Добавить в избранное Написатьь письмо
hpdragonrealm    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Действие проиходит летом, сразу после окончания 6-й книги Дж.К.Ролинг. Гарри Поттер отправляется вместе с Чарли Уизли в Румынию, где Волан-де-Морт собирается привлечь на свою сторону новых сторонников. Гарри предстоит познакомиться ближе с жизнью людей, исследующих драконов; увидеть быт вампиров вблизи и пережить захватывающие приключения. Читатель фика узнает и увидит: - тайну Кровавого барона - умеют ли вампиры играть в квиддич - поединок между оборотнями - Люпином и Ферниром Сивым - драконий заповедник - могут ли драконы разговаривать - возможна ли любовь между вампиром и чело
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер
    Приключения || джен || G
    Глав: 21
    Прочитано: 27275 || Отзывов: 15 || Подписано: 12
    Начало: 04.03.07 || Последнее обновление: 20.04.07

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Гарри Поттер и Королевство Драконов. Книга 6 и 1/2

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1. Неожиданное предложение


hpdragonrealm
Гарри Поттер и Королевство Драконов
(книга 6 и 1/2)
Роман-Фанфик

Глава 1. Неожиданное предложение.

Благодаря чарам, обеспечивающим хорошую погоду, во время праздника ничто не омрачало небосвод. Белоснежные облака, похожие на взбитые сливки, неспешно плыли на запад, а в кронах деревьев ласково шелестел ветер. Жаркое летнее солнце долго не хотело скрываться за горизонтом. Оно будто хотело подольше понаблюдать за происходящим перед домом семейства Уизли, и не торопилось заходить за горизонт.
А посмотреть было на что. Дом волшебников, известный как «Нора», теперь напоминал скорее клумбу. От фундамента до самой верхней надстройки он утопал в цветах. Гирлянды из роз, лилий, орхидей и множества других цветом обвивали карнизы и окна. Неисчислимые наколдованные украшения вроде красных и белых шаров висели на каждом кусте, окружавшем лужайку перед домом. Даже курятник сейчас напоминал скорее домик фей, несмотря на периодически доносившееся оттуда кудахтанье. Его, впрочем, совершенно не было слышно из-за оркестра гномов, явно предпочитавших медные инструменты струнным.
Но такой подход к музыкальному сопровождению вполне устраивал гостей, сидевших за столом. Они праздновали уже не первый час, и кто-нибудь то и дело пытался встать и исполнить под аплодисменты остальных несколько танцевальных движений. Гномы тут же ускоряли темп и наддавали такого жару, что все окрестности содрогались от рева труб. Дело неизбежно шло к самой веселой части любой церемонии – танцам.
Между двумя деревьями переливалась разными цветами большая надпись:
ПОЗДРАВЛЯЕМ МОЛОДЫХ – КОЛДУНА БИЛЛА И ВЕДЬМУ ФЛЕР!!!
Гарри Поттера, однако, за праздничным столом не было. Он лежал на кровати в комнате, которую делил с Роном. По случаю праздника с ними временно жили Чарли и Перси, но пока что он был в полном одиночестве. И судя по кислому выражению лица, чувствовал себя не самым лучшим образом.
В дверь постучали.
- Гарри, ты здесь? – это была Джинни.
Ручка повернулась вправо и влево, но дверь не открылась, так как была заперта на защелку изнутри.
На мгновение воцарилась тишина, а потом сестра Рона вздохнула и произнесла негромким голосом:
- Гарри,… ээ… мама спрашивает, когда ты спустишься? Фред и Джордж собираются запускать Фантастический Фейерверк. Похоже, это будет что-то оглушительное. Я слышала, как они говорили об этом. Так что зашла взять специальные наушники и…
Она замолчала.
Гарри понял, что еще собиралась сделать Джинни. Вернуться к тому разговору, что состоялся между ними на похоронах Дамблдора. После короткого отдыха у Дурслей, по приезде в Нору он старательно избегал встречи с ней. Не потому, что не хотел говорить, нет. На самом деле он хотел, но… делать этого не стоило.
Гарри поерзал на кровати и сухо ответил:
- Нет, Джинни, я побуду здесь. Чувствую себя не очень хорошо. Наверное, объелся… А фейерверк мне и из окна будет видно.
Сказав это, Гари почувствовал себя еще хуже. Он не преувеличивал, когда говорил, что ему не по себе. Из-за этого он и сидел здесь, наверху. До какой степени надо быть бессовестным, спрашивал он себя, чтобы сбежать с празднования свадьбы брата своего лучшего друга. Но… не мог заставить себя выйти из комнаты. Дело было не в еде, на которую, говоря по чести, жаловаться не стоило. Дело было в другом…
Джинни ничего не говорила, но и не уходила.
