Добавить в избранное Написатьь письмо
Дженнифер (бета: Bes (1-2), Кундри (с 3 главы)) (гамма: Кундри)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика

    У Дамблдора появилась новая затея. Гарри пытается добиться расположения единственного близкого, как он думает, ему человека, способного заменить ему семью, и находит поддержку с самой неожиданой стороны. Предупреждение: Ремус здесь ООС, ужасный, непоправимый, но крайне необходимый для сюжета ООС. Фанфик выкладывается заново, поскольку предыдущий перевод был удален из-за проблем с архивом.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Северус Снейп, Ремус Люпин
    Angst / / || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 5
    Прочитано: 42865 || Отзывов: 17 || Подписано: 84
    Предупреждения: ООС
    Начало: 16.11.10 || Последнее обновление: 16.11.10
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Семейный вечер

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Название: Family Night (Семейный Вечер)
Автор: Celebony
Переводчик: Дженнифер
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Ремус Люпин.
Жанр: Агнст.
Содержание: У Дамблдора появилась новая затея. Гарри пытается добиться расположения единственного близкого, как он думает, ему человека, способного заменить ему семью, и находит поддержку с самой неожиданой стороны.
Предупреждение: Ремус здесь ООС, ужасный, непоправимый, но крайне необходимый для сюжета ООС.
Разрешение: получено.

Первоначально это мероприятие было задумано, чтобы как-то разрядить создавшееся напряжение, ведь во время войны многие семьи оказались разлучены, что, впрочем, неизбежно происходит с детьми в закрытых школах-пансионах. У взволнованных студентов вновь появилось желание учиться, их приятно согревала мысль, что хоть иногда в эти смутные времена они смогут видеть родителей. И родители имели возможность удостовериться, что с их чадами все в порядке. А уж если впоследствии повысятся оценки учащихся, что может быть лучше?
Когда Дамблдор объявил о ежеквартальной встрече с родителями, отовсюду последовали восторженные крики. Так студенты могли похвастаться родителям своими достижениями и успехами, ведь ограничение на волшебство во время каникул не позволяло им проявить свои умения дома. Также были задуманы и другие мероприятия, в том числе грандиозный пир, прогулки по замку, которые позволили бы родителям-волшебникам вспомнить былые времена, а магглам - узнать, как устроена школа для волшебников.
Задумка оказалась успешной. Студенты очень старались, чтобы подготовиться к приезду родителей, к тому же всем хотелось увидеть, как магглы впервые будут исследовать замок.
Да, каждый одобрил идею… за исключением одного человека… ладно, двух, если считать и профессора Снейпа, но тот и так всегда ходил недовольным.
Вечером, когда встреча плавно перешла в праздничный пир, Гарри Поттер сидел в одиночестве на берегу озера и пускал по воде мелкие плоские камушки. Рон и Джинни предлагали присоединиться к ним и провести вечер с семейством Уизли, но Гарри отказался, думая, что ничего хорошего из этого не выйдет, а этим двоим и самим нужен шанс показать себя.
Подняв голову, Гарри увидел, что к нему приближается его самый любимый учитель.
- Привет, Гарри, а чегой-то ты не с остальными? – обеспокоено поинтересовался Хагрид.
Гарри пожал плечами.
- Я чувствую себя там лишним, - ответил он с грустной улыбкой.
- А мне-то думалось, что ты позовешь Ремуса Люпина, - озадачено ответил великан.
Гарри, избегая его взгляда, судорожно сглотнул.
- Я так и сделал.
- Ох, он занят? – с сочувствием протянул Хагрид.
- Нет, - уныло ответил Гарри. – Думаю, что он на меня немного злится. Ну, из-за Сириуса. Кажется, он винит меня в его смерти, и совсем не беспричинно. Я знаю, что это моя вина, но…
- Нет, Гарри, что ты! Тута нет твоей вины! Я уверен, что Ремус очень занят и потому не смог появиться, - сказал Хагрид, опустив тяжелую ладонь Гарри на плечо.
- Он сказал, что приедет, только если я смогу показать ему что-то особенное, для другого у него нет времени, - вздохнул Поттер.
- А ты-то сказал, что первый в классе по Защите? Если это не чавой-то особенное, то уже не знаю, что сказать! – Хагрид всячески старался помочь, и Гарри вымученно улыбнулся.
- Да, я сказал, и он ответил, что подумает, а потом прислал письмо, в котором заявил, что если я улучшу свои отметки, в следующий раз он приедет.
Хагрид нахмурился, услышав подобное заявление, но не позволил Гарри заметить своего осуждения.
- У тебя вышел отличный проект по Уходу за Магическими Созданиями. Почти все вцепились в тему о единорогах, а я ж даже не рассказывал об этом на уроках, - сварливо заметил Хагрид.
