Добавить в избранное Написатьь письмо
Дженнифер (бета: helenka)    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфика

    Когда ее семья оказывается в опасности, Панси уговаривает родителей обратиться к единственному человеку, способного помочь им. AU.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Панси Паркинсон
    AU /Приключения /Любовный роман || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 1
    Прочитано: 47800 || Отзывов: 18 || Подписано: 209
    Начало: 21.08.07 || Последнее обновление: 27.12.08
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Белый рыцарь Серой королевы

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 


Название:Белый рыцарь Серой королевы.
Автор: Jeconais
Перевод: Дженнифер
Бета: helenka
Категория: гет
Жанр: Action, приключения, роман.
Рейтинг: PG-13
Саммари: Когда ее семья оказывается в опасности, Панси уговаривает родителей обратиться к единственному человеку, способного помочь им. AU.
Пейринг: ГП/ПП
Предупреждение: AU, некоторый ООС
Диклеймер: ни на что не претендую.

Глава 1. Открытие.

- Присядь, Панси, - мягко сказала Груоч Паркинсон и налила себе и мужу по чашечке чая.
- Что случилось? – Спокойно поинтересовалась Панси. Она не могла вспомнить, когда последний раз ее официально приглашали в гостиную их фамильного особняка.
- Пожалуйста, дорогая, – попросил Малкольм Паркинсон. – Присаживайся.
- Нам нужен от тебя честный и откровенный ответ, - медленно начала Груоч. – Обещаю, что мы не будем использовать полученные сведения против тебя, но мы действительно хотим знать, что ты чувствуешь.
- Хорошо, - ответила юная ведьма, чувствуя себя несколько неуютно.
- Какие у тебя чувства к Драко? Мы знаем, что на четвертом курсе ты ходила вместе с ним на Бал.
- Честно? – осторожно переспросила Панси, переводя взгляд с отца на мать.
- Да, - подтвердил Малкольм. – Пожалуйста, ответь нам честно.
- Я ненавижу его, я ненавижу его, я ненавижу его! – неожиданное желание рассказать правду распирала грудь. – Я ненавижу любезничать с ним, я ненавижу с ним разговаривать. Он самонадеянный, эгоистичный, неотесанный бабуин. Я ненавижу его. Меня передергивает от отвращения, когда он проходит мимо. Вы видели какие-нибудь фотографии с платьем, в котором я была на Балу? Это самая смешная приторно-розовая вещь, которую я смогла найти. Я с таким облегчением вздохнула, когда он весь вечер пускал слюни, глядя на Дафну.
Ее родители удивленно переглянулись и улыбнулись:
-Тогда почему же ты проводишь все время, находясь рядом с ним?
Панси широко распахнула глаза, услышав такой очевидный вопрос:
- Люциус – Пожиратель Смерти, а мы – чистокровные. Не думаю, что у меня был выбор.
- Хорошо, думаю у нас проблемы, - тяжело вздохнул отец. – Сегодня у меня произошла серьезная ссора с Люциусом Малфоем. Он поговорил с Волдемортом, и теперь мы в его черном списке.
Панси побелела, как мел:
- Почему?
- Люциус думает, что нам не следует вести дела с магглами.
- Но они же приносят нам столько денег, - недоуменно произнесла Панси.
- Грязных денег.
- Он ублюдок, - выдохнула Панси. – И столько у нас времени?
- Чтобы сдаться? – ядовито осведомилась Груоч.
- Нет, конечно, - Панси воинственно задрала подбородок. Помолчав секунду, добавила:
- Это значит, что теперь я могу сказать Драко, чтобы он засунул голову себе в задницу?
- Можешь, - сухо ответил Малкольм. – Но не думаю, что это даст какой-нибудь ощутимый результат.
- И все-таки, я боюсь, - полушепотом произнесла Панси, опустив глаза.
Малкольм понимающе кивнул:
- Так же как и мы, дорогая. Я не слишком волнуюсь сейчас о Волдеморте. Он не посмеет напасть на нас сейчас, он слишком многое потеряет. Тогда против него выступят все остальные чистокровные семейства. Он будет использовать свою силу и власть, стремясь подорвать нашу репутацию и в конечном итоге добьется своего. Наша проблема – это ты. Мы думали над тем, чтобы забрать тебя из Хогвардса. Драко наверняка сообщат о том, что мы… – он запнулся, - … в немилости, и он постарается превратить твою жизнь в ад.
Панси покачала головой:
- Я не хочу этого. К тому же все не может быть настолько плохо. И в последнее время он не так меня достает, если в комнате находится еще и Дафна.
Груоч недоуменно нахмурилась:
- А почему Драко отдает предпочтение Дафне? Ты же гораздо симпатичнее!
Панси улыбнулась:
- Папа?
Малкольм едва слышно хмыкнул:
- Это моя вина. Перед тем как Панси пошла в Хогвардс, я научил ее кое-каким чарам очарования. И сказал, что люди будут любить ее не за внешнюю красоту, а за внутреннюю.
-То есть, все эти пять лет в школе ты была зачарована?
Девушка широко улыбнулась:
- И это отлично сработало. Драко обращал на меня внимание только когда я начинала на него вешаться. Я знаю, что мои друзья видят во мне индивидуальность, а не мое симпатичное личико. Я действовала, как истинная слизеринка – мне удалось ввести в заблуждение всех студентов моего факультета, включая Снейпа. Единственный недостаток – заклинание не действует на фотографии, поэтому приходиться быть предельно осмотрительной. Уже несколько раз я была близка к тому, что мой обман раскроют, но, к счастью, пока что все сходило с рук.
И я не изменяла внешность так уж сильно. Просто сделала нос немного больше, волосы – более тусклыми и короткими, добавила несколько прыщей и немного уменьшила свой рост. Драко с первого дня даже не замечал, что общается с разными людьми. Он не слишком внимателен.
Груоч рассмеялась.
- Я горжусь тобой. Но что ты собираешься делать, когда вернешься в школу?
Панси негромко вздохнула:
- Не стоит раньше времени опускать руки. Со мной мои чары, нужно всего лишь пережить это время. Это так по-слизерински.
- Ты уверена, что не хочешь остаться дома? - Ее мать посмотрела на мужа: - В случае чего, мы сможем уехать за границу.
Панси набрала побольше воздуха и выпалила:
- А вы даже не думали сменить сторону?
- Что ты имеешь в виду?
- Мы не обычная чистокровная семья. И когда требовалось, всегда сотрудничали с магглами. Конечно, чистокровные – самые лучшие, но мы знаем, что и у полукровок есть свои достоинства. Как и всех существ, с которыми мы вели бизнес. В нашей семье принято править, не выходя из тени.
- Именно. – Спокойно согласился Малкольм.
- Так почему же мы не поспособствуем свержению Темного Лорда?
- Называй его Волдемортом, милая. – Ласково попросила Груоч. – Мы не обязаны больше высказывать ему свое почтение.
- Извини, мама.
- Я думал об этот, - задумчиво произнес Малкольм. – К сожалению, у нас с Дамблдором произошло несколько ссор. Он возражал против того, что я использую магглов. У него другое видение Волшебного Мира.
- Значит, мы не сможем договориться и с ним.
- Как и с любым другим, – добавила Груоч, отхлебнув чая. – С нами опасаются иметь дело из-за репутации темных магов.
Панси громко фыркнула:
- И все потому, что мы добиваемся того, чего хотим. Мы всегда были серыми кардиналами.
- Леди не должна фыркать, - отчитала свою единственную дочь миссис Паркинсон.
- Прости, мам. Итак, мы в ловушке: с одной стороны Волдеморт, с другой все остальные, и никто из них нам не доверяет. Я думаю, у нас остался единственный выход.
Груоч и Малкольм переглянулись:
- Ты имеешь в виду, что мы должны уехать из страны?
- Нет, - рассмеялась Панси. – Мы должны договориться с кем-то на светлой стороне. С кем-то, кто мыслит широко. Пожалуй, только один человек в школе не боится Драко.
- Кто?
- Гарри Поттер.
Родители еще раз задумчиво переглянулись.
- Он из чистокровной семьи, - неторопливо размышлял Малкольм. – Но он очень близок с Уизли, этими магглолюбами.
- Ой, папа. Ты же не ненавидишь магглов. – Беспечно взмахнула руками девушка. – Они приносят нам слишком много денег.
Ее отец не мог не согласиться:
- Если дело касается денег, то мне все равно, с кем иметь дело. И когда Волдеморт проиграет, Малфои станут очень уязвимы, – улыбнувшись, мужчина добавил, - Мы вырастили маленького гения, Груоч. Это будет прекрасная месть семье Люциуса за то, что он втянул нас в неприятности.
Панси согласно кивнула:
- Отомстим за то, что Драко обращался со мною по-свински, только потому, что я недостаточно симпатична для него. – Она едва слышно вздохнула. – Вот только в прошлом я была не слишком дружна с Гарри. А на пятом курсе, помогала Драко доставлять ему кучу неприятностей.
- То есть он настроен против тебя.
- Может быть, а может, и нет. – Пожала она плечами. – Гарри милый, если вы понимаете, что я имею в виду. Он подружился с домовым эльфом. – Она внезапно усмехнулась: - Помните Добби?
- Эльфа Люциуса?
- Да, Гарри освободил его. Драко несколько дней возмущался из-за потери эльфа. К тому же Гарри из Гриффиндора. Сплошной позитив. Если я попрошу его о помощи, думаю, он без колебаний согласится нам помочь. – Помолчав секунду, она продолжила. – Я должна быть с ним честной. Он научился разбираться в людях.
- И он милый.
- Другая проблема – Уизли, и, возможно, Грейнджер. Они оба имеют большое влияние на Гарри. Уизли со своим комплексом неполноценности не захочет, чтобы кто-то стал между ними, Грейнджер тоже не допустит этого, она еще зануднее рыжего и считает себя самой умной.
- А на самом деле?
- Она книжный червь. Хотела бы я посмотреть, что бы она делала, если Вол.. Волдеморт постучится к ней на огонек.
- Со временем тебе будет легче произносить его имя. – Мягко заметила ее мама, наливая себе еще чашку чаю.
- Значит, если ты сблизишься с ним до школы, когда рядом нет его назойливых друзей, ты сможешь уговорить его нам помогать?
- Да, - улыбнулась Панси. – Но каждый знает, что Гарри Поттер самый защищенный волшебник на планете. – Вздохнув, добавила: – Он, наверное, живет в большой неприступной крепости вместе с прислуживающим ему Добби.
- Или в Литтл-Уиннинг, - продолжил Малкольм.
- Что? – воскликнули Панси и Груоч одновременно.
- Он может жить в Литл-Уиннинг, - покорно повторил мужчина.
- Ты знаешь, где живет Гарри Поттер? – Удивилась Груоч.
- Да. Я хотел приберечь эту информацию для Волдеморта, если он спросит меня прямо. Но сейчас я готов рискнуть и договорить с Поттером. Если это сработает, мы сможем получить больше денег и власти.
Жена и дочь мистера Паркинсона были с ним вполне согласны. Обе понимали, что при благополучном итоге велик шанс на выигрыш, поэтому рискнуть однозначно стоило.
- И как ты нашел его, если не секрет?
- Чистая случайность. Я проверял один из маггловских заводов и совершенно случайно подслушал довольно неприятного маггла, рассказывающего о своем сыне. Один из его собеседников вспомнил о его втором сыне, и тот ответил, что он учится в какой-то специализированной школе для мальчиков. Я не обратил бы внимание на этот незначительный разговор, если бы в нем не промелькнуло имя Гарри Поттера. Проведя небольшое расследование, я выяснил, что жена этого жирного борова – сестра Лили Поттер.
Груоч прислонилась к плечу мужа и нежно поцеловала.
- Вот почему я вышла за тебя замуж, милый.
- А я думал, потому что я пообещал сделать тебя самой счастливой женщиной на планете.
- Это бонус, - рассмеялась Груоч. – Хитрость – твоя самая привлекательная черта.
- Отлично, - прервала их Панси, пока разговор не ушел в сторону. – Вы поможете мне встретиться с ним, я же сделаю все остальное.
Она помолчала секунду:
- Вы знаете, если Гарри победит Волдеморта, он займет высокое положение в обществе. Неплохо было бы стать женой Министра Магии, директора Хогвардса или лучшего в мире игрока в квиддич.
- Сначала уговори его помочь нам.
- Папа, ты сам говорил, что нам нужен план. Я думаю, Гарри сам нуждается в помощи. Он должен самостоятельно выбирать свою судьбу, научиться добиваться успеха. И я думаю, что ему понадобится преданная ему девушка, которой хватит смелости стать рядом с ним плечом к плечу и бороться вместе с ним. Я готова предложить это ему.
- Ты рискнешь променять Драко на Поттера? - Едва слышно спросила девушку мать.
Панси пожала плечами:
- А почему нет? Гарри даже сравнивать не приходится с мерзким типом, у которого умственное развитие пятилетки. И давайте смотреть правде в глаза – рано или поздно папа выдал бы меня замуж за выходца из чистокровной семьи вроде Малфоя. Сейчас я хотя бы смогу выбирать.
- Я уже думал над этим, - ответил Малкольм и улыбка осветила его лицо. – Твоя мама довольно красноречиво объяснила мне недостатки моих планов на счет тебя. Все, чего я хочу для своей единственной дочери, это счастья.
Панси почувствовала, как глаза наполняются слезами. Она была готова к тому, что ей не предоставят возможности выбирать мужа самостоятельно. Это и стало главной причиной того, что она скрывала свою истинную внешность. Она понимала, что если бы Драко увидел ее настоящую, то стал донимать ее отца, пока последний не согласился бы на их свадьбу. И она бы закончила свою жизнь как бесполезная, никому не нужная алкоголичка, подобно Нарциссе Малфой.
Однако, брак с Гарри таил в себе множество положительных сторон. Он определенно надежный человек, нежный. А, значит, не стоит волноваться, что он будет изменять ей, волнуя общественность. Он богат, а, значит, не будет у нее на содержании, а еще он очень милый и имеет огромную внутреннюю силу. Если бы ей удалось влюбить Гарри в себя – это стало бы и дружбой и исполнением всех ее желаний.
Она посмотрела на родителей и сказала:
- Я хочу этого. Вы всегда учили меня, что Паркинсоны всегда одерживают победу, что у них всегда есть какой-нибудь план. А теперь мы оказалась перед угрозой потерять все из-за заносчивого выскочки и кучки его подхалимов. И если я могу что-либо изменить и получить чудесного человека себе в мужья, да еще и поместье Малфоев в придачу, тогда я достойна носить имя Паркинсонов.


