Добавить в избранное Написатьь письмо
Дженнифер (бета: Bes )    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Саммари: Сиквел к фанфику «Невидимый друг Снейпа». Северус усыновил Гарри и теперь должен как-то справляться с возрастающим магическим потенциалом малыша, при этом никого не убить. 2 глава не бечена, но отредактирована.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Северус Снейп, Ремус Люпин, Альбус Дамблдор, Сириус Блэк
    Общий /AU || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 3
    Прочитано: 58735 || Отзывов: 93 || Подписано: 471
    Начало: 20.08.08 || Последнее обновление: 04.12.10
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Воспитание Снейпа

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Название: Воспитание Снейпа
Автор: teacherbev
Перевод: Дженнифер
Бета: Bes.
Категория: джен
Жанр: General/AU
Рейтинг: PG-13
Саммари: Сиквел к фанфику «Невидимый друг Снейпа». Северус усыновил Гарри и теперь должен как-то справляться с возрастающим магическим потенциалом малыша, при этом никого не убить.
Пейринг: ГП, СС (не слеш).
Предупреждение: AU, некоторый ООС
Диклеймер: ни на что не претендую.
Прим. автора: перед прочтением этого фика советую ознакомиться с приквелом, иначе многие детали останутся непонятными для непосвященного читателя. Действие начинается сразу после событий фанфика «Невидимый друг Снейпа», летом, когда Гарри/Сайрусу исполняется пять лет.
Прим. переводчика: Отзывы как всегда приветствуются.

Глава 1. В поисках друга.

Неделя после пира оказалась знаменательна лишь отсутствием неприятностей, что уже само по себе было необычным. Никаких сумасшедших сов из Министерства Магии, никаких ссор среди преподавательского состава, поскольку закончились экзамены и контрольные, и были выставлены итоговые оценки. Никаких неожиданных происшествий, которые помешали бы преподавателям наслаждаться заслуженным, пусть и недолгим, отпуском. И самое главное для Северуса Снейпа – никаких приступов или истерик от приемного сына Сайруса, в прошлом известного как Гарри Джеймс Поттер. В свои четыре с половиной, почти пять лет, Сайрус понемногу стал избавляться от неестественной застенчивости и страха перед окружающими, которые появились благодаря «заботе» его прежних опекунов.
Прошлым летом, когда Северус остался в Хогвардсе фактически в полном одиночестве, в его лаборатории неожиданно появился окровавленный и измученный мальчик. Снейп вылечил ребенка и заботился о нем, пока остальные преподаватели не вернулись в замок. Ему приходилось сдерживать эмоции и справляться с собственным вспыльчивым характером, потому что малыш боялся любых громких звуков, да к тому же немало пострадал как физически, так и эмоционально, от опеки родственников. Со временем Снейп привязался к несчастному одинокому ребенку, жадно принимавшего любые проявления неуклюжей заботы негаданного защитника, и с радостью проводил целые дни в его компании.
Каковым же было изумление Мастера Зелий, когда он узнал, что кроме него никто не может видеть малыша! Позже удалось выяснить, что мальчик никто иной как сын его заклятого врага Джеймса Поттера, но к тому времени Северус успел полюбить ребенка, и, забыв о былой ненависти, принял мальчика и стал заботиться о нем, как о собственном сыне.
И сейчас Северус Снейп, сальноволосый мерзавец и гроза Хогвардса, наслаждался теплым солнечным днем, сидя на покрывале, потягивая сливочное пиво и наблюдая, как Сайрус летает на метле. Крепко обхватив свою метлу маленькими ручками и с огромной улыбкой на лице, которая сияла почти также ярко как летнее солнце, Сайрус пытался поймать крохотный игрушечный снитч – подарок мадам Хуч на прошлое Рождество.
Хруст сухой ветки предупредил Снейпа о том, что кто–то собирается нарушить их уединение. Повернувшись, Северус увидел, что к ним направляется Ремус Люпин и директор Хогвардса Альбус Дамблдор. Северус недовольно нахмурился – еще не зная цели их визита, он понял, что отдых будет испорчен в любом случае.
Прошлым Рождеством Люпина приняли на работу для того, чтобы он мог дать Сайрусу базовое не магическое образование, а также помочь Северусу в его экспериментах над Ликантропным зельем. К сожалению, малышу оказалось недостаточно изучать только лишь маггловские дисциплины, и сейчас эти двое скорее всего собираются обсудить с Северусом планы на лето, поскольку они собирались начать обучение Сайруса магии.
