Добавить в избранное Написатьь письмо
Jane F.    в работе

    На пять лет приговорили по окончанию войны Драко Малфоя в Азкабане за использование непростительного заклинания «Империо». Решив единожды навестить его, Гермиона Грейнджер пришла на встречу к бывшему однокурснику, даже не подозревая, что станет после этого навещать его каждый месяц. Уже вскоре Драко и сам не заметил, как стал ждать её прихода, а она – наступления пятнадцатого числа каждого месяца, чтобы скрасить будни своего бывшего школьного врага…
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    Angst /Любовный роман /Hurt/comfort || гет || PG-13
    Размер: миди || Глав: 5
    Прочитано: 2097 || Отзывов: 2 || Подписано: 40
    Начало: 16.06.17 || Последнее обновление: 07.08.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Посетительница

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


— Серьезно?! — ошарашено уставившись на свою посетительницу, сидевшую с другой стороны расположенного по центру маленькой пустой комнатки стола, Драко Малфой застыл на месте. Ведущий его надзиратель тоже остановился, но уже через мгновение несильно толкнул заключенного в плечо, веля этим жестом продолжить свой путь и не тратить его время впустую. Пройдя к столу, но всё ещё продолжая буравить своего внезапного посетителя поражённым взглядом, Драко неспешно уселся на стул и откинулся на его спинку. Сделал он это до такой степени вальяжно, что создавалось впечатление, словно он находился сейчас не в стенах Азкабана, а в одном из залов Малфой-мэнора, и уселся даже не на дорогой резной стул, спинка которого обита бархатной тканью, а на трон, украшенный драгоценными камнями. Глядя на него, посетительница поджала губы, заерзав на стуле. Ей было слишком неуютно под пронзительным взглядом серых глаз, однако уходить сразу она не планировала — не зря же она всё-таки решилась сюда прийти.

— Двадцать минут, — басистым голосом объявил смотритель, после чего скрылся за дверью. Скрестив руки на груди, Драко нахмурил брови, принявшись внимательно рассматривать её лицо.

— Зачем ты пришла?! — прямо спросил он, глядя в карие глаза заметно смутившейся Гермионы Грейнджер — его бывшей однокурсницы и извечной соперницы.

— Решила проведать, — на выдохе проговорила Гермиона, слегка потупив голову, но тоже не сводя с него взгляда. На минуту в помещении повисло напряжённое молчание. Никто из них не спешил прерывать его, оба лишь безмолвно продолжали смотреть друг другу в глаза: он с любопытством и удивлением, она — с неуверенностью и отчуждённостью. Наблюдая за ней, Драко отметил для себя, как тяжело вздымалась её грудь, хотя девушка и старалась продемонстрировать спокойствие. Вот только удавалось ей это крайне плохо. Глядя на него, она же отметила для себя, как нетипично для своего образа молодого представителя голубых кровей выглядел бывший однокурсник: тюремная роба, слегка растрёпанные белокурые волосы, лёгкая щетина. Перед ней будто бы сидел какой-то другой человек, быть может, брат-близнец Драко Малфоя, о котором это семейство умалчивало всё это время. Но никак не тот, кто ежедневно стремился одеваться с иголочки и выглядеть ухоженно и аккуратно. Вот только его взгляд и поведение доказывали обратное: перед ней был всё тот же бывший слизеринец. Даже в стенах грозного Азкабана, в который его поместили, несмотря на усердные старания Малфоев откупиться и выйти сухими из воды, за использование непростительного заклинания «Империус» на мадам Розмерту, он продолжал оставаться собой. Всё тем же заносчивым и высокомерным представителем змеиного факультета, считающим себя лучше других.

— Тебе больше нечем занять своё свободное время? — вскинув брови, ироничным тоном поинтересовался он, всё же нарушив молчание.

— Мы учились вместе, хоть и враждовали. Потому я и решила навестить тебя в честь дня Святого Мерлина, — стараясь не реагировать на его ехидный тон и сохранять спокойствие, коротко пояснила Гермиона, хотя её и мучило жуткое желание как можно скорее покинуть это место даже не оборачиваясь и уж точно не прощаясь с ним.

— Точно, сегодня же уже пятнадцатое июня! — прищурив глаза, вспомнил дату Драко. В последнее время он уже не следил за тем, как быстро пролетали дни, и какое было число. Его дни проходили слишком мрачно и однообразно в этом сыром и поганом месте, пропитанном смрадом и гнетущим холодом, порождаемым скопищем дементоров. Выйдя из своих раздумий, он вновь взглянул на свою посетительницу и насмешливо произнёс: — Ты ещё отца моего навести! Как-никак, тоже неплохо его знаешь.

— Ты невыносим, Малфой! — сделав глубокий вдох, раздражённо проговорила она, став нервно барабанить по столу пальцами левой руки. Заметив этот жест, Драко усмехнулся, с задором продолжая наблюдать за изменениями в её поведении.

