Добавить в избранное Написатьь письмо
akchisko_san1    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Мальчик, который не погибает, еще до поступления в Хогвартс доставлял достаточно проблем крестному отцу - знаменитому Гарри Поттеру. А вот когда он туда попал...
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Вольдеморт, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Гарри Поттер, Новый персонаж
    Юмор /Детектив || G
    Глав: 19
    Прочитано: 32179 || Отзывов: 5 || Подписано: 4
    Начало: 05.07.05 || Последнее обновление: 08.10.05

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Рики Макарони и Гриффиндорская мафия1

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Мальчик, который не погиб.

У четы Макарони, проживающей в Лондоне на Брук стрит, 15, не было оснований пожаловаться на судьбу. Казалось, супруги имели абсолютно все: молодость, здоровье, деньги и любимое дело. Хотя, конечно, куда важнее – они боготворили друг друга, и главным их богатством был трехлетний сынишка Пит.

Диего Макарони, двадцатипятилетний жгучий красавец, с полным основанием именовал себя настоящим мачо. Его черные вьющиеся волосы и усики под мушкетера заставляли трепетать женские сердца. Импульсивность как нельзя лучше сочеталась в нем с добродушием и чувством юмора. Он был талантливым и преуспевающим художником; впрочем, именно его преуспевание послужило причиной разногласий с женой.

Люси Макарони, стопроцентная англичанка, обладала безупречными манерами. Пышная льняная блондинка, в свои 19 лет она уверенно шла к вершинам балетного искусства, и место прима-балерины маячило перед ней как вполне реальная перспектива. Ей относительно легко удалось восстановить форму после рождения сына.

До свадьбы у них не было ничего, кроме любви и желания работать. Знакомые считали их чокнутыми, они и сами признавали за собой склонность рисковать и любовь к всякого рода экспериментам и приключениям. Тогда между ними все было прекрасно. Прошло три года...

За мерцающими стеклами очков-полумесяцев глаза Альбуса Дамблдора казались странно застывшими.

-Это очень серьезное решение, - повторил он. Конец реплики заглушили взрывы петард, проникшие сюда из Косого переулка через две стены.

-Волдеморт сгинул, - яростно произнес семнадцатилетний паренек, отвернувшийся к окну. – От этого ребенка зависит слишком многое. Директор, можем ли мы доверить этим людям?..

Люси отчаянно прижала к груди мирно посапывающий сверток.

-А что вы собираетесь с ним сделать? – мистер Макарони сжал кулаки. – Вы понятия не имеете, как воспитывать детей!

Юноша круто развернулся, сверкнув глазами.

-Успокойся, Гарри, - мирно произнес Дамблдор. – Итак, вы знаете о его происхождении и готовы рискнуть. Это похвально, но...

-Директор, они не в состоянии представить, насколько велик риск! Если сторонники Волдеморта узнают об этом ребенке – они ведь будут искать его! – Гарри поглядел на чету Макарони, как на детей, своей же пользы не понимающих, и вновь обратился к своему наставнику. – Они подвергнут себя огромной опасности. Намного надежней будет спрятать его так...

-...как они предлагают, - невозмутимо закончил Дамблдор. – Да, они будут искать его, но! Где угодно, только не у магглов. Согласись, Гарри, это им не придет в голову.

-Вы что – собираетесь согласиться?! – в изумлении выдохнул Гарри Поттер.

-Кофе, - старик-хозяин без предупреждения вкатил тележку; в распахнутую дверь залетали звон бокалов и тосты – за Орден Феникса, Дамблдора, Гарри Поттера и компанию.

-Спасибо, Том, - поблагодарил Дамблдор. – Я собирался спросить, Диего: какие гарантии дадите нам вы, что сумеете его правильно воспитать?

-Мы обещаем, что с нами ему будет хорошо, - отрезал Макарони.

-Этого может оказаться достаточно, - задумчиво произнес Дамблдор.

...Когда час спустя они втроем покидали «Дырявый котел», все в зале очередной раз пили - за освобождение от Того, чье имя все еще боялись называть.