Вздохнув, он допил сливочное пиво и приглашающее махнул волшебникам, предлагая присоединиться к нему,
Северус просто ждал, не желая начинать разговор самостоятельно, в конце концов, нынешнее положение вещей не слишком его огорчало. Альбус же посмотрел поверх своих очков–полумесяцев на мужчину, которого считал своим сыном, вздохнул и начал:
–Северус, ты знаешь, почему мы здесь. Студенты и преподаватели разъехались, и как раз время подыскивать для Сайруса подходящую компанию сверстников. Мы с Ремусом просмотрели списки студентов, которые в будущем будут учиться вместе с Сайрусом, и чьи родители входили в состав Ордена Феникса, или тех, кто был на стороне света и хотят защитить своих детей от оставшихся на свободе Пожирателей.
Северус нахмурился:
–И о скольких детях мы говорим, Альбус?
Ремус улыбнулся недовольному Зельевару:
–Северус, я изучил много литературы о дошкольниках, их обучении и пришел к выводу, что количество детей в группе, и девочек и мальчиков, должно составлять от четырех до десяти человек. И хотя мне не хотелось бы самостоятельно обучать десять пятилетних малышей, я с радостью помог бы Сайрусу научиться строить отношения с одногодками.
Альбус вытащил из кармана мантии сложенный пергамент и, приподняв голову, принялся читать его вслух:
–Мы нашли Невилла Лонгботтома, Сьюзан Боунз, Блейза Забини, Терри Бута и, конечно же, четверых младших Уизли. Чарли и Билл Уизли уже посещают Хогвардс, а Перси поступит в следующем году, они слишком взрослые, чтобы попасть в эту группу. Я бы предложил, чтобы вы с Сайрусом за это лето встретились с каждой из этих семей отдельно. А затем, если дети хорошо поладят, отправить их родителям письмо с приглашением посещать дневную школу несколько дней в неделю здесь в замке. Они могут приходить не каждый день или посещать все занятия, если решат, что их детям не нужны углубленные занятия Сайруса.
–Я могу еще предложить девочку Лавгуд, - добавил Ремус, - и, возможно, младшую Эбботт. Их родители не входили в состав Ордена, но ведь были на стороне света, верно?
–Неплохое предложение, особенно насчет Оддгарда, который выпускает «Придиру», – Альбус легкомысленно отмахнулся от испуганного взгляда Северуса. – Я знаю, у журнала не самая лучшая репутация, но ее с удовольствием читают, да к тому же публикации не контролирует Министерство, – глаза Дамблдора лукаво замерцали.
Северус недовольно насупился:
–А я могу сам выбирать детей, Альбус? И почему бы нам не найти спокойного, не раздражающего малыша, с которым Сайрус мог бы играть?
Ремус посмотрел на Альбуса, прося помощи:
–Северус, мы уже говорили об этом. Сайрус слишком тихий ребенок. Он только начинает вести себя как нормальный малыш, но все еще слишком резко реагирует на громкие звуки, особенно крики. Ему необходимо быть в окружении одногодок, и тихих и шумных, чтобы он мог понять, как ведут себя обычные дети. Он все еще не избавился от последствий прошлой травмы и сам знаешь, что он все еще очень часто становится невидимым. Даже ты понимаешь, что это не нормально.
–Конечно понимаю, но я не хочу на него давить. А если он еще не готов? Не хочу добавлять в его и без того не простую жизнь лишние стрессы, – сокрушительно вздохнул Снейп.
Альбус ободряюще похлопал зельевара по колену:
–Ты же знаешь, что мы не будем давить на мальчика, если он все еще не готов, но если не попробуем сейчас, через несколько лет ему придется еще труднее. Он общается только с взрослыми преподавателями Хогвардса, и я ни разу не видел, чтобы он общался с кем–то из студентов.
–Да, вообще–то он становится почти сразу же невидимым, когда оказывается к студентам ближе, чем он привык их видеть из за стола преподавателей. Ну, это если конечно рядом нет меня, – Северус посмотрел вверх на все еще резвящегося малыша, который уже явно устал и скоро наверняка нужно будет попросить его спуститься. Поднявшись с одеяла, Северус разгладил складки на своей легкой летней мантии. – Предлагаю приглашать их в замок по одному или по двое, Альбус. И думаю, обсуждать здесь уже нечего. Сайрус, спускайся поздороваться с дедушкой Альбусом и дядей Муни!
