Добавить в избранное Написатьь письмо
Usavi    закончен

    Сиквелл к фанфику "Ромео и Джульетта Хогвартса". После 6 курса Гарри, Рон, Гермоина и Драко противостоят тому миру, которым отныне безраздельно правит Волан-де-Морт...
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Гарри Поттер, Рон Уизли
    Общий /Драма / || джен || G
    Размер: миди || Глав: 1
    Прочитано: 976 || Отзывов: 3 || Подписано: 1
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 16.05.17 || Последнее обновление: 16.05.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Одни против всех

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Одни против всех


Глава 1. С прибытием!

Черно-красный поезд Хогвартс-Экспресс ехал обычным маршрутом, которым следовал из года в год. Этим жарким летним днем он вез школьников домой на каникулы. Обычно взбудораженные и радостные перед приездом на лето домой дети сегодня в каждом купе грустили. Каждый из студентов переживал из-за смерти их директора. Каждый видел Темную Метку, витавшую над школой. О возвращении Того-Кого-Нельзя-Называть не знал только младенец. И дальнейшая судьба волшебного мира была неизвестна. И это страшило.
В одном из купе было особенно тихо. К тому же, оно было заперто и зашторено. Проходящие мимо него ступали особенно осторожно, боясь потревожить тех путешествующих. Мальчик-Который-Выжил особенно остро переживал эту потерю – он был близок с убитым директором. Рон и Гермиона, зашедшие с ним в то купе, поддерживали его как могли. Студенты видели лишь троих, что зашли в купе и тут же отгородились ото всех. И никто не видел, как еще один школьник зашел вместе с ними. Да и как они могли увидеть - он был скрыт под мантией Гарри, что дарила абсолютную невидимость и не поддавалась никаким чарам. Когда купе было заперто, послышался легкий шорох, и мантия спала, явив взору друзей Драко Малфоя.
- Фух, - сказал он, сняв наконец мантию, - спасибо, Поттер. Никогда не думал, что будет так трудно уворачиваться от наших сокурсников.
- И это ты шел без своих чемоданов. - Буркнул Рон, еще никак не привыкший к слизеринцу в их компании.
- Кстати об этом. - Не дал Гарри Рону и Драко начать пререкаться. - Куда ты поедешь? Дома ведь не должны знать, что ты жив.
- Ко мне. - Коротко сказала Гермиона. - Это будет безопасно. Кроме Нарциссы, не считая членов Ордена и Отряда, никто не знает, что Драко жив.
- А как ты им объяснишь его присутствие? - Удивился Гарри.
- Мы еще не решили. - Переглянувшись со своим мужем, ответила девушка. - Это от многого зависит.
Гарри кивнул, Рон поджал губы, а Драко крепко сжал руку Гермионы. Когда поезд прибыл на Кингс-Кросс, то Драко вновь надел мантию и вышел со своими друзьями. Его чемоданы были в тележке Гермионы, отчего та была наполнена "с горкой", на вершине которой возвышалась клетка с ее совой. Филин Малфоя отправился в Мэнор один. Девушка не смогла бы ее толкать, если бы Драко не помогал ей тайно из-под мантии. Попрощавшись с друзьями и посмотрев, как Гарри прощался с Джоу, Гермиона пошла своей дорогой.
- Мама! Папа! - Крикнула она, заметив своих родителей, что приехали ее встретить.
- Дочка! - Помахали они ей радостно в ответ. - Вот это гора вещей! - Удивилась мама, а папа присвистнул. - Теперь я понимаю, почему ты просила встретить тебя на большом такси. Столько всего накупила! Это все книги?
- Не только. - Уклончиво сказала она. - Я все объясню дома.
- Конечно, как скажешь. - Отмахнулась миссис Грейнджер. - Мы с папой так рады видеть тебя!
Малфой смотрел на своих новых родителей и тихо радовался за Гермиону. Он видел, что они любили друг друга. И очень надеялся, что его они примут. Не взирая на его прошлое, на их с Гермионой прошлое. Он шел рядом с девушкой вслед за ее родителями. Оказавшись в маггловской части города, он остолбенел от увиденного и даже чуть споткнулся. Конечно, она рассказывала ему о своем мире, но рассказ и реальное видение - далеко не одно и то же.
Гермиона услышала, как Драко чуть не упал. Она остановилась и сделал вид, что вытряхивает попавший камешек из туфли. "Пойдем." - Тихо сказала она, как будто бы в воздух, и Драко пошел вперед, стараясь поменьше обращать внимания на происходящее вокруг. Шли они недолго, пока не остановились у стоящих в ряд друг за другом черных машин, кэбов, как назвала их его маггла. Загрузив кучу чемоданов в самое большое из кэбов, родители Гермионы залезли в него первыми. Гермиона чуть отошла в сторону и как будто бы оглянулась. Когда она почувствовала, что мантия скользнула по ее ногам, она забралась внутрь сама и села напротив родителей.
Те пытались выспросить дочь о ее успехах, но та как-то странно уклончиво отзывалась. Родители списали это на нежелание рассказывать больше, чем нужно перед водителем, и прекратили допрос. Гермиона же извивалась, как уж на сковородке, чтобы не рассказать лишнего. И еле сумела отвертеться от маминых попыток сесть рядом. "На ходу нельзя вставать!" - Чуть не прокричала она, испугавшись, что она сядет на Драко. Нет, он выдержит, конечно, но испугается мама, дернется папа, водитель тоже увидит неладное. И если не дай Мерлин, он увидит невесть откуда взявшегося нового пассажира, то Министерство вмешается, и тут же станет известно, что Драко жив. Когда они подъехали к дому, то Гермиона сделала вид, что поправляет туфли, чтобы пропустить Драко, а затем вышла сама.
В дом она вошла также, сначала обернувшись. Это не преминули отметить родители.
- Гермиона, дочка, ты все время оборачиваешься. – Обеспокоенно сказала ее мама. – Что-то случилось?
Гермиона лишь улыбнулась в ответ, закрыла за собой дверь и кивнула.
- Да, кое-что произошло. Вы только не пугайтесь. А лучше, сядьте. Мне нужно что-то рассказать вам. Нам рассказать.
- Вам? – Удивился отец.
Гермиона кивнула, и родители наблюдали, как из воздуха, словно из ниоткуда, появился высокий молодой человек с очень светлыми волосами. Мистер и миссис Грейнджер лишь изумленно хлопали глазами.
- Мама, папа, познакомьтесь, это Драко Малфой. Некоторое время он поживет у нас, если вы не против.
- Добрый день. – Вежливо кивнул Драко головой.
Родители на автомате сделал ответный жест и перевели свой взгляд на свою дочь.
- Милая, а это не он ли тебе доставлял столько неприятностей? – Аккуратно спросила мама.
- Это уже в прошлом. – Тут же отозвался Драко. – Поверьте, я искренне сожалею обо всех своих словах и действиях.
- А почему ты не можешь жить дома? – Спросил папа девушки.
- Сейчас в магическом мире складывается очень непростая ситуация, Драко могут искать. А тут никто и не подумает. Здесь он в безопасности.
- Ты в опасности, сынок? – Спросил мистер Грейнджер.
- Могу оказаться, сэр, если меня увидят. – Честно ответил Драко. – Вы не беспокойтесь, неудобств я не доставлю, и свое проживание у вас я возмещу. Я богатый человек.
- Об этом не может быть и речи. – Резко оборвал его отец Гермионы и нахмурил брови. – Гости дочери – наши гости. Располагайся. Гостевая комната в твоем распоряжении.
- Благодарю. – Наклонил голову Драко.
- Я провожу тебя. – Сказала Гермиона и повела его наверх за собой.
Родители проводили молодых людей долгими взглядами и переглянулись. Происходило что-то серьезное, но Гермиона в подробности никогда не вдавалась, лишь хмурилась и как-то отдалялась от них. А вот сейчас какие-то игры в подполье начались… И все же, день прошел обычно. Никаких происшествий. Знавшие Драко лишь со слов дочери, сейчас, видя его воочию, родители были очарованы им – его манерами, умением держаться, начитанностью, речью. И его отношение к девушке явно изменилось. Нежность и любовь прямо-таки сочилась из них. Это был третий молодой человек в окружении их дочери из мира магии. И просто дружбой тут и не пахло. Решив не устраивать допроса, родители пожелали ребятам спокойной ночи и удалились к себе.
Глава 2. Приход Нарциссы

Гермиона и Драко проводили время вместе. Девушка лежала в объятиях своего любимого, в блаженстве с закрытыми глазами.
- Кажется, все обошлось… - Промурлыкала она.
- Похоже на то. – Подтвердил Драко. – Ты уверена, что не хочешь им рассказать правду о нас?
- Да. Пусть это пока будет тайной. Для них же лучше. Мы пока не знаем, что нас ждет.
- Как скажешь, дорогая. – Поцеловал уже засыпающую жену Драко и сам закрыл глаза.
Утром следующего дня в дверь неожиданно позвонили. Драко и Гермиона тут же выхватили волшебные палочки, готовясь немедленно пустить их в ход, буде такая необходимость. Миссис Грейнджер удивленно вскинула брови, мистер Грейнджер встал открыть дверь.
- Кто там? – Спросил он, не открывая двери.
- Меня зовут Нарцисса Малфой, у вас мой сын Драко. – Сказали с той стороны.
Мистер Грейнджер обернулся посмотреть на детей. Те переглянулись, и Драко взмахнул палочкой, прошептав что-то. Затем он поймал что-то рукой и как будто надел на себя. И стал невидим. Родители девушки изумленно похлопали глазами, а Гермиона кивнула, сосредоточенно направив палочку на дверь. Встав так, чтобы вошедший не мог увидеть ее, она готовилась послать какое-нибудь заклинание. Отец открыл дверь, пропуская нежданную гостью в дом. Это была высокая женщина с крайне светлыми волосами. Поздоровавшись, она вошла в дом и увидела нацелившую на нее палочку невестку.
- Доброе утро, Гермиона. – Тепло улыбнулась она, не доставая своей палочки.
- Чем Вы подтвердите свою личность? – Подозрительно спросила девушка, не опуская палочки, отчего ее родители лишь ахнули.
- Гермиона, что ты такое говоришь!? – Воскликнула ее мама. – Простите ее, пожалуйста! - Обратилась она к женщине.
- Все в порядке, все правильно. – Кивнула лишь та в ответ. – Я – Нарцисса Малфой, меня вы видели в кабинете у Дамблдора на утро после того памятного спектакля.
Гермиона медленно опустила палочку, только сейчас заметив, как, оказывается, бешено стучало ее сердце.
- Мама. – Раздался голос из ниоткуда, а потом появился и сам обладатель, по другую сторону от девушки.
- Драко! – Радостно воскликнула Нарцисса, обнимая сына. – Я так рада, что ты цел и невредим! Мне надо с вами поговорить. У меня мало времени.
- Пойдемте. – Кивнула Гермиона, поворачиваясь в сторону лестницы.
- Может быть, чаю? – Спросила миссис Грейнджер.
- Благодарю, но как-нибудь в другой раз. – Улыбнулась Нарцисса и удалилась наверх вслед за молодыми людьми.
Гермиона закрыла дверь в свою комнату, наложила на нее запирающие и заглушающие чары и посмотрела на свекровь.
- Перейдем сразу к делу. – Произнесла Нарцисса. – Начну с плохого. Тот-Кого-Нельзя-Называть поселился у нас в доме. Там же он постоянно проводит церемонии по принятию Метки. Он спешно набирает себе последователей. Вынуждает их к этому. Вчера были посвящены Крэбб и Гойл. Они еле выжили. Темный Лорд очень зол – все сильнейшие его волшебники мертвы. Он собирается силой ворваться в Азкабан, освободить тех, кто там находится, а также переманить дементоров. Еще он стремится покорить Министерство. Я знаю, что у него там есть свой человек, близкий к министру, но пока не знаю кто. Я присутствую на собраниях, но эта тема не обсуждается.
- Снегг тоже там? – Спросил Драко.
- Да, конечно. – Удивилась вопросу его мать. – Из тех, кто на свободе, он самый сильный волшебник.
- Он убил профессора Дамблдора! – Воскликнула девушка.
- Я знаю, он сказал мне. – Тихо ответила Нарцисса. – Так нужно было. Он не говорил мне, зачем. Но не забывайте, что он тоже знает, что Драко жив. А Темный Лорд уверен, что мертв. Как думаете, что было бы, узнай он обратное? – Дети молчали, а Нарцисса продолжила. – Поверьте, у него не меньше поводов желать гибели Лорду.
- И это единственная хорошая новость? – Уточнила Гермиона.
- Нет. – Отозвалась Нарцисса. – В Хогвартс вы не вернетесь, наверное, и вам надо будет где-то жить. Тут опасно. Вы можете жить в старом охотничьем домике Блэков. Он заброшен, т.к. никто им очень долгое время не пользовался. Андромеда порвала с семьей все связи, выйдя замуж за маггла, Белла была в Азкабане, а потом всюду следовала за Лордом, Сириус также был в Азкабане, потом в бегах, у Малфоев есть свой. В Драко течет кровь Блэков, поэтому защита его пропустит. Ну и тех, кто с ним.
- Спасибо, мама! – Обнял Драко свою мать.
- Не за что, сынок. – Погладила она его по спине. – Это еще не все. – И она вытащила из складок одежды довольно-таки увесистый мешочек и положил его на кровать. Тот негромко звякнул. Ребята одинаково выгнули брови. – Там деньги. Они вам понадобятся. Это меньшее, что я могу для вас сделать. Берегите себя, оба. – Взяла она невестку за руку. – Я постараюсь как-нибудь держать вас в курсе событий.
Обняв Гермиону на прощание, она аппарировала. Ребята опустились на кровать и задумались.
- Надо там побывать. – Сказала Гермиона. – Узнать, насколько там безопасно.
- И подготовиться на случай срочного побега. – Кивнул Драко.
- Книги. – Первое, что сказала девушка.
- Зелья. – Продолжил Драко.
- Деньги.
- Одежда.
- Еда.
- Палатка.
- Спальные мешки.
- Черт, нужны зачарованные мешки, чтобы все это уложить. – Ругнулся по-маггловски Драко, даже не заметив.
- И написать списки вещей по группам.
- И обменять деньги. – Сказал Драко, заглянув в мешок, что оставила им его мать. – Как ты думаешь, сколько лучше обменять?
- Ммм…- Растерялась девушка, - наверное, лучше половину… если что, магические деньги можно сдать в ломбард…
- Завтра сходим в Косой переулок, купим все необходимое. Не волнуйся, - не дал ей даже открыть рот Драко, - я буду под мантией. Давай сейчас подумаем хорошенько, что нам может понадобиться.
Гермиона кивнула и взяла обычную тетрадь и ручку. Думали они целый день. Даже привлекли родителей с вопросом «а если бы мы собрались в поход на несколько недель, что бы нам понадобилось?». И к ночи у них был внушительный список из вещей, которыми им надо было обзавестись. Чем они на следующий день и занялись. Драко накинул на себя мантию Гарри, взял Гермиону за руку, и они аппарировали к «Дырявому котлу». Заходить в Косой переулок было довольно-таки страшно, т.к они совершенно не представляли себе, что там происходило. Однако, жизнь текла своим чередом. Лавки по-прежнему были открыты и торговали, что Гермионе и было надо. Решив, что разумнее было бы хранить деньги у Малфоя – так они не были бы видны, она заходила в магазинчик, выбирала необходимое, Драко отсчитывал необходимое количество монет, незаметно клал их Гермионе в руку, и та уже расплачивалась. Первой, и самой дорогой, ее покупкой были безразмерные мешки, в которые она затем складывала все необходимое. По мешку на каждого. И распределяла она покупки соответственно – чтобы у каждого был запас необходимого на случай, если они разделятся по той или иной причине. Купив все необходимое и даже чуть сверх – на всякий случай, она обменяла оговоренную с Драко сумму на британские фунты, и они аппарировали домой. Еще раз все перепроверив, они занялись списком маггловских вещей. Два дня бешеного шопинга – и вот они уже почти полностью были готовы к поискам крестражей. Оставалось лишь упаковать одежду и собрать Гарри и Рона, которые, как уверена была Гермиона, даже и не думали об этом. И Драко был полностью с ней согласен.
На следующий день они решили предпринять вылазку в дом, о котором говорила Нарцисса. Взяв свои сумки и оставив такие же для Гарри и Рона с подробными записками на случай, если они не вернутся, они одели мантию-невидимку и аппарировали по указанному адресу.
Когда они приземлились, то увидели вокруг себя лес. Обычный и ничем не примечательный. Постояв пару минут и поизучав обстановку вокруг, они вытащили палочки и начали сканировали местность. Вокруг не было ничего необычного или враждебного.
- Куда пойдем? – Спросила девушка тихо.
- Не знаю. – Неуверенно ответил ей Драко, осматривая местность. Никакого домика в округе видно не было.
Взмахнув палочкой, Драко прошептал заклинание о поиске защитных родовых чар и начал водить своей палочкой по кругу. Наконец он остановился, и его глаза победно зажглись.
- Нашел! – Радостно проговорил он и потянул за собой Гермиону.
Пройдя буквально несколько шагов, он остановился и поднял руку. Приложив ладонь к чему-то невидимому, он прошептал что-то, а затем произнес:
- Я – Драко Малфой, сын Нарциссы Малфой, урожденной Блэк, желаю войти в дом предков вместе со своей женой Гермионой Малфой. – Повернув голову к Гермионе, он сказал. – Приложи свою руку, как я.
Девушка послушно выполнила указания и почувствовала, как что-то теплое прошлось по ней и отпустило. В тот же момент проявились очертания дома вдали. Драко неспешно сделал осторожный шаг, пересекая невидимую черту, и громко выдохнул, закрывая глаза от облегчения. А Гермиона вспомнила, что умеет дышать. И сделала шаг сама. Родовая защита новой семьи приняла их. Дойдя до дома, они увидели, что это было достаточно большое деревянное здание, в несколько этажей.
- Домик? – Насмешливо фыркнула девушка.
- По сравнению с Малфой-Мэнором, да, это всего лишь домик. – Усмехнулся Драко и открыл заклинанием дверь.
Проверив внутреннее помещение на предмет всяких неприятных чар или присутствие кого-нибудь, он зажег кончик палочки и сбросил мантию. Гермиона осмотрелась. Вокруг было темно и пустынно. А еще было много пыли.
- Готов почувствовать себя в роли домовика, любимый? – Спросила она мужа.
- Нет. – Скривился Драко. – Но, видимо, придется.
И они принялись за уборку. Комната за комнатой, коридор за коридором. К вечеру они были уставшие, как рабы на плантации. Но дом был вычищен лишь частично. Решив закончить на сегодня и оставив на кухне часть продуктов, они снова одели на себя мантию, заперли дом м пошли в лес. Выйдя за круг защитных родовых чар, они аппарировали домой, где наскоро поужинали и, пожелав родителям спокойной ночи, отправились спать. Заснули они, едва их головы коснулись подушек. Целую неделю каждый день сразу после завтрака они перемещались к дому, подтверждали свои личности и принимались за работу. И вот наконец дом был готов к поселению. Продукты были закуплены, постельные принадлежности лежали на своих местах, равно как и все остальное, что было необходимо для длительного проживания. Теперь оставалось лишь обсудить с Гарри и Роном вопрос переселения.

