-Мистер Дурсль?
-Да, мистер Сэмпсон, - заискивающе улыбнулся Вернон Дурсль. – Чем могу быть полезен?
-Ваша исполнительность была отмечена руководством нашей компании, поэтому сейчас вы в списке возможных кандидатов на повышение.
-Да, сэр, - ответил Вернон, раздуваясь от гордости.
-Директор компании хотел бы встретиться с вами. Он полагает, что лучше всего было бы увидеться в домашней, так сказать, непринужденной обстановке. Мистер Паркинсон считает, что залог успешного карьерного роста – крепкая и дружная семья.
-Конечно, - излишне восторженно согласился Дурсль. – Моя семья много для меня значит.
-Если вы свободны в среду, он приедет к вам на обед, и вы сможете поговорить о вашей новой должности.
-Это было бы чудесно, – согласился Дурсль и, помолчав секунду, выпалил: – А вы не знаете, о какой именно должности он хочет поговорить?
Мистер Сэмпсон посмотрел на него поверх своих очков:
-Мистер Паркинсон не информировал меня о своих планах, но, думаю, что он уделит должное внимание вашим способностям.
Вернон вновь подобострастно закивал.
-Мистер Паркинсон приедет со своей женой и дочерью… - между тем, добавил Сэмпсон.

-Петуния! – заорал Вернон, едва переступив порог дома. – Дадли! Спускайтесь вниз!
-Зачем? Что случилось? – недоуменно поинтересовалась Петуния, выходя из кухни.
-Чудесные новости! Хозяин «GP International», нашей материнской компании, в среду приедет к нам на обед. С ним будут его жена и дочь. Если все пройдет хорошо, меня повысят, и я смогу работать в «GP International»!
-Ох, Вернон, - сдавленно прошептала Петуния и поцеловала мужа. – Это действительно великолепные новости.
Громкий топот возвестил о появлении их слоноподобного сыночка.
-Ну, че случилось? – хмуро спросил Дадли, скрестив руки на груди.
-Дадлик, что мы говорили о подобных выражениях дома?
Дадли закатил свои поросячьи глазки:
-Неприемлемо, - перекривил он родителей.
-Вот именно. А теперь послушай меня внимательно, сынок. У меня появилась возможность значительно продвинуться по служебной лестнице. Мой главный босс приедет к нам в среду с женой и дочерью. Ты должен произвести самое лучшее впечатление. Наденешь свой лучший костюм.
-Надеюсь, она окажется классной телкой, - прогнусавил слоноподобный монстр. – И что я за это получу?
-Машину на семнадцатилетие, - пообещал Вернон.
-Правда? - широко распахнул глаза Дадли.
-И если я все же получу повышение, мы переедем в новый дом.
-Я покорю ее своим обаянием, - клятвенно заверил Дадли.

-Папа?
-Да, Панси?
-А как действуют заклинания, защищающие Гарри? Они не заденут нас? – поинтересовалась девушка, когда они уже направлялись к дому Дурслей.
-На дом наложено два основных заклинания, оба на основе защиты крови. Первое не позволяет магам найти его, а второе– не дает войти в дом людям, которые желают причинить мальчишке вред. – Мистер Паркинсон разочарованно вздохнул. – Жалкая пародия на защиту. Все, что нужно Волдеморту - найти его дом, и сразу же половина чар рассеется. Уверен, что ему не составит труда разыскать парочку магглов, готовых ради звонкой монеты пойти на убийство.
-Думаешь, кому-нибудь придет в голову, что Спаситель Мира может жить здесь?
-Гарри Поттер в безопасности только потому, что о его местонахождении никому неизвестно, дорогая, и надеяться на подобную защиту – глупо. Именно поэтому мы не на стороне Альбуса. Из-за его сентиментального, и чаще всего, недальновидного поведения. Никакого внимания к деталям.
-По крайней мере, у Гарри есть родственники, которые заботятся о нем, - вздохнула Панси.
-По-моему, ты уже влюбляешься в него, - отметила ее мама, пока Малколм припарковывал их Бентли у края обочины.
Панси лишь безмятежно улыбнулась:
-Вполне возможно, что я немного увлеклась им, - согласилась она. – Он великолепен, когда играет Квиддитч. Яростно отстаивает свои принципы, несмотря на то, что ему это дорого обходится. Кроме того, я видела фотографии битвы в Министерстве. Он отлично держался и научил своих друзей хорошо сражаться. Было бы сложно остаться равнодушной и хоть чуточку не влюбиться.
-Просто будь осторожна.
-Конечно, мама.
Они втроем вышли из машины, делая вид, что не замечают поспешно отдернутой занавески.
Дадли Дурсль, одетый в свои лучшие брюки и рубашку, украдкой бросил взгляд сквозь круженную занавеску в гостиной и изумленно выдохнул.
-Она прекрасна, - запинаясь, выдавил он, мгновенно забыв, что совсем недавно называл ее «телкой». – Она просто ангел!
Дадли упал на диван, ошеломленный увиденным. Девушка была примерно его возраста, довольно высокого роста. У нее были самые красивые волосы, которые он когда-либо видел – длинные, прямые, светло-каштанового цвета, доходящие до середины спины. Черное платье открывало безупречные плечи и подчеркивало тонкую талию, плавно переходящую в идеальной формы бедра. Платье доходило до колен, открывая стройные ноги, покрытые золотистым загаром.
Парень не мог дождаться момента, когда увидит этого ангела вблизи.
Петуния и Вернон с довольным видом посмотрели друг на друга.
-Ты идеально подходишь для нее, - громко воскликнул мистер Дурсль.
Все трое подпрыгнули от звука дверного звонка. Вернон окинул жену и сына предупреждающим взглядом:
-Помните – идеальное поведение.

Панси вошла вслед за отцом в узкую прихожую дома. С любопытством оглядевшись, она отметила про себя отвратительную расцветку обоев, но вслух говорить ничего не стала. Вернон, дядя Гарри, оказался очень толстым магглом. Он пригласил их в гостиную, которой, очевидно, чрезвычайно гордился.
В особняке Паркинсонов такую комнату наверняка использовали бы для прислуги. У них и собачья конура побольше этой комнаты.
У окна стояла женщина, представившаяся Петунией. Панси с удивлением подумала, что это и есть сестра Лили Поттер. Но они были так не похожи! С таким же успехом можно было сравнить розу и придорожный сорняк.
Рядом с нею стоял огромный подросток, оказавшийся не дрессированным носорогом, как она подумала вначале. Огромная туша сально улыбнулась ей, обычно так улыбался Драко, рассматривая Дафну. Девушка тяжело вздохнула – семья Гарри нисколько не соответствовала ее ожиданиям.
-Я думал, у вас двое детей, - произнес Малколм после официального представления, во время которого Панси узнала, что слоноподобного монстра зовут Дадли.
-Ох, это наш племянник. К сожалению, сейчас он наказан. Ужасный ребенок. Мы взяли его к себе после гибели его родителей в автомобильной аварии. От него сплошные неприятности. Он учится в школе Святого Брутуса для подростков с неискоренимыми криминальными наклонностями.
-О, - учтиво отозвался Малколм и ловко сменил тему разговора.
Панси села за стол, одновременно обдумывая услышанное. Девушка пыталась понять, что же здесь, черт возьми, происходит. Что за школа Святого Брутуса?
Петуния быстро накрыла на стол, вынесла из кухни ростбиф и йоркширский пудинг c подливкой.
-Великолепно! – бодро воскликнул мистер Паркинсон. – Я рад, что догадался захватить ради такого события отличное вино.
Он материализовал из воздуха бутылку красного вина – незаметно для хозяев – и быстро разлил вино сидящим за столом.
Панси заметила, что Дадли на секунду растерялся, когда ему предложили алкоголь, но потом постарался скрыть свое удивление и выглядеть как можно более опытным в подобных делах. Девушка почувствовала волну магии, прокатившуюся по комнате, когда отец закончил разливать вино, и улыбнулась сама себе – отец постарался, чтобы в их напитке не было алкоголя, в то время как в стаканах Дурслей его значительно прибавилось. Великолепный способ узнать, о чем на самом деле думают люди.
Обед прошел сравнительно быстро, разговаривали, в основном, взрослые.
Панси с тоской отметила, что дома таким ростбифом можно было бы кормить собак, если они в чем-то провинились. Вернон все время отвратительно чавкал, словно не мог дышать через нос. Панси окончательно потеряла аппетит, когда увидела, что Дадли недалеко ушел от своего папочки.
После довольно сносного пудинга и нескольких стаканов вина Вернон и Петуния абсолютно опьянели и теперь взахлеб рассказывали о талантах своего идеального сыночка.
Китообразный подросток с удовольствием выслушивал хвалебные речи родителей, наслаждаясь тем, что находится в центре внимания. Девушка придала лицу подходящее выражение, удивляясь, как Гарри мог вырасти таким, если его воспитывали такие отбросы маггловского общества.
-Дадли, не хочешь показать мне свою комнату? – спросила Панси, зная, что Дурсли будут говорить охотнее, если им не будут мешать «дети». Дадли кивнул и быстро поднялся.