Сайрус повернулся и, заметив, что у папы появилась компания, улыбнулся. Ловко приземлившись и спрыгнув с метлы, он по очереди обнял Альбуса и Ремуса.
- Вы видели меня?! Я поймал снитч!– Сайрус просто лопался от переполнявшего счастья и хотел поделиться им с остальными.
Позже, попрощавшись, Сайрус взял отца за руку, и они вдвоем направились к замку, оставляя Ремуса и дальше планировать обучение малыша, в то время как Альбус пытался найти в корзине для пикников оставшиеся сладости.

Два дня спустя оба Снейпа стояли у входа в Большой Зал, ожидая прибытия первых гостей. Северус встал на колени перед сыном и торопливо поправил его летнюю мантию, а затем встал и нервно оправил свою. С прошлого года он начал носить мантии разных цветов, взамен полюбившихся черных, но все равно до сих пор предпочитал очень темные цвета, и лишь когда на мантии падал свет, они отливали темно-зеленым цветом. Волосы у обоих Снейпов были собраны в хвост и завязаны черными лентами.
Первыми появились Невилл Лонгботтом и его грозная бабушка. К счастью, Сайрус наблюдал за «бабушкой» Минервой, и часто видел на ее лице такое же суровое выражение, особенно, когда она смотрела на своих студентов. Невилл прятался за спиной бабушки, иногда застенчиво выглядывая из-за ее огромной красной сумки. Северус заметил, как Сайрус широко раскрытыми глазами испуганно рассматривает чучело на голове старой леди, но ладошка, крепко сжимающая пальцы отца доказывала, что малыш и не думает исчезать.
Не прошло и минуты, как у входа появились мистер и миссис Забини с сыном Блейзом, идущего между ними. Северус украдкой посмотрел на мальчика. «Хорошо, что он не выхаживает с важностью малолетнего идиота Драко Малфоя, и выглядит намного умнее сыновей Кребба и Гойла. И не смотря на ярко выраженные слизеринские качества, Забини во время войны сражались на стороне Света. Я могу позволить мальчишке подружиться с Сайрусом. Лонгботтом очень застенчив, Сайрус тоже, поэтому они вполне могли бы поладить, но мне все равно хотелось бы, что малыш поборол робость. Возможно, Ремус мог бы справиться с обоими мальчишками.
Большой Зал уже успели подготовить к прибытию гостей, поэтому Северус вежливо пригласил их на ленч. Здесь стоял большой стол для взрослых – Зайфрема и Алисии Забини, Агнесс Лонгботтом, Альбуса, Ремуса и него самого. Трех мальчиков усадили на маленький столик так, чтобы их можно видеть, но разговоры взрослых туда не доносились. Северус за эти два дня несколько раз убеждал малыша, что ему не нужно будет становиться невидимым, папа всегда будет рядом, а ему стоит познакомиться с другими ребятами, потому что, скорее всего, они окажутся в будущем на одном курсе.
Северус сидел лицом к детям и краем уха слушал, как Ремус и Альбус объясняют остальным свою идею с учебным планом. Без взрослых мальчики, кажется, чувствовали себя намного лучше и ели любимое блюдо Сайруса - жареного цыпленка с картофелем. Во время ленча они немного освоились, Невил и Блейз принялись оживленно болтать между собой, и иногда к их разговору присоединялся и Сайрус.
Трое мальчиков с радостью согласились полетать с отцами на метлах, а Ремус согласился взять с собой на метлу Невилла. У Агнесс Лонгботтом была раздражающая привычка чрезмерно опекать внука, к тому же она часто повторяла «бедный Невилл никогда не проявлял никаких признаков магии» или же «как вся семья боится, что бедняжка окажется сквибом!». Ремус с Альбусом понимающе переглянулись, когда она слишком громко повторила это, так что услышал и Невилл, испуганно вздрогнув от голоса любимой бабушки.
Наконец Альбус пояснил, что он нашел имя мальчика в регистрационной книге детей-волшебников, и Невилл несомненно волшебник, иначе его имени не появилось бы в книге!
И сказал он это очень громко, чтобы Невилл обязательно услышал. Невилл, казалось, даже стал выше ростом и поднял голову, услышав слова директора. Альбус, Ремус и Снейп решили, что даже если младший Лонгботтом не понравится Сайрусу, он все равно будет посещать школу вместе с ним, хотя не похоже, что малыш будет против компании Невилла.
После того, как вечером Сайрус уже уснул, зачинщики новой идеи собрались в гостиной Северуса, попивая вино и обсуждая события, произошедшие сегодня днем.