Гарри казалось, что он видит сквозь дверь, как она стоит там, одетая в праздничное платье. Которое, насколько он знал, было подарком от Фреда и Джорджа, и которое так шло ей. В нем Джинни выглядела еще более хрупкой и женственной, еще более прекрасной. Ее чудесные золотые волосы были уложены в прическу, напоминавшую корону, и…
И хватит, оборвал себя Гарри. Достаточно терзать самого себя. Решение, принятое после гибели Дамблдора, он менять не собирался. Да, оно было тяжелым, но в то же время единственно верным. В этом он не сомневался. Впереди его ждали трудные времена. Возможно, даже смерть…
Но Джинни не должна пострадать.
Они смогут начать все сначала потом.
Когда с Волан-де-Мортом будет покончено.
Гарри сжал зубы и усилием воли заставил себя прекратить думать об одном и том же. Что толку гадать о том, что будет потом. Да будет ли оно вообще это «потом»? Что если на самом деле будет покончено с ним, а не с Волан-де-Мортом?
Веселая музыка внезапно оборвалась. После небольшой паузы ее сменили радостные крики. Похоже, кто-то собирался сказать очередную речь. Это было даже странно, так как еще час назад, когда Гарри ушел из-за стола (сделав вид, что собирается переменить рубашку, облитую сливочным пивом), большинство присутствующих, склонных к произнесению тостов, уже так напробовались различных напитков, что изъяснялись с трудом.
Джинни за дверью чуть слышно вздохнула и стала спускаться по лестнице.
Гарри приподнялся на локтях и выглянул в окно.
Во дворе стоял длинный и широкий стол. Он по-прежнему ломился от угощений – заслуга домовых эльфов, принимавших участие в готовке кушаний и дежуривших на кухне. Помощь эльфов обеспечил старый знакомый Гарри – Добби. И миссис Уизли, поначалу воспринявшая идею в штыки, так как собиралась все готовить сама, теперь не уставала благодарить его. Добби, кстати, в отличие от остальных эльфов, восседал за столом и, как и все, смотрел сейчас куда-то в сторону. Гарри проследил за его взглядом и увидел Фреда и Джорджа, колдовавших над каким-то ящиком внушительных размеров, установленным в дальнем конце двора. Очевидно, это и был фейерверк, о котором говорила Джинни.
Тут он увидел ее. Девушка как раз вышла из дома и направилась к столу. В руках она несла мохнатые розовые наушники. Гарри почувствовал небольшое облегчение от того, что она больше не стоит за дверью и не плачет. А в том, что Джинни плакала, сомнений не было. Садясь на свое место, она провела рукой по глазам. Это движение могло быть вызвано разными причинами, но Гермиона, сидевшая напротив Джинни, пристально посмотрела на нее и сразу же перевела взгляд на окно Гарри.
Он отпрянул, словно застигнутый на месте преступления. Но вскоре желание узнать, что же приготовили близнецы, пересилило. Он придвинулся к окну и осторожно выглянул.
К этому времени был объявлен официальный перерыв на еду, и за столом осталось не так уж много праздновавших. Кроме Добби, Джинни и Гермионы, там сидел лишь Перси, усиленно делавший вид, что не может оторваться от ухи из каких-то моллюсков. Гарри забыл их название, но успел попробовать уху и знал, что она действительно очень вкусна. Тем не менее, усердие Перси не могло никого обмануть. Он явно хотел избежать необходимости разговаривать с кем-либо. Его появление на свадьбе было под вопросом до самого последнего момента. Гарри подозревал, что причиной появления Перси были Фред и Джордж, которые как-то слишком уж крепко держали старшего брата за руки, когда появились во дворе Норы. Судя по всему, имело место совместное трансгрессирование.
Остальные волшебники либо отдыхали на расставленных повсюду скамейках, либо танцевали на площадке перед домом; вернее, они делали это до того момента, пока музыка не прервалась. Теперь все стояли и наблюдали за манипуляциями близнецов. Хагрид, на котором было надето что-то отдаленно напоминавшее смокинг, переминался в огромных начищенных до блеска черных ботинках рядом с профессором Макгонагалл, с которой он, несомненно, только что танцевал. Гарри пожалел, что не видел этого. Билл держал в объятиях Флер. Также крепко, как и минуту назад, когда они кружились в танце. Он что-то шептал ей на ухо. Флер счастливо смеялась. Гарри увидел, как Рон, танцевавший с одной из своих дальних родственниц, посмотрел украдкой на Флер. Гермиона, скучавшая за столом, как раз угощалась сахарной клубникой, но, видимо, была начеку, так как перехватила этот взгляд и, нахмурившись, покачала головой. Рон слега покраснел и отвел взгляд.
При виде того, как его друзья развлекаются и отдыхают, Гарри охватил новый приступ тоски. Он плюхнулся на кровать. Может, раз все дело в Джинни, стоит попросить Гермиону наложить на него какое-нибудь заклятие? Скажем, чтобы он не замечал сестру Рона? Чтобы она казалась ему кем-нибудь другим. Например, какой-нибудь троюродной тетушкой с бородавкой на носу? Тогда он сможет спокойно присутствовать на празднике и наслаждаться хорошим настроением, весельем, танцами, шутками и прекрасной едой.