— Помнится, со мной училось ещё две сотни однокурсников. Вот только здесь я их что-то не вижу! — не поленился заметить он. Услышав это, Гермиона быстро заморгала заблестевшими от злости глазами и уже поднялась с места в стремлении покинуть своего неблагодарного врага, чьё отношение к ней явно не поменялось даже с течением времени. Но вдруг он резко проговорил: — Ладно, не злись. Сядь! Всё равно осталось всего-то минут пятнадцать. Уж как-нибудь попробуем пообщаться для разнообразия, — пошел на попятную Драко, чем сильно удивил её.

— А есть смысл? — приподняв брови, холодно проговорила Гермиона, которая решила всё же дать ему возможность высказаться напоследок.

— Тебе виднее, ведь это ты надумала прийти сюда, — чуть более примирительным тоном проговорил на этот раз он. Не отводя взгляда от её блестевших глаз, кивком головы Драко указал на стул напротив, однако она не спешила присаживаться. — Да брось, Грейнджер! Можно подумать, ты ожидала от меня иной реакции. Мы никогда нормально не общались, и ты прекрасно знаешь, что я та ещё язва. Можно подумать, ты полагала, что я в дёсны тебя кинусь целовать! Ты и сама знала, каким будет наше общение.

Помедлив немного, Гермиона, решившая, что раз уж она пришла сюда, можно и попытаться пообщаться с ним, тем более остались считанные минуты, неспешно присела на стул. Удивительным для неё было то, что Малфой, по сути, сам попросил её не уходить. Она догадывалась, что дни в магической тюрьме тянулись для него монотонно, и общения практически никакого не было — условия здесь всегда были жёсткими. Вероятно, именно из-за этого он решился всё же побеседовать с ней — хоть какое-то общение в любом случае было лучше его отсутствия. Однако стоило ей усесться напротив, как в комнате на пару минут повисло неловкое молчание. Казалось, теперь они даже не знали, о чём им говорить, да и не было у них никогда общих тем для разговора. Первым молчание нарушил всё-таки Драко, с усмешкой поинтересовавшийся:

— И чем живёт теперь Золотое Трио? Рассказывай, раз уж пришла!

Цокнув языком и пытаясь сообразить, с чего начать и о чём стоит ему рассказывать, а о чём не следовало бы, Гермиона вскоре заговорила довольно напряжённым голосом, так и не сумев даже на мгновение расслабиться в обществе бывшего школьного врага.

— Гарри поступает в аврорат и сдаёт сейчас экзамены. Пока у него с этим всё хорошо. Рон решил работать в магазине вместе с Джорджем и ни в какое учебное заведение подавать документы не стал, а я поступила на юридический факультет магической академии «Фемида».

— Ты же, как я однажды мимоходом слышал, тоже хотела в авроры податься, — не без любопытства смотря в её лицо, сказал Драко, после чего, подумав секунду, добавил. — Или после окончания войны решила революцию в Министерстве устроить и хочешь заняться разработкой и продвижением новых законов, направленных на уравнивание, дай угадаю, поделённого на социальные слои населения? Решила на законном основании уравнять грязнокровок в правах с остальными?

— Нет, Малфой, я хочу помочь домовым эльфам улучшить жизненные и рабочие условия! Но спасибо, что лишний раз напомнил о неравенстве и особом отношении к грязнокровкам у некоторых, — не сдержавшись, стоило ему договорить, высказалась на это Гермиона. Сразу после её слов он беззвучно рассмеялся, облизав пересохшие губы.

— Эльфов? Серьёзно что ли? Со своими-то мозгами ты могла бы столько действительно стоящих законопроектов продвинуть, а ты на эльфов решила потратить свою жизнь? Да, сомнительно твоё звание первой умницы…

— А ты мил и добр как никогда! — перебив его, ехидно ответила Гермиона, на что Драко усмехнулся.

— Да брось! Кому это нужно? Эльфы сами выбрали такую жизнь, и большинство их ничего против неё не имеют и всем вполне довольны. Помочь можно только тому, кто этого хочет, а сами эльфы на тебя скорее косо смотреть будут, чем поддержат твои законы, которые должны якобы облегчить их жизнь. Они это в штыки быстрее примут, — слушая его речь, она состроила недовольную гримасу и перевела взгляд куда-то в сторону, одним только своим видом давая понять, что ничего он в этом не понимает и вряд ли поймёт, а слушать она его принципиально не жаждет. Заметив это, Драко только чуть покачал головой. — Я всю жизнь рос в особняке, полном такой прислуги, и общался только с теми людьми, которым также прислуживает множество эльфов. Можешь не слушать, конечно, я же твой вечный соперник, но я знаю, о чём говорю сейчас! Они только на смех тебя поднимут, эльфам этого не нужно…

— Да, потому что вы — их хозяева, их в этом убедили! И эльфам теперь придётся годами прививать самоуважение, чтобы они начали наконец ценить себя и свой труд, — с неким укором сказала Гермиона, на что Драко вновь усмехнулся.