- Это из-за того, что ребятам больше нравятся красивые существа, да и материала по ним можно найти больше. И совсем не из-за твоего преподавания, - успокоил его Гарри.
Хагрид неохотно посмотрел на поляну, где обычно проходили уроки по Уходу.
- Гарри, мне тут надобно все закончить до окончания пира, с тобой все будет нормально?
- Конечно, все просто отлично, - беспечным тоном отозвался Гарри. – Мне еще с начальной школы не нравились подобные мероприятия. Постараюсь использовать лишнее время на учебу.
Хагрид одобряюще кивнул и, похлопав Гарри по плечу, поднялся.
- Только ты уж сильно не усердствуй, хорошо?
- Хорошо, - кивнул Гарри и, когда Хагрид отошел на приличное расстояние, потер ноющее плечо.
Но у Гарри был план. В прошлом году его неудачные занятия Окклюменцией стоили Сириусу жизни, и Ремус, очевидно, знал об этом. Гарри хотел показать Ремусу, что он может серьезно относиться к учебе, даже если теперь он и не в силах помочь крестному. Теперь он станет усерднее учиться и улучшит оценки, так что у Ремуса будет причина появиться на следующем вечере. Может быть, Гарри сможет доказать, что он изменился, повзрослел и пытается с ответственностью относиться к людям, о которых он беспокоится. Может быть, Ремус увидит, каким стал Гарри, и будет им гордиться.
Гермиона пришла в восторг, узнав о новом учебном плане Гарри. Поскольку он не сказал друзьям, ради чего он все затевает, Гермиона решила, что парень наконец-то понял, что его подруга права, и взялся за ум, чтобы улучшить результаты ради своего будущего в магическом мире.
Рон, конечно же, схватился за голову, но не согласился учиться сверх обычного, поэтому свободное время проводил с ребятами гриффиндорцами, наивно ожидая, когда Гарри «придет в себя».
Так что Гарри и Гермиона занимались вдвоем. Гарри решил использовать каждую свободную минуту ради учебы, как всегда делала его подруга, а Гермиона недаром слыла в школе самой большой всезнайкой. По крайней мере, так он отвлекался от мыслей о прошлогодних событиях и боли от потери Сириуса.
Результаты не заставили себя ждать. Его учителя, кроме, конечно же, Снейпа, задерживали его после занятий, чтобы поздравить с улучшившимися оценками. Он даже повысил свою успеваемость на Предсказаниях. В конце концов, парень решил, что Окклюменция будет для него ненужным предметом, и не стоит брать на себя еще больший груз.
Приближалась дата нового «семейного вечера», и Гарри с гордостью отослал Ремусу список своих отметок и попросил приехать.
В ответном письме Ремус написал, что приедет, и Гарри был вне себя от радости. Убедившись, что все его проекты идеально выполнены, он привел себя в порядок и даже около получаса пытался хоть как-то усмирить свои волосы.
Беспокойно вертясь на одном месте, он вместе с Роном и Гермионой стоял у входа в Большой зал, дожидаясь прибытия взрослых.
- Гарри, успокойся, - удивленно засмеялась Гермиона, радуясь, что у друга наконец-то появился близкий человек. Девушка была уверена, что в маггловской школе Дурсли никогда не появлялись ради племянника на подобных мероприятиях.
Ремус оказался одним из первых, кого ожидало трио гриффиндорцев, но, пробираясь сквозь поток студентов и родителей, он не заметил Гарри.
Поттер торопливо попрощался с друзьями. Рон как раз увидел на пороге свое рыжеволосое семейство, а Гарри, расталкивая окружающих, бросился вслед за бывшим преподавателем ЗОТС.
Пробираясь сквозь толпу, Гарри задавался вопросом, зачем же Ремусу понадобилось идти в подземелья. Разве не очевидно, что Гарри будет с остальными студентами?
Обернувшись, Ремус заметил бегущего к нему мальчика, но радостное возбуждение Гарри сменилось тревогой при виде равнодушия на лице оборотня. Стараясь не показывать беспокойство, он обнял Ремуса, не в силах сдержать своей радости.
Однако Ремус никак не отреагировал на подобное проявление эмоций, безучастно замерев на месте. Гарри неловко отстранился и поспешил вслед за Ремусом, который направился дальше в сторону лестницы.
- Вы хотите сначала осмотреться, верно? Классные комнаты до пира еще закрыты, а он займет около часа, так что сначала я мог бы показать вам гостиную Гриффиндора, если вы хотите увидеть ее снова. Я уже говорил вам, что я первый в классе по Защите? – торопливо говорил Гарри, стараясь поймать на себе взгляд Ремуса. – Эм, спасибо, что приехали, для меня это очень много значит, особенно после того, что Дурсл…
Гарри замолчал, когда Ремус остановился и внимательно посмотрел на парня.