Разговор за обедом совсем не касался дражайшей персоны Дадли, но столь досадный факт скрашивал ангел, сидящий напротив. Каждая улыбка дочери мистера Паркинсона заставляла его сердце биться быстрее. Сейчас, когда Дадли, наконец, увидел ее вблизи, он убедился, что она самая красивая девушка на свете. Ее темно-серые глаза сияли в обрамлении длинных ресниц; маленький аккуратный носик и самые красивые губы, которые он когда-либо видел, добавляли очарования внешнему облику девушки.
Парень уже выпил несколько стаканов вина, которое ему любезно подливал мистер Паркинсон. Младший Дурсль надеялся поразить объект мечтаний своей выносливостью. И он был поражен, восхищен, когда узнал ее имя. Его отец женился на девушке с цветочным именем и теперь он наделся сделать тоже самое.*
-Дадли, - он заворожено посмотрел на ее губы. – Не хочешь показать мне свою комнату?
Он вскочил так быстро, как только смог, едва не врезавшись в стол. Как настоящий мужчина он пропустил девушку вперед, в глубине души надеясь, что когда они будут подниматься наверх, он успеет заглянуть ей под платье.
Панси ласково улыбнулась ему и, словно невзначай, обняла, легонько касаясь плеча. Дадли как зачарованный, первым поднялся по лестнице, забыв о своем коварном намерении.
Он провел девушку в свою комнату, с радостью отмечая, что мама сегодня успела здесь убрать.
Панси грациозно опустилась на край его огромной кровати. Дадли хотел было сесть рядом, но стоило ему только коснуться покрывала, как девушка оказалась у книжной полки, тщательным образом изучая ее содержимое. Парень решил, что это была случайность – ее движения были настолько естественны, что ее невозможно было заподозрить в притворстве.
Панси наугад вытащила одну из книг.
-Макбет? Тебе нравится Шекспир?
-Ага, - пробормотал Дурсль, смутно припоминая, что по Шекспиру ему задавали какой-то незначительный проект.
-Моя любимая часть – второй акт, вторая сцена. – Панси захлопнула книгу и прикрыла глаза. - Что за мастерское создание — человек! Как благороден разумом! Как беспределен в своих способностях, обличьях и движениях! Как точен и чудесен в действии! Как он похож на ангела глубоким постижением! Как он похож на некоего бога! Краса вселенной! Венец всего живущего!**
Приоткрыв от восторга рот, Дадли бесстыдно рассматривал девушку, пользуясь тем, что она закрыла глаза.
-Да, - с трудом выдавил он. – Это тоже моя любимая часть из «Макбета».
Панси тепло улыбнулась ему:
-Расскажи мне о своем кузене.
Дадли равнодушно пожал плечами.
-Он слабак и идиот. Мы его постоянно бьем, - похвастался он. Дадли почувствовал, что у него начинает кружиться голова. Наверное, от вина, но даже в таком состоянии он заметил, что Панси пораженно замерла. – Он ненормальный, - признался Дадли.


Панси обреченно вздохнула, когда Дадли жестом предложил ей идти впереди. С легкостью разгадав его замысел – сказываются многие годы, проведенные рядом с Драко, - она обняла за плечи слоноподобного парня, заставляя его идти впереди. Мысленно же она сделала себе заметку тщательно продезинфицировать кожу там, где он ее касался.
Его комната была набита разнообразным маггловским мусором и оформлена совершенно безвкусно. Обои ровного голубого цвета вызывали чувство легкого дискомфорта.
Очень осторожно она села на край необъятной кровати, но почти сразу же встал, когда Дадли попытался устроиться рядом. Девушка подошла к единственной книжной полке, отметив, что на ней нет ни пылинки. Она вытащила томик «Макбет» и повернулась к парню.
-Макбет? Тебе нравится Шекспир?
Он слишком поспешно кивнул, пролепетав что-то невразумительное.
-Моя любимая часть – второй акт, вторая сцена, - произнесла она и продекламировала свой любимый отрывок из «Гамлета».
Панси практически чувствовала, как он глазами ощупывает ее фигуру, и надеялась, что Гарри оценит ее усилия, прилагаемые для того, чтобы поговорить с ним.
После того, как Дадли в очередной раз подтвердил свою глупость и ограниченность, она, наконец, задала волнующий ее вопрос – о его кузене.
Дадли пожал плечами.
-Он слабак и идиот. Мы его постоянно бьем, - похвастался младший Дурсль и добавил: – Он ненормальный.
Стараясь скрыть все возрастающий ужас, девушка опустилась на колени рядом с кроватью и заглянула в его маленькие поросячьи глаза.
-Расскажи мне больше, - прошептала она. Она слушала его рассказ, не в силах пошевелиться. Дадли рассказал о том, как Гарри жил в чулане, что он постоянно избивал кузена и умышленно ссорил его с немногочисленными друзьями. Он с удовольствием перечислял все синяки и пинки, которыми он щедрой рукой одаривал Поттера. И хвастался, как его родители обращаются с этим ненормальным, как Гарри готовил им и убирал.
Когда Дадли начал описывать случай, из-за которого Гарри пришлось вести в больницу со сломанной рукой, девушка, наконец, пошевелилась. Движение было простым и быстрым. Она выбросила вперед правую руку, вложив в удар всю силу и злость, скопившуюся за последние несколько минут.
Дадли сразу же опрокинулся назад, потеряв сознание, еще даже не успев коснуться матраса.

C горящими от злости глазами Панси выбежала из комнаты. В конце слабо освещенного коридора девушка увидела дверь с несколькими замками. Открыть ее без палочки не получилось, поэтому Панси быстро спустилась за палочкой вниз. Девушка вошла в гостиную и замерла на пороге. Ее родители сидели на диване, поглощенные разговором друг с другом, а Дурсли неподвижно застыли на своих прежних местах.
- Их болтовня невыносима, пришлось наложить на них Империус, - с усмешкой пояснил Малколм дочери. – Как там Дадли?
Панси протянула руку, показывая покрасневшие костяшки пальцев.
- Валяется без сознания.
- Ты узнала то, что хотела?
- Да, - с отвращением в голосе ответила Панси. – Гарри заперт в комнате, и мне нужна палочка, чтобы открыть замки.
Миссис Паркинсон достала палочку Панси из своей сумочки.
- Можешь не торопиться, – улыбнулась она дочери.
- Спасибо, мама, - и девушка побежала наверх.
- Alohomora, - крикнула Панси, направляя палочку на дверь. С легким щелчком все четыре замка открылись. Глубоко вздохнув, Панси толкнула дверь и вошла в крохотную комнату.
Несколько секунд она растерянно моргала, не в силах поверить, что ей не привиделось и она все еще в доме Дурслей. Эта комната совершено не была похожа на все остальные. Здесь было холодно, очень холодно. В углу, нахохлившись, сидела белая полярная сова Гарри, судя по ее внешнему виду – очень голодная. Голый пол покрыт ровным слоем пыли. Панси сделала несколько осторожных шагов в сторону сгорбленной фигуре в дальнем углу.
- Не, нет, нет, Сириус, мне очень жаль, - услышала она шепот Гарри. Юноша явно видел тревожный сон.
- Проснись, Гарри, - прошептала Панси, протянув руку и осторожно коснувшись его.
Гарри открыл глаза, беспомощно щурясь и не в силах что-либо рассмотреть без очков.
- Ш-ш, - мягко продолжила девушка. – Все будет хорошо, я обещаю.
Гарри посмотрел на нее, дрожа от холода, и на его лице явственно проступил страх.
Панси осторожно потрогала его лоб и вздрогнула, почувствовав жар.
- Мы заберем тебя отсюда, Гарри.
- Нет, - лихорадочно бормотал Гарри. – Не могу уйти, нельзя причинять людям боли.
- Мы не обидим тебя, Гарри. Я обещаю.
Гарри яростно замотал головой:
- Нет, я причиню боль тебе, из-за меня ты погибнешь. Как случалось всегда. Сириус, родители – они все умерли.
- Со мной ничего не случиться, Гарри. Обещаю.
- В-В-Волде..
- Волдеморт охотится за тобой, я знаю. Мы защитим тебя от него.
- Ты можешь произносить его имя, - изумлено произнес Гарри. – Я единственный…
- Нет, уже нет, Гарри, - мягко прошептала Панси. – Позволь мне забрать тебя отсюда. Обещаю, со мной ты в безопасности.
- И больше никаких Дурслей? – спросил он с отчаянной надеждой в голосе.
- Ты больше никогда их не увидишь.
- Обещаешь? – снова спросил он.
- Обещаю.
Гарри протянул дрожащую руку:
- Ангел, - прошептал он, нежно касаясь ее щеки.