Глава 3. Спасение Гарри

В один из последующих дней Драко и Гермиона посетили собрание Ордена, на котором принимали решение по самому важному вопросу – переправка Гарри из дома, т.к. в его день рождения спадут защитные чары, и он будет очень уязвим. Все участники собрания выдвигали идеи, спорили, ругались, обсуждали варианты, но в итоге пришли к единственному приемлемому решению – сделать двойников. Чтобы не было понятно, кто именно настоящий. Хоть Гермиона и говорила, что Гарри будет против, но это был самый разумный способ защитить его. И вот, когда этот день настал, в дом на Тисовой аллее наведалось пятнадцать человек. Семеро из них предстояло обернуться Поттером, остальные восемь должны были защищать их, в том числе и настоящего. Когда Гарри узнал об этом, то был решительно против. Однако язвительные комментарии близнецов Уизли и Драко, заявившего, что ему меньше всего хочется менять свой оттенок волос, хоть все должны и дальше полагать, что он мертв, примирили Гарри с ситуацией. И он отдал свои волоски, чтобы оборотное зелье было закончено. И вот, восемь Поттеров было готово, и они взмыли вверх. Для каждого тот вечер стал кошмаром наяву. Пожиратели ждали их, преследовали каждого, кидались проклятиями, заклинаниями, старались убить. Каждый из двойников боялся за себя, за своего сопровождающего, за настоящего Гарри. Гермиона и Драко, которые были вынуждены разделиться, умирали от страха еще и друг за друга. Ни в коем случае нельзя было выдать себя настоящих. Но все, рано или поздно, заканчивается, и это нападение не стало исключением. Измотанные и израненные, они наконец появились в доме Уизли. Каждый уже был в своем обличии. Драко появился одним из первых, и он нервно расхаживал из угла в угол по кухне миссис Уизли. Он хмурился, кусал губы и нервно теребил рукава рубашки, в которую Молли его заставила переодеться. Готовя ужин, она все время следила за молодым человеком и тихо недоумевала, как он так смог измениться. Когда Гермиона наконец появилась, то Драко чуть не снес половину мебели – с такой скоростью он понесся к своей гриффиндорке.
- Любимая! – Выдохнул он. – Ты цела!
- Драко! Все хорошо, я справилась. – Успокаивала она его.
Они бы продолжили свои признания и дальше, но были грубо прерваны и растасканы в стороны старшими Орденцами, которые требовали от них подтверждения их личностей. Не понимая, почему на них напали, они пытались подозревать друг друга и разгорелась бы драка, если бы не появился израненный Джордж, у которого зияла дыра в голове вместо уха. В течение оставшейся ночи подтягивались остальные участники операции. Выяснилось, что не стало Букли, которая попала под смертельный луч, и Грозного Глаза. Мужчины отправились искать его тело, но ничего не смогли обнаружить – видимо его или растерзали или забрали с собой, как трофей. Было мерзко. А еще очень горько. Эту потерю все переживали очень остро.
Из Норы никто из молодежи никуда не выходил – Молли запрещала под страхом немыслимой кары – избавляться от садовых гномов. Это был серьезный аргумент. А еще она никак не давала ребятам собраться вместе, постоянно занимая их любой работой по подготовке к свадьбе. Это злило абсолютно всех, особенно Драко, не привыкшего работать. К тому же, он себя очень неуютно чувствовал в этом доме. И удивлялся, как это чета Уизли его принимает, как родного сына. Однако, в один из вечеров ребята все же смогли встретиться, благодаря помощи Артура Уизли. Ненадолго, ибо Молли их все же увидела. Однако и того времени было достаточно, чтобы они договорились о своих действиях. А заодно получили от Драко с Гермионой зачарованные мешки и список того, что им предстояло положить.
В один из дней у Нору появился Министр Магии собственной персоной. Он хотел видеть Золотое Трио. И поэтому увел их на задний двор, где собирался поговорить с ними. Драко, видевший это, последовал за ними, накинув на себя мантию-невидимку, с которой не расставался никогда. Пройдя за своими друзьями, он удивился теме, поднятой Скримджером – завещание покойного директора. И удивился наследству – первый снитч и меч Гриффиндора для Гарри, деиллюминатор собственного изготовления для Рона и две книги из собственной библиотеки для Гермионы – одна книга сказок, а другая – о волшебных палочках, в которой рассказывалось о материалах изготовления, сердцевинах, свойствах, историй. Речь Министра его раздражала, но он был горд за тот отпор, что дала ему Гермиона. И тот ушел ни с чем. А Драко, равно как и все остальные, сокрушался, что меч не у них – реликвии нельзя дарить, к тому же потерянные.
День свадьбы был крайне суматошным. Каждый встречал какого-нибудь гостя, который был каким-нибудь из многочисленных родственников Уизли. Драко начало казаться, что он в осеннем лесу – столько много рыжего было вокруг. Когда церемония началась, он встал рядом со своей женой и тихо прошептал ей, что очень даже рад, что их свадьбой занимался Хогвартс – такого нашествия Уизли на своей свадьбе он бы не пережил. Гермиона тихо прыснула в кулак и слегка пнула своего несносного слизеринца. По другую сторону от нее стоял Гарри, у которого внешность была изменена во избежание. И теперь он также был одним из Уизли. Когда речь зашла об изменении Драко, то он устроил скандал – становиться одним из рыжеволосых он не хотел категорически, и потому стал брюнетом. Скрепя сердце и сцепив челюсти, он прошипел, что один раз уже стал Поттером. Переживет черную шевелюру и на это раз.
Церемония была восхитительна и считалась бы удачной, если бы не ее окончание. Во-первых, Драко был в бешенстве, что к его жене приставал появившийся Виктор Крам. Во-вторых, к нему пристала тетка Мюриэль, которая бесила его одним своим видом, уж не говоря о темах беседы. В-третьих, к нему приставала добрая часть Уизли, решившая, что это их долг охмурить нового члена их общества, да еще ни разу не родственника. Драко взвыл и отправился искать Гермиону. Последняя неприятность, произошедшая на празднике, - невесть откуда взявшийся патронус, провозгласивший, что Министр убит, а Министерство пало. Приглашенные начали немедленно аппарировать кто куда, Драко же бросился искать Гермиону, которая оказалась рядом с Поттером и Уизли. Едва он приблизился к ним, как рядом появился патронус его матери, которая сообщила, что отец дома. Это означало, что из Азкабана были выкрадены ранее арестованные Пожиратели. Драко обуревали двоякие чувства. С одной стороны, он был рад, что отец не в тюрьме, а с другой, он понимал, что ему наверняка придется драться с ним. И что вообще отец знает о нем, неизвестно.
Мысли пролетали одна за другой со скоростью снитча. Но были прерваны воронкой аппарации. Гермиона утащила их в маггловский Лондон, в какое-то кафе. Им требовалось все обсудить и подумать. Вот только времени им не дали совсем. Только они сделали заказ, чтобы не вызывать подозрений и приступили к обсуждению, как были прерваны вошедшими. Гарри и Рон, сидевшие лицом ко входу среагировали мгновенно. Они достали палочки и начали защищаться. Гермиона с Драко, как по команде, упали на пол и откатились, и тоже выхватили свои палочки. Бой закончился за минуту. Во-первых, четверо против двоих, а во-вторых Пожиратели оказались какими-то неуклюжими. Обездвижить их не представляло проблемы. Когда с них сняли капюшоны, то четверка увидела лица Крэбба и Гойла, когда-то младших, а теперь единственных. Драко стоял в шоке от увиденного.
- Надо стереть им память. – Сказала Гермиона, глядя, как расширились от удивления глаза одного из бывших телохранителей ее мужа. – Пусть они не помнят, что ты жив.
Драко, с которого уже слетели чары, маскирующие внешность, лишь кивнул, и Гермиона подняла свою палочку. Вот уже второй раз за последние пару недель она применяла это заклинание. Вот только родителям она стирала память о себе капитально, а этим двоим надо было подправить лишь пару минут. Когда все было кончено, то она почувствовала, как Гарри взял ее за руку, и воронка аппарации закрутила их.















Глава 4. Гриммо, 12

Оказались они у дома его крестного. Как только они попали внутрь, то что-то налетело на них, выкрикивая имя Северуса Снегга. Кое-как защитившись, они прошли на кухню. Гермиона усадила за стол Драко и принялась готовить чай, как вдруг из воздуха появился Кикимер и начал кричать:
- Убирайся вон, поганая грязнокровка!
Гермиона слегка опешила от такого – давно ее так никто не называл, но тут вмешался Гарри:
- Кикимер, я запрещаю тебе так называть мою подругу! И приказываю обращаться к ней Гермиона или миссис Малфой. – Кикимер, услышав такое заявление, покосился на сидящего мистера Малфоя и покорно кивнул. – Да, хозяин. – Но все же злобно покосился на девушку. – И еще, - продолжил Гарри, - ты никому, никогда, никаким словом, образом или намеком не сообщишь, что Драко Малфой жив, с нами, и что мы живем тут.
- Да, хозяин. – Покорно кивнул эльф своей головой. – Хозяин не оставил Кикимеру выхода. Кикимер будет слушаться.
- Вот и хорошо. А теперь сделай нам чаю. – Приказал Гарри.
- Гарри, не надо, я сама. – Произнесла Гермиона, не желающая напрягать эльфа. Рабский труд она до сих не переносила.
- Отойди с моей кухни, Гермиона! – Выплюнул эльф.
- Кикимер! – Вскочил Гарри на ноги, но был остановлен подругой.
- Не надо, Гарри! – Усадила она друга на стул и села рядом с Драко, который невидяще смотрел на сложенные перед собой руки.
Кикимер выполнял приказ, бубня что-то себе под нос о нравах, чистоте крови, бывших хозяевах. Но на него не обращали внимания. Когда перед каждым стояла дымящаяся чашка, Кикимер исчез, оставив ребят одних.
- Не думал, что мне придется сражаться против своих друзей… - С горечью проговорил негромко Малфой.
Гермиона обняла своего любимого, понимая, как тому тяжело.
- Родной, они живы, мы стерли им память. – Пыталась она утешить мужа. – Но это был их выбор.
- Их заставили, как и меня год назад.
- Да, вот только ты сделал свой выбор, даже имея Метку.
- Если Лорд узнает об их провале, то накажет.
- Но они выживут. Вряд ли он станет их убивать. – Предположила девушка. – Ему нужны последователи.
- Я бы хотел, чтобы они были с нами. – Решил Драко.
Гриффиндорцы переглянулись.
- Мы посмотрим, что можно будет сделать. – Осторожно заметил Гарри. – Но…
- Да, если они не захотят, то я их тянуть не буду. – Согласился Драко, и все облегченно выдохнули.
Ребята были измучены произошедшими событиями, напуганы, и поэтому легли спать все вместе. Утром, позавтракав, они принялись осматривать дом. Давно они тут не были, а Драко так и вообще никогда. Он вообще ничего не знал о своем дяде, т.к. мама о нем никогда не говорила. Теперь же ему было интересно посмотреть на этот дом. Гуляя по нему, он обнаружил дверь брата Сириуса – Регулуса. Посмотрев на табличку на двери, он нахмурился в задумчивости, а затем его осенило. Громко позвав друзей, он стал думать, а прав ли он в своей догадке. Когда к нему сбежались остальные, он показал им на табличку и предположил, что именно он и есть тот загадочный Р.А.Б., что выгравирован на медальоне. Сердце Гарри пустилось вскачь.
- Это легко проверить. – Сказал он. – Кикимер!
Раздался хлопок, и перед ним появился эльф.
- Хозяин звал Кикимера? – Проскрипел недовольный эльф.
- Ты знаешь, что это? – Спросил Гарри, вытаскивая медальон.
Глаза Кикимера расширились от ужаса, и он отступил назад. Но ослушаться приказа не смел.
- Да. Это медальон хозяина Регулуса.
- Расскажи все, что знаешь. – Потребовал Гарри.
И эльф рассказал. Ребята были шокированы до глубины души. Гермиона плакала в объятиях Драко. Ей хотелось обнять эльфа, но она понимала, что тот не примет этого. Даже Гарри искренне сочувствовал эльфу, пережившему такое. И ему захотелось наладить с ним отношения – он видел, как сильно Кикимер был привязан к брату его обожаемого крестного.
- Кикимер, я отдам тебе этот медальон, если ты приведешь того, кто украл другой.
Эльф не поверил своим ушам, и его глаза расширились еще раз, но уже от удивления.
- Хозяин отдаст Кикимеру медальон?
- Обещаю, как только приведешь вора. – Кивнул Гарри.
И эльф исчез. Его не было несколько дней, ребята жили в доме своей жизнью. И ждали. На улицу они не выходили – их караулили Пожиратели. В один из дней к ним пришел Люпин и сообщил, что со свадьбы все успешно спаслись. А также, что на имя Темного Лорда наложено Табу – и теперь, если кто-то произнесет его имя вслух, то будет тотчас же пойман Пожирателями. Единственный, кто осмеливается называть его по имени – Гарри. Табу наложено именно из-за этого. В этот момент Гарри осознал, что на него началась открытая охота. Пожелав ребятам удачи, бывший профессор скрылся. Время текло бесконечно медленно. Гарри и Рон слонялись без дела, Гермиона села читать оставленные ей Дамблдором книги. Решив начать с книги о палочках, она открыла ее и погрузилась в изучение. Драко сел рядом и обнял ее.
- Что читаешь?
- Книгу Дамблдора о волшебных палочках.
- Что ты хочешь там найти?
- Не знаю. Может, что-нибудь о необычайных происшествиях, что бы объяснило поведение гарриной палочки в ту ночь.
- Помочь? – Спросил Драко, пересаживая жену к себе на колени.
- Давай. – Согласилась она, поцеловав любимого. Крохи счастья были необходимы в это тяжелое время.
Драко улыбнулся Гермионе и взял книгу в руки. В тот же момент книга засветилась, и на открытой странице появилась надпись, которая гласила: «Для Драко Малфоя. В надежде, что эта книга поможет понять суть вещей.»
Ребята ошалело смотрели на надпись и не верили своим глазам.
- Дамблдор оставил эту книгу мне? – Неверяще спросил он.
- По-видимому… - Пролепетала Гермиона.
- А почему мне? Что он хотел этим сказать? – Начал размышлять Драко.
- Не знаю. Давай читать вместе. Может, поймем. – Предложила Гермиона.
Драко кивнул, и они погрузились в чтение. Но вскоре были вынуждены прерваться, т.к. вернулся Кикимер с Наземникусом Флетчером. Тот громко жаловался на произвол. Но был прерван Гарри. Под серьезным давлением в виде кулаков Малфоя и Рона, а также нацеленной палочки Гермионы и обещания Гарри сдать его Кикимеру на растерзание, он сознался, что украл побрякушки из чулана. А интересующий их медальон был у министерской тетки, очень похожей на жабу. Все тут же поняли о ком идет речь и молча начали переглядываться. Наземникус хотел по-тихому испариться, но не успел – Малфой схватил его за руки и нажал на запястья с силой, отчего Флетчер выронил палочку и заскулил.
- Ты, мерзкий соплохвост, - начал шипеть Малфой, - ты немедленно вернешь все, что украл из этого дома. В противном случае тебя ждет крайне незавидная судьба. – И Драко взмахнул своей палочкой и прошептал заклинание.
У Наземникуса затряслись ноги.
- Но, мистер Малфой, - начал он, - я не смогу, у меня нет этих вещей…
- А вот это уже твои проблемы. – Приблизил он мерзкое лицо к себе. – Но если в течение месяца все украденные тобой вещи не вернутся в этот дом, то ты умрешь. И я гарантирую тебе, что смерть твоя будет медленной и мучительной. Ты будешь чувствовать, как ты постепенно умираешь. Как отмирают твои пальцы, затем руки, затем ноги, потом внутренние органы, потом ты будешь терять зрение, слух, обоняние, осязание. И умрешь ты в полном одиночестве и в жутких муках.
Голос Малфоя шипел не хуже змеиного. Гарри и Рон остолбенели от такого, у Гермионы зашевелились волосы, Наземникус дрожал, как осиновый лист, и был готов обмочиться от страха. Но не делал этого, понимая, что за такое молодой Лорд Малфой так накажет его, что заклятие Круциатус покажется ласковым прикосновением мамы.
- Я…я…я…все сделаю, мой Лорд… - Начал лепетать он. – Обязательно…все верну…только дайте время…
- У тебя один месяц. – Низким голосом прорычал Драко. – Вернешь все Кикимеру лично в руки. И только попробуй что-нибудь утаить.
- Кикимер помнит все украденные вором вещи, сэр. – Прохрипел злой эльф. – Кикимер проследит, будьте уверены, молодой Лорд.
- Вот и славно. – Прошипел Малфой. – А теперь пошел вон отсюда. – Отшвырнул он Наземникуса, как нечто глубоко ему противное. – И если хоть одна душа узнает о том, что ты разговаривал с нами, ты очень сильно пожалеешь об этом. Слово Лорда.
Наземникус в ужасе кивнул головой, потому что горло пересохло, и он не мог и звука из себя выдавить. С трудом поднялся на ноги и аппарировал прочь. В комнате воцарилось молчание.
- Ну ты и зверь… - Первым смог произнести хоть что-то Рон. В этот момент он действительно зауважал Малфоя и перестал к нему относиться как к хорьку и признал, что он в их компании наравне, а не просто «муж Гермионы по случайности».
- Спасибо. – Искренне поблагодарил Гарри Драко и обнял его. Драко от неожиданности лишь похлопал того по плечу. – Ты не представляешь, насколько для меня это важно.
- Сэр! – Кинулся Кикимер ему в ноги. – Спасибо, сэр! Кикимер не забудет этого никогда! Хозяин Драко истинный Блэк! Кикимер будет стараться ради вас всех, и ради Вашей жены тоже. – И он повернулся к все еще неподвижной Гермионе и низко поклонился ей. – Чем я могу услужить Леди?
- Я… - Растерялась Гермиона и потерянно посмотрела на своих мужчин – попросить что-то ей не позволяла совесть, но и отказать – значит смертельно обидеть верного эльфа. – Я… - Снова попробовала произнести она хоть что-то, но в голове, как назло, было пусто, как в выкипевшем чайнике.
- Принеси нам чаю, Кикимер. – Отмер Драко.
Эльф тут же исчез, повинуясь приказу.
- Ненавижу воров! – С ненавистью произнес Драко, зло смотря на то место, где еще несколько минут назад лежал Наземникус.





