Гарри так захотелось вернуться к празднующим, что на миг он нахмурился, вспоминая, существует ли такое заклятие. А также сможет ли он наложить его сам на себя. Так как сомневался в том, что Гермиона согласится сделать это. Но потом отбросил эти мысли. Подобные заклинания существовали, но дело было в другом. Гарри понимал, что как бы он не обманывал себя, он не сможет до конца отдаться веселью. Не сможет почувствовать себя счастливым даже здесь, в Норе, которую считал своим вторым настоящим домом.
Виною тому были страшные недавние события. Смерть Дамблдора, после которой внутри него что-то сжалось в комок и так до сих пор не разжалось. Временами его сердце наполняла такая черная грусть, что просто хотелось выть. Эта потеря настолько заслоняла все хорошее, оставшееся в его жизни, что он до сих пор чувствовал себя в каком-то оцепенении. Внешне он ничем старался этого не выдавать. Также общался с друзьями, помогал миссис Уизли. В общем, вел вполне обычную жизнь. Но в мыслях постоянно возникала сцена, когда Снегг направляет палочку на Дамблдора, и гнев и злость с новой силой принимались душить Гарри. Порой он ловил себя на мысли, что хочет расправиться с вероломным профессором даже сильнее, чем с Волан-де-Мортом.
После вспышки ярости неизбежно возникал вопрос, а что он собирается делать дальше? Необходимо было искать оставшиеся крестражи; пытаться выяснить, кем был этот загадочный Р.А.Б.; он собирался отправиться в Годрикову Впадину… Дел было по горло, и Гарри знал, что после того, как закончится празднование свадьбы Билла и Флер, он займется этим.
Вообще, он собирался уйти завтра утром. Еще до того, как рассветет, чтобы избежать лишних вопросов. Те немногочисленные вещи, которые он хотел забрать с собой, уже были приготовлены и спрятаны под кроватью. Первым делом он отправится в Гринготтс. Для поисков потребуются средства и, наверное, немалые. Конечно, он наследник Сириуса. Так что денег ему должно хватить. Он найдет убежище, где его не смогут отыскать слуги Темного Лорда, и там разработает подробный план действий. Несомненно, ему потребуется помощь. Но он решил, что не будет втягивать Рона и Гермиону. Если с ними что-нибудь случится, он никогда не простит себе… Нет, об этом не может быть и речи. Может быть, он обратится к Люпину, или Тонкс, или другим членам Ордена Феникса. Может быть… Сейчас Гарри не хотел думать об этом. Одна его половина, которую тянуло туда, к развлекающимся волшебникам, не хотела приближать темные времена. Если уж их нельзя было избежать, то она предпочла бы отложить ее хотя бы на день, хотя бы на этот вечер…
- Темные времена настали, профессор Дамблдор, – пробормотал Гарри. – Уже настали, сэр…
И тут же, будто протестуя, за окном раздался громкий треск петард, загрохотали хлопушки, засвистели взлетающие огненные ракеты. Зрители захлопали в ладоши и одобрительно закричали.
- Прости, Перси, - донесся голос Фреда. – Эта маленькая дымовушка попала в твой суп совершенно непреднамеренно.
- Это был ее собственный выбор, – добавил Джордж.
Если Перси что и ответил, Гарри не услышал его слов. Все заглушил новый салют и последовавшие за ним восторженные крики.
Залпов было не меньше двух десятков. Когда все стихло, снова заиграла музыка. Гарри услышал, как кто-то, кажется, это был один из друзей Билла, также работавший на Гринготтс, произнес:
- Джинни, ты что скучаешь? Пошли танцевать.
Чувствуя себя полным болваном, Гарри приподнялся и выглянул наружу.
Джинни Уизли уже танцевала зажигательный танец с каким-то щеголеватым юношей. По ее виду Гарри не смог бы со всей уверенностью сказать, что именно эта девушка стояла несколько минут назад у него за дверью и пыталась поговорить с ним.
- Ну и чего ты рот разинул? – произнес он вслух. И с досадой стукнул себя по лбу.
Может, он обманывает себя?
Жизнь на самом деле продолжается…
Но не для него. Пока не для него.
Однако оставаться здесь и чувствовать себя последним дураком ему надоело. Гарри сел, надел начищенные туфли, на которые по случаю праздника наложил заклятие, отталкивающее пыль и грязь, и пошел к двери.
Он уже открыл защелку и потянул дверь на себя, когда его внимание привлек сверток, лежавший в углу.
Тот точно не принадлежал ни Рону, ни Перси. Последний прибыл вообще без всего. За исключением свадебного подарка, который, судя по тому, что это была никогда незаканчивающаяся книга для ведения домашнего учета, Перси все-таки приготовил сам. Наверное, он думал отправить его с совой. Так что сверток, скорее всего, принадлежал Чарли. Гарри не имел привычки рыться в вещах своих друзей, но сейчас ему показалось, что сверток… слегка пошевелился.