Панси взяла его руку и нежно поцеловала ладонь:
- Твой ангел, - согласилась она. – Спи, я позабочусь о тебе.
Гарри кивнул, откинулся на подушку и мгновенно уснул.
Панси несколько секунд смотрела на него, а потом выбежала из комнаты, сбегая вниз по ступенькам.
- Что там? – спросила Груоч.
- У него лихорадка и, похоже, он не ел с тех пор, как мы уехали из школы. И он считает, что я ангел.
Малколм улыбнулся уголком рта.
- А разве это не так?
Панси тяжело вздохнула:
- Теперь все зависит от нас. Нам нужно вытащить его из этого ада – я обещала, что позабочусь о нем. В таком состоянии он не сможет сражаться с Волдемортом. Когда я увижу Дамблдора в следующий раз, я обязательно спрошу – почему Гарри живет в таких невыносимых условиях. – Она снова вздохнула: – Знаете, о чем он сейчас больше всего беспокоится?
Ее родители безмолвно покачали головой, справедливо решив, что не стоит обращать ее ярость на себя.
- Причинить нам боль, потому что так случается с любым, кто хочет ему помочь. На его плечах тяжелое бремя, и, похоже, он винит себя за смерть Сириуса Блэка.
- Это его Белла толкнула за Завесу?
- Да. Итак, - Панси несмело улыбнулась, - я могу позаботиться о нем?
Малколм и Груоч быстро переглянулись и одновременно кивнули.
- С нами он будет в больше безопасности, чем в этом доме с такой ненадежной защитой. Кроме того, мы обязаны Лили и Джеймсу.
- Значит, я могу ему помочь?
- Иди с ней, дорогая, - обратился Малколм к своей жене. – А я поговорю с нашими гостеприимными хозяевами.
Мать и дочь быстро поднялись наверх, хотя Груоч не так торопилась, как ее дочь.
Миссис Паркинсон презрительно фыркнула:
- Альбус позволил Поттеру жить здесь? С этими людьми? И нас еще называют Злом? У нас даже пленники содержатся в лучших условиях.
Панси согласно кивнула.
- Мы, по крайней мере, их кормим. Посмотри на него.
- Позаботься о нем, дорогая, - Она взмахнула палочкой, открывая дверь. – А я соберу его вещи.
Панси вновь подошла к кровати, осторожно укутала Гарри в тоненькое одеяло и забрала его очки. Отступив на шаг, она взмахнула палочкой и произнесла заклинание левитации.
Груоч подошла к клетке и выпустила белую полярную сову.
- Лети в поместье Паркинсонов, - приказала она.
Хедвиг согласно ухнула и вылетела в открытую дверь.
- А вот это нам пригодится, - спокойно произнесла миссис Паркинсон, показывая дочери плащ-неведимку.
- Так и знала, что она у него есть, - воскликнула Панси. – Только так он мог столько раз выпутываться из неприятностей. Да, так будет намного легче. Мы можем спрятать его под мантией, и никто не заметит, что мы забрали его с собой.
Груоч улыбнулась:
- Вот и доказательство, что здесь он не был в безопасности.
Вместе они спустились вниз по ступенькам, невидимый Гарри и его чемодан летели вслед за ними. За ними.
- А что будет с ними, папа? – спросила Панси, посмотрев на магглов.
- Утром им придется придумывать убедительное оправдание для полиции о неожиданном исчезновении Гарри Поттера. Чуть позже, днем, мистера Дурсля в срочном порядке уволят. Единственное, на что он годен – раскладывать продукты на полках в супермаркете.
- Можешь освободить их? Я хочу им кое-что сказать, прежде чем мы уйдем.
- Конечно, дорогая.
Петуния и Вернон с удивлением принялись озираться по сторонам, но заметив палочки в руках своих гостей, испуганно завопили.
- Silencio, - пошипела Панси, направляя на них палочку.
- Сегодня, - начала она, - я пришла сюда повидаться со своим другом. Он один из самых храбрых, благородных и честных людей, которых я знаю. Я думала, что посмотрю, как он живет, и увижу людей, которые дали ему такое хорошее воспитание, и хотела попросить об очень важной услуге, но вместо этого я увидела семейку ненормальных, самых отвратительных магглов, которых я когда-либо встречала. И их слабоумного сыночка, надеющегося произвести на меня впечатление, забравшись ко мне под платье. Вы найдете своего сыночка-толстяка у него на кровати. Он без сознания. И еще у него челюсть сломана – за это можете поблагодарить меня. Ума не приложу, как Гарри удалось стать тем, кем он сейчас является в таком обществе.
Глаза Панси вспыхнули едва сдерживаемой яростью:
- Вы могли бы получить все – мы наградили бы вас за заботу о Гарри. Вы стали бы уважаемыми людьми, занимающими достойное место в вашем обществе, у вас была бы работа вашей мечты. А вместо этого вы остались ни с чем, и даже хуже, чем просто ни с чем. Мы забираем Гарри с собой. С нами он будет в безопасности.
- Но как же защита крови? – выпалила Петуния.
Панси безжалостно улыбнулась:
- Без Гарри вы лишаетесь защиты. Какая жалость.
Дурсли побледнели.
- А теперь послушайте меня… - рявкнул Вернон.
- Заткнись, глупый маггл, - презрительно улыбнулась Панси. – Ты сделал свой выбор и прими его с достоинством.
Она вздохнула с притворным сожалением:
- А еще у вас отвратительный вкус. У наших слуг и то комнаты получше.
Она резко развернулась и направилась к выходу. Гарри, все так же невидимый, медленно поплыл следом.
- А я поговорю с вами завтра, - радостно заявил Малколм. – И не забудьте, о чем я вам говорил.
Они вышли вслед за дочерью и невидимым Мальчиком-Который-Выжил.
Обратная дорога в поместье Паркинсонов проходила в молчании. Гарри лежал на заднем сидении, его голова покоилась на коленях Панси, и он все еще дрожал, даже укрытый одеялом и своим плащом-невидимкой.
Панси слегка поглаживала его волосы, одновременно пытаясь справиться со своим гневом. Ей безумно хотелось попросить отца вернуться, чтобы она могла сжечь дотла конуру этих магглов. У них был бы шанс – успели бы выбежать – спаслись бы.
- Как вы думаете, что с ним? – неожиданно спросила девушка у родителей, пытаясь думать о чем-то, кроме мести.
- Недоедание, магический грипп и, возможно, депрессия. С первыми двумя проблемами справится парочка зелий, а вот с последним будет посложнее.
Панси кивнула:
- Не проблема. Но я начинаю задаваться вопросом, что еще с ним не так. Как он собирался сражаться в таком состоянии? И что за игру, черт возьми, затеял Дамблдор?
- Не знаю, - вздохнул Малколм. – И люди еще называют нас недобрыми.
- Хорошо, - ответила Панси. – Вот что предлагаю я. Мы как можно быстрее поможем Гарри вернуть отличную физическую форму, а я помогу справиться ему с депрессией. Думаю, вполне подойдут слизеринские методы. А потом мы научим его сражаться по-настоящему. Я знаю, что в школе ему не было равных в магической дуэли, но это ни о чем не говорит. Папа, мы должны нанять лучшего наставника, чтобы он научил Гарри сражаться и не полагаться только на свою магию. Я помогу ему приобрести отличную физическую форму, в школе он неплохо проявлял себя на дуэлях и в Квиддитче, но сейчас, наверняка, он утратил свои способности
- Зачем ты все это делаешь, Панси? – осторожно спросила Груоч, повернувшись к дочери.
Девушка несколько секунд задумчиво смотрела в окно.
- Потому что он может стать тем будущим, о котором я мечтаю, - просто ответила она.
- У нас осталось шесть недель до начала занятий в Хогвардсе, - тем временем вслух размышлял Малколм, непринужденно управляя огромным Мерседесом. - Времени катастрофически мало, особенно чтобы научить вас обоих сражаться должным образом. Вам обоим придется использовать Маховик Времени.
- Неплохая идея, папа, - улыбнулась Панси, и напряжение постепенно отступило. Она и сама не знала, почему делает это все для Гарри. Его заброшенный и несчастный вид затронул что-то глубоко в ее сердце, хотя она и думала, что вряд ли это окажется кому-то под силу. Подумать только, даже в таком ужасном состоянии Гарри волновался, прежде всего, о других, а не о себе.
В целом мире не найти такого волшебника, он уникален. И она лучше других сможет убедить его в его неповторимости.
Когда они заехали под мост, их автомобиль замерцал и изменился. Теперь это был вместительный БМВ.

- Я уложу его в комнате, которая рядом с моей, - произнесла Панси, левитируя Гарри перед собой. – А потом и сама лягу спать. Увидимся за завтраком?
Малколм кивнул:
- Я подумаю, что мы сможем сделать ради его обучения.
- Нам придется заняться покупками и сжечь то недоразумение, что сейчас на нем.
Внезапно один из домовых эльфов открыл дверь, посмотрел на мальчика, которого они несли и с хлопком исчез.
- Что-то не так, - тихо пробормотала Груоч, доставая волшебную палочку. Муж рядом с нею проделал тоже самое.
Прежде чем они успели что-либо предпринять, перед ними появился еще один эльф. На нем было больше одежды, чем на любом другом эльфе и выражение его лица было более строгим.
- Что вы сделали с Гарри Поттером? - требовательно спросил он.
Прежде чем ее родители успели отреагировать, вперед выступила Панси:
- Ты ведь Добби?
Добби кивнул, ни высказывая не малейшего страха, пока она подходила к нему ближе.
- Мы всего лишь хотели навестить Гарри у Дурслей. Мы нашли его уже в таком состоянии. Мы собираемся вылечить его. – Панси специально использовала короткие предложения, не зная, как может отреагировать домовой эльф, а ей хотелось, чтобы он ее правильно понял.
- Профессор Дамблдор сэр сказал, что у Дурслей Гарри Поттер будет в безопасности, - возразил Добби, хмуро рассматривая Панси.
Девушка сдвинула мантию, показывая Добби изнеможенное лихорадочно горящее лицо Гарри.
- Возможно, он защищен от Волдеморта, но не от Дурслей или самого себя.
Добби задохнулся от ужаса, когда огромные глаза эльфа злобно прищурились.
- Не смей! – закричала Панси, зная, что он собирается сделать.
- Дамблдор неправ. Гарри Поттера сэра обижали. Добби заставит этих гадких магллов заплатить за все. Добби превратит их в свиней!
Панси медленно покачала головой.
- Тебе не нужно этого делать, - осторожно произнесла она. – Завтра Дурсли сдадутся маггловским властям за плохое обращение со своим подопечным. Старший Дурсль потеряет работу и не сможет найти другую. К том времени как папа закончит с ним, единственной подходящей работой для того ужасного маггла станет либо что-то опасное, либо что-то унизительное.
- Добби – свободный эльф. Добби может отомстить за Гарри Поттера сэра. Гарри Поттер сэр всегда хорошо относился к Добби, даже когда Добби был плохим.
Панси опустилась рядом с ним на колени, протянула руку и коснулась его плеча.
- А как ты думаешь, Гарри хотел бы, чтобы ты мстил?
Добби неохотно покачал головой.
- Гарри Поттер - великий и добрый волшебник.
Панси довольно кивнула.
- Почему бы вместо этого тебе не остаться с нами на лето? Тогда ты мог бы помочь мне заботиться о Гарри.
И без того огромные глаза Добби стали еще больше.
- Хозяйка говорит серьезно?
Панси торжественно кивнула:
- Мы будет только рады. И если ты согласен, можешь отнести Гарри в комнату, которая находится рядом с моей, а я пока приготовлю несколько зелий, чтобы ему стало лучше. Вещи Гарри лежат на заднем сидении машины.
Добби низко поклонился девушке, а потом развернулся и отправился в дом, леветируя неподвижное тело Гарри.
Панси повернулась к родителям, и с ее лица слетела маска показного добродушия.
- Кабинет?
Паркинсоны согласно кивнули и пошли вслед за дочерью в уютную комнату, заставленную стеллажами с книгами. Панси устроилась на одном из стульев, а родители сели напротив нее.
- Итак, - начала девушка, - сегодня мы знали, что, во-первых, Гарри заслужил невероятную преданность существ, которых большинство волшебников презирают, а во-вторых, что, пожалуй, более существенно, - домовые эльфы не так уж преданы нам, как мы предполагали.
- Да, это действительно очень интересно, - согласился мистер Паркинсон с дочерью. – Первому эльфу приказали – возможно, это был Добби – сразу же сообщить, если здесь появится Гарри. Можно предположить, что все домовым эльфам были отданы похожие приказы, так как Добби никак не мог узнать, что Гарри появится именно здесь. И, кажется, мы недооценивали их магические способности. Добби смог применить чары Левитации без волшебной палочки и без особых усилий!
- И что мы можем получить с этого? – спокойно поинтересовалась Груоч.
- Не уверен, что на данный момент мы можем что-либо предпринять. Сейчас мы не обладаем достаточным количеством информации. Однако, Панси, ты правильно поступила, попросив Добби остаться. Он может нам пригодится. Я рад, что ты доверилась своей интуиции.
Панси покраснела от похвалы отца.
- Во-первых, мы получили еще одного эльфа, который – это очевидно – достаточно сообразителен. Рядом с Гарри теперь будет кто-то знакомый, что очень пригодится, если он будет чувствовать себя неуютно в новом месте. Теперь у вас двоих есть телохранитель. В конечном итоге, вполне возможно, мы сможем получить из всего этого выгоду, - он замолчал, застывшим взглядом уставившись в никуда.
- Малколм?
Он неожиданно расплылся в улыбке и повернулся к родным.
- Сколько домовых эльфов прислуживают Пожирателям Смерти?
Панси пожала плечами, не понимая, куда клонит отец.
- Никто никогда не замечает их, - продолжил он тем временем: – а с их помощью можно создать великолепную шпионскую сеть. Гарри мог бы убедить Добби выяснить или найти для него что угодно. Жаль, что Волдеморт считает их бесполезными существами, в то время как их можно с умом использовать.
Панси широко улыбнулась:
- Значит, впервые в истории мы увидим, как древнейшие семьи Паркинсонов и Поттеров работают вместе. Честные и храбрые сотрудничают с умными и амбициозными.
Миссис Паркинсон тоже улыбнулась:
- Я верю, что мы выбрали верную сторону. Панси, мы достанем все, что понадобится Гарри. И не стоит волноваться о расходах. А теперь, почему бы тебе не принести Гарри несколько зелий из нашего хранилища?
- Да, мама, - произнесла Панси и вышла из кабинета.