Альбус сокрушенно покачал головой:
–Агнесс была хорошей матерью для Франка, подозреваю, что после того, что Пожиратели сделали с ее сыном и невесткой, она просто хочет, чтобы Невилл был в безопасности. Но сегодня днем мне хотелось как следует встряхнуть ее и показать, насколько ее слова снижают самооценку мальчика.
–Если бы там не было детей, я бы не просто встряхнул ее, – проворчал Северус, и Ремус, сделав еще один глоток великолепного вина, согласно кивнул. Он достал из кармана мантии пергамент и поставил галочки напротив имен Невилла и Блейза.
–Мы все согласны, что обоих мальчиков следует пригласить в дневную школу? – Оба, и Северус, и Альбус что–то пробормотали, соглашаясь. Ремус продолжил:
–Я знаю, Северус, что Чарли и Билл уже занимались у тебя на Зельях. Не будешь возражать, если мы пригласим Уизли следущими, а оставшиеся три семьи на следующей неделе, после полнолуния?
Северус замахал руками:
–Никаких возражений, Чарли вполне компетентный студент, Билл тоже мог бы быть вполне хорошим учащимся, если бы уделял больше внимания занятиям, но они ничем не отличаются от всех остальных студентов Хогвардса. Подозреваю, что с остальными та же история. Я понимаю, что мать обучала их дома, поэтому и уровень подготовки у них должен быть приблизительно одинаковым. Я помню Молли и Артура еще по собраниям Ордена, и хотя Молли иногда чрезмерно опекает своих чад, они с Артуром очень хорошие люди. Возможно, нам стоит пригласить Сьюзан, и Луну , чтобы Сайрус мог познакомиться и с девочками, насколько я помню, младший ребенок Уизли тоже девочка.
Рему нахмурился, и между бровей залегла небольшая складка:
–Думаешь, стоит за один раз приглашать такую большую группу? Думаешь, Сайрус справится? Я, конечно, сегодня очень гордился тому, как он вел себя с мальчиками, но не уверен, что при огромной толпе он будет чувствовать себя уверенно.
Альбус тихо засмеялся:
–Подозреваю, что Северус хочет быстрее набрать группу и вернуться к своим котлам. Я понимаю, что тебе нужно полонить запасы зелий для больничного крыла, а в присутствии малыша варить их довольно проблематично.
–Ну, вообще–то, да. Мне нужно сварить несколько зелий, которые ядовиты для маленького ребенка, но я и впрямь думаю, что Сайрусу следует привыкать к большой группе детей. В конце концов, он познакомится с Биллом и Чарли, а затем мы разделим всех на более маленькие группки, и позволим малышу наблюдать. Если он будет чувствовать себя спокойно, то присоединится к ним. И еще нам следует пригласить Блейза и Невилла, чтобы посмотреть, как они буду вести себя все вместе.
Альбус с задумчивым видом кивнул:
–Великолепная идея. Нам нужно будет определить, как мальчики отнесутся к девочкам, и какие отношения установятся между членами группы. Если ребята будут хорошо относиться к Сайрусу , но сориться между собой, ничего из этого не выйдет. Я займусь этим завтра. Итак, джентельмены, я вас оставлю, поскольку перед сном мне нужно еще закончить кое–какую бумажную работу. Спокойной ночи, – он поставил пустой бокал на кофейный столик и вышел из комнаты.
Ремус с удовольствием потянулся так что хрустнули позвонки.
–Замечательно. Северус, я тебе больше не нужен?
Северус легкомысленно отмахнулся и, прежде чем Ремус успел захлопнуть за спиной дверь, уже углубился в какой–то журнал по зельям.

Через день после полнолуния решили, что уже можно провести встречу. Сайрус вновь стоял у входа в Большой Зал, взволнованно подпрыгивая на месте, в то время как его отец тщетно пытался разгладить его мантию.
–Когда они уже будут здесь? Мы же сможем с Невиллом и Блейзом снова полетать? Правда, папа?
–Они будут здесь сразу же, как приедут. И я уверен, что вы сможете полетать. Двое мальчиков Уизли, которых я уже знаю, любят летать, поэтому думаю, остальные Уизли тоже очень любят летать. И постой хотя бы минуту на месте, чтобы я мог поправить воротник твоей мантии, – Северус мученически вздохнул. Как, всего лишь за год, его жизнь стала настолько сложной? Сегодня исполнялся ровно год с того дня, как малыш появился в лаборатории Северуса. И Северус не переставал удивляться, как сильно изменились их жизнь. Хотя стоит признать, что изменения большей частью были приятными.
