преступницы, мы с друзьями придумали план, который вскоре стали претворять в жизнь. Драко, знающий свой дом, где скрывалась его тетка, державшая в заложниках его родителей, помог с планировкой тайных ходов, а также планированием путей отхода в случае провала. Он же оповестил ее о том, что я прибуду в гости. Затем ночью они с Гермионой натерли часть пола комнаты, где планировалось убийство, клейким веществом. Это же вещество они нанесли на обувь жертвы. Чтобы оказавшись в этом квадрате, она бы приклеилась. Если на подошву не нанесено это вещество, то никакого результата не будет. Также они оставили один из тайных выходов открытым. Им крайне редко пользовались, т.к. он находится в самом дальнем крыле дома, но Драко о нем знал. Сам не пользовался, то видел, как это делают гости. На следующий день, когда мы с Гарри прибыли в дом, то своим появлением переконцентрировали внимание Беллатрисы на себя, и так все обитатели смогли незаметно уйти. Сами мы изображали играющих детей, а на самом деле прятали в разных местах дома ловушки, которые должны были сработать при распознании лица жертвы. В конце концов мы оказались все вместе в нужном нам помещении, где в ходе сражения я случайно перерезал сухожилия ног. Беллатриса Лестрейндж умерла, ударившись затылком об угол острой ручки двери, когда я толкнул ее. Похоронена она в имении Лестрейнджей. – И Невилл предъявил фотографии, доказывающие его слова.
Воцарилось молчание, в ходе которого Дамблдор поглаживал свою бороду, Реддл безучастно пил чай, а Люциус бесстрастно смотрел на фотографии.
- Интересно, - заметил директор, - никто не смог обнаружить Беллатрису, а при этом она пряталась в доме своей сестры. Как это можно объяснить? – И Дамблдор уставился на Люциуса.
- Подробный отчет о происходящих событиях в последний месяц в Малфой-Мэноре я положил сегодня ранним утром Вам на стол. – Отозвался он. – Могу лишь добавить, что Рабастан и Рудольфус также мертвы и похоронены.
- Хорошо. После окончания экзамена ты прокомментируешь мне все. – Кивнул старик. – Кто следующий?
-Я, сэр. – Вышла вперед Гермиона. – Моим личным врагом стал Питер Петтигрю после событий, связанных с окончанием кубка Трех Наемников. Я действительно не помнила тех событий, когда меня расспрашивали. Но в этом году память постепенно начала возвращаться ко мне. Благодаря медленному процессу эти воспоминания стали не столь болезненными. Однако, я вспомнила все. До малейшей детали. И мои показания уже лежат в Аврорате. Смерть этого человека я планировала не так, как это вышло. Я не ожидала его увидеть в том месте и в то время, однако это не помешало мне исполнить свой долг. Я разговорила его, и он сознался во всем. Убила я его, загнав в сердце свои заколки. Однако, признаю, что перед этим я проткнула ему суставы в конечностях – за каждый шрам, оставленный им на мне его хлыстом, когда он пытал меня после того, как украл с Турнира по приказу своего хозяина.
- Ты помнишь, кто это? – Озабоченно спросил Дамблдор.
- Конечно, сэр. Это – Том Реддл. – Все посмотрели на профессора, и у Дамблдора победно сверкнули глаза.
- Бред. – Отозвался профессор. – Твои слова нельзя ничем подкрепить. После тех событий у тебя произошел провал в памяти, и профессор Помфри это подтвердила. Сейчас все воспоминания просто безосновательны. К тому же, слова Питера Петтигрю нельзя принимать во внимание, потому что он мертв, судя по твоим фотографиям.
- Однако, именно Вы отдали этот приказ.
- Зачем? Мне нет дела до студентки, обманом проникшей на конкурс.
- А ведь именно Вы подстроили этот обман, чтобы я там оказалась. Вы хотели выведать, что я и мои друзья знаем о Пророчестве. Чтобы убить нас. Каждый год Вы пытались это сделать, и каждый год дело было провалено.
- Я так и знал, что это ты! – Воскликнул Дамблдор. – Теперь я смогу поставить на Совете вопрос о твоем отчислении из состава Совета, а также из Хогвартса.