Панси взяла два зелья из хранилища и только потом отправилась к Гарри. Парень лежал на кровати, уже укрытый одеялом, и выглядел намного опрятнее и чище, чем она помнила. Добби нигде не было видно, поэтому она подошла поближе к кровати и посмотрела на Гарри – совершенно очевидно, что он еще нуждался в помощи. Без своих нелепых очков он казался таким невинным, но в то же время сильным.
Она села на край кровати и нежно коснулась его лица.
Его ресницы вздрогнули, и он открыл глаза.
- Ангел? – спросил он тихо.
- Я здесь, Гарри. У меня здесь несколько зелий – нужно, чтобы ты их выпил…
Он с трудом кивнул, словно и это движение стоило ему неимоверных усилий.
- Я не хочу спать, - тихо пробормотал он. – Не хочу снова видеть их смерть.
- Ш-ш, - прошептала Панси, открывая первое зелье. – Обещаю, что сегодня ночью тебя больше не будут беспокоить кошмары.
Гарри взял ее за руку и попытался сфокусировать взгляд на ее лице.
- Спасибо тебе.
- Не за что, Гарри. А теперь выпей зелье – оно снимет жар.
Он безуспешно попытался сесть, и Панси быстро подскочила к нему. Гарри воспользовался ее помощью, негромко застонав от боли.
- Ш-ш, - прошептала девушка, поднося пузырек к его губам и наблюдая, как он глотает.
- Фу, - пробурчал он. – Это должно быть было что-то очень полезное. Зелье с таким гадостным вкусом не может быть плохим.
Панси негромко засмеялась:
- А теперь еще одно. У него вкус немного получше.
- Что это?.
- Питательное зелье. Нужно вернуть тебе прежнюю форму. Ты слишком долго ничего не ел.
- Ладно, - устало кивнул Гарри. – И правда, лучше, - ответил он, выпив содержимое второй бутылочки.
Панси улыбнулась и помогла Гарри вновь лечь.
- А почему ты помогаешь мне? - спросил Гарри. Очевидно, первое зелье уже начало действовать.
- Потому что мне нужна твоя помощь. Когда ты проснешься, я все тебе объясню.
Гарри протянул руку и коснулся ее пальцев. Очень медленно он поднес ее ладонь к губам и нежно поцеловал.
- Я обязан тебе жизнью, - прошептал он просто. – Я сделаю все, что будет в моих силах.
Его глаза закрылись, и он сразу же заснул.
Панси посмотрела на свои пальцы, с удивлением отметив, что они до сих пор дрожат.
Она насмешливо усмехнулась, когда осознала, что, несмотря на то, что говорила родителям, сама она не верила в то, что у Гарри могут появиться романтические чувства к ней. Единственное слабое место ее плана.
Она соскользнула с края кровати, направляясь к двери, соединяющей их комнаты.
Девушка забрала из своей комнаты пижаму и быстро вернулась.
Она беспечно повернулась к парню спиной и расстегнула молнию на своем платье – оно легким облачком упало к ее ногам. Внезапно она поняла, что ей очень хочется, чтобы сейчас на нее смотрели изумрудные глаза, очень хотела увидеть, как в них зажигается огонь желания.
Девушка вздрогнула и быстро натянула пижаму. Положив сережки на стол, она подошла к кровати.
Гарри вновь метался на кровати, захваченный новым кошмаром. Она задумалась, когда же он в последний раз по-настоящему спал. Мысленно она пообещала себе, что обязательно выскажет Дамблдору все, что она о нем думает. Девушка забралась в кровать и осторожно обняла парня, решив, что сегодня ночью не сомкнет глаз.
Гарри сразу же успокоился, как только она его коснулась. А вскоре девушка и сама спала, забыв о том, что собиралась не делать этого.

- Альбус, у нас неприятности! – донесся из камина взволнованный голос Арабеллы Фигг.
- Что случилось? – спокойно поинтересовался директор Хогвардса из-за своего стола. Рядом с ним сидели Минерва МакГонаггл и Северус Снейп.
- У дома Дурслей стоят три полицейские машины. Я не вижу, что они делают, но слышала их разговор о пропавшем мальчике и ужасном обращении с детьми. И говорили они не о Дадли. Его забрали в больницу со сломанной челюстью.
Альбус замер.
- Что случилось прошлым вечером?
- У Дурслей были какие-то гости-магглы. Они приехали на черном Мерседесе и уехали около десяти часов, вот и все. Защита была на месте.
- Так значит, Поттер сбежал? – хмыкнул Снейп. – Что, его завтрак не успели приготовить вовремя? Опоздали на пару минут?
Дамблдор укоризненно посмотрел на Мастера Зелий.
- Боюсь, что нет, Северус. Если бы ночью Гарри сбежал сам, сработали бы предупреждающие заклятия. Метла Гарри осталась в Хогвардсе, поэтому он не мог улететь.
МакГонаггл удивленно прислушивалась к разговору:
- Так, значит, он все еще в доме?
- Я на это надеюсь. Возможно, он просто спрятался под своей мантией, поскольку испугался людей из полиции. Арабелла, я немедленно отправляю туда Тонкс и Ремуса.

Спустя полчаса Тонкс в маггловском костюме подошла к дому Дурслей.
- Добрый день, я Трейси Джонс из социальной службы, - представилась она, показывая свое удостоверение.
- Ну, наконец-то вы приехали, - презрительно фыркнул полицейский. – А я уж было собирался извиниться перед ними и отпустить.
Тонкс удивленно выгнула бровь и поспешила зайти вовнутрь. Сейчас ее волосы были светло- русого цвета и собраны в пучок на затылке.
- Трейси Джонс из социальной службы, - вновь представилась она.
- Они здесь, - кивнула женщина-офицер в сторону кухни. – Если будут проблемы – вы только скажите, - она коснулась пальцами дубинки у себя на поясе, заставив, тем самым, аврора нервно вздрогнуть.
Как только Тонкс закрыла за собой дверь кухни, она достала палочку и быстро запечатала вход. А затем повернулась к Дурслям и грозно рыкнула:
- Где, черт возьми, Гарри?
- А! – воскликнул Вернон. – Вы одна из них?
Петуния уставилась на девушку безразличным взглядом, и ее равнодушное выражение лица подсказало Тонкс, что здесь не обошлось без заклинания, подавляющего волю.
- Да, я ведьма, - ответила она.
- И, значит, вы хотите выяснить, почему всю неделю мы старались держаться от мальчишки как можно дальше?
Девушка кивнула.
- У него была одна из ваших странных болезней, - охотно начала объяснять Петуния. – Мы не хотели подцепить эту заразу, да и бедняжка Даддлик тоже мог заразиться! Поэтому мы заперли мальчишку до приезда кого-нибудь из ваших.
- А почему вы никому не рассказали?
- И как бы мы это сделали? – спросил Вернон. – Эти ненормальные угрозами заставили нас обращаться с неблагодарным мальчишкой лучше, чем раньше, и нам пришлось согласиться. Мы позволили ему оставить свой сундук, чудовищные вещи и ненормальную сову. Но они не сказали, как с ними можно связаться. Что еще мы могли сделать?
- Заботиться о нем, - возмутилась Тонкс их равнодушию. – И что значит лучше, чем раньше?
Спустя тридцать чрезвычайно неприятных минут она задала простой вопрос:
- Почему?
- А почему бы и нет? – пожал плечами мистер Дурсль. – Он нам совсем не нужен. Почему мы должны были тратить на него свои деньги и время? У нас был свой сын, о котором мы старались заботиться должным образом.
Тонкс спрятала палочку и медленно вышла из комнаты, казалось, каждый шаг давался ей путем неимоверных усилий. Она была уверена, что на Дурслей наложили какое-то заклинание, не позволяющее говорить им о магии с теми, кто не является волшебником. С каждым шагом ее отпускало чудовищное напряжение, удушающее понимание, что она может ненавидеть до такой степени, что без долгих раздумий применила бы Круциатус.
- Неплохо поработали, - заметил один из офицеров. – Думаете, мы сможем добиться от них хоть одного связного предложения?
- Будь моя воля, - фыркнула Тонкс, - я бы до конца их дней запихнула бы их за решетку. – Она глубоко вздохнула. – Мне нужно осмотреть комнату мальчика.
- Второй этаж, последняя комната направо. Не очень привлекательное зрелище. Даже конура моих псов выглядит лучше.
Девушка быстро поднялась по ступенькам, вошла в комнату и плотно закрыла за собою дверь.
- Гарри! – позвала она, приняв то обличье, в котором он видел ее в последний раз, и поняла, что комната пустая. Достав палочку, она быстро прошептала несколько заклинаний, чтобы убедиться, что в комнате действительно никого нет.
Прикусив нижнюю губу, она вновь превратилась в Трейси и вышла из дому, пообещав прислать свой рапорт так быстро, как только сможет.
- Ну, и что там? – спросив Ремус, незаметно появившись возле девушки.
Тонкс яростно тряхнула головой.
- Мы отправляемся в Хогвардс. Я не собираюсь повторять эту историю дважды.
Вместе они аппарировали в Хогсмит, и, не задерживаясь отправились в Хогвардс, прямо в кабинет директора.
Тонкс без лишних церемоний подошла к столику в углу комнаты и налила себе огневиски, чтобы успокоиться и не проклясть Дамблдора.
- И чего вы ожидали, оставляя Гарри под опекой тупоголовых магглов? – требовательно спросила она, пристально уставившись на директора.
- То, что он будет воспитываться у своих родственников, без постоянной суматохи вокруг Мальчика-Который-Выжил, - спокойно произнес Альбус.
- А вы хоть раз поинтересовались, как ему там живется? – спросила она, словно не чувствуя, как Ремус предупреждающе сжал ее ладонь.
- Дом Арабеллы находится рядом, она присматривала за мальчиком.
- Я спрашиваю не об этом, - прошипела она. – Вы хоть раз видели, как они обращаются со своим племянником?
- Нет, - признался Дамблдор. – А в чем дело?
- Ему все-таки не успели приготовить завтрак вовремя? – фыркнул Снейп.
Тонкс отреагировала мгновенно – оказавшись рядом с профессором, она схватила его за горло и прижала к стене и приставила палочку к его подбородку.
- Сегодня я поняла, что могу ненавидеть до такой степени, что с легкостью применю Круциатус, – прорычала она ему в лицо. – И если я еще хоть раз услышу, что ты не лестно отзываешься о Гарри, клянусь, что приложу все усилия, чтобы сделать твою жизнь невыносимой.
Ее черные глаза зло впились в темные глаза Снейпа, а потом Тонкс отпустила Зельевара. Затем она повернулась к Дамблдору:
- Как вы могли оставить Гарри с этими ужасными магглами, которые на целую неделю бросили его абсолютно беспомощного? Как он мог воспитываться в подобном месте, где вынужден был спать в чулане под лестницей? Как он мог жить с людьми, которые даже не отвезли его в больницу, когда он сломал руку?
Глаза Дамблдора утратили свой привычный блеск:
- Объясни, пожалуйста.
Тонкс почти упала на стул и схватила Ремуса за руку. Безжизненным голосом девушка повторила все, что рассказали ей Дурсли о «воспитании» Гарри.
Закончив, она добавила:
- Похоже, Гарри подхватил магический грипп. Они не знали, как его вылечить, поэтому просто заперли мальчика в его комнате, опасаясь заразиться. Почему мы не дали им никаких средств, чтобы они могли с нами связаться?
- Арабелла присматривала за ним, и должна была сообщать о подобных случаях, - спокойно пояснил директор. – Она не могла знать, что происходит в доме…
- И где же сейчас Гарри? – прервал их Ремус, очевидно очень взволнованный.
- Я не знаю, - вздохнула Нимфадора. – Из его комнаты все пропало, даже Хедвиг нет.
- Но как? – пораженно спросил Люпин. – Я думал, что защита должна оберегать его от волшебников, но только волшебники могли забрать его.
- Я не знаю, - признался Альбус. – Но мы немедленно организуем поиски.
- Я выясню, известно ли что-нибудь Темному Лорду, - ответил Снейп.
- Я соберу оставшихся членов Ордена, - вздохнул директор и направился к камину. – Особенно мне не хочется сообщать плохие новости Молли.