Они услышали голоса Уизли еще задолго до того, как те появились на пороге.
Северус сжал ладонь Сайруса в своей.
–Я знаю, что ты справишься, малыш. Знаю, что ты напуган, но помнишь, ты и раньше боялся, а у тебя все-таки появилось два замечательных друга. Я всегда буду рядом и, если понадобится, помогу.
Сайрус закусил губу и доверчиво посмотрел Северусу в глаза.
–Я знаю, папа. Дядя Муни и дедушка Альбус уже говорили мне об этом. Я в порядке, папа, и я справлюсь.
До наступления ленча, почти целый час, компания детей играла в салочки под пристальным вниманием родителей. Чарли и Билл следили, чтобы все дети принимали участие в игре, никого не обижали и не толкали. Очевидно, до этого они сказали младшим братьям и сестре, что Сайрус очень стеснительный мальчик, и не нужно пугать его или насильно заставлять присоединяться к своей компании. Северус с радостью наблюдал за взаимопониманием в группе малышей, хотя предпочел бы, чтобы Перси - третий ребенок Уизли - не принимали в их компанию. Тот вел себя так, будто слишком взрослый и умный, чтобы играть с малышней в салочки.
В самом начале ленча к ним присоединился Ремус, который присел между Северусом и Артуром Уизли. Бедняга все еще выглядел слишком бледным и изнеможенным после полнолуния.. Но неожиданно на его лице появилось выражение искреннего недоумения. Непонимание быстро сменилось невероятной яростью.
– Артур, у одного из ваших домочадцев случайно нет домашнего животного крысы? Довольно толстой серой с подпалинами крысы, с длинным тощим хвостом? Ей должно быть где–то от года до четырех лет.
Артур проглотил кусок и с недоумением посмотрел на Ремуса:
– Вообще–то да, четыре года назад во дворе за домом Перси нашел именно такую крысу как ты и описываешь.
Выражение лица Ремуса стало еще более загадочным:
– И у крысы не было пальца на одной из передних лап, верно?
– Откуда ты знаешь? – удивленно воскликнул Уизли.
Ремус даже не потрудился ответить:
–Сегодня вы привезли ее с собой? – Ремус дернул носом, тем самым напоминая Северусу, что полнолуние только прошло, и все чувства оборотня все еще обострены.
Артур отложил вилку и встал из–за стола. Он подошел к Перси, наклонился и прошептал ему что–то на ухо. Перси в ответ кивнул, достал из кармана мантии спящую жирную крысу и отдал отцу. Мистер Уизли взял грызуна и, неся его на вытянутых руках, вернулся за свой стол. Неожиданно Ремус вытащил свою волшебную палочку и оглушил все еще спавшую крысу.
Из–за стола раздали крики – Перси завопил что–то тонким срывающимся голосом, Молли возмущенно кричала на Ремуса, Артур уронил оглушенную крысу и затряс руками, пытаясь избавится от неприятного покалывания в ладонях – результата заклятия. Незамеченный никем Сайрус замерцал и с тихим хлопком исчез из Большого Зала. Северус выхватил палочку Люпина, а Альбус попытался, хоть и безуспешно, всех успокоить. Приставив палочку к горлу, он наложил заклинание Sonorous и произнес:
–Прошу всех успокоиться. Я уверен, что у Ремуса были причины оглушать крысу. Давайте позволим ему объясниться!
Ремус практически упал на стул, дрожа от осознания случившегося, затем глубоко вздохнул и приступил к объяснению:
–Альбус, наколдуйте клетку с анти–анимагическим барьером, а затем примените заклинание превращения на крысе. Если я прав, то это совсем не крыса. Я услышал запах, который не чувствовал вот уже четыре года. Запах человека, которого считал погибшим.
После замысловатого взмаха палочки, на каменном полу, на том месте, где лежала крыса, появилась клетка, отливающая ярко–зеленым цветом. Переглянувшиеся Северус, Альбус и Артур одновременно произнесли заклинание, превращая грызуна в небольшого лысоватого волшебника. Артур отшатнулся в сторону и упал на стул.