- Ты ничего не сможешь сделать, мерзкий старик! – Зашипел Том. – На моей стороне Элита.
- На моей – количество!
- За мной они пойдут, а за тобой – потонут! Твои грязные методы ведут к деградации Наемников.
- А ты своих предаешь и убиваешь. Элита, о которой ты печешься, вымирает. Ты убил Поттеров и свел с ума Долгопупсов.
- Они сделали неправильный выбор и пострадали. Я всего лишь хотел избежать сбывшегося Пророчества. – Взревел Темный Лорд.
- То Пророчество – ложь. – Громко сказал Гарри.
Два профессора резко замолчали и посмотрели на студента. За своей перепалкой они совсем забыли о студентах и экзамене.
- Пророчество, о котором Вы знаете, поддельное. – Повторил Гарри свою мысль. – Оно было специально сфальсифицировано для Вас.
Том Реддл думал с минуту над словами юноши, а потом попытался броситься на Дамблдора.
- Ах ты, сукин сын! Да я тебя своими руками задушу! – Однако, реально, он не смог даже пальцем пошевелить. Тело не слушалось его. – Что за черт? – Он еще раз попытался дернуться, но не смог. – Что ты подлил мне в чай? – Еще больше напустился он на Дамблдора.
- Ничего. – Несколько обескураженно ответил тот. – Я сам пил этот же чай. А тебе налил в твою чашку, при тебе. – И как подтверждение, тоже захотел встать, однако так же, как Том, не смог пошевелить никакой мышцей тела. Кроме лица. – Что это за шутки? – Гневно уставился он на ребят.
- Это не шутки, директор. – Серьезно ответил Гарри. – Просто вы умираете. Оба. Вы – наш с Драко экзамен. Вы – наши личные враги. Именно Вы подделали тогда пророчество и подсунули его Реддлу. Вы вызвали ту череду событий, в результате которых у меня и Невилла не стало родителей, а Драко, будущий Глава Лордов был воспитан вне традиций нашего общества.
- За что? – Еле слышно спросил Том.
- За Ариану. Ты не должен был появляться в ее жизни. Ей было бы лучше с Геллертом. Он не претендовал на место Главы Совета.
- Она любила меня! Ждала ребенка от меня! Носила на пальце мое кольцо! Кольцо, истоки которого восходят к Салазару Слизерину!
- Твое кольцо – такое же фуфло, как и те реликвии, которые выставлены в подвалах Хогвартса. Ты украл оригиналы!
- Ты убил Ариану!
- Ты украл Ариану! Она была моей малышкой! Я так любил свою сестру, а ты украл ее у меня! Она пошла против меня и поплатилась за это!
- Ты лишил меня Арианы, а я лишил тебя реликвий. Ты не достоин их. Ты продал и предал саму суть Наемника, продавая их направо и налево.
- Наемник – слуга хозяина! Хозяин – тот, кто платит!
- Наемник – слуга чести! Его хозяин – его Родина!
- Это все устарело! Новые времена – новые правила!
- Кто убил Ариану? А, впрочем, я и так догадываюсь. Тот же, кто и подбросил мне ложное Пророчество. Аргус Филч. Он всегда был твоим верным псом.
- Он – отличный слуга. – Огрызнулся Дамблдор.
- Вы продаете и подставляете Наемников! – Вновь подал Гарри голос. – Из-за Вас Джоу чуть не погибла! Из-за Вас Седрик погиб, а Оливер только-только оклемался!
- Я все рассчитал! Вы должны были освободить Джоу, параллельно уничтожив кортель. И вы сделали это. А если бы мне повезло еще больше, то и убили бы Тома, как мнимого организатора.
- Вы представились профессором Реддлом?
- Убил бы одним махом нескольких зайцев.
- А остальные?
- Сопутствующие жертвы. Их не избежать, Гарри.
- Почему миссис Бэгшот напала на нас? – Повернулся Гарри к Реддлу.
- Она стала на мою сторону, потому что я обещал ей Геллерта. Если бы Ариана вышла за меня, он бы вновь вернулся к ней. Она приняла Метку, тем самым обещав служить мне верой и правдой.
- Не любишь ты марать свои руки в чужой крови, Том. – Усмехнулся Дамблдор.