Почувствовав любопытство, Гарри наклонился. Под плотной синей тканью что-то двигалось. Причем так странно, что не возникало ощущения, будто в свертке находится кто-то живой. Скорее, под тканью вращались части какого-то механизма. Доносилось постукивание и пощелкивание. На мгновение Гарри захотелось развернуть узел и посмотреть, что же там такое, но он остановил себя. Наверняка это был либо какой-то из инструментов Чарли, либо сюрприз, заготовленный им. В любом случае, не стоило лезть не в свое дело.
Гарри вышел на лестницу и побрел вниз. Домовые эльфы стояли у стола, ломившегося от различных яств. Они с явным неудовольствием смотрели через окно на празднующих. Те давно уже налегали на лакомства далеко не с теми темпами, с каким приступили, а это означало, что большинство блюд так и останутся нетронутыми. Гарри увидел, как Перси взял небольшое пирожное и сунул в рот. Тут же со стола, стоявшего на кухне, исчезла маленькая кремовая завитушка. Она, несомненно, заняла место пирожного на праздничном столе.
Один из домовых эльфов вздохнул.
- Не переживайте, – сказал Гарри. – Скоро все снова проголодаются. Вы что, не знаете, как это происходит на свадьбах? Все ведь только начинается.
До сих пор он не был ни на одной свадьбе, так что не мог считаться крупным специалистом в этой области. Но эльфы, кажется, приободрились после такого обещания знаменитого Гарри Поттера. Провожаемый благодарственными напутствиями, он вышел во двор.
Уже стемнело, и двор освещался светильниками, сделанными в виде причудливых сосудов. Их наколдовала Флер. Внутри каждой лампочки танцует небольшое существо, одновременно похожее на мотылька и на балерину. Свет, отбрасываемый светильниками, постоянно менял цвет. Он становился то желтым, то ярко-зеленым, то малиновым… Феи в лампах что-то щебетали. Гарри приблизился, чтобы разобрать слова, но тут кто-то схватил его сзади за плечи.
- Вышел наконец-то, рак-отшельник!
Это был Рон. Его парадная мантия расстегнулась, впрочем, также как и рубашка под ней, волосы взъерошились, а глаза блестели неподдельной радостью. Гарри невольно позавидовал ему.
К ним подошла Гермиона.
Ее щеки раскраснелись, она улыбалась.
- Может быть, господин Казанова, вы все-таки уделите один танец мне, – сказала она, с притворным гневом напускаясь на Рона. – Представляешь, Гарри, он уже перетанцевал со всеми своими кузинами и…
- С какими со всеми? – воскликнул Рон. – Меня пригласила только малышка Конни. Она дальняя родственница папы. Но мы и шага сделать не успели, как Фред с Джорджем запустили свой салют. А до этого я танцевал только с тобой. Ну, еще один раз с мамой… - добавил он, чуть понизив голос, будто опасаясь, что его кто-то услышит.
- А про Макгоналл ты забыл? – засмеялась Гермиона.
Гарри любовался своими друзьями. Они были такими полными жизни… Он вновь почувствовал себя чужим, но быстро отогнал черные мысли.
- Пойду и я потанцую с кем-нибудь, – беспечно произнес он.
- Пригласи Джинни, – сказала Гермиона и, потянув Рона за руку, увлекла его к танцующим.
- А кто такой Казанова? – успел спросить Рон напоследок.
- Тебе польстили, – ответил Гарри.
Он еще немного постоял, наблюдая за происходящим. Улыбнулся, глядя, как Хагрид выделывает коленца, похожие на джиттербаг, а Тонкс пританцовывает рядом, на благоразумном расстоянии от его ботинок. Мистер и миссис Уизли сидели рядом на скамейке, на одном краю которой спал неизвестный Гарри седовласый джентльмен. Миссис Уизли с умилением следила за танцующими в самом центре толпы Биллом и Флер. Время от времени она что-то взволнованно говорила мужу, и тогда тот осоловело кивал. Гарри подошел поближе.
- …тебе не стоило так увлекаться огненным виски, Артур, – говорила миссис Уизли, гладя мужа по голове. – Подумай о том, какой сегодня день! Наш мальчик женится. Он стал совсем большим и совсем взрослым! Ой, как бы я хотела, чтобы у него все было хорошо…
Она поднесла к глазам платок, который держала в руках, и вытерла слезы.
- Слава Богу, лицо зажило так, что почти не осталось и следа, – проговорила она, бросая на Билла новый, полный любви, взгляд. – А Флер, наша девочка… Какая она красавица!
Видимо миссис Уизли совершенно забыла о своих прежних претензиях к Флер, так как смотрела на нее с нежным восторгом. Гарри разделял ее теперешнюю точку зрения. Флер выглядела просто сногсшибательно. Свадебное платье, бывшее еще недавно белоснежным, изменило окраску. Оно переливалось всеми цветами радуги. Помимо цвета, Флер изменила длину юбки. Гарри прекрасно помнил, что в начале вечера оно было очень длинным. Настолько, что шлейф платья несли в воздухе несколько заколдованных пикси. Теперь же он мог полюбоваться на точеные ножки вейлы, лихо отплясывающие очередной танец.