- Прости, если мое письмо ввело тебя в заблуждение, Гарри. Я сказал, что буду сегодня в Хогвардсе, но совсем не для этого. Мне нужно забрать у профессора Снейпа новую порцию антиликантропного зелья.
Гарри чувствовал себя так, словно его неожиданно ударили под дых, а из легких выпустили весь воздух.
- Да? – пропищал он.
Как будто услышав свое имя, рядом с ними появился Снейп, кажется, в еще более отвратительном настроении, чем обычно. Наверно из-за толп радостных родителей и постоянно мельтешащих учеников.
- Ах, какая прелесть, оборотень появился не только, чтобы получить свое зелье, но и чтобы полюбоваться на своего золотого мальчика гриффиндорца во всей красе, - голос Снейпа сочился сарказмом.
- Вообще-то, Северус, я только хотел получить свое зелье. Если бы ты отдал мне его сейчас, я мог бы заняться своими делами, - Ремус фактически застал Снейпа врасплох, потому что эти слова совсем не вязались с его характером. Задумчиво посмотрев на Поттера и Люпина, он кивнул.
- Отлично, я как раз возвращался в подземелья.
Ремус тоже кивнул и направился было вслед за зельеваром, когда Гарри в отчаянии вцепился в его руку.
- Может, вы хотите остаться? Полнолуние ведь только через несколько дней, и вам не придется оставаться надолго. Может, вы бы смогли посмотреть несколько моих проектов? - спросил Гарри, ненавидя себя за умоляющие интонации в голосе. – Я даже зелья стал варить намного лучше. Конечно, они не идеальны, но я, правда, стараюсь….
- Может быть, в другой раз, Гарри. В прошлом году ты не слишком усердно занимался. Если ты докажешь мне, что действительно стараешься, то в следующий раз я приеду, - его голос звучал непривычно холодно.
Гарри не сумел сдержать сорвавшуюся с губ просьбу.
- Вы даже на пир не останетесь? Это ненадолго, мы могли бы есть и разговаривать. Мне очень нужно поговорить с…
- Я же сказал «нет», Гарри. Когда ты заслужишь этого, мы поговорим.
А затем оба взрослых спустились в подземелье, а Гарри остался в одиночестве в коридоре.
Он чувствовал себя брошенным и растерянным. Он понимал, что не сможет вернуться в Большой Зал, не сможет столкнуться с множеством вопросов, которые ему непременно зададут. И даже мысли о еде в данный момент вызывали тошноту… а может не только мысли о еде.
С каждым разом, проигрывая в голове случившееся, он чувствовал себя все хуже и хуже, а затем, прижав ладонь ко рту, бросился в сторону туалета и успел как раз вовремя. Упав на колени, он склонился над унитазом.
Потом он некоторое время сидел на полу, размышляя, чем заняться вечером, потому что не хотел столкнуться с друзьями или их семьями. Он хотел бы отправиться в Комнату по требованию, но там мог оказаться кто-нибудь из членов ДА, хваставшийся родителям своими успехами.
Гарри услышал чьи-то шаги в коридоре и, зная, что только нескольких человек нет сейчас на празднике, высунул голову за дверь. Вполне предсказуемо он увидел удаляющуюся фигуру Ремуса.
Гарри бездумно последовал за ним и, поднявшись на самую последнюю ступеньку, застывшим взглядом наблюдал, как Люпин спешит к выходу.
Он так и стоял в шоке, пока не услышал, как люди с шумом начали подниматься со своих мест. Понимая, что пир закончен, Гарри развернулся и бросился бежать, надеясь найти в замке место, где его никто не увидит. Сейчас он должен был побыть один, он мог расплакаться в любой момент, как бы ему ни было стыдно признавать свою слабость. Единственное, чего он хотел, чтобы никто его сейчас не видел.
Гарри пробежал мимо статуи и неожиданно остановился, вспомнив, что здесь был вход в туннель. Заваленный туннель, как упоминали близнецы Уизли. К счастью, Гарри помнил, как можно проникнуть в любой из туннелей.
После произнесенного пароля, проход открылся, и Гарри пробрался внутрь, освещая себе путь палочкой.
И в то время, как все остальные школьники смеялись и радовались встрече с родными, Гарри, обняв колени, сидел в заброшенном туннеле, тихо всхлипывая и в очередной раз чувствуя себя брошенным, никому не нужным.