–Питер Петтигрю! Но это значит… значит, что…
Альбус побледнел, а его глаза яростно вспыхнули:
–Это значит, что Сириус Блек не предавал Поттеров, не убивал Питера и магглов. Амалия, вы не могли бы вызвать сюда несколько надежных Авроров? Северус, принеси, пожалуйста, Веритасерум. Зайфрем, а ты собери членов Визенгамота, чтобы мы могли провести суд. Молли, Агнесс, Алисия выведите отсюда детей, попросите Хагрида показать им маленьких книзлов, которых он выращивает для племянницы Минервы. Спасибо. – Все быстро заторопились выполнять поручения. К тому же, всем хотелось поскорее услышать историю Петтигрю, волшебника, которого считали убитым рукой Сириуса Блека.
Молли и остальные ведьмы не заметили, что в общей суматохе, пока выводили шумную компанию детей на улицу, они не досчитались одного ребенка. Но Невилл, который искал своего друга, почти сразу же заметил исчезновение Сайруса. Он подошел к бабушке и спросил:
–Бабушка, а где Сайрус? Он все еще в замке? Я хотел пойти с ним, но не смог найти.
Агнесс Лонгботтом внимательно осмотрелась и не увидела маленького темноволосого мальчика. Альбус рассказал ей об «особых» способностях мальчика, потому что они уже решили, что Невилл будет учиться вместе с ним. Женщина позвала детей и осторожно спросила:
–Вы не видели Сайруса? Он здесь? – Она знала, что семейству Уизли не сказали о возможности мальчика становится невидимым, поскольку еще не было решено, станут ли малыши заниматься в одной группе с Сайрусом.
Молли позвала Чарли и Билла и попросила их вернуться в замок, чтобы проверить, вышел ли малыш из Большого Зала. Она уже заметила застенчивость Сайруса, что показалось ей очень необычным или, скорее, непривычным. Поскольку Билл и Чарли учились уже в Хогварде, они прекрасно знали, что, испугавшись, Сайрус может стать невидимым, и ребята подозревали, что малыш решил спрятаться и оставаться рядом со своим отцом. Они кивнули матери и побежали обратно, а остальные дети отправились к хижине Хагрида, возбужденно обсуждая котят, с которыми они сейчас смогут поиграть. Пережитое в Большом Зале событие было практически сразу же забыто.
Билл и Чарли нашли своего отца и объяснили ему ситуацию, чтобы он мог передать их слова профессору Снейпу, когда тот вернется с Веретасерумом. Мистер Уизли на секунду ошеломленно замер, но, быстро сориентировавшись, отправил мальчиков обратно к матери, а сам подошел к Альбусу. Дамблдор в это время разговаривал с одним из членов Визенгамота, которого мистер Забини вызвал по каминной сети.
–Простите, что беспокою вас, Альбус, – отозвал Артур директора в сторону. – Чарли и Билли сказали, что Сайруса нет с остальными детьми. Так же они сказали что-то вроде того, что мальчик может становиться "невидимым". Вы не знаете, что они имели в виду?
Альбус поправил очки на переносице, а затем устало кивнул:
–Следовало ожидать, что он спрячется. Да, Артур, он может становиться невидимым, когда чувствует себя в опасности. Я позабочусь об этом, передай мальчикам благодарность за то, что рассказали об исчезновении Сайруса, но пока это секрет, и остальным детям не следует ничего знать. Молли лучше тоже пока не говорить.
–Понимаю, директор. А теперь прошу извинить меня, я должен помочь мадам Боунс с Питером Петтигрю. – Артур вежливо кивнул и отошел от группы людей, все еще обсуждающих причины, по которым Петтигрю смог выжить.
Вскоре к ним подошел вернувшийся из подземелий Северус. Альбус тихонько отозвал его в сторону и рассказал об исчезновении Сайруса. Снейп быстро передал пузырек с Веритасерумом мадам Боунс и поспешил из Зала в свои комнаты, надеясь, что сын окажется там. На секунду остановившись, он позвал:
–Ниппи!
–Да, хозяин Снейп. Чем Ниппи может вам помочь?
Ниппи был домовым эльфом, который раньше помогал Северусу с опытами, а теперь он приглядывал за мальчиком, когда Северус был занят. К сожалению Ниппи и другие домовые эльфы не могли почувствовать Сайруса, когда тот становился невидимым. Они могли только искать его и надеяться, что малыш отзовется, когда они будут его звать.
Северус не знал, что именно домовые эльфы Хогвардса научили мальчика становиться невидимым и неслышимым, а также перемещаться по замку. Никто не мог аппарировать в Хогвардсе, но у эльфов был совсем другой способ, который не блокировался специальным заклинанием замка.