Глава 5. Домик Блэков

Дальнейшие дни протекали, как в детективе. Ребята выбирались под разными личинами к Министерству, наблюдали за входом и выходом работников. Они искали способы и возможности проникновения внутрь, чтобы забрать медальон у Амбридж. Наконец, спустя несколько недель, был выработан достаточно четкий план. Был выявлен круг лиц из разных отделов, чьи личины ребята могли позаимствовать на время. Драко оставили без фактического участия. О том, что он жив, никто не должен был узнать. Это было их козырем, такой своеобразный туз в рукаве. Он должен был следить, чтобы оглушенные сотрудники не очнулись раньше времени. А в случае неудачи ребят он должен был немедленно аппарировать прочь. Монета-сигнал должна была подать знак.
В день, когда должна была свершиться операция, ребята очень нервничали. Все помнили, чем закончилось их единственное проникновение в Министерство год назад. И все же, медальон следовало получить любой ценой. Перевоплотившись и попрощавшись с Драко, они вошли в Министерство, проклиная унитазы, через которые им предстояло смывать себя. Было мерзко и низко. В самом Министерстве обстановка была мрачной и удручающей. Она тяготила. Повсюду висели листовки с колдографией Гарри, где указывалось о его розыске и награде за поимку. А в центре Атриума стоял громадный постамент, состоящий из двух монолитных плит, между которыми были застывшие живые люди – мужчины, женщины, дети, старики – в разных позах. Сверху на плитах стояли маги, а на цоколе было написано «Магия – сила».
Когда ребята зашли в лифт, их вынужденно разделили, и собраться они смогли только в кабинете для слушаний, где Амбридж отправляла в Азкабан магглорожденных. Или тех, кто не вызывал у нее доверия. Каждый из диверсантов еле сдерживался. У каждого был свой счет к Амбридж. В какой-то момент Гарри не выдержал и вырубил заклинанием ненавистную Жабу. Схватив медальон, они вылетели из зала, уводя за собой тех, кто еще не попал в Азкабан. Посоветовав им бежать из страны побыстрее, они пытались скрыться из Атриума. Погоня не отставала, камины закрывались один за другим. Гермиона крепко держала за руку ребят и стала аппарировать. Но один прыткий работник Министерства успел схватить ее за ногу, и они все вместе оказались у порога дома, где жили последнее время. Тайна была раскрыта, поэтому Гермиона со скоростью молнии отпустила руку, которой держала Рона, ударила в нос преследователя, отчего тот взвыл и отпустил девушку. А она тут же схватила Рона обратно и исчезла.
Когда Гарри очнулся, то увидел вокруг себя лес. Все еще не в силах прийти в себя, он начал прислушиваться к окружающему пространству. Рядом стонал Рон, и причитала Гермиона. Гарри повернул голову и увидел, как подруга судорожно разрывает одежду на рыжеволосом друге. Тот был бледнее поганки, его било в судороге.
- Гарри, быстрее! – Прокричала она. – В сумке бадьян.
Гарри метнулся к сумке девушки и пытался найти там заветный флакончик. Но все было тщетно. Сунув внутрь свою палочку, он проговорил «Акцио, бадьян» и на лету схватил заветную склянку. Передав ее Гермионе, он одновременно наблюдал, как она капает на рану Рона, и та стягивается на глазах, и слушал сбивчивый рассказ девушки о произошедшем. Он очень жалел Кикимера, с которым сейчас неизвестно что делали. О пытках и без того старого эльфа думать не хотелось. Когда Рон затих, а у Гермионы перестали дрожать руки, он огляделся и задал первый интересующий его вопрос:
- Где мы?
- У охотничьего домика Блэков. Нарцисса рассказала нам с Драко о нем, сказала, что тут безопасно. Мы с ним уже были здесь, готовили дом на случай нашего бегства.
- А где он? Я ничего не вижу. – Нахмурился Гарри.
- Дом скрыт от тех, кто не приглашен. Я его вижу. Сейчас Рон придет в себя, и мы войдем.
- А Драко? – Задал Гарри второй интересующий его вопрос.
- Уверена, он скоро будет. Он должен был узнать, что мы попали в беду. И аппарирует сюда.
Ребята помолчали. Рон смог наконец открыть глаза, и ему повторно рассказали о случившемся.
- Медальон у нас? – Спросил он.
- Да. – Показал ему Гарри висевшую на шее цепочку.
- Пойдемте. – Сказала девушка. – Тут опасно находиться.
И она пошла куда-то вглубь леса. Ребята следовали за ней. Наконец она остановилась и подняла руку на уровень своего лица ладонью наружу.
- Я, Гермиона Малфой, урожденная Грейнджер, жена Драко Малфоя, сына Нарциссы Малфой, урожденной Блэк, желаю войти в дом со своими друзьями Гарри Поттером, крестником Сириуса Блэка, и Рональдом Уизли.
Друзья синхронно вздернули брови в удивлении.
- Приложите свои руки, как я. – Сказала им Гермиона.
Когда дом признал пришедших своими, то взору открылось большое каменное строение (Гермиона и Драко еще раньше решили, что в каменном доме жить удобнее и надежнее). И ребята пошли к нему. Внутри было ровно так, как Гермиона и Драко оставляли месяц тому назад. А казалось, будто только вчера они закончили наводить тут порядок. Мальчики отправились изучать жилье и выбирать себе комнаты, а Гермиона – на кухню, чтобы приготовить поесть и отвлечься от ужасных мыслей о Драко, за которого она очень волновалась. Он пока не давал о себе знать. Но к вечеру защитные контурные чары оповестили, что у них гость. Гермиона, в сумке у которой был глаз Грюма, который Гарри вытащил из дверей Амбридж и впоследствии отдал Гермионе, вытащила единственное, что осталось от самого активного мракоборца и посмотрела сквозь него в окно. К их дому приближался Драко Малфой. Он был очень уставший и явно хромал. Девушка бросила все и помчалась наружу.
- Драко! – Выкрикнула она, выбегая и мчась к своему слизеринцу. – Я так волновалась за тебя! Я боялась, что с тобой что-то случилось, тебя так долго не было!
- Любимая, все в порядке, я здесь, с тобой. – Обнял Малфой свою жену и зарылся носом в ее волосы.
Ему так не хватало этого запаха. Как же он скучал по нему! Они расстались только утром, но этот суматошный день так заставил его нервничать за неуемную троицу, что у него было ощущение, что он не видел их всех несколько лет. Увидев на пороге Поттера с Уизли, он помахал им рукой. Оказывается, по ним он тоже скучал. Гриффиндорцы облегченно выдохнули – с Малфоем все хорошо. То, что это он, сомнений не вызывало – самозванца чары бы не пропустили.
Когда Драко вошел в дом и поел, то сам стал рассказывать, что с ним приключилось.
- Я остался под Мантией там, где вы меня и оставили с оглушенными. Периодически они пытались очнуться, но я их дальше отправлял в бессознательное. В какой-то момент двое мужчин одновременно очнулись. Пока я успокаивал рыжего, брюнет напал на меня. Он не видел меня, но довольно точно определили мое местоположение. Меня задело, пошла кровь. По следам он увидел где я и бил прицельно. Я с трудом уворачивался. Потом он бросился на меня и стащил мантию. Увидев мое лицо, он оторопел, только это и спасло меня. Я резко вырубил его, а потом стер память. И убежал. На улице была суматоха, все куда-то бежали, кричали. Я прижался к стене дома, чтобы меня ненароком не задело. Понаблюдав и послушав, я понял, что вы раскрыли себя, но сумели сбежать. О медальоне никто ничего не говорил. Зато все возмущались ушедшими магглами. Их все искали. Я еще постоял, опасаясь, что вас вдруг поймают, а потом аппарировал в дом. И чуть не попался. Чары были раскрыты, и дом был полон Пожирателей. Они схватили Кикимера. Все перевернуто верх дном. Они проверяли каждое наше заклинание, произнесенное внутри. Нашли ли они что-нибудь, я не знаю. То, что мы там жили, они и так поняли. Куда увели эльфа, я тоже не знаю. Что он им скажет и под какими пытками - непонятно. В дом я не решился войти - они могли поставить чары оповещения о любом вошедшем, поэтому я тихо пошел прочь. И аппарировал сюда, решив, что вы здесь. И я не ошибся.
- О, Драко! - Обняла его Гермиона. - Я так рада, что с тобой все обошлось!
- Интересно, где они держат Кикимера. - Озадачился Гарри.
- Как его непосредственный хозяин, ты можешь позвать его, и он появится. - Высказался Рон.
- Нельзя. - Опровергнул эту идею Малфой. - Его наверняка караулят. И как только Гарри позовет его, то с ним обязательно появится еще кто-нибудь и не один. И эти чары тоже раскроются.
- А как нам узнать о нем? - Спросила Гермиона, тоже очень переживающая за судьбу этого эльфа, хоть тот крайне отрицательно к ней относился.
- Вообще, есть способ... - Подумав, протянул Драко. - Одного эльфа может найти другой эльф. Но где взять того, кто явится, если его позвать..?
Гермиона и Рон одновременно посмотрели на Гарри.
- Есть один такой. - Сказал тот и громко произнес. - Добби!
В тот же миг перед ребятами и крайне удивленным Драко появился тот, кого звал Гарри.
- Гарри Поттер звал Добби? Добби пришел. Добби готов помочь своему другу. - Услужливо улыбнулся эльф.
- И как это я забыл о тебе... - Хлопнул Малфой себя по лбу.
- Добби рад видеть живым и здоровым бывшего хозяина Драко, его жену Гермиону и Рона, друзей Гарри Поттера. - Глаза эльфа наполнились слезами.
- Добби, нужна твоя помощь. - Прервал словесные излияния эльфа Гарри.
- Что угодно, сэр. - Растянул губы в улыбке домовик.
- Украли Кикимера и наверняка пытают. Его надо найти и привести сюда. Но! Во-первых, тебя никто не должен видеть, а во-вторых за вами никто не должен увязаться. Кикимера наверняка охраняют, чтобы через него найти меня или любого из нас. Мы не сможем сами спасти его. Да и не знаем, где он. Ты поможешь?
- Конечно, сэр! - Кивнул Добби и исчез.
- Будем надеяться, что Добби справится. - Произнес Рон.
- Да. - Согласился Драко. Мысль о пытках, да еще и подневольного существа ему претила с детства. - Вы нашли медальон? - Спросил он.
- Да. - Кивнул Поттер и показал ему его.
- Пробовали сломать?
- Нет. - Покачал он головой. - Как-то не до того было.
- Пойдемте наружу тогда.
- Сначала я тебя вылечу. - Твердо сказала Гермиона. - Раздевайся - тебя надо осмотреть.
- Прямо здесь, при всех? - Деланно удивился Малфой. - Милая, не знал о таких твоих фантазиях. - И его глаза сверкнули под играющими бровями.
Гермиона открыла и закрыла рот, поняв, что имеет ввиду ее муж. Рон покраснел весь, буркнув что-то о похотливых хорьках, а Гарри отвернулся, вспомнив о Джоу.
- Пойдем наверх, любимая моя Леди. - Обнял жену Драко и повел к лестнице. - Мы скоро. - Бросил он в сторону ребят.
- Да как же, скоро он. - Пробурчал Рон. - Пойдем, Гарри, попробуем сломать крестраж.

