Третью четверть Гарри начал с новой целью. Он собирался получить «превосходно» по всем предметам, и плевать, как трудно ему придется! Его задача – стать лучшим студентом по как можно большему количеству предметов. И его первый шаг – отправиться к учителям тех предметов, по которым он еще не получил отличные оценки (хотя благодаря успехам в прошлой четверти большинством его оценок были «превосходно») и попросить о дополнительных занятиях. МакГонагалл согласилась еще в прошлом году, когда пыталась доказать Амбридж, что даже злобные диктаторы не помешают Минерве МакГонагалл помочь своему студенту стать аврором. Этот же предлог Гарри собирался использовать и в разговоре с другими преподавателями. Они еще не знали, что профессия аврора сейчас последнее, что интересует Гарри Поттера. После его поразительных успехов в прошлой четверти все преподаватели с радостью вызвались помочь, за исключением Снейпа, который испытывал радость, снимая баллы с Гриффиндора и щедрой рукой назначая взыскания. Но, что странно, Снейп тоже согласился... после очень долгой лекции о том, что мир не вращается вокруг единственного и неповторимого Мальчика-Который-Выжил.
Дополнительные занятия со Снейпом, несомненно, оказались самыми изматывающими. Все же удивительно, но Снейп не пользовался превосходной возможностью и дальше всячески оскорблять ненавистного Поттера, лишь иногда нелестно отзывался о его умственных способностях. Гарри заранее решил, что будет использовать занятия, чтобы, наконец, задать все интересующие его вопросы по зельям. Странно, но Снейп отвечал на них. Казалось, что Мастеру зелий действительно нравилось преподавать тому, кто в самом деле интересуется предметом, а не выставляет свое «зазнайство», как, он думал, поступает Гермиона.
К огромному изумлению Гарри, его оценки по зельям резко поползли вверх. Он обнаружил, что все намного проще, чем ему казалось раньше, и даже Снейп перестал так придираться, что уже само по себе значило очень многое. Гарри улучшил свои оценки и по другим предметам, но зелья стали самой большой победой.
Помимо дополнительных занятий, Гарри все больше стал уделять внимания домашним заданиям и чтению дополнительной литературы, чем удивлял даже Гермиону. Его подругу пугала мысль, что кто-то занимается больше, чем она сама, и она пыталась догнать Гарри, но когда Рон стал приглашать ее на свидания, у нее появились занятия интереснее учебы и вязания шапочек для домовых эльфов.
По этим причинам Гарри все реже виделся с друзьями. Ему было обидно, что они отдаляются и все больше времени проводят вдвоем. Раньше они всегда все делали вместе и относились друг к другу одинаково. Но сейчас Гарри чувствовал, что его постепенно бросают, но ничего не делал, чтобы остановить это. Так, наверное, будет лучше, особенно после того, что случилось с Сириусом.
Поэтому он занимался еще усерднее, чтобы выбросить из головы посторонние мысли. Когда подошло время контрольных работ, Гарри начал пропускать обеды и тратил драгоценные часы сна на повторение материала, пытаясь запомнить его как можно лучше.

Результаты не заставили себя ждать – его оценки за контрольные теперь оказывались выше, чем у Гермионы, и Гарри был уверен, что в скором времени опередит ее по многим предметам. К сожалению, это и стало причиной самой большой ссоры между Гарри и Гермионой.
- Гарри, - начала она серьезно, подойдя к брюнету, который готовился к экзаменам по Чарам в общей гостиной уже после того, как все разошлись по спальням. Рон стоял за спиной девушки и выглядел так, будто его притащили сюда насильно. – Нам нужно поговорить.
- О чем? – спросил Гарри, не поднимая головы от учебника и повторяя про себя правильное произношение четырех вариантов согревающих чар. Он прекрасно знал, о чем с ним так хотят побеседовать.
- Послушай, Гарри, я считаю, что ты молодец, если решил подтянуть свои отметки, - начала она нерешительно. – Но мы с Роном заметили, что это единственное, чем ты занят. Ты мало ешь, и Рон говорит, что почти не спишь….
Гарри бросил на Рона сердитый взгляд, тот виновато смотрел в сторону.
- … мы волнуемся за тебя, Гарри. Не думаю, что это полезно для твоего здоровья.
Гарри уставился на друзей.
- Во-первых, спасибо, что обсуждаете все это у меня за спиной. И, Рон, я был бы благодарен тебе, если бы ты не докладывал о графике моего сна Гермионе. Ты не мой смотритель.
Рон открыл рот, чтобы возразить, но Гарри не позволил ему ничего сказать.
- Прости, Гермиона, я не могу воспринимать твои слова серьезно. Сначала ты радовалась, что я взялся за ум, а когда я стал получать оценки выше твоих, ты резко заволновалась, - огрызнулся он.
- Неправда, Гарри, я волнуюсь за тебя, я просто….
- Что просто? У тебя не было времени поговорить со мной раньше, ведь ты так была занята, гуляя с Роном, верно? – зло поинтересовался Гарри.