Рики Макарони безмятежно спал на руках своей новой матери, не подозревая, что с этого дня его будут всячески портить, реагируя на малейшие капризы, баловать и оберегать. Ему было невдомек, что он, младенец, стал причиной нарушения магических и маггловских законов, что предстоит бумажная волокита и модификация памяти нескольких людей, что он – важная персона в мире магии. Также Рики не догадывался, какое счастье приносит в семью Макарони – но зато это знали родители.



-Кажется, дождь собирается, - отметила Люси Макарони, выглядывая из-за гардины на веранду, где играли дети.

-Разъяснится, - проворчала миссис Дуглас. – Сегодня весь день так, то солнце, то тучи. Пирог почти готов, я скажу, когда звать к столу, - она развернулась и ушла, как всегда не соизволив уточнить, согласна ли хозяйка. Люси не обиделась, поскольку уже десять лет миссис Дуглас держала весь дом в абсолютном порядке и послушании.

Люси осталась наблюдать за детьми, поражаясь, как быстро летит время. Вот и наступил день рождения Рики. Одиннадцатый.

Да, малыш Рики был им необходим. Страшно вспомнить, как они ссорились каждый день. И ведь оба были правы. Появились деньги, и Диего настаивал на втором ребенке, но для Люси это означало расстаться с балетом навсегда. Она любила детей, но... А ведь та поездка могла не состояться. Стоило им увидеть Рики, вопрос был решен; он и теперь неотразим, как Люцифер – точно, обаятельный и коварный. С того дня, как он появился, в доме как будто поселилось солнце. А когда он первый раз улыбнулся! Люси помнила абсолютно все, каждый этап его пока еще такой недолгой жизни. Он всегда был замечательным ребенком. Просто особенным.

Рики предпочитал те игрушки, которые могли что-то делать сами, и особенно – летать. Диего усматривал в этом опасность и старался научить сына обращаться с вещами согласно их назначению, дать почувствовать, что только человек может оживить их. Он строго следил, чтобы дети сами ухаживали за собой, выполняли необходимую работу по дому, аккуратно обращались с вещами. Рики же не очень пылал трудолюбием и при случае отлынивал, «забывая» убрать игрушки или застелить постель – а она, мать, по возможности потакала ему, считая, что он еще маленький. Диего в таких случаях всегда повторял изречение Кофуция: «Ты заботишься о баране, а я забочусь о ритуале», подразумевая, что важнее верное направление, чем сиюминутное милосердие. И он, конечно, был прав.

Но что истинно радовало обоих родителей – это беспредельная привязанность Пита и Рики друг к другу. Все знакомые завидовали, какие у них дружные дети. Пит был для Рики непререкаемым авторитетом, и конкуренции с ним не выдерживал сам Диего Макарони. Оба мальчика были удивительно похожи на отца черными смоляными волосами, осанкой и голосом – Пит чуть меньше, в нем просматривалось некоторое сходство с матерью. Иногда создавалось впечатление, что Рики помыкает братом; но, стоило тому сказать хоть слово, и Рики поступал, как велено. Пит совершенно не стеснялся брата, водил его на встречи со своими друзьями и возился с его. Вот и сейчас – на день рождения Рики пришли обе банды.

Рики, конечно, был не очень послушным, и не все с ним было так гладко. Однажды они с ребятами играли возле энергостанции, и только Рики при виде запрещающей надписи обуял бес зачем-то залезть в помещение. Позже он рассказал, что специально схватил этот провод: хотел вынести наружу и похвастаться. Старший брат почувствовал неладное, но не успел остановить его. Врачи «скорой помощи» при виде обугленного тела с ходу заявили, что уже ничем помочь не могут. В каком они были шоке, обнаружив, что, хоть он и «обгорел, как жаркое», пульс на месте! За те мучительные часы, что они с Диего присохли к двери реанимации, Люси на всю жизнь запомнила постоянно повторяемую на все лады фразу: «Он просто не может быть живым!!!». Но Рики выжил, полностью поправился. Вскоре он пошел в школу, прекрасно учился, и несчастный случай был предан забвению. В будущем году ему предстояло учиться уже в другой школе – и к этому разговору родители готовились давно. Люси с тяжелым вздохом воззрилась на письмо и остановилась на имени отправителя: «Гарри Поттер».