- Ты меня этому научил, Альбус. – Ответно ухмыльнулся профессор.
- Вы – ужасные политики. – Подал голос Драко, до этого молчавший и слушавший. – Вы обратили мир Наемников в хаос, сея разрушения. Вы начали это, вы и закончите.
- Неужели ты убьешь нас, Драко? – Мягко начал Дамблдор. – Ведь ты же не убийца.
- Откуда Вы знаете это? Может, я уже убивал?
- Тебя вырастили вне нашего мира, и у тебя другие ценности.
- Вы изменили это. Вы посадили зерно войны, и оно проросло. В Кодексе сказано, что тот, кто пытается расколоть мир Наемников, не достоин жизни. Пункт сотый, последний. Поэтому вы умрете. Оба.
- Как тебе это удалось? – Горько усмехнулся Реддл. Пусть его вариант Пророчества оказался ложным, но, послушавшись его, он сам изменил свою судьбу.
- Достижение Амоса Диггори. Он изобрел этот чудо-порошок.
- Смерь Главы Совета вам не простят. – Заметил Дамблдор.
- Простят. И поймут. – И Драко нажал на какую-то кнопку, которую вытащил из кармана. В этот момент зажегся телевизор, висевший в зале, и все увидели по ту сторону монитора студентов и Членов Совета, которым транслировалось все происходящее. – Вы – наши враги, вы – наш экзамен. И мы его сдадим.
Драко посмотрел на часы и удовлетворенно кивнул. Через пару минут глаза профессоров закрылись, и старики испустили дух. У Альбуса Дамблдора на губах была горькая усмешка, у Тома Реддла – усталая улыбка.











Глава 97. Преобразования


Когда из зала унесли трупы, то на ребят уставилось множество пар глаз. Все они ждали каких-либо подробностей и пояснений.
- Профессор МакГонагалл, - начал Драко, - Вы – заместитель Альбуса Дамблдора в Хогвартсе. Теперь же, ввиду его кончины, Вы становитесь директором Академии. И Вам назначать третьего участника комиссии.
Декан Гриффиндора, присутствующая в Совете, равно как и другие деканы, внимательно посмотрела на своих студентов. Уже бывших.
- Это честь для меня. Однако, по моему глубокому убеждению, лучшим директором станет Северус Снегг. Он обладает организаторскими способностями в лучшей степени. Я дам самую положительную рекомендацию Совету.
- Сторона Лордов полностью поддержит эту кандидатуру. – Высказался Люциус.
Члены Совета активно закивали, а Северус Снегг вышел вперед. Впервые в жизни Драко видел своего крестного с обескураженным выражением лица. Люциус, которому передали ключ от Хогвартса, как знак власти, торжественно передал его своему другу. Профессор повесил ключ себе на шею и, положив руку на Кодекс, произнес:
- Я, Северус Снегг, принимаю на себя обязанности директора Академии Наемников Хогвартс и обязуюсь честно исполнять свой долг перед обществом и Советом. Клянусь соблюдать свод правил, обозначенный в Кодексе, и не посрамить доверия, оказанного мне. Честь Хогвартса – моя четь. Дух будущего Наемника – мой дух. До самой смерти.
По окончании речи все бурно стали аплодировать новому директору. И впервые в жизни профессор химии улыбнулся.
- Как директор, назначаю на место декана Слизерина профессора Горация Слизнорта. И объявляю место на должность преподавателя по физике вакантным. Рад, что нынешний преподаватель математики продержался у нас аж два учебных года подряд. Небывалое достижение, если судить по опыту предыдущих лет. – Студенты засмеялись. – Также я напишу прошение в Совет о немедленном возобновлении поиска пропавших реликвий и последующей передачи их обратно в Академию.
- В этом нет нужды. – Подал голос Гарри. – Все реликвии найдены и хранятся в Гринготтсе. И могут быть возвращены на законное место уже сегодня.
Народ стоял в некотором оцепенении от этих слов, а потом все стали аплодировать – события для большинства очень круто развивались. О том, что в Академии - копии, никто не знал. Но раз Золотое Кватро взялось за что-то, то обязательно доведет дело до конца. В этом все были абсолютно уверены.