Панси проснулась резко, словно от толчка, обнаружив, что за ней пристально наблюдает пара зеленых глаз.
- Где мои очки? – спокойно поинтересовался Гарри.
Панси перегнулась через парня и достала очки с прикроватной тумбочки. Она не собиралась засыпать здесь, и теперь не знала, как объяснить Поттеру, почему она провела ночь рядом с ним.
Часы на стене сообщили ей, что уже позднее утро, и она проспала намного больше, чем обычно.
Гарри надел очки, несколько раз моргнул и прямо посмотрел на девушку.
Панси почувствовала, что начинает краснеть.
- Значит, мне ничего не приснилось, - прошептал Гарри. – И прошлой ночью меня действительно спас ангел.
- И ты не боишься? – спросила она, осознав, что тот не испытывает ни малейшего страха.
- Из собственного опыта, - ответил он сухо, - я знаю, что у Волдеморта нет привычки спасать меня, поить лечебными зельями, ухаживать за мной, да еще и оставлять со мной симпатичную медсестру.
Панси почувствовала, что вновь покраснела.
- Я хочу узнать кто ты, и почему помогаешь мне, - закончил Гарри.
- Ты не узнаешь меня? – спросила Панси, неожиданно улыбнувшись.
Гарри хотел было покачать головой, но вдруг замер. Он наклонил голову и более внимательно посмотрел на нее, изучая ее лицо.
И рассмеялся, откидываясь на подушки.
- Ты не знаешь, какая сейчас температура в аду?
- Что?!
- Мне всего лишь интересно, успеет ли дьявол купить себе коньки?
- Ты себя хорошо чувствуешь? Кажется, у тебя вновь начинается бред…
Гарри вновь посмотрел на нее:
- Паркинсон, - ответил он резко, сейчас его голос утратил прежнюю дружелюбность.
- Мне больше нравится Панси, - прошептала девушка. – Послушай, если это что-то изменит, я могу извиниться за инспекционную комиссию Амбридж. И за то, что была такой сучкой все предыдущие пять лет.
Гарри продолжал смотреть на Панси. Девушка немного отодвинулась, но взгляда не отвела. Она почувствовала себя уязвимой, и это чувство ей очень не понравилось.
- Не помешало бы, - ответил Гарри.
Панси передернула плечами.
- Я прошу прошения, - ответила она просто. – Я думаю, что приняла лучшее решение для своей безопасности.
Она все еще чувствовала на себе его взгляд. Наконец, парень протянул ей руку.
- Привет. Я Гарри Поттер, - представился он.
- Панси Паркинсон, - улыбнулась она и пожала его руку в ответ. – А как ты узнал меня?
- Ну, хорошо. Во-первых, роскошная комната – совершенно очевидно, что ты богата. Это сужает круг поисков. Ты выглядишь девушкой моего возраста, и это делает круг поисков еще меньше. По всей видимости ты доверяешь мне, потому что провела ночь рядом, а это означает – мы с одного курса. Ты назвала меня Гарри, то есть мы разговаривали раньше – значит, ты из моего класса. Круг сужается до трех человек – тебя, Ханны и Дафны. Ты не похожа ни на Дафну, ни на Ханну, ни на саму себя.
- И как же ты узнал?
Гарри слегка улыбнулся:
- Я всегда чувствовал в тебе что-то неправильное, что-то фальшивое. И неожиданно сообразил, что ты была под заклинанием.
Панси захлопала в ладоши:
- Десять баллов Гриффиндору.
Гарри открыл рот, что бы добавить что-то еще, но его прервал громкий хлопок, сообщающий о появлении домового эльфа.
- Гарри Поттер сэр проснулся, - воскликнул Добби, и подбежал к парню, осторожно его обнимая.
- Привет, Добби, - ответил Гарри, легонько похлопав эльфа по спине.
- Дамблдор солгал Добби, Дамблдор говорил, что Гарри Поттер сэр в безопасности с теми ужасными магглами. Добби сожалеет, что сам не проверил.
Гарри поймал Добби, прежде чем тот успел что-нибудь сделать.
- Не наказывай себя. Это не твоя вина, - твердо ответил Поттер.
Добби кивнул и спрыгнул на пол.
- Хозяйка Парк’сон – добрая ведьма, Гарри Поттер сэр. Хозяйка Парк’сон спасла Гарри Поттера сэра. Домовые эльфы здесь очень счастливы, о них очень хорошо заботятся.
Гарри кивнул.
- Добби принесет через несколько минут завтрак для двоих, - ответил эльф и с хлопком исчез.
Панси наблюдала, как Гарри вновь касается оправы очков, а потом поворачивается к ней.
- Панси, - произнес он медленно с вернувшейся в голос теплотой и нежностью. – Красивое имя.
Девушка вернула ему улыбку.
- Как насчет того, что ты позволишь мне воспользоваться ванной, а во время завтрака мы поговорим?
- И ты повременишь со своими вопросами?
Гарри улыбнулся:
- Хозяйка Парк’сон – добрая ведьма. Я доверяю мнению Добби о людях.
Она кивнула и показала на дверь перед ней.
- Я оставлю мантию на кровати, и пока переоденусь сама.
Гарри плавно поднялся с кровати, словно не замечая, что на нем только боксеры. И внезапно усмехнулся:
- Очень жаль.
Панси вспыхнула, глядя, как он заходит ванную.
- Он флиртует со мной, совершенно определенно, - пробормотала она сама себе. – Но почему же я краснею как будто мне опять двенадцать?


Панси вернулась в спальню и протянула Гарри бутылочку с зельем:
- Тебе нужно пить больше питательных зелий, - пояснила она.
- Спасибо, - ответил парень, быстро выпив содержимое склянки.
- Итак, - вопросительно произнес Гарри, когда они сели завтракать.
Казалось, Добби решил, что Гарри сегодня больше не будет есть – Панси раньше никогда не видела такого плотного завтрака.
- И почему же всем известная слизеринка, союзница Драко Малфоя появляется в Литтл- Уингинге, спасая меня?
- Союзница? – удивлено переспросила Панси.
- Самое вежливое определение, которое я смог подобрать.
- Я ненавижу Драко, - начала она медленно. – Все эти годы я его ненавидела. До недавнего времени я полагала, что у меня нет выбора, поэтому я старалась всегда быть поблизости, исполняя роль обиженного щенка.
- И изменив свой внешний облик, - добавил Гарри, переходя к следующему блюду.
- Папа обучил меня гламурным чарам, и я сразу же применила их на практике. Я хотел, чтобы мои друзья любили меня не за мою внешность, а за мой характер. И я хотела, чтобы Драко пускал слюни, глядя на кого-нибудь другого.
- На Дафну, - кивнул Гарри.
- Как ты узнал?
- Ну, я же не слепой, - пожал плечами Гарри.
- Да уж, - задумчиво протянула Панси. – В общем, папа, кажется, в понедельник повздорил с Люциусом Малфоем, и тот побежал плакаться своему хозяину. Теперь мы в черном списке Волдеморта.
Гарри удивленно выгнул бровь:
- Значит, твои родители не Пожиратели Смерти?
- Нет.
- А я слышал, что все в твоей семье – темные маги, - удивился парень. Девушка не заметила в его голосе осуждения, только удивление.
- Распространенное мнение, - согласилась девушка. – Я бы не утверждала, что мы темные маги, однако в рамки узкого понятия о добрых магах мы тоже не попадаем. Мы всегда выбирали свой собственный путь – таково правило нашей семьи. Мы – единственная чистокровная семья, которая активно интересуется миром магглов. Магглы приносят нам много денег. Именно так мы тебя нашли. Папа владеет компанией по изготовлению дрелей, где работает твой дядя. И однажды он случайно услышал, как Дурсль рассказывает о тебе…
Гарри нахмурился:
- Уверен, он сказал обо мне много приятного, - саркастично произнес он.
- Несомненно, - в тон ответила ему Панси. И проблема заключается в том, что Волдеморт считает нас добрыми, а Дамблдор – злыми.
- Почему?
Панси вздохнула:
- Дамблдор считает, что не следует устанавливать подобные отношения с магглами. И он не желает видеть, что на самом деле благодаря нам многие люди живут гораздо лучше. Конечно, мы получаем с них деньги, но в то же время предоставляем работу пятнадцати тысячам человек. И если мы сейчас все бросим, многие из них окажутся на улице. Сейчас, похоже, каждый видит мир в черно-белом свете. Или делит его на Их и Нас. Мы же видим в мире множество оттенков серого. Мы можем быть жестокими, но в то же время оставаться очень честными. Мы не видим нужды лгать людям.
Мы приехали к тебе, потому что нам нужна твоя помощь. Только ты сможешь защитить меня от Драко в школе и только ты сможешь победить Волдеморта. Мы и подумать не могли, что увидим подобное. Мы не могли просто бросить тебя, беспомощного, с ними.
- А что случилось с Дурслями? - Гарри произнес это имя, как самое отвратительное ругательство.
Панси тонко усмехнулась:
- Папа немного поработал над ними. Сейчас единственное, что они делают – рассказывают всем, как они плохо с тобой обращались, но объяснить, куда ты пропал, не могут. Сегодня папа собирается уволить Дурсля и забрать его рабочую машину.
Гарри рассмеялся:
- А что с Дадли?
Панси протянула ему руку, показывая покрасневшие костяшки пальцев:
- Я сломала ему челюсть.
- Мне, наверное, следовало бы огорчиться, - признался Гарри. – Но я не собираюсь делать ничего подобного, - добавил он тихо. – Я думал, что умру там. В первую ночь, когда я вернулся к Дурслям, мне приснился кошмар, и я разбудил Вернона. Он запер меня и сказал, что я не получу еды, пока не перестану будить его по ночам. Я ничего не мог сделать, - Гарри прикрыл глазами и отложил вилку с ножом. – Мне пришлось доедать то, что оставила мне миссис Уизли перед моим отъездом.
Панси медленно кивнула, решив пока не касаться смерти Блека.
- Почему же ты никому ничего не рассказал?
- Дамблдор сказал, что из-за защиты крови я должен там жить. А я надеялся, что через несколько недель меня вытащат оттуда Уизли.
- Гарри, - мягко произнесла Панси. – Мы смогли найти тебя и забрать из дома Дурслей. Защита крови оказалась бесполезной. Если бы Волдеморт нашел тебя, он бы достаточно легко смог похитить тебя. Папа говорил, что Дамблдор надеется на безопасность благодаря неизвестности. И именно поэтому он не присоединился к Дамблдору – тот никогда не уделяет должного внимания деталям.
- И я одна из таких деталей, - горько отозвался Поттер.
- Я думала, вы с ним неплохо ладите.
- Уже нет, - покачал головой парень. – Во время нашего последнего разговора я разнес его кабинет. Я до тех пор оставался в неведении о многих важных вещах.
- Каких?
- Я могу тебе доверять? – его голос казался завораживающим и практически гипнотизировал ее.
- Да, - просто ответила девушка. Она понимала, что этого слова будет достаточно, чтобы Гарри поверил ей.
- Согласно первому истинному пророчеству Сибиллы Трелони я единственный, кто сможет убить Волдеморта. И не сможет жить спокойно один, пока будет жить другой.
- И все, что мог сделать Дамблдор – это отправить тебя к твоим ужасным родственникам?! – возмущенно воскликнула Панси.
- Ты о чем?
- Гарри, у тебя были специальные тренировки?
- Ну, вообще-то нет. На третьем курсе мне немного помог Ремус Люпин, но это все.
- Дамблдор хочет, чтобы ты проиграл?
Гарри выглядел немного растерянным.
- Что ты имеешь в виду?
- Гарри, сейчас я могу с легкостью убить тебя. Мама и папа тоже могут очень просто сделать это. Ты слаб, истощен и ужасно похудел; благодаря Квиддитчу у тебя еще осталась кое-какая мускулатура, но из-за плохого питания ты скоро лишился бы и этого. Ты плохо спал с тех пор, как вернулся из школы, и, ко всему прочему, ты в глубокой депрессии.
Гарри не стал возражать, молча выслушивая Панси.
- Это было жестоко, но честно, - пробормотал он. – Прошлой ночью ты сказала, что хотела попросить меня кое о чем.
- Мы между двух миров, Гарри, и нам нужна помощь. И даже более того, теперь мы знаем, что только ты можешь убить его. И мы предлагаем сделку. Мы помогаем тебе вернуть прежнюю форму, организовываем тренировки и обучаем многому новому. Ты же, в свою очередь, помогаешь нам выжить. – Она хитро усмехнулась. – И, может быть, поможешь получить нам с этого какую-то выгоду.
- Выгоду? – удивлено переспросил Поттер.
- В случае твоей победы Малфой потеряет все, и мы сможем прибрать к рукам его бизнес. Я хочу сделать из поместья Малфоев маггловский отель.
Гарри расхохотался.
Панси немного подалась вперед, заметив, что Гарри смотрит прямо на ее грудь.
- Я думала, из-за своих гриффиндорских принципов ты не воспримешь это так спокойно.
- Я много потерял из-за того, что стал гриффиндорцем, - прошептал он, глядя в окно. – Моих родителей, Седрика, Сириуса… я едва не лишился своей собственной жизни. Я делал все, что от меня ждали, все вернулись домой, а я остался голодать в той комнате. – Он повернул лицо к девушке. – Я понимаю, что я эгоист, но я хочу чувствовать себя в безопасности, я хочу просыпаться в тепле, хочу не ощущать больше чувства голода. Я хочу спокойно разговаривать с людьми о магии и жизни. Я хочу, чтобы никто не вздрагивал, когда я произношу имя Волдеморта.
- Ты не эгоист, Гарри, - произнесла Панси мягко. – Ты просто человек. Соглашайся на наше предложение и у тебя все это будет.
Гарри снова встретился с Панси глазами, рассматривая, изучая ее.
- Я согласен, - прошептал он, наконец. – Ты честно мне все рассказала, а я редко сталкиваюсь с подобной искренностью.
- Боюсь, теперь тебе придется привыкать, - раздался за спиной чужой голос, заставивший их обоих удивлено вздрогнуть.
- Гарри, познакомься с моей мамой, Груоч.
Поттер встал, немного поморщившись от боли, и подошел к женщине, протягивая руку.
Она протянула в ответ свою и довольно улыбнулась, когда парень наклонился и поцеловал ее руку.
- Я не вижу пятен крови, - ответил он, слегка улыбаясь.
- Неплохо, Гарри, - ответила она, удивленно приподняв бровь. – Не возражаешь, если я буду звать тебя по имени?
- Нисколько.
- Немногие волшебники знают, в честь кого мне дали это имя.
- Макбетт, - кивнул Гарри. – В прошлом году среди прочего мусора мой кузен оставил томик Шекспира в моей комнате.
- Сядь обратно, пока не потерял сознание, - спокойно ответила Груоч. – И доешь завтрак – не стоит огорчать Добби.
- Хорошо, мэм, - ответил Гарри, садясь на кровать.
- Подожди секунду, - Панси достала свою палочку и быстро наложила на еду подогревающие чары.
- Ты можешь пользоваться палочкой?
- Конечно, могу.
- Я имею в виду, за пределами Хогвардса. А как же отдел неправомерного использования колдовства волшебства?
- Ах, это, - Панси почувствовала себя глупо, потому что подумала, что Гарри – шовинист. Много лет назад папа применил к моей палочке дезориентирующее заклинание.
- Мы считаем, что детям следуют больше практиковать магию, конечно же, под присмотром родителей.
Гроуч поставила рядом с кроватью стул и села.
– Если хочешь, мы используем это заклинание и на тебе.
- Да, пожалуйста, - попросил Гарри.
- Сейчас, - она достала свою палочку и взяла его. Простое заклинание, и его палочкой можно пользоваться в любое время.
- Спасибо, а я могу проверить ее?
- Разумеется.
Гарри потянулся через стол и коснулся руки Панси.
Девушка удивленно посмотрела на него. После произнесенного заклинания Панси почувствовала легкое теплое прикосновение магии на коже.
- Никто не должен страдать из-за такого ублюдка, - улыбнулся он ей.
Панси подняла руку и посмотрела на костяшки своих пальцев – краснота почти полностью прошла.
- Спасибо тебе, - ответила девушка.
- Гарри, - вернулась их к разговору Груоч. – Я хочу, чтобы следующие несколько дней ты отдыхал, ел, принимал зелья и старался не переутомляться. Ты ведь был при смерти.
Гарри кивнул.
- И я хочу, чтобы ты поговорил с Панси о смерти.
Панси стояла близко и видела, как в глазах Гарри словно захлопнулась какая-то дверь, и лицо утратило всякое выражение.
- Тебе нужно научиться мириться со смертью, а сам ты не справишься. Панси может тебе помочь, и я уверена, у нее получится.
Панси согласно кивнула.
- Хорошо, - несмело улыбнулся парень
- И я считаю, что тебе не помешает принять душ. Выглядишь просто ужасно.