Глава 6. Опасный крестраж

Гарри лишь кивнул, сомневаясь, разумно ли без Гермионы пробовать разрушить чары. Ведь если что-то пойдет не так, то она им голову свернет, что они начали без нее, а Драко - что их лечение прервали. Но все же пошел за другом. Через пару часов из дома вылетела рассерженная Гермиона и устроила им головомойку. Как Гарри и предполагал. Малфой лишь снисходительно кивал и добавил от себя пару замечаний. Поорав друг на друга, они успокоились и уже вчетвером пытались сломать медальон. Но без толку. Ничего его не брало. Они даже пробовали заморозить его и разбить большим камнем. Камень рассыпался в мелкое крошево. Бросив свои попытки, Гарри вновь одел медальон и ушел в дом. Время тянулось бесконечно. С каждой минутой у него портилось настроение, и он срывался на друзьях. Терпению Гермионы пришел конец, когда Драко чуть не бросился на него.
- Гарри! - Усилила она свой голос, когда просто на окрики он не реагировал.
- Чего тебе? - Грубо отозвался тот, желая съездить белобрысому по лицу.
- Сними медальон немедленно!
- Нет! - Гаркнул Гарри.
- Сейчас же! Не снимешь сам, мы все скрутим тебя и снимем насильно.
- На! - Резко снял медальон Гарри и кинул его в девушку. - Тебе на Слизерине надо было учиться с такими-то методами. Совсем спелась со своим хорьком.
- В кои-то веки не могу не согласиться с тобой, Поттер. - Зло протянул Малфой. - Только боюсь, окажись она на моем факультете, ты бы не продержался и года. И Лорд убил бы тебя еще в одиннадцать лет.
Гермиона молчала, наблюдая за Гарри. Он все еще тяжело дышал, кулаки были крепко сжаты. Но довольно быстро его отпустило.
- Легче? - Спросила обеспокоенно девушка.
- Да. - Подумав, кивнул Поттер. - Простите меня, не знаю, что на меня нашло.
- Это медальон так влияет на тебя. - Пояснила Гермиона. - Это же очень темная магия. Будем носить медальон по очереди. Нас четверо - каждому по шесть часов.
И с этими словами она одела медальон на себя, мысленно перекрестившись. Дни текли друг за другом. В доме царила мрачная обстановка. Поначалу радуясь удаче, что они добыли крестраж, теперь они его тихо ненавидели. Он тяготил их и тем, что они не могли уничтожить его, и тем, что он влиял на их настроение. Одевающий медальон поначалу ничего не чувствовал, просто чуть острее реагировал на раздражающие его мелочи. Вот только если медальона нет, то ты просто махнешь рукой и даже если и не забудешь, то не станешь обращать внимания. А вот если медальон на тебе, то это все время сидит в твоей голове и долбит, напоминает о причиненных неудобствах. Это словно зуд, который усиливается с каждой минутой. И не дает тебе ни о чем другом думать. Разъедает изнутри. И раздражает все вокруг. Всего становится слишком. Ничто не помогает успокоиться. И у каждого свой лимит, своя черта терпения. Гарри начинал чувствовать непроходящую злобу через три часа. Он злился и ругался на Темного Лорда, убивая его мысленно разными извращенно-жестокими способами за смерть его близких и родных - маму, папу, Сириуса. Что из-за всех этих смертей он был вынужден долгие годы жить с ненавистными Дурслями, терпеть издевательства кузена. Когда его окончательно накрывала волна злобы, злости и ненависти, то он шел на задний двор и вымещал свою злость на площадке, которую они оборудовали специально для этого. Когда приходило время снимать медальон, Гермиона залечивала раны, порезы, синяки. Драко начинал ломаться через четыре часа - тут сказывалась его слизеринность. Медальон чувствовал какое-то родство и не так сильно пытался "подправить" ему мозги. В последние два часа он грубо иронизировал, высмеивал гриффиндорцев. А потом также уходил кромсать деревянные фигуры. И также представлял себе Волан-де-Морта, который испоганил ему жизнь. К Гермионе ему тоже хотелось прицепиться по старой памяти, но он вспоминал ее улыбку, мягкие ласки, поцелуи, их совместные ночи и чуточку успокаивался. Когда он передавал свой медальон Рону, то немедленно тащил жену наверх в их спальню восстанавливать расшатанные нервы. Его резкие и грубые поначалу толчки и движения постепенно сменялись нежностью и лаской, словами о любви. Он зацеловывал и снимал все синяки, что нечаянно ставил ей. И также он запирался с ней в спальне после того, как она снимала медальон. Только так можно было закрыть ей рот, из которого постоянно лились нотации по каждому поводу. Под влиянием медальона Гермиона становилась жуткой занудой. Но даже несмотря на это она отказывалась ходить на задний двор, предпочитая прятаться в библиотеке. Хуже всех приходилось Рону. На него медальон действовал сильнее всех. Он держался всего пару часов и раздражался намного сильнее. Его "смена" приходилась на ночное время, и он плохо спал. Его одолевали неприятные сны, в которых друзья отворачивались от него, Гермиона говорила, что дружила с ним из жалости и он ей никогда не нравился, ее сердце всегда принадлежало Гарри, а теперь она счастлива с Драко, который выше, сильнее, успешнее, богат, Лорд, единственный ребенок в семье; а миссис Уизли, которая стояла рядом с его подругой, только поддакивала, что она бы с радостью променяла его на Драко, который был умен и воспитан. От таких снов Рон просыпался в крайне плохом настроении. Он отдалился от друзей, редко проводил с ними время, почти не участвовал в обсуждениях крестражей. Ему было стыдно признаваться друзьям в своих слабостях, и от этого он еще больше бесился. У него залегли темные круги под глазами, а на все вопросы и предложения о помощи огрызался и отказывался. И обстановка в доме еще хуже была от того, что Добби так и не возвращался.
Так прошло еще несколько недель. Близился Хэллоуин. Из Мэнора не было никаких вестей.
Каждый день тянулся невыносимо тоскливо и медленно. Тишину нарушал лишь шелест страниц книг. Все читали. Гермиона насильно вручила каждому по книге и заставляла их внимательно читать, выяснить хоть что-то о предметах, что могли бы быть крестражами. Сама она в очередной раз перечитывала «Историю Хогвартса», уверенная, что что-то упускает. Драко читал о волшебных палочках. С недавних пор шелест страниц перемежался с щелканьем деиллюминатора Рона. Щелканье крышкой его странным образом успокаивало. Но раздражало всех остальных.
- Рон, ты не мог бы прекратить, пожалуйста? – Попросила друга Гермиона, не отрывая своей головы от фолианта.
- Меня это успокаивает. – Резко ответил тот, не прекращая своего занятия.
- Ты мешаешь мне сосредоточиться. – Последовал ответ Гермионы.
- Ты знаешь эту книгу наизусть. Возьми почитай что-нибудь еще. – Огрызнулся Рон.
- Уизли, остынь. – Вступил в перепалку Драко.
- Сам остынь! – Крикнул Рон. – Не с тобой, хорек, разговаривают!
- Рон, перестань! – Включился Гарри.
- Не перестану! Меня достало все уже! – Начал орать Рон.
- Что тебя достало? – Почти сорвался Гарри.
- Мы ничего не делаем, а там погибают люди!
- Мы ищем!
- Сидя на одном месте?
- У тебя есть идеи, куда идти, где еще есть куски души Лорда?
- Нет, но их надо искать!
- Твои предложения – взять лопату и перекопать всю Англию? А еще лучше весь мир?
- Не знаю, но уж точно не сидеть на одном месте! – Взвился Рон.
- Здесь мы в безопасности. У нас есть еда и крыша над головой. Я не меньше тебя хочу найти эти предметы, но даже не представляю себе, что это может быть! Что бы он так ценил, что спрятал там свою душу!
- И тебя совсем не тревожит, что за этой обороной там умирают люди за тебя?
- Волнует, еще как! – Крикнул Гарри. – Но мертвый я им точно не помогу!
- Уизли, если ты такой умный, иди и сам поищи крестражи. – Протянул Драко. – Что тебе мешает выйти за черту безопасности?
- Ничего! – Вскинул подбородок Рон.
- Ну тогда иди и принеси нам все остальные крестражи. А заодно и средство, чтобы уничтожить их, включая этот медальон, что висит на тебе. И затуманивает тебе разум! – Рявкнул Малфой последнюю фразу.
- Уж лучше там, чем здесь! – Крикнул Рон, однако с места не сдвинулся.
- Ну так иди. Или ты боишься? Где твоя хваленая храбрость гриффиндорца? – Распалял его Драко.
- Драко! – Ахнула Гермиона, до этого момента не рискнувшая подать голос. – Зачем ты его провоцируешь!?
- Просто проверяю, насколько Вислый трус. – Пожал он плечами. – Столько лет называл меня трусливым хорьком, пусть сам докажет, что он не такой. А то я уже начал сомневаться, что Шляпа правильно его распределила. Как по мне, так его место среди Пуффендуйцев.
- Я не трус! – Взревел Рон и бросился на Драко.
Тот увернулся, но не очень удачно, и они оба упали. Драко пытался защититься от хаотичных ударов Рона, которые трудно было просчитать. Глаза Уизли налились кровью, он мало что соображал, пелена ярости застелила все вокруг. В голове бились мысли и образы из его снов. И самой яркой мыслью было, что он жалок. Попытки достать этого хорька были недолгими – Гермиона произнесла заклинание, и Рон отлетел в сторону. Гарри и Гермиона бросились к Драко. Рон же, увидев, что его бросили, резко встал на ноги, сорвал с себя медальон и вышел, громко хлопнув дверью. За ним никто не пошел. Он шел и шел, бесился, злился и даже не заметил, как вышел за черту безопасности. Внутренний голос подсказывал ему, потакал его ярости и советовал аппарировать как можно дальше от этих предателей. Что он и сделал.
Оставшиеся в доме привели Драко в порядок. Они слышали, как хлопнула дверь, но не стали идти за Роном, решив дать ему время остыть. Когда Драко сел, переведя дыхание, он увидел рядом обеспокоенную любимую и своего друга. Обхватив их руками, он с трудом поднялся и сел в кресло. Опуская голову к коленям, он краем глаза зацепился за что-то блестящее. Сосредоточившись на этом, он не поверил своим глазам.
- Медальон! – Выдохнул он.
- Что – медальон? – Не поняла Гермиона.
- Уизли бросил медальон. – Медленно проговорил Малфой, не отрывая своего взгляда от золотого кругляша на полу.
Гермиона и Гарри синхронно повернули головы в сторону взгляда Драко и убедились в его правоте.
- И что это значит? – Непонимающе спросил Гарри вслух.
- Это значит, что Рон ушел. – Тихо проговорила Гермиона.
- Я не хотел, Гермиона. – Проговорил Драко, беспомощно посмотрев на девушку. – Я только хотел…
- Неважно. – Отмахнулась Гермиона. – Я не виню тебя. Это моя вина. Я начала это все.
- Нет, я. – Помотал головой Гарри. – Из-за меня вы все тут. И Рон прав – из-за меня погибают люди.
- Нет, Поттер, ты не прав. – Не дал Драко погрузиться Гарри в меланхолию и начать курс очередного самобичевания. – Волшебники сражаются с твоим именем на устах, но за свою свободу. Ты единственный, кто смог выжить, единственный за всю историю, отразивший смертельное заклинание. Но в конечном итоге, каждый хочет спокойной жизни только самому себе. А что именно выкрикивать в момент атаки не имеет ровно никакого значения.
- Гарри, Драко прав. – Взяла другу за руку Гермиона. – Не вини себя. Вини Того-Кого-Нельзя-Называть. Это из-за него все.
- У него есть имя! – Крикнул Гарри со слезами на глазах. – И это имя – Волан…
- Гарри, нет! – В панике крикнула Гермиона.
Драко кинулся на Гарри, но тот все равно успел выкрикнуть имя своего смертельно врага полностью, желая показать, что он его не боится. В следующую секунду он оказался на полу, прижатый двумя телами. Гермиона закрыла его рот рукой и навалилась на грудь, а Драко крепко держал его ноги. Гарри было тяжело дышать после своего крика, да и резкое падение на пол не прибавило ему сил. А еще и сверху придавило немаленьким весом. Он мог лишь гневно сопеть. Драко и Гермиона нервно переглядывались, ожидая худшего – они оба помнили о Табу на имя Лорда и ждали расплаты. Которая не заставила себя ждать.













Глава 7. Новый крестраж

- Эй, кто тут у нас такой смелый прячется? – Пропел какой-то незнакомый голос. – А ну выходи, покажись нам.
- Кто произнес имя Великого Лорда вслух? – Пробасил кто-то еще.
- Ну, что же ты? – Почти ласково произнес первый. – Боишься? Тогда пеняй на себя.
Ребята еле дышали, прислушиваясь к голосам снаружи. А затем они услышали грохот заклинаний, что пытались взломать защиту. Пока им это не удавалось. Ребята тихо сели и продолжали прислушиваться. Защита крепко стояла.
- Может, тут нет никого? – Предположил более грубый голос.
- Конечно же есть. – Огрызнулся первый. – Кто-то же назвал имя Лорда. И он явно там, за скрытыми чарами. И этот кто-то наверняка Гарри Поттер. Я прав? Гарри Поттер, ты там? Отзовись, покажись! Не прячься, гриифиндорец, или я решу, что ты трус!
Поттер хотел было дернуться, но Гермиона тут же сунула ему под нос кулак, а Драко крепко вцепился п его плечи и сжал их до боли.
- Они провоцируют тебя, Гарри. – Зашипел Малфой.
- Не вздумай им показаться! – Поддержала мужа Гермиона. – Интересно, как долго они тут будут торчать?
- А мне интересно, как долго продержится родовая магия. – Прошептал Гарри.
- Долго. – Отозвался Драко. – Эти точно не смогут взломать родовую защиту.
- А кто сможет? – Задали тут же важный вопрос девушка.
- Родители. – Пожал плечами Драко. – И более могущественный волшебник.
- Т.е. Темный Лорд? – Сощурила глаза девушка.
Драко кивнул головой, и его глаза тут же расширились от ужаса.
- Надо бежать – Сделала выводы девушка. – Быстро собираемся и уходим как можно скорее.
Под звуки заклятий, что пытались нарушить родовую защиту, ребята быстро собирали свои вещи, одежду, книги, еду. Убирали все следы их пребывания здесь. Гермиона подхватила медальон, бросила его в свою сумку и, схватив ребят за руки, аппарировала прочь.
- Где мы? – Спросил Гарри, оглядываясь.
- В лесу. – Ответила Гермиона, подняв палочку. – Помогите мне с охранными чарами.
Когда их полянка была защищена всем, чем только можно было, ребята поставили палатку и сели пить чай. Есть никому не хотелось. Все были подавлены.
- Простите меня. – Начал Гарри. – Я совсем забыл о Табу.
- Главное, что мы выбрались оттуда живыми. – Тепло улыбнулась ему Гермиона.
- Ложитесь спать. – Устало сказал Малфой.
- А ты? – Удивилась девушка.
- А я буду дежурить. – Нахмурился Драко. – Когда родовая магия не защищает нас, то кто-то обязательно должен дежурить ночью.
- Правильно. – Согласился Гарри. – Половину ночи ты, половину я.
- А я? – Вскинулась Гермиона.
- А ты будешь отдыхать. – Жестко сказал Драко.
- Я имею такое же право… - Начала было она, но была прервана слизеринцем.
- Имеешь. Но как единственная женщина, будешь за нами ухаживать. Ни я, ни Поттер не умеем готовить. А питать одним воздухом мы не умеем. Думаю, такое распределение обязанностей равноценно.
- Но… - Пыталась возразить девушка, но поднятая рука мужа остановила ее.
- Гермиона, мы – мужчины, нам проще не спать и дежурить. А ты – женщина…
- И мое место на кухне, да, Драко Малфой? – Недобро сощурила глаза девушка.
- Прежде всего, в моей спальне. – Блеснул он глазами. – В данный момент нашей жизни в моем спальном мешке, но приготовленный тобой завтрак наверняка не будет отравой. В отличие от того, что приготовлю я или наш Избранный. А ты же не захочешь, чтобы потом все маялись несварением желудка? Будет крайне неудобно выйти на битву с Лордом с газами в кишечнике.
- Паяц. – Фыркнула девушка и устроилась в мешке.
- И я тебя люблю, моя отважная гриффиндорка. – Тепло улыбнулся ей Драко и кивнул Гарри на второй мешок.
- Спокойного дежурства, Драко. – Серьезно пожелал ему Гарри и сам залез в свой мешок и закрыл глаза.
Малфой подождал, пока они уснут, затем подошел к Гермионе, погладил ее по волосам, поцеловал ее в нос, отчего та смешно его сморщила, затем бросил взгляд на гриффиндорца, покачал головой, искренне жалея того, притушил свет и вышел из палатки. Чтобы не заснуть, он засветил конец палочки и продолжил чтение. Когда глаза начали слипаться, а строчки прыгать перед глазами, то он закрыл книгу и начал ходить вокруг палатки. На очередном круге он услышал возню внутри и поспешил внутрь. Осветив пространство, он увидел мечущегося во сне Гарри. Быстро шагнув к нему, он потряс друга за плечо. Когда Поттер открыл глаза, то Драко тут же зажал ему рот рукой и кивнул на спящую Гермиону. Гарри кивнул, успокаиваясь, и сел. Драко протянул ему очки. Тот кивнул в знак благодарности и начал выбираться из мешка. Одев куртку, он вышел на улицу и сел у входа. Драко сел рядом.
- Опять кошмары? – Тихо осведомился он.
Гарри ничего не ответил, а лишь кивнул головой, переваривая увиденное.
- И что на это раз? – Осведомился слизеринец.
- Он очень злится. Нас нашли егеря. Не сумев взломать защиту, они позвали Его. Он одним махом взломал чары и вошел внутрь. Там теперь все перевернуто. От дома одни руины. Он пытал егерей. Хотел выведать у них все, что они знали. И наказал их, что сразу не вызвали. Те умерли. Ужасно. – Гарри потер руками лицо.
- Но было бы еще хуже, если бы они нас там застали. – Подметил Малфой.
- Да. – Согласился Поттер.
- Слушай, ваша связь с ним еще крепка. Попробуй проникнуть в его сознание, узнай что-нибудь про крестражи.
- Но…
- Гермионе мы ничего не скажем. – Опередил его Драко. – Давай, и помни, чему я тебя учил.
- Хорошо. – Согласился Гарри и закрыл глаза, погружаясь в дебри сознания своего личного врага.
Драко неотрывно наблюдал за ним, готовый помочь при малейшей ошибке или опасности. Минут через десять тот открыл глаза и уставился в пустоту.
- Ты что-нибудь увидел? – Спросил Драко.
- Гринготтс. Чья-то ячейка. Там очень много золота. – Начал перечислять Гарри.
- Надо понять, чья это ячейка. – Пытался сконцентрировать его на деталях Драко.
- Может, Его самого?
- Нет. Лорд – сирота, он был без гроша в кармане, у него нет своей ячейки. Эта принадлежит тому, кому он доверяет.
- Может, твоей семьи? – Предположил Гарри.
- Исключено. – Скривился Драко. – Должен быть кто-то вроде моей тети… кстати о ней… - Вдруг встрепенулся Малфой. – А это идея. Ну-ка сосредоточься на стенах, что ты там видел. Давай, это важно.
Гарри вновь сосредоточился и закрыл глаза, вспоминая обстановку.
- Я вижу много подсвечников, чаш, блюда. Какое-то зеркало на стене, шкаф, а на нем меч…
- Меч? – Перебил его Драко. – Опиши его.
- Длинный, искругленный, с золотым эфесом, он на постаменте.
- Бинго! – По-маггловски выразился Драко радостным голосом. – Это действительно сейф моей тети. Что является крестражем?
- Какая-то чаша. – Ответил Гарри.
- Выясним. – Кивнул Драко. Осталось только подумать, как попасть туда.
- Да, это проблема, Беллатриса мертва.
- Зато моя мама жива. – Протянул Драко в раздумии. – После ее смерти все наследство достается ее мужу. Он живет у нас в Мэноре. Нам надо попасть в мое поместье. – Заключил Драко.
- Зачем? – Не понял Гарри.
- Мы приготовим оборотное зелье, конечно же. – Пожал плечами Драко. – Гермиона станет моей матерью, ты мужем тети, а я буду под мантией. Пройдем в ячейку и возьмем крестраж.
- Нужен проводник в банк.
- И узнать о нынешних порядках. Говорю же, нужно поговорить с матерью. Она все знает.
- И сказать Гермионе. У нее хорошо получается анализировать. – Подвел итог Гарри.
- Уже. – Раздался сзади девичий голос.
- Гермиона! – Одновременно воскликнули ребята и вскочили на ноги.
- Мы думали, ты спишь… - Пробормотал Гарри.
- Я и спала, пока не услышала ваши голоса. – Сердито начала она отповедь. – Должна сказать, что мне категорически не нравится ваша идея проникать в Его сознание. Он может узнать об этом и понять, где мы. Но при этом я понимаю и пользу этих «сеансов». – Скривилась девушка. – Равно как и разумность решения проникнуть в ячейку Лестрейнджей. Хоть это и незаконное проникновение, и взлом Гринготтса. Кстати, эта Чаша – это наследие Пуффендуя.33
- Осталось только приготовить зелье. – Сказал Гарри.
- И поговорить с моей мамой. – Заключил Драко.


