- В таком случае мы можем продолжить наш экзамен.
И профессор, по-военному развернувшись, вошел в зал, и за ним закрылись двери. Когда последний студент вышел, все остались ждать результатов. Рон, будучи в хороших отношениях с великолепной четверкой, спросил про кражу артефактов, однако ребята ответили, что это тайна Совета. Через час директор Снегг вышел и объявил оценки. Было всего две Удовлетворительно, пять Выше Ожидаемого и пять Превосходно. Золотое Кватро, естественно, получили высший балл. Удивительно, но Рон Уизли также получил отличную оценку. Чем еще больше удивил директора своим выбором. Рон же был уверен, что своей оценкой он обязан тем, что только в теории убил Аргуса Филча, который достал его до печонок своими вечными придирками по поводу его внешнего вида.
- И еще пару объявлений. Сегодня у вас выпускной вечер в "Дырявом котле", старина Том вас ждет. Завтра вы приглашаетесь на церемонию оглашения Главы Совета. Послезавтра состоятся похороны Альбуса Дамблдора и Тома Реддла. Это все.
- Директор, а где их похоронят? - Спросил Рон.
- Мы еще не решили.
- Директор, у нас есть идея. - Подал голос Невилл.
Директор вздернул бровь и чуть отступил, приглашая четверку войти.
- Мы считаем, что их следует похоронить в Годриковой Впадине.
- Почему там? Точнее, почему профессора Реддла там же? - Спросил один из Членов Совета.
- Из-за Арианы Дамблдор.
- Вы знаете о погибшей сестре Альбуса?
- Интересно, есть ли что-то, чего они не знают. - Буркнул Снегг. – И вообще, очень меня интересует, как вы в этом стали участвовать.
Друзья переглянулись и начали рассказывать обо всем, случившимся с ними за последние семь лет, начиная с момента знакомства, переходя к основному – как они оказались втянутыми во все проблемы. У Членов Совета пропал дар речи, когда история подошла к концу.
- Завтра в полдень начнется церемония, подготовьте реликвии. – Только и сказал директор Снегг.
Друзья поклонились и вышли из зала. Впереди их ждал очень веселый вечер – пьянка с друзьями. И вообще, у них начинается взрослая жизнь.
Утром, с трудом разлепив глаза, они начали приводить себя в порядок. Впереди был важный день. Забрав артефакты, они направились в Совет, где их уже ждали. Внеся вещи Основателей, ребята их поочередно представили. Однако, хоть кольцу Слизерина и предстояло занять место рядом с медальоном, Гермиона настояло на том, чтобы оно было возвращено на свое законное место – могилу Арианы Дамблдор. Совет не единогласно, но все же согласился, договорившись о системе защиты столь дорогого сокровища.
- А теперь о назначении Главы Совета. – Произнес Северус. – События последних двадцати лет показывают, что система, которая была ранее, изжила себя и требует реструктуризации. Отныне Советом будут управлять три человека – те, кто соединят цель, мысль и традиции воедино. Так, как будет лучше для нашего мира.
- Гарри Поттер, - встал Люциус Малфой, - тебе Совет вручает меч Годрика Гриффиндора, как истинному гриффиндорцу, кто знает, что цель Наемника – на острие его оружия.
Люциус протянул ошарашенному Гарри меч. Тот, повинуясь торжественности момента, чуть вынул меч из ножен и, прикоснувшись к нему губами, встал с колен и сел на стул, на который ему указал мистер Малфой.
- Невилл Долгопупс, тебе Совет вручает чашу Пенелопы Пуффендуй, как истинному пуффендуйцу, умеющему зрить в корень.
Невилл шагнул вперед и прикоснулся губами к чаше, будто бы отпивая из нее глоток. А затем сел по другую сторону от Гарри.
- Драко Малфой, тебе Совет вручает медальон Салазара Слизерина, как истинному слизеринцу, знающему, что самое ценное сокрыто внутри.
Драко также поцеловал артефакт и сел на свой стул. Меж тем, Люциус продолжил:
- Также я хочу сообщить, что передаю свои полномочия своему сыну, т.к. считаю себя не в праве занимать место Главы Лордов в связи с моим, пусть и невольным, но все же участием. Однако, буду на первых порах курировать и помогать советами новому Главе Лордов, если Совет позволит.