________
Несколько часов спустя посвежевший и довольный Гарри Поттер растянулся на кровати. Он не хотел спать, но и просто валяться в постели уже не хотелось. Как же его нынешнее самочувствие отличалось от прежнего!
Добби убрал грязные тарелки и радостно кивнул, заметив, сколько Гарри съел. Очевидно, эльф собирался лично заботиться о здоровье Гарри.
Панси со своей матерью отправились за покупками, оставив его одного.
Так непривычно было проснуться в темноте и увидеть рядом с собой красивую девушку. Крепко спящую девушку.
Воспоминания о предыдущей ночи постепенно становились отчетливее, и Гарри понял, что именно Панси спасла его. Он больше не жил в доме Дурслей, но даже если ему придется вернуться обратно, он будет рад и такой короткой передышке.
Но и после того, как он узнал настоящую Панси, ничего не изменилось. Гарри попросту слишком устал от лжи и притворства. Каждый требовал от него великих и добрых свершений, но никто не беспокоился о нем. Все волшебники Светлой стороны, кроме, конечно, Уизли, пытались использовать его.
Хотя, рано или поздно, Рон и Гермиона начали бы встречаться, и он остался бы совершенно один. Не то, что бы они говорили об этом, но все и так было ясно.
Он много думал о Джинни. Неодобрение Рона, в принципе, можно было бы пережить, но Джинни сделала свой выбор – она переросла свою детскую влюбленность и стала встречаться с Майклом, а потом и с Дином.
Панси, говорящая сейчас нормальным голосом и выглядящая удивительно хорошенькой, заинтересовала Гарри. Она была умной и спокойно произносила имя Волдеморта.
А еще Гарри очень понравилась мать Панси. Не такая эмоциональная и шумная как миссис Уизли, но по- своему заботливая. Она прямо сказала ему все, что думала, и ушла, оставив ему выбор самому принимать решение, стоит ли следовать ее совету или нет.
Необычное чувство свободы – с ним обращаются как с взрослым человеком. Гарри решил, что будет и вести себя соответственно. Раньше к нему относились как к ребенку, и он отвечал тем же. Но все случившееся заставило его немного повзрослеть.
Просьба Паркинсонов помочь им сражаться была удивительно честной и заманчивой. Они не скрывали, что намереваются получить свою выгоду, но в тоже время хотели помочь Гарри достичь успеха.
Дамблдор, Орден и все остальные никогда не спрашивали Гарри, хочет ли он сражаться, они всегда были уверены, что и он не подумает противиться их решению, что всегда будет рад осуществить их планы. А вот когда помощь понадобилась ему самому – рядом никого не оказалось.
Гарри понравилось, как Паркинсоны решают проблемы. Все просто: видишь проблему, составляешь план ее решения и следуешь ему. У них проблемы с Волдемортом? Решение – добиться того, чтобы Гарри Поттер им помог.
А еще здесь был Добби. Гарри понятия не имел, что домовой эльф делает в поместье Паркинсонов, но именно это и подтолкнуло его к принятию окончательного решения. По словам Добби Паркинсоны заботятся о своих эльфам. А еще Добби сказал, что Панси – добрая ведьма. Также Гарри не мог не заметить, что Добби говорит о Дамблдоре уже без прежнего восторга в голосе, как будто великий волшебник потерял уважение в глазах эльфа.
В конце концов, его мысли вернулись к Панси – девушке, которую он всегда считал восторженной и льстивой почитательницей Драко Малфоя. Гарри восхищался ее актерским способностями и тем, как она умело прятала свою истинную сущность. Как бы ему хотелось увидеть реакцию Малфоя, если бы Панси вдруг появилась в школе в своем истинном обличии.
Девушка, которой удалось сломать Дадли челюсть, а ведь младший Дурсль занимался боксом, и его били не первый раз. Девушка, которая всю жизнь беспрепятственно пользовалась магией дома. Прямолинейная девушка, которая не будет устраивать глупые игры, как Лаванда и Парвати.
Очень красивая девушка.
Постепенно Гарри уснул.
А вскоре вернулись и кошмары.

- Мам, как ты думаешь, это ему подойдет? – спросила Панси, показывая несколько мантий.
- Да, темно- зеленый будет ему к лицу.
- Отлично, - Панси добавила мантии к остальным вещам. – А еще лучше будет, когда он вернет прежнюю форму. Ато сейчас одни кожа и кости.
- Да? – хитро усмехнулась Груоч. – И когда ты успела увидеть нашего гостя без одежды?
Панси вспыхнула, утратив дар речи.
- Все в порядке, - на этот раз искренне улыбнулась ее мама. – Я знаю, что ты провела с ним ночь.
- Все было совсем не так, - запротестовала девушка. – Я всего лишь хотела, чтобы он спал без кошмаров.
- Я знаю, твой отец и я всегда старались обращаться с тобой, как со взрослой девушкой. И тебе решать, как себя вести. Просто будь осторожна.
- Мама, Гарри – не Драко. С ним я чувствую себя спокойно и в безопасности. Даже когда утешаю его. – Она шумно вздохнула. – Проблема в том, что он, кажется, не испытывает ко мне никаких чувств.
- Ты слишком торопишься, дорогая. Все было бы иначе, если бы вы были одного круга. На твоем месте я бы попыталась задать ему несколько наводящих вопросов, чтобы выяснить, если у него кто-нибудь на примете, и лишь потом завоевывать его. Так ты хотя бы будешь знать соперницу в лицо.
- Спасибо, мама, - Панси крепко обняла Груоч. – А сейчас нам нужно купить ему нижнее белье.
Миссис Паркинсон только выгнула бровь, желая подразнить дочь, и Панси с ужасом почувствовала, что в который раз за этот день краснеет.