Глава 8. Малфой-Мэнор

Перемещаясь по стране, чтобы не сидеть долго на одном и том же месте, они обдумывали план попадания в Мэнор незамеченными. Воспользоваться кровной магией было невозможно – об этом известили бы охранные чары. Просить у домовиков помощи тоже было опасно – они служили Люциусу, а тот – Лорду. Что знает одни, наверняка знает и другой. Добби с Кикимером не объявлялись. Самое реальное было – просто ждать у входа, когда кто-нибудь захочет пройти внутрь, и проскользнуть вместе с ним. А там – по обстоятельствам.
И вот, в один из дней Драко переместил их к воротам своего поместья. Гарри не видел ничего – поместье было ненаносимо, а вот Гермиона, как одна из Малфоев, видела и прекрасные резные кованые ворота и огромный замок с башнями, и даже пруд. Когда-то это место наверняка было красивым. Сейчас же оно навевало тоску. Она почувствовала, как рука Драко сильнее сжала ее, и сжала свои пальчики в ответ, говоря этим жестом, что она с ним. Они переместились к поместью утром и стояли без единого движения почти весь день. Они устали и замерзли – применять хоть какую-либо магию было опасно. От окоченения их спасало лишь то, что дом находился на юге страны, и тут даже в холодное время года было не так ужасно. И вот, наконец, удача улыбнулась им. Рядом послышался хлопок аппарации – и из воздуха появилось два человека. Крэбб и Гойл – два бывших телохранителя Драко. Это было удачно, т.к. они были довольно-таки неуклюжими и не слишком умными. Этим ребята и воспользовались. Сделав так, чтобы последний входивший зацепился ногой и упал на первого, отчего оба повалились на траву, троица, скрытая мантией, вошла на территорию поместья. Т.к охранные чары были сняты «своими», то никакие сигнальные чары не оповестили остальных обитателей о непрошеных гостях.
Троица медленными перебежками передвигалась по газону, следуя за хозяином. Тот повел их к черному входу, которым крайне редко пользовались. Попав внутрь, Драко тайными проходами в стенах повел друзей к покоям его матери. Он шел впереди, следом Гермиона, Гарри замыкал шествие. Когда он дошел до нужной двери, то жестом велел соблюдать абсолютную тишину, а сам прислушался. Было тихо. Он бесшумно и очень аккуратно открыл дверь, которая была торцевой стенкой шкафа, и высунул голову. В комнате никого не было. Драко вошел внутрь и прикрыл за собой дверь – чтобы друзья знали обо всем происходившем, но могли сбежать в момент опасности. Тихо ступая по ковру, он приблизился к кровати… на которой лежала его мать. От увиденного Драко всхлипнул и чуть ли не заскулил. Его мама, любимая женщина, заботящаяся о нем, лежала в кровати и была такой бледной, что сливалась с простыней. Изможденные руки, выглядывающие из-под одеяла, были тонкими и прозрачными, как фарфор, были видны все сосудики и венки. Лицо заострилось, щеки впали, кожа лица обтягивала череп. Казалось, что от былой красоты аристократки не осталось ничего. Драко без сил опустился на пол и накрыл своими руками ее руки. Они были холодные. И как будто неживые. Драко беззвучно заплакал.
- Мама, мама, мамочка, что же с тобой они сделали? – Причитал он, уткнувшись лбом в ее кисти.
Нарцисса молчала, а Драко покрывал маленькими поцелуйчиками ее костлявые пальцы. И совершенно не слышал, как отодвинулся портрет за его спиной.
- Драко? – Хриплый голос раздался позади.
Молодой человек резко встал на ноги, выставив палочку перед собой.
- Отец? – Изумленно прошептал он.
- Сын! – Руки Люциуса дрожали, а сам он не мог сдвинуться с места. – Но… как же… я же… ты же умер… я не верю…
- Я жив. – Только и смог сказать Драко, и был тут же заключен в родительские объятия.
- Мой Мерлин, мой сын, ты жив! – Причитал Малфой-старший, обнимая своего мальчика и разглядывая его, как будто изучая заново. – Но ведь я был уверен, что ты умер! Как же ты выжил?
- Отец, сейчас не время об этом говорить. Что с мамой? Мне нужна ее помощь, поэтому я здесь.
- Цисси… она… ее пытали… - Отвел красные глаза Люциус.
- Кто? – Прорычал Драко, и его глаза полыхнули ненавистью.
- Я. – Последовал безжизненный ответ, и на Драко поднялись глаза отца, наполненные болью.
- Что? – От удивления и неверия голос Драко сел. – Как ты мог, отец? – Он схватил его за лацканы пиджака. – Как ты мог такое допустить? Она – твоя жена, любимая женщина, моя мать! И ты ее пытал!? Почему ты не защитил ее?
- Я и защитил. – Люциус даже не пытался сопротивляться. – Иначе бы ее пытал Лорд.
- За что? – Голос Драко совсем сел, а сам он бессильно опустился на пол.
Люциус сел рядом и погрузился в воспоминания.
*****
Темный Лорд восседал во главе стола. Рядом сидели его прислужники, опустив головы. Сам же он поглаживал свою змею и думал. Ждал. Внезапно его красные глаза ярко засветились.
- Я только что получил известие, что мальчишка наверняка найден. И он в очень интересном месте. В лесу. Где по идее должны быть одни деревья. Но раз он там, значит там дом. И дом скрыт. У Поттеров ничего не осталось, его мамаша – грязнокровка. А значит, что это место принадлежит семье его крестного – Сириуса Блэка. А среди нас есть человек, в ком течет кровь Блэков. – И он вперил свой взгляд в женщину с платиновыми волосами. – Нарцисса, поднимись. Ты же преданна своему Лорду. – Посмотрел он на стоявшую женщину. – И ты несомненно сможешь открыть мне доступ к дому.
- Мой Лорд, - поклонилась женщина, - Вы несомненно правы, говоря о том, что я была Блэк. – Голос женщины не дрожал, хоть она и боялась. – Но, когда я стала Малфой, то мой кузен остался единственным Блэком. А поскольку он был на стороне Ордена, то и магию он использовал другую, чтобы защитить это место. И я не смогу взломать защиту. Простите, мой Лорд. – Нарцисса вежливо поклонилась.
- Жаль осознавать родственника предателем крови. – Зашелестел голос Лорда. – В таком случае я сам смогу это сделать.
И с этими словами он исчез. Вернулся он нескоро, но ни один человек не посмел встать из-за стола, пока Его не было. Когда Лорд вновь появился, то все почувствовали его злобу и ярость. В комнате стало значительно холоднее.
- Ты солгала мне, Нарцисса. – Прошипел он.
- Мой Лорд? – В удивлении встала она.
- Я узнал, что это место открывал один из Малфоев. И это был не Люциус, т.к. он все время был при мне. Его услуги палача просто неоценимы. А значит это была ты. Вот только зачем? Неужели ты помогаешь этому мерзкому мальчишке? – Голос Лорда стал похожим на свист, и от этого все вжались в спинки стульев, надеясь, что его гнев не скажется на них.
- Я не понимаю о чем Вы, мой Лорд. – Голос женщины был твердым. – Я могу поклясться Вам, что не открывала этот дом и не снимала с него защитных чар.
- Да? – Склонил Лорд голову. – Посмотрим, что ты скажешь дальше. Выйди на середину комнаты.
Женщина послушалась и вышла из-за стола. Подойдя к указанному месту, она покорно сложила руки перед собой и склонила голову.
- Люциус. – Прошелестел голос Лорда вновь, а его рука простерлась в сторону его жены.
Малфою ничего не оставалось кроме как встать напротив своей любимой женщины.
- Ты знаешь, что должен делать. – Улыбнулся Волан-де-Морт.
- Мой Лорд? – Непонимающе вскинул брови Люциус.
- Если этого не сделаешь ты, это сделаю я. – Еще больше растянул губы в улыбке змееподобный. – Обожаю такие представления.
Люциус повернулся лицом к своей жене, медленно поднял палочку на уровень ее груди. Его глаза покраснели, а кисть слегка дрожала.
- Ну же, Люциус, я жду. – Напомнил о себе Лорд.
Нарцисса закрыла глаза, не смея смотреть на своего мужа. И ждала. Люциус открыл рот и произнес:
- Круцио.
*****
Драко молча слушал речь отца. Он ненавидел его за это, но и прекрасно понимал, что так тот смог сохранить жизнь своей жене. Для Гермионы он бы сделал тоже самое.
- Прости меня, Драко. – Произнес он.
- Я понимаю тебя, отец. Я бы сделал тоже самое. – Признался тот. – И все же мне нужна помощь.
- Какая? – Поднял на своего сына глаза Малфой-старший.
- Мне нужно оборотное зелье и волосы троих человек – мамы, Рудольфуса и чьи-нибудь еще.
- Зачем тебе это? – Нахмурился отец.
- Надо. – Лаконично ответил сын и замолчал.
- Хм. – Потер подбородок Люциус. – Готового зелья нет, а вот ингредиенты все есть в лаборатории. Волосы достану. Где ты будешь ждать?
Драко уже открыл было рот, чтобы ответить, но не успел. Дверь внезапно отворилась, и на порог вошел кто-то. Юноша резко лег на пол и откатился под кровать, закрыв себя покрывалом. Люциус остался сидеть возле жены.
- Переживаешь за свою предательницу? – Хохотнул вошедший.
- Зачем пришел? – Высокомерно спросил Люциус.
- Тебя зовут. Дело есть.
- Скажи, что я сейчас буду.
Люциус замолчал и ждал, пока за говорившим закроется дверь. Драко вылез.
- Какое дело? – Не понял он.
- Дело палача. – Невесело усмехнулся Люциус.
- И кто на этот раз?
- Олливандер. – Сморщился отец.
- Производитель волшебных палочек? – Брови Драко полезли вверх от удивления.
- Да. – Кивнул отец.
- И где он?
- В подземелье, конечно же.
- Отец, он мне нужен. Живым. Ты сделаешь это для меня?
- Да, сынок. – Ласково провел по лицу сына Люциус. – Чем я могу помочь?
- Мне нужно время.
- Я пойду по западной лестнице – мне нужно обсудить кое-что с одним из предков Малфоев. И уведу Хвоста, который охраняет вход в подземелье.
- Спасибо, отец! – Драко обнял отца и улыбнулся ему напоследок.
- Борись, сын. Борись. – Негромко напутствовал Люциус.
И с этими словам он вышел за дверь в коридор, а Драко рванул к шкафу, чтобы скрыться с друзьями в тайных коридорах. Путь до подвала, где томился мастер занял всего несколько минут, но это были очень долгие минуты. Друзья очень боялись не успеть, опоздать, что они попадутся, что Малфой-старший не сможет отвлечь Хвоста… И все же они попали внутрь; и обнаружили там не только старого Олливандера, но и Крюкохвата – гоблина из банка, и Полумну Лавгуд.
- Полумна? – Удивилась первая Гермиона. – А ты как здесь оказалась?
- Меня забрали с каникул сюда из-за того, что папа лоялен к Гарри Поттеру. Но на самом деле я считаю, что у них просто очень много мозгошмыгов…
- А Вы, Крюкохват? – Спросил Гарри.
- Это не имеет никакого значения, Гарри Поттер. – С неприязнью ответил гоблин и отвернулся к стене.
- Мистер Олливандер, вы как? – Единственное, что мог спросить Гарри у пожилого человека.
- Спасибо, мой мальчик, довольно сносно, учитывая обстоятельства. – Скупо улыбнулся изможденный старик.
- А что вы здесь делаете, да еще и такой интересной компанией? – Осведомилась Полумна.
- У нас тут дела. – Туманно ответил Гарри.
Наверху лестницы послышался скрежет. Спасители отскочили к дальней стене, чтобы их не было видно. По лестнице кто-то осторожно спускался.
- Драко! – Позвал Люциус.
- Отец. – Сделал тот шаг вперед.
- Держи все необходимое и бегите быстрее. Лорд скоро появится.
- Он прав. – Потер свой шрам Гарри. – Лорд знает, что я здесь.
- Но куда нам… - Начала было Гермиона, но не успела закончить фразу – ее перебил хлопок аппарации.
- Быстрее со мной! – Выкрикнул появившийся Рон, которого за руку держал Добби.
- Рон? – Удивились ребята. – Откуда ты здесь?
- Потом все расскажу. – Отмахнулся он. – Сейчас главное сбежать отсюда.
- Куда мы направляемся? – Осведомился Драко.
- При нем не скажу. – Хмуро кивнул Рон головой на Люциуса.
Все удивленно вздернули брови, и только Люциус сначала нахмурился, а потом кивнул.
- Он говорит верно. Мне лучше не знать, где вы будете находиться. Так будет безопаснее.
И он развернулся и не торопясь пошел по лестнице.
- Добби, нам нужен коттедж «Ракушка». – Сказал Рон домовику.
- Держитесь крепче. – Пискнул эльф и унес всех пленников прочь.












Глава 9. В Ракушке

Оказались они на берегу то ли реки, то ли озера, то ли моря, невдалеке от какого-то домика. Когда они пошли к нему, то дверь открылась, и оттуда вышла Флер Уизли. Она удивилась внезапным гостям, но и очень обрадовалась. Обняв всех и расцеловав, она проводила их в дом и усадила за стол. Когда все поели, то Рон начал рассказывать свою историю.
- Когда я ушел от вас, то мне стало не по себе почти сразу. Но вернуться я уже не мог. Я ходил вокруг контура, но попасть внутрь не мог. А потом, когда я увидел егерей, я ушел от них по другую сторону контура, надеясь, что вы там появитесь. Но ничего не происходило. Я ждал. А потом появился Он. И разрушил охранные чары в один миг. Это было страшно. У меня чуть сердце не остановилось от страха за вас. А потом я видел его злость. Мне даже почти стало жаль егерей. Когда они исчезли, я проверил местность на всевозможные оповещения, но все было чисто – видимо Лорд решил, что вы там больше не появитесь. Когда я вышел, то пошел куда глаза глядят. Думал, как вас найти. В один из вечеров, щелкая крышкой деиллюминатора, я услышал, как Гермиона назвала мое имя. В этот момент свет из этого приборчика вылетел наружу, а потом вошел мне в грудь. Мне стало так тепло, как дома. Как раньше, пока мы все еще были вместе в Хогвартсе. И я знал, где вас искать. Я приближался к вам, но вы все время были впереди. А потом я почувствовал, что вы в опасности. И я позвал Добби. И он перенес нас в поместье Малфоев. Не знаю почему, но я был уверен, что вы там. Вот, собственно, и все.
- Добби подтверждает, что так все и было. – Подал голос эльф, который все это время сидел рядом с Гарри и не отводил от него своих огромных глаз.
- Добби, а что с Кикимером? Где он? – Спросил Гарри; он очень волновался за этого домовика.
- С Кикимером все в порядке, сэр. – Улыбнулся Добби. – Добби нашел его, сэр. Кикимер был в том же подвале, что и вы сегодня. Добби долго следил за волшебниками, что охраняли Кикимера. Кикимера пытали. У Кикимера хотели выяснить о вас. Но Кикимер – сильный эльф, он все выдержал, Кикимер молчал. Когда Кикимера оставили одного, Добби перенес Кикимера в Хогвартс. Сейчас Кикимеру уже лучше. – Отрапортовал Добби, глядя влюбленными глазами на своего друга Гарри Поттера. – Добби очень обрадовался, когда друг Гарри Поттера позвал его, чтобы спасти вас. Добби всегда рад оказывать помощь друзьям.
- Вы очень смелый, сэр. – Улыбнулась Полумна.
- Сэр? Она назвала меня сэр? – Не поверил Добби своим ушам. – Вы очень вежливая мисс. – Почти расплакался эльф.
- Добби, спасибо тебе огромное за помощь. – Сказал Гарри. – Мы позовем тебя, как только твоя помощь нам снова понадобится.
- Что угодно, сэр! – Расплылся эльф в улыбке и исчез.
Вечером четверо друзей вновь сели за обсуждение крестражей.
- Давайте рассуждать логически. – Начала Гермиона. – Крестражами стали ценные реликвии из древности. Мы знаем, что от Слизерина – это было кольцо и медальон. От Пуффендуя – это кубок Пенелопы.
- Наверняка он захотел сделать крестражами другие реликвии Основателей. – Добавил Драко.
- Соглашусь. – Кивнула Гермиона. – Вот только что это? Меч Годрика утерян, да и вряд ли он бы дался ему. Меч же появляется только у истинного гриффиндорца. А вот от Когтеврана…
- Может, поговорим с Полумной? – Предложил Гарри.
- Можно. – Неуверенно переглянулись Драко с Гермионой.
- А как вы думаете, зачем Ему понадобился Олливандер? – Спросил вдруг Рон.
- У него и спросим. – Решил Гарри, потерев ноющий шрам. – Но сначала Полумна.
И они направились к ней. После разговора с девушкой выяснилось, что крестражем могла оказаться диадема Кандиды Когтевран, которая была утеряна давно. После разговора с Полумной друзья зашли к мастеру палочек.
- Сэр, Вы позволите? – Спросил Гарри, стоя на пороге.
- Конечно, Гарри, заходите. – Слабо улыбнулся старик.
- Как Вам тут?
- Спасибо, хорошо. Здесь меня хозяева точно не будут пытать. – Сказал старик, мазнув взглядом по лицу Драко.
- Мой отец это делает не по своей воле. – Нахмурился Драко.
- Удивлен, что Вы живы, молодой человек. Но, должен сказать, что рад этому. Вы что-то хотели у меня узнать? – Перевел он свой взгляд на Гарри.
- Зачем Вас украли.
- Он хотел знать о Бузинной палочке.
- О чем? – Не понял Гарри.
- Один из Даров Смерти, конечно.
- Даров Смерти? – Хором спросили ребята.
- Вы не знаете эту сказку? – Удивился Олливандер.
- Нет. – Ответил Гарри. Но, как оказалось, он единственный не знал этой сказки.
- Я читала ее в книге, что Дамблдор оставил мне. – Сказала Гермиона и прочитала вслух эту сказку.
Гарри перевел свой взгляд на мастера, когда Гермиона закрыла книгу.
- Я нарисую, если вы мне дадите лист пергамента и перо. – Пояснил Олливандер.
Через минуту он дрожащей рукой нарисовал треугольник, внутри которого была вертикаль и круг.
- Мантия-невидимка, самая могущественная палочка и воскрешающий камень. – Пояснил человек.
- Ну конечно же! – Воскликнула Гермиона. – Я видела этот знак неоднократно! И в книге он не раз встречался, и на свадьбе я его видела у мистера Лавгуда на шее. Я еще хотела выяснить о нем побольше, но не успела.
- Виктор Крам упоминал о нем. – Сказал Гарри. – Он сказал, что этот знак Темных Искусств вырезан на их школе.
- Мистер Крам не прав. – Поправил Олливандер. – Это – знак высшего мастерства в магии.
- И Лорд уверен, что Вы знаете о местонахождении этой палочки? – Вернулся Гарри к интересующему его вопросу.
- Эта палочка – всего лишь выдумка, детские сказки.
- Нет, сэр, и Вы это знаете. – Сказал Гарри. – Я знаю, что он еще кого-то спрашивал о ней. И убил его.
- Сэр, а кого Вы знаете из владельцев палочки, сделанной из Бузины. – Осведомился Драко.
- Только одного. – Не раздумывая ответил старик. – Альбуса Дамблдора.
- А где его палочка, Вы не знаете? – Спросила Гермиона, знающая, что после той битвы на башне Хогвартса палочка директора потерялась.
- В его могиле. – Отвернулся мастер.
После разговора со старым мастером ребята были несколько подавлены.
- Что будем делать, Гарри? – Осведомился Рон.
- Проберемся в Гринготтс и выкрадем крестраж. – Решил Гарри.
На следующий день они начали готовить Оборотное зелье.