Тем временем дети уже устали играть. Все-таки в этом возрасте они начали предпочитать иные развлечения, помимо беготни и «Городов». Однако миссис Дуглас наотрез отказалась выдать им карты.

-Ну, Пит, скажи! – снова потребовал Рики.

-Не скажу! – отрезал старший брат.

-Подожди несколько минут, - поддержал Саймон.

Рики снова с тоской глянул в сторону дома и убедился, что миссис Дуглас не собирается уходить из прихожей – единственный человек в доме, которого Рики побаивался. Она могла запросто огреть поварешкой даже в день рождения.

-Все равно твои подарки от тебя никуда не денутся, - поджала губы Даниэла. – Вот смотри, мистер Франкенштейн хочет, чтобы ты пожал ему лапу! – она требовательно уставилась на Рики.

Рики не нужно было упрашивать – терьер Дан нравился ему куда больше, чем новые канарейки Пита; честно говоря, он считал, что лучше было бы купить другого хомячка взамен Криса, но Пит еще переживал, да и сам Рики тоже, за три года он успел привязаться.

В этот раз Рики так и не сумел разнюхать, что же ему подарят: наученные горьким опытом родные и друзья совместно приняли меры. Его самолюбие было уязвлено: в свои одиннадцать лет он считал себя великим шпионом. Но ни подслушивания, ни специально продуманные незаконченные фразы не дали эффекта. Остался последний способ. Отвернувшись от пса, но продолжая висеть на его пушистой рыжей шее, Рики пристально вгляделся в лица гостей.

Пит, молодец, сразу же отвернулся. Сэм же и прочие приятели брата аж подпрыгивают от восторга – наверняка припасли какую-нибудь игрушку с сюрпризом; надо поосторожнее. Роджер опустил глаза, какой-то робкий; точно, что мать купила, то и принес – и далеко не уверен, что это придется Рики по вкусу. Саймон зато, судя по блуждающей улыбке, не подкачал.

И, наконец, Дан, единственная девчонка в компании. Это обстоятельство никогда не смущало Рики, поскольку Дан действительно была замечательным другом – и более близким, чем все остальные, кроме, конечно, Пита. Они вместе с ней ходили на плавание, и однажды она спасла Рики жизнь: неожиданно свело ногу, а остальные были уверены, что он просто прикалывается. Дан же всегда видела все как есть, и обратной стороной этого замечательного качества было то, что над ней почти никогда не удавалось подшутить. Они часто вместе делали уроки и гуляли с ее собакой. С ней у Рики было полное взаимопонимание во всем, кроме...Только бы не то, о чем он подумал!

-Дети, к столу! – позвала из дома миссис Макарони. Рики улыбнулся: мама сегодня такая красивая, новая прическа ей идет. Он гордился, что его мать – самая молодая среди родителей его друзей. Пусть Рики и знал, что он приемный сын, никогда не комплексовал по этому поводу. Подумаешь! Даже на заказ он не выбрал бы себе других родителей.

Вперед всех Рики влетел в дом, промчался мимо стола и миссис Дуглас – прямо к подаркам.

Горка на столике была не очень большой, но впечатляющей. И конечно, куча открыток! Рики всегда удивлялся – вот не лень людям их писать; потом деть их некуда, валяются, выбросить жалко; а за столом скажут то же самое.

«От папы с мамой – фотоаппарат. Здорово. Эта огромная – энциклопедия, ну конечно от Роджера, сдалась мне такая ценность. Хотя все равно надо будет сказать спасибо. Коробка от Пита – да здесь ролики! Класс! Эта коробочка от Сэма – так, печенье, пахнет вкусно; горькое!! Какой урод придумал печенье с перцем?! Судя по надписи на этикетке, эстонский; интересно, где это? В общем-то ничего, оригинально. Что внутри этой большой коробки? Робот с кучей кнопок. Попробую вот эту...»

Тут же робот противно запищал: «А ты прошел фейс-контроль, а ты...»

-Как это выключить? – Рики вопрошающе обернулся.

Позади столпились почти все.

-Рики! – с упреком сказал папа. – Между прочим, терпение – лучший помощник. Жаль, его нельзя подарить.

Пит выхватил игрушку и куда-то надавил. Робот затих.