- Гарри, - миссис Уизли заметила его. – Ты куда пропал? Почему не танцуешь?
Она внезапно насторожилась.
- Как ты себя чувствуешь? Я, конечно, доверяю эльфам, но…
- Со мной все в порядке, – поспешил успокоить ее Гарри. – Я просто немного устал.
Миссис Уизли кивнула.
- А мой мальчик, Билли… Посмотри на него, Гарри. Как он счастлив! Не могу поверить, что он… что его укусил этот… Скажи, ведь правда уже не заметно следов… Ну, почти не заметно?
Конечно, не только на долю Гарри Поттера возрождение могущества Лорда Волан-де-Морта принесло беды. Он знал об этом. Не он один на этом веселом торжестве чувствовал беспокойство и тревогу.
- Не переживайте, миссис Уизли, - сказал Гарри. – Билл выглядит прекрасно. И вообще все будет в порядке. Люпин ведь говорил, что Билл не так серьезно пострадал. Может быть, он даже не… - Он чуть не сказал: «даже не будет превращаться в оборотня», но вовремя остановился. – Пока ведь с ним все нормально. Хотя полнолуние только что кончилось.
Миссис Уизли обняла его.
- Гарри, милый. Когда-нибудь и ты найдешь свою половинку. Надеюсь, ты пригласишь нас на свадьбу. Мы бы тоже могли устроить ее прямо здесь. Если ты, конечно, не будешь против…
- Миссис Уизли, - твердо произнес Гарри, глядя в толпу танцующих, где виднелась фигурка Джинни. – Если я когда-нибудь женюсь, то моя свадьба состоится только здесь.
- Гарри, - произнес внезапно мистер Уизли. – П-почему бы тебе не потанцевать? Я вот, например, собираюсь пригласить Молли еще на один танец.
- Куда тебе! – засмеялась его жена. – Ты ведь на ногах еле стоишь. Ой… Артур! – воскликнула она, когда мистер Уизли с неожиданной ловкостью подхватил ее на руки и понес к танцевальной площадке. Там он поставил супругу на ноги и как завзятый франт предложил ручку в диковинном танцевальном па. При этом он пошатнулся, но Молли поддержала его, и вскоре они уже завертелись в танце. Названия его Гарри не знал, но догадывался, что он, наверное, был весьма популярен лет тридцать назад.
Он подумал о том, чтобы и самому попробовать избавиться от тоски таким же способом, но тут заметил Чарли, который разговаривал с незнакомым волшебником в фиолетовой мантии. Он сразу же вспомнил о шевелящемся свертке, и решил поинтересоваться, что было в нем. К тому же, таким образом он избегал танцев, где бы неизбежно близко столкнулся с Джинни и ее кавалером.
Подходя, он услышал, как Чарли говорит по-французски:
- Oui, oui, c’est tres interessant, monsieur Cadaver.
- Господин Кадавер, дядя нашей Флер, рассказал мне интереснейшую историю, – пояснил Чарли для Гарри, заметив того. – Оказывается, ему приходилось сталкиваться с драконами, когда он путешествовал по Китаю.
Волшебник важно кивнул.
Тут его позвала какая-то женщина из родни Флер, и он, сказав «экскюзе-муа», покинул их.
- Чарли, - сказал Гарри, обрадованный тем, что ему не пришлось представляться французу. После этого, он не сомневался, неизбежно последовало бы выяснение «не тот ли это знаменитый Гарри Поттер?», а, может быть, даже и «а у вас в самом деле имеется шрам на лбу?». – Отгадай загадку: что у тебя сидит в свертке и шевелится?
Чарли с подозрением огляделся по сторонам, ожидая какого-то подвоха. Но Фред с Джорджем «потрясали танцпол» с французскими кузинами Флер, так что он несколько успокоился и посмотрел на Гарри.
- В смысле? – спросил он.
- Я о том мешке, что ты оставил в комнате, – ухмыльнулся Гарри. – В нем что-то крутится и…
Он осекся.
На лице Чарли мелькнуло странное выражение. Не говоря ни слова, исследователь драконов бросился к дому. Как метеор он влетел в дверь и бросился к лестнице. Гарри видел, как домовые эльфы торопливо уворачиваются из-под его ног. Удивленный такой реакцией, он поспешил следом.
Наверху он застал Чарли торопливо разворачивающим сверток, внутри которого было… что же это было?
На полу стоял механизм, состоявший из нескольких золотистых обручей различного размера – внутри обручей большего размера находились меньшие – это несколько напоминало модель Солнечной системы. Каким-то образом обручи соединялись между собой и постоянно вращались в различных направлениях. Сфера, которую они образовывали, слегка вибрировала, между поверхностями обручей проскакивали искры и пробегали колючие красные разряды. У Гарри мелькнула в голове мысль, что Чарли носит с собой миниатюрную электростанцию, но тут же отогнал эту мысль. Он не был уверен, что тот вообще знает об электричестве.