Люциус повернулся к своим уже бывшим коллегам лицом, ожидая их слов. И, конечно же, никто не был против. Мистер Малфой поклонился и занял свое место за столом заседаний.
- Также Совет счел нужным ввести новую должность – должность аналитика, который бы смог правильно оценить полученную информацию и лучшим образом перераспределить ресурсы. – Снова взял слово директор. – И эту должности займет Гермиона Грейнджер, чьи способности не раз помогали прийти к верному решению.
Гермиона вышла вперед и прикоснулась губами к диадеме Кандиды Когтевран, на которой было выгравировано «Ума палата дороже злата». Четверо друзей стояли перед Советом, осознавая весь груз ответственности, что теперь на них лежит.
- Мы прекрасно понимаем, что вам это нелегко принять. Однако, считаем, что лучше вас никто не подойдет на это место. Вы перевернули наш мир, вам новый и строить. – Подбадривающе улыбнулся ребятам Люциус.
- Спасибо, отец. – Хрипло отмер Драко.
- Мы не подведем.
- Мы будем стараться. – Согласился Невилл.
- И делать все от нас зависящее. – Закончила Гермиона.
Первым начал аплодировать Северус Снегг, затем к нему присоединился Люциус Малфой, а потом все присутствующие разразились бурными овациями. Сокурсники же, также присутствующие здесь, вообще свистели. Они гордились своими друзьями, своими лидерами. Когда все постепенно перестали хлопать в ладоши, то Люциус напомнил, что сразу после похорон начнется распределение дней и времени принятия кодового имени Наемника. Народ активно закивал, а золотую четверку, Главы Отделов попросили остаться.
- Вам тоже предстоит церемония принятия кодового имени. – Начал Снегг. – А также вам предстоит отобрать будущих студентов нашей Академии. Большинству из них уже разосланы письма, но лето еще только начинается, и у нас есть абитуриенты. Не лишним будет напомнить, что письма им должны будут прийти в день и час, когда тот родился. Так что поторопитесь приступить к своим новым обязанностям.
И директор удалился по каким-то своим делам. Ребята же переглянулись, с тоской поглядели на своих сокурсников, которые еще могли беззаботно проводить свое время. В то время как у них самих уже началась взрослая жизнь. Поэтому сев за стол, они начали учиться управлять миром.
Через два дня, когда они обедали в Совете, к ним присоединилась Полумна и Джоу. Все вместе они обсуждали выбранные имена ребят. Скрывать это друг от друга они не собирались. Имена были выбраны в соответствии со своим факультетом – Змей, Лев, Барсук, Орлица.
- Вот вы где! – Услышали они голос Перси Уизли, который так и остался секретарем Совета. – Пожалуйста, поторопитесь. Я знаю, вы чтите Кодекс, однако время не ждет – пора подписывать и отправлять письма будущим Наемникам.
Ребята понятливо закивали и, поцеловав своих девушек, отправились вслед за Уизли.
- А он изменился. – Заметила Джоу. – Перестал быть таким заносчивым.
- Просто он увидел все в истинном свете. – Как всегда задумчиво пропела Полумна.
- И Драко заставляет его учить наизусть Кодекс. – Со смешком добавила Гермиона.
- А вы знаете, какие имена были у Дамблдора и Реддла? – Спросила Джоу. Очень ее интересовал этот вопрос.
- Профессор – так звали Тома Реддла. Его кодовым именем Дамблдор тогда представлялся. А у него самого – Комбинатор.
- Подходяще. – Зевнула Луна, а подруги покивали.
- И все же, про кого было то Пророчество? – Задумалась Джоу.
- Какая разница. – Передернула плечами Гермиона. – В результате оно обо всех нас.
И она хитро улыбнулась себе в чашку, не желая рассказывать, что раскрыла эту тайну еще несколько дней назад, когда Лорд Люциус Малфой "короновал" их, а также с легкой подачи директора Снегга, когда тот рассказывал им об абитуриентах. Ведь порой действительно важен не только день, но и час…
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100