- Эй, полегче, парень! Что ты имеешь в виду? – возмущенно спросил Рон.
- Вы оба должны бы радоваться за меня, однако Гермиону волнует лишь то, что теперь у меня оценки выше, чем у нее, а потому она предлагает мне сбавить обороты, а ты на ее стороне, ведь она твоя девушка! – раздраженно орал Гарри.
- Ты несправедлив, Гарри! – закричала Гермиона. – Да как ты смеешь! Я бы никогда так не поступила из-за глупой ревности! Я волнуюсь за тебя и не понимаю, ради чего ты себя изматываешь!
Гарри не рассказал друзьям всей правды о том, что сказал ему Ремус той ночью. Вместо этого он соврал, что Люпин никак не мог остаться, но, перед тем как уйти, ему очень хотелось увидеть Гарри.
- Почему? Ты думаешь, что я не могу быть умным, Гермиона? Ты считаешь меня никчемным идиотом, но знаешь что? Я могу стараться, как и ты.
- Я знаю, что ты можешь! Знаю, что ты далеко не глуп! Послушай, Гарри, это из-за того, что мы с Роном теперь вместе? – осторожно спросила девушка.
- Господи, Гермиона, мир же не вращается только вокруг вас! У меня есть причины повысить свои оценки, я вовсе не старался превзойти тебя или мешать тебе зажиматься с Роном, чем вы там еще занимаетесь! – сердито кричал Гарри.
- Мерлин, Гарри, послушай себя! Мне уже кажется, что я тебя больше не узнаю! – с ужасом ответила Гермиона.
- Отлично! – завопил Гарри, вскакивая с места. – Вам бы нужно этому радоваться! Старый Гарри был неудачником! Я был безответственным, я повел людей на смерть! Не знаю, можете ли вы думать сейчас о чем-то, кроме себя самих, но когда-нибудь, когда вы будете целоваться в одном из уголков замка, я буду стоять перед Волдемортом, и если я хочу выстоять против него, то должен быть готов! - закричал он, захлопнув книгу и швырнув ее на стол.
- Тебе не нужно сражаться с ним, - тихо, с легким испугом в голосе, сказал Рон. – Дамблдор…
- Нет уж, прости, Рон, но ты неправ. И все из-за маленького пророчества, которое, как мы думали, потеряно навсегда. Я знаю, о чем в нем говорится, мне рассказал Дамблдор. Оно обо мне и Волдеморте, и знаете, сегодня я не в настроении рассказывать его содержание.
Его друзья замерли в изумлении, и, прежде чем кто-то из них успел что-то сказать, Гарри схватил свои книги и тетради.
- Значит так, Гермиона, мне жаль, что ты так волнуешься за свои оценки, но мне нужно беспокоиться о более серьезных вещах, поэтому я не собираюсь забрасывать учебу, только чтобы ты чувствовала себя лучшей, - холодно сказал он.
Он поспешил в спальню, но недолго задержался там, лишь накинул на себя мантию–невидимку и спустился вниз. Его двое друзей все так же сидели у камина, и хотя они его не видели, но слышали как он пробирается через портрет.
- Гарри, подожди, пожалуйста, нам нужно поговорить.
Но портрет захлопнулся прежде, чем Гермиона успела закончить.
Рон вздохнул.
- Ну, все прошло неплохо, - саркастично заметил он, разрываясь между злостью на друга и замешательством. – Что с ним происходит? Он так изменился.
- Я думаю, причины в недостатке сна, переутомлении и недоедании. Из-за этого человек становится раздражительным параноиком, - просто ответила Гермиона, и Рон понял, что она, переживая за друга, успела перерыть библиотеку. – Наверное, все из-за Семейного Вечера. Он стал учиться лучше после первого, а после второго попросил учителей о дополнительных занятиях.
- Думаешь, тогда что-то произошло? Может, кто наговорил ему чего-то? – спросил Рон. – Может, Малфой успел влезть?
- Возможно, - ответила Гермиона немного рассеяно, она уже думала о чем-то другом. - Рон, ты бы мог написать родителям и спросить, чем был занят Ремус тем вечером? Гарри говорил, что у него срочное дело, касающееся Ордена, твои родители, возможно, знают.
- Думаешь, это имеет отношение к Сама-Знаешь-Кому? – удивленно спросил Уизли.
- Меня больше интересует, действительно ли он был занят, - нахмурилась Гермиона.
- Неужели Гарри мог нам соврать? – изумился Рон.
- Хотела бы я ошибаться, возможно, у Ремуса и правда были дела. Но если нет, я надеюсь, что он соврал Гарри.
Рон недоуменно хлопал глазами.
Девушка вздохнула и продолжила.
- Если он не солгал, значит, Гарри обманул нас, и на то у него есть причины. Я не знаю, почему Люпин уехал, но именно тогда Гарри резко изменился… У меня плохое предчувствие.