К тому же, Чарли выглядел явно изумленным. Он даже не повернулся к Гарри, когда тот вошел, а продолжал стоять над вращающимся прибором. Он вытащил палочку, будто собираясь произнести заклинание, но в последний момент замер. Он беззвучно пробормотал что-то под нос, и нахмурился.
- Что это? – спросил Гарри.
Мгновение Чарли непонимающе смотрел на него, а затем встал.
- Это называется Драконьим Сердцем, – произнес он и, не давая возможности продолжать расспросы, взял Гарри за плечи и решительно подтолкнул к двери.
- Извини, Гарри, но я попрошу тебя удалиться, – сказал он. Глаза его при этом как-то странно блестели, будто он сильно нервничал. – Мне надо кое-что сделать, а это может оказаться опасным для тебя.
Чарли негрубо, но настойчиво выставил Гарри из комнаты. После этого Чарли скрылся в комнате, и до Гарри донеслись слова Заклятия недосягаемости. Он вздохнул. После этого пытаться попасть внутрь не было смысла. Сделать это можно, лишь разнеся комнату к чертям. Подслушать тоже было нельзя – заклинание пресекало и такую возможность. К тому же Чарли немедленно узнавал обо всех попытках подобраться к нему.
Гарри вышел из дома и поднял голову. В окне их комнаты вспыхнуло красноватое свечение, а потом все закрыла занавеска, задернутая Чарли. Гарри покачал головой. Заклятие предупреждало волшебника и о таких непрошенных взглядах. Бороться с магией было непросто.
К его удивлению, Чарли вернулся к празднующим очень быстро. Он, ничуть не смущаясь, подмигнул Гарри и сразу же влился в толпу танцующих.
Гарри Поттер несколько мгновений смотрел на него, а затем, сделав для отвода глаз пару кругов по двору, улучил удобное мгновение и скользнул обратно в дом. В том, что у Чарли были свои секреты, не было ничего удивительного. Гарри понятия не имел, что такое Драконье Сердце, но, очевидно, это устройство имело какое-то отношение к работе Чарли. Заинтересовало его другое. Почему-то этот предмет мог оказаться опасным для него, Гарри. Может, он стал чересчур мнительным, но теперь поневоле видел во всем козни Волана-де-Морта. Не то, чтобы он всерьез думал, что Чарли может иметь какие-то дела с Темным Лордом, скорее, дело было в расстроенных нервах… Тем не менее, Гарри вошел в комнату, держа палочку наготове.
Сверток исчез. Не было и следов ворожбы. Какого-нибудь особого запаха, дыма или чего-то в этом роде. Закончив свои дела, Чарли куда-то убрал Драконье Сердце.
Впрочем, это не слишком долго занимало мысли Гарри. Очутившись в комнате, он снова стал обдумывать свое утреннее отбытие, которое больше напоминало побег. Заново пробежавшись в уме по первоначальным мероприятиям, он пришел к выводу, что особой опасности нет. Во всяком случае, она была не большей, чем та, которой он подвергается каждый день. Даже здесь, в Норе. И подставляет других, если уж говорить об этом прямо. Гарри вспомнил, как его терзали страхи, что Волан-де-Морт узнает о свадьбе в семействе Уизли и решит напасть на них в этот день. Это слегка беспокоило его и сейчас, но, судя по тому, что рассказывал сегодня утром мистер Уизли, Темный Лорд со своими приспешниками находился в данный момент не в Англии. Несколько дней не было слышно ни о каких нападениях и происшествиях. Однако родственники Флер говорили о странных волнениях в Европе. Хотя сообщения, полученные ими с совами, были скудными и ничего толком не проясняли, Гарри почти не сомневался, что Волан-де-Морт и здесь не остался в стороне.
Он лежал и размышлял, что, по крайней мере, для него лично в этом есть кое-что хорошее. Это значит, что Темный Лорд занялся чем-то другим, и Гарри хотя бы первое время может действовать относительно спокойно. Потом его мысли вернулись к предмету, о котором он много размышлял в последнее время – изменение внешности. Он вытащил из-под матраса рюкзак, достал книгу Фарида Ферренбурга «Десять тысяч способов сделать так, чтобы вас не узнала собственная мать», и принялся листать ее. Эту книгу он тщательно прятал от Рона и Гермионы, опасаясь, что те догадаются о его планах начать поиски в одиночку. Поэтому у него не было времени хорошенько изучить ее. Тем более, что колдун Ферренбург в самом деле предлагал десять тысяч способов, благодаря которым можно было принять какое угодно обличие. Наткнувшись на совет о том, как стать внешне неотличимым от вервольфа, Гарри почувствовал отвращение к книге и спрятал ее обратно в рюкзак. Он решил, что займется экспериментами со внешностью позже.