-Все, пирог остынет! – категорично заявила миссис Дуглас.

-Еще один! – не согласился Рики.

Оставался подарок Дан, обернутый в яркую клетку прямоугольник. «Кассета! О ужас, худшие опасения!!»

-Дан, я тебя убью!

-Рики! – всплеснула руками миссис Дуглас.

-Между прочим, японская анимация признана во всем мире, - наставительно изрекла подруга, строго взирая на Рики из-под ресниц, - и тебе не мешает повышать культурный уровень, чтобы не отстать от папы с мамой.

Щелк! Резинка в волосах Дан с треском лопнула и отскочила, ударившись о стену, а украшавшие ее бусинки рассыпались по полу. Как сама Дан, так и все зрители, включая Рики, вздрогнули и замерли на несколько секунд, а ее черные жесткие непослушные волосы немедленно расползлись в разные стороны, почти закрыв лицо. Приведение их в божеский вид потребовало пятнадцати минут возни, а еще помощи миссис Дуглас и мамы Рики.

За столом Рики не преминул высказать по этому поводу, что, должно быть, всевышнему неугодны большеглазые и длинноногие и он наказывает тех, кто пытается их распространять среди друзей. На самом деле он был далеко не так безмятежен.

С ним постоянно происходили всякие странные вещи. Правда, нечасто, но все они стоили того, чтобы задуматься. Достаточно вспомнить последнюю поездку в Италию на прошлогодних летних каникулах. Папины тетки вместе с бабулей, как всегда при встрече, начали причитать, почему это Педро плохо кушает, такой тощий, что даже Рикардо рядом с ним выглядит пышечкой. И в этот раз почему-то они так разошлись, что мама явно мечтала сквозь землю провалиться. Поверх их голов Рики уставился на развешанное за окном сохнущее белье. Через несколько секунд все помчались тушить то, что осталось. Но во дворе точно никого не было. Или – тот единственный случай, когда он получил неуд. Рики собирался выбросить дневник, но не решился и долго таращился на отвратительные красные чернила, мечтая, чтоб они испарились. Когда же он раскрыл эту страницу дома, никакой записи там не оказалось. А еще миссис Дуглас рассказывала, что, когда ему исполнился год, в коляску ударила молния. Тогда пришлось покупать новую коляску, но не нового ребенка. И потом эта история с проводом, когда он чудом не погиб. Рики никому не говорил, но он часто вспоминал об этом. С тех пор ему иногда снился один и тот же сон – яркая зеленая вспышка на фоне странных теней – предположительно человеческих силуэтов.

Между тем праздник проходил своим чередом. Застольный разговор вертелся вокруг планов на будущее. Роджер всем и каждому уже сто лет назад доложил, что пойдет в тот же колледж, что и его дедушка, и какие там порядки. Питер с друзьями агитировали в свою школу. Саймон, Дан и Рики сомневались.

-Кстати, Рики, ты же забыл про мой подарок! – внезапно напомнил Саймон. – Он на столе не помещался.

Рики немедленно подскочил, изображая живейший интерес.

Обернутое длинное нечто на диване было и раньше, но тогда Рики не обратил внимания. Он рывком содрал обертку и вначале онемел. Когда затем победный клич индейцев прокатился по дому, из кухни донесся звон разбитой посуды и ругань миссис Дуглас.

Удочка! Его собственная, настоящая удочка со всеми причиндалами! Теперь он получил полное право всякий раз набиваться в компанию к отцу. У того было отличное оснащение, но все же своя персональная удочка – это круто! Жаль, что здесь не Италия, англичане плохо относятся, когда на них набрасываются с поцелуями, а то бы Саймону досталось.

-Дорогой, - на его плечо мягко легла мамина рука, – на столе ведь еще один подарок.

Рики пригляделся – да, эту микроскопическую коробочку можно и не заметить. Откуда бы? От родственников из заграницы придут позднее, они вечно все покупают в последний момент. Рики сорвал упаковку и открыл коробочку.

Внутри находилась какая-то плохо нарисованная дрянь на веревочке.

-Это амулет, - объяснила миссис Макарони. – Его прислал мистер Поттер.

-Следовало догадаться, - проворчал Рики и поставил подарок на прежнее место.


>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100