Гарри проснулся следующим утром как от толчка, как обычно бывает, когда засыпаешь в неудобном месте. В замешательстве осмотревшись, он понял, что лежит на диване в Комнате по Требованию, на столе перед ним разбросаны бумаги, а рядом с диваном стоит кофеварка, благодаря которой этой ночью он спал только несколько часов.
Бросив взгляд на часы, Гарри понял, что завтрак уже подходит к концу. Застонав, он собрал вещи и бросился в свою спальню в надежде, что успеет принять душ и переодеться перед первым уроком.
Воспоминания о вчерашней ссоре с Гермионой заставляли желудок неприятно сжиматься. Хотя Гарри и возмущало то, что Гермиону больше волновали ее оценки, нежели его успехи, он по-прежнему не хотел рассориться с друзьями. Как бы он ни пытался убедить себя, что для их же безопасности будет лучше, если они перестанут быть друзьями, но одна только мысль об этом заставляла его сердце сжиматься от боли даже сильнее, нежели от жестоких слов Ремуса.
Направляясь на Прорицания, он спорил сам с собой, размышляя, что же все-таки следует предпринять, а решать нужно было как можно быстрее, потому что у них с Роном сейчас совместный урок.
Когда он занял свое место, Рон задумчиво посмотрел на друга и передал под столом что-то, завернутое в салфетку. В свертке оказалось несколько кусков пирога.
- Ты пропустил завтрак, - прошептал он, поскольку Гарри недоуменно уставился на еду. – Я предупрежу, когда Трелони будет смотреть в твою сторону.
- Спасибо, Рон, - от всей души поблагодарил Гарри, даже искреннее, чем Рон мог себе представить. Гарри затопило огромное облегчение. Рон не просто не злился на него, но даже заботился о нем и принес завтрак.
Гарри отщипывал пирог кусочками каждый раз, когда видел, что профессор не смотрит на него, а когда Трелони обратилась к нему, едва он успел запихнуть в рот кусок побольше, Рон попытался отвлечь внимание на себя, хотя глаза его весело блестели - ему было интересно, как Гарри выкрутится из сложившейся ситуации. Гарри чувствовал, как исчезает давящее чувство в груди, но Трелони решила в очередной раз испортить ему настроение, предсказав, что у Гарри вскоре ухудшатся отметки.
Было ли это настоящим предсказание или просто угрозой? Гарри немедленно обругал себя за то, что обращает внимание на глупости старой сумасшедшей стрекозы. Но вдруг он ошибочно считает Предсказание такой туманной и ненадежной наукой? Ведь он уже думал, Окклюменция ему никогда не понадобится, а относись он к предмету серьезнее, сейчас бы не чувствовал вины за смерть близкого человека.
Поскольку Трелони отправилась в другую часть кабинета, рассказывая о различных предзнаменованиях, Рон толкнул Гарри локтем.
- Не хочешь полетать сегодня после занятий? – прошептал он.
Гарри моргнул и виновато отвел взгляд.
- Не могу.
- Почему? – раздраженно поинтересовался Уизли, уже зная ответ на свой вопрос.
- Мне нужно заниматься, я ведь собираюсь идти учиться на аврора, - прошептал он в ответ.
- Это уже смешно, Гарри, - зашипел Рон, пока Трелони благосклонно кивала взволнованной Парвати Патил и рассказывала что-то о ее ауре. – Тебя и так примут, и не нужно столько чахнуть за книгами.
- Я не чахну, и, если ты забыл, мне еще нужно победить Волдеморта, - тихо пробормотал Гарри, заглядывая в книгу и пытаясь найти в комнате описанные в учебнике предзнаменования.
- Эм... ага.. Но тебе не помешает перерыв, если ты не хочешь сойти с ума, - запротестовал Рон, но Гарри не ответил. Рыжик сердито вздохнул. – Послушай, Гарри, все из-за Семейного Вечера? – осторожно спросил он.
Гарри так поспешно замотал головой, что Рон заволновался, как бы тот не повредил себе позвоночник.
- Что за бред? – тихо, но зло спросил Гарри.
- Почему бы тебе не забыть про Люпина и не начать проводить время с нами? Мама с радостью бы…
- Рон, ну что за глупости? С чего бы мне беспокоиться о каких-то дурацких вечерах, где каждый хвастается своим родителям? Меня волнуют Волдеморт и мое будущее, - возразил брюнет. – Кроме того, Ремус придет в следующий раз, - добавил он, не глядя на друга. – Слушай, ты не хотел бы проверить меня и поспрашивать об этих предзнаменованиях?
Рон быстро кивнул и схватил учебник, придвинутый Гарри, одновременно размышляя, как все же спасти их умирающую дружбу.