Северус рассержено дернул себя за прядь, которая выбилась из собранных волос, и стал на колени рядом с эльфом.
–Сайрус исчез . Я не знаю, остался ли он в Зале, хотя очень сомневаюсь, потому что там слишком много незнакомых людей, но я понятия не имею, куда он мог отправиться. Я проверю наши комнаты, а ты попроси остальных эльфов поискать его. Дай мне знать, если найдете его. И объясните, что никто на него не сердится, что все в порядке, и если он хочет, то может прийти ко мне. Если он не захочет играть с остальными детьми, то тоже ничего страшного. Спасибо, Ниппи!
Ниппи кивнул и с громким хлопком исчез.

Сайрус переместился в кабинет дедушки Альбуса. Он боялся возвращаться в спальню, потому что тогда папа скажет ему возвращаться играть с другими детьми, а они слишком напугали его. Особенно Перси, хотя и остальные Уизли заставляли его нервничать. Он устроился на стуле и осмотрелся. Дедушка Альбус иногда проводил с ним время, когда дядя Луни болел, а папа был занят, но тогда они обычно оставались в их комнатах, где были игрушки и книжки. В этом кабинете он был всего лишь несколько раз вместе с папой или дедушкой.
Сайрус несколько минут с любопытством бродил по комнате, рассматривая, но не трогая, удивительные вертящиеся шипящие и свистящие предметы, которые, казалось, занимали все свободное пространство кабинета. Он осмотрел насест для совы, на котором не было птицы, а только горка грязного пепла под ним и несколько красных и золотистых перьев. Малыш протянул руку, чтобы коснуться красивого пера, но тут неожиданно горка пепла пошевелилась. Сайрус оглянулся, но в комнате он все также был один. Наконец, любопытство пересилило, и он забрался на стул, чтобы лучше все рассмотреть.
Из пепла показалась маленькая, покрытая пушком головка с золотым клювом и осмотрелась по сторонам. Сайрус осторожно коснулся пальцем птенца, который был слишком крохотным и беспомощным, чтобы его можно было бояться. Едва он коснулся его головы, птенец что–то прочирикал, и Сайрус решил с ним заговорить тихим спокойным голосом, как разговаривал его папа, когда успокаивал его.
–Привет, птенчик, как ты? Меня зовут Сайрус. А где твоя мама? Ты слишком маленький, чтобы жить самому. Дядя Луни говорил, что детям нужно много заботы, потому что они не могут пока позаботиться о себе сами. Ты не хочешь, чтобы я о тебе заботился?
«Птенчик» поднялся на дрожащих лапках и, спотыкаясь, поковылял к малышу, который осторожно взял его на руки. Сайрус сразу же почувствовал, что пепел очень теплый. Возможно, он был для птенца гнездом? Не зная, что еще можно сделать, Сайрус зачерпнул как можно больше пепла и сунул его в карман, осторожно положил туда же птенца, а затем, достав из кармана брюк носовой платок, укрыл малыша.
Спрыгнув, Сайрус вернул стул на прежнее место. Он рассматривал серебряные предметы, когда в кабинете с хлопком появился домовой эльф.
–Молодой хозяин Снейп, Мисси вас искала. Хозяин Снейп волновался за вас. Он сказал, что не злится, но вы должны вернуться к отцу. Мисси доставит вас к хозяину Снейпу.
Сайрус взял Мисси за руку и позволил перенести себя в гостиную, где его ждал Северус. И хоть мальчик видел, что папа взволнован, тот совершенно не сердился. Облегченно вздохнув, Сайрус подбежал к Северусу и обнял его, стараясь не придавить птенца в кармане.
Когда папа отправил его в туалет перед их возвращением в Большой Зал, Сайрус снял мантию и соорудил из нее гнездо для своего нового питомца на полу туалета. Надев другую свою любимую зеленую мантию и вновь взяв отца за руку, мальчик направился в Большой Зал.
Переступив порог Большого Зала, Сайрус с трудом удержался, чтобы не стать невидимым. Он крепче сжал ладонь отца, и Северус, понимая страх мальчика, встал перед ним на одно колено и свободной рукой успокаивающе погладил по дрожащей спине. Снейп чувствовал, как Сайрус постепенно перестает дрожать, особенно когда осознал, что никто на него не обращает внимания.
Северус обвел взглядом собравшихся, решая к кому бы подойти, и направился к группе людей, среди которых была мадам Боунс. Женщина посмотрела на них и коротко улыбнулась.