Вернувшись в особняк, Панси оставила одного из эльфов разбирать покупки, а сама направилась прямиком в комнату Гарри.
И тяжело вздохнула, увидев, что ему снова сняться кошмары.
- Проснись, - тихо произнесла она, коснувшись его плеча.
Тяжело дыша, Гарри очнулся и тут же потянулся за очками. Как же ее герой собирается победить, если стоит только Волдеморту разбить его очки, и его противник окажется совершенно беспомощным? Мысленно Панси отметила, что нужно как можно скорее обсудить это с отцом.
- Спасибо, - пробормотал Гарри, когда она подала ему очки, и улыбнулся. – Ангел.
- Нам нужно поговорить, - сказала она мягко. – Если ты не можешь спать ночью, мне придется тебе помочь.
Гарри неохотно кивнул.
Панси прошлась по комнате, задергивая занавески. Комната погрузилась в темноту. Она подошла к столу и с помощью палочки зажгла несколько свеч. После этого сбросила туфли и села на кровать, упираясь локтями в колени.
- Зачем?
Она слегка улыбнулась:
- В темноте разговаривать легче, - ответила она все тем же тихим и спокойным голосом. – Мы спрятаны от жестокой реальности. Здесь только мы и мерцание свечей.
- Не думаю, что смогу, - прошептал Гарри, откидываясь на подушки. – Не знаю, смогу ли говорить о себе самом.
- Ты сможешь, Гарри. Ты разговариваешь с совсем другим человеком. Я не собираюсь судить, прав ты или нет. Я не буду говорить, что ты поступаешь глупо. Все что тебе нужно – довериться мне.
Неожиданно Гарри улыбнулся:
- Всего лишь?
Панси тихо рассмеялась.
- Что ты видишь, когда закрываешь глаза?
Гарри продолжал молчать. Пауза затянулась, но Панси ждала, зная, что любые слова могут вновь отдалить Гарри от нее.
- Сначала вижу глаза: зеленые, голубые и серые. Они смотрят на меня.
- Что еще они делают?
- Смотрят. Осуждают. Обвиняют.
- И что происходит потом?
- Они вновь показывают мне свою смерть. Я слышу крики моего отца, он просит мою маму забрать меня оттуда, я слышу звук его падающего тела. Я слышу, как мама произносит свое последнее заклинание и умирает. Я вижу Седрика, и в этот момент Волдеморт произносит: «Убей лишнего». Вижу, как Сириус падает за Завесу. Я вижу ужас на их лицах.
Гарри судорожно вздохнул.
- А потом они говорят, что я виноват. Они говорят, что я убил их. Если бы не я, они все еще были бы живы.
В неясном мерцании свечей было видно, как по щекам молодого человека катятся дорожки слез.
- Что ты знаешь о своих родителях?
- Мой отец был ничтожеством, а еще они с мамой любили друг друга.
- Твой отец был ничтожеством?
- Я видел его в мыслесливе Снейпа, - пояснил Гарри.
- А что такое мыслеслив?
- В нем хранят свои воспоминания.
- Снейп хорошо относился к твоему отцу?
- Нет, они были заклятыми врагами.
- Тогда почему же ты веришь его воспоминаниям?
Гарри удивленно моргнул.
- Что?
- Что ты думаешь о самом Снейпе?
- Он настоящий ублюдок, который ненавидит меня из-за моего отца.
- Так почему же ты веришь его воспоминаниям о Джеймсе Поттере?
Гарри смотрел на нее, не зная, что ответить.
- Хочешь, я расскажу то, что знаю о нем?
Гарри сразу же согласился.
- Джеймс Поттер был единственным ребенком Джойс и Роланда Поттеров. Он рос в особняке Поттеров и, как и положено в чистокровных семьях, был знаком с другими чистокровными наследниками. Он познакомился с Люциусом Малфоем, и тот ему очень не понравился. Также он познакомился с моим отцом.
В Хогвардсе вместе с Сириусом Блеком, Ремусом Люпином и Питером Петтигрю он устраивал настоящие беспорядки. Он был высокомерным и, возможно, немного жестоким. Но если бы не его шутки, он наверняка был бы самым лучшим парнем Хогвардса. Он всегда всем помогал. И даже одолжил одному парню из Равенкло свои карманные деньги, чтобы тот смог пригласить на свидание девушку из Слизерина. Джеймс тоже был знаком с этой слизеринкой и, хотя и не одобрял их отношений, все же помог тому равенкловцу. Равенкловец пригласил слизеринку в лучшее заведение Хогсмида и слизеринка впервые призналась, что ей нравится равенкловец.
Две года спустя после скандала, который потряс магическое общество, равенкловец женился на слизеринке. Это была скромная церемония, на которой присутствовали Джеймс и Лили Поттеры.
Люди не могли смириться, что чистокровная принцесса, единственная наследница всего родительского состояния, выбрала бедного парня из Равенкло.
- Но Джеймсу Поттеру было наплевать. Ему нравился равенкловец, а позже ему понравилась и слизеринка. Равенкловец превратился в великолепного, хоть и немного жестокого предпринимателя, и люди забыли, что когда-то он был бедным. Через год слизеринка забеременела и родила дочь. Нарушая семейные традиции, они назвали ее в честь Лили Поттер, дав своей дочери имя по названию цветка. Панси.
Гарри широко распахнул глаза и уставился на девушку:
- Твои родители были знакомы с моими?
Панси улыбаясь, кивнула.
- Знаешь, сколько раз я слышала эту историю, когда была маленькой? Очень, очень часто. Наши родители во многом расходились взглядами, но до самого конца они оставались друзьями.
- Значит, мой отец не был абсолютным мерзавцем?
- Нет, - улыбнулась Панси. – Он был не идеальным подростком, но он вырос человеком, о котором мои родители отзываются с уважением. А они не часто говорят о ком-то с уважением. Мой отец, говорит, что когда ты родился, Джеймс был в полном восторге. Он не спал целый день до этого, но первое, что он сделал, после того как узнал, что у него сын – сообщил через камин моим родителям о радостном событии. Они никогда не видели его таким счастливым. Конечно, они ничего не могли сделать сами, скоро должна была родиться я.
Из-за войны мои родители увезли меня во Францию, где мы жили целый год, но наши родители продолжали общаться. Джеймс был примерным отцом, который безумно гордился своим ребенком. Он только и мог, что говорить, как они с Лили тебя любят. И ты не убивал их Гарри. Их убил Волдеморт.
- Мама пожертвовала своей жизнью ради меня, - хриплым голосом ответил Гарри, когда они вернулись к прежней теме.
- Неправда.
- Что? – воскликнул парень, резко сев на кровати.
- Твоя мать погибла, - резко ответила Панси. – В вашем доме был Волдеморт и целый отряд Пожирателей, которым было приказано убить вас всех. Твоя мать ничего не могла сделать, ее все равно убили бы. То, что она тебе дала – настоящий дар. Конечно, ты должен быть благодарен ей, но единственное, чем ты сможешь отплатить ей – вырасти тем человеком, каким хотели тебя видеть Лили и Джеймс Поттеры.
Гарри застыл, не сводя с нее взгляда.
- Возможно, она и умерла за тебя, но не из-за тебя. Она погибла из-за Волдеморта.
Парень обессилено откинулся на подушки и кивнул.
- И из того, что я вижу, - хитро усмехнулась Панси, - ты отлично справляешься со своим заданием.
- Ты правда так думаешь?
Панси почувствовала, как ее сердце забилось быстрее из-за отчаянной надежды в его голосе.
- Несомненно!
В комнате воцарилась спокойная уютная тишина.
- А что случилось с Диггори? – вернулась к их разговору Панси. Девушка чувствовала, что только она сможет вытянуть все из Гарри, потому что он до сих пор смущен и огорчен недавними событиями. А она не хотела бы упускать свой шанс.
Равнодушным голосом Гарри рассказал о трех заданиях, рассказал, как они вдвоем дотронулись до кубка и перенеслись на кладбище. Панси почувствовала легкий укол вины, вспомнив значки «Поттер-вонючка», но быстро подавила в себе столь несвоевременное чувство.
- И почему же ты чувствуешь свою вину? – спросила она, когда Гарри закончил.
- Если бы не я, он был бы жив.
- Объясни мне кое-что, - спокойно попросила Панси. – Тебе обязательно испытывать чувство вины?
- Нет, - последовал короткий ответ.
Панси неслышно вздохнула.
- Гарри, представь, что ты стоишь перед двумя закрытыми комнатами. Если зайдешь через правую дверь, увидишь комнату со спящим львом, а если зайдешь через левую, то увидишь комнату, полную еды. Какую дверь выберешь?
- Левую, - удивлено ответил Гарри на такой глупый вопрос.
- В правой комнате не было льва, - тихо произнесла Панси. – Я солгала, потому что хотела, чтобы ты попал в левую комнату.
Она чувствовала на себе его взгляд.
- Я не понимаю.
- Ты принимаешь решение согласно тому, что ты знаешь в данный момент. Из того, что ты знал, получалось, что ты поступаешь очень великодушно. Но кто-то в это время манипулировал тобой. И этот кто-то убил Седрика. Не ты. Волдеморт убил Седрика. Ты же вернул его тело родителям, несмотря на сломанную ногу. Ты выжил.
- Благодаря слепой удаче, а не собственным знаниям, - прервал ее Поттер.
- Лучше быть удачливым и живым, чем умным, но мертвым, - ответила девушка. – Теперь понимаешь? Ты не убивал Седрика, это сделал Волдеморт. Если бы ты поступил иначе, то не был бы тем человеком, какого мечтали воспитать твои родители. И когда ты думаешь о Седрике, напоминай себе, что он погиб из-за Волдеморта, - Панси понимала, что повторяется, но ей хотелось раз и навсегда убедить Гарри.
Наконец-то Гарри кивнул.
- Но я определенно виноват в смерти Сириуса. Если бы я только подумал и использовал зеркало, то не отправился бы в Министерство Магии. А если бы я старательнее занимался со Снейпом окклюменцией…
- Одна ошибка, Гарри. Ты допустил одну-единственную ошибку. Это не значит, что ты его убил.
- Но, если бы не моя ошибка, ничего этого бы не случилось.
Панси так резко мотнула головой, что ее волосы рассыпались по плечам.
- Нет. Ты пытался поступить верно. А сколько в прошлом году ты вытерпел от учителей? Я знаю, что Амбридж превратила твою жизнь в ад. А что делал в это время Дамблдор?
- Он избегал меня, - прошептал Гарри.
Панси презрительно фыркнула.
- Почему-то я не удивлена. Послушай меня внимательно, Гарри. Да, ты допустил ошибку. Ты должен вынести из нее урок, но ты не убивал Сириуса.
- Нет, я виноват, - возразил Гарри.
- Ты не можешь из-за одной ошибки постоянно чувствовать себя виноватым, - Панси понимала, что говорит все громчено не могла остановиться. – Ты сделал то, что считал на тот момент самым правильным.
- Мне следовало бы больше думать перед тем, как что-то предпринимать.
- Ты не идеален. У тебя на плечах лежит огромное бремя, поэтому ты и действовал инстинктивно. Ты заботился не о себе, а о близком человеке.
- Из-за меня пострадали мои друзья.
- Да, они твои друзья, но они взрослые люди и сами способны принимать решения. Они сделали свой выбор и присоединились к тебе. Они знали, что рискуют, так же как и Сириус знал, на что идет, когда бросился тебе на помощь.
- Но…
- Проклятие, Гарри! - Панси поняла, что уже кричит. – Черт возьми, это не твоя вина! Почему ты такой упрямый? Каждый совершает ошибки. Никто не идеален.
- Да что ты можешь об этом знать? – фыркнул Гарри.
Панси закрыла глаза, чувствуя, как по щекам катятся слезы. Она вернулась в свои кошмары.
- Мне было одиннадцать, - прошептала она сквозь слезы. – Я летала со своим кузеном, ему было тринадцать. Мы веселились, стараясь доказать, кто из нас лучший. И я поспорила, что он не сможет пролететь через яблоневый сад. Он рассмеялся и сказал, что, конечно же, сможет. Он летел очень низко и смеялся. А я только подбадривала его.
Панси перевела дыхание.
- Он переоценил свои силы, и на полпути обратно он на полной скорости врезался в дерево. Я видела, как он падает. Я закричала. Я кричала, не в силах остановиться. Я знала, что он погиб. И знала, что это моя вина. Если бы не наш спор, он, скорее всего, был бы сейчас жив.
Панси почувствовала, как Гарри пододвинулся ближе и обнял ее, неловко поглаживая по спине.
- Прости, - прошептал он. – Я забыл, что у остальных людей тоже есть чувства.
Панси тихо всхлипнула.
- Я не идеальна, Гарри, как и все остальные. Я очень долго винила себя, думая над тем, как бы все было, если бы… Если бы я не спорила, а он не летел через тот сад. Если бы ветер дул в другую сторону, он бы пролетел мимо дерева. Папа разговорил меня, мой разговор с тобой очень похож на тот, который был между нами. Папа сказал мне тогда: «Скорбь по умершим – иллюзия. Смерть – это всего лишь смерть.»
- Что это значит? – тихо спросил Гарри. Панси практически чувствовала его дыхание на своей коже.
- Что смерть неизбежна. Рано или поздно все умирают. Не важно, сколько бы мы не пытались, она все равно придет. Сириус погиб. Возможно, его время еще не пришло, но все рано твой вины здесь нет. Его убил Волдеморт. Так же, как и Седрика.
- Но…
- Да, я знаю, что он не убивал Седрика или Сириуса лично, но это не важно. Волдеморт единственный ответственен за их смерти. Гарри, ты не можешь сдаться, потому что только ты сможешь отомстить за Сириуса. И за Седрика. Ты единственный, кто сможет отомстить за твоих родителей.
Гарри глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду.
- Я пытался наложить на Беллатрикс Круциатус, - признался он едва слышно.
- Всего лишь попытался? – кажется, Панси была немного разочарована.
Гарри удивленно скинул голову, рассматривая ее в неясном свете свечей.
- Это не огорчило тебя?
- Эта сучка толкнула твоего крестного за Завесу. Она заслужила, - Панси, наконец, справилась со слезами.
Гарри неуверенно улыбнулся:
- Ты удивительная девушка, - прошептал он.
- Я – это всего лишь я, Гарри, - слегка улыбнулась Панси в ответ.
- Ладно, - пробормотал Гарри, ложась на кровать. – Думаю, мне нужно немного поспать.
Панси кивнула и, подобрав ноги, легла рядом.
- Гарри, прими то, что близких тебе людей уже нет. Поверь, что это не твоя вина. Согласись с тем, что собираешься отмстить за них.
- Хорошо, - прошептал Гарри, медленно закрывая глаза.

И когда он заснул, он, как всегда, вновь увидел их.
- Простите, - прошептал он им. – Но я не виноват. Вас убил Волдеморт, а я собираюсь убить его.
И люди, в чьей смерти он все это время винил себя, понимающе кивнули и исчезли, один за другим, оставляя его спящим в одиночестве, но без кошмаров.
__________________________________
*Pansy (англ) - анютины глазки.

**Перевод: М. Лозинский
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100