Снейп хмуро наблюдал, как Гарри Поттер готовит зелье, которое профессор выбрал для сегодняшних дополнительных занятий. Мальчишка выглядел совершенно измотанным, и в последнее время подобное состояние для него, похоже, стало привычным. Хотя Мастер зелий никогда не признался в этом, сейчас он немного волновался за Поттера.
Сцена между Люпином и гриффиндорцем во время Семейного вечера удивила его и немного встревожила. Когда он с помощью слизеринских уловок попытался выведать у Люпина причины столь жестокого обращения, он не мог поверить, что правда окажется настолько обескураживающей. Похоже, что смерть Сириуса Блека стала для Люпина последней каплей, и тот с головой ушел в депрессию. И самое ужасное - совершенно очевидно, что всю свою злость он перенес на Гарри, обвиняя его в смерти своего лучшего друга.
Несомненно, Снейп признавал, что Поттеру следовало быть усерднее на уроках Окклюменции, но это не оправдывало жестокость Люпина. Как кто-то смеет обвинять ребенка в настолько ужасных вещах? Кто мог перенести тяжесть вины на плечи подростка, заставляя его искупать грехи, которые он никогда не совершал?
И, как обычно, Снейп оказался единственным человеком из всего преподавательского состава, кто действительно разобрался в сложившейся ситуации.
Остальные радовались успехам Гарри и его желанию учиться. Он подозревал, что у МакГонагалл появились кое-какие сомнения, но другие преподаватели предпочитали ничего не замечать, как, впрочем, и директор. Они думали, что подобным образом Гарри пытается справиться со смертью крестного. И никто не видел в золотом гриффиндорце несчастного ребенка, изо всех сил цепляющегося за последнего человека, который мог бы заменить ему отца, безмолвно умоляющего не покидать его, как сделали все остальные взрослые, на помощь которых он рассчитывал.
- Готово, профессор, - раздался взволнованный голос. Как обычно, Гарри по третьему разу перечитывал свои конспекты, даже после того, как Снейп проверил задание и отошел от его котла.
- Более густое, чем того требовала рецептура. Вы знаете причину этого и возможные последствия?
– Эмм... Потому что на первой стадии я слишком поспешил охладить зелье, а возможные последствия… зелье будет дольше всасываться в кровь, и его действие окажется слабее? – спросил Гарри.
Снейп приподнял бровь.
- Это вопрос или ответ?
- Ответ, - неуверенно произнес Гарри.
Снейп кивнул.
- Хорошо.
- Мне переходить к согревающему зелью? – спросил Гарри. И, поймав удивленный взгляд Снейпа, поспешил объяснить. – Я хочу удостовериться, что готов к контрольной в пятницу.
- Нет, Поттер, оставим его на завтра, - ответил зельевар. Гарри очень расстроился, и Северус лишь жалел, что подобный энтузиазм мальчишка проявляет не из-за любви к Зельеварению.
- Профессор, я хотел бы узнать, какой я сейчас в классе по счету, и сколько мне осталось до первого места, - неожиданно произнес Гарри.
Снейп осторожно посмотрел на студента, стараясь ничем не выдать свое беспокойство.
- У меня класс Зелий, а не соревнование, мистер Поттер. И я не рассказываю об оценках других студентов.
- Да, сэр, но в конце каждой четверти вы вывешиваете списки тех, у кого самые высокие баллы. Мне интересно знать, как далеко я от первого места. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы стать лучшим... Мне только нужно знать, что именно мне делать, и я с радостью все выполню, - уверено сказал Поттер, но, благодаря годам тренировок, Снейп мог узнать истинные чувства собеседника по голосу, и сейчас он совершенно точно слышал, что мальчишка в отчаянии.
- Поттер, сядьте, я хотел бы с вами кое-что обсудить, - Снейп проигнорировал взволнованный взгляд, взмахом палочки убрал беспорядок и отлевитировал компоненты для зелий обратно на шкаф.
Жестом он указал на стул у письменного стола, и Гарри осторожно сел на краешек. Снейп вызвал чашки с чаем, вновь игнорируя потрясенное выражение лица студента.
Гарри, все также пребывая в замешательстве, откашлялся.
- Эмм… все безнадежно? Я пытался вычислить свою оценку и определить, что будет нужно сделать на каждом экзамене, но этого (это) очень тяжело, тем более, не зная общего балла, поэтому…
Северус поднял руку, заставляя бормочущего мальчишку остановиться. Гарри немедленно замолчал, и Снейп подвинул к нему чашку с чаем.
Он не знал, как начать разговор. Как сказать студенту, чтобы тот не занимался так много? Как сказать студенту, что его оценки стали слишком хорошими? Как разговаривать с ним и при этом делать вид, что тебе всегда на всех наплевать, особенно на Гарри Поттера?