-Никогда не думала, что увижу нечто подобное или поверю в это! Северус, вы с сыном смотритесь великолепно!
Северус в ответ улыбнулся и кивнул, а затем повернулся к остальным:
-Что произошло, пока меня не было?
-Мы пока ждем еще двух членов Визенгамота для того, чтобы провести суд. Я вызвала двух Авроров, которые взяли под стражу Питера Петтигрю, а также двух чиновников, которые будут вести протокол. Альбус решил провести заседание, прежде чем идиот министр успеет спохватиться и люди, подобные Малфою, смогут повлиять на результаты следствия. Мне сразу не понравился тот факт, что не было суда на Блеком, но все случилось до того, как меня назначили главой департамента Магического Права. Тогда все мои заявления немедленно отклонялись. Подозреваю, что кто-то очень не хотел услышать показания подозреваемого под воздействием Веритасерума.
Северус был полностью с ней согласен, хотя, как шпион Дамблдора, он не мог рассказать то, что знал, не лишившись при этом своего прикрытия. И, кроме того, он не любил Министерство и совершенно ему не доверял. Министерские чиновники тоже посадили его в Азкабан без суда и следствия, и только благодаря влиянию Дамблдора его выпустили. И после всего этого они не верили ни одному слову Северуса.
Оглянувшись, Северус увидел, что домовые эльфы сдвигают столы, подготавливая зал суда.
Тихо разговаривая с Сайрусом, он занял место в переднем ряду стульев. Северус знал, что ему придется засвидетельствовать подлинность Веритасерум, но, не считая этой простой обязанности, он был просто зрителем. Сайруса он посадил себе на колени и после этого многозначно посмотрел на директора, дожидаясь, когда тот перехватит его взгляд. Когда Альбус посмотрел на него, Северус наклонился к сыну и прошептал.
-Стань невидимым, иначе они не позволят тебе здесь находиться и заберут тебя от меня.
Сайрус поступил так, как сказал отец, и Альбус успел заметить, как мальчик исчез. Понимающе кивнув Северусу, он вновь повернулся к другим судьям.
Через двадцать минут зал заполнился зрителями. Мистер Лавгуд вызвал репортера «Ежедневного пророка», которого, как известно, ныне действующее Министерство не слишком жаловало, поэтому репортер постарается с максимальной точностью пересказать происходящие события, а редактор «Придиры», в свою очередь, напечатает материал без каких-либо редакторских комментариев. Так что «Пророк» будет вынужден перепечатывать новости, в свете которых Министерство предстает с невыгодной стороны.
За главным столом сели пять судей Визенгамонта и два официальных чиновника по краям. Перед столом поставили стул с позвякивающими цепями и усадили на него Питера Петиггрю, который даже в своем человеческом обличии сильно напоминал крысу. Авроры, которых вызвала мадам Боунс, стали по бокам подсудимого, достав палочки, чтобы убедиться о его невозможности сбежать, и приготовившись допрашивать его.
Еще два стола – за одним, который находился справа, сидела мадам Боунс и еще несколько человек, а за левым столом сидел человек, формально представляющий защиту подсудимого. Защитник выглядел крайне опечаленным после того как, несколько минут назад прибыв в замок, понял, что может связаться с кем-либо за стенами Хогвардса. Да к тому же он прекрасно понимал, что в данном случае абсолютно бесполезен – особенно, когда речь шла о поцелуе дементора и использовании Веритасерума, а под влиянием зелья невозможно будет соврать. Петтигрю или признает вину, или же докажет свою невиновность, но для адвоката отводится лишь роль безмолвного наблюдателя.
Рядом с Северусом сидел Ремус Люпин, который, благодаря успокаивающему зелью, наконец-то пришел в себя, и готов был забрать Сайруса, если вдруг Снейпу придется не только подтверждать действие Веритасерума. Сайруса предупредили, что, если отцу придется вставать, мальчик должен будет незаметно для окружающих перебраться на колени к Ремусу. Малыш устроился на коленях Северуса, прижавшись затылком к его груди, слушая успокаивающее дыхание отца. Незаметно он держался за руку дяди Луни, ожидая знака, если же ему все-таки придется перебираться.
Альбус Дамблдор в своей официальной темно-фиолетовой мантии с серебряной буквой «В» на груди поднялся со своего места и взмахом палочки закрыл двери в Большой Зал. Повернувшись к чиновнику, сидевшему справа от него, он позволил начать суд над Питером Петтигрю.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100