— Ну валяй, раз так жаждешь убить жизнь впустую ради пары десятков тех, кто к тебе всё же прислушается через пару десятилетий! Только тысячи других этих существ тебя даже слушать не захотят. Очень продуктивно потратишь свои годы, — не без иронии договорил он, активно закивав головой. Тяжело вздохнув, Гермиона поджала губы, но ничего на этот раз не стала отвечать ему. — Шла бы лучше в авроры, но горбатого создателя "ГАВНЭ", как видано, могила исправит.

— Ты невыносим! — с раздражением проговорила Гермиона, на что тот рассмеялся.

— Я в курсе. Ты это только сейчас поняла?

— Да нет, что ты, ещё лет семь тому назад, — после этих слов они оба замолкли, не сводя друг с друга взгляда. С губ Драко сейчас не сходила ухмылка, в то время как с её лица — раздражение. Но всё же они не могли не признать, что их разговор выдался довольно сносным, ведь могло быть и хуже. Помолчав немного, на этот раз вопрос задала уже Гермиона, которая решила нарушить тишину. — Терпимо хоть сидеть здесь или совсем всё плохо?

— Какое у тебя скудное представление об этом месте, Грейнджер! У меня личная камера с двуспальной кроватью и кучей книг, собственный санузел с белоснежным джакузи и четырёхразовое питание! Или я, по-твоему, не представитель голубых кровей? — с энтузиазмом рассказывал он, на что Гермиона не сдержала в этот раз лёгкой улыбки.

— Врёшь ты всё.

— Кто знает, — неожиданно грустно улыбнувшись, сказал Драко, после чего Гермиона опустила глаза. Она была немало наслышана о том, что условия здесь были не просто плачевными, но даже невыносимыми. Именно поэтому Азкабан являлся худшим кошмаром для каждого колдуна. Даже представители так называемой элиты не получали здесь никаких привилегий. Все пребывали во мраке и сырости четырёх стен узкой тёмной камеры, мечтая только об одном — покинуть это место. По одному только лицу заметно осунувшегося парня уже было заметно, что ничего хорошего он здесь не видел, мучаясь от угнетающего воздействия дементоров наравне со всеми.

— Время! — открыв дверь, сообщил надзиратель. Кивнув ему, Драко поднялся с места. Встала также и Гермиона, поднявшая с пола небольшой пакетик с изображёнными на нём пушистыми белыми котятами, который она протянула бывшему однокурснику.

— Серьёзно? И что там? — ироничным тоном не без удивления спросил он.

— Небольшой пирог и тыквенный сок, — пожав плечами, нерешительно ответила Гермиона, но тут увидела приблизившегося к ней надзирателя. — Пакет уже проверяли на входе и вроде бы дали разрешение пронести это заключённому, но проверьте ещё раз, чтобы не было проблем, — передав работнику тюрьмы пакет, она перевела взгляд на вскинувшего брови Драко. Его губы тронула усмешка, и, заметив это, она снова смутилась своей задумке принести ему передачку.

— Какая ты щедрая! Даже пирожок с собой захватила, — засмеялся он, на что Гермиона сказала только:

— Да, в честь праздника. Уж простите, что это не ростбиф и не чёрная икра!

— Мне больше пакетик нравится, — в своей насмешливой манере прокомментировал он, на что девушка только отвела взгляд и покачала головой. — Ладно, — уже более серьёзно добавил Драко, отчего она снова посмотрела на него. — Спасибо, что навестила. — Удивительно было видеть, как теперь уже слегка смущённо говорил он сам. Драко всё же старался не подавать виду, что ему было неловко от её неожиданной заботы. От заботы той, с кем он полжизни воевал и которой он нередко, как и её друзьям, только портил жизнь и действовал на нервы.

— Не за что, — негромко ответила Гермиона, менее всего ожидавшая, что он всё же поимеет совесть не посмеяться над ней за это, а поблагодарить.

— Что ж, заходи ещё, если надумаешь, — добавив это, он переглянулся с ней напоследок, а затем отправился в сопровождении надзирателя назад в свою камеру. Посмотрев ему вслед, ставшая от нервного напряжения перебирать пальцами свои длинные собранные в хвост волосы Гермиона, также развернулась и направилась к противоположной двери, на выход. Так или иначе, но эта их встреча оказалась относительно неплохой. Во всяком случае, она ожидала гораздо худшего, решившись на эту сомнительную задумку проведать заточённого в стенах Азкабана Драко Малфоя…
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100