Глава 10. Лицом к морде

- Я хочу попасть в Годрикову Впадину. – В один из дней сказал Гарри. – Я знаю, что это опасно, но я хочу побывать там. Увидеть дом, где я родился. Там жил и Дамблдор. Может, он там что-то для меня оставил…
- Я сама об этом думала. – Отозвалась Гермиона.
- Хорошо. – Кивнул Драко.
- Когда пойдем? – Спросил Рон.
Назавтра вечером ребята трансгрессировали. Вокруг было тихо, улицы были покрыты снегом. Они шли не спеша, осматриваясь вокруг.
- Смотри! – Коснулся Драко плеча Гарри и указал на дом впереди.
Все остановились и посмотрели вперед. Недалеко возвышался разрушенный дом. Ребята подошли к нему и увидели табличку на заборе. Гарри долго стоял и смотрел на дом своих родителей. В его глазах стояли слезы. Повернувшись спиной, он побрел прочь. Друзья молча следовали за ним. Так, они набрели на площадь, в центре которой стоял памятник. Мужчина и женщина держали на руках младенца. Гермиона молча взяла друга за руку и крепко сжала ее. Гарри не выдержал и заплакал. Невероятная несправедливость – все вокруг знали его родителей, а он, заслуживающий этого больше всех, видел их всего один раз на кладбище после Турнира Трех Волшебников. Слезы отчаяния, злобы, боли душили его. Он резко развернулся и пошел обратно к дому. Гарри открыл калитку и зашел на территорию. Сам дом был не заперт – да и смысл? Он шел по коридору, не зная, зачем и куда идет. Потом поднялся по лестнице вверх. Зашел в комнату, где он жил. Повсюду пыль. Было видно, что этот дом заброшен, его сторонятся. Гарри огляделся – валяющиеся игрушки, поломанная мебель. Только кроватка младенца не тронута. Гарри как будто бы видел себя в ней лежащего и наблюдающего, как убивают его маму. Обессилев, он опустился на колени, держась руками за бортики кроватки и зарыдал в голос. В который раз он выплакивал свое горе сироты. Трое друзей молча стояли сзади и переживали за него. Никто не мог равнодушно смотреть на горе их друга. Гарри все еще плакал, как вдруг на кровати что-то начало мерцать. Все перевели взгляд туда, даже Гарри. Постепенно этот свет стал формироваться и приобрел очертания меча.
- Меч! – Выдохнула Гермиона.
Гарри встал на ноги и, протянув руку, взял меч. Не говоря ни слова, он вышел из дома и пошел вперед. Ребята спешили за ним. Гарри не знал, куда ноги вели его. Он просто послушно шел, куда они вели. Привели они его на кладбище. Там друзья долго бродили. Гарри нашел могилу своих родителей и остановился перед ней. Драко и Рон быстро к нему присоединились. Гермиона, чуть замешкавшись у одной из могил, тоже подошла. Посмотрев на надгробие, она наколдовала венок.
- За нами следят. – Тихо проговорила она.
Не подавая виду, что они заметили слежку и стараясь не поддаваться панике, они вышли с территории кладбища. У края дороги стояла пожилая женщина и смотрела на них. Посмотрев на каждого, она махнула им рукой следовать за ней.
- Это Батильда Бэгшот. – Сказала Гермиона. – Старинный друг Дамблдора.
- Надо поговорить с ней. – Сказал Гарри и последовал за старушкой.
Они все вошли в дом и начали осматриваться потихоньку. Дом производил очень унылое впечатление. Повсюду пыль, мусор, хлам, вонь. Старуха пошла вверх по лестнице, Гарри шел за ней, по-прежнему крепко сжимая меч. Рон, Драко и Гермиона, увидев, что Гарри нет рядом, поторопились вслед за ним. И вовремя. Они увидели, как Батильда на их глазах превратилась в огромную змею и стала нападать на Гарри. Завязался бой. Змея пыталась убить Гарри любым способом. А тот отбивался как мог, но в узком коридоре это было проблематично. Друзья помогали ему как могли, посылая заклинания в тварь. Но ее ничего не брало, она как будто не реагировала, а только еще больше распалялась. В какой-то миг она набросилась на Гарри, а тот, упав, смог вывернуть руку, ударил змею мечом наотмашь. Змея издала жуткий крик, повалил густой черный дым, и все рассеялось. В тот же миг его шрам пронзило страшной болью, и Гарри выгнулся дугой, закричав.
- Бежим! – Крикнула Гермиона, хватая всех за руки и аппарировала.
Темный Лорд появился в доме через секунду после их исчезновения. Заорав от злости, он разрушил дом до основания и трансгрессировал обратно в Мэнор.
Ребята сидели на пляже и переводили дух. Им не верилось, что они выжили.
- Это был крестраж? – Спросил Драко.
Гарри только кивнул – говорить сил не было. Сев на песок, он поморщился – что-то кололось ему в спине. Вытащив это, он увидел остатки своей волшебной палочки. Видимо, упав, он сломал ее. Он бросился к Олливандеру, но тот только посочувствовал – палочка была безвозвратно сломана.
Позже вечером ребята разломали крестраж, что был медальоном. Гарри вновь почувствовал боль Лорда, но за собственными эмоциями он не обратил никакого внимания на бурю в душе своего врага.






Глава 11. В Гринготтсе

В течение того времени, что готовилось Оборотное зелье, ребята следили за новостями из мира. Билл и Флер рассказывали обо всем, в том числе и о банке. Как выяснилось, Лорд сильно ожесточил условия попадания внутрь – теперь надо было предъявлять палочку. Это очень сильно осложняло задачу ребят. Даже делало невозможным. Ребята вновь прибегли к помощи Добби. Тот с ужасом выслушал просьбу поговорить с Люциусом и передать просьбу ребят. Домовик очень опасался попадаться на глаза нелюбимому бывшему хозяину. Но т.к. больше было некому, то он решился.
Люциус лежал в кровати поздно вечером и бездумно таращился на потолок, когда недалеко от него раздался хлопок аппарации. Нехотя повернув голову, он сильно удивился и неприязненно скривил губы. Этого домовика он очень не любил.
- Здравствуйте, бывший хозяин. – Сказал Добби, даже и не думая кланяться.
- Что ты здесь делаешь, паршивец? – Прошипел Малфой.
- Бывший хозяин Драко просил передать весточку. – Сказал Добби «волшебную» фразу.
- Драко? – Лицо Люциуса тут же изменилось и стало сосредоточенным. – Что с ним?
- С ним все хорошо, сэр. Он просил, чтобы Вы достали ему палочки волшебников, чьи волосы Вы ему дали.
- Зачем? – Не понял Малфой-старший.
- Он сказал, что без этого они не смогут выполнить то, зачем им нужны волосы.
- Когда ему нужны они?
- Через две недели, сэр. Потом он их вернет. Бывший молодой хозяин дорожит вашими жизнями.
- Хорошо. – Кивнул Люциус. – Я позову тебя, когда они будут у меня.
Люциус опустился обратно на кровать и стал придумывать, как добыть палочку Рудольфуса. Палочку жены взять не представляло проблемы – Нарцисса все еще лежала без сил, и палочка пока что была ей не нужна. Добыть чью-нибудь третью палочку тоже не было проблемой – в библиотеке хранились отобранные егерями палочки.
В день, когда Добби должен был забрать у Люциуса палочки, сам диверсант как будто бы без дела слонялся по своему дому. На самом деле он маячил перед другими Пожирателями, чтобы те его постоянно видели где-то в коридорах огромного дома. То у одного портрета, от у другого. И часто у жены. Та знала о просьбе сына и конечно же была согласна помочь. В то утро она попросила Рудольфуса зайти к ней, как обычно, поболтать, вспомнить свою сестру, его жену. Когда тот вошел и сел рядом, то его окликнул сзади стоящий Люциус. Лейстрендж повернулся, и в этот момент Нарцисса подняла свою волшебную палочку и прошептала «Империо». Рудольфус замер и передал Нарциссе свою палочку «для Драко». Люциус вызвал Добби, передал ему палочки и стал на пару с женой развлекать Рудольфуса светской болтовней, попутно поддерживая в нем заклинание подчинения.
Как только Добби передал друзьям палочки, те выпили свои оборотные зелья. И вот, перед домом стояли Нарцисса Малфой, Рудольфус Лейстрендж их помощник, невзрачный на вид, и Билл Уизли. Трое аппарировали ко входу в банк, Рону, игравшего своего старшего брата, предстояло отвлечь охранников, если что-то пойдет не так. Вместе с ним был и Крюкохват, который должен был помочь им внутри банка. Гоблин был сокрыт мантией-невидимкой. Он крайне неохотно согласился на это, и то исключительно из-за того, что об этом просил Гарри и согласился отдать ему меч после. Друзья долго совещались, услышав такую цену, но вынуждены были согласиться. В конце концов, меч сам появится в самый необходимый момент. На входе в банк все прошло гладко, несмотря на то, что охранники попытались допросить Нарциссу о ее самочувствии. Все палочки были предъявлены и запротоколированы. К тому же, появившийся Билл Уизли очень громко разговаривал, постоянно переспрашивая все подряд, объясняя тем, что его жена что-то напутала в бытовом заклинании, и он временно, но сильно оглох. Гоблинов раздражал громкий посетитель, к тому же Лорды могли выказать неудовольствие, и поэтому их старались обслужить побыстрее. У входа в подземные коридоры банка Билл молча присоединился к Лордам. А там незаметно подсел к ним в тележку. На огромной скорости та катилась по рельсам вниз под землю. На каком-то этапе они оказались под водопадом, который вымочил их с ног до головы. И ребята в ужасе увидели себя в своем естественном обличии. Когда они подъехали к ячейке, то на провожавшего их гоблина Гарри наложил Империус, и тот открыл дверь внутрь. Ребята вошли и замерли.
- Ничего не трогайте! – Предупредил их Драко. – Тетка была помешана на Темной Магии, и тут наверняка опасно.
- Акцио крестраж! – Сказала Гермиона, но ничего не произошло.
- Гарри, позови его. – Посоветовал Рон. – Ты же наверняка чувствуешь его.
Гарри закрыл глаза и сосредоточился. В сознание пробился змеиный шепот, и Поттер стал вертеть головой на звук. Открыв глаза, он увидел вдали кубок и понял, что это был он. Подозвав его, он схватил летящий предмет и поставил его на пол. Драко, стоявший ближе всех, шагнул к нему, чтобы вытащить меч у Гарри из-за спины и передать его Рону или Гермионе, однако меч на удивление очень удобно расположился у него в руке и не обжег его и не исчез, что можно было бы ожидать от гриффиндорской реликвии по отношению к слизеринцу.
- Хм, кажется, меч принял тебя в свои ряды. – Хмыкнул Рон.
- Давай, Драко. – Поддержала друга Гермиона.
Малфой взмахнул двумя руками и вонзил клинок в чашу. Чаша раскололась, из нее повалил дым, раздался бешеный вой, со стен посыпались предметы. Они начали множиться и рассыпаться по ячейке, вызывая преумножение других предметов. Ребята с ужасом смотрели на происходящее и отступали назад к двери. Множившиеся предметы прыгали к ним и обжигали, прожигая одежду насквозь. Волна горячего металла настигала их, обжигая легкие своим жаром. Они еле успели выскочить за двери, чтобы не быть погребенными заживо в виде пепла. Не успели они отдышатся, как гоблин вырвал меч из рук Драко и убежал со своим сородичем, оставив их на растерзание дракона, охранявшего коридор. Друзья смачно выругались и стали думать, как выбраться из банка живыми – в них уже начали пускать смертельные заклятия охранники, прознавшие о проникновении воров.
- Прыгайте на дракона! – Крикнула Гермиона, запрыгнув тому на спину.
Юноши одним махом обрушили стену подземелья, чтобы у них было время уйти от преследования, а Гермиона тем временем разломала цепи, державшие дракона. Тот, почувствовав свободу, начал ломать стены и своды, окружавшие его, и вырвался на свежий воздух через главный зал, разрушив его основательно.
Ребята спрыгнули с дракона, когда он пролетал над каким-то озером. Выбравшись на берег, они переоделись и зажгли костер. Внезапно Гарри застонал и потер шрам. Его затянуло в сознание Лорда. Он видел, как тот ходил по банку среди трупов гоблинов и охранников. Рядом стояли его Пожиратели. Невдалеке стоял Люциус Малфой, бледный, как пол банка. Его лоб покрылся испариной, волосы были спутаны и висели сосульками.
- Как они смогли проникнуть сюда, Люциус? – Шипел он, направив на того палочку.
- Я… н-не знаю… мой Лорд. – Еле смог он выговорить.
- Они проникли сюда под образом твоей жены, с ее палочкой. Как она оказалась у них? – Волан-де-Морт все ближе подкрадывался к Малфою-старшему. Его красные глаза полыхали огнем гнева.
- Я не давал им палочки своей жены. Я все время был с ней. – Ответил Люциус, изредка поднимая взор на Лорда. – Нарцисса не встает с постели…
- Я не желаю слышать твоих оправданий, Люциус! Тебя ждет наказание! Круцио! – Взревел от бессилия Волан-де-Морт.
Гарри повалился на землю, ребята бросились к нему. Они звали его по имени, а Гермиона поливала его лицо холодной водой из озера. Через некоторое время Поттер пришел в себя и смог открыть глаза. Его дыхание было прерывистым, а глаза горели безумным блеском, изо рта слышалось шипение.
- Гарри, что ты видел? – Спросил Рон.
- Он очень зол… он знает, что мы уничтожили еще один крестраж… - С трудом говорил Гарри. – Он убил всех работников банка… и пытает…
- Кого? – Спросила сердобольная Гермиона.
Гарри не ответил, лишь перевел взгляд на блондина. С Драко в один миг сошли все краски лица, и он стал крайне бледным.
- Он жив? – Спросил он негромко.
- Да. – Кивнул Гарри. – Пока да.
- Где последний крестраж, Гарри? – Спросил Рон. – Загляни в него. Это действительно диадема?
Гарри послушно закрыл глаза и погрузился в липкий и вязкий мир Волан-де-Морта. На краю сознания блеснуло украшение и башни Хогвартса.
- Она в замке. – Выдохнул он. – Диадема в Хогвартсе.
- Гарри, меч! – Воскликнула Гермиона. – Где он?
Ребята переглянулись и нелицеприятно выругались.
- Гоблин вырвал его у меня. – Повинился Драко.
- Все равно надо попасть в Хогвартс. – Произнес Рон.
- Надо поговорить с крестным. – Нахмурился Драко. – Думаю, сейчас уже настала пора поговорить с ним. Добби!














Глава 12. Кабинет нового директора

- Бывший хозяин Драко звал Добби? – Пропищал эльф.
- Да. Перенеси нас в Хогвартс к Снеггу.
- Конечно, сэр. – Сказал эльф и взял за руку Драко и Гарри, которые в свою очередь держали Гермиону и Рона.
В следующий момент они впятером оказались в кабинете директора, где за столом сидел Снегг и что-то писал. Головы он так и не поднял.
- Что привело вас сюда? – В своей излюбленной манере спросил он, как будто ни на мгновение не удивился неожиданному появлению беглых студентов перед собой.
- У нас к тебе пара вопросов, крестный. – Повторил его интонацию Драко.
- Слушаю. – Поднял на него свои глаза новый директор замка.
- Мы ищем последний крестраж Лорда. Диадему. Ты знаешь, где она?
- Нет. – Последовал ответ.
- Вы знаете, директор! – Наставил на Снегга палочку Гарри. – Как смеете Вы сидеть в том кресле, в котором сидел он? Как смеете Вы быть на стороне Лорда? Как смели Вы убить Дамблдора? – голос Гарри дрожал от ненависти, а в глазах стояли слезы.
- Гарри, мальчик мой, опусти свою палочку. – Мягкий голос с портрета, висевшего у Снегга за спиной, прервал Поттера.
- Профессор Дамблдор? – Уставился Гарри на портрет любимого директора.
- Рад видеть тебя и твоих друзей живыми и здоровыми. – Посмотрел он на всех сквозь свои незабвенные очки-полумесяцы.
- Профессор, как Вы можете находиться здесь, с этим человеком, который Вас… убил? – Еле смог выговорить фразу Гарри, особенно последнее слово.
- Северус, покажи ему. Уже пора. – Последовал ответ, после чего директор покинул свое кресло, в котором сидел.
Директор Снегг встал из-за стола и подошел к думоотводу. Вытащив из виска серебристую дымку, он опустил ее в чашу и шагнул назад, приглашая своих студентов просмотреть воспоминания. Ребята нырнули внутрь и погрузились в воспоминания директора. Спустя какое-то время они вынырнули оттуда, пребывая в шоке от увиденного. И тут же посмотрели на Гарри. Последний же стоял ни жив, ни мертв. Ему не верилось, что ему предстояло идти на смерть. Что больше он не увидит своих друзей, свою любимую Джоу, не услышит ее смех, не увидит ее ярких любимых глаз. Что это был последний день его жизни.
- Гарри, нет! – Воскликнула Гермиона, бросившись ему на шею.
Девушка обняла его крепко-крепко и разрыдалась. Гарри неловко похлопал ее по спине, смотря на дверь кабинета. Рон и Драко лишь хмурились, стараясь не поддаваться чувствам. Терять близкого друга им не хотелось.
- Не думаю, что стоит заранее хоронить мистера Поттера. – Произнес холодный голос Снегга. – Он может выжить и в этот раз.
- Интересно как? – Огрызнулся Драко. – Заставить кого-нибудь выпить оборотное зелье с его волосом?
- У меня складывается ощущение, что общение с мистером Уизли Вам не пошло на пользу, мистер Малфой. – Холодно обронил Снегг. – Вы стали или столь же ленивы к чтению или также невнимательны, как и он.
На этих словах Рон засопел, как чайник, покраснел, но возражать не осмелился. Все же, Северус Снегг говорил истинную правду.
- И которую из книг я невнимательно прочел? – С сарказмом переспросил Драко.
- Ту, что была Вам завещана. – Не менее саркастично ответил крестный. – В ней все сказано.
- Там сказано, как спасти Гарри? – Спросила Гермиона.
- Это не учебник по Зельеварению, миссис Малфой. – Презрительно заметил Снегг. – Там нет зелья с названием «Как спасти Поттера». Но там есть информация, полезная в данном случае.
- И почему же Вы отказываетесь сказать это? – Взвилась Гермиона.
- Потому что вы сами должны все понять. – Рявкнул профессор.
- Советую все же сказать, крестный. – Нацелил на директора школы свою палочку Драко.
- Будешь пытать меня, Драко? – Осведомился Снегг, усмехнувшись на этот жест и сделав шаг вперед. – Ну же, ты же знаешь это заклятие, нужно только произнести его. Ты видел, как твой отец это произносит, и не раз. Уверен, у тебя получится, ну же, Драко, не стесняйся. Ты всегда хотел быть похожим на своего отца. Вот и представился тебе случай доказать, что ты ничуть не хуже него. Что ты Малфой.
Голос профессора обволакивал. Он так и манил, гипнотизировал, заставлял слушать его, слушаться его. Лицо Малфоя исказила гримаса боли и отчаяния. Рука дрожала, палочка в ней ходила ходуном, но не опускалась.
- Ну же, Драко. – Продолжал Снегг, глядя тому в глаза. – Одно слово – всего лишь одно слово – и эта информация будет у тебя в руках.
Профессор уже касался грудью палочки Драко.
- Кру… - Начал произносить Драко, но был остановлен выкриком Гарри.
- Экспеллиармус!
И палочка Драко оказалась в руках у Гарри. Снегг выдохнул, закрыв глаза. Рон снова начал дышать. Драко в бессилии опустился на пол, Гермиона села рядом с ним и обняла его.
- Как Вы можете так издеваться над ним! – Укоризненно выпалила она. – Он же Ваш крестник!
- Зато теперь у Поттера куда больше шансов успешно противостоять Лорду. – Заметил Снегг.
- Потому что он отнял палочку у Драко? – Уточнил Рон, у которого вдруг от пережитого стресса вдруг прояснилось в мозгах.
- Ну конечно же! – Воскликнула Гермиона. – И как это я раньше не поняла! Ведь мы же читали в книге о палочках! Что выигравший палочку в бою получает силу противника! – Гермиона вскочила на ноги и принялась рассуждать на ходу, яростно жестикулируя. – У Дамблдора была Бузинная палочка. Та самая палочка – самая могущественная палочка в мире. А когда Драко обезоружил его, то именно его палочка стала самой могущественной. Поэтому профессор сказал беречь ее до самой битвы с Гарри, который должен обезоружить Драко. Дело не в материалах изготовления, а в сути! Гарри, у тебя теперь самая могущественная палочка в руках! С ней ты сможешь победить Того-Кого-Нельзя-Называть!
Все четверо посмотрели на Снегга, а тот улыбнулся им. Впервые в жизни они видели улыбку профессора.
- Вам еще искать диадему. – Только и сказал он. – Я действительно не знаю, где она.
- Вы можете нам чем-нибудь помочь? – Спросила Гермиона.
- Я могу дать вам время. – Ответил Снегг. – На Хогвартс наложены чары оповещения на случай вашего появления. Кроме этого кабинета. Я смогу попридержать это известие, но не более одного часа.
- Спасибо, директор. – Кивнул Гарри, и ребята опрометью бросились вон. Но на пороге их остановил все тот же суровый голос.
- Кстати, поздравляю с первой годовщиной.
Все четверо переглянулись непонимающе. Директор скривился в типично слизеринской манере.
- Ровно год назад в стенах Хогвартса произошло невиданное волшебство. – И он вперился взглядом в юных мистера и миссис Малфой. Те посмотрели друг на друга с любовью в глазах.
- Спасибо, директор. – Кивнул Драко.
Друзья повернулись к выходу, и на этот раз их никто не останавливал.


