- Поттер, декан разговаривал с вами насчет ваших занятий в этой четверти? – рискнул начать он.
Гарри смущенно посмотрел на преподавателя.
- Конечно. Профессор МакГонагалл занималась со мной дополнительно трансфигурацией. Она говорила, что очень довольна моими успехами, но в последнее время такого разговора не было… а что?
Снейп мысленно проклинал свою коллегу за то, что теперь ему приходится заботиться о мальчишке.
- Поттер, а чем вы занимаетесь помимо домашних заданий? – спросил Северус.
Гарри уже немного расслабился, но после вопроса подпрыгнул на стуле.
- Ничем, вообще-то, я сейчас серьезно занят учебой. И, кстати, я подумал, что мог бы выделить еще время для более углубленных занятий Зельями, что помогло бы мне получить высший бал.
Снейп удивленно приподнял бровь.
- Выделите время? И от чего вам придется в этом случае отказаться? Вы и так пропускаете половину обедов и завтраков, собираетесь совсем забыть о еде?
Гарри смутился.
- Я ем, - начал он оправдываться. – Но если я буду есть в другом месте, я смогу больше времени уделять Зельям…..
- Поттер, да не переживайте вы так за оценки по Зельям, вы ведь…
- Значит я уже самый лучший в классе? – облегченно выдохнув, воскликнул Гарри.
- Нет, - рявкнул Снейп, внутренне поморщившись, поскольку едва не выдал информацию, которую не хотел раскрывать.
Драко Малфой был прирожденным зельеваром, и он каждый раз с легкостью становился первым в списке. Гарри слегка отставал от Грэйнджер, хотя Снейп не удивился бы, займи он ее место к концу четверти. Несчастное выражение лица Гарри напомнило ему, почему он так не хотел этого рассказывать.
- Поттер, не обращайте внимания на тех, кто справляется лучше или хуже вас. Или мне лучше будет сказать, не обращайте внимание, как реагирует Ремус Люпин на то, что кто-то справляется лучше или хуже вас.
Гарри испуганно поднял глаза.
- Я не…
- Вы забываете, что я присутствовал при вашем милом разговоре на прошлом Семейном Вечере, - прервал его Снейп.
- Тогда вы лучше других должны понимать, почему мне так нужно стать первым и лучшим. Мне нужно доказать ему, что я стараюсь изо всех сил, - ответил Гарри, стараясь не смотреть на преподавателя.
- Если вам так нужно, я могу рассказать ему о том, какие усилия вы прилагаете в моем классе, но взамен вы пообещаете, что сократите время, которое вы уделяете учебе, - твердо сказал Снейп, не удивляясь, что Поттер в замешательстве уставился на него.
- Что? Не понимаю. Я хочу, чтобы он знал, как я стараюсь…
- Кажется, вы перестарались, Поттер. Когда вы в последний раз смотрелись в зеркало? Вы становитесь похожим на зомби, - резко сказал он.
Гарри, прищурившись, смотрел на Снейпа.
- Вы всегда говорили, чтобы я больше занимался, выставляли меня посмешищем перед всем классом, издевались, если я не понимал материала. А сейчас вы говорите, чтобы я учился меньше? Вы просто не хотите, чтобы я стал первым в вашем классе? Ужасно, если сын Джеймса Поттера станет лучшим в Зельях? Верно? – требовал ответа Гарри.
- Существует понятие меры! Ты рискуешь собственным здоровьем! – яростно втолковывал ему Снейп.
- Знаете что? Забудьте о дополнительных занятиях! До конца четверти осталось несколько недель, и я справлюсь без вашей помощи, особенно, когда вы пытаетесь… хотите, чтобы я не улучшал свои результаты лишь потому, что так завидовали моему отцу! – заорал Гарри, резко отодвинул стул и, пошвыряв вещи в сумку, закинул ее на плечо. – Вы даже не видите, что я не затеваю глупые розыгрыши, не пытаюсь всегда быть в центре внимания, ни над кем не издеваюсь! Я – не мой отец!
И он вылетел из кабинета, напоследок громко хлопнув дверью.
То, что Гарри совсем не похож на своего отца, Снейп понял, когда увидел его воспоминания на уроках Окклюменции, а также после их дополнительных занятий в этой четверти. Именно поэтому он и волновался. Джеймс Поттер, всегда окруженный друзьями, родственниками, поклонниками, с легкостью забыл бы об одном человеке, который его ненавидит. Но Гарри Поттер был очень одинок, он доверял только самому себе и с осторожностью относился к людям, которые стремились ему помочь. Джеймс Поттер быстро оправился бы после подобных событий, но Снейп знал, что Гарри Поттер сейчас может просто сломаться.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100