Вместо этого он стал размышлять о самых разных вещах, пытаясь отвлечься от невеселых дум. Его мысли перескакивали на идею изменить цвет кожи на черный (на время, конечно), но сомневался, что его непокорные волосы станут кудрявыми; потом принимался представлять, как он будет искать крестражи, можно ли будет привлечь к этому делу Кикимера; но каждый раз его мысли возвращались к тому образу жизни, от которого он собирался отказаться, а также людям, с которыми он собирался расстаться. Его лучшими друзьями – Роном, Гермионой, Джинни…
Джинни Уизли была для него большим, чем просто другом. Перед его внутренним взором постоянно вставали ее изумительные глаза, в которых теперь он замечал горечь и обиду.
Так, терзаясь воспоминаниями, он пролежал больше часа, а потом неожиданно для самого себя задремал. Он не слышал, как в комнату вошел Перси и стал устраиваться на матрасе, расстеленном на полу. Разбудил его Рон, который, войдя в комнату, не заметил Перси, запнулся о брата и с грохотом упал в проходе между кроватями.
Когда Перси прекратил ворчать, а Рон, на чьем лице блуждала счастливая улыбка, рухнул на свою лежанку, Гарри спросил друга:
- Рон, ты не знаешь случаем, что такое Драконье Сердце?
Тот пожал плечами. Очевидно, его мысли были далеко отсюда, и Гарри не стал переспрашивать. У него на это и не было шанса, так через секунду Рон уже храпел.
Некоторое время Гарри наблюдал за тем, как домовые эльфы наводят порядок во дворе под руководством миссис Уизли. При этом он думал, что, возможно, не вернется в Нору больше никогда. От таких мыслей его сердце разрывалось. Потом он заметил, что небо начинает светлеть, и решил, что должен все-таки немного поспать. Произнеся короткое заклинание, которое должно было разбудить его без четверти пять, он повернулся на бок и закрыл глаза.
Когда ласковый голос в третий раз прошептал ему в ухо: «Гарри, просыпайся!», он понял, что время пришло. Он поднял голову и огляделся. Рон с Перси спали на своих местах. Чарли не было. Гарри подумал, что тот, наверное, перебрался в другую комнату вместе со своим загадочным Драконьим Сердцем или уже покинул Нору.
Стараясь не шуметь, он оделся, вытащил рюкзак и, перешагнув через Перси, открыл дверь. Внизу горел свет. Там кто-то разговаривал. Гарри был готов к такому развитию событий. Он вытащил из кармана мантию-невидимку и накинул на себя. Ступая по скрипучей лестнице, он подумал, что учел все-таки не все. Следовало заранее закрепить заклинаниями некоторые ступеньки. Время от времени они так оглушительно трещали, что он решил, будто уже выдал себя.
Ступив на пол, он с содроганием поднял взгляд, ожидая увидеть удивленные лица, смотрящие в его направлении. Но обнаружил, что никто не обращает на него никакого внимания.
В гостиной были двое – Люпин и Чарли. Они горячо, но тихо что-то обсуждали. Чтобы выйти из дома без лишних расспросов, Гарри надо было неслышно обойти их. Сняв под мантией кроссовки, он тихо двинулся к двери, попутно прислушиваясь к разговору волшебников.
- То, что тебе надо немедленно вернуться, я понимаю, – мягко говорил Люпин. – Но ты уверен, что отправляться одному – это хорошая идея? Я мог бы…
Чарли яростно замотал головой.
- Медлить больше нельзя. Когда я увидел, с какой скоростью оно вращается, то понял, что случилось что-то невероятное. Но я ведь не стал очертя голову сразу же бросаться туда. Я немедленно связался с Грегором, и когда он сообщил, в чем же собственно было дело…
Тут он замолчал и вытащил из кармана круглые часы в металлическом корпусе. Гарри как раз крался мимо и смог бросить взгляд на те. Часы, как и большинство вещей волшебников, выполняли множество функций. В данный момент их циферблат представлял собой гладкую голубую поверхность, покрытую множеством мелких красных точек. Гарри понятия не имел, чтобы это могло значить, но Чарли и Люпину это, судя по всему, что-то говорило. Они многозначительно переглянулись.
- Ты можешь отправиться со мной, Люпин, – сказал Чарли. – Но в лагерь тебе ходить нельзя. Ты сам понимаешь, что…
В этот момент неожиданно часы заговорили.
- Вас подслушивают, – произнесли они гнусавым голосом. – Здесь находится шпион. Он стоит позади вас. В двух шагах.
Гарри чертыхнулся про себя. Часы оказались еще и защитным устройством. Он поспешил к выходу, но было поздно. Две могучих руки схватили его и лишили возможности двигаться, а через мгновение в грудь ему уперлась палочка Люпина.
- Гарри? – изумились оба волшебника, когда увидели, кто скрывался под плащом-невидимкой. – Что ты здесь… Куда это ты собрался?
Дорожный вид Гарри, а также рюкзак, перекинутый через плечо, не оставляли ему возможности придумать какую-нибудь подходящую небылицу, так что он просто пожал плечами.