Глава 13. Серая дама

Ребята быстро бежали в башню Когтеврана – диадема принадлежала Основательнице, поэтому именно оттуда следовало начать поиски. Их шаги гулко звучали в пустых коридорах школы – комендантский час уже давно пробил. Нарушение режима было чревато жестоким наказанием.
Вход в башню начинался с головокружительной спирали лестницы. Дойдя до самого верха, они обнаружили там дверь. На ней не было ни ручки, ни замочной скважины: сплошное полотно из старинного дерева и бронзовый молоток в форме орла. Протянув руку к молотку, Гарри стукнул им один раз. Клюв орла раскрылся, но вместо птичьего клекота оттуда раздался нежный мелодичный голос:
- Что было раньше, феникс или огонь?
- Нужно отгадать загадку? – Удивился Гарри, посмотрев на своих друзей.
- По-видимому… - Произнесла Гермиона, думая над ответом.
- А если мы ответим неправильно? – Спохватился Рон.
- Надеюсь, в данных обстоятельствах не последует никаких последствий. – Сказала Гермиона. – Думаю, ответ такой: круг не имеет начала.
— Верное рассуждение. — Сказал голос, и дверь распахнулась.
Общая гостиная Когтеврана оказалась большой круглой комнатой, полной воздуха, Гарри никогда не видел в Хогвартсе такого просторного помещения. Стены прорезывали изящные арочные окна с шелковыми занавесями, переливавшимися синевой и бронзой. Днем когтевранцам, должно быть, открывается отсюда чудесный вид на окружающие горы. Куполообразный потолок был расписан звездами, такими же, как на ультрамариновом полу. Здесь были столы, кресла, книжные шкафы, а в нише напротив входа стояла статуя из белого мрамора.
Гарри узнал Кандиду Когтевран по гипсовому слепку, который видел дома у Полумны. Статуя стояла у двери, которая вела, вероятно, к спальням этажом выше. Он зашагал прямо к мраморной женщине, глядевшей на него с загадочной полуулыбкой; в ее красоте было что-то слегка пугающее. Голову статуи венчало воспроизведенное в мраморе изящное украшение, напомнившее ему диадему, которая была на Флер в день ее свадьбы. На нем что-то было выгравировано мелкими буквами. Гарри взобрался на постамент, чтобы прочесть надпись.
Ума палата дороже злата.
- Гарри Поттер? – Послышался удивленный мечтательный голос.
Ребята немедленно обернулись, нацелив на говорившего свои палочки.
- Полумна? – Спросил он.
- Рада видеть вас всех, хоть это и очень неожиданно. Видимо, ваши мозго…
- Полумна, - перебила студентку Гермиона, - нам очень нужно кое-что, ты не могла бы нам помочь?
- Это так мило с твоей стороны, Гермиона, просить меня о помощи. – Улыбнулась блондинка.
- Да. – Неловко улыбнулась гриффиндорка. – Мы ищем диадему Кандиды Когтевран.
- Диадема давно утеряна, и никто не знает, где она, разве ты не знала?
- Знаю. Но, возможно, ты что-то знаешь о том, где ее можно поискать.
- Нет. – Ровно ответила девушка.
- Полумна, нам жизненно важно найти эту вещь. – Вступил Гарри.
- Я понимаю. – Серьезно ответила когтевранка. – Но я и вправду не знаю, где она.
Ребята приуныли и развернулись уже к выходу, как их настиг голос девушки:
- Но я знаю, с кем ты, Гарри, можешь поговорить.
Друзья моментально развернулись.
- Елена Когтевран. – Безмятежно сказала Полумна и ускакала прочь.
- Елена Когтевран? – Переспросил Рон.
- Серая Дама. – Подсказала Гермиона.
- Призрак Когтеврана. – Подтвердил Гарри. – Дочь Кандиды. Пойду поищу ее. Подождите меня тут и спрячьтесь под мантией. Время, отведенное нам Снеггом, заканчивается.
Трое друзей укрылись мантией и уселись позади статуи в ожидании Гарри. Время тянулось невыносимо долго. Ребята сидели очень тихо, чтобы ничего случайно не выдало их присутствия. Внезапно раздавшийся рев сирены заставил их подскочить на месте. По башне разносились голоса встревоженных студентов, все бегали, спрашивали друг у друга все подряд. А Гарри все не было. Гермиона уже хотела пойти искать его, хоть куда-нибудь. Но тут все зашептали его имя.
- Гарри, что ты тут делаешь? – Спросила его Падма Патил.
- Я ищу кое-что, что поможет мне победить Сами-Знаете-Кого. – Ответил он ей.
- Чем мы можем помочь?
- Не выдавайте меня. И по возможности собери членов Ордена.
- Гарри, а Гермиона? Рон? Они тоже тут?
- Да. – Кивнул он. – Падма, прости, мне надо торопиться – Он ждать не будет.
И с этими словами он поторопился к выходу. У самой двери его настигли друзья. Закрыв дверь, они накинули мантию на него и как могли поспешили вниз. У самого начала лестницы они встретили одного из Пожирателей. На вид он ничем не отличался от других студентов школы – очень уж он был молод. Драко среагировал моментально – он обезоружил и обездвижил его. Забрав палочку, он также связал волшебника и откатил тело в нишу, закрыв его внутри наспех выстроенной стеной.
- Как ты понял, что он Пожиратель? – Спросил Рон.
- Не знаю. – Пожал он плечами. – Наверное, интуиция. Мне кажется, я их как будто чувствую. К тому же, кто еще может свободно разгуливать по школе после комендантского часа, пусть и сирена выла.
- Гарри, ты поговорил с Еленой? – Спросила Гермиона.
- Да. – Ответил Гарри. – Нам надо в Выручай-комнату.
- Умно. – Цокнула языком девушка, и они поспешили в нужном направлении.

















Глава 14. Выручай-комната

По дороге им встречались преподаватели, Филч с орущей миссис Норрис, Пожиратели. Ребята вжимались в стены и ниши, чтобы их случайно не задели. У стены, где проявляется дверь, стояли Крэбб и Гойл. Малфой, увидев своих давних приятелей, поперхнулся воздухом и чуть сбился с шага. Мантия чуть не слетела с них от этого.
- Ты чего? – Рявкнул шепотом Рон.
- Дайте мне с ними поговорить. – Сказал Драко. – Я хочу, чтобы они отступились.
- Драко, это может быть опасно. – Прошептала Гермиона.
- Знаю. – Серьезно кивнул молодой человек. – Но они, во-первых, считают меня мертвым, а во-вторых, они мои друзья детства.
Гермиона тяжело вздохнула и решительно повернула своего мужа к себе лицом. Наклонив его голову к себе, она его страстно поцеловала, выражая этим и свою любовь, и желая удачи, и говоря, что она с ним.
- Будь крайне осторожен. – Прошептала она ему куда-то в шею.
- Я буду, любимая. – Отозвался он.
- Драко, мы страхуем тебя, если что. – Сказал Гарри, а Рон лишь крепче сжал палочку.
Отойдя за ближайший поворот, Драко вышел из-под мантии и направился в сторону своих друзей. Те заметили его не сразу. Но реакция была одинаковой – шок. Они не верили своим глазам.
- Малфой? – Спросил Крэбб.
- Ты живой? – Задал вопрос Гойл.
- Жив и здоров. – Подтвердил тот.
- Но как? Ты же умер, мы это точно знаем. Видели, как Темный Лорд говорил об этом полгода назад.
- Я действительно умер. – Кивнул Драко. – Но потом ожил. Без Метки. – И он показал друзьям свою руку с чистым предплечьем.
- Зачем ты тут появился? – Спросил более спокойный Гойл.
- Помочь Поттеру. Спасти вас. – Честно ответил Драко.
- Ты якшаешься с полукровкой? – Презрительно спросил Крэбб?
- Темный Лорд тоже полукровка. – Парировал блондин.
- Это совсем другое. – Набычился Крэбб.
- У нас у всех кровь одного цвета. – Сказал Малфой.
- Малфой, ты совсем мозги потерял? Ты еще скажи, что грязнокровки совсем не грязь под ногами. – Почти кричал Крэбб. От распиравшей его злости его палочка ходила ходуном.
- Мы все – волшебники, и отличаемся только силой. – Уверенно говорил Драко. Он верил в то, что говорил. За последний год он очень сильно изменился. И все благодаря девушке с буйной гривой волос, ставшей ему женой ровно год назад.
- Малфой, зачем ты нам все это говоришь? – Спросил Гойл.
- Я хочу, чтобы вы пошли со мной.
- И стать предателями, как ты сам? Никогда! – Взвился Крэбб. – Получи, предатель! Кру…
- Экспеллиармус! – Выкрикнул Малфой, и палочка Крэбба вылетела у того из рук. В следующее мгновение он, недвижимый, повалился на пол – откуда-то сбоку ему прилетело Ступенфаем. Драко перевел взгляд на Гойла.
- Прости, Драко, - покаялся тот, - но если Темный Лорд узнает о перебежчике, то его ждет неминуемая смерть. Я вынужден быть с ним до самого конца.
И он снова наставил на своего друга палочку. Драко нахмурился и кивнул.
- И ты прости меня, Грег. – Искренне произнес он. – Ступенфай!
Тело второго друга упало на пол. Их палочки Драко забрал, а тела спеленал веревками. В следующую секунду к нему подошли его гриффиндорские друзья. Гермиона крепко обняла его, а Гари постучал по плечу. Рон хмурился.
- Мистер Поттер? – Услышали они удивленный женский голос.
- Профессор Макгонагалл! – Обрадовались гриффиндорцы и подбежали к ней.
- Надеюсь, у вас была веская причина, чтобы вернуться сюда. – Произнесла женщина, оглядывая всех четверых.
- Да, профессор. – Серьезно сказал Гарри.
- Что я могу сделать для вас?
- Время, профессор. Столько, сколько сможете. Это в Ваших силах?
- Думаю, что да, — сухо ответила профессор Макгонагалл. — Видите ли, ваши преподаватели неплохо владеют волшебством. Я думаю, что, если все мы очень постараемся, наших соединенных усилий хватит, чтобы задержать Его на некоторое время. И если Хогвартс переходит на осадное положение, а у наших ворот — Темный Лорд, следует эвакуировать как можно больше невинных людей. Поскольку Сеть летучего пороха под наблюдением, а трансгрессия на территории замка невозможна…впрочем, есть выход через «Кабанью голову» - этим заведением заведует Аберфорт Дамблдор, старший брат Альбуса. Он, несомненно, поможет.
И, рассуждая, кто из преподавателей чем может помочь, профессор Трансфигурации направилась прочь.
Гарри же принялся расхаживать взад и вперед по коридору, сосредоточенно думая о диадеме и словах, что Елена сказала ему наедине. Вскоре появились очертания двери, и ребята смогли войти в комнату. Сейчас она представляла собой громадный склад, где хранится всякий ненужный хлам. Пока Гарри и Гермиона осматривались, Драко и Рон затащили два неподвижных тела слизеринцев, что так и лежали неподвижно и укрыли их непонятно чем.
Гарри шагнул на пустое местечко между непонятно чем и чем и закрыл глаза. Вытянув палочку, он сосредоточился и позвал крестраж на парселтанге. Вскоре в его руку опустилась коробка. Открыв ее, все увидели невиданной красоты украшение.
- И такую красоту он испоганил темной магией. – С сожалением в голосе произнесла девушка.
- Ну и чем мы его уничтожим? – Спросил Рон.
- Клыком василиска. – Внезапно осенило Гарри.
- Мы пойдем в Тайную Комнату? – Спросил Драко, в голосе которого слышалась смесь страха и азарта.
- Никуда вы не пойдете. – Прошипел голос сзади. – Темный Лорд будет рад, если я вас всех доставлю ему. Я даже не знаю, чему он будет рад больше – живому Гарри Поттеру или предателю Драко Малфою.
- Крэбб… - Неуверенно проговорил Драко. – А где Гойл?
- Отдыхает. – Осклабился бывший приятель.
- Он жив? – Осведомился Малфой.
- Пока да. – Пожал Винсент плечами. – но больше это не имеет никакого значения. Адеско Файр! – Прокричал он громко, вытянув руку с палочкой вверх.
Рон и Гарри недоуменно посмотрели на огонь, что вырвался вверх на манер взрыва атомной бомбы и быстро распространялся по помещение. Гермиона и Драко среагировали быстрее.
- Бежим! – Что есть мочи заорали они и ломанулись куда-то в сторону, как они надеялись, к выходу.
Комнату заволокло дымом, повсюду слышался треск пламени, поглощающего все вокруг. Никакими заклинаниями его не получалось не то что загасить, а хотя бы сдержать. Ребята бегали по задымленному лабиринту, пытаясь найти выход, чтобы избежать ужасной участи сгорания в огне пламени. Они видели, как Крэбб пытался сбить огонь, продолжающий бить из его палочки. Пробегая мимо какого-то очередного поворота, Рон зацепился за что-то ногой и упал. Посмотрев на предмет, что ему помешал, он увидел метла.
- Эй, сюда! – Крикнул он громко, чтобы перекричать рев пламени.
Друзья развернулись к нему и быстро оседлали метлы. Гарри и Рон сели каждый на свою, а Драко посадил Гермиону себе за спину.
- Гарри, призови клык! – Проорала Гермиона.
Гарри услышал ее и выкрикнул заклинание.
- Рон! Там Грег внизу! – Крикнул рыжему зоркий Драко.
Уизли метнулся вниз. Гойл был очень тяжелым, но он уже пришел в себя и мог держаться за своего спасителя. Когда они уже вылетели из комнаты, Гарри увидел летящий клык змея и отточенным движением ловца поймал его. Драко с Гермионой уже приземлились, и слизеринец подбежал к Избранному. Он держал украшение, а Гарри вонзил клык в камень диадемы. Раздался знакомый рев, повалил дым. Подоспевший Рон пнул ногой взломанный крестраж, и тот улетел в адское пламя. Двери Выручай-комнаты захлопнулись, и за ними раздался страшный взрыв. Ребята стояли и тяжело дышали, а Гарри схватился за голову и повалился на пол – ярость Темного Лорда душила его и затапливала сознание.
Он не слышал, как рядом находившиеся студенты школы закричали. Голос, что раздавался в его голове, слышали все без исключения.
- Гарри Поттер, я обращаюсь к тебе! Ты позволил своим друзьям умирать за тебя вместо того, чтобы выйти ко мне и сразиться со мной! На твоих руках их кровь! Я даю тебе последний шанс достойно умереть, иначе твой друг полувеликан умрет. Я буду великодушным и прикажу свои людям отступить, чтобы вы могли проститься с погибшими. Через час жду тебя в Запретном лесу.