- Гарри, - с упреком произнес Люпин. – Ты понимаешь, что тебя нельзя одному отправляться куда бы то ни было? Здесь ты под защитой… Только подумай, сколько прихвостней Волан-де-Морта бродят там, снаружи. Они только и мечтают, чтобы ты попался им в лапы. Ты не можешь… Кстати, а куда это ты собрался?
Гарри молчал. Побег был сорван, так что, видимо, ему предстояло вернуться в свою комнату и дождаться другого случая. Или все-таки попытаться сбежать сейчас, пока Люпин и Чарли не пришли в себя? Отвлечь внимание и трансгрессировать? Он сунул руку в карман, где лежала палочка.
Но тут заговорил Чарли, обращаясь к Люпину:
- Скажи, Римус, - проговорил он многозначительно. – Я так понимаю, это имеет отношение к тому, о чем мы говорили? Гарри отправляется на охоту за Сам-Знаешь-Кем. Может, мне стоит взять Гарри с собой?
Гарри и Люпин посмотрели на него с одинаковым изумлением.
- В самом деле, - сказал Чарли. – Мы ведь пришли к выводу, что главной опасностью для Гарри являются Темный Лорд и Пожиратели смерти. А там, куда мы отправимся, в стране драконов, Гарри можно будет спрятать и защитить гораздо лучше, чем здесь.
- Спрятать? – произнес Гарри одновременно с Люпином, который сказал:
- В своем ли ты уме, Чарли?
- Определенно, – ответил Чарли с видом, дававшим понять, что он отвечает сразу на оба вопроса.
- Но меня не надо прятать! – возразил Гарри, а Люпин в то же время заявил:
- Ты хоть понимаешь, во что ты можешь втянуть его?
Тут Чарли поднял обе руки, призывая их прекратить говорить вместе, и ответил по очереди:
- Я не совсем правильно выразился. Никто не собирается прятать тебя как, скажем, беглеца, Гарри. На самом деле, речь идет скорее о том, что мы просим тебя помочь. Римус, думаю, если посмотреть на ситуацию внимательно, то Гарри, несомненно, будет там в большей безопасности и, к тому же, сможет принести немалую пользу.
Он смотрел Люпину в глаза, и Гарри не заметил никаких подмигиваний.
- Там – это где? – спросил он.
- Румыния, – ответил Чарли. – Я бы, конечно, не рискнул пригласить кого-то другого… Но я знаю, что ты прекрасно умеешь управляться с драконами. А это умение тебе может весьма и весьма пригодиться.
Гарри вздохнул. Ему показалось, что Чарли в самом деле больше беспокоится о его безопасности и собирается увезти с собой лишь затем, чтобы спрятать в каком-нибудь укромном месте. А это не входило в его планы – прятаться.
- К сожалению, - начал он, – я не могу…
- Гарри, – проговорил Чарли, внезапно посерьезнев, – времени мало. Я уже должен быть на месте. Поэтому если я просто скажу, что отправляюсь помешать Сам-Знаешь-Кому приобрести новых союзников и прошу твоей помощи, ты поможешь мне?
Гарри внимательно всмотрелся в его лицо. Нет, Чарли был абсолютно серьезен.
- Это как-то связано с той штукой… Сердцем Дракона? – спросил он.
Чарли кивнул.
- Но… - начал Люпин.
Чарли остановил его жестом руки.
- Гарри, я не пытаюсь обмануть тебя, – сказал он. – Ты хочешь бороться с Темным Лордом. Я лишь скажу тебе, что сейчас в Румынии происходят некие события, которые могут весьма сильно повлиять на положение дел здесь. Нам всем нужно время. И ты можешь помочь выиграть его. Нам всем.
- Но чем я могу…
Чарли говорил торопливо, вглядываясь в свои загадочные часы.
- Не сейчас, Гарри. Это очень длинная история. Возможно, по прибытии нас будут ждать сюрпризы… Ну, ладно, это еще не точно… В общем, я сказал тебе, чем нам предстоит заняться, так что принимай решение.
Гарри Поттер перевел взгляд на Люпина.
Тот помялся, но потом кивнул.
- Да, Гарри, признаю, что в этом есть свой смысл…
В этот момент часы Чарли издали мелодичный звон.
- Все. Время, – произнес он. – Нас ждут. Гарри, ты со мной? Если да, то берись за меня. Мои часы – это портал.
Он протянул руку.
Поверхность часов засветилась изумрудно-зеленым светом.
Гарри помедлил. Он не мог не верить Чарли, но… все происходило так неожиданно. И времени на раздумья не было. Это касалось Темного Лорда… Что Гарри мог еще сделать? В конце концов, тот был его целью… Вздохнув, он взял Чарли за руку и посмотрел ему в глаза. Люпин тоже взял Чарли за руку.
- Я пойду с вами. Если вас кто-нибудь поджидает…
Чарли кивнул.
- А кто нас там может поджидать? – спросил Гарри. – Драконы?
- Нет, – усмехнулся Чарли. - Всего лишь вампиры.
Через мгновение перемещающая сила портала завертела их словно водоворот щепки.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Открыть тему фанфика в новом окне.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100