Глава 15. Идти на смерть

Гарри устало сел, привалившись к стене, и закрыл глаза. Ему предстояло идти на смерть и надеяться, что он выживет. Подставиться под смертельное заклятие во второй раз в жизни. И верить в чудо. Его друзья с горечью смотрели на него. Каждый из них без вопросов встал бы на его место. Но он был последним крестражем, и они помнили слова Дамблдора, что Волан-де-Морт сам должен уничтожить свой крестраж. Чудовищная несправедливость.
- Гарри! – Раздался звонкий голос.
Как только он поднял голову, то увидел Джоу, которая спешила к нему. Он быстро встал на ноги, и в следующий момент девушка повисла на нем, плача.
- Я так рада, что ты жив, любимый! – Сквозь всхлипы говорила она. – Я боялась за тебя каждый день! А сегодня каждую минуту! Но я счастлива, что вижу тебя живым! – Девушка так быстро говорила, что Гарри не успевал ни слова вставить. – Ты пойдешь туда к нему, я знаю. Для тебя благополучие других всегда было важнее. Умоляю, будь крайне осторожен там! Вернись живым! Прошу! Вернись ко мне! Я буду ждать тебя, знай это! – она говорила последние слова, твердо глядя ему в глаза. А потом она его прижала к себе и поцеловала с такой страстью, как будто это было в первый раз. Что угодно, лишь бы не последний! Лишь бы она еще увидела сегодня эти зеленые глаза за неброскими круглыми очками. – Возвращайся любым. Каким бы ты ни стал, возвращайся ко мне. Я приму тебя любым и не перестану любить!
Пока Джоу говорила, Гермиона не отрываясь смотрела на них, а потом не выдержала и начала плакать у Драко на плече. Она помнила свой страх за него в тот день, когда он тоже шел на смерть. Невыносимо смотреть на своих любимых в такие моменты.
- Обещай мне кое-что, Гарри Поттер. – Продолжила Джоу. – Обещай мне, что выживешь.
- Джоу, - наконец заговорил Гарри, - я очень люблю тебя, ты это знаешь. Я не буду лгать тебе. Я не могу тебе этого обещать. Но. Я обещаю тебе ,что сделаю все возможное, чтобы выжить.
- Хорошо. – Вынуждена была согласиться его девушка. – Я провожу тебя.
- Нет. – Твердо сказал Гарри. – Никто не пойдет за мной. Я должен сделать это один. Это моя битва, моя война. А вы нужны здесь.
Он поцеловал Джоу, обнял своих друзей, посмотрел на каждого из них и повернулся к ним спиной. Он слышал всхлипы девочек, подозрительное сопение Рона, а Малфой наверняка сжимал руку своей жены. Гермиона Малфой. Он позаботится о ней, он сможет. Даже если он сегодня погибнет, его друзья справятся. Должны.
Когда Гарри дошел до леса, он остановился. Весь путь из замка он в руке сжимал свой первый снитч, что оставил ему Дамблдор. «Я открываюсь под конец» - именно сейчас и наступал этот конец. Повинуясь какому-то внутреннему чутью, Гарри взял снитч в рот, как тогда, на своем первом матче. А вынув его, он наблюдал, как тот раскрылся, а в центре лежал черный неприметный камушек. Как только он лег в ладонь Гарри, то рядом появились призраки дорогих и близких ему людей – мамы, папы, крестного и профессора Люпина. «Значит, и он тоже…» - Как-то отстраненно подумалось ему. Они все разговаривали с ним. Недолго. Но каждый говорил, что гордится им, его силой духа, стойкостью, храбростью и самоотверженностью. Они обещали, что будут рядом. Любимая мама обещала никуда не уходить, а быть рядом.
Гарри вошел в лес и почему-то только сейчас обратил внимание, что вокруг лежал снег. Зима. «А ведь сегодня Рождество.» - Подумал он с грустной усмешкой. – «День, когда сбываются самые сокровенные желания.» Он шел все дальше, постепенно удаляясь от замка. Было холодно, но он старался не обращать на это внимания. Какая разница, какая вокруг погода и обстановка, когда он прямо сейчас делает свои последние вздохи. Вдалеке горел костер, вокруг которого сидел Волан-де-Морт в окружении своих приспешников. Чуть поодаль стояли чета Малфоев-старших и жались друг к другу.
Гарри сделал еще несколько шагов вперед, и Темный Лорд его заметил.
— Гарри Поттер, — сказал он мягко. Его голос сливался с шипением огня. — Мальчик, Который Выжил.
Пожиратели смерти не шевелились. Они ждали. Все вокруг замерло в ожидании. Хагрид, которого Гарри увидил лишь мельком, и то, потому что тот был очень большим, бился в своих путах. А Гарри вдруг ни с того ни с сего вспомнил Джоу, ее сияющие глаза, вкус ее губ…Волан-де-Морт поднял палочку. Голова его была по-прежнему склонена набок, как у мальчишки, с любопытством ждущего, что будет дальше. Гарри взглянул в красные глаза, желая лишь одного: чтобы все произошло прямо сейчас, пока он еще стоит ровно, пока не утратил власти над собой, не выдал своего страха…
Он увидел шевеление тонких губ, вспышку зеленого пламени — и все исчезло.










Глава 16. Разговор с профессором Дамблдором

Очнувшись, он понял, что лежит один, на полу и в незнакомом месте. Поднявшись, он заметил скамейку, на которую сел…в ожидании чего-то.
- Здравствуй, Гарри. – Раздался рядом старческий голос.
- Профессор Дамблдор? – Как будто бы удивился и не удивился Гарри одновременно.
- Я горжусь тобой, мальчик мой, - с мягкой улыбкой ответил тот, - ты справился, ты сильный, Гарри, намного сильнее меня. Ты выдержал это. И теперь крестражей не осталось. Только он один.
- А я? – Задал юный волшебник очень интересующий его вопрос. – Я умер, раз вижу вас? Говорю с Вами?
- А как ты сам думаешь? – Спросил директор, усаживаясь рядом.
- Не знаю. – Покачал головой Гарри. – Я так устал бороться. Выживать. Бояться. Это выматывает. Хочу отдохнуть.
- В таком случае предлагаю пойти со мной. Уверен, мисс Чанг вскоре присоединится к нам.
- Джоу? Но почему? – Встрепенулся Гарри.
- Она очень любит тебя, мой мальчик. А перед ее глазами будет пара, что соединилась вопреки всем законам ровно год назад. Ты ведь помнишь, что произошло ровно год назад? – Глаза старика блеснули за его очками.
- Гермиона оказалась женой Драко.
- Верно, Гарри! Я бы добавил очки твоему факультету, если бы мог.
- Но причем тут Джоу? – Не понимал Гарри.
- Мисс Чанг не захочет жить без тебя и проследует по пути, совершенному Джульеттой. Ведь у нее будет пример счастливых возлюбленных перед глазами. А на каком свете быть вместе для влюбленных не имеет никакого значения.
- Нет! – Воскликнул Гарри. – Она не должна! Она еще так молода!
- Как и ты, мой мальчик. – Подметил профессор.
- Профессор, я могу вернуться?
- Только ты знаешь ответ на это вопрос, Гарри.
- Где лучше сразиться с Волан-де-Мортом?
- В Хогвартсе тот, кто просит помощи, Гарри, всегда ее получает.
Гарри снова взглянул на ободранное существо, дрожащее и задыхающееся в полумраке под стулом, которое он заметил сразу, как сел на скамейку.
- Не жалей умерших, Гарри. Жалей живых, и в особенности тех, кто живет без любви. Твое возвращение, может быть, послужит тому, чтобы стало меньше искалеченных душ, меньше разбитых семей. Если это кажется тебе достойной целью, то сейчас нам пора проститься.
Гарри со вздохом кивнул. Конечно, уйти отсюда не так трудно, как отправиться на смерть в Запретный лес, но все же здесь было тепло, светло и уютно, а впереди его ждали, он знал это, боль и новые потери. Он встал, Дамблдор тоже поднялся, и они долго глядели друг другу в лицо.
- Скажите мне напоследок, — сказал Гарри, — это все правда? Или это происходит у меня в голове?
Дамблдор улыбнулся ему сияющей улыбкой, и голос его прозвучал в ушах Гарри громко и отчетливо, хотя светлый туман уже окутывал фигуру старика, размывая очертания.
- Конечно, это происходит у тебя в голове, Гарри, но кто сказал тебе, что поэтому оно не должно быть правдой?














Глава 17. Последний бой

Когда Гарри пришел в себя, то понял, что он лежит на голой земле. Вокруг были обычные звуки леса. Но позади слышалось копошение.
- Мой Лорд, Вы в порядке? – Заискивающе спросил Люциус.
- Пошел прочь! – Хрипел Лорд. – Проверьте, мертв ли мальчишка!
Сначала Гарри ничего не услышал, но затем понял, что кто-то приближается к нему. Женские легкие шаги. Прохладная рука пробралась к нему туда, где билось его сердце. Рука чуть вздрогнула, а голос почти неслышимо прошептал:
- Драко жив? Он в замке?
- Да, — выдохнул он.
Он почувствовал, как сжалась рука на его груди. Ее ногти впились ему в кожу. Потом рука убралась. Женщина выпрямилась.
- Он мертв! — громко объявила Нарцисса Малфой. Вот теперь они зашумели, издавая восторженные крики, затопали ногами, и Гарри видел сквозь опущенные веки, как взлетали в воздух торжественным салютом красные и серебряные вспышки.
После издевательств Лорда над его телом, которые он почему-то никак не почувствовал, Хагрид бережно взял его на руки и понес к Хогвартсу. Пожиратели по дороге шумели от счастья – они победили, и сейчас весь магический мир признает их своими Лордами. Это опьяняло. Люциус и Нарцисса Малфой шли последними.
Когда все воины и защитники замка собрались перед его входом, то Волан-де-Морт предъявил им тело Мальчика-Который-Умер и потребовал признать его своим Повелителем. Вокруг стояла звенящая тишина, и только одинокий девичий голос кричал от ужаса. «Джоу!» - Подумал Гарри. – «Нет!» И перестал притворяться мертвым. Спрыгнув с рук Хагрида, он окликнул Лорда:
- Том! Я не умер! Я жив! Это ты умрешь! Сегодня! Сейчас! Ты недостоин этого мира! Этот мир для живых, для тех, кто любит и любим! Кто умеет любить и дружить! А таким, как ты, здесь не место!
Лицо Волан-де-Морта искривилось в ярости, когда он увидел, что Гарри опять жив. Он не верил своим собственным глазам. Он злился, и его глаза зажглись красным светом. Он молниеносно занес палочку и произнес:
- Авада кедавра!
- Экспеллиармус! – Крикнул Гарри в ответ.
Зеленый и красные лучи схлестнулись в битве. Последней битве. Решающей все. Или один, или другой. Третьего не дано. Волшебники, стоящие вокруг, молча наблюдали за происходящим. И все же некое шевеление в толпе было. Кто-то упорно пробирался к месту битвы. Волан-де-Морт уловил это движение. Но повернуть голову не смел – слишком ответственным было происходящее здесь и сейчас, а он слишком слаб. Но тот, кого заметил Волан-де-Морт, был все ближе и ближе к Гарри. Он стал за его спиной. Темный Лорд победно ухмыльнулся. Драко Малфой. Именно этот трус поможет ему одержать победу.
Драко шел сквозь ряды студентов, преподавателей. Он продвигался постепенно к Гарри. Необходимо было оказаться за его спиной. Чтобы Волан-де-Морт видел его. Видел его лицо. Напоследок. И тот заметил наконец юного Малфоя. Темный Лорд уже видел себя победителем этой битвы, этой жизни. Драко Малфой вскинул палочку своей матери, что была у него еще и наставил на Темного Лорда.
- Это тебе за мою мать! – Прошипел он зло. – Круцио!
Волан-де-Морт не успел удивиться. Его тело начало ломаться и истончаться. Ни руки, ни ноги не слушались его. Он начал падать на землю – это он понял по тому, что небо вдруг стало таким большим, а замка не было видно. Он не почувствовал удара о камни, зато начал стремительно приближаться к чему-то куда-то, к облачному. Он летел, летел, летел, разлетаясь на куски, превращаясь в пепел, растворяясь в морозном воздухе послерождественского утра.
Гарри Поттер все еще стоял с поднятой палочкой и не верил, что все закончилось, наконец. Навсегда. Палочка Тома Реддла сиротливо лежала на камнях. И ничего, кроме ужасных воспоминаний об этом человеке, не было. Том Реддл, которого весь магический мир знал под именем Лорд Волан-де-Морт, исчез из этого мира навсегда, без единой возможности вернуться.
На периферии сознания он слышал крики толпы, ликования, возгласы счастья, фейерверки. Все это странным образом было очень далеко. А рядом был тот, на кого он бы никогда и не подумал, если бы не то Рождество год назад. Драко Малфой обнимал его, как друг может обнимать друга, вернувшегося из давней и дальней поездки. И Гарри ценил это. Тогда, шесть лет назад, он не пожал этому высокомерному мальчишке руку. Но сейчас он его обнимает, как лучшего друга. И это действительно означает примирение между двумя враждующими факультетами.







Глава 18. Впоследствии

Драко отошел от Гарри, как только увидел приближающихся родителей. Те обняли своего живого сына и причитали. Они были невероятно счастливы, что он жив. Но их воссоединение было прервано скромным покашливанием.
Люциус Малфой был крайне удивлен, увидев подругу Поттера и Уизли рядом. И еще больше удивился, когда Драко взял ее за руку.
- Отец, нам многое предстоит тебе рассказать. – Сказал его сын.
Люциус кивнул и предложил перебраться в Мэнор.
- Драко, мы нужны Гарри. – Произнесла Гермиона. Блондин кивнул в знак согласия.
- Мы прибудем, как только освободимся. – сказал Драко, и Люциус наблюдал за их исчезновением в толпе галдящей молодежи.
- Цисси? – Спросил он, оборачиваясь к своей жене.
- Давай дождемся их дома, Люц. – Устало улыбнулась она. – Там многое предстоит убрать и переделать. Жизнь очень круто поменялась.
В тот день еще очень долго праздновали победу над Лордом. Что-то наподобие праздничного ужина состоялось поздним вечером. А до этого все, кто сражался на стороне Хогвартса, ловили сбегающих Пожирателей, лечили раненых, оттаскивали умерших, восстанавливали разрушенный замок. Руководил общим процессом директор Северус Снегг.
Не участвовали в этом во всем четыре человека, которые последние полгода провели вне стен этого места. Они были в кабинете директора. Гарри захотел еще раз взглянуть на портер профессора Дамблдора и поблагодарить его. А затем он долго смотрел на свою поломанную палочку с пером феникса внутри и ту, что сейчас являлась самой могущественной палочкой в мире. Бывшей палочкой Драко Малфоя.
- Репаро! – Произнес Гарри самое первое заклинание, что услышал с момента, когда узнал о существовании волшебства.
Повинуясь незримой силе, его поломанная палочка собралась в единое целое с небольшим щелчком и как будто даже засветилась.
- Люмос! – Произнес Гарри, с замиранием сердца ожидая результата.
Который не преминул проявиться. На конце его волшебной палочки зажегся небольшой огонек. Гарри облегченно выдохнул, а его друзья ахнули.
- Самая могущественная палочка в мире! – Благоговейно прошептал Рон. – Нееет! – Затем он простонал, когда Гарри решительно разломил ее на две части.
- Прости, Драко. – Сказал он, твердо глядя слизеринцу в глаза. – Но так будет лучше.
- Я понимаю. – На полном серьезе ответил он. – Все равно я уже другой. А, стало быть, и палочка мне нужна другая.
- Так будет лучше, Рон. – Негромко произнесла Гермиона, понимающая, чем руководствовался Гарри.
- Приглашаю вас всех к себе домой. – Ни с того ни с сего произнес Драко. – Отметим нашу славную победу.
- Я к Джоу. – Покачал головой Гарри.
- А я к своим. – Высказался Рон.
- А я с тобой. – Прижалась к плечу блондина Гермиона.
- Это даже не обсуждается, Леди-жена. – Улыбнулся Драко и только крепче сжал ее ладошку.
Впоследствии, когда жизнь более или менее устаканилась, все приходило в норму. Министром Магии стал Кингсли Бруствер, который первым делом подписал указ о присвоении награды Орден Мерлина первой степени Гарри Поттеру, Рональду Уизли, Гермионе Грейнджер, Драко Малфою и Северусу Снеггу. Каждый из них был достоин этого. Также он произвел многочисленные замены и кадровые перестановки, чтобы отныне Министерство было только на благо всем волшебникам и не волшебникам.
Северус Снегг остался директором, а профессор Макгонагалл его заместителем. Только теперь она явно изменила свое отношение к нему и стала очень лояльна. Они вдвоем надавили на Победителей, чтобы они закончили свое обучение в Хогвартсе и получили дипломы об окончании, несмотря на явную ненужность этого шага. Ребята сдались под напором двух профессоров, которых они уважали, а также одной неуемной гриффиндорки, которая очень любила учиться. Почти также сильно, как и своего мужа, который учился на другом факультете. Кстати, одной из причин, повлиявших на Драко согласится продолжить обучение, было обещание крестного, что жить они будут вдвоем в той же комнате, что и в прошлом году. Мэнор еще перестраивался, а жить со своей обожаемой женой Драко хотелось в комфорте. Гарри выторговал себе право покидать Хогвартс на все выходные, которые он проводил у Джоу и ее родителей. В первые же выходные он попросил ее руки и совсем не удивился, получив ее согласие. Свадьба должна была состояться сразу после выпуска.
Рон Уизли хотел избавиться от домашнего задания до самого конца учебного года. Но директор сказал, что если тот не сделает хотя бы одного мизерного задания, не важно по какому предмету, тот лично будет с ним заниматься. И будет снимать баллы до той поры, пока Рон не выучит наизусть каждый из пройденных учебников за все годы обучения. Когда Рон услышал такое заявление, то побледнел от страха так, как никогда в жизни. И пообещал, что всю домашнюю работу будет делать сам, не прибегая к помощи кого бы то ни было, а Гермионы особенно.
Люциус и Нарцисса Малфой предстали перед судом, но были полностью оправданы. Им даже позволили взять на поруки Гойла, которому не позволили вернуться в Хогвартс. И он обучался в Мэноре. А заодно помогал его переобустраивать. Люциус довольно спокойно отреагировал на новость о невестке. Он не сказал ни слова. Но залпом выпил несколько бокалов огневиски. А Нарцисса намекнула, что, как только дом будет готов, было бы правильно увеличивать количество членов семьи Малфой. Гермиона, услышав такое, покраснела, а Драко энергично закивал головой.
Что бы ни происходило, жизнь никогда не стоит на месте, а движется вперед и только вперед, как поезд, стартующий с